Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Земля эльфов. Оружейный обоз
Фантастика
Автор: JackStone
предисловие.
Лакуна(пробел в тексте).
"Пустоши Морганнуга" - то есть, история в стиле "однажды гном, эльф и человек встретили на болотах НЕХ" у меня не пишутся. В том смысле, что лит. план -"они пошли туда, сделали то, а потом..." - есть. Но у меня не получаются хорроры, а там должен быть именно он. Поэтому там пока так и висит лакуна. И - нет, это не "Собака Баскервилей" в бэке, хотя аллюзии на неё на уровне авторского стёба, разумеется, есть )))

Оружейный обоз

Человек размеренно подбрасывал в руке пригоршню камешков.
Лёгкое постукивание увесистых речных окатышей могло выдать звуком, но здесь, близ башен заражённого эльфийским проклятьем Дракенсанга, охотников на людей не было, да и быть не могло.
До следующей весны здешние места превратились в пустыню.
Ямар задумчиво окинул взглядом широкую просеку, отделявшую его от опушки леса. Задумчивость была уместна, ибо из-за мутных слюдяных стёкол кожаного защитного капюшона видно было мало и плохо.
Среди пожухлой травы бесформенными кучами громоздилось несколько коровьих туш, поросших хрупкими бледно-жёлтыми хлыстами "эльфийской поганки", омерзительно шевелящимися на солнце.
Каждый хлыст увенчивался пушистым, похожим на соцветие одуванчика шариком ядовито-зелёного цвета.
Эланор Эгладор, или, как определяют этот не то гриб, не то животное отцы-инквизиторы - "гнусное издевательство и непотребство над природой".
Едва только живому существу доводилось задеть усики грибницы, как соцветия эланора выпускали облако спор, прилипающих к любому теплокровному существу, не то что холоднокровные эльфы.
А поскольку споры приклеивались благодаря клейкой оболочке, обновременно бывшей и контактным ядом, подвергнувшаяся атаке особь не успевала отойти больше чем на несколько шагов.
Хорошо ещё, что эланор - выморочный вид, который не выдерживает нанешних зим, да и быстро вырождающийся - каких-то веществ в почвах ему не хватает.
Однако эльфа не устают высаживать его на опушках своих лесов и на тех землях, которые они считают своими, хотя транспортировка этого растения весьма сложна.
Ямар прикинул направление ветра и от души запустил пригоршню камней на просеку - и ещё, и ещё, и ещё...
Попадание камня в метательный мешок, надувшийся у самой земли, заставляло эланор выпустить все накопленные споры и они повисали в воздухе на несколько часов становясь тем самым жёлто-зелёным, как в мастерской алхимика ядовитым эльфийским туманом, который и дал название острову.
Эльф неспешно - чтобы не создать ненужных колебаний воздуха - отошел от края поляны, присев на подходящий пень от вырубки и сам стал похож на корягу в своем костюме из толстой кожи, покрытой ремешками и петлями для крепления веток.
Нужно было ждать, пока несильный ветерок не расчистит просеку от тумана.

***

Оружейный обоз.

1.
(возможно, будет отрезан этот кусочек, ибо ни на что не влияет, перегружая текст описанием)

Хоть и прошло со времен Вильгельма Завоевателя лет как бы не триста, однако лес не спешил даваться человеческим находникам, оставаясь вотчиной всякой лесной нечисти - будь то нелюдь, опасная разумом, или нежить, опасная безумием, которое нагоняет на всякого, кто осмелится вступить в эльфийские пределы.
Болота, опасные глубокими топями-зыбунами, жадными до всего, что попадает в невинно выглядящее, закрытое похожей на траву ряской окно; ядовитые испарения, могущие задушить всякого, кто на болоте оказался в неурочный час; буреломы вековых деревьев, невесть каких чудищ скрываемых под корнями; вечная полутьма меж тесно сдвинутых стволов в несколько обхватов человеческих рук и странные звуки - не то вой, не то стон, то ли вздох болотный, то ли ветер приблудившийся в ветвях. Вечно закрытые туманом долины, из которых мало кто поднимался - если находились такие дурни, чтобы в эти долины по доброй воле спуститься, и одиноко возвышающиеся средь леса холмы с каменными кольцами, выложенными на лысых верхушках.
Лес был чужд человеку, да и зверья под лесными сводами водилось немного, всё больше нечистого - змеи, насекомые и уж совсем неведомые твари, то ли с незапамятных времён уцелевшие, то ли исконные здешним местам. Недаром среди мореходов ходит присловье - "плыли на Альбион, а попали в Авалон". И не понять шутки, ведь и Альбион, и Авалон - один остров, средоточие эльфийского могущества, если верить откопанной в древних книгах премудрости.
Лес был человеку чужд, однако и эльфов не жаловал. Исстари эльфы жили бок о бок с этим лесом, но лишь немногие эльфы жили в лесу искони, получив прозвание Тёмных - то бишь, живущих в тени лесов. Прочие, именовавшие себя Светлыми, прежде, до прихода людей, жили на равнинах, и только окольчуженная конница хумансов загнала легковооружённых лучников в лес.
Впрочем, это для эльфов недавно было, для человека же триста лет - почти вечность. Оттого и считаются эльфы за бессмертных, ибо срок им отпущенный вшестеро превосходит жизнь даже очень старого человека; а до преклонных лет дожить сложно - неурожай от внезапного ливня или заморозков, некстати случившихся, случайности баронских междоусобиц, чума, напущенная теми же эльфами...
Потому и сильна вражда смертных и бессмертных - то, что для человека было десять поколений назад, когда он и дела дедов разве что по байкам, для эльфов - то, что было вчера, а не вчера - так недавно; от того и лютуют эльфы, оттого и приписывают книжники эльфам врождённую лютость к человеческому роду.
А ещё эльфы мстили за вымирание. Природа не любит несоразмерности, и коль скоро отмерила она эльфам долгую жизнь, то детородную силу отпустила нелюди весьма расчётливо, и рождение ребенка в эльфийских стойбищах - дело нечастое.
Раньше всего с этим столкнулись Тёмные эльфы, привыкшие во время голоных зим подбрасывать своих детёнышей Светлым - ибо на равнинах выжить было легче. И даже когда пришли люди, практика эта не изменилась - дети у эльфов, как и у любого вымирающего вида - святое. И уж пусть лучше ребёнок вырастет подменышем, воспитанным людьми и ненавидящим собственную кровь, чем погибнет от холода и недостатка еды.
Понятна и обратная мена - эльфки при всём своем распутстве часто бездетны, но матери хорошие, и часто берут себе приёмышей... когда ситуация позволяет.
Сам Ямар с такими не встречался, но подозревал, что, по достижению известного возраста судьба таких мало отличается от его собственной: такие отторгались своими родичами по крови, но и не принимались теми, среди кого выросли, и людей резали с ненавистью, редко присущей эльфу по крови.
С такими было лучше не встречаться.

2.

Вот уже третий день даяк крался по эльфийской земле.
Уж на что эльфийский Тёмный лес темнее и дремучее леса обычного, который привычен человеку из Заморья (а там леса тоже дикие и опасностей там хватает), но Отпорный лес, который эльфы специально взращивают на границе с землями хумансов опаснее эльфийского леса во сто крат.

В Отпорном лесу не живёт никто, кроме вымирающих реликтовых видов: растений, по сравнению с которыми Эланор покажется безобиднее одуванчика; животных, которые если и зовутся волками, вепрями и нетопырями, то только по недостатку слов, способных эти химеры описать; и тварями, которые и вовсе чужды этому миру - ибо как назвать сущность, способную втиснуться в мёртвую, покинутую душой и жизнью оболочку, требующую только крови? Сущность, пробуждённую к жизни чарами эльфов и вытесненную в Отпорный лес, зажатую с одной стороны церковными колоколами, и эльфийской музыкой и талисманами - с другой?
Нет таких слов в человеческом языке, да и в словах ли дело? От того, что упырь прозван упырём ещё никто не понял, кто (или что) это такое.
Как уверяют коричневорясые проповедники появились эти твари от эльфовства, да только выдумки это. Те, кто по границе-Грани ходят, знают, что для эльфов эти твари столь же опасны, как и людям, разве что эльфам известны они много лучше - нелюдь ведь с нежитью живёт бок о бок издавна, и враждует столь же давно. Оттого и ценится у даяков эльфийское оружие, равно годное и против людей, и против нежити.
Но эльфийский клинок - вещь редкая даже у эльфов, и оттого даяки переходят тпорный лес крадучись. Иначе нельзя, да и переходят - не все. Многие не возвращаются, и некому рассказать, что с ними случилось.
Заморские книжники, понятно, почитают это за суеверие. Даже несколько экспедиций устраивали - да только не любит нежить шума и многолюдства, страшится пения, да оно и понятно: с тем же успехом охотятся на тигров-людоедов на дальнем Юге. Чем больше толпа охотников, тем легче зверю уйти, да и не будет он с толпой связываться. Но пройдись по саванне один-вдвоём, - сразу наткнёшься на Зверя.
Кажется, простой выход - ходи по Отпорному лесу толпой, да шуми побольше, да только ведь и эльфы не дремлют, собирают отблесками камней-палантиров охотничьи отряды и расстреливают многолюдство явившееся стрелами из зарослей.

Потому по лесу Отпорному дальше пройдет тот, кто идет медленно. Осмотрелся - не всколыхнётся ли где ветка, не сбилось ли пение птиц, мягко дошёл, а где и дополз до следующего подходящего места, с которого снова осмотрелся. Вроде и невелик, неширок лес Отпорный - а несколько дней на его преодоление потратить придётся.

К дороге Ямар вышел неожиданно. Не дорога даже - просто широкая, едва-едва повозке проехать, тропа. Малоезженая, по всему видно, что чаще раза-двух в месяц телеги тут не ездят.
Но хотя бы телега тут всего один раз проехала, Ямар насторожился. На Границе любая странность толкуется как опасность, а тут странность была, и такая, что заслуживала самого тщательного изучения.
Эльфы повозками не пользуются, что для цивилизации, почерпнувшей идею ездовых животных у людей вовсе не удивительно. Эльфы, тут поверья не врут, действительно дружат с животными, но "дружить" как "жить в мире" и "дружить" как "использовать" - вещи разные.
Значит, ехали люди. А что людям с повозкой делать в сердце Отпорного леса?
Ямар не знал, но собирался выяснить.

3. Лесная встреча.

Люди, вставшие лагерем чуть в стороне от пробитой ими в лесу тропы не боялись ни нелюди, ни нежити. Не в похвалу сказано - без осторожки в лесу нельзя, лес беспечных не любит.
Но нежити не стерёгся и Ямар - мал шанс в предзимнем лесу столкнуться с упырём или призраком - эти больше у неосвящённых кладбищ толкутся, железным песком необсыпаных, крепкому же духом демон бессилен что-то сделать. Если проповедникам верить.
Эльфов же неведомые путники не стереглись.

У края неширокой прогалины стоял небольшой возок - в меру узкий и короткий, чтобы удобнее было проскальзывать меж деревьев на лесной дороге. Рядом с возком лениво пощипывали траву два невысоких, чёрных как уголь "пещерных дьявола", как прозывали норовистых и злобных лошадок гномьей породы.
Лошади на Авалоне появились вместе с Вильшельмом Завоевателем, и поначалу воинов его звали "наездниками на драконах" - ибо на кого же ещё походит оседлавший коня всадник? Недаром многие летописцы переписывают веками байку о том, как эльфийское ополчение у Каэр Стинга сокрушил не сам удар окольчуженых копейщиков, но ужас, сопровождавший появление алоплащных всадников.
В те же лихи времена появились лошадки-пони у гномов. Не исключено, что продавший этих недоконей контрабандист не раз потешал в тавернах слушателей историей о том, как выдал пони за настоящих боевых "дестрие"; но надо признать, что гномы сумели изрядно подсластить себе пилюлю.
Злобные, упрямые, норовистые "дьяволы" исправно приводили в движение шахтные насосы, откачивающие воду, подъёмные клети, раздували меха горнов, таскали вагонетки по штрекам - а на поверхности их шипастые подковы, укреплённый на лбу рог и латы делали этих лошадок весьма опасными противниками.
Хотя для того, чтобы заставить их ходить под упряжью требовались кнут и дубина.

Лучшие ходоки по эльфийским лесам - орденские братья.
Нежить их не чует, а с нелюдью они ведут войну на равных, кое в чём даже превосходя.
Эльф - он в лесу родился и живёт, ему здесь всё привычно и знакомо, многие вещи он имеет отродясь, и даже не задумывается об этом.
Иное дело - орденский брат. Он о многом должен думать, потому что врождённого чутья леса ему не дано. И немало ему придётся исходить и избегать троп в лесных монастырях, что поставлены в самых тёмных и чёрных местах, где даже эльфы не ходят по доброй воле, да и по нужде стараются не заглядывать.
Но ходить по лесу орденцы могут по-разному.
Могут - так, что и не поймёшь, человек идёт или куст выпростал из земли корни и решил разузнать, где земля слаще, воздух гуще, а вода не мочит корни, заставляя гнить на корню, а подступает в меру.
А могут и так, что идёт в середине отряд егерей какого-нибудь барона - специально не шумит, но для лесового эльфа всё равно что на параде и с музыкой. Вокруг же, невидимками - орденские братья, ведущие охоту на охотников.

Вот на такую подвижную засаду обозники и походили. Пятеро крепких, низкорослых мужиков, из тех, что за головами не охотятся, но предлесьем хаживают частенько - укутанные в толстые просмолёные плащи, с бородами до пояса и заткнутыми же за поясы топорами - готовили себе на костре какое-то варево.
И хоть готовили по всем правилам - яму в земле под очаг выкопали, ветками от взгляда и ветра прикрыли - но только не найдёшь в осеннем лесу совершенно сухого дерева, да и приготовление пищи - дело пахучее, отчего все бывалые охотники за головами питаются в лесу всухомятку. Для здоровья оно полезней выходит - потому что избыток железа и дерева в организме гораздо вреднее недостатка воды в желудке.
А так - от костерка и дымком тянуло, и запахом пищи. Можно было бы ещё и покричать, и песен попеть, но совсем тогда бы подозрительно вышло.
Не для эльфов как раз - эти гордецы человека от животного едва ли отличают. Но братья любят соблюдать меру.
Ямар перевалился за кустом на спину - по рубежному, не повернувшись, а перетекая с живота на спину, и задумался.
То, что делали обозники, здорово походило на то, что собирался сделать он сам, потому что невозможно поймать ветер в поле и выследить эльфа в лесу. Ямар, конечно, мог бы найти эльфийское стойбище, может быть, даже, оставшись при этом незамеченным. Но только как узнать при этом, где искать маркграфову дочку? За месяц, коли жива она, далеко её могли увести, а всех стойбищ не найдешь-обойдёшь, скорее, тебя найдут.
Так стоило ли тянуть?...
Потому Ямар и решил выйти к эльфам - выходили же иногда к людям хилдоры, люди, воспитанные эльфами; почему же обратному не случаться?
Конечно, рисковал даяк - неизвестно, как повернётся, может, и украсить ему ещё своими кишками ствол гворна - смертедерева, но тут уж как выйдет.

Серый брат возник перед даяком неожиданно.
Ещё миг назад был один ствол у дерева, - и вот их стало уже два, и не сразу сообразишь, что второй - это человек в серой рясе с глубоким капюшоном, молитвенно сложивший руки на груди.
Оружия не видно, но Ямара это не обмануло - в широких рукавах найдётся место и для десятка "кленовых листьев", и для ножа-горлореза.
Некоторое время даяк и монах смотрели друг на друга, затем "оборотень" указал пальцем в сторону телеги, и Ямар покорно повиновался.
Что ещё оставалось делать?

4.

- Эва, какого зверя выловили! - приветствовали Ямара и монаха обозники. - Один он такой?
Монах отошёл к возку и разлепил губы.
- Да. Лиэн проверяет его следы.
- А... - заикнулся один из мужиков, но поперхнулся словом. Ямар усмехнулся. Ведомы нам ухватки эти, не один Лиэн в лесу прячется.
Мудро, хоть и неясно пока, что орденцам делить с этой компанией.
Обозников - монахи по отдельному счёту пойдут - было пятеро. Типичные лесные побродяги - за эльфами не охотятся, а вот за лёгкими деньгами всегда и везде.
Заправлял всем рослый медведеподобный мужик заросший чёрной бородой так, что казалось - глаза из волос и торчат только. Он же первый и спросил, обдав Ямара запахом чеснока и громким прибрежным говором.
- Ну, парень, и откуда ты такой взялся на нашу голову? Что в лесу об эту пору делаешь?
- Охочусь, - ответил Ямар, и посмотрел на бесстрастного монаха. Однако серорясый замер подобно статуе, и даже глаз не видать.
- Все охотники по тавернам сидят - нечего в здешних местах об эту пору делать, - возразил бородач, запустив в бороду пятерню.
Один из мужиков - в круглой валяной шапке, на которую удобно одевать шлем, буркнул сквозь выбитые передние зубы.
- Шпорить шотов, шо это хилдор, Лэнс. Муш скво.
- Потише, Тидда, потише. - Лэнс-бородач посмотрел на Ямара. - Не то чтобы я тебе совсем не верил, но всё же сними капюшон, ладно?
- А если я откажусь? - спокойно спросил эльф. Снять капюшон он всё равно собирался, но ему было интересно взглянуть, что предпримут обозники.
Два человека, стоящие за возком вскинули арбалеты.
Ямар усмехнулся Лэнсу и сбросил капюшон.
- Подменыш, - буркнул Тидда. - Не нравится мне это, Лэнс!
Бородач нахмурился, косясь на монаха.
Ямар чуть заметно улыбнулся - похоже, Лэнс растерялся. Появление даяка портило какие-то его планы, хотя поведение Серого брата его тоже удивляло.
Намеренная безучастность, - судя по всему, то ли брат сам растерялся... то ли просто ждал начальства; не иначе как того самого Лиэна, который проверял Ямаров след.
И, судя по всему, Лиэн вознамерился проверить этот след до самого Дракенсанга.
- Расскажи ещё чего-нить, - тем временем попросил Лэнс. - Ты так и не сказал, что ухорезу делать в лесу поздней осенью. И звать тебя как - может, я о тебе слышал?
- Бешеный пёс, - назвался Ямар старой кличкой. Представляться нынешним именем при монахе было неосмотрительно - статуса "прокажённого" с Эльфа никто не снимал. - Что же до моего дела... я иду за миледи Айленн, дочерью маркгафа Гленвиля.
Тидда хохотнул.
- Её уж на шашлыки порубили, малыш, - уверенно сообщил он. - На смерть верную шагаешь.
Лэнс повернулся к невысокому жилистому человеку, стоящему чуть поодаль от телеги и абалетчиков.
- Кайс, ты слышал чего об эльфе с таким именем?
- Да, - отозвался Кайс, скользнув по Ямару взглядом. - Был такой агент Ордена в Энсе лет пять назад. Молодой, резкий, орудовал пехотным двуручем. Потом пропал.
- Ходячая энциклопедия, да? - Ямар с интересом взглянул на Кайса. - Не похож ты на барда!
- Я не бард, - сказал Кайс так, что на этом разговор - и без того не особенно оживлённый - заглох.
- Ладно, - заключил Лэнс. - Потом разберёмся. А тебе, Бешеный, придётся прогуляться с нами. Не спеши возражать - может, узнаем чего и о девке этой.
- Интересно, где же находится столь дивное место? - иронически спросил Ямар.
- Узнаешь, - буркнул Лэнс и обернулся к своим. - Запрягай лошадей! Пока ещё кто на огонёк не пожаловал...

5.

Колеса повозки были сколочены из грубых досок, изрядно выщербленных.
Щербины и сколы были свежими, что наводило на мысль о том,что обозникам уже пришлось отбивать нападение.
Возможно поэтому люди, сопровождавшие караван шли молча, настороженно вглядываясь в лес.
Два монаха мелькали то впереди, то позади отряда, проверяя дорогу, и Ямар пришёл к выводу, что речь может идти о чём угодно, только не о засаде.
Повозка мерно переваливалась на ухабах и корнях, тещала сучьями и изрядно действовала ухорезу на нервы. Охотник не любит быть приманкой, а именно ей Ямару и пришлось по воле обозников стать.

Перед повозкой, ведя "драконов" в поводу шли два брата, несколько ранее дежавшие Ямара под прицелом арбалетов. Звали их Стори и Руфус - имена явно гномьи, хотя на гномов братья ничуть не походили. Но к гномам явно касательство имели - поскольку коньки слушались их беспрекословно; а уж учитывая их почти собачье чутье на чужой запах - оставалось лишь предположить, что либо оба брата гномы, либо с рождения из шахт не вылезали.
Лэнс ушёл вперёд, явно не доверяя разведке монахов. Ямару становилось всё более интересно, что свело вместе эту странную компанию - хотя удовлетворять свой интерес он предпочёл бы на известном расстоянии.
Тидда и Кайс шли позади, и Ямар периодически чувствовал, как в его спину упираются колющие взгляды.
А вокруг стелился лес - вековые, в два обхвата, стволы; свешивающаяся с ветвей паутина мхов, диковинные шляпы грибов-чаг. Сквозь полуголые ветви, морщинистые и чёрные, проглядывало серое пасмурное небо. Воздух вокруг был вязкий и мёртвый - без единого движения или ветерка, так, что любое сказанное слово не улетало далеко, повисая в воздухе и тяжело падая к ногам.
Разговор завели Тидда и Кайс, не разговор даже - обмен фразами, между которыми повисали томительные, тягучие паузы.

- Туман скоро поднимется, - подал голос Кайс.
- Да, - отозвался Тидда.
Что ж, туман был бы совсем не лишним, подумалось Ямару. В тумане от навязавших своё общество спутников можно было бы оторваться; в тумане Эльф обставил бы и серорясых - недаром на границе он с рождения.
- Эй, Бешеный!- Тидда словно почувствовал его настроение. - Ты не трудись слишком, положи арбалет свой в повозку, устал ведь, небось?
- Нет, - Ямар повернулся, посмотрев в воровато-наглые глаза Тидды. Руки обозник тщательно скрывал за колесом телеги, и Эльф пожал плечами.
- Спасибо за заботу, - коротко поблагодарил он, сбросил с плеча трёхсотфунтовку, и подошёл к телеге, заботливо прикрытой холстом. Куда бы его?...
Крестострел лёг прямо между парой бочек, сдернув с них холст.
Ямар тотчас же отошёл, но того, что он успел разглядеть было достаточно - теперь он знал, что везли в повозке.

Эльфы полагают себя высокоразвитой цивилизацией - и это, пожалуй, верно, когда речь заходит об искусстве, врачевании или магии. Но вот с ремеслами у эльфов туго. Бедная рудой земля не даёт возможности эльфам проявить своё кузнечное мастерство, а оно у них есть, что подтвердит всякий, кому доводилось брать в руки ажурный эльфийский клинок, мифриловую кольчугу, будто кованую из утреннего хрусткого воздуха вперемешку с лунным светом, отразившимся в воде... или украшения - ведь эльфы признанные ювелиры Авалона.
Но эльфы добывают металл иначе чем люди или гномы.
Существо, у которого есть время на ожидание, может подождать, пока дерево родит меч, накопив в сердцевине чистейший металл, корнями извлечённый за сотни лет из окружающей почвы и воды; или пока звезда, упавшая с неба не обернётся слитком дивной прочности металла, или отковывать наконечники стрел из самородной руды... если обычной кости или дерева недостаточно.
Но люди, пришедшие на Остров оказались слишком быстрыми и жадными - и эльфы уже не могли ждать, пока дерево накопит металл, а землетрясение обнажит подходящую россыпь.
И косоглазые нуждались в оружии - поскольку гномы, заключив договор с людьми, здорово урезали поставки.
В повозке везли сталь и оружие - наконечники стрел, клинки мечей, Ямар даже успел разглядеть контуры нескольких крестообразных, тщательно завёрнутых в тряпьё предметов - похоже было, что Лэнс и его товарищи решили продать эльфам несколько стальных арбалетов, которые эльфы делать не умели.
Ямару оставалось только присвистнуть.

О продаже оружия эльфам на границе говорили неохотно, невнятно, слухи об этом сразу же заставляли и Серый Орден и коричневорясых псов Инквизиции объединять усилия, пресекая такую торговлю на корню.
Да и без всякой Инквизиции - на Границе всем известно, в кого завтра полетит проданная сегодня стрела. За такое убивают сразу, не доводя дела до суда Ордена.
Его спутники были "воронами", как звали на Границе стервятников, продающих оружие эльфам.
Удивительно ещё и то, что Ямара сразу не пристукнули на месте. Впрочем, не очень - прибрежане-"вороны" ходоки по лесу явно не из лучших, да и надзор Орденский рядом неспроста.
Хоть и запрещена торговля оружием, но и информацию о том, что происходит в среде эльфийских становищ знать надо, а что можно эльфу предложить? Золото у них не в цене, еда не так компактна как оружие, вот и приходится Ордену покупать информацию у эльфийских родов, благо, враждуя с людьми "косоглазые" не забывали и собственных многосотлетних счетов к оплате.

5.

- Не нравятся мне эти серые, - пробормотал Лэнс себе под нос, увидев толкующие о чёмто между собой фигуры, мгновенно разошедшиеся в стороны при его появлении. - Совсем не нравятся!
Он посмотрел на бредущего рядом с телегой даяка, и махнул ему рукой, подзывая к себе.
- Я слышал, даяки хорошо разбираются в лесу.
Ямар пожал плечами.
- Чтобы хорошо ориентироваться в здешних местах, не хватит и жизни.
- Ладно тебе - ты то тут как раз и живёшь. Так что идём вперёд - надо кое в чём разобраться.
Ямар безмолвно кивнул. Интересно, на что наткнулся Лэнс? На эльфью тропу с самострелами? На реликтовое растение?

- Не нравится мне эта история, - сообщил Лэнс, когда они оказались достаточно далеко от других ушей.
Ямару эта история нравилась ещё меньше, но он вопросительно посмотрел на Лэнса, ожидая продолжения.
- Мне не нравятся мои спутники, мне не нравится наше путешествие, мне не нравится наш груз, мне не нравишься ты... да мне тут вообще ничего не нравится! Клянусь, я даже не понимаю, что сам здесь делаю!
Ямар приподнял бровь.
- Мне кажется, ты торгуешь оружием, Лэнс, - коротко сообщил он. - Гарантированное посажение на кол в любом форту.
- Я знаю, - огрызнулся Лэнс. - Только, знаешь ли, мне деньжата нужны, а другой способ добыть их по-быстрому мне неизвестен.
- Первый раз в лесу, Лэнс?
- Второй, - бородач отвернулся, вглядываясь в окружающие их деревья.
Ямар потёр подбородок (борода у эльфов растёт неимоверно реденькая) и утвердительно сказал.
- Первый раз ты шёл без монахов.
- Да, - Лэнс оглянулся. - Сейчас рядом никого из них нет?
Ямар внимательно огляделся - скорее, впрочем, слушая, чем всматриваясь.
- Никого. Вроде бы. Что за монахи?
- Ровиссцы, - вздохнул Лэнс. - Слушай, парень, я же знаю, что ты не один в этих лесах. Уж не знаю, случайно ты к нам вышел или нет, но если мы с твоими не разминёмся, замолвишь за меня словечко?
- Замолвлю, - пообещал Ямар.
Если они здесь наткнутся на отряд даяков, то, скорее всего, слова вымолвить им никто не даст. Вот только откуда здесь даяки?...
Лэнс счёл проблему решённой.
- Спасибо, браток, век помнить буду...
- Чего вы тут разворковались, голубки? - буркнул Кайс, ведший запряженных в повозку пони. - Помогите толкнуть...

6.

Несколько раз телега крепко застревала в колдобинах, и тогда тяжёлую повозку приходилось подпирать даже Тидде, неустанно следящему за Ямаром, и даже Серым братьям, обычно призраками скользившим то впереди, то по сторонам.
- Не нравится мне это, - буркнул Тидда, когда в очередной раз они втроём - Ямар, Тидда и Лэнс упёрлись плечами в зашитую досками корму фуры.
Повозка чуть подавалась вперёд, но тут же вновь опускалась в выбоину, заполненную водой.
- Совсем не нравится!
- И то верно! - согласился Лэнс. - Надо какую-нито жердину сыскать, и - рычагом, рычагом!
- Я о другом, - пояснил Тидда, отрываясь спиной от повозки.
Телега немедленно рухнула в лужу, обдав грязью Ямара и Лэнса, не успевших, по примеру Тидды, отпрыгнуть подальше.
- Мне всё время кажется, что кто-то за нами по пятам идёт.
- Косоглазые шпионят. Дело обычное, - отозвался Лэнс. - Да и Серые с нами - они-то спокойны.
- Не верю я им. Что они, что косоглазые - какая хрен разница? Я тебе больше скажу, Лэнс - орденцы эти давно на пару с эльфами работают! Ты хоть знаешь, сколько они силы забрали?
Лэнс сплюнул.
- Рядом с тобой, чтоб ты знал, Тидда, стоит ихний полубрат. Который чем-то Ордену очень не нравится. Вот с ним и побалакай, а я пока жердь отыщу, - сказал он, и удалился, шлёпая по лужам.
Тидда подозрительно посмотрел на Ямара.
- Надо же, какая честь! - протянул он. - Перевёртыш, значит? А я всю жизнь, знаешь ли, предателев не любил!
- Тогда вставай в очередь, - сказал Ямар.
Тидда потоптался на месте, обдумывая сказанное.

Ямар присел на колесо и надвинул капюшон поглубже; вода соскальзывала с просмоленного плаща водопадом, бухалась тяжёлыми каплями в перегной леса, вздымая фонтанчики грязи.
Тидда присел на соседнее колесо, извлёк из под плаща мешочек, забросил в рот какое-то снадобье. Подумал.
- Эльфийскую смолку будешь? - спросил он. - Одну лямку-то тянем...
- Нет, - отозвался Ямар, посмотрев на Тидду. - Эльфы с вами смолкой расплачиваются?
- Когда как, - Тидда пожал плечами. - Но обычно порошком. Смолку я сам мешаю.
- И...братья... позволяют? - медленно, почти по слогам, спросил Ямар.
- Ну да, - Тидда фыркнул. - А ты думал? Чем ещё косоглазый расплатиться за оружие может? Кода-нить, конечно, манус..крыпту какую поднесут, али цацку, но редко. Обычно ж порошком.
Ямар вздрогнул, и завернулся в плащ поплотнее. Нечего сказать, напоролся, пришло ему в голову.
Эльфийский "порошок" был сильным дурманящим зельем, обычно использовавшимся жрецами в обрядах. И вызывал стойкое привыкание.
Орден долго и безуспешно пытался вычислить, откуда идёт порошок в людские пределы. Ямару, похоже, это только что удалось - но если в это замешан Орден?...
- Тидда?
- Да?
- И много ты рейсов за порошком сделал?
- Разов пять, стал быть. С Лэнсом второй раз иду, ничего про него толком не скажу - он жадный, да новенький, - отозвался Тидда. - А мне ещё вот этот разок сделать - и разбогатею. Порошок ентот, сударь мой эльф, дело верное.
- Ты же вроде косоглазых не любишь?
- К чему это ты клонишь, маршал? - подозрительно спросил Тидда.
- К тому, что продавая эту гадость ты лично помогаешь эльфам.
- Это значит как, стал быть? Ежели, к примеру, я бы вино эльфийское продавал, какой бы с того вред был? Никакого! Ну а порошок - тож вино, тока не в пример прибыльней!
Ямар скрипнул зубами, но развивать тему не стал. Несколько раз ему уже случалось вести дискуссии на самые разные темы - от политики Ордена в отношении устья реки Блай до превосходства засапожника в тесном помещении над мечом, и всегда дело заканчивалось одним и тем же. Собеседник либо посылал Ямара к его эльфийской матери, либо выхватывал "горлорез".
Так что спорить с Тиддой Ямар не собирался - арбалет и нож находятся в разных весовых категориях.
- Серые-то как в это дело впутались? - скорее размышляя вслух, нежели ожидая вразумительного ответа сказал Ямар.
Тидда, как ни странно, ответил.
- А это ровиссцы. Ихний приор развёл равноправие, вот значится и поощряет енти, как их...
- "Торговые операции с эльфами", - сухо сказал Лэнс, бросив на землю несколько подходящих по диаметру и длине жердей. - Беритесь, ну!
- То, что Серые из Ордена, - медленно сказал Ямар, - вы сами догадались?
- Так они же в серых рясах! - сказал Тидда, посмотрев на Ямара как на идиота.
Жерди загнали под задок телеги, изрядно увязшие колёса слегка расшатали по колее, расширив её.
- Идёт за нами кто-то, - буркнул Лэнс, когда они втроём снова навалились на корму повозки.
- Эльфы? - внезапно севшим голосом спросил Тидда.
- Ну, эт-то вряд ли, - Лэнс хмыкнул. - Иначе я бы их и не заметил вовсе. - Взялись! Навались! - крякнул он, ухватившиь за свою жердь. Посмотрел на Ямара, после того, как они в очередной раз попытались выдернуть телегу из грязи.
- Сдаётся мне, мы в одной лодке, эльф, - сказал он. - Навались! Подымай! Тяни!
Колёса с тупым чавканьем вылетели из колдобины и телега резво пошла вперед.
Лэнс замер, махнув рукой Тидде идти вслед за повозкой.
- Ну, что скажешь, эльф? За нами, верно, идут твои дружки-даяки.
- Я шёл один,- сказал Ямар.
- Я знаю, монахи-серые смотрели твои следы, - Лэнс оглядел молчаливый лес. - Я боюсь другого - как бы мои длинноухие торговые партнеры не подумали, что я их предаю. А Орденцам нужна твоя голова... как уверяют они. Могут и врать - слыхивал я и о таком. А на плечах у нас - не то даяки, не то егеря чьи-то. Думай эльф, думай. Только моё мнение такое будет, что ни твои приятели-головорезы, ни эльфы, если нас засадой сочтут, не особенно будут разбирать, с какой стороны ты тут оказался.
- В сложившихся обстоятельствах... - сказал Ямар, глядя Лэнсу в глаза, - я и впрямь предпочитаю быть на твоей стороне.
- Вот и хорошо.
- Я могу взять арбалет?
Лэнс фыркнул.
- Я тебе, эльф, конечно, верю. Но не настолько, чтобы вернуть тебе арбалет раньше, чем... сложатся обстоятельства. Понял?
Ямару оставалось лишь кивнуть.

7.

Место для встречи было выбрано неудачно.
Бывалый человек не встаёт на открытом пространстве, где его легко можно выцелить стрелой. Он назначает встречу в чаще, где шаг в сторону закрывает его от прицела вековыми, в два обхвата, стволами деревьев; где можно нырнуть в густой колючий кустарник, который пронижет не всякая стрела, пущенная из лука, но прекрасно прострелит арбалет; где нависающие со всех сторон ветки мешают мечу и копью, но позволяют во всей красе проявить себя "горлорезу", скрамасаксу и топору.

Место было выбрано неудачно.
Широкая, в полёт эльфийской стрелы, прогалина делилась надвое узким и глубоким, заросшим тёрном оврагом. В овраге было удобно спрятать засаду, но этому "вороны" явно не придали значения.
Возможно рассчитывая на то, что в овраге можно будет укрыться, если дело с эльфами не заладится.
Выбор места бывалому человек однозначно говорил что Лэнс и его спутники были зелёными новичками, и в три ходки Тидды в лес Ямар верить перестал. Впрочем, эльфы не трогают своих любимчиков, и, быть может, им даже приходилось расчищать этой компании "ворон" путь.
Ямар переключил своё внимание не монахов. От этих следовало бы ожидать больше толка в лесных делах, чем они проявили. Но орденский брат, никак не могущий быть олухом в лесных делах - потому что послушание в монастырях Абер Менель или Диннас Диннле с его лесными и оружейными мастерами-наставниками проходили даже протирающие свои зады за манускриптами аналитики-скрипторы - может быть, тем не менее, олухом, вернее, вести себя как олух по приказу.
И Ямар дорого бы дал, чтобы узнать, кто отдал такой приказ паре "ровиссцев". Отец Селестин, закрывающий очередную дыру или кто-то другой, из Прибрежья?

Повозку поставили параллельно оврагу, лошадок распрягли и спрятали за неё. Лэнс отбросил с фуры просмолённые полотнища - прямо в овраг, закрывая густой, усеянный колючками кустарник. Ямар оценил - если там, в чащобе, и прятался кто-то в засаде, сквозь холстину он не смог бы теперь ни разобраться в диспозиции, ни прицелиться толком.
И всё же, на открытом месте он чувствовал себя неуютно.
Ямар покосился на монахов - оба встали на самом краю оврага, больше походя на каменных истуканов, чем живых людей. Низко надвинутые капюшоны скрывали лица - но Ямар не сомневался в том, что оба были чистокровными эльфами по рождению.
Тидда и Кайс деловито заряжали арбалеты, а Строри и Руфус зорко смотрели за Ямаром, зажав в руках короткие шипастые дубинки.
Судя по их налитым кровью глазным яблокам оба были без понюшки уже давно, и вызывать их гнев Ямару вовсе не хотелось.

Лэнс сложил рупором ладони и изобразил карканье ворона. Затем повернулся к собратьям по ремеслу.
- Будем надеяться, что те, кто за нами шёл - эльфы.
- Угу, - буркнул Тидда. - Будем...

Стена леса, вставшая перед ними, давила отторжением, словно бы говоря - вы нездешние, люди, бегите отсюда, пока вам даётся такая возможность, бегите!
Было тихо, лишь где-то вдали шумел птичий гомон.
В такие моменты обычно и вспоминаются многочисленные и красочные рассказы о гворнах, жертвенниках и ренегатах, заводящих людей в эльфийские засады.
- Видит их кто-нибудь? - нервно спросил Тидда.
- Лэнс, отдай арбалет, - сказал Ямар.
- Что, ему?! - Кайс от волнения даже забыл добавить "сталбыть". - Этот эльфийский выкормыш рад-радёшенек будет всадить стрелу в наши спины!
- В твою - с особым удовольствием! - согласился Ямар. - Лэнс?!
- Держи! - откликнулся Лэнс, перебросив Ямару тяжелую трёхсотфунтовку.
Эльф тут же вставил ногу в стремя, зацепил тетиву крюком полиспаста и завертел ручки блока.
Делай он это в бою - его бы давно уже убили. Но болт лёг в желобок, и Ямар положил арбалет в траву, чтобы он не бросался в глаза.
Едва он распрямился, как понял, что эльфы уже здесь.

Это трудно описать словами, это надо почувствовать.
Внешне пейзаж остался тем же, но Ямар уже ощущал на себе изучающий взгляд.
- Не нравится мне стоять тут, на открытом месте! - буркнул Тидда. - Лучше бы леском встали.
- Тут до эльфов целый перестрел, - возразил Лэнс.
- А то они нас сзади обойти не смогут! - фыркнул Кайс. - Вот тогда-то нам и предстоит бежать целый перестрел - до другой стороны леса!
- Зато здесь овраг! - отрезал Лэнс. - Если в нём залечь, можно хоть сколько-то продержаться!
- Не хочу! - Тидда сплюнул в траву изжёваный кусок смолы. - Потому что о нас никто не знает, и на помощь не поспешит. А если и поспешит, то не факт, что эльфов переможет. А если их и переможет, то не факт, что нас рядом на солнышке сушиться не повесит. А если...
- Заткнитесь вы, - вмешался Ямар. - Они уже здесь.
В подтверждение его слов из леса показались эльфы.

8.

Эльф по лесу не ходит - плывёт.
Это не врождённое - существо, имеющее хорошее шансы дотянуть до полутысячи лет способно потратить лет десять только для того, чтобы научиться двигаться легко и бесшумно, как облако.
Такими облачками и выплыли эльфы из леса. Двое были окутаны невесомыми плащами-обманками из знаменитой эльфийской "мерцающей" ткани, которую, по слухам, в лунном свете ткут из паучьих нитей волокно к волокну первейшие эльфийские красавицы для своих вождей.
На прочих плащи были попроще - из тонкой шелковой сетки, в которую так удобно вставлять ветки и пучки травы, делающие эльфа похожим не то на ходячий куст, не то на обомшелый пень или кусок лиственного покрова, неожиданно обретший волю и желание двигаться. Даже сейчас Ямар не мог отделаться от впечатления, что к ним приближаются несколько недружелюбно настроенных кустов.
В том, что кусты были настроены именно недружелюбно, сомневаться не приходилось. Вряд ли у дружелюбно настроенного куста луки были натянуты, а пучки стрел лежали бы в колчанах, а не в руках.
Эльфов было десятка два - половина с коленчатыми луками, не больше четырёх футов длиной, но способных послать стрелу также далеко, как и полноценный длинный лук, половина с коротенькими костяными луками из рогов - бил такой лук недалеко, но сильно, а короткая, меньше двух футов стрела позволяла использовать его едва ли не в рукопашной.
Один из вождей был вооружен копьем с длинным волнистым наконечником, второй был - судя по увенчаному полированым каменным шаром посоху - магом.
Специалисты по ближнему бою.
- Приветствую Фоэрлаха из дома Эорве! - Лэнс прижал правый кулак к сердцу. - Я привёз оружие, кос.. эльф.
Ямар холодно посмотрел на Фоэрлаха - это был тот, что с копьём, и перевёл взгляд на жреца. Маг изучал людей столь же холодными глазами, особенно долго его взгляд задержался на монахах.

- Мечи, кольчуги, наконечники для стрел, железо в крицах и даже несколько арбалетов, - перечислял тем временем Лэнс. - Всего тысяча фунтов оружейного припаса. Но и цена теперь будет дороже. Сорок фунтов порошка. Или сорок фунтов золота, это уж как вам удобней.
- Это много, - бесстрастно сказал Фоэрлах. - Это ровно вдвое больше, чем ты просил прошлый раз.

Если у Ямара ещё и оставались какие-то иллюзии относительно возможности выбраться из этой ситуации живым, то теперь они рассеялись.Меч без ножен стоил три солида, а в солиде пять граммов веса. В переводе на мечи Лэнс просил почти шесть сотен клинков.
Хватит, чтобы вооружить пару баронских армий... или четырнадцать рыцарей в полном вооружении.
Лэнс между тем объяснял.
- Раньше вы просили только железо и наконечники для стрел. Сейчас - кольчуги, мечи, арбалеты. Это трудный товар, его куют на заказ, приходится отвечать на вопросы... на дьявольски большую кучу вопросов! Приходится везти их по этим лесам, где всегда есть шанс напороться на охотника, которого придётся мочить...
Ямар задумчиво посмотрел на арбалет, лежавший рядом.
-...Нет, это справедливая цена! И я не торгуюсь!
- Порошок трудно добывать... - начал было Фоэрлах, но маг разлепил наконец губы.
- Мы заплатим.
- Но сорок фунтов!
- Заплати сорок, - сказал маг и посмотрел на Лэнса. Так посмотрел, что Ямар, которому этот взгляд не предназначался, вздрогнул.
- Это - чтобы окупить твои расходы в будущем, ворона. Нам нужны дуги для арбалетов. Гномьи. Много. И лучшего качества. То, что ты привёз, стоит не больше железа, пошедшего на изготовление. Мы платим щедро - изволь соответствовать нашей цене.
- Хрен вы найдёте другого поставщика, - буркнул Лэнс, нимало не испугавшись взгляда мага. - Орден крепко держит Границу, сами видите вон, - здесь Лэнс понизил голос, - под присмотром иду.
Ямар отвернулся, глядя на лес за спиной. Вот значит как...
Маги сбрасывают "пряности" по бросовым ценам - расширяют рынок... А может, и не в рынке дело? Ямар слышал, что в высшем свете "эльфийские пряности", "порошок" вошли в моду - и даже разгорелось несколько баронских "войн за понюшку". Впрочем, на Границе мало известно о том, что происходит в Прибрежье.
Монахи Ордена, между тем, плавно отступали в лес, и Ямар насторожился. Дело стало походить на обыкновенную засаду, и он бросился к трёхсотфунтовке, лежавшей на земле.

Стреляли из крепостных арбалетов. Это Ямар понял сразу - потому что у крепостных арбалетов очень характерный стук спущенной тетивы... и потому что только крепостной арбалет пробивает человека навылет - да так, что стрела и дальше летит ещё приличное расстояние.
Оба орденца рухнули на землю сразу - каждого пробило не меньше двух стрел... а стрел над прогалиной летело много больше - даже Ямара что-то садануло в плечо, да с такой силой, что он проехался по траве несколько футов, чудом не став жертвой собственного арбалета.
А на прогалину из леса высыпали десятка три затянутых в чёрную кожу, усеянную стальными заклёпками молодчика, размахивающих длинными мечами. Сбиры. Заморские наёмники, бравшие свою силу в огромном количестве эльфийских зелий и снадобий.

Для оценки ситуации Ямару потребовалась секунда.Снаряд, уронивший его наземь, был всего лишь кожаным, наполненным песком мешочком - такие используются для оглушения. Ямара оглушили неудачно - но прочие спутники либо действительно были ошеломлены, либо прикидывались таковыми - и то сказать, не их ведь режут.
"Чёрные" атаковали эльфов, половина из которых получили по нескольку арбалетных стрел.
Подкинув трехсотфунтовку в руке Ямар проворно, по-крокодильи, переполз к одному из монахов.
Он был ещё жив, глядя на Ямара полными боли глазами. Впрочем, жить бедолаге оставалось недолго - стрелы пробили оба легких. Увидев Ямара, монах прохрипел.
- Зачем... так?...
- Откуда ты? - грубо спросил Ямар. Орденец взглянул на Ямара более осмысленно.
- Ровисская инквизиция... Скажи... это... отряд Капитула?
- Понятия не имею, - отозвался Ямар, оценив ситуацию на поле боя.
Эльфов осталось не больше десятка, но от противоположного края леса им навстречу спешило ещё с полсотни человек, натягивающих луки.
Засаду, впрочем, планировали тоже не дураки - над головами Ямара и умирающего монаха хлестнул второй залп.
Стрелы причесали волосы над их головами, обрушив на их голову ливень из сухих веток и сучьев. Ямар бросил взгляд на монаха, и счёл, что отказывать умиравшему в последней просьбе было бы жестоко.
- Это сбиры. Наёмники с континента.
- Папская стража... - булькнул монах. - Я...
Через секунду Ямар понял, что больше монах сказать ничего не сумеет.

Тем временем, эльфам приходилось туго. Фоэрлаху рубанули по ноге, заставив его упась на колено, маг, лениво отмахивающийся посохом как от мечей атакующих, так и от стрел, был вынужден защищать ещё и вождя, отчего сразу стал более уязвимым, а сверху калёным дождём посыпались эльфийские стрелы. Ямар едва успел перекатиться под телегу.
Укрываясь за колесом он оценил обстановку.
Бегущие от леса эльфийские лучники засыпали опушку градом стрел, опустошая колчаны с предельной - в пять стрел за вздох - скоростью.
Сбиры танцевали между эльфами, стремясь несильно отдаляться от косоглазых, - иначе мечников мгновенно посекли бы из луков. Сбир, конечно, в состоянии отбить стрелу или даже две - но от десятка не уйдёт даже он.
Тем не менее стрелковое столкновение подошло к концу - даже эльфы не могут носить в своём колчане больше двух дюжин стрел. И едва поток стрел иссяк, из леса со стороны Ямара вынырнуло ещё два десятка человек.
Этих Ямар знал отменно. Как ни крути, сам носил трофейный серый плащ.
Головорезы.
Пора было уносить ноги.
В правильном направлении.

За колесом повозки его никто не видел, поэтому прицеливался он без опаски.
Хлопнула тетива, и маг со своим посохом свалился с болтом в черепе - рисковать Ямар не хотел.
А потом - в ряды даяков он влился без вопросов, вместе с их редкой цепочкой добежал до упавшего мага.
Взвалить раненого Фоэрлаха на плечи было делом секунды - и Ямар рухнул в овраг, чудом не сломав ноги и не запутавшись в холстине, сброшенной туда Лэнсом.
А потом все, что ему оставалось - это что было сил бежать в сторону от стычки, надеясь лишь на то, что его не прирежут сразу.
План был ненадёжен, но другого не было вовсе.
Опубликовано: 25/09/20, 12:00 | Просмотров: 36 | Комментариев: 1
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Здравствуйте ещё раз.

"Едва только живому существу доводилось задеть усики грибницы, как соцветия эланора выпускали облако спор, прилипающих к любому теплокровному существу, не то что холоднокровные эльфы." - концовка фразы с "не то что..." вообще не ясна и странна... что Вы хотели сказать?

"А поскольку споры приклеивались благодаря клейкой оболочке, обновременно бывшей и контактным ядом" - "приклеиваились" и "клейкой"... "одновременно", опечатка

"Однако эльфа не устают высаживать его" - "эльфы"

"тем самым жёлто-зелёным, как в мастерской алхимика ядовитым эльфийским" - запятая после "алхимика"

"Эльф неспешно - чтобы не создать ненужных колебаний воздуха - отошел от края поляны, присев на подходящий пень от вырубки..." - "отошел, присев"? ну хотя бы "отошел от края поляны, присел на подходящий пень"... ошибка управления, критическая

"Потому и сильна вражда смертных и бессмертных - то, что для человека было десять поколений назад, когда он и дела дедов разве что по байкам, для эльфов - то, что было вчера, а не вчера - так недавно; от того и лютуют эльфы, оттого и приписывают книжники эльфам врождённую лютость к человеческому роду." - предложение надо править...

"привыкшие во время голоных зим" - "голодных"

"Вот уже третий день даяк крался по эльфийской земле." - "даяк"? это что??? впервые встретилось...

"Как уверяют коричневорясые проповедники появились эти твари от эльфовства, да только выдумки это." - запятая после "проповедники"

"и оттого даяки переходят тпорный лес" - "отпорный", наверное

"на ухабах и корнях, тещала сучьями и изрядно действовала" - "трещала", наверное

"несколько ранее дежавшие Ямара под прицелом арбалетов" - "державшие"

"Воздух вокруг был вязкий и мёртвый - без единого движения или ветерка, так, что любое сказанное слово не улетало далеко, повисая в воздухе и тяжело падая к ногам." - хорошая фраза, вот таких бы жемчужин побольше...

"Бедная рудой земля не даёт возможности эльфам проявить своё кузнечное мастерство, а оно у них есть, что подтвердит всякий, кому доводилось брать в руки ажурный эльфийский клинок, мифриловую кольчугу, будто кованую из утреннего хрусткого воздуха вперемешку с лунным светом, отразившимся в воде... или украшения - ведь эльфы признанные ювелиры Авалона." - и вот эта хорошая

"Но эльфы добывают металл иначе чем люди или гномы." - запятая после "иначе"

"И косоглазые нуждались в оружии..." - неожиданное определение "косоглазые".. как-то выбивается это...

"и собственных многосотлетних счетов к оплате." - на мой взгляд, "многосотлетних" неудачный неологизм...

"увидев толкующие о чёмто между собой фигуры" - "чём-то"

"Мне не нравятся мои спутники, мне не нравится наше путешествие, мне не нравится наш груз, мне не нравишься ты... да мне тут вообще ничего не нравится! Клянусь, я даже не понимаю, что сам здесь делаю!" - аллюзия на капитана Смоллета?:))

"Выбор места бывалому человек однозначно говорил что Лэнс и его спутники были зелёными новичками" - запятая перед "что"

"Но орденский брат, никак не могущий быть олухом в лесных делах - потому что послушание в монастырях Абер Менель или Диннас Диннле с его лесными и оружейными мастерами-наставниками проходили даже протирающие свои зады за манускриптами аналитики-скрипторы - может быть, тем не менее, олухом, вернее, вести себя как олух по приказу." - очень длинная и сложная структурно фраза, смысл рассеивается, как дым, пока дочитаешь...

Вроде бы всё, что заметил.
Black_programmer  (26/09/20 07:54)    

Рубрики
Рассказы [979]
Миниатюры [863]
Обзоры [1300]
Статьи [359]
Эссе [170]
Критика [88]
Сказки [172]
Байки [46]
Сатира [48]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [60]
Документальная проза [60]
Эпистолы [10]
Новеллы [58]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [132]
Мистика [19]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [258]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [20]
Литературные игры [32]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1598]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [82]
Анонсы и новости [104]
Объявления [76]
Литературные манифесты [242]
Проза без рубрики [405]
Проза пользователей [125]