Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Эх, дороги...
Миниатюры
Автор: Чеширский_Кот

На войне тоже бывают моменты затишья. Когда, например, тебя вдруг выкидывает куда-то на ничейную территорию, и ты на мгновение оказываешься в сказке. И ты впитываешь её, эту самую сказку, всеми порами своей открывшейся внезапно души. И почему людям не живётся мирно? Всё, всё дал им Творец сущего – плодородную землю, травы, растения, цветы. Братьев наших меньших дал, чтобы мы им пример показывали жизнью праведной. Показали. Долго они помнить будут, и детям и внукам своим заповедают, что человек есть зло.
Гришку я похоронил в двух днях пути назад. Просто привалил камнями, чтобы птицы не глумились над павшим воином, да ветку воткнул, да портянку, как флаг повесил, чтобы память оставить. Автомат его сначала нёс – часов пять, пока лямка ремня не растёрла плечо в кровь. Потом просто выкинул и даже не оглянулся. А в ушах звучала песня:

Выстрел грянет,
Ворон кружит. –
Твой дружок в бурьяне
Неживой лежит….

Эх, дороги. Заблудили, запутали, завели от своих и от чужих. Всё отобрали. Всё и всех. И друзей, и врагов тоже. Никого нет, и даже вороны отстали, словно кто-то с неба громко и ясно вдруг предупредил их о моём бессмертии. На ближайшие двое суток. Ибо, по моим рассчётам, к этому времени я куда-нибудь обязательно выберусь. А здесь нет даже дороги – просто степь без конца и края. Степь, солнце бешеное, запах чабреца да полыни, да пыль, жидкими струйками стекающая с сапог при каждом шаге. И – вода – много воды. В мечтаньях. А во фляжке – пусто. Со вчерашнего вечера. В мечтаньях я захожу по плечи в реку, и она несёт меня, мерно покачивая на волнах. Солнце плавит мозг, и внезапно вырастает в размерах, заслоняя собой весь горизонт. Где я? Кто я?...
………………………………………………………………………………………………….
Надо мной склонились прекрасные гурии – одна протирает мне лицо влажным полотенцем, другая, кланяясь, подносит пиалу с прохладным, пенящимся напитком.
- Не надо, - говорю я трескающимся голосом. – Отнеси лучше ребятам. Туда, в окопы. Им нужнее.
В стороне кто-то ласково смеётся. Я приподнимаюсь на локте, смотрю. Хайям, конечно же, Хайям. Кто ещё может привидеться поэту-востоковеду в предсмертном бреду? Только это где-то там я был поэтом. А сейчас я солдат. Обыкновенный сосуд крови для орошения земли.
- Я пойду, - говорю я, и волевым актом вырываюсь в сознание. Какой дурак возвратится добровольно из рая в войну? Нет таких дураков! Или есть? И я, наверное, один из них.
Солнце медленно ползёт к горизонту, и уже не обжигает. Благословенное облачко встаёт на пути лучей и становится совсем хорошо. Вот так. Ещё бы попить, и можно идти дальше. Или ползти. Это как уж получится.
А ночь приносит сравнительную прохладу, и к утру я даже замерзаю. Уже не греет и движение, потому как сил просто не осталось. Но зато прошёл! Много прошёл! С жаждой бороться просто – надо всего лишь не думать о ней – и все дела. Начнёшь мечтать – потом не вырвешься из плена образов. К тому времени, как солнце вновь встаёт над горизонтом, я преодолеваю ещё с пару километров – так мне кажется. И вдруг вдалеке, чуть левее вектора моего пути небо вспыхивает зарницей, и уши улавливают звук канонады. Божественные звуки! Это там, на передовой, от них сжимается сердечко, а здесь они несут радость. Там – люди! И какие бы они ни были – они мои братья. А это значит, что я дойду.
………………………………………………………………………………………………….
Вот идёт караван по сыпучим пескам… Эх, дороги… Откуда-то появились небольшие барханы, и ящерки даже зашныряли. Наверное, сбился. Канонады больше не слышно. А вот интересно – бывают слуховые галлюцинации? Может, всё это мне пригрезилось? И иду я на самом деле прямиком в огненный зев пустыни – гигантского ландшафтного дэва, пожирающего глупых путников.
- И никто не узнает, где могилка моя… – хрипло шепчу я – голос уже сел совершенно. А, впрочем, это даже хорошо, что не узнает. Мало ли их будет таких, потерявшихся без вести на полях сражений?
Снова мираж. Сиреневой дымкой берег далёкий, домик в вишнёвом саду, и мама, ждущая меня на крылечке.
- Ты вернулся! – всхлипывает она, и хватается руками за перила крыльца, чтобы удержаться на внезапно ослабших ногах.
- Я вернусь, я обязательно вернусь, мама, - шепчу я, но мираж внезапно тает и снова перед глазами бескрайняя, выжженная солнцем пустыня. Ещё, ещё шаг. Потом ползком. Потом отдышаться, собираясь с силами перед следующим рывком. Каждый шаг приближает к земле, каждый шаг приближает к дому.
………………………………………………………………………………………………….
Я на войне? Наверное, это война. А вокруг тишина и пекло адское. И вода. Красная вода, та, что течёт в моих венах. Это – крайний случай, но его время уже наступило. Затуманенным взором я смотрю на своё запястье и впиваюсь в него зубами. Вот она – жизнь! Она вытекает из меня, и тут же вливается обратно, насыщая, утоляя жажду. Несколько капель пролились на песок. Теперь на этом месте вырастет оазис, и благодарные путники будут поить из прохладного родника разгорячённых верблюдов, славя Создателя, что так мудро устроил мир. Ещё глоток. Хватит. Главное не увлечься. Я перетягиваю вену полосой тряпки оторванной от полы гимнастёрки. Солнце! Я не боюсь тебя!
………………………………………………………………………………………………….
Ночная тишина. Луна над горизонтом шепчет о чём-то несбыточном. И – незнакомые и одновременно знакомые звуки. Последние два или даже три часа я шёл без сознания. Просто на цели. Это же птицы! И ландшафт изменился – теперь это уже каменистая пустыня, и даже кустики растений кое-где попадаются. Значит, скоро вода. Но – о воде не думать, это лишает воли. Шаг. Ещё шаг. Ещё….
………………………………………………………………………………………………….
Какой-то откос. Нога соскальзывает под скатившимся валуном, и я кубарем качусь вниз, хватаясь за кусты и камни. Ещё не осознавая, что они влажные, до того самого момента, когда вода ручья принимает в себя моё иссохшее тело. Я барахтаюсь, плещусь, я пью эту воду большими глотками и всё никак не могу напиться. А в небе – по-прежнему заговорщически подмигивает мне луна.
- Я же говорила, - шепчет она.
Пора. На четвереньках, чтобы не терять соприкосновения с водой, я ползу через ручей, и внезапно голос с другой стороны – всего за каких-нибудь двадцать шагов, спрашивает:
- Стой! Кто идёт? Стрелять буду!
Эта фраза потом войдёт в учебники истории и в фильмы о войне. Она приестся и почти потеряет смысл. Но как же прекрасно она звучит сейчас! В ней, в этой простой фразе – вся Поэзия мира, мира, преодолевшего себя. И я отвечаю, чтобы не нарушать гармонии мира – я ведь был когда-то поэтом:
- Свои… Свой я, братишка….
Эх, дороги….
Опубликовано: 20/03/15, 05:17 | Просмотров: 446
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [992]
Миниатюры [883]
Обзоры [1318]
Статьи [374]
Эссе [175]
Критика [88]
Сказки [177]
Байки [47]
Сатира [45]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [277]
Мемуары [62]
Документальная проза [66]
Эпистолы [18]
Новеллы [70]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [131]
Мистика [16]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [258]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [25]
Литературные игры [33]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1634]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [84]
Анонсы и новости [106]
Объявления [78]
Литературные манифесты [244]
Проза без рубрики [408]
Проза пользователей [127]