Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Синкретика, как она есть
Проза без рубрики
Автор: Чеширский_Кот
Все совпадения имён, как с реальностью, так и с другими произведениями, считать случайными.
АВТОР.


В запой сорвался я случайно -
сидел, и тупо водку жрал,
а на плите – забытый чайник
в кипеньи тихо умирал….


* * * * * *

Хмарь вечерних переулков дурманила и расслабляла, но в то же время и настораживала. Настораживала - потому что ещё бабушка Гроги говорила ему: Не верь, внучок, красивым словесам. Сломают нос – научишься и сам. Любила бабушка Гроги рифмовать что ни попадя. Но – и сама не убереглась. Сломал ей нос какой-то заезжий тролль из Кирота. Просто так сломал, ни за что. Да и есть ли подобные понятия у троллей?....
Кот оторвался от клавы, протёр слезящиеся на холоде глаза и потянулся за бутылкой. От беспредела «Теплосети» спасали только лишь эти обогреватели. Да и хрен бы с ними, со всеми. Что бы такое позаковыристей придумать – вот это действительно важный вопрос. Чтобы читатели то рыдали, то в изнеможении падали под стол, то тихо и непредвзято грустили. Коньяк огненной волной прокатился по пищеводу, и реальность вновь заклубилась дурманом Вневременья. Эта методика была испытана и надёжна. Даже – благонадёжна, как сказал бы Миша Булгаков. Лапы привычно, без участия мозга, побежали в свой неповторимый бег по клавиатуре.
- Тролль. Хочу замочить тролля. Может тогда мне станет чуть полегче, - вслух произнёс Морлик. Это имя ему выбрала именно бабушка, в надежде, что имя, каким-то неисповедимым образом повлияет на его магические способности. Способность у всех крЫсей - так именовался его род - была во все времена одна – наводить мороки, но проявлялась она в разной степени. Основная масса не шла дальше того, чтобы визуализировать себе тарелку с ялусом – основной пищей крЫсей. Так или иначе – молитвы бабушки не прошли мимо властителей Срединного мира, и Морлик уже в юном возрасте использовал её - эту способность - даря баснословно богатые подарки девушкам своего племени. Девушки – не то что были тупы – но верили и отдавались. Но пришло время зрелости, и нашему герою захотелось реальных подвигов, подобных тем, что пересказывались стариками на больших праздниках. Конечно, он понимал, что две трети этих россказней – голимое враньё - способности его работали и в обратную сторону, распознавая ложь - но вот… Почему бы не стать первым, о ком будущим сказителям не придётся врать? ….
- Так. Принять ещё стопочку. Но - до чего ж хорош коньяк!....
Замочить Тролля. Это было проще сказать, чем сделать. По факту – этого не было никогда. Маленькие, тощие тушки крЫсей - ну никак не годились на предмет воинов. Мародёров – да. Но не бойцов. Обшмонать тушу убитого тролля – было делом почти что святым - по сути из таких поступков и вырастали легенды, в дальнейшем пересказываемые из поколения в поколение и, естественно, обрастающие такими подробностями, что им позавидовал бы самый славный рыцарь Объединённого Королевства. Но вот реально замочить… С детства крЫсям вбивали в голову поговорку: Не ищи тролля – он сам тебя найдёт - но сейчас был как раз тот, другой случай. Чтобы тролля замочить – его нужно было сначала найти.
Морлик выбрал самый простой способ. Выйдя вечерком к продуктовой лавке старого ЖлОба, он повесил на доску объявлений коряво написанный плакат: Тролли – козлы!!!, и благополучно оставшись никем не замеченным, стал наблюдать из окошка своей избушки, благо она располагалась совсем рядом. Он ждал до темноты, а потом просто лёг спать. Утром же, проснувшись, он отсозерцал некоторые изменения на доске объявлений. Его плакат валялся рядом, сорванный и растоптанный, а на доске, ещё крупнее, светилась, фосфорецируя, надпись: Поймаю – убью, урод!!! Не поймаю – хана всей деревне….
………………………………………………………………………………………………….
Да! Об этом реально и конкретно будут петь менестрели! В тот раз ему удалось создать офигенно наворочанный морок - бедняга тролль просто тупо метался между двумя огромными монстрами, а потом благополучно скончался от страха, в околонаучных кругах называемого банальной остановкой сердца. Сердца! Да имеется ли оно у троллей?... Добил он его простой штакетиной от забора, и гордо встал рядом, водрузив тощую ножку на грудину поверженного. Собралась толпа. Смотрели, цокали языками, дрожали. Но не нашлось среди этого гнилья ни одного менестреля, способного увековечить сей подвиг в веках. Да и бог с ними. Ещё будет у них повод прославить его. А ныне – может и не стоит поднимать большую шумиху? Тролли ходят поодиночке - но - не дай бог вдруг соберутся кучкой! Разнесут ведь всё здесь на хрен. За себя-то он не боялся, да и за деревню тоже - не велика корысть - но была в этой деревне одна девчушка, ради которой он - хотя и себе бы не признался в этом - это всё и замутил. Ну, не велась она на его мороки. Не чета другим была девица. Пробовал он и на ней свои способности. Но - получилось обратное. Девица вообще перестала выходить на его призывные песни-заклинания. Нет, один раз всё-таки вышла. И сказала ему всё, что о нём думает… её папа. Запретил он ей категорически общаться со смутьяном. - Ну, да и хрен с ней, - сказал себе Морлик… но сердцу не прикажешь.
Вышло так, что за этот подвиг его изгнали из деревни, дав напутствие поскорее скукожиться под неисповедимой лапой первого встречного тролля. И плакаты об этом развесили мили на три по всем направлениям - аж дотуда, где кончались общественные поля, засеянные ялусом. И он ушёл. Ушёл с гордо поднятой головой, произнеся пророчество, озвучивающее его истинное положение в мире вещей, и что они ещё пожалеют и позовут его на помощь, и что вот тогда он ещё очень хорошо подумает, прежде чем связаться с этими крысёнышами. Деревня обиделась - так их не называл ещё никто - и вслед Морлику полетели тухлые помидоры и проклятия - впрочем, недалеко. И время поглотило их.
Три тролля уже были на счету у Морлика - три!!!. Но некая наука, имеющая под собой невообразимое количество лет и имён, говорила о цифре четыре. Это было полное число, после которого перерождение можно было считать полностью завершённым…. Но… пора менять место и время действия…
………………………………………………………………………………………………….
В Объединённом королевстве царила смута. Мало того, что, не далее, как вчера, восемь троллей, объединённых плакатом: «Даёшь правокачание!» ворвались на Ратушную площадь. С ними-то как раз справиться было легко. Стоило только обратиться за советом к придворному магу Зенсиусу, и он сходу всё расставил по местам. По многовековым данным было однозначно известно, что тролли никогда не действуют группами, и, если это произошло – надо однозначно искать объединяющий фактор. В том, что дворцовый маг не ошибался, король Зехериус семнадцатый убедился сразу, расстреляв из пушек плакаты несомые троллями. После уничтожения плакатов тролли сразу из конгломерата превратились в кучку обособленных особей, даже не совсем понимающих, как они сюда попали. А где-то на далёкой периферии Морлик довольно потирал свои тощие ручонки – всё развивалось по намеченному им плану. Второй неприятностью стало появление в рядах придворной знати некоего незнакомца, по имени Максимилиан Грэй. Причём явственно обозначилось, что этот незнакомец, появившись как чёртик из волшебной коробочки, вдруг занял очень видное место в обществе - место личного друга принца Антониони. Где и как он сподобился этой великой милости – было неясно, хотя и ходили какие-то слухи. Барон Порнофем попытался было перебить лидерство у новоприбывшего, но, после парочки сальных анекдотов и стального взгляда незнакомца – вынужден был ретироваться, сделав для себя вывод, достигший ушей придворных: Это секта «Коза Ностра». Они коз… того…. Поэтому и не ведутся на нормальные рефлексы.
- Не, вот меня снесло! – Кот достал из кармана сигарету и зажигалку. – Кстати! Вот косяк большинства авторов. Либо у них герои никогда не слышали о сигаретах, либо – наоборот – шмалят одну за другой, по поводу и без оного. А! Чёрт! Жена же запрещает дома курить. Ладно, пойду на крыльцо…
………………………………………………………………………………………………….
- Хорошо пишется после вовремя скуренной сигареты. Нет, это не реклама, и не надо травить на меня полицию нравов. Есть в нашем мире грехи и пострашнее. Поехали дальше….
…. Морлик закурил и откинулся на спинку кресла. Да, да, именно кресла. Простые безспинковые табуретки, практикуемые в его глубинке стали для него анахронизмом. Впрочем, этого слова он ещё не знал. Это всё крылось в необозримом будущем….
- Твою мать! – Кот сплюнул себе под ноги и быстро растёр плевок ногой – не увидела бы жена. – Слова-то какие мудрёные! Извращенец какой-то этот его Морлик. По виду – нормальный пацан, троллей мочит, но выражается, как местечковый педик. Его бы к нам, в Сюртук - глядишь, и научился бы нормальным словам. Анахронизьм! Придумают же!....
Девочка из глубинки так и осталась там, в глубинке. Это было плохо, это было стрёмно, это было… Да, это было, и от этого было некуда деться. А на х… А на х… Анахронизьм – однем словом. Пережиток прошлого. Рудимент. АТАВИЗЬМ!!! Мать вашу!!!
Именно так думал Морлик, мусоля во рту непривычную сигарету. И не хочется - а положено. С сигаретой он солиднее выглядит. А солидность – это наше всё. Это клиенты, это текущие полноводной рекой бабки, это исполненные желания, которых, в общем-то и нет - это ВЛАСТЬ!!! А власть позволяет многое – хотя бы вот так беспечно сидеть в уютном кресле, зная, что никто тебя не потревожит….
- Сеньор Морлик! Сеньор Морлик!!! – голос его помощника по делам ворвался, как визг милицейской сирены. Впрочем - нет. Это тоже оттуда – из другой жизни. – Сеньор Морлик, вас тут ТРЕБУЮТ!!!!!!
- А пойду-ка я спать… - Кот налил ещё тридцать граммов коньяка, выпил, закусил, и не спеша двинулся к входной двери - перед сном следовало покурить….
………………………………………………………………………………………………
А снилась всю ночь Коту какая-то странная хрень - вроде и не Кот он вовсе, и даже не Паша Мамырский, а персонаж какой-то странной игры, и управляет им - чтобы не сказать – доминирует – какой-то неизвестный АВТОР… Неизвестный ни науке, ни мистике. Сидит этот Паша, со странной фамилией Солодовников, в тёплой куртке с капюшоном перед компьютером, квасит Казахстанский коньяк, и гонит по-чёрному, оправдывая перед самим собой свой бред тем, что зима нынче уродилась оченно уж холодная. Да и хрен бы с ним - с этим Пашей Солодовниковым. Писал бы себе мемуары, что ли. Дык, нет. Придумал он себе персонажа – Чеширского Кота – и измывается над ним, как душа ляжет. А душа – она и есть душа – в разные позы она умеет ложиться. Проституированная душа – прямо сказать. И всё бы оно ничего - вот только сама мысль о том, что он, Чешир, такой же придуманный персонаж, как и Морлик – ничуть не грела. Или наоборот – грела уж слишком сильно.
Кот проснулся в холодном поту, и долго вылизывался. Это во второй раз. А в первый раз он проснулся именно тем самым Пашей Солодовниковым. Зафиксировался. Знал, что видит сон. Посмотрел на себя – то бишь, на НЕГО в зеркало. Ничего особенного. Обычный уродец, как это зачастую и бывает у человеков. Рожа небритая, перекошенная от длительного запоя и зубной боли.. – может это задумка ещё одного невидимого автора? – грязный, зачуханный… Тьфу, однем словом. Смотреть не на что. А туда же – АВТОР, мать его за ногу! Вылизался хоть бы что ли…
Ладно. Сон – сном, а героев надо двигать. Чтоб не заплесневели. Плесень только на сыре хороша. Поехали…
…. Четвёртый тролль достался с трудом. Ну, не желал он идти на выставленный Морликом морок ни в какую. Пришлось импровизировать. Прикинувшись дауном, Морлик подошёл к нему вплотную - насколько позволяли правила - и проблеял: Дяденька Тролль! РОССИЯ ГИБНЕТ!!!!.... Смысла этих слов он не понимал - смысл подсказываемых ему откуда-то сверху заклинаний не нуждался в осмыслении. Но – произошло чудо! В ответ на это заклинание, тролль вдруг выпрямился, и начал лупить себя кулаком в грудь. Пока не забил до смерти.
- Понял! Понял, скотинушка! – Паша Солодовников нервно потёр руки и налил в маленькую рюмочку коньяка – из больших бокалов коньяк пили только тролли…
…. Мигание агента. Оля Пащенко. – Кыс, ты как? … - Так, кто я? Ага. Сейчас я Кыс - значит, Чешир. – Ась? Туточки я. – У Миры сёдня днюха. Напишешь чё-нить? – Без проблем. В комментах. А то Вадик убъёт. А я ж – просто, по человечески…. Как там Лёва? – Рифмуется. – Передай - пусть порычит… …….
…. Антониони - ох и придумали ж предки для него имечко - прохаживался по балюстраде дворца, ковыряясь в зубах - цыплёнок табака поданный сегодня на завтрак был недожаренным. Должен был подойти Макс, но что-то он сегодня запаздывал. А! Вот и он.
- Мой принц! – безукоризненная улыбка во все 98 зубов. Или сколько их там? Щас начнёт свои отмазки – они у него особенно хорошо получаются по утрам.
- Ай-ай-ай! – смешливо говорит Макс. – А ышшо прынц! А хто это, ежли не секрет, покинулА апартаменты Вашего Высочества между два сорок четыре тридцать семь, и два сорок четыре тридцать семь с половиной? Я отследил её до минус семнадцать минут. После вас она имела сношение с бароном фон Гольстрибом, затем с четвёркой солдат из кассационного ополчения, затем сдавала выручку. Сорок одна тысяча двести пятнадцать тугриков, не считая зажиленных. Принц! Сотрите с лица блаженную улыбку! Это обыкновенная блядь. Хотя, нет. Необыкновенная….
- А откуда ты последнее знаешь? - спрашивает принц, начиная прозревать.
- Тони, - фамильярно расплывается в улыбке секьюрити, - у нас с ней было целых семнадцать минут. Я же просил тебя внимательнее слушать мои доклады…
…………………………………………………………………………………………………

Так. Пора делать укол. Укольчик. Уколище, мать его. Кетонал с ношпой. Только он один и спасает от регулярно приходящей… нет, возвращающейся, боли. Хотя нет, вру. Кетонал в таблетках. А укол – какой-то антибиотик с лидокаином. Но – жопа боится. Жопа дрожит. Весь мир дрожит, тело сейчас – один сплошной нерв, и прямо-таки на расстоянии чувствует эту нацеленную на него антенну. Антенну иглы. Или иглу антенны. Мир – как огромная жопа – есть ли более поэтическое сравнение у этой кучи старой рухляди? И пусть банально, пусть. Когда игла протыкает границу реальности – понятие банальности исчезает. Прячется в пещеру.
Тролли закончились. Бляди – тоже. Морлика обуяла тоска. Он утратил смысл жизни.
- Самому что-ли стать троллем? – раздумывал он мучительно, ковыряясь пальцем в носу. Козявка попалась настырная, никак не хотела выковыриваться, да ведь и он тоже не пальцем делан. Вытащил. Отсозерцал и выбросил. Собаке – собачья смерть. А ночью накинул на себя личину одного из убиенных им троллей и пошёл пугать близлежащее селение. Никто не отозвался. Лишь один то ли полусонный, то ли полупьяный мужичок выполз на крыльцо, поглядел непонимающе, и снова ушёл спать. Морлик расстроился. Пришлось показать этим гадам, чего он стоит. Он походя обрушил парочку крыш, столб для объявлений и оборвал верёвку с бельём. Пусть знают, и не расслабляются. Вообще нюх потеряли, сволота. Вот и делай после этого добрые дела.
Принц Антониони со своим новым дружком уехали мочить какого-то очередного колдуна – это у них стало чем-то вроде традиции. Этакое воскресное сафари. Каждое воскресенье на центральной площади перед дворцом выставлялся новый шест с отрубленной головой смельчака. Где-то в вечности король Камелота Утер нервно курил в тёмной нише, запахнувшись в изъеденный молью плед – его слава магиеборца тускнела день ото дня. А в Нижнем мире незабвенный хан Эрлик собрал наконец консилиум мелких богов тьмы. На повестке дня стояло обнищание и упадок всего Нижнего мира – не менее. Долго они смотрели в свой хрустальный шар, пытаясь выявить причину столь быстрого регресса, но так и не нашли её ни в Верхнем ни в Срединном мире. Не оттуда шла реальная опасность. Не оттуда….
А шла она реально из какого-то уж совсем непонятного мира, не обозначенного ни на одной карте – Четвёртого. Какая извращённая фантазия придумала этот дурацкий мир с его дурацкими законами – было неясно. Но стали поступать сигналы и с Верхнего мира. Оказывается, не далее как вчера, было замочено аж три светлых волшебника. Баланс сил при сравнении оказался примерно равным нулю. Вот почему Основатель мира даже не шелохнулся в своём киноварном гробу. Не шелохнулся, не проснулся и не вмешался. Не чесалось у него. Не было в этом инциденте борьбы света и тьмы – просто тупые убийства служителей Древней Силы. Принято было решение разбудить его волевым актом, и испросить совета, и для этого ждали полнолуния.
Луна пришла красная, кровавая, с полгоризонта величиной, и боги забеспокоились. Когда же общими усилиями были сняты все печати и сдвинута слюдяная крышка – по толпе божков пронёсся всхлип. Основатель был мёртв и изрядно подъеден червями. Прошёл слух о приближающемся конце света….
………………………………………………………………………………………………….
Плывут в необозримом пустом пространстве мерцающие живущие сферы. Крутятся, сталкиваются, пересекаются. Этакие мыльные пузыри Вневременья. И каждая сфера – целый мир с его страстями, проблемами и прочими атрибутами. Где центр вселенной? Есть ли он? Расположение ли сфер влияет на состояние АВТОРА, или это ОН их создаёт и меняет по своему высочайшему усмотрению? Не было, нет, и не будет ответа на эти странные вопросы. Говорят, что всё мироздание исходит из одного источника. Только вот никем не определено – является ли этот источник центром вселенной. Источник может находиться везде одновременно – а центр – нигде. Не существует виновника этого мира. И поэтому, все молитвы и крики туда, наверх, пройдя полный цикл, возвращаются к тебе же. Это ты – бог. Это к себе ты кричишь, и никогда не бываешь услышан.
Уходят в вечность, сгнивают и рассыпаются в прах тела, черви сожравшие их тоже покидают пределы этого бренного мира, и над всем этим несётся вечный вопль Бога, вдруг обнаружившего, что он ЕСТЬ. И благословение это, или проклятие – кто скажет ему, коли один он во всей необозримой вселенной? Бог очнулся, и обнаружил, что он – один. И он кричит, кричит в пустоту, покуда хватает силы голосовых связок, а потом начинает изучать себя – то единственное, что досталось ему в наследство от своего, сокрытого тьмой, прошлого.
Паша Мамырский заорал и проснулся. Шторы были задёрнуты не до конца, и в воспалённый бредовыми сновидениями мозг прямо-таки врывался её жёлтый, настырный свет. Белая Богиня. С китайским цветом лица. О, боги, боги! И при луне мне нет покоя! Да и есть ли он вообще – этот покой? Лопнули, взрываясь, мыльные, склизкие пузыри, растеклась по комнате малиново-радужная лиловость. Ёлка, что ли упала? И шарики – вдребезги. Нет, какая к чёрту ёлка? Даже не ставил в этом году. Не до того было. Боль, проклятая пошлая боль всё стирает. Стирает память, стирает грани, стирает само прошлое. Было – и вот нет его уже. Странная какофония звука, цвета и беспорядочных мыслей, объединённая лишь одним – фактом Я ЕСТЬ. Сейчас. Конкретно. А что было и что будет – туман. Майя.
…………………………………………………………………………………………………
Кони неспешно подъедали траву на одной из самых упрятанных лужаек Королевского парка. Луна вторила им, выщипывая зелень из травы и листвы, отчего мир становился призрачно-жёлто-серым.
- Знаешь, Тони, - сказал Макс, снимая седельные сумки и принимаясь распаковывать их. – Я потерял смысл в тупом уничтожении магов. И этому есть причина. В том мире, откуда я прибыл… В нём не было магии вообще. И вот сейчас этот ваш… наш мир становится всё более похож на мой. Такой же серый и однотипный. Исчезают романтика и подвиги. Замочить очередного мага походя – какой в этом подвиг? Подвиг – встретиться с достойным противником, и в трудном бою победить его. Как было с Крэгом. А потом всё выродилось. Мне кажется – мы убиваем мир. И я хочу знать, кто за всем этим стоит.
- Не парься, Макс. – Тони вытащил на божий свет большую флягу браги – напитки крепче шестнадцати градусов были строго запрещены по всему королевству. – Лучше поколдуй малость. Мне понравилась та огненная вода, что мы пили в прошлый раз.
- Гляди, не спейся, - усмехнулся Макс, делая непринуждённый пасс рукой. – Это самый простой способ изо всей магии, что я тебе демонстрировал. Но сегодня я добавлю ещё немножко другой магии. Не пугайся, когда начнёшь видеть. Я позавчера перетряхнул вашу библиотеку, и нашёл пару интересных свитков. Сегодня мы будем проводить сеанс магии странный даже по моим нынешним меркам. Я хочу посмотреть на того, кто всё это с нами творит.
- Я так и не научился разбирать, когда ты говоришь серьёзно, а когда шутишь, - натянуто засмеялся Тони. – Это опасно?
- Опасно даже кильку в томате есть с просроченным сроком годности, - непонятно ответил Макс, доставая хрустальный шар и расстилая на полянке здоровенный отрез чёрной ткани. – Я даже, честно сказать, не могу представить себе всю величину возможной опасности. Если ОН нас заметит… Что мы вторглись в его святая святых… Даже представить страшно, что он может с нами сделать. И вся моя сила против него – не более, чем волынка пастушка против стаи голодных волков. Но, будем надеяться, что этого не произойдёт. В свитках я обнаружил такое странное понятие, как «негуманоид». Это означает, что мы абсолютно по разному мыслим, и эти мысли никогда не смогут пересечься, как две иррациональных прогрессии. Невозможно предсказать, как он себя поведёт. Наливай, Тони, всё готово. Мы выпьем по три стакашки, а после этого сядем вон там, под деревьями, и просто будем наблюдать. И – веди себя тихо….
………………………………………………………………………………………………….
Вмешался кто-то, опять вмешался в беспокойный сон Паши Мамырского. То ли в полусне, то ли в полуяви, раскрылась вдруг прямо в захламленную комнату очередная сфера. Раскрылась, и не взорвалась. Осталась висеть там, за границами стен хрущёвского барака. Лужайка, деревья, луна. И кони пасутся. Как будто так и надо.
Паша откинул три одеяла и сел, тупо созерцая неожиданную реальность. Мозги ещё не работали, и оставалась надежда, что всё это ещё сон. А если нет - значит всё, значит, пора к психиатру. И в дурку, или в хоспис какой-нибудь. Чтоб закололи хлорпротексеном до бессознания. Отыграла скрипка. А теперь время литавров. А там и до медных духовых недалеко. Скорей бы уж.
Коньяк был под рукой. Это было первое правило запоя. Проснувшись – принять. А потом уже действовать по обстоятельствам. Доза не обожгла – всё что можно было обжечь – было обожжено ещё три дня назад. Ага. Огрызок сосиски. Закусить. Зажмуриться и снова открыть глаза.
Картина не исчезла. Более того, в ней проступили детали и обозначилось какое-то движение. Два человечка, явно не этой эпохи вели отчаянную перебранку.
- Да закрывай же, Макс! – это который пониже, постройнее, да помоложе.
- Не могу, Тони. – Севший от волнения голос мужичка поздоровее и покрепче – жил бы в наше время – работал бы каким-нибудь секьюрити или телохранителем. – Не могу. Она ушла из-под контроля. У меня вообще сейчас никаких магических сил нету. Обнулился, блин.
Да уж. Ожившие герои – кошмар любого литератора. И, наверное, с предъявами. Под одурелым взглядом писателя персонажи застыли и попятились. Впрочем, недалеко – помешала граница сферы.
- Мессир… - начал тот, здоровый. Как его, Макс, кажется?
Паша захохотал. С всхлипываниями.
- Какой я вам на хрен мессир? – наконец смог выговорить он. Ситуация была ясна, и было ясно что делать. Если не получалось закрыть портал отсюда – надо было срочно переместиться в Чеширского Кота – хай он там постучит по клаве и всё исправит.
- Какой я вам на хрен мессир? – сказало божество, внезапно превращаясь в громадного рыжего зверя с глумливой и нахальной улыбищей. И Макс с Тони явственно поняли, что сейчас их будут есть. Целиком. С конями и одеждой. Макс незаметно скользнул рукой к поясу и сжал рукоять газовика. Один раз он его уже выручил, может и сейчас спасёт? Там где кончается магия, начинается техногенная цивилизация.
Кот отсмеялся.
- Оставь это, - вытирая лапой слёзы, сказал он. – Прошлой ночью мышь прогрызла баллончик с газом. Теперь это просто железяка. Можешь им гвозди забивать. Или подарить своей несравненной Лючии. – Только сейчас он обратил внимание, что сфера давала призматический эффект – сам он был раза в три больше своих персонажей.
Курок был нажат, после чего железяка с глухим стуком упала в траву.
- А сейчас, - сказал кот, мгновенно перемещаясь к какому-то светящемуся экрану, - я вас вытащу сюда. Чтобы принц не дёргался – надо его усыпить. А ты так войдёшь. – Лапы зверя порхнули к клавиатуре, и принц рухнул в траву, тряпичной куклой.
- Господи! Компьютер! – выдохнул Макс, парализованно наблюдая за всем этим. – Неужели я вернулся? Слышь, Кот. Какой сейчас год?
………………………………………………………………………………………………….
В Объёдинённом Королевстве стоял невообразимый шум. Когда, наутро после памятного вечера, в Королевском парке были обнаружены мирно пасущиеся лошади принца и Макса, а самих их не было обнаружено, король Зехериус поднял на ноги всю армию. Армия методично и цинично переворачивала все окрестные селения, заходя в каждый дом, не считаясь ни с чином, ни с богатством обыскиваемых, попутно совершая более мелкие преступления, но пока всё было тщетно.
Как только в окрестностях селения появились войска регулярной армии - Морлик понял, что это его шанс. Единственный и неповторимый. Как всегда, молва опережала поступь воинства, и о том, что пропал наследный принц знали уже все, кроме парочки местных олигофренов. Прибыл сюда Морлик прошлой ночью, и ещё не успел засветиться – просто дрых в маленьком номере местной гостиницы. Теперь же он быстро просчитал возможности, и произвёл необходимые действия. Пока стража щипала сундуки и кур на дальнем конце деревни, Морлик не спеша подкрепился, зашёл в свою комнатушку, оставив дверь приоткрытой, накинул личину наследного принца, слегка посыпался пылью, улёгся, изображая бессознательного, и стал ждать, когда его найдут.
Ещё через сорок минут во дворец понёсся гонец с радостной вестью, а новоявленный принц скупо, морщась от какой-то невидимой боли, отвечал на вопросы генерала Алькони. Выяснилось, что на вечерней прогулке на них с Максом из ниоткуда вывалилась целая стая горгулий – огромных чёрных тварей с жёсткими перепончатыми крыльями. Макс бился достойно, но их было слишком много. Принца ухватила подраненная тварь, и вскоре выпустила из когтей, не справившись с ношей. А Макс так и был унесён ими неизвестно куда. Напоследок он успел крикнуть принцу, что гнездятся эти твари в Чёрном урочище, выходя наружу из-под земли через трещину в земле. Принц упал на ветки деревьев, и это смягчило удар. Под покровом тьмы он добрался сюда, снял комнату у сонного хозяина и потерял сознание. Вот и всё, что он помнил. Ждали карету, чтобы доставить принца во дворец, ждали обратно гонца, с указаниями что делать – сворачивать поиски, или сразу идти в Чёрное урочище, до коего было два дня пешего пути. Принц настаивал на розысках Макса. Да и должен он был на них настаивать, дабы не выпасть из играемой роли….
…………………………………………………………………………………………………
Принц проснулся и некоторое время не слушал, а именно созерцал неспешное журчание голосов за пределами своего тела. Один голос был Макса, и он успокоился. Значит всё нормально, значит они у друзей. Можно ещё полежать немного, потакая желанию спёкшегося в усталости тела. Потом услышал своё имя и открыл глаза. Он лежал на чём-то мягком в небольшой комнатушке – ну совсем небольшой – в Королевстве даже у слуг были больше. И даже у дворцовой челяди. Вспомнил вчерашнее. Они вломились в гости к богу - так говорила память. Глаза говорили другое. Не мог, просто не мог бог жить в таких нищенских условиях. Принц застонал и сел. Вероятно, переход выдоил из него слишком много сил, и тело болело. Болела и голова, но это, наверное, от огненной воды, что так удачно делает Макс. Помнится, он упоминал об этом… побочном эффекте… называя его «похмельем». И объяснял, как лечиться от этого.
- Дайте чего-нибудь выпить, - простонал принц, держась руками за пытающуюся расколоться голову. – Что это?
- Коньяк. Хороший казахстанский коньяк, - сказал огромный рыжий котяра, чуть ли не насильно впихивая ему в руку небольшой стаканчик. Пей, задрыга. Ага. Теперь закуси. Вот огурчик, вот буженинка. Запивать первую не рекомендую. И вторую тоже.
Что-то полыхнуло огнём по пищеводу, и через минуту мир вокруг обрёл вполне сносные очертания.
- Вот это и есть мой мир, Тони, - заплетающимся языком сказал Макс, подливая из пузатой бутылки ему коньяка. Выпей ещё. Вот так мы и живём….
………………………………………………………………………………………………….
- Если ты будешь пить за каждого из своих героев, то скоро в нашем магазинчике не хватит коньяка, - сказала жена, заходя в комнату и обозревая поле сражения. – Ты заранее скажи, когда тебя под капельницу везти.
- Мне просто больно, - пряча глаза, сказал Паша Непонятно Какой. – Я защищаюсь от боли. Этим, да ещё компьютером.
Жена вздохнула и вышла. Паша с тоской смотрел ей вслед. - «Я люблю тебя, Мышь», - сказал он молча. – «Если б ты только знала, как я тебя люблю. Но эти твари не дают даже сказать об этом»….
………………………………………………………………………………………………….
Три отряда были высланы в Чёрное урочище уже к вечеру. Морлик настоял, чтобы его взяли с собой. Ну не мог он просто так жить и наслаждаться во дворце, пока его «лучший друг» находился в хищных лапах тьмы. Слишком многим он был ему обязан, и об этом знали все. А кроме того это вносило некую толику разнообразия и смысла в его обрутиневшую жизнь.
- Ни хрена они там не найдут, - думал Морлик, раскачиваясь на ухабах в жестковатой карете. – Ну, да и бог с ним. Главное отыграть правильно роль. Если пропал принц с таким сильным магом – значит это спланированная акция, и их так просто не найдут. Ну, а коли найдут… Никогда не поздно сменить личину – и тогда – ищи-свищи его. Сумеет он выбраться из этой жопы. А для будущих менестрелей – ещё один повод прославить его в веках, ещё одна страничка его странной жизни.
…………………………………………………………………………………………………
Хан Эрлик лежал на ковре перед троном и занимался самообразованием – читал томик Гельвеция, добытый по случаю из Срединного мира. Он не любил трон, не любил сидеть, и даже восседать на нём. А валяние на ковре напоминало ему о годах детства, когда не был он ещё всевластным хозяином и правителем Нижнего мира, а просто маленьким пастушком на бескрайних просторах Единой Земли.
- Люди с обычной, нормальной организацией, все доступны одной и той же степени страсти. Нервная сила у них – всегда результат различия положений, в которые ставит их случай. Своеобразие характера каждого человека есть(как замечает Паскаль) продукт его первых привычек… - Мать их за ногу! Это надо же так витиевато изъясняться! Сказали бы просто: Страсти людские – ниточки, за которые можно дёргать, чтобы ими управлять. А там уж всё станет ясно – коли есть ниточки – знамо есть и кукловод.
Эрлик позвонил в колокольчик, и когда появился подобострастный служка, приказал седлать своего любимого коня.
- И никакого сопровождения, - сказал он служке вслед. – Я поеду один.
Пора было своими глазами поглядеть, что делается в Срединном мире.
………………………………………………………………………………………………….
Принц поднял морду… пардон, высочайшее лицо из тарелки с салатом.
- Кыс, - сказал он, еле ворочая языком. – Мне надо возвращаться обратно. У меня же там королевство…
- Свято место пусто не бывает, - цинично засмеялся Кот. – Скажи ему, Макс. Хочешь посмотреть, что там сейчас происходит? Так. Вот король. Вот армия. А вот… принц Антониони… Некуда тебе возвращаться, братан. Твоё место в том мире уже занято. Тебя нашли и возвернули на царствование. И никому ты уже не докажешь, что это он а не ты самозванец. У меня на тебя другие планы.
- А это…. Это тоже – ты? – спросил принц, уставившись осоловелым взглядом на рыжую толстую кошку, нахально подъедающуюся у стола.
- Нет, - засмеялся Кот. – Это просто кошка. Значится, так. Сейчас вы с Максом пойдёте в Верхний мир, и наведёте там шороха. Способности к Максу вернутся, когда схлопнется сфера. Спасибо, что разделили со мной трапезу. Приготовьтесь. Ну, поехали….
………………………………………………………………………………………………….
Небесно-голубой Тенгри сидел на вершине одной из высочайших гор Верхнего мира и озирал окрестности. Ему было грустно. Они так и не нашли причины обрушения границ трёх миров. Переодевшись бродягой, он побывал и в Нижнем и в Срединном мирах, и ничего не обнаружил. Не обнаружил он там и того несусветно сильного мага, который направо и налево убивал служителей Тьмы и Света. Исчез он из Срединного мира, вместе с принцем, при котором пристроился, а на месте принца сидел невесть откуда взявшийся чародей слабеньких конфигураций. Такому – максимум тупых троллей мочить, да головы задуривать ещё более тупым, чем он, соплеменникам. Тенгри покачал головой, оставил всё, как есть, и вернулся обратно. С тех пор он пил. Нектар, естественно, что же ещё? Пил, и не пьянел. Только всех слуг и приспешников прогнал подальше – чтобы не мешали предаваться раздумьям. А подумать ему было о чём. Когда-то, несколько тысячелетий назад, он повёлся на посулы Основателя. Молод был, неопытен. Власти хотелось. А скорее, пустые понты играли. Тогда Единая Земля была поделена на три мира. Людям на откуп оставили средний, самый беспонтовый. По сути – обыкновенное пастбище для скота, предназначенного на убой. Территория была объявлена нейтральной, принадлежащей на одинаковых правах и Эрлику и ему, Тенгри. Оба они с неё питались. Эрлик – страстями, а он – эмоциями посветлее, да помягче. Есть ли что-нибудь за пределами этих трёх миров – он никогда не задавался таким вопросом. От добра – добра не ищут. И вот – припёрло. Проявился какой-то Четвёртый мир, и начал активно вмешиваться в их размеренную жизнь. И Основатель, чтоб ему пусто было, скукожился, и совета испросить не у кого.
На западном горизонте границ Верхнего мира вдруг что-то полыхнуло зарницей, и медленно погасло, оставив после себя какое-то розоватое свечение. – Началось, - понял Тенгри, встал и переместился поближе к феномену, чтобы лучше его рассмотреть….
………………………………………………………………………………………………….
Очередной огненный шар с электрическим треском впилился в огромную скалу метрах в пятидесяти от них. Взвилась каменная крошка. Осела пыль.
- Тони! Они вернулись! Вернулись мои силы! – орал Макс, как сумасшедший, швыряясь в немую скалу заклинаниями. – Если б ты знал, как я по ним соскучился!!!
- Слышь, Макс, - Тони осторожно дёргал его за рукав плаща. – Может ты погодишь маленечко с этим? Ты же помнишь, что этот Кот сказал? Мы в Верхнем мире. Здесь живут боги. Они нами обоими, вместе с твоей магией подотрутся. Может, не стоит их злить? Мне рассказывали, что они….
- Фигня – война, - сказал Макс, плетя сложное заклинание, после которого скала, словно подрубленная, ухнула куда-то в бездну. – Во мне сейчас столько силы, что я все ваши три мира могу свернуть.
- Ай-яй-яй-яй-яй-яй-яй…. – сказал кто-то. Макс развернулся на голос, подвешивая Солнце Пустыни.
- Кто такой? Доложись! – сурово гаркнул он, подкидывая в руке переливающийся радугой шарик.
- Я бог, - мягко сказал Тенгри. - Бог Верхнего мира. Пойми, вся магия Срединного мира идёт отсюда. И из Нижнего. Это наша с Эрликом магия. Как думаешь, кого она послушается?
- А вот это мы будем сейчас поглядеть, - осклабился Макс, попутно усиливая Солнце Паутиной Столетий.
Шар молнией сорвался с его пальцев, но, не успев развернуться, как-то незаметно всосался в пальцы протянутой руки бога.
- Ну что же… - нехотя сказал бог. – Жалко, конечно, уничтожать такую сильную фигуру, но… Пешек много, ещё пройдут в ферзи. Он легонько щёлкнул пальцами, и реальность вокруг Макса с Тони треснула, поползла какими-то стеклистыми осколками. – Жалко… – снова пробормотал Тенгри и повернулся, чтобы удалиться на свою гору. Одно дело было сделано.
Чья-то рука легла ему на плечо. Он удивлённо развернулся. Никто, будь это даже сам Эрлик, не устоял бы против того, что он сейчас применил. Правда на Эрлике такое проводить не стоило – они с ним были частями одного целого. Уничтожь одно – рухнет другое.
- Значит, мы в равных условиях, - засмеялся Макс. – А если тогда так? – И на челюсть удивлённого божка обрушился снизу самый мощный апперкот, который когда-либо проводил Макс. Темнота поглотила сознание бога….
………………………………………………………………………………………………….
Эрлик недоумённо наблюдал стягивающиеся к Чёрному урочищу войска. Что-либо предпринимать без явного нападения на его Нижний мир он не имел права по соглашению со своим братцем-антиподом Тенгри. Любые военные действия божков на территории Срединного мира расценивались противоположной стороной, как объявление войны. Бояться ему особенно было и нечего. Три отряда, общим числом не более пяти тысяч человек. Да они даже первый заградительный редут не пройдут – будут выскакивать из трещин в земле с воплями боли. Поэтому он просто стоял и ждал, даже особо не прячась. Здесь его граница, здесь он ещё на своей территории. Разлом, образовавшийся при проседании древнего вулкана, ныне представляющий лишь небольшое всхолмление с провалом внутри. И всё, что находится с внутренней стороны кратера – его территория.
Первым его заметил Морлик – сказалось умение чародея выделять из окружающей картины главное. Армия остановилась метрах в пятидесяти от божка. Чтобы сбить лишнее рвение с людишек, Эрлик на глазах у них трансформировался в громадного многоголового и многорукого монстра, всего объятого пламенем. Армия задрожала.
- Нам здесь не пройти, - тихо сказал генерал Алькони новоявленному принцу. – Я дам команду отходить.
Но в Морлика вдруг будто вселился бес.
- Вы трусы! – заорал он. – Вы жалкие никчемные трусы! Если бы я был там, вы бы тоже не пошли? Предали бы своего принца? Бросили бы его на съедение этой твари? Видите, он только пугает! Если бы он мог – он бы уже давно напал на нас! Я иду туда! А вы, если боитесь, оставайтесь! Макс кое-чему меня научил, так что не пытайтесь меня остановить! Вы все вместе не стоите даже чешуйки с кольчуги моего друга!
Уже наплевав на последствия, Морлик создал личину самого огромного монстра, на которую был способен и направился к Эрлику. Даже в этом обличье он смотрелся рядом с божком как маленькая игрушка рядом с упитанным ребёнком. Эрлик засмеялся, и громовые раскаты сотрясли воздух.
Морлик внезапно понял, что наступил тот самый звёздный момент его жизни, который единственно и достоин быть увековечен будущими менестрелями. И он достал из заднего кармана штанов заветное оружие крЫсей всех веков – обыкновенную рогатку. Подобрал, нагнувшись, подходящий камушек, которым, в лучшем случае, можно было убить курицу. Именно так. Этот день, даже если ему суждено погибнуть, прославит его народ в веках. Ведь главное не победа – главное вызов. Он бросил вызов самому богу подземного мира - в том, что это именно Эрлик, Морлик не сомневался ни мгновения - по роду своей работы он хорошо изучил все легенды Королевства. Затем он сбросил личины – все, до единой. И теперь застывшая армия молча наблюдала, как на бога уверенно надвигается маленький шибздик крыс. Крысёныш! Крысёныш против бога! А Морлик просто шёл на эту многорукую и многоголовую стену огня и ничего уже не видел вокруг, кроме какой-то маленькой чернеющей точки где-то в самом низу фигуры. Именно сюда он выстрелит. Именно здесь выстрел из рогатки будет иметь наибольшую силу. Только сюда. Ещё два шага. Ещё один. Всё. Он поднял рогатку и натянул её до предела. В отстреливании воробъёв в детстве ему не было равных. Это просто воробей, такой же воробей, только чуть покрупнее. Он вздохнул, задержал дыхание, и отпустил снаряд. Маленький камушек понёсся навстречу своей великой судьбе. В этот момент там, в Верхнем мире, Макс нанёс Тенгри свой знаменитый апперкот. Эрлик, потеряв свою противоположность внезапно превратился в обычного человека, и камушек, пущенный по наитию, вошёл ему точно в глаз. Бог упал, и опомнившаяся армия варваров с рёвом рванулась в провал Нижнего мира. Земля снова стала Единой….
......................................................................................................
Кот оторвался от компьютера. Лапы немели. В комнате явно что-то происходило. Он протёр глаза от набежавших слёз, повернулся обратно и поставил жирную точку. Затем, подумав, добавил ещё три. Тело Паши Мамырского вытянулось на грязном диване и закостенело. Глаза были открыты и вперены в пенопластовый потолок, как будто там, на этом, давно не белёном потолке, умещалась для него отныне вся вселенная. Затем над телом поднялось небольшое радужное облачко и из него длинной вереницей двинулись к туннелю возле противоположной стены самые разные герои. Вереница шла и шла нескончаемым потоком. Замыкающий оглянулся и махнул рукой, предлагая Коту последовать за ним. Кот отрицательно покачал головой. Тоннель захлопнулся. Кот взмявкнул как-то сдавленно, съехал со стула на засыпанный окурками пол и забился в агонии. Пару раз взбрыкнул картинно лапами и тоже замер. Первый луч зимнего солнца наконец-то добрался до наполовину прикрытого шторой окошка и упал на монитор, с девственно чистым вордовским файлом. Чернел кляксой на этом листе лишь странный заголовок: СИНКРЕТИКА, КАК ОНА ЕСТЬ… Из-за шифоньера выбралась сонная муха, почистила крылышки и полетела выполнять свою работу.
………………………………………………………………………………………………….

Конец.
Опубликовано: 09/06/15, 11:40 | Просмотров: 867
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [989]
Миниатюры [888]
Обзоры [1318]
Статьи [376]
Эссе [174]
Критика [88]
Сказки [177]
Байки [47]
Сатира [45]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [63]
Документальная проза [66]
Эпистолы [18]
Новеллы [70]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [131]
Мистика [16]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [257]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [24]
Литературные игры [33]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1635]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [84]
Анонсы и новости [106]
Объявления [78]
Литературные манифесты [244]
Проза без рубрики [407]
Проза пользователей [118]