Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Возвращение Одиссея. Главы 5-6.
Поэмы
Автор: karlson51
ГЛАВА v.
1.
Ещё сверкает поздняя Венера,
Поверх зари украсив небосвод.
Но день неумолимо настаёт,
И угасает радостная вера
Творца кантаты в мощь волшебных нот…

Спешит Рудольф. Вот, кажется, и Сoda.
Ещё аккорд – и световой пунктир,
Окрепнув, даст желанную свободу
Тому, кто жаждет возвращенья в мир.
И чудным воскресением природа,

Умолкнув, будет вновь поражена –
И запоют всегласно серафимы!..
Но бездну подчинить себе сполна
Не удаётся…
«В чём моя вина?
Как совладать с могуществом незримым?..» –

Казнит себя несчастный мой герой…
Он видит берег, плот и свинопаса;
Себя в плаще, с кифарой – златовласым
Певцом; и – Одиссея!..
Но второй
Всё там – в оковах хватки роковой!

Рудольф, Рудольф! Времён безвестных длины,
Как видно, неподвластны клавесину,
И твой «противник» чтит иной язык!
…А в памяти – беседа у камина:
«полёт смычка, органа мощный рык»…

2. Корнелиус; Рудольф; Отто.
Рудольф:
Ах, доктор, я, похоже, проиграл,
Хотя о том и думать я не смею!..
Я разбудил – кифарой – Одиссея
В лагуне, у подножья тёмных скал!..
Корнелиус:
А Герцог? Ты его хотя бы слышишь?
Рудольф:
Как «эхо» Одиссея… в тишине,
Такой мертвящей – словом не опишешь!
Но как, скажи, туда пробиться мне?
Корнелиус:
Но почему – кифара?..
В чём причина?..
Постой-ка: плектр… звучанье клавесина
Кифары пеньем в прошлое летит!
Рудольф:
И в Герцоге воскреснет – Лаэртид!..
Корнелиус:
Так дело – в струнах!..
Что ж, меняем план!
И падать духом нам, покамест, рано:
Элладе неизвестен звук органа.
В собор, друзья!
Да здравствует орган!
Рудольф:
Но Вы забыли, что сказал епископ!
Корнелиус:
Ах, чёрт возьми!.. Проклятый идиот!
Отто:
Мне нужен час – до фабрики неблизко.
Есть вещь: её он с радостью возьмёт!

Сеньор епископ, шахматист изрядный,
Дар Герцогу разглядывал так жадно,
Что я про свой «запас» подумал вдруг!..
Корнелиус:
Ай да хитрец!..
Удачи Вам, мой друг!

3.
Сон вязкий, тяжкий снится Герцогине:
Она – жена… и будто б – не жена…
Поскольку ткать материю должна,
Тому, о ком не слышала доныне,
Толпою женихов окружена…

И музыка – визглива и развязна.
И нить сейчас закончится!.. но вот
«Светлейший», с речью дикой и бессвязной,
В хитоне грязном по двору идёт,
Ища слугою стать обжорам праздным.

И ей нельзя!.. и нужно сделать вид…
О, музыкант! Забудь своё искусство!
Пусть Герцогиня бестревожно спит;
Пусть, наконец, причалит Лаэртид
К земле отцов, где овцы бродят густо!..

Пусть, наконец, закончится кошмар
Бессмысленной, навязчивой дремоты.
И Некто, неудачами измотан,
На нужный тон направит сердца жар –
И покорит природу Божий дар!

Но прежде чем дать слово музыканту,
Чтоб Время с места сдвинули куранты
(за что герой спасибо скажет нам),
Усилием неменьшего таланта
Отворены должны быть двери в Храм!

4.
Дворецкий; о. Игнатий; Отто.
Дворецкий:
…Ваше
Преосвященство, будьте так добры –
В каминный зал!..
(входит приехавший Отто)
Дворецкий:
Сюда! Прошу! Вот кресла!..
Отто:
Что за погода!.. Вновь – зима воскресла!..
О. Игнатий:
Да-а… не ручей – река бежит с горы!..

Пожалуй, я и впрямь непрочь погреться!
Хозяйка спит, весьма утомлена…
«Маэстро», как я понял, ищет «средство».
«Великий врач» – бутылочку вина…
(Отто достаёт из футляра ларец с фигурами и доску)

О. Игнатий (с возрастающим волнением):
А ну!.. Своим не верю я глазам!
Резная кость… нефрит и изумруды!
Кому же дар сей предназначен?
Отто:
Вам!
О. Игнатий:
Благодарю!
Но как… такое чудо!..
(открывает ларец, расставляет фигуры)
… О, гения счастливое занятье!
Жаль – нет достойных, с кем бы мог сыграть я!..
Светлейший был – превыше всех похвал,
Да – говорят – ваш доктор-зубоскал…
Отто:
Корнелиус – находчивый игрок.
Но Вам он – не соперник, в самом деле!
О. Игнатий:
А Вы б со мной сразиться не хотели?
Отто:
Ну что ж, рискну!..
О. Игнатий:
Что ставите в залог?
Отто:
Пять тысяч крон.
О. Игнатий:
Ну что ж… ну что ж, нехудо!
(вызывает колокольчиком дворецкого)
Дворецкий:
Я здесь! Чего желают господа?
О. Игнатий:
Подай-ка нам то средство от простуды,
Что в прошлый раз ты приносил сюда!

…Итак – начнём! Каков же ваш дебют?
А мы – вот эдак!.. пешечку вначале…
Затем – слона… да и ладье – «капут»!
Милейший, Вы, похоже, проиграли!
( Отто достаёт деньги, расплачивается)
О. Игнатий (в сторону):
С такой-то суммой было б жаль расстаться!..
(к Отто):
А, может быть, хотите отыграться?
Отто (в сторону):
Придётся мне Вам объявить войну!
(о. Игнатию):
Играю!
Десять тысяч на кону!
О. Игнатий (в сторону):
Ну-ну… давай, давай – тряхни мошной!..
(ходят)
А мы сначала пешечку…
Как ловко
Вы взяли ход!..
А тут мы – рокировку…
(в сторону):
Похоже, предстоит серьёзный бой!..
(напряжённо думает)
Да Вы – игрок!..
И как могло случиться,
Что я «зевнул» слона?..
Нет, так нельзя!
Я слишком мягок. Надо разозлиться!..
И отвести угрозу от ферзя…

Но как её отвесть?.. Пожалуй, вот!..
…а за «размен» меня бы надо высечь!

Конь на эф-пять?.. Какой коварный ход!
О, боже – десять тысяч!.. Десять тысяч!..
Отто:
Вам плохо?
Может, доктора?..
О. Игнатий:
Не надо!..
Но Вам нужна достойная награда!
(звонит Дворецкому):
Светлейшего – на кресле срочно в храм!
Отто (тихо):
… а деньги на кону – пусть будут Вам.

5.
Он лился с неба – этот звук могучий.
И крови мощный ток ударил вдруг
В расслабленные мышцы ног и рук!
И вот Зефир рассеял злые тучи,
И бедам неподвластен сердца стук!

…А к Пенелопе, что плела корзину
Для сбора винограда и маслин,
Слетела с кровли горлицей Афина,
Проворковав: «Достоин лишь один –
Кто совладает с луком Господина…»

Затем, явившись девой, призвала
Всех женихов устроить состязанье
И в поле поспешить из-за стола.
Сама же лук священный принесла,
Послав слугу отмерить расстоянье.

Вот взялся Ставр – но не его рука
Натянет лук могучий Одиссея!..
Соперники кричат: «А ну, смелее!..»
Стрела летит – но слишком далека
Мишень для удручённого стрелка!..

Вот Антиной, воззвав к богам, подходит
И, лук схватив, стрелу на цель наводит –
Но тщетно всё; и мощный Антиной,
Снискав насмешек град, при всём народе,
Управиться не может с тетивой.

Но что это?
К чудовищному луку,
Не сняв хитона; с грязью на ногах;
Мыча, немой является слуга.
На тетиву кладёт он властно руку –
И турьи вдруг сгибаются рога!

И вот, со свистом воздух рассекая,
Стрела летит – и поражает цель.
Единым разом ахнув, замолкает
Народ. И песнь любви играет Лель,
Героя к Пенелопе провожая…

О, музыка небес, ты обрела,
Взяв нужный тон, невиданную силу!
Нет тёмных врат!.. И во главе стола –
Тот, чья звезда негаданно взошла
И полог туч, упрямая, пробила!

А с берега, прибитую волной,
Несут мечом пронзённую акулу.
И двор встречает изумлённым гулом
И меч, и жертву битвы роковой.
И свой клинок вновь видит мой герой!

…А что же тот, что за стеной Тартара,
Страдая от коварного удара
Отвергнутых беспечно асимптот,
Теперь среди несносного кошмара
Руки, несущей избавленье, ждёт?

6.
Но пусть ещё «грызёт» его забота –
Пока среди священной тишины,
Металлом труб органных рождены,
Не зазвучат божественные Ноты,
Что в мир вернуть заблудшего должны…

Спешит Рудольф!..
О, лихорадка мысли –
Ты, напоследок, добавляешь сил
Тому, кого Корнелиус зачислил
В когорту «выдающихся светил»…

Но вот и всё. Бессильные, повисли

Две, мраморной холодности, руки.
И голос глух; и щёки – без кровинки…
Но кажутся обманчиво легки
Порядки нот, покрывшие листки,
И в бой стремятся сходу, без разминки!..

Тут в самый раз «врага» крушить и гнуть,
Чтоб сдался он, разбит и огорошен!..
Но я, не к месту, въедлив и дотошен,
И вновь сюжету преграждаю путь:
Ну должен же Маэстро отдохнуть

Хоть полчаса!.. а там, горячим чаем
Взбодрившись, он воспрянет – и узнаем
Мы голос Бога в громе мощных нот!

Но я, похоже, вовсе не желаю
Познать преодолимость асимптот…

7.
После гроз, после ливней обильных,
Пережив наводненье и град,
Свой изрядно помятый наряд
Поправляет – шагов семимильных
Тайнодержец – весенний мой сад.

Птичьим щебетом полнятся кроны.
И садовник, с ведром и пилой,
Всем своим пациентам зелёным
Лечит раны горячей смолой
И побелку ведёт по шаблону.

А за кругом неверных границ
Вижу я – сквозь размытость пределов,
Сквозь парады тускнеющих лиц, –
Заповедники каменных птиц
С безнадёжностью гнёзд омертвелых…

Вижу строчку следов на песке
В этом мире, навек отзвучавшем.
И пиита, вконец заплутавшим,
В дебрях линий на белом листке…
(Уж не сам ли я, с ручкой в руке – ?)

И того, кто в саду верховодит,
Я зову… но безмолвно уходит,
Исполняя свой вечный обет,
Рьяный критик любой непогоды
И любитель говяжьих котлет.

Что ему до ахейцев и Трои!..
Что ему до таинственных врат,
Что никак не пропустят назад
Моего бедолагу-героя;
Что – мой зов!.. он лишь вносит разлад

В обустроенность действий и сроков,
В распорядок сезонов и дней.
Он уходит – всегда одинокий
В ежедневности вечной своей –
От причуд безрассудства далёкий…

Он уходит. И, взгляд отведя,
Я не вижу, как – сдвинув границу –
В сон мой каменный тихо войдя,
Он опустит завесу дождя –
И встряхнутся ожившие птицы!..

А садовник, под нос бормоча
Укоризны недавнему граду,
Продвигается дальше по саду.
И, растаяв, как в храме свеча,
Солнце воском течёт по плечам.

Боже мой!.. Что мне, право, до Трои!..
И, к моим возвращаясь героям,
Я взгляну, на прощанье, вослед –
Но меж яблонь с белёной корою
Ничего, кроме марева, нет…

8.
И вот вдохновенной молитвой
В надмирность вторгается хор.
Орган сотрясает собор.
И ноты лежат на пюпитре.
И полон зеваками двор…

Вот труб громогласных октавы
Штурмуют унынье и грусть;
Вот квинта Божественной славы
Вздымает опавшую грудь –
И доктор, не выдержав, «браво!»

Кричит. И – царём – Одиссей
Идёт по любезной Итаке…
И Герцог призывы друзей
В тюрьме добровольной своей
Вдруг слышит, блуждая во мраке!..

Вот грянул могучий финал…
Свечное колеблется пламя…
«О, Господи! Сжалься над нами!..» –
Теперь уже Отто воззвал…

И Хаос вдруг – разом – пропал!

Пропал! – и садовник сварливый,
Минуя тропинок извивы,
Из плена коварных пустот,
К бифштексам и свежему пиву,
Заблудшую душу ведёт…
***
Регина:
О, Господи, верни его! Верни!..
Ну, что же Ты!.. Неужто всё напрасно?..
Розалия:
Неправда!..
Это было бы ужасно!
Дворецкий:
Огня сюда! Корнелиус, взгляни –
Мне кажется, что щёки розовеют!..
Корнелиус (положив ладонь на грудь Герцога):
Да! Сердце бьётся!..
(Регине):
Надо потерпеть!
(слугам):
Несите одеяло потеплее,
И тело губкой – срочно растереть!..
Альбер (постепенно приходя в себя):
Пить!..
Доктор… доктор, где я?..
Корнелиус (даёт вина с водой):
Всё в порядке!
Но говорить Вам надо очень кратко –
Иначе связки можно повредить.
Вы – дома!
Он сумел Вас возвратить!..

ГЛАВА VI.
1. Альбер, Регина; о. Игнатий
(несколько часов спустя)
Альбер:
Как там мой… сын?
Регина:
Рудольф совсем без сил!..
Альбер:
Он всё отдал, чтоб мне пробить дорогу!
Я был неправ – но так угодно Богу…
Регина (с улыбкой):
А Отто – двери в храм нам «отворил»!
Альбер:
Ого! А что епископ?
Регина:
Я не знаю,
Но, говорят, он крупно проиграл…
Альбер (задумчиво):
И ведь – неплох!.. и многим помогает!
Жаль только – мудрость где-то потерял!..
Дворецкий:
Его Преосвященство к Вам с визитом!
(входит о. Игнатий)
о. Игнатий:
Рад видеть Вас проснувшимся!..
Альбер (улыбаясь):
И сытым!..
(дворецкому):
Несите ананасы и бальзам!

о. Игнатий:
А я ведь попрощаться нынче к Вам!..

Душа полна сознанием вины:
Все эти дни, блюдя каноны строго,
Я, сердцем омертвев, не слышал Бога,
А был послушен воле Сатаны!..

Но Вы – восстали!
Господи, за что же
Меня помехой делал ты сему?
Тебе служил я верно; но, похоже,
Что верность – не помощница уму…
(замолкает, сокрушённо вздохнув)

Альбер:
Ах, отче – что там!.. Я, «не зная броду»,
Направился, как говорится, «в воду», –
И лишь Господь не дал мне «утонуть»!
Я этот долг хочу ему вернуть!

Вы знаете историю мою:
Так получилось, что у нас нет сына.
– «Теперь он есть!» – сказала мне Регина.
«Да!» – я ответил. И теперь стою

Пред Вами, отче, с просьбой: не спешите
Прощаться – я хочу усыновить
Того, кто дар божественных наитий
Преобразил в спасительную нить!
о. Игнатий:
Вот мне пример!.. Поистине Вы правы!
Наш музыкант достоин вящей славы!

Бог дал ему талант его святой!..
По духу он теперь Ваш сын родной!

2.
Читатель, отвлекись от главной темы –
Сегодня мой герой покинул тьму.
А я – укор заслуженный приму:
Давно пора поведать (мы ж не немы!)
О той, что ближе сердцу моему.

Ну, как так можно – выпустить из виду
(открой любой роман – она уж там!)
Сестру Афины, юную Киприду;
Как, посвятив главу иным богам,
Не нанести смертельную обиду

Богине и моих недавних дней –
Что до сих пор повелевает снами…
Всё кажется: вот взглянет понежней –
И в сердце полетит табун коней
Вдогон за невозвратными мечтами…

Но – к делу, автор! К делу!
Нам пора –
Чтоб «правде жизни» отвечала книга –
Вести к развязке первых глав интригу,
Достойную сильнейшего пера
Писателя, чьи чувства – не игра,

Певца любви… А мне теперь в отраду –
Неспешно дефилировать по саду
И, грёзам дней былых отдав долги,
Услышать – неожиданные – рядом
Два голоса… знакомые шаги…

3.
Рудольф; Розалия.

Розалия:
О, да – Вы всех сумели поразить!
Сама судьба теперь – у ног героя.
Вы молодец, Рудольф! Но я не скрою:
Мне страшно. Я боюсь Вас огорчить –

Но Вы – такой, каким теперь Вы стали, –
Уже не прежний, милый и смешной…
И Ваши огорченья и печали
Едва ли будут связаны со мной!..
Рудольф:
Но, боже, что я сделал Вам дурного –
Что «милым и смешным» теперь лишь «был»?
Какой нелепый промах совершил?
Каким, скажите, Вас обидел словом?
Розалия:
Рудольф, оставьте!.. Вы чисты, как ангел!
Но тот – за пультом – он не в этом «ранге»:
Он всемогущ; он милостив и строг!
И в нём… и с ним – один лишь только Бог!..

Вы – слишком высоко…
А мой удел
В земной юдоли прост и зауряден:
Жизнь – день за днём… по праздникам – наряды,
Балы… и масса прочих глупых дел!..
(пауза)

Рудольф:
А мне казалось… Впрочем, всё впустую:
Любил, мечтал!.. Напрасно ревновал…
И, может быть, напрасно – не ревную
Сейчас, когда, похоже, потерял…
Розалия:
Я Вас ждала, Рудольф. Но Вы сбежали –
Как будто испугались пары фраз!..
Зачем Вы говорите мне сейчас
Признанья Ваши – оскорбив вначале!..
Всё быть могло иначе!..
Рудольф:
Да… возможно!..
Ведь поворот судьбы предвидеть сложно.
Но если бы не Линц, не мой «побег» –
Себя я, право, проклял бы навек!
Розалия:
Простите, мне пора!..
(уходит)
Рудольф:
Она права!..
Но если б мне опять возможность дали –
Я б поступил, как поступил вначале.
Хотя – хватило смелости едва…

4.
Регина; Розалия; затем Отто.

Регина:
Ты, вижу, недовольна?
Розалия:
Да, конечно!..
Он ничего не понял в этот раз!
Кто к женщине относится беспечно,
Того – уж будь уверен! – ждёт отказ.

Регина:
Да, месть – сладка… но, впрочем, ненадолго!
Розалия:
Пусть – так… ведь он теперь – «величина»!
И я ему не слишком-то нужна…
Из чувств меж нами – только чувство долга!
Регина:
И все же ты к нему неравнодушна!..
Розалия:
Ему со мною скоро станет скучно,
А там – любовь завянет, как букет…
Вот потому я отвечаю «нет!»
(входит дворецкий)
Дворецкий:
Фон Майбах просит Вас его принять.
Они сегодня срочно уезжают.
(Розалия кивает в знак согласия)
Регина:
Одним – отказ; другие – убегают…
Розалия (улыбнувшись):
На то есть кучер – резвых придержать!..
(Регина уходит.
Входит Отто)
Отто:
Позвольте мне…
Розалия:
Присаживайтесь, Отто!
Мы что-то Вас не видели давно!
Неуж опять тревоги да заботы?
Отто (растерянно):
Да… то есть, так случилось: полотно,
Отправленное в Гамбург, потерялось!
Придётся ехать… вновь везти заказ…
А, кстати, я хотел поздравить Вас:
Ведь скоро свадьба!..
Розалия:
Ах, какая жалость –
Но Вы ошиблись, Отто, в самом деле!..
(выдержав паузу)
Кому же Вы отдать меня хотели?
Отто:
Но Брамс…
Как это: я хотел «отдать»?!.
Розалия:
Ах, Отто!.. Вам – не нужно уезжать!

5.
Вот и зима покидает свои бастионы…
Март к завершению близится; скоро финал
Мощной токкаты бурана – и сумрачный свод
Вновь станет куполом светлым небесного Храма.
И, пробудившийся, в зелень оденется сад.

Дымом костров я укрою его от морозов –
Белых морозов успеха и хрупкой любви;
Чёрных морозов скандала и каменной злобы;
Тусклых забот на вечерней шкале городов, –
Дымом тяжёлым костров, над землёю висящим…

А поутру, когда солнце играет росой,
Буду я пить на террасе дымящийся кофе.
Буду смотреть… и молчать… и угадывать звук
Ножниц садовника меж буйнолистых кустов, –
Праздный и скучный в сияющем мареве света.

Снова, захвачен наплывом манящих картин,
Я изнываю в моих осторожных пределах.
Вновь порываясь туда, где упорно мне снится
Зыбь асимптот… относительность сред и границ…
Парус полощущий; и ненадёжность плота…

Где ж ты, смотритель песочных часов безвременья,
Тех, что оставил на плитах из пёстрого габбро, –
Арфы твоей ли я слышу порой в небесах
Нежные звуки; звенящую трель клавесина?
Дай мне ответ, тайнодержец высот и глубин!..

Что это было? – набат над пожаром заката…
Каменных птиц голоса сквозь пустынную мглу…
Рокот органа над морем… и плот… и прибой
Там, где скрывают проход неприступные скалы;
Где буревестника крик будоражит сердца…

Книги молчат: им неведомы грёзы растений
Сеть человеческой речи на говор ветвей
Книги набросят, пытаясь достичь пониманья –
Но лишь пугливое эхо бежит в глубину
Мёртвых аллей, на осколки дробясь бесконечно…

Где ж ты, куратор коры и приствольных кругов,
Нежной смолою врачующий свежие раны, –
Разве не видишь ты впившихся в кожу ствола
Стрел обвинений (о, рядом охотится критик!);
Разве не слышишь… но сад лишь шумит о своём…

Книги молчат… Им неведомы пагубы скал,
Тяжко вздыхающих в пору вечерней прохлады.
Кто же научит их символам радужной пены;
Кто им расскажет о предназначении дней,
Тающих снегом страниц у границ тишины?..

Ноты открыты.
Помощник готовит регистры.
Светские львицы в партере листают программки.
Львы, их супруги, дают подчинённым «цэ у»,
Чтоб, отключив телефоны, духовную впитывать пищу.
Сад замирает в предчувствии близкой грозы…

6.
Корнелиус; Дворецкий.

Дворецкий:
… Нет, Вольфганг, я чего-то не пойму.
А ну-ка, объясни мне, в чём загвоздка:
Рудольф – герой; а наша вертихвостка
Вдруг фабриканта предпочла ему?!
Корнелиус:
Дражайший Петер, можешь мне поверить,
Но твой вопрос для нас – ненужный груз!
Так в жизни: то находки, то потери…

И лишь у пива – постоянный вкус!
А, кстати, раздобудь-ка нам по кружке!..
(дворецкий вызывает слугу и отправляет за пивом)
Корнелиус:
Увы, мой друг: женитьба – не игрушки!..
Что счастье одному, другому – яд.
Да что тут говорить – ты сам женат!..
(слуга приносит пиво)
Дворецкий (после доброго глотка):
…Однако же, у них всё шло на лад –
Уж это мне доподлинно известно!
Корнелиус:
Что ж… коль тебе об этом интересно –
Рудольф тут сам, так скажем, «виноват»!
(помолчав)
Как, право, тихо стало в замке ныне!..
Как будто нас оставили одних!
Дворецкий:
Все слуги дрыхнут: Герцог с Герцогиней
Уехали проведать молодых;

Наследник – в Линц отправился в субботу:
Какие-то он там оставил ноты…
Корнелиус:
Ах, вот зачем тогда, два дня подряд,
Он от меня упорно прятал взгляд!..

2013г.
Опубликовано: 10/11/13, 20:45 | Просмотров: 695 | Комментариев: 3
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Хотел мнение свое выразить, но...
Не могу сделать этого по этическим соображением, так как сумел осилить лишь малую часть произведения.
И не имею морального права делать какие либо выводы.
Скажу лишь то, что труд читателя, на мой взгляд, соизмерим с работой автора в данном случае.
Хорошо это или плохо - можно спорить...)
Арсений_Платт  (11/11/13 09:09)    


Ну, за "сколько сумел..." - спасибо! Честно и понятно.
Популярнось поэм сейчас, наверное, в нижней точке синусоиды - мы спешим, спешим... и потому "талантливо" для нас только короткое - незря так популярны хокку. Но... авторы, рождённые писать поэмы, не хотят обходиться хокку. Мы (эти самые авторы) - "медленные" люди, и медленная ходьба (http://www.stihi.ru/avtor/n19i51ch&book=7#7) - наше естественное состояние.
Ещё раз спасибо за отзыв!
karlson51  (11/11/13 09:40)    


Только не хокку!)
Терпеть не умею ряженых...
А вот одной строкой у нас умеют. Да и Губерман бывает убедителен весьма!)
Арсений_Платт  (11/11/13 09:47)    

Категории раздела
Лирика [8586]
Философская поэзия [3922]
Любовная поэзия [3979]
Психологическая поэзия [1730]
Городская поэзия [1373]
Пейзажная поэзия [1957]
Мистическая поэзия [1040]
Гражданская поэзия [1350]
Историческая поэзия [211]
Мифологическая поэзия [193]
Медитативная поэзия [242]
Религиозная поэзия [182]
Альбомная поэзия [114]
Твердые формы (запад) [305]
Твердые формы (восток) [91]
Экспериментальная поэзия [324]
Юмористические стихи [1925]
Иронические стихи [1984]
Сатирические стихи [145]
Пародии [1118]
Травести [54]
Подражания и экспромты [468]
Стихи для детей [821]
Белые стихи [66]
Вольные стихи [108]
Верлибры [123]
Стихотворения в прозе [28]
Одностишия и двустишия [117]
Частушки и гарики [39]
Басни [76]
Сказки в стихах [22]
Эпиграммы [24]
Эпитафии [37]
Авторские песни [341]
Переделки песен [56]
Стихи на иностранных языках [56]
Поэтические переводы [284]
Циклы стихов [267]
Поэмы [46]
Декламации [136]
Сборники стихов [102]
Белиберда [85]
Поэзия без рубрики [6860]
Стихи пользователей [2059]
Декламации пользователей [14]