• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение Добавить в избранное 04:56
   Вход
Главное меню
Статистика
Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1

Пользователи онлайн
Кто сегодня заходил

Поиск
Слово, фразу на сайте
Никнейм (первые буквы)

Вход
Никнейм:
Пароль:
Главная » Произведения » Проза » Фантастика

Агенты " Яломиште" (Часть 4)
Фантастика

Автор: Leno4ka


Как только уехали сын, невестка, деверь и старший внук, Иляна сильно заболела. Пока бабушка лечилась в больнице, Сергей Ганин остался единственным взрослым в семье. Ему заботиться о ребенке ему было не в диковинку – его жена Марица часто бывала в командировках. Но забота сразу о четырех сорванцах сбивала его с толку. Хорошо, что Владик вовсе не был маленьким изнеженным принцем (чего так опасался дядя Сергей). Мало того, что мальчишка умел готовить простую еду (тут уж не до деликатесов и разносолов), содержать в чистоте квартиру, он лихо управлялся с этой лихой командой. Так бы они и дождались Марина и Алису без особых приключений. Но тут руководство Сергея Ганина решило направить его в очередную командировку. Тот, как мог, открещивался и отпирался, ссылаясь на свалившиеся семейные обстоятельства: он остался единственным опекуном четырех мальчишек, которых некуда было девать и не с кем оставить. На третий день переговоров инженеру Ганину предложили поехать в эту командировку, взяв с собой детей. Тем более, что жить им предложили в одном из пионерских лагерей на побережье Крыма. Целебный климат, морской воздух и усиленное питание пойдут мальчикам только на пользу. Да и ребятишки под присмотром будут, пока их отец и дядя занят на службе. Все лучше, чем, если бы они просто слонялись по улицам.
Наталья Шегапова, студентка второго курса политехнического института работала вожатой в лагере без особого энтузиазма. Девушка не могла простить, что позволила комсоргу себя, «как самую ответственную из всех комсомолок», уговорить на это, с позволения сказать «комсомольское задание». Умом она прекрасно понимала, что директор лагеря обратилась к комсоргу политехнического института вовсе не от хорошей жизни или с целью испортить, лично ей, Наталье Шегаповой, настроение и выстраданные каникулы. (Кто виноват, что она, Натка, оказалась не в то время и не в том месте). Что ни директриса, ни комсорг не виноваты в том, приказ на создание санаторного отряда пришел едва не за три дня до смены, а все студенты педагогических ВУЗов и СУЗов, желающие работать, уже заняты. Оно и понятно – штатное расписание (вплоть до сторожей, прачек и кухонных работников) вверенного ей оздоровительного объекта также было готово и утверждено еще за месяц до начала сезона. Но НКВД – это тебе не тетя Зина с колхозного рынка, с ними не поспоришь и не поторгуешься – себе дороже. Вообще, Натке хотелось на молодежную стройку к близкой подруге. Но ей, вместо рабочей романтики, приходилось довольствоваться восторженными письмами Анютки и завистливым рассматриванием ее фотокарточек. Вот кто, по мнению студентки, занимался стоящим делом, пока она тут утирает сопливые носы больным малышам. Наталья написала не одно и не два письма в комитет комсомола с просьбой освободить ее от этой работы и направить на любой другой участок. Она же будущий инженер, а не воспитатель. И душа у нее не лежит к этому виду деятельности. Есть же студенты педагогических ВУЗов – тут они были бы гораздо уместнее. Но комитет хранил загадочное молчание. И поэтому когда вожатую позвали к начальнику лагеря, сердце девушки забилось в радостном волнении – вдруг это ее услышали и сделали верные выводы.
В кабинете директора лагеря девушку ожидал мужчина средних лет, с суровым выражением лица, в строгом костюме, несмотря на жару. Губы Натальи непроизвольно растянулись в улыбке. Особенно, когда этот мужчина попросил директора лагеря оставить их одних. Вот сейчас этот строгий начальник увезет ее от этого неприятного места туда, где вершатся настоящие дела, где ключом кипит настоящая трудовая жизнь.
- Наталья Семеновна Шегапова, если не ошибаюсь – произнес начальник спокойным голосом.
- Она самая, – бойко и радостно отрапортовала девушка. – Наталья Семеновна Шегапова, готова отправиться в любое место, где буду полезна партии и комсомолу.
– Разрешите представиться: Александр Викторович Бортников, руководитель молодежного туристического клуба «Белая Сова». Милая девочка, присядем у меня к Вам серьезный разговор.
Всю радость Натки сдуло холодным ветром. Явился очередной воспитатель и опять будет ей сушить мозги. Говорить ей, как маленькой девочке, в тысяча первый раз всем давным-давно известные избитые истины.
- Дорогая Ната, во первых, на данный момент партии ты гораздо нужнее здесь, на этом посту ( девушка скривилась, как от зубной боли –«опять началось!»). Во-вторых, дорогая Наталья Семеновна, у меня к Вам очень ответственное поручение. Можно сказать, дело государственной важности. И никому другому я его поручить не могу.
- Как дело государственной важности может быть здесь? – недоуменно воскликнула девушка. – В пионерском лагере завелись шпионы?
- Не совсем то, что Вы, Наталья Семеновна, вообразили. Но близко. Дело в том, что в этот лагерь не позднее завтрашнего числа прибудут четыре ребенка.
- Среди смены?
-Так получилось. Вот их личные дела – Александр Викторович по очереди выкладывал из портфеля на стол прономерованные картонные папки. – Александр Сергеевич Ганин – Алька, 6 лет, сын инженера Сергея Ганина и его жены Марицы, в девичестве Маргулис (ныне покойной). Аркадий Маринович Земфиреску – Ярик, 10 лет и его брат Ромул Маринович Земфиреску – Ромка, (Роми) 8 лет, сыновья наших агентов Алисы и Марина Земфиреску, у них есть еще один брат – Николае, (Ники) 15лет, в настоящее время вместе с родителями на задании. Владислав Богданович Дашевский – Владик, 13 лет, сын княжича Богдана и Сильвы Вареску, а также внук князя Мирчу, зверски убитых прошлой весной. (Взрослый мужчина опустил руку на плечо испуганной девушки.) Да, Наташенька того самого князя Мирчу, о котором я рассказывал на комсомольском собрании Вашего института. Мальчик – круглый сирота, у него нет ни отца, ни матери, ближайшая родственница – Алиса Земфиреску, двоюродная сестра его отца.
- Конечно, это все очень занимательно и безумно интересно, Александр Викторович, – со слезами в голосе спросила вожатая – Но причем тут я?
- Притом, что Вы – вожатая в санаторном отряде.
- Мальчики чем-то больны? Почему именно в санаторный…
- Нет, мальчишки практически здоровы телом. Но они все очень напуганы. И они пережили такое, о чем бы Вам, Наточка, вообще лучше не знать даже теоретически. При этом, как видите, уважаемая Наталья Семеновна, они все разного возраста. Однако этим ребятам лучше держатся вместе.
- Но к чему такая секретность? Конечно, они практически все иностранцы. Но - сейчас таких как они очень много. Беженцы из этой страны давно не в диковинку. Тем более здесь.
- Дело в том, что эти мальчики не совсем люди. В смысле не совсем земляне.
- Они что же, по-вашему, марсиане? – Наташа вспомнила недавно прочитанную книжку «Аэлита».
- В некотором смысле, – ответил руководитель туристического клуба. И целых три часа инструктировал девочку-вожатую на предмет, кто именно к ним едет, как с ним обращаться, что, как и кому можно говорить. От полученной информации голова буквально раскалывалась, мысли путались.
- Они по-русски говорят? Или хотя бы понимают? – спросила вожатая, предполагая, что с этими инопланетными деточками придется как-то объясняться. Хорошо бы не на пальцах.
- Может быть, не совсем чисто и правильно, – успокоил ее старший наставник, – но понять друг друга при желании сумеете.
- В чем же заключается мое особо важное задание? – спросила девушка, совершенно сбитая с толку. Рухнули ее надежды на перемену места работы. Мало того, появился странный сотрудник в штатском (не иначе НКВД-шник) и морочит голову всякой чертовщиной. Какие-то пришельцы, эльфы, гномы, оборотни, лисы и волки – и все на голову бедной Натки. Везет, как утопленнику. Жизнь бьет ключом! И все по голове!
- Во-первых, Ваша задача-минимум - эти мальчики должны быть живы и здоровы. Задача-максимум – сделать так, чтобы для этих ребят Советская Россия стала не злой мачехой (которую терпят от безысходности, потому что некуда деваться), а доброй приемной матерью. Я не могу Вам сказать всего, но поверьте мне на слово – от Вас зависит очень многое. И самое главное, Наточка, никому ни слова сверх того, что я Вам разрешил. По всем вопросам, особенно, если возникнут трудности, обращайтесь ко мне лично, вот по этому телефону (и дал девушке аккуратно вырезанный из картона прямоугольник , где был написан номер телефона и ниже приписано «Бортников А.В. руководитель туристического клуба «Белая Сова», Пандорин С.П. консультант по делам детей и молодежи, старший специалист по аномальным явлениям спецотдела НКВД»).
Наталья вежливо попрощалась с руководителем клуба. И убежала в маленькую каморку рыдать над своей печальной участью. Ну, ничего. Комсоргу она еще выскажет свое мнение по поводу своего распределения на трудовой семестр. Может быть, и не только комсоргу. Над ним тоже есть старшие товарищи. Мало того, что она будущий инженер, занята детским садом для разнокалиберных деточек. Так ее еще и втянули в непонятную политическую игру с неопределенным финалом. Самое обидное, что даже с согласия не спросили – просто поставили перед фактом. Вот тебе, дорогая Натка, к твоим деточкам еще четыре сорванца, которые к тому же еще и не совсем земляне (не поясняя толком, что это значит). И будь им, пожалуйста, родней родной матери. А если что не так – спросим с тебя по всей строгости.
Ранним утром к воротам лагеря подъехал грузовик. Машина остановилась. Из кабины вышел мужчина со шрамом на щеке. Следом за ним ловко спрыгнул длинный худощавый мальчик на вид лет тринадцати, темноволосый и загорелый. Следом мужчина со шрамом начал вытащил двух мальчишек восьмилетнего огненно-рыжего сорванца и худенького белокурого ангелочка шести лет от роду. Последним из кабины показался еще один рыжик. Он выкинул из кабины один рюкзак «Влад, лови!» Старший мальчик ловко поймал груз, закинул на плечи. Мальчишка тянул за собой еще один рюкзак «Дядя Сережа, хватай». Мужчина со шрамом вытащил из кабины огромную заплечную сумку. «Роми, наши лови!» – мальчик выбросил узелок – другой рыжик поймал узел на лету и дурашливо вздохнул « все, что нажито непосильным трудом». После чего с ловкостью обезьяны мальчик выпрыгнул из кабины грузовика.
- Спасибо, друг! Прямо к воротом довез, – поблагодарил водителя мужчина со шрамом. – Сколько я тебе должен?
- Слушай, начальник, не обижай, ладно, – ответил шофер, – Я что, зверь какой, тебя среди дороги с такой оравой высаживать. У самого дети.
Натка еще наивно надеялась, что, может быть, к ней эта компания не имеет никакого отношения. Что они совершенно случайно заблудились. Но вот эта странная компания вошла в ворота лагеря. Угрюмый темноволосый мальчик усадил младших братьев на узлы в тени раскидистого дерева (как оно называется, Натка так и не запомнила), сам присел рядом. Потом прошелся взад и вперед несколько шагов, разминая ноги. Прогулял таким же образом малышей. Мужчина со шрамом подошел к сторожу и спросил :
- Где я могу найти Наталью Семеновну Шегапову? Я от товарища Бортникова с поручением.
Сердце вожатой неприятно опустилось куда-то вниз. Все. Кончилась ее хорошая жизнь. Сторож, как на грех, увидел девочку и с видом знатока произнес:
- Это которая из санаторного отряда? Так вот она идет в синем сарафане, собственной персоны.
Наталья стояла и смотрела на прибывших. Все, как рассказывал руководитель туристического клуба. Только девушка себе несколько иначе все представляла. Не выспавшиеся мордашки хулиганистых мальчишек мало походили на утонченные лики аристократов. И появление компании ничем не напоминало торжественный въезд титулованных особ. Приличия требовали действий. Мужчина со шрамом подошел к девушке сам:
- Разрешите представиться Ганин Сергей Петрович. Александр Викторович уверил, что к вам я могу обратиться.
Мужчина со шрамом уже казался ей по-своему симпатичным. И разговаривал он с девушкой очень уважительно. Что несколько примирило вожатую с ее непростой миссией. Действительно, ее будущий коллега, совсем не виноват в том, что погибла его жена. И в том, что на его попечении осталось четверо детей, его вины нет. Обида в сердце девушки сменилось искренним состраданием. Тяжело ему справляться со всем одному, без женских рук.
- Конечно, без проблем. Мы уже ждем.
Наталья проводила гостей до приготовленного специально для них летнего домика. Мужчина вежливо поблагодарил девушку и завел своих сорванцов внутрь. Через некоторое время мальчики и их опекун появились снаружи уже переодетые. Владик сменили плотные брюки на нечто до колен неопределенного цвета. Поверх натянул темно-синюю рубашку с вышивкой по воротнику. Рыжие братцы тоже переоделись – коротенькие черные брючки из тонкой, но плотной материи и одинаковые зеленые рубашки с голубой оторочкой по воротнику и краям рукавов. Алька был одет в легкий костюм из плотного хлопка темно-бежевого цвета. Мужчина показал на Натку спокойно сказал:
- Это Наталья Семеновна Шегапова, ваша вожатая.
- Для друзей просто Ната, – поправила его девушка.
- Так вот, парни, по работе я могу задерживаться допоздна, а могу и не прийти ночевать. Пока меня нет с вами, вы поступаете в распоряжение Натальи Семеновны. И вам нужно слушаться ее во всем. И ее распоряжение выполнять как мои приказы. Все понятно? И еще, Алька и Ромка, особенно вас двоих касается – едите, что дают, носами не ворочаете и харчи не перебираете? Бабушки Иляны здесь нет. И готовить курочку для вас персонально некому. Это понятно?
Малыши особенно не возражали. Алька нетерпеливо ковыряя ботинком песок, посмотрел на рыжую компанию. Ярик и Ромка, похожие на шкодливых лисят, вопросительно глянули на Владика. Самый старший брат поднял на девушку лицо. Ее поразили глаза: большие, красивые, ярко зеленые, опушенные длинными густыми ресницами. И такой странноватый завораживающий взгляд. Где-то она это уже видела. И в голове всплыло воспоминание о том самом комсомольском собрании, где говорил о страшных событиях в одной маленькой стране. И портрет князя Мирчу – мальчик был так похож на деда – длинный, жилистый, загорелый, с правильными чертами лица. Эти красивые глаза смотрели на нее оценивающе. Мальчик кивнул братьям. Те кивнули на вопрос Сергея.
- Влад, – сказал Сергей, – остаешься за старшего. Все, малышня, мне пора на работу.
- Все будет в порядке, дядюшка, я прослежу, – ответил подросток так, словно сильно сомневался в педагогических способностях вожатой.
Предчувствия ее не обманули. Те полтора месяца работы в лагере, когда она стонала и охала, казались ей теперь золотыми денечками. Как хорошо было работать с детьми тихими, послушными, понятными. И ее санаторный отряд был самым малочисленным – всего десять ребят. Любопытная и шабутная башкирка Амина, которой все интересно и тихая, как мышка, ее сестричка Гульнара. Спокойный до неприличия Вася Баранкин. Добрый и молчаливый любитель книг и шахмат Толик Мересьев. Дерганый Иоська Цукерман, пытающийся всех строить, но у которого ничего не получается. Его просто никто не воспринимает всерьез. Вертлявый Лешка Карасев, по кличке Карасик и его маленький братик Венька. Три ласковые девочки-сестрички Ларины: Ольга, Татьяна и Машенька. И тут, чтобы жизнь медом не казалось - нате вам, Наталья Семеновна, получите и распишитесь. Юного принца в изгнании с повадками отпетого хулигана. Владислав ни по внешности, ни по манерам не соответствовал представлениям девушки о том, какими бывают наследники богатых семейств. Она ожидала видеть этакого рыхлого, изнеженного недоросля, или «юношу бледного со взором горящим», падающего в обморок при слове «дурак», при этом надменного и капризного. Не способного шагу ступить без прислуги. Парень был аккуратно одет и причесан, держался спокойно, уверенно и доброжелательно. Но глядел жестко, и казалось, держал под контролем все окружающее пространство. Больше напоминал настороженного волчонка-подростка, чем княжича. Сразу вспомнилась характеристика, данная главным дервишем Нуром Мурадие, его прадеду (отцу его деда Мирчу): « Маленький волк, что похож на щенка. Пока он не страшен, но это пока». И к нему в придачу три его братца из породы – оторви и выбрось. Эти два рыжих братца с виду паиньки, с удивительно миловидными личиками, мгновенно располагающие к себе незнакомца – воплощение воспитанности и благонадежности. Если бы не их манера прищуриваться, невинно-нахальные улыбки и пугающая легкость и стремительность движений. Для полноты образа им не хватает только лисьих хвостов. Один только белокурый малыш Алька, ласковый, доверчивый, послушный еще как-то напоминал нормального ребенка.
(Продолжение следует)


 Опубликовано: 16/09/17, 18:57 | Свидетельство о публикации № 782-16/09/17-38202 | Просмотров: 63



Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Рассказы [842]
Миниатюры [427]
Обзоры [746]
Статьи [180]
Эссе [116]
Критика [38]
Пьесы [11]
Сказки [120]
Байки [45]
Сатира [37]
Мемуары [107]
Документальная проза [15]
Эпистолы [13]
Новеллы [36]
Подражания [10]
Афоризмы [50]
Юмористическая проза [144]
Фельетоны [9]
Галиматья [250]
Фантастика [109]
Повести [168]
Романы [54]
Прозаические переводы [2]
Проза на иностранных языках [0]
Конкурсы [25]
Литературные игры [3]
Тренинги [6]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [962]
Диспуты и опросы [61]
Анонсы и новости [90]
Литературные манифесты [101]
Мистика [11]
Проза без рубрики [323]
Проза пользователей [178]
Критика 2 [24]
Ужасы [2]
 

      2013-2017 © ПГ           Дизайн © Koterina                                 Правила сайта