• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение Добавить в избранное 18:41
   Вход
Главное меню
Статистика
Онлайн всего: 29
Гостей: 12
Пользователей: 17

Пользователи онлайн
Кто сегодня заходил

Поиск
Слово, фразу на сайте
Никнейм (первые буквы)

Вход
Никнейм:
Пароль:
Главная » Произведения » Проза » Фантастика

Агенты " Яломиште" (Часть 1.2)
Фантастика

Автор: Leno4ka


Мать и отца она почти не помнила. Дедушка и бабушка очень любили свою внучку, но оставили ее слишком рано. Кто и зачем решил девочку спрятать от дяди, она тогда не понимала. Только ее заставляли всеми способами забыть свое прошлое. Дошло до того, что к тринадцати годам юная Алиса была убеждена, что она дочь врача-психиатра Стюарда и его покойной жены. Маленькое княжество в Карпатах – это сказка, мираж, плод воспаленной фантазии, результат прочтения книг не по возрасту. Потому что нет у нее ни дяди, ни тети, ни братьев, ни говорящих ручных волков, ни отважных лесных воинов. Закрытая школа для девочек, психиатрическая клиника отца в маленьком, но уютном городке в центральной Англии, суховатая и надменная мачеха – это все реально. Единственно о чем должна думать юная девица из приличной аристократической семьи, как внушала ей опекунша, так это об удачной партии для замужества. Все остальное – вздор, бред досужих борзописцев. Алиса отлично училась в школе, имела множество подруг, пыталась подружиться с мачехой. Но та старательно держала дистанцию с приемной дочерью. «Отец» безмолвствовал.
Мачеха буквально считала дни, когда Алиса достигнет брачного возраста и ее можно будет спихнуть замуж – не важно, куда и кому, лишь бы подальше от них. В отличие от девочки, она отлично знала, что это за дитя, заботу о котором так неосмотрительно взвалил на себя ее недальновидный муженек. Конечно, в области психиатрии Джон Стюард – царь и бог, но вот во всем остальном – типичный образчик рассеянного ученого. Он в глазах света – благородный джентльмен, принял в дом сиротку. А ведь не подумал о том, что приволок в дом и дал свое имя существу довольно опасному: в девчонке смешана кровь ирландских сидов и карпатских демонов. Конечно, сейчас малышка довольно мила и забавна, и дурная кровь проявляется только в фантазиях. Но дети имеют свойство вырастать и быстрее, чем хотелось. Кем будет это создание: продажной уличной девкой, «феей из бара», как ее мамаша, или жесткой и циничной разбойницей, как ее папаша, братья и дядья (Доктор Стюард робко напоминал жене, что отец малышки был адвокатом, но миссис Стюард только брезгливо кривила губы «днем адвокат – ночью разбойник») – кто знает. Она сама ждет дитя, которому (или которой) предстоит жениться (или выходить замуж). С репутацией, которую создаст такая вот сестрица – да ни одно порядочное семейство не захочет с ними породниться.
Со временем девочка практически окончательно поверила, что она Алиса Стюард. Обычная девочка-подросток, которая не счастлива и не любима в семье. Девочка, которая, как и все ее сверстницы, ужасно скучает в унылом захолустье. Но понимает, что это ее жизнь (пусть тоскливая и беспросветная), но никуда от нее не убежать и не спрятаться. Можно сколько угодно мечтать оказаться «вверху, в глубине, внутри и снаружи, где все по-другому». А сны – это сны. Там она бегает по огромному замку в горах, наслаждается жарким летним солнцем и спелыми ягодами, говорит с женщинами, в таких красивых вышитых одеждах (так не похожих на унылые одеяния местных арендаторов). Они добры и ласковы с малышкой, и она понимает их речь. Во сне Алиса ощущала теплую густую шерсть огромного пса под своим телом, ласковый разговор мальчика идущего впереди собаки, которая везла на себе малышку. Девочке снились песни и веселые танцы. Юная Алиса не понимала, откуда у нее, англичанки до мозга костей (как ее клятвенно уверяли «родители»), сны о несуществующем месте и почему они ее так беспокоят. Где она могла слышать эти песни, видеть эти танцы? Девочка спрашивала об этом папу-психиатра. Но тот бормотал в ответ нечто невразумительно про чрезмерно живое воображение, недостаток общения (хотя никаких проблем в общении со сверстниками воспитанница психиатра как раз не испытывала), нехватку реальных впечатлений, непозволительным увлечением романтической литературой и гормональными бурями переходного возраста.
И именно в это время, Алиса встретила свою любовь в первый раз.
В тот день Алиса бесцельно бродила по особняку отцовского друга Лорда Артура. Мачеха напросилась погостить в Лондоне вместе с мужем и детьми – родной дочерью Оливией и падчерицей Алисой. Особенно заботливую мачеху привлекало то обстоятельство, что в особняке лорда гостят три его семейных приятеля имеющих детей-подростков, да и сам Артур имеет трех сыновей. Конечно, о замужестве дочерей говорить рано. Но выгодные знакомства и полезные друзья тоже появляются не за три дня. Хорошая мать заботится о таких вещах заранее. Тем более, что и лорд Артур также был озабочен теми же печалями – после скандальной женитьбы графа Андраши. Поэтому благородный дворянин с самого раннего детства окружал своих сыновей девочками надлежащего происхождения. Чтобы не было соблазна увлечься хорошенькой горничной или разбитной актрисой.
Несмотря на множество веселых игр, девочка отчаянно скучала, даже больше чем дома – она чувствовала себя чужой на этом празднике жизни. Конечно, из уважения к отцу она старательно вымучивала приветливую улыбку, вежливо и грамотно строила светскую беседу с хозяйкой дома, с показной охотой участвовала в забавах и развлечениях, лихо парировала колкости мальчиков. В общем, делала вид, что ей весело и хорошо. Никто, кроме доброй и милой сестренки Оливии, и не догадывался, будь ее воля, Алиса пошла бы домой пешком. Но нужно было играть роль непосредственной и веселой гостьи. Тем более, что лорд Артур, казалось, оказывал ей особенное расположение.
И только вечерами, когда малышка Оливия безмятежно засыпала, девочка брала подсвечник, свечи и спички и бродила по особняку. Благо радушные хозяева предоставляли в распоряжение детворы весь дом. Только в подвалы ходить «настоятельно не рекомендовали». На вопрос одной из приглашенных девочек (старше Оливии на год): «Почему?» Лорд ответил, что в подвале замка содержится страшное чудовище.
- Дракон? – глазенки девочки выражали одновременно восторг и ужас.
- Куда страшнее, милое дитя – ответил вместо хозяина дома один из его приятелей Мурад-эфенди, в нарядном халате, в турецкой шапочке и с кальяном в руках – куда страшнее. Это карпатский демон.
Дети окружили господина с кальяном:
-Пожалуйста, расскажите о них. У них есть рога? А хвосты у них длинные? А шерсть у них или чешуя?
Тот затянулся. Оглядел благодарную аудиторию, заглядывающую ему в рот. Отложил кальян в сторону. И Мурада-эфенди понесло:
«Как чудесно вокруг,
Не пейзаж – пастораль,
Пастушек заиграл на свирели.
Бодрую песню поют друзья
И склон нами трижды проверен.
Но здесь в проклятых Карпатских горах
Не будь, брат, ни в чем, уверен…»
Алиса усмехнулась – болтливый турок процитировал стихи одного поэта, написанные от имени английского инструктора, трагически погибшего во время авантюры в одном маленьком странном княжестве. (Они так и называются «Карпатские ужасы» песнь английского наемника). В том самом, которого вроде как и не существуют. Но если его не существует, о чем же так страдает отважный герой? Юная гостья слегка задремала под рифмованные стоки, сквозь дрему до слуха доносились отрывки поэмы.
«… Тут как, и в Англии, эльфы живут,
Но эльфы те – порождение кошмара.
Их поступь также легка и также ясен их лик,
Но никуда не уйти от бартки безжалостного удара.
Эльф с луком – и то, человеку беда,
Учат писания древние строфы.
Эльф с рушницей на Черных горах –
Для Турции с Англией катастрофа…»
«… « У волка ошейник!» – кричит разъезд.
От вида – мороз по коже.
Волки вздор, есть ружье за спиной,
Когда бы не деталь одна –
С небольшим конем размером те волки схожи…
… Огромные волки – половина беды, хозяева их ужасней.
Спасенье искали в реке – но и там порой,
хуже, чем в темном лесу, опасней…
Юркий кораблик – поедем домой!
Конец мукам последних дней!
Но стяг над кормой южной ночи черней,
на нем, о, ужас, лиса оскал.
Уж лучше погибнуть было средь скал…
О, если ли надежда напрасна,
Гибель от голода эсквайра ждет.
Кого-то и разум покинул давно,
Счастливцы безумные – им все равно…»
«..Вот бы ниндзя сюда – думал правитель-француз,
размышляя о главном повстанцев секрете.
Будь тех воителей хоть целый полк,
Навряд ли с них был бы толк,
Пред тем пластуном –
Эти все ниндзя – дети!»
« …Ни хлеба куска, ни глотка воды,
Постель эсквайру ныне – еловая хвоя.
Нет жалости к нам и у малых детей…
О, господи, дай c ума не сойти
От этого жуткого волчьего воя…»
Девочка потешалась «над мужеством и отвагой» английского офицера, растерявшегося, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением. Скорее всего, бравые воители готовились к войне против безграмотной и неорганизованной толпы дикарей, вооруженной допотопным оружием, доведенным до ужасного состояния. А реальность оказалось несколько суровее, чем ожидали охотники за легкой наживой. Ситуация «молодец среди овец, а среди молодцов сам овца». Конечно, удобно списать все на оборотней и вампиров. Иначе нужно признаться в том, что ты офицер никудышный и люди твои – не армия, а так – вооруженный, но плохо обученный и недисциплинированный сброд. Влезли в чужую страну, напакостили там и получили по заслугам. В чем несправедливость? Турок театрально воздел руки к небу и голосом, исполненным трагического пафоса, завершил:
«…Вот тяжко карает Господь,
Видно за грех, совершенный Адамом и Евой.
Эльф мальчишка и крест на груди у него,
Схизматиков вера – защита его, защита его,
Не помогут чеснок и святая вода!!!
Боже, храни от них королеву!»
(Хотя на королеву Викторию тогда никто из так называемых лесных эльфов и не покушался – на что сдалась им эта старая перечница).
У малышей дух захватывало от жуткой сказки о проклятых гяурах, живущих за высокими горами в дремучих лесах. Про отважных, но несчастливых воинов султана, погибших страшной смертью во славу двух империй. Про ужасных волчьих всадников, которые стали проклятием Карпат и придунайских равнин. Про коварных эльфов-яломиште, которые превосходят прочий местный разбойничий сброд в жестокости и ненависти к людям. Как иначе объяснить, что уже второй раз Османская империя терпит на этих проклятых землях чудовищное поражение с такими чудовищными потерями. Возмущенные матери и вдовы пострадавших англичан попытались призвать этого джина к ответу. Но это исчадие ада, это дитя ночи просто выставило несчастных женщин за дверь. И про девушку Люси, которая поддалась чарам карпатского чудовища и погибла. Взрослые и старшие дети считали, что подвал просто запирают от малышей, чтобы они не потерялись в лабиринтах подземелий, забитых всякими хозяйственными предметами. Девочки постарше знали, что в подвалах хранятся съестные припасы и проходят разные малоинтересные трубы, колодцы и т.п. И ничего страшнее крыс, там не водится.
Алиса к этому дню изучила особнячок вдоль и поперек, от нарядной прихожей до занятного чердака. Погожими вечерами девушка выбиралась на крышу и любовалась звездами, потом спускалась в ночной парк и гуляла. После возвращалась тем же путем. Ее отсутствие оставалось не замеченным – хозяева и гости безмятежно спали. Девушка уже было собралась вернуться назад, как вдруг она услышала в саду голоса и спряталась в тени раскидистого куста. Старшая кухарка уговаривала огромного конюха отнести в подвал хотя бы кружку воды:
- Совсем загубите мальчишку, изверги. Он уже третий день без еды и питья. Так же нельзя, он еще ребенок.
- Лорд повелел, что пока этот щенок не подпишет все бумаги до единой, не давать ему ни воды, ни хлеба.
- А если он умрет? Да еще в страшных муках? После того, как люди лорда отделали, мог Богу душу отдать. Не удалось забить насмерть, так вы его решили голодом уморить.
- Нашла же ты, милая тетушка, о ком печалится. Ну и помрет еще один пират с Дуная – не велика потеря. Если все пойдет как надо, папашку его и всех его дружков к ногтю прижмем. А там – пусть подыхает. Собаке – собачья смерть.
- Ничего, я сама отнесу пленнику поесть: может на страшном суде зачтется, и пару грехов спишут.
- Не смей, тетя. Милорд сказал, что если кто-то подаст этому щенку хоть глоток воды или крошку хлеба, тот будет уволен без выходного пособия и рекомендательных писем, а после отправлен в полицию, как шпион.
- Вроде приличный человек, у самого дети…
Алиса тенью прокралась за страшным конюхом в подвал. Тот ничего не заметив, тихонько притворил дверь. К таинственному подвалу уверено подошел хозяин особняка лорд Артур, он был раздражен и резок. Девочка с замиранием сердца смотрела, как мужчины открывают тяжелую металлическую дверь, опускают решетку. При неверном свете керосиновой лампы сквозь металлическую решетку юная шпионка увидела совсем молодого парня лет шестнадцати, который испуганно вздрогнул. Если бы не синяки и ссадины на лице, он был бы красивым. Парень имел стройную фигуру, и движения его когда-то были безукоризненными. Красивые зеленые глаза смотрели спокойно и дерзко.
- Как вижу, наш юный друг – велеречиво начал лорд, – не переменил своего мнения насчет указанных документов.
- Предчувствия вас не обманывают – с трудом разлепляя пересохшие от жажды губы, ответил юноша своему мучителю.
Ответом был глухой удар, от которого парень согнулся пополам, потом еще один. Глухой стон юноши отдавался в ушах Алисы громом небесным. Видимо, не получив желаемого, лорд Артур и его подручный не спеша насладились процессом избиения пленника. И спокойно, с чувством выполненного долга, удалились (девочка сумела выскользнуть из подвала незамеченной). Юная скиталица чуть не сорвалась с крыши, но сумела проскользнуть в свою комнату до того, как деловитая прислуга зашуршала вениками и тряпками. Сердце девочки бешено колотилось: мир Алисы Стюард перевернулся.
Добрый, радушный и хлебосольный хозяин лорд Артур Холмвуд, душа компании, весельчак и балагур, любящий отец троих детей методично истязает юношу прямо в подвале своего дома. Девочка увлекалась детективными романами, с восхищением следила за расследованиями сыщика Горкинса, которые публиковались в газетах. Не смотря на свои невеликие познания в юриспруденции, девочка предполагала, что в особняке происходит нечто незаконное. И чувствовала, что обращаться в полицию бесполезно. Парня просто убили бы и избавились от улик, а расследование –замяли, как обычно.
Девочка не могла дождаться обеда, после которого гостям полагалось отдыхать от забав до полдника. Алиса, усыпив набегавшуюся сестренку, тихонько выскользнула в сад. На счастье девочки, дверь в подвал была открыта. По поручению старшей кухарки девушки служанки проводили ревизию припасов. Юная заговорщица нашла в одном из помещений униформу, переоделась в нее, захватила еще один комплект для пленника, и скользнула в подвал. Найдя по памяти закуток с металлической дверью, Алиса невероятными усилиями отвернула огромный тугой штурвал и зашла в каморку, едва освещаемую крохотным оконцем почти под самым потолком. В ней по-прежнему находился изможденный юноша, с красивыми печальными глазами, полными нестерпимой муки, прикованный к стене цепью. Он мог ходить, мог обслуживать себя, не мог только дотянуться до ключа, который весельчак Артур повесил в противоположном конце комнатушки.
Девочка немного испугано зашла в узилище, поставила перед пленником бутыль с водой и немного хлеба. Алиса не служит у лорда, а выкинуть на улицу он ее не сможет – не захочет ссориться со знаменитым психиатром. Парень осторожно глотнул, потом еще.
-Подписывать ничего не буду, – упрямо сказал юноша.
- Что за бумаги Вам надо подписать?
- Донос, где я сообщаю британскому консулу, что мой отец пират, и, сообщая в тех письмах подробности «чудовищных преступлений», я отрекаюсь от него и не желаю больше носить его фамилию. А мой бедный отец ждет меня и не знает, какую западню ему готовят. А ты уходи, малышка, мне не помочь, скоро я умру… Господи, как глупо попался, как кур в ощип.…Бедный отец будет думать, что я его предал… Только бы отца предупредить… А ты иди, девочка, иди отсюда. Не хватало, чтобы из-за меня еще и ты на улице осталась.
- Да ничего они мне не сделают. Даже поругать постесняются. Давай переоденься, я тебе принесла. Сам идти можешь?
- Как-нибудь постараюсь.
Алиса, догадавшись, что за маленький ключик висит вне досягаемости пленника, отперла наручники и освободила парня. Протянула ему сверток с униформой, тот переоделся и, пошатываясь, вышел вместе со своей спасительницей. С каждым шагом походка становилась тверже и уверенней. Они вместе закрыли потайную комнату. Через несколько минут две молоденькие служанки, схватив из кучи по паре банок с вареньем, бодро потрусили из подвала. Наблюдавшая за процессом старшая кухарка возмущенно покачивала головой. Надо сообщить дворецкому, что штат прислуги чрезмерно велик. Мало того, что эти неотесанные деревенские девицы слоняются без дела, так еще и время находят придаваться порокам. Вон одна уже где-то набралась с утра пораньше – несчастную так и штормит, чепец на ухо съехал, фартук на боку, виснет на плечах подруги. Жаль, что издали лица не разглядеть. И бегать за этой дрянной девчонкой некогда. Ничего, еще раз попадется – небо с овчинку покажется.
Девочка проводила своего друга к потайному лазу, помогла покинуть территорию особняка. На воле беглецы скинули униформу прислуги, и девочка запихала тряпки в лаз.
Ветерок обдул темные, слегка вьющиеся волосы парня. Зеленые глаза смотрели на нее с нежностью, как на любимую сестренку. Разбитые губы улыбались:
- Спасибо, княжна.
- Вы, наверное меня с кем-то путаете. Я вовсе не княжна, я Алиса Стюард. Мой отец – доктор медицинских наук, психов лечит. И его многие боятся. Но я все-таки не княжна.
-Значит они тебе ничего не сказали. Чего я ждал? Милая, ты двоюродная сестра княжича Богдана и племянница князя Мирчу. Помнишь, Карпаты! Вспомни, девочка. Они ищут тебя. Понимаю, тебя заставили забыть. Извини, княжна, я не подумал.
Девочка смотрела на парня с сочувствием. Видимо, желая получить подпись на фальшивке, лорд слишком увлекся. Парень или бредит или принимает ее за другую. Судя по восковой бледности лица, скорее всего, бредит. Наверное, у него травматический шок.
-Позвольте мне Вас проводить, у Вас, верно, голова кружится и вы слишком слабы, чтобы ходить по городу в одиночестве.
- Тут не далеко.
- Неужели Вы откажете своей спасительнице в такой малости, – хитро прищурилась девочка. – В такой малости, как небольшая прогулка по городу.
- Не смею отказать, моя госпожа, слушаюсь и повинуюсь, – слегка дурашливым тоном ответил парень, аккуратно беря под руку юную даму под руку, – осмелюсь спросить насколько небольшую?
-Пока не передам Вас в надежные руки друзей.
Потом они шли по улицам, весело болтая обо всем и ни о чем. Он тогда казался недосягаемо взрослым и неописуемо прекрасным, несмотря на истощение и побои. И глаза – большие, умные, темно-зеленые, с густыми ресницами. Такие добрые, усталые, все понимающие.
Потом они подошли к какой-то забегаловке в порту. Не успели парень и девушка сесть за свободный столик, как к ним вразвалочку подошел какой-то тип, полубандитской наружности, не то цыган, не то итальянец – их не разберешь. Этакий злобный латинос, да еще и остроухий. Ужас! Девочка сжалась от страха, но ее спутник не проявлял признаков беспокойства. Наоборот, он улыбнулся странному цыгану и протянут руку для приветствия. Тот энергично пожал ее, хлопнув парня по плечу, при этом недовольно выговаривал юноше:
- Ну и кто ты после этого, как не курвин сын? Мы его тут неделю ждем. Отец ночей не спит, цуйка в рот не лезет, поседел весь. Ни дома его нет, ни в училище, ни у друзей. Как растворился. А это чудо придунайское по кабакам в мордобитии упражняется, с девочками под ручку гуляет – не рановато ли загулял, сынок? И цветет еще как майская роза.
-Да ладно, тебе дядя Траян, ты бы поаккуратнее руками то махал! Больно..,– мальчик болезненно сморщился, видно любящий дядюшка несколько переусердствовал в процессе приветствия. К столу направлялся еще один тип, по сравнению с которым даже страшный цыган выглядел милым деревенским дядюшкой. Это потом Алиса не обращала внимания на шрамы свекра и его тяжелый взгляд. А тогда была готова забиться под плинтус от страха. Этот суровый морской волк, молча, взглянул на парня, и вдруг обнял его так, как будто не чаял его увидеть живым.
Алисе пришлось рассказать, где и при каких обстоятельствах она обнаружила этого юношу. Рассказала о том, что планировал лорд Артур (передала дословно все, что слышала от «доброго лорда», от кухарки и конюха). Девочка поведала о том, как на ее глазах парня зверски избивали, морили голодом и жаждой. Потом юноша рассказал, как его захватили. И самое обидное, что друзья отошли на минутку и в это время парня усыпили хлороформом прямо в парке на прогулке, среди белого дня. Марин не ждал нападения в людном месте, потому и не заметил опасности. Очнулся в потайной комнатке. И еще о том, какие именно бумаги его заставляли подписать. И каким образом – следы «настоятельных убеждений» еще не скоро пройдут. У сурового старика непроизвольно сжимались кулаки:
- Я этому лорду проклятому все припомню. Так его, гада подколодного, распотешу, что ему адские муки тайским массажем покажутся. Клянусь, он увидит господа Бога раньше, чем того захочет. Сейчас приведи себя в порядок (это он сыну), а то выглядишь форменным бродягой. Еще подумают, что ты похитил девочку. Траян, брат, помоги ему – ну и обработай, если надо, похоже, малому крепко досталось.
Через несколько минут парень появился в опрятном костюмчике.
- Вот теперь ты похож на человека, если не приглядываться, конечно – отец юноши удовлетворенно окинул взглядом парня.
Потом все трое проводили спасительницу до тайного лаза. Алиса вздрагивала от возбуждения и страха. Вины она за собой не чувствовала. Однако, если отец и мачеха увидят девицу в такой компании – наказания не избежать. Но все обошлось. Ее отсутствие даже не заметили. Надо было прощаться, но Алисе так не хотелось обратно. Парень на прощание подарил ей кулон с каким-то кристаллом в серебряной оправе. Он надел девочке его на шею. Вложил кулон в свои ладонь девочки, закрыл ее своими руками, и ей стало вдруг тепло и уютно. И случилось чудо – кристалл на украшении заискрился нежно-розовым светом.
- Вспоминай обо мне, княжна – тихо сказал парень и, пошатываясь, побрел прочь. Видимо ему опять захорошело. Отойдя немного, он присел на уличный вазон, опустил голову на руки и так замер. Траян встревожено засуетился вокруг племянника:
- Сынок, где болит? Не молчи, малыш? Голова опять кружится? Встать сможешь? Опять тошнит?
- Кто ты? О ком вспоминать? – так же тихо спросила Алиса, ожидая услышать что-нибудь арабско-турецкое или испанско-итальянское.
- Так он еще и представиться забыл. Совсем голову потерял. Девочка, этого оболтуса зовут Марин Земфиреску. Он мой сын и временами штурман на «Стриже». Прощай княжна и будь счастлива. Нам пора.
Следующим утром Лорд Артур Холмвуд, обеспокоенный побегом опасного преступника просил своих гостей покинуть особняк и отослал своих сыновей в хорошо охраняемое имение. Мачеха Алисы в виновности падчерицы даже не сомневалась. Но сообщать об этом хозяину дома не сочла нужным. Хозяин не связал происшествие с ее воспитанницей, и то, слава Богу. Ее муж, именитый психиатр, беспомощно разводил руками. Сама Алиса упорно отрицала не только факт участия в чем-либо порочащими честь юной леди, но и клятвенно заверяла, что даже не знает о каком подвале идет речь. А кулон со светящимся камнем она купила в недорогой лавочке. Ему и цена – всего несколько шиллингов. От нее отступились.
Только все реже забирали домой из школы. Сама Алиса не могла забыть свое первое свидание. В душе поселилась какая-то нежность к этому парню. И странное чувство, как будто Алиса знала этого красивого юношу всю жизнь. Девушки ни с кем не делилась своей тайной. Потом на улице знакомый дядька Траян несколько раз незаметно вручал девочке письма от Марина. Они пахли морем и табаком, эти письма были частью ее сказки.
- А где сам Марин? – девочка набралась смелости обратиться к страшному, похожему на злого цыгана Траяну (это сейчас она знает, что это добрейшей души сентиментальное создание, которое души не чает в детях своего брата). – Почему он сам не приходит?
- Приболел малость. Врачи гулять запретили, – сухо сказал дядюшка.
-Что с ним? Ноги болят? – спросила девочка с тревогой.
- Ничего особенно. Просто доктора не велят, говорят, может стать хуже – Траян отделался общими фразами.
Во-первых, ему не хотелось пугать девочку страшными и далеко неромантичными и неэстетичными подробностями. Зачем маленькой княжне знать, что ее друг потерял сознанием от боли в паре кварталов от места расставания, как он страдал все эти дни. Как тяжело он перенес операцию. Как плачет на болезненных перевязках. Как мечется и бредит в лихорадке. Да еще в подробностях.. И то, что ее друг находился на волосок от гибели. Слава богу, кости все целы. Но у парня в результате «гостеприимства» лорда Артура, возникло внутреннее кровотечение, которое чудом остановили. Во-вторых, не хотелось превращать племянника в глазах княжны из отважного юного героя в испуганного ребенка. Тем более, что в письмах парня не было ни слова жалобы.
-Вообще-то, мы скоро уходим. Марина отец перевел на заочное обучение – будет два раза в год сдавать экзамены. Вот тебе красавица «культурная страна»! Среди белого дня в многолюдном парке детей воруют! Ладно бы в темном углу или в кабаке припортовом! Тут же дамы с собачками, мамаши с детьми гуляют, парочки влюбленные, студенты праздношатающиеся – народу не протолкнуться. И хоть бы кто в полицию заявил. И ладно бы бандиты какие-нибудь – уважаемый человек, дворянин, лендлорд Артур Холмвуд со товарищи! И они еще что-то говорят нашему князю про гуманизм и права человека! Уж чья бы корова за гуманизм мычала, их бы молчала! В тряпочку! Одного мальчика больше не оставлю.
Через некоторое время в том же пансионате ее стали навещать дядя Мирчу и тетя Мина, а также братец Богдан с супругой, иногда со старшими являлся и младший братишка Димитру. Не смотря на титанические усилия Джона Стюарда, Алиса все-таки вспомнила родные лица. И отвечала родственникам на заботу искренней привязанностью и любовью. К просьбе дяди Мирчу не афишировать эти посещения директор пансионата отнесся более чем серьезно и внимательно. Тем более, что к просьбам прилагались весьма недурственные пожертвования как в адрес школы (весьма недурственные надо сказать), так и лично директору. Если такие любящие, приятные в обращении, а главное щедрые, родственники Алисы Стюард не желают, чтобы ее отец знал об их отношениях так это дело семейное. В конце концов, он директор школы, а не карманный адвокат семейства Стюардов. Опекуны на каникулы оставляли девочку в пансионате ( мачеха не одобряла общение родной дочери с воспитанницей мужа – в девочки все явственней проявлялась ирландская сида).
(продолжение слкдует)2


 Опубликовано: 14/09/17, 19:40 | Свидетельство о публикации № 782-14/09/17-38153 | Просмотров: 35



Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Рассказы [821]
Миниатюры [403]
Обзоры [742]
Статьи [172]
Эссе [111]
Критика [38]
Пьесы [11]
Сказки [119]
Байки [42]
Сатира [37]
Мемуары [94]
Документальная проза [13]
Эпистолы [13]
Новеллы [36]
Подражания [10]
Афоризмы [50]
Юмористическая проза [135]
Фельетоны [9]
Галиматья [248]
Фантастика [105]
Повести [162]
Романы [54]
Прозаические переводы [3]
Проза на иностранных языках [0]
Конкурсы [15]
Литературные игры [4]
Тренинги [6]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [940]
Диспуты и опросы [60]
Анонсы и новости [88]
Литературные манифесты [91]
Мистика [5]
Проза без рубрики [314]
Проза пользователей [158]
Критика 2 [1]
 

      2013-2017 © ПГ           Дизайн © Koterina                                 Правила сайта