• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение Добавить в избранное 04:56
   Вход
Главное меню
Статистика
Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1

Пользователи онлайн
Кто сегодня заходил

Поиск
Слово, фразу на сайте
Никнейм (первые буквы)

Вход
Никнейм:
Пароль:
Главная » Произведения » Проза » Фантастика

Агенты " Яломиште" (Часть 1.3)
Фантастика

Автор: Leno4ka


Да и появляться в столице без крайней нужды не хотелось. Говорят, что опять в Лондоне появились страшные существа из Восточной Европы. И самое печальное, для каких-то нужд похищают врачей. Знакомый мужа по медицинскому факультету доктор Сименс совсем недавно подвергся такому нападению. К знаменитому хирургу среди бела дня подошли два довольно странных джентльмена. Они сначала удостоверились, действительно ли имеют дело именно с доктором Питером Сименсом.
- Господа, мне, что вам диплом показать? В чем дело? Кто Вы? Что вам от меня нужно?
- Кто мы – не имеет значения, – сказал один из этих остроухих визитеров тоном, не терпящим возражений. – Господин доктор, Вы прямо сейчас пойдете с нами. Мой сын серьезно болен, и мне рекомендовали по этому поводу обратиться именно к Вам, как к наиболее компетентному специалисту.
- Но, господа! Я, конечно, чрезвычайно польщен, что мои скромные профессиональные успехи столь широко известны и так высоко оценены. Однако, рисковать своей репутацией не могу себе позволить. И потом, у меня другие планы, меня ждут друзья в клубе. И вообще…. – доктор попытался под благовидным предлогом отвязаться от приставших к нему просителей. Идти или ехать, куда бы то ни было, в компании карпатских демонов ему не улыбалось совершенно.
- Очень жаль, – жестким тоном сказал суровый мужик средних лет, запихивая доктора в экипаж, – но Вашим друзьям придется сегодня поскучать в клубе без Вас.
Перепуганного доктора с завязанными глазами привели на какой-то пароходик, в тесное помещение. Как только повязку с глаз сняли, врач огляделся. На жесткой металлической койке лежал испуганный не меньше доктора юноша, тихо постанывающий. Он был бледен и смотрел на врача расширенными от страха и боли глазами, по щекам катились слезы, но, видимо, пострадавший их не замечал. К счастью, мальчишка довольно сносно изъяснялся по-английски, осмотр и опрос больного удалось провести без особых проблем. Хотя сознание ребенка уже начало путаться, он уже с трудом понимал, что происходит и что от него хотят. Зачем его снова и снова мучают.
-Что произошло с этим милым юношей?
-Его держали в плену и регулярно жестоко избивали, не делая скидку на юность.
-Ваши конкуренты и, так сказать, собратья по ремеслу?
- Нет, доктор, уважаемый дворянин, лендлорд Артур Холмвуд с друзьями.
- Будем считать, что последних слов, господин капитан, я не расслышал…
- Да пес с ним, с этим лендлордом. Свое он еще получит. Что-нибудь можно сделать? Малому еще помочь можно?
- Господа! Требуется срочная операция, – сказал доктор после того, как описал отцу и дяде мальчика ситуацию, в надежде на освобождение.
- Доктор, вот бумага и чернила. Пишите, что и кто Вам нужен. Через час у вас это будет.
- Господа, я, конечно, сделаю все, что от меня зависит, чтобы помочь пареньку. Но, надеюсь, вы отдаете себе отчет, что в данной ситуации ничего не могу гарантировать.
- В таком случае, – мрачно ответил капитан, – и я ничего Вам не могу гарантировать, господин доктор.
Хирург понял, что ему отсюда не выйти, пока его не отпустят и этого старого эльфа-пирата лучше лишний раз не злить, открыто демонстрируя свое пренебрежение. Врач написал требуемый список и отдал его тому, кого капитан назвал Траяном. Раз уж этот пират так ценит свою свободу, что согласен ради этого рисковать жизнью ребенка, заставляя резать его в неприспособленном для этого месте – сам и будет виноват.
Хирург понял, что ему отсюда не выйти, пока его не отпустят и этого старого эльфа-пирата лучше лишний раз не злить, открыто демонстрируя свое пренебрежение. Врач написал требуемый список и отдал его тому, кого капитан назвал Траяном. Раз уж этот пират так ценит свою свободу, что согласен ради этого рисковать жизнью ребенка, заставляя резать его в неприспособленном для этого месте – сам и будет виноват.
Через час действительно в той же каюте появились инструменты, установка для дачи хлороформа, затребованные лекарства и инструменты. А также обалдевший ассистент доктора, которого вытащили из театра на самом интересном моменте. Старший коллега и учитель посвятил ассистента в суть проблемы. Оба доктора как никогда тщательно готовили помещение, мыли руки, высчитывали дозы. Закончив операцию, оба врача стали напряженно ждать. Хорошо, что мальчишка очнулся, хотя отходил от наркоза довольно тяжело. Перевязки и промывания, надо сказать, что процедуры довольно болезненные, переносил очень плохо: часто терял сознание от боли (на крики и слезы этого юного флибустьера врачи не особенно обращали внимание – разве что на ночь прописывали снотворное). Через несколько дней парню стало лучше. Было понятно, что жизнь его уже вне опасности. Доктор с ассистентом были отпущены по своим делам и даже доставлены по адресам.
Хирург и его ассистент еще несколько раз навещали странного больного, стараясь, чтобы эти визиты остались в тайне. О том, что странный джентльмен щедро расплатился с докторами (да так, что у обоих возникло желание немедленно включить этого пирата в список наиболее уважаемых пациентов (на чей зов спешат в любое время года и суток)), мистер Сименс и его ассистент, естественно умолчали. И не из ложной стыдливости, а из вполне обоснованного страха потерять репутацию уважаемых членов избранного общества. И превратиться в глазах своих друзей и пациентов в третьесортных полунищих и алчных лекаришек. Которые, ради лишней монетки, готовы связаться со всяким сбродом. Совсем другое дело – по принуждению и под дулом пистолета. Как говорят эти Восточно-европейские варвары: «Против лома нет приема, если нет другого лома». А благородному джентльмену постоянно с ломом ходить как-то неприлично.
Через пару месяцев после того, как ее воспитанница освободила пленника в замке Холмвуд, в городе стали происходить странные события. Сам лендлорд, обедая с друзьями в клубе (в котором состоит не один год – с ранней юности) внезапно почувствовал себя нехорошо и скончался до прихода врача. Яда не нашли ни в еде, ни в напитках. Да и все прочие, обедавшие с почтенным лендлордом в тот роковой день пребывали в добром здравии и не почувствовали ни во время трапезы, ни после нее даже легкого недомогания. Персонал и члены клуба были искренне удивлены и расстроены этим печальным событием. Через пару недель доверенный слуга лорда, конюх Джеймс Смит, неудачно упал с лестницы и остался калекой. Потом были таинственные исчезновения еще нескольких подручных лорда, одного полисмена и трех сотрудников береговой охраны. Артур Холмвуд младший, принявший дела отца, рвал и метал, требовал от полиции и спецслужб решительных действий и конкретных результатов. Обратился за помощью даже к знаменитому сыщику Горкинсу. Но тот категорически отказался. Даже родной брат сыщика не смог повлиять на ситуацию. Юноше, если парень желает прожить долго и счастливо, Горкинс рекомендовал не повторять ошибок отца и не развлекаться игрой в захват заложников. Ибо такие развлечения чреваты весьма печальными последствиями.
- Вы же, англичанин! Более того, вы английский дворянин! Вы просто обязаны перевернуть все эти пиратские притоны! – кричал в отчаяние сын лендлорда. – Вы просто обязаны или найти убийцу моего отца или, в крайнем случае, перестрелять всю эту Восточно-европейскую шушеру. Кто знает, на что они способны еще! Вдруг им придет в голову устроить экскурсию по Букингемскому дворцу и вырезать королевскую семью. Это же не люди – это же чудовища!
- Молодой человек, – спокойно спросил сыщик, – не припомните ли, с чего начались все эти таинственные и печальные происшествия?
- После того, как из подвалов отца сбежал его пленник, сын пирата Иона Земфиреску, – недоуменно пересказал юноша давно и всем известное.
- Артур Холмвуд, Ваш многоуважаемый отец, являлся ли полисменом, его замок филиалом Тауэра? В особняке Холмвуд есть специальные помещение и соответствующая охрана? Ваш отец получил приказ от начальника полиции, главы контрразведки (моего предприимчивого братца Майкла Горкинса) или от самой королевы лично захватить этого заложника? – сыщик продолжал задавать вопросы негодующему парню.
- Конечно, нет, – удрученный горем юноша не мог понять, к чему все эти рассуждения. – Но эти Земфиреску пираты и, кроме того, княжество, под покровительством которого находится вся эта милая семейка – дружественно Российской империи. Эти господа и их покровители – враги Великобритании и всей просвещенной Европы. И долг каждого патриота…
- Дорогой друг, оставил империи, и прочие высокие политические материи, вернемся к нашим скорбным делам…. Ваш отец не имел ни морального, ни юридического права хватать этого мальчика и удерживать его. Великобритания, насколько мне известно, в данный момент не находится в состоянии войны ни с этим Карпатским княжеством, ни с Российской Империей. Более того, официально они наши союзники.
- Официально, конечно, они наши союзники. Но так сложилось исторически, что эти варвары-славяне и еже с ними….
- Насколько мне известно, Ваш отец не получал ни приказов, ни даже просьб или рекомендаций захватить сына Земфиреску от лиц, уполномоченных такие приказы в случае необходимости отдавать. Даже если такие приказы и имели место быть, то правительство Великобритании приложит все усилия, чтобы похищение и последующие удержание в плену Марина Земфиреску, также как и насильственные действия в его отношении с целью склонить его к предательству родного отца, изготовление заведомо недостоверных свидетельств, выглядело частной инициативой лендлорда Артура Холмвуда старшего. И последствия такого патриотического рвения, если бы дело удалось довести до конца, могли бы быть куда более прискорбными – вплоть до упоминаемой вами, милый друг, экскурсии по Букингемскому дворцу. Так что нам, в определенном смысле, повезло. Старый лис Земфиреску, сам того не желая, помог нам, и особенно Вам, юный друг, сохранить лицо и доброе имя.
- Но ведь этот старый лис Земфиреску…
- Этот старый лис Земфиреску, до того как Ваш уважаемый отец, чуть не убил его любимого сына, никого не трогал и никому не мешал. Да, его сыновья и братья серьезно осложняли жизнь нашим турецким союзникам во время карпатской заварушки. Но ведь и турецкие войска и британские инструкторы были оккупантами. Любой народ имеет право защищать свою землю от захватчиков, при этом совершенно не обязан с этими захватчиками нянчиться и сентиментальничать. После войны этот пират мирно, честно и добросовестно перевозил грузы и попутных пассажиров из пункта А в пункт В. Если бы не издевательство над этим мальчиком – вообще ничего бы не было. И говорили бы мы с Вами, милый Артур, о куда более приятных вещах. Ваш отец сам спровоцировал насилие. Сами понимаете, ссорится с Россией нам сейчас не с руки. Поверьте на слово, юноша, в данных обстоятельствах худой мир намного лучше доброй ссоры.
- Я им этого так не оставлю. Я лично изведу всю эту проклятую породу. Я применю против них их же оружие.
- Друг мой – устало сказал сыщик – лучше послушайте моего совета. Оставьте эту глупую затею. Я был в этом княжестве. Поверьте на слово, мой мальчик, их, как впрочем и Россию, лучше иметь в друзьях. Или, на худой конец, не иметь врагами. Оставьте карпатских эльфов в покое. Им от нас, англичан, ничего не нужно. Не ходите со злом к ним в дом, не грабьте их города и села, не обижайте их друзей, и они Вас не тронут.
После убийства такого уважаемого человека, обладающего такими связями, Эмили Стюард чувствовала себя в большом городе крайне неуютно. Если эти эльфы не пощадили знатнейшего лендлорда, то с бедным психиатром уж точно церемониться не станут. Тем более что слухи ходили один страшнее другого. Бедной женщине везде чудились убийцы и диверсанты. Воспитанница Стюардов ничего не знала об этих слухах и страха не испытывала. Тем более, что она никого не обижала.
Иногда, Алиса вечерами выходила к тайному лазу в заборее (предварительно она получала от своего друга него письмо, что он в Лондоне, сдал все экзамены и совершенно свободен), где ее поджидал тот самый зеленоглазый парень. И они подолгу, иногда ночами напролет гуляли по городу. Всегда в небольшом отдалении она замечала крадущуюся за ними тень. Делала вид, что не замечает дядьки Траяна. Девочка понимала, что после того, что пришлось пережить Марину и его родственникам по вине лорда Артура, они уже не смогут доверять этому городу. Парень и девушка были благодарны дяде Марина за его деликатность. Старый Траян не лез на глаза, не вмешивался в разговор молодых – просто следил за тем, чтобы их никто не обидел. К счастью, желающих обижать не находилось. Дядька Траян внушал такой ужас, что потенциальные доброхоты нутром чуяли: тронешь эту парочку – через мгновение предстанешь пред светлые очи создателя.
И как в первый раз, болтали обо всем и ни о чем. Иногда по воскресеньям, парень водил ее в свой храм, где они вместе молились. Он просил у Бога здоровья и счастья для малышки Алисы. Она просила удачи, здоровья и счастья ья для штурмана Марина. Никто из них не просил ничего для себя. Была ли эта уже любовь, или еще детская привязанность, Алиса затруднялась ответить тогда, затрудняется и сейчас. Ей рассказывали о предназначении – когда у влюбленных словно одна душа на двоих. Может быть – это было оно. А потом опять были письма – добрые, нежные, временами смешные. Когда Алиса их читала, ей казалось, что она слышит голос Марина – красивый, завораживающий, с едва приметной хрипотцой (сказываются частые простуды), видит его добрые и понимающие глаза, чувствует прикосновение сильных, но таких ласковых и нежных рук..
Иногда опекуны девочку все-таки забирали домой. Ей приходилось снова притворяться обычной девочкой. Приближалось окончание школы, и надо было что-то решать. Дядя Мирчу и тетя Вельгемина обещали забрать ее к себе – просто решили дать девочке доучится. Оставаться в приемной семье, да и вообще в этой стране девушка не хотела. Кроме малышки Оливии ее в семье никто не любил. Доктор Стюард был добр к ней, но прочно удерживался под каблуком хитроумной супругой, которая вертела им, как хотела.
Алисе было уже семнадцать. Позади пугающие выпускные экзамены, которые она сдала на отлично (мало того, ей была вручен золотой вензель лучшей ученицы). На выпускном балу Алиса была настоящей королевой. Многие выпускницы рыдали от зависти. Роскошное платье не забивало, а лишь оттеняла красоту, которой девицу наградили родители. Одно только огорчало Алису – корабль Иона Земфиреску вместе со всем экипажем (членом которого являлся и сын капитана), задержали таможенники и без объяснения причин продержали взаперти целую неделю. А потом просто выпустили, извинившись за следственную ошибку и причиненные неудобства. А парень так страдал, что не сумел разделить с подругой ее первый взрослый вечер. Заметки и фотографии с выпускного вечера престижной школы для девочек были размещены в самых популярных газетах. К несказанной радости мачехи, на девушку обратил внимание сын одного из приятелей мужа. К тому времени она была уже не угловатой большеглазой девчушкой. Все, кто знали ее настоящую маму Люси, отмечали, что дочь превзошла красотой и остроумием свою мать. Известно, что ирландские сиды расцветают рано и цветут долго. Мачеха не стремилась держать в доме такую красавицу – ее дочь, может и не так красива, как это эльфийское отродье, но и она достойна удачного замужества. Поэтому заботливая мать решила отдать нелюбимую воспитанницу первому, кто попросит ее руки – будь он даже последним забулдыгой, игроком, чернокнижником, сектантом или садистом-убийцей.
Алиса никаких чувств, кроме отвращения к жениху не испытывала. Великовозрастный юноша, на фоне ее друга Марина Земфиреску смотрелся довольно непрезентабельно. Он был слегка лысоват, старше ее лет на пятнадцать, имел неприятное лицо с надменным выражением. Ну, это еще ничего – живет же мадам Франкенштейн с мужем да и нахвалиться не может (хотя физия у него – тот еще красавец, ночью увидишь красу неописуемую, пять лет заикаться будешь). К неказистому, как впрочем, и к самому красивому облику быстро привыкаешь. С лица воду не пить. Но ей было особенно неприятно, что у жениха склочный и жестокий характер, мелочный, жадный пьяница и игрок. Алису чуть не тошнило от отвращения, когда этот противный субъект смотрел на нее своими пустыми, пресыщенными безжизненными глазами. Смотрел, как на дорогую вещь, которую можно будет потом весело прогулять. Мало того, лорд Артур, сын покойного лендлорда Холмвуда, начал оказывать девушке пугающие и двусмысленные знаки внимания.
Миссис Стюард было откровенно все равно, покинет ли нежеланная воспитанница ее дом женой противного пьяницы или любовницей лендлорда Артура. Впрочем, одно другому не мешает. Лишь бы поскорее перестала быть соперницей ее дочери (хотя тогда Оливии было всего двенадцать лет). При первой встрече с тетей Миной Алиса поделилась с ней своими проблемами. Тетя помрачнела. Потом обняла девушку и ободряюще улыбнулась:
- Не бойся, доченька. Мы тебя в обиду не дадим, тем более этому ничтожеству. И поверь, милая, от этого пьяницы я тебя как-нибудь избавлю.
- Что же мне делать? Вдруг меня выдадут замуж насильно?
- Доверься мне, милая. Я и Мирчу этого не допустим. Только прошу – никому ни слова.
- Даже Оливии?
-И ей тоже. Она добрая и чистая душой малышка, но совсем не умеет врать. Она не выдаст тебя специально, но вряд ли сможет солгать на прямой вопрос матери.
- Может быть, мне им прямо сказать. Чего мне бояться?
- Все-таки они обращались с тобой довольно порядочно. Вообще, чтобы ты знала, доктора Стюарда заставили в этом участвовать. Хотя он, как человек честный был категорически против. Тем не менее, он тебя не обокрал, хотя и имел полную возможность. Потому и не хотелось бы отплатить им за все грандиозным скандалом. Но напугать мадам все же следует.
- А если меня мадам выпихнет за этого козла насильно? Я же удавлю его в первую же ночь.
- Этого я не допущу. Просто тогда придется отбросить всякие политесы. Миссис Стюард больше чумы боится огласки и потому на открытый конфликт не пойдет. Лучше сделай вид, что ничего не знаешь. И жди неожиданного гостя к празднику.
По рекомендации доброй тети Алиса продолжала делать вид, что послушно готовится к замужеству. При этом молилась лишь об одном – чтобы родственники не опоздали. Когда до нежеланной свадьбы оставалось меньше месяца, на пороге дома доктора Стюарда появилась странная дама в монашеском одеянии. Она представилась как настоятельница женского монастыря имени Святой Марии. Девушка с радостью узнала мадам Александру, сестру деда Владислава. Как раз дражайший женишок гостил у невесты, угостившись бутылочкой виски за счет будущего тестя.
- Это и есть наш хваленый жених? Миссис Стюард, Вы все лондонские помойки обошли? Может где еще более жалкое создание завалялось? – задала монашка риторический вопрос с довольно оскорбительной интонацией.
- Я бы попросил Вас, мадам, отнестись более уважительно к английскому дворянину, – начал мужчинка воинственно привстав над столом, но странная монашка резко опустив нежную ручку на плечо, буквально вдавив соискателя руки и сердца внучки в глубокое кресло. Эксцентричная дамочка оглядела кандидата в мужья и презрительно захохотала:
- Даже я, чего скрывать, не пошла бы с ним в кровать. А невинную девицу за такое, за ОНО (старушка красноречиво обвела фигуру жениха) отдавать, не стыдно ли? Девицу княжеских и королевских кровей – за этого ханыгу!? Ну ладно мадам. Ей лишь бы девчонку с рук сбыть. А ты, психиатр хренов, разве не видишь, что у него на физиономии написано крупными буквами – конченый алкоголик. Да ему не девочка нужна, приданое ее богатое. Ему, похоже, девочки вообще без надобности. Только дай вору золотую гору – всю ее промотает.
- Да как вы смеете – попытался возразить оскорбленный жених. Но мать Агата, в миру бабушка Александра, так нежно приголубила его, что тот покатился со стула. И умилено воскликнула, как будто увидела говорящую дворняжку:
- Ой, оно еще и заговорило! Какая прелесть! Полкан тоже, говорят, от борзой не отказался, да только породу испортил.
- Да я сейчас полицию позову! – испуганный жених выпятил хилую грудь колесом и пытался принять свой обычный надменный вид. При этом выглядел очень комично. – Тут оскорбляют благородного джентльмена. Я, старая ты ведьма, пришел к своей невесте и просил бы….
- Слушай, ты, проситель, дворянин недоделанный, поддувало прикрой. А то, неровен час, и в самом деле получишь, – мадам Александра сказала это буднично и спокойно, но жениха это испугало сильнее, чем окрик.
- Миссис Стюард, я прошу, я настоятельно прошу оградить меня от оскорблений этой особы! – жених Алисы властно глянул на будущую тещу, угадав, кто в этой семье все решает.
- Для внучки моего покойного брата – такой жених оскорбление! От жены, тварь, любви требовать будешь, уважения и почтения? Только за что тебя, паразита, уважать-то, а уж тем более любить? За твою пьянку бесконечную? Еще не муж, а уже на бровях прискакал. Что с тобой дальше будет? Или за карточные долги? – жестко оборвала его излияния монахиня.
- Не знаю, кто ты такая, старая ведьма! И знать не желаю! Если не прекратишь, я буду вынужден принять самые решительные меры. Я английский дворянин и не потерплю такого обращения! – голос жениха сорвался на хриплый фальцет. .
- Радуйся, сморчок перезрелый, что брат мой на небесах. Вот у него бы ты полетал на пинках. Любовь, конечно зла – по себе знаю. Но ты, козел безрогий, даже не надейся.
Алиса смотрела на странную монашку, как чудесного избавителя. Оливия откровенно потешалась – жених сестры был ей неприятен. Сестры радостно обнялись (до чего жене доктора неприятны эти объятия). И даже опекун облегченно улыбнулся. Только миссис Стюард обижено и презрительно поджала губы – опять придется терпеть в доме опасное во всех отношениях существо.
-Больше ни минуты не останусь в этом дурдоме – истерично заверещал жених – И запомните миссис Стюард. Или вы выставляете это существо (мужичонка красноречиво указал на крепкую, статную старуху) или свадьбы не будет.
-Ты еще здесь, недоразумение господне, – насмешливо произнесла монахиня. – Сын мой, Вы испытываете затруднение с поиском выхода. Могу помочь.
Матушка Александра под дружный девичий хохот, открыла дверь и, схватив объект одной рукой за шиворот, другой за ремень брюк, вышвырнула его из дому, как нашкодившего кота. Следом матушка выкинула пальто и шляпу.
Миссис Стюард возмущено воскликнула:
- Мадам, Вы привыкли командовать у себя в монастыре. Похоже, и сестры в Вашем монастыре все знакомые. А, что удобно: смолоду вместе в лесу разбойничали – под старость вместе грехи замаливаете. Но, по какому праву вы распоряжаетесь в моем доме? И где, я после такого позора, найду девочке жениха?
- Если бы Владислав был жив (тут психиатр и его жена одновременно испугано перекрестились), он не допустил бы такого позора. Чем такой жених, лучше никакого. А Вам, супруге уважаемого человека, врача, доктора медицинских наук (насколько я понимаю ваш муж не самый последний человек в своем городе, да и вообще – достоин искреннего уважения в любой точке планеты), разве не обидно унижаться перед этаким ничтожеством? Перед этим пустым местом. И главное, чего ради? Алиса что – страшна, как смертный грех? Или она дурочка? Или она что, больна сифилисом или иной постыдной болячкой? Или ей лет от трехсот до пятисот? Или она беременна неизвестно от кого? Какой у девочки изъян, что она должна соглашаться на такое срамное предложение? И сиять от счастья, что его получила?
-Ноги моей в вашем доме не будет! – истерично огрызнулся через порог выставленный жених.
- Сын мой, ты сам уберешься или тебя пристрелить, – старушка вытащила из мантии старинную пистолю. Обиженный мужчина с криком помчался по улице, распугивая прохожих.
- А теперь, доченька, садись и слушай внимательно. Я расскажу тебе то, что должен был рассказать вот он, так называемый отец. Но, видимо не счел нужным. И старушка рассказала девушке практически все, про ее родителей, про дядю и брата. То, что она сумела узнать сама. Монахиня рассказывала больше для четы Стюардов, чем для внучки. Девушка и старушка и некоторое время молчали. Потом бабушка сказала:
-Теперь зачем я пришла. Твой давний знакомец Марин Земфиреску получил диплом штурмана. Его отец Ион Земфиреску…
(При этих словах опекуны стояли как громом пораженные – их воспитанница, оказывается, водит шашни с этой пиратской семейкой, а они радовались – девочка увлеклась физическими упражнениями и прогулками на открытом воздухе (знать бы как далеко эти упражнения зашли, счастье, если еще не перешли в горизонтальную плоскость) Вот умна стервочка малолетняя – этого у нее не отнять).
Бабушка Александра торжественно продолжила, когда опекуны перестали хватать ртом воздух:
-Его отец Ион Земфиреску просил твоей руки у твоего дяди Мирчу. (Тут Алиса напряглась). И он разрешил при условии, что сама Алиса не против. Действительно – юноша из приличной семьи (миссис Стюард воздела очи к небу : «Земфиреску – приличная семья» – апокалипсис не за горами), честный, порядочный и достаточно обеспеченный (Кто бы сомневался!!!)). Ну, что дочка, ты согласна?
Алиса смущено кивнула, не находя слов от радости.
В дверь вошел Марин в белом кителе и с огромным букетом цветов и маленькой бархатной коробочкой. Парень очень волновался. Вдруг любимая Алиса выберет не его. Вдруг девушка решит, что – их любовь детское увлечение, красивая сказка, которую не стоит брать с собой во взрослую серьезную жизнь. Вдруг Алиса просто не захочет сложной и трудной жизни с моряком, не пожелает всю жизнь за него переживать и волноваться, как его мама. Жених, которого нашла опекунша для воспитанницы не самого приятного обличия и не самого покладистого нрава, к тому же пьяница и игрок. И вообще довольно противный, если честно. Но вдруг юная княжна решит, что облезлый воробей в руках все-таки лучше, чем красивый журавль в небе (вернее в море).
- Проходи смелее, лисенок! Хватит приплясывать на пороге, сынок, – весело крикнула бабушка Александра – Ну, смелее, малыш, она согласна!
Марин вошел, не чувствуя под собою ног. Боже, как он был тогда красив – высокий, чистое лицо, смуглое от загара, и темные, густые волнистые волосы. И большие зеленые глаза, добрые и счастливые. Алисе он тогда напоминал смущенного черно-бурого лиса. Он сам надел ей на палец кольцо с бриллиантом. Руки любимого слегка дрожали от волнения. Нежно и немного неуверенно поцеловал руку невесты. Юноша и девушка не замечали ничего и никого.
Миссис Стюард ушла громко хлопнув дверью – она всегда говорила не делай людям добра, не получишь себе зла. Она долгих семь лет терпела эту девочку, воспитывала, учила ее быть настоящий леди. Она устроила девчонку с дурной кровью в приличный пансионат, пыталась устроить ее семейную жизнь. И вот награда за труды – эта дочь ирландской бандитки и карпатского эльфа выходит замуж за пирата. Такого же карпатского демона, как и ее папаша (чтоб ему перевернутся). Отблагодарила доченька. Спасибо, дорогая! Все усилия, чтобы избежать огласки, все пошло прахом. Кто теперь возьмет замуж ее дочь? Бедняжка Оливия, страдать будет, без вины виноватая. Женщине даже казалось, что она слышит будущие пересуды «Это же та самая Оливия, чья сестра вышла замуж за пирата Земфиреску! О, ужас! Какой позор!!! И эту неблагонадежную девицу в невестки! Ни за какие коврижки!»
С другой стороны, подумала Эмили Стюард уже спокойнее, – юноша удивительно хорош собой, и, похоже – не бедствует. Такое кольцо с бриллиантами и принцессе надеть не стыдно. Миссис Стюард отдала бы многое за то, чтобы этот мальчик оказался не карпатским, вернее придунайским эльфом (который по страной прихоти судьбы пиратсвует на море), а англичанином. Конечно, все эти Земфиреску – пираты. Однако пираты богатые и удачливые. Во всяком случае, намного богаче талантливого, но слишком честного и порядочного для своей профессии врача психиатра. Даже медяка не взял из денег Алисы – кормил, поил, одевал, учил – все на свои деньги. Мало того, они в фаворе у князя – недаром он возвел их семейку в дворянское достоинство. Жаль, что князь этот – недруг Британской империи. Но при наличии умной и дипломатичной тещи все можно исправить. И еще жалко, что все братья Марина женаты. За то младший сын князя Мирчу не торопится связать себя узами брака – не иначе ждет малышку Оливию.

Алиса чувствовала себя как во сне. Даже само венчание плохо помнит. Рядом любимый, похоже, тоже слегка не в себе. В церкви она не видела ни гостей, ни посетителей. Чувствовала руку Марина в своей руке и из всех длинных молитв таинства запомнила только «Венчается раб божий Марин рабе божьей Алисе». Небольшое застолье с самыми близкими. И потом свадебное путешествие на том самом «Стриже». Конечно, дядя Мирчу мог позволить себе снять более роскошное судно. Но девушка не хотела, чтобы ее праздник был омрачен присутствием толпы посторонних. Стриж – корабль крепкий и достаточно большой, чтобы вместить всех, с кем Алиса и Марин желают разделить свою радость. Даже психиатру, его жене и дочери нашлось там место. Кроме того – это юркий пароходик казалось молодым супругам живым существом, надежным и добрым другом в отличие от огромных, неповоротливых и напыщенных прогулочных кораблей.
Сохранилась газета на память (видимо сентиментальный дядюшка Траян приберег для потомков). «Вчера, 2 июля 19.. года в православном приходе города Бристоль (дорогие читатели, не удивляйтесь, есть и такой приход , в портовом городе полно выходцев из Восточной Европы, среди них есть и такие, что и за пределами родины продолжают держаться за веру отцов) состоялось венчание племянницы князя Мирчу Алисы и молодого штурмана барона Марина Земфиреску. Торжества по этому случаю прошли до неприличия скромно, если учесть сословие, к которому принадлежит невеста и богатство семьи жениха. В свадебное путешествие молодые отправились на судне, принадлежащем семье жениха. К сожалению, не можем предоставить развернутый фоторепортаж с места событий, так как представители прессы не были приглашены…» В газете был напечатан снимок, случайно сделанный фотохудожников в порту: красивый крепкий парень несет на руках свою невесту в белом облаке свадебного платья. Фотографу удалось прочитать и запечатлеть миг счастья в глазах влюбленных. Потом автор долго (на четырех полосах) рассуждал, почему свадьба такая скромная и нет ли в жилах правителей карпатского княжества, которые называют себя эльфами, гномьей или драконьей крови – уж «слишком они бережливы». Княжна Алиса выбрала свадебное платье в салоне Сара и Абрам», хотя могла бы позволить себе и более дорогой наряд. Не могли же они догадаться, что платья в «престижных ателье» казались юной девушке или слишком вычурными и тяжелыми. Девушка, (и в этом ее поддержали и тетя Вельгемина и жена брата Сильва) не хотела в семнадцать лет выглядеть, как сорокалетняя вдова миллионера. Некоторые произведения дорогих портных казались ей чрезмерно смелыми (декольте до пупа и подол, едва прикрывающий бедра (даже если это все усыпано драгоценными камнями) – наряд на любителя). Платье же, выставленное в витрине Сары из молочно белого шелка (это было самое дорогое платье, от которого отказалась заказчица, сочтя цену заоблачной), понравилось и невесте и ее родственникам. И почему князь Мирчу (не самый бедный человек в Европе), снял для банкета не самый дорогой и шикарный, но проверенный ресторан своего друга. Так как скандальных подробностей не было (даже традиционного для этих восточно-европейских варваров праздничного битья посуды и физиономий гостей), журналист жевал и пережевывал давно известное.
Сама Алиса и ее муж Марин считали свою свадьбу идеальной. А свадебное путешествие (тот его отрезок до дельты Дуная) – самым счастливым временем своей жизни. По большому счету – это путешествие продолжается.
Уже шестнадцать лет, как она – Алиса Земфиреску. Годы изменили и ее, и любимого мужа. Всякое было. И недопонимание, и недолгие размолвки. Особенно когда женщина узнала тайну семьи Земфиреску. И что лисья морда на флаге – не просто модное украшение. Оказалось, что Алиса попала в семью яломиште. Это преображающиеся эльфы, вторым обликом которых являются лисы. Обычно эти существа редко покидают родные леса. Но жестокость турок в свое время вынудила эльфов заняться опасным морским промыслом вдалеке от родной речки Яломицы. Оказывается, что лисьи повадки дядьки Траяна, который неслышно подкрадывается к жертве – это не игра воображения испуганной девочки. Нечеловеческая изворотливость свекра и необыкновенная дипломатичная мудрость свекрови. Необыкновенный слух Марина, его тонкое, почти звериное обоняние, его манера прищуривать глаза и пристально всматриваться, необыкновенная потребность в прикосновениях (Марину и детям вечно надо прикоснуться, приласкаться, потереться, прижаться) – все встало на свои места. Только было ли место ей, Алисе, в этой лисьей шайке? Если бы не вмешательство свекрови Иляны, не известно, чем, бы все закончилось. Совместный путь даже очень любящих супругов не всегда устлан благоухающими лепестками роз. Но мудрая мать любила невестку, тем более что девочка обладала всеми качествами, которыми должна обладать настоящая лиса. Жена Марина красива, умна, изворотлива, отважна и рассудительна, умеет слушать и слышать, смотреть и видеть – разве что не может превратиться в лису. Но это умение в создавшихся обстоятельствах не самое востребованное. Тем более, что эту девочку больше жизни любит ее сын, она мать ее внука. Иляна приложила все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы дети не разбежались. И дети осчастливили бабушку Иляну еще двумя малышами.
(продолжение следует)


 Опубликовано: 14/09/17, 19:46 | Свидетельство о публикации № 782-14/09/17-38154 | Просмотров: 70



Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Рассказы [842]
Миниатюры [427]
Обзоры [746]
Статьи [180]
Эссе [116]
Критика [38]
Пьесы [11]
Сказки [120]
Байки [45]
Сатира [37]
Мемуары [107]
Документальная проза [15]
Эпистолы [13]
Новеллы [36]
Подражания [10]
Афоризмы [50]
Юмористическая проза [144]
Фельетоны [9]
Галиматья [250]
Фантастика [109]
Повести [168]
Романы [54]
Прозаические переводы [2]
Проза на иностранных языках [0]
Конкурсы [25]
Литературные игры [3]
Тренинги [6]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [962]
Диспуты и опросы [61]
Анонсы и новости [90]
Литературные манифесты [101]
Мистика [11]
Проза без рубрики [323]
Проза пользователей [178]
Критика 2 [24]
Ужасы [2]
 

      2013-2017 © ПГ           Дизайн © Koterina                                 Правила сайта