Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Статистика
Онлайн всего: 8
Гостей: 3
Пользователей: 5
Жизнь продолжается!..»
Рассказы
Автор: Levetoja
«Жизнь продолжается!..» - думал я совершенно не к месту и не ко времени. Хотя… как знать, ведь, несмотря ни на что, она, моя жизнь, продолжалась.. Да ладно, и не в таких передрягах бывали, подумаешь!.. Может, всё вообще только начинается?!. Ерунда какая-то! Нелепое нагромождение слов, нет бы подумать о чём-то существенном, так лезет в голову всякая чушь!.. «Жизнь продолжается!» - и всё на этом! А весь остальной бред, - бред болтуна, живущего где-то в середине черепной коробки, - совершенно ни к чему!.. Но с другой стороны – о чём ещё думать, когда находишься в такой ситуации?.. О птичках?.. Может, - о звёздах?.. А может, о том, что ждёт в будущем?.. Да только тут и так всё ясно: мне нужны всего только пять лет – пока моя младшая дочура не подрастёт и не пойдёт в школу, а там – можно и в ящик!.. Там уже Валюха справится с детьми и без меня, верю!..
Вот такая хрень свободно гуляла в головушке, в то время как я, в жалкой позе эмбриона, лежал на операционном столе, а самый опытный в городе хирург-рубака, ловко орудуя красивыми, блестящими в свете ярких ламп инструментами, самозабвенно обрабатывал-обдалбливал добрый кусок моего позвоночника, скалывая острые кристаллы соли, щедро разросшиеся в местах изувеченных межпозвонковых дисков, и зубастые края деформированной костной ткани. Перестарался в своё время – перегрузил спину железяками всякими… Эх, молодость безмозглая, бесшабашная!.. Сколько там процентов неудач в подобных операциях?.. Восемьдесят?.. Девяносто?.. Да и после благополучных исходов многие недолго живут. Но что делать, когда и встать-то толком не можешь – валяешься, как бревно, целыми днями?.. А так – хоть какой-то шанс жить полноценной жизнью, сделать что-то ещё для семьи… Ну и что, и пусть позвоночные суставы срастутся намертво, пусть спина не согнётся в тех местах, и каждый шаг – понятно! - в виду частичной потери амортизации позвоночника будет отдаваться тупым ударами в голове при каждом шаге… Но всё равно это – жизнь!..
«Жизнь продолжается!» - упрямо твердил я, хотя совершенно не хотелось говорить ничего вовсе – не только этой глупо-высокопарной фразы. Но, независимо от желания, никак не мог прекратить повторять, сквозь прочую белиберду, настойчиво оккупировавшую изрядно перегревшиеся мозги, два эти, уже изрядно поднадоевшие в последнее время, слова, понимая лишь смутно, насколько трудным окажется это продолжение.
Странно. Почему-то – ну ни капли сочувствия к себе!.. Откуда это во мне?.. Когда, с каких пор стал вот таким хладнокровным, равнодушным – но только к себе! - в минуты, часы, когда ситуация накалялась до предела?.. Равнодушным не только к своим физическим страданиям, но и к душевным – и лишь с ироничной ухмылочкой взирал на собственные мучения?..
Может, корни этого – в детстве?.. В тех почти беспрерывных выяснениях отношений между нашими пацанами и ребятами из соседнего двора, когда после очередной стычки, с трудом разлепляя пальцами непослушные, безобразно опухшие веки, с дурацкой полуулыбкой-гримасой созерцал в зеркале отбивную котлету, ещё совсем недавно называвшуюся лицом, но которую теперь язык не поворачивался именовать даже мордой или харей?.. А ведь, пожалуй, из нашей тогдашней команды только я один и умудрился не попасть в тюрьму – все сели, кто ещё по «малолетке», а кто – в более зрелые годы. Да, наверное, всё тянется именно оттуда – с тех далёких, - дурных, но безумно дорогих лет, от воспоминаний о которых в душе всегда поднимается необыкновенно тёплая волна, наполняющая её какой-то строгой, величественной торжественностью, устремляющей в бесконечность ощущение собственной силы. Наверное, именно тогда я приобрёл закалку, которая в будущем помогала решать гораздо более серьёзные проблемы. Хотя те конфликты, которые случались, никогда не называл «проблемами», это была просто моя жизнь – ну, вот такая она у меня, сам такую создавал и ни разу не догадался пожалеть о чём-либо, произошедшем в прошлом…
Всё-таки как странно ощущать себя совершенно беспомощным!.. Никогда прежде не доводилось испытывать что-либо подобное! Не чувствовал себя в безвыходном положении и оказавшись на заднем сиденье крутой по тем временам, затонированной, как южная ночь, «девяносто девятой» цвета «мокрый асфальт», плотно зажатым между двумя крепышами. Жалко держащий в руках казавшийся почти что чужим пошарпанный полиэтиленовый пакет с крупной суммой наших «деревянных», которые наивно возмечтал обменять на «зелень», прекрасно зная, с кем забита «стрела».
- Ладно, чувак!.. – будто опять услышал небрежно-презрительные нотки откуда-то издалека донёсшегося голоса водителя, бритоголового амбала. – Бросай пакет и вали отсюда!.. И – если ещё чего нароешь, - неси, поможем потратить!..
- Кхе-кхе-кхе!.. – как-то совсем по-чмошному не то захихикал, не то закашлялся его сосед.
Это гнусно-противное, слегка заискивающее «кхе-кхе» неожиданно развеселило меня! Даже улыбнулся – жаль, что никто из сидящих в том авто не видел этой улыбки! Жертвы так не улыбаются!.. Ребятки думали, что если имеют громкие на всю округу кликухи, то этим всё сказано, и все, кто встречается им на пути, должны трястись осиновыми листками от страха или испытывать слепое благоговение грешника, неожиданно увидевшего святого прямо на улице – в центре города, среди оживлённой толпы!..
- А вот фиг ты угадал!.. – в который раз услышал свой спокойно-насмешливый голос. – Видишь вот эту штучку?..
В моей руке незатейливо нарисовалась ловко вынутая из пакета «лимонка», молниеносно «потерявшая» чеку и превратившаяся из небольшого куска безобидного металла в довольно внушительных размеров пороховую бочку.
- Так вот, либо я сейчас пойду своей дорогой, унося с собой этот пакетик, либо мы все дружно полетаем немного…
Сидевший за рулём бандит отреагировал мгновенно.
- Ты кого привёл?.. – слегка повернув голову, спросил он у сидевшего справа. – Пусть этот придурок валит отсюда к ё… матери!..
И какой заблудившийся в тумане ёжик сказал, что один в поле не воин?!. Надо же, ведь не так много лет пролетело с тех пор, а вот поди ж ты, - лежу абсолютно покорно и не имею сказать ровным счётом ничего, чем можно было бы хоть как-то более или менее резонно возразить против моего теперешнего положения. Лежу и всё. И слушаю глухие удары одного варварского орудия о другое и последнего – о мой давший слабину позвоночник… Беспомощный… А ведь даже когда попал в один из самых крупных переплётов в моей жизни, оказавшись волею судьбы в далёком чужом городе и будучи вывезенным вместе с тремя подельниками в лес, - даже тогда, поглядывая на холодно отливающие смертью стволы направленных на нас трёх «калашей», не чувствовал себя таким беспомощным. А ведь казалось – ещё чуть-чуть, и – всё, прощевай, житуха!.. Но, похоже, изъятые у нас до того, бешеные, как по тем временам, так и в настоящие дни, «бабки», повергли наших «друзей» в благодушное настроение. И всё-таки что-то тогда было не так – ощущение, что нас кто-то продал, подставил, как пацанов, осталось до сей поры.
- Эй, доктор!.. – бросаю в пустоту. – Однако… больно!.. Похоже, наркоз кончается!.. Я, конечно, потерплю, но всё-таки… Вы там надолго ещё?..
- Как кончается?.. Уже?.. – удивился тот. – А ну, добавьте ему!..
Полегчало…
Улыбаюсь, вспомнив уж совсем недавнюю историю. Собираясь на дачу, подъехал утром к магазину – купить пару пятилитровых бутылок воды. Выхожу из магазина, а на меня буквально налетает мужчина, по виду – выходец из Средней Азии. Будто специально, больно ткнул меня локтем в плечо. Опешив, пошатнулся, выронил бутылку, но довольно миролюбиво спросил:
- Ты чё, парень, глаза дома забыл?.. Куда спешишь?..
- Э, да ты пашол, да?!. – почти брезгливо ответил мужчина, яростно вращая глазами. При этом, будто молясь своему Аллаху, вскинул кверху одновременно обе ладони, видимо, призывая его в свидетели: в самом деле, не произошло ничего особенного.
Не скажу, что я рассвирепел, но обидно стало. Наношу азиату короткий сильный удар снизу в челюсть. Глаза несчастного блаженно закатились, медленно прикрывшись отяжелевшими веками, а тело безвольно обмякло и рухнуло на асфальт. Потом он ехал в багажнике моего автомобиля. На одну из дач за крепким высоким забором, где ему предстояло долгие месяцы, перемещаясь по двору в пределах цепи, прикованной к одной из голеней, колоть дрова, топить баню к приезду хозяев, ухаживать за огородом… И вовсе не потому, что он не русский, не из-за того, что толкнул меня, будто специально, а по той простой причине, что приехав в наш Дом с Великим названием Россия, не научился элементарной вещи – разговаривать по-человечески с окружающими людьми!..
А теперь вот я сам, будто прикованный к этому столу, лежу голый, жалкий. Беспомощный… Но, конечно, не более беспомощный, чем моя Валя, когда я, мягко прижав левой рукой её спину сверху, правой аккуратно подхватил под низ живота и уже начал переваливать погрузившееся в шок тело за балкон – туда, в восьмиэтажной высоты бездну… Ох, если бы не вспомнил тогда, в это мгновение, о дочерях - что с ними-то будет?!. Вдруг – будто вспышка в мозгу: мать на кладбище, отец – в тюрьме!.. А ведь вся-то проблема: не доставай меня, если крепко выпил в этот день, ведь знаешь, на что способен!.. Так нет же – пока трезвый, всё понимает, соглашается, а стоит мне посидеть с друзьями по какой-нибудь веской причине, – у жены тут же память отшибает!..
Кажется, опять кончается наркоз. Успеет врач закончить?.. Ничего, можно и потерпеть, как приходилось не раз. Например, во время службы в рядах Советской армии. То не обычная служба была – настоящая война. В Чехословакии. С тех пор не отмечаю свой день рождения. Как можно праздновать, когда в этот день полегла почти вся твоя рота?.. Двенадцать человек осталось. Из них трое – с тяжёлыми ранениями. Мне тогда повезло: всего лишь пулю в правое лёгкое схлопотал...
- Ну, вот и всё!.. – прервал мои воспоминания радостный возглас доктора. – Дыра заштопана… Давайте носилки!..
Две маломощных санитарки попытались подхватить меня под мышки, чтобы помочь перебраться на нехитрое, но с виду казавшееся довольно комфортабельным средство передвижения по больничным коридорам.
- Не надо! – останавливаю их. – Я сам!..
- Ну-ка, ну-у-ка!.. – заинтересованно протянул мой «крёстный отец». – Не мешайте ему!.. Пусть покажет, на что способен!..
Медленно, но, на удивление, легко, перебрался на услужливо припаркованную каталку.
- Поехали! – нагло скомандовал санитарке и даже махнул рукой, указывая направление, а про себя, в который уж раз с того дня, как появился на свет, зло подумал: «Мы ещё повоюем!.. Жизнь продолжается!..»
Опубликовано: 13/09/13, 18:09 | Свидетельство о публикации № 277-13/09/13-3931 | Просмотров: 483
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Рассказы [885]
Миниатюры [470]
Обзоры [857]
Статьи [210]
Эссе [130]
Критика [38]
Пьесы [13]
Сказки [122]
Байки [46]
Сатира [37]
Мемуары [108]
Документальная проза [17]
Эпистолы [13]
Новеллы [36]
Подражания [10]
Афоризмы [35]
Юмористическая проза [201]
Фельетоны [11]
Галиматья [254]
Фантастика [113]
Повести [190]
Романы [51]
Прозаические переводы [2]
Проза на иностранных языках [0]
Конкурсы [26]
Литературные игры [3]
Тренинги [6]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1046]
Диспуты и опросы [62]
Анонсы и новости [93]
Литературные манифесты [125]
Мистика [12]
Проза без рубрики [347]
Проза пользователей [136]
Критика 2 [45]
Ужасы [3]
Объявления [25]