Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Крест животворящий
Рассказы
Автор: JackStone
" - Вот что крест животворящий делает!"
"Иван Васильевич меняет профессию"

Николай Евгеньевич Кольцов по прозвищу Химик никогда не считал себя выдающимся человеком.
Да, было время, когда он жил на широкую ногу - к нему постоянно приезжали разные люди, он и не был знаком с половиной из них; знакомые знакомых, как правило; обсуждали какие-то свои дела, иногда спрашивали житейского совета.
Николай Евгеньевич в меру своего скромного опыта давал советы или высказывал суждения; а уж прислушивались к ним или нет - его интересовало мало.
Потому что обычно прислушивались.
Не иначе как из-за того что когда-то давно Кольцову довелось поработать в школе учителем химии - откуда и пошло его прозвище.
И на разные непонятные вопросы, которые иногда задавали ему служивые люди он только непонимающе разводил руками.
Вовка Косой? А лет ему сколько? Тридцать?
А, это, наверное, Володя Малышев, я ж его, оболтуса, с пятого класса в 102 школе помню... Наверное, заходил по старой памяти, навестить учителя? Что, с каким-то Лешей Птахиным? А, ну так тоже, там же учился, только в другом классе и на год старше его.
Группировка? Не знаю о чем это вы, господин капитан, вот разве что о внеклассных занятиях по химии? Да, вёл, не стыжусь! Способствовал внедрению химических знаний в молодые умы. И кто же виноват, коли Союз распался, и ученики мои вместо фабрик и заводов моей Родины по свету рассеялись, аки евреи?
А хотите я вам фотографии своих выпускных классов покажу?
Глаза пожилого человека мокрели, и служивые люди чувствуя себя неловко (или, напротив, озверев вконец) удалялись, от просмотра старых школьных альбомов отказавшись - ибо владели куда более свежими фотографиями подросших учеников - причем ученики те изменились настолько разительно, что бывший учитель зачастую их и не признавал, или путал.

Из школы он ушёл давно, однако воспитанники не забывали - то участок под дачу организуют, то стройматериалов для двухэтажного дома подбросят, то площадку перед домом на 32 машиноместа помогут заасфальтировать.
Однако же, времена те прошли давно, да Николай Евгеньевич тому и рад был - гостей было много, площадка перед домом редко пустовала, и постоянно на ней разыгрывались какие-то события - то петарды рваться начнут, то в какой-нибудь машине полупустой бензобак вдруг взорвется, или просто кому-то плохо внезапно станет.
Гостей поубавилось, внук подарил деду Николаю ежедневник с надписью "Я пережил девяностые!"; а сам Кольцов вовсю занялся дачей - тем паче, что с заднего крыльца прямо через шесть оставшихся соток (ещё десять занял сам дом) открывался доступ в лес с грибами.
К грибной же охоте Николай Евгеньевич приважен был с детства.
Да и проблемы с поисками не было - сразу за забором была у него заветная полянка.
От дома было недалеко - казалось бы, выбрали бы сразу; но на грибы Николая Евгеньевича никто не посягал, сам же он, оказавшись владельцем этакого заповедника, охотился за отдельными экземплярами под конкретные цели - в кастрюлю, либо на сковороду.

Денек выдался многообещающе дождливым, и Николай Евгеньевич решил по быстрому пробежаться до полянки.
Из одежды - всего ничего, тапочки, трусы-семейники, вполне похожие на шорты-бермуды, да майка, которую сейчас зовут алкоголичкой, а раньше носили спортсмены.
Кольцова это несколько забавило - не иначе, как те, кто начал заниматься спортом во время оно к нынешним временам все уже спились.
Наглядная иллюстрация тщеты любых человеческих усилий.
И вот в тот самый момент, когда Кольцов уже вышел на саму поляну, под ногами у него что-то треснуло, будто наволочка разорвалась, и он ухнул в затхлую темноту.

Приземлился Николай Евгеньевич на ноги, не устоял, упал на бок, на осыпавшуюся вместе с ним кучу земли.
Вволю поматюкавшись, и выяснив, что никто его праведное возмущение не разделяет, но и не осуждает, принялся осматриваться.
Яма.
Сквозь пролом вверху, в который Кольцов и провалился накрапывает явно усиливающийся дождик.
Темно, хоть глаза выколи.
Жутковато - что за яма? То ли ловчая, специально на Химика выкопанная, и сейчас сверху камни посыпятся, как на учебном пособии по первобытнообщинному строю, то ли могила, то ли коллектор канализационный (хотя откуда ему в лесу взяться?).
Темно же!
Не вставая с места Кольцов сел по-турецки и вытянул руку вправо. Пустота. Потом вытянул руку влево - стена. Кирпич.
Судя по всему, кто-то когда-то затеял тут строить погреб. Но не закончил - и было это не иначе как ещё до войны; потому что лесок вокруг вырос уже немаленький.
Николай Евгеньевич осторожно принялся ощупывать место вокруг себя - осторожно, потому что темно, и кто знает, на какой гвоздь или осколок стекла можно налететь.
Потом осторожно встал на четвереньки и исследовал яму.
В ширину метра три, в длину метра четыре. До потолка погреба не допрыгнешь - метр или полтора, если судить по высоте быстро темнеющего от наступающих сумерек просвета.
Пол - в полужидкой грязи, пальца на два, и непонятно - то ли кирпичом или камнем выложен, то ли глина.
Стены-то явно кирпичные.
И холодно - так, что зубы стучат.
Кольцов попытался сунуть руки в карманы, и выяснил, что карманов нет.
И всего имущества, выходит, - трусы, майка, да нательный крестик.
И самое плохое - то что за то время, пока он исследовал яму, воды в ней явно прибыло.

Всё, что Николай Евгеньевич знал о великих побегах, гласило: чем раньше состоится побег, тем более вероятен успех.
От ППСников сбежать легче, чем из отделения, а из отделения - легче, чем из СИЗО.
Так что засиживаться в яме он всяко не собирался. Но вот как вылезти?
Подпрыгнуть не выйдет, он не заморский зверь Бэтман.
Кричать?
До дома - недалеко, метров пятьдесят, да вот только дом - большой, окна - стеклопакеты, сквозь которые даже рычание моторов тяжелых грузовиков с соседнего завода железобетонных изделий не пробиваются, а жена телевизор если и не смотрит, то всегда включает для фона.
Соседи далеко, да и... нехорошо они думают о Николае Евгеньевиче, вряд ли кто подойдет.
И даже в милицю не факт, что позвонит кто-нибудь; учёные, причем им же, Кольцовым и учёные.
Конечно, жена может его уже и ищет; так что попробовать стоило, а вот надеяться, что это поможет - нет.
Где-то Кольцов слышал, что свист распространяется гораздо дальше криков, так что минут пять он изображал дворового шпанюка, выводя трели на разный лад.
Одновременно двигался по яме - в надежде найти хоть верёвку, хоть палку.
Но погреб был пуст; тут не было даже полок, а древесная труха, которой хватало на звание палок претендовать никак не могла.
Возникла мысль свить верёвку из одежды, но весил Кольцов больше ста килограммов, так что эту мысль пришлось оставитьь. Да и закрепить верёвку наверху всё равно бы не удалось. Не говоря уже о том, что с этой самой одеждой тоже было негусто.
Можно было бы надеяться, что удалось бы всплыть поскольку погреб заполнялся водой; но бурая, хлюпающая и вязкая взвесь с гораздо большей вероятностью утянет его в себя как в болото.
Не говоря уже о том, что смерть от переохлаждения вероятна даже более быстро, чем от утопления...
Николай Евгеньевич, подошел к стене и посмотрел в сумеречное, сочащееся дождём небо.
Не ливень, слава богу, но через несколько часов при таком раскладе он - труп.
Мысли Кольцова обратились к небу, и рука сама легла на нательный крестик.

И тут он понял, что швы между кирпичом - старые и растрескавшиеся, и, пожалуй, если вынуть несколько кирпичей из стены, то он сможет выбраться из пролома.
Ну или хотя бы - будет за что держаться, когда уровень воды превысит его рост.
Ту часть креста, котрую он держал в кулаке, пришлось обернуть майкой, чтобы она не так врезалась в руку. И взяться за дело.
Первый кирпич он вытащил на уровне своего лица через полчаса.
В перекуры он начинал высвистывать сигнал "SOS" - он не помнил только, это "три коротких, три длинных, три коротких", или наоборот, поэтому свистел и так и этак.
Второй - на уровне пояса, через час.
Вода уже дошла до уровня колен, но Кольцов не обращал на это внимания - ему, несмотря на вес и годы, приходилось изображать из себя обезьяну, вынимая два кирпича на уровне вытянутой руки.

Когда Кольцов постучался в дом, открыла испуганная жена. За её спиной маячили два человека в форме.
- Нашёлся! - воскликнула она, на шею, однако, бросаться постеснявшись. Николай Евгеньевич посмотрел в зеркало, и хмыкнул. Открой ему его внук - так ведь за зомбю принял бы. С последующими выводами из 12 калибра.
- Сержант Иванов, - откозырял тот полицейский, что повыше. - С вами всё в порядке, гражданин Кольцов?...

Когда полицейские вышли из особняка Химика, они направились не к машине, а к тому самому погребу.
Напарник Иванова заглянул в глубокую яму, заполненую водой уже на две трети.
- Ох и глубоченная! Ты ему веришь, что он кирпичи крестиком-то вынимал? А то может его прессануть кто решил, а он нам тут сказки Венского леса рассказывает?
Вместо ответа Иванов вытащил из кармана смятый лист начатого было по привычке протокола и начал читать вслух: "На пропавшем находятся (со слов жены) - трусы семейные с надписью иностранными буквами "Гладиатор", майка спортивная белая (с пятном от компота на животе) и крест нательный, желтого металла полкилограмма весом (вместе с цепочкой)".

Примечания.
1. Сигнал SOS - SOS (СОС) — международный сигнал бедствия в радиотелеграфной (с использованием азбуки Морзе) связи. Сигнал представляет собой последовательность «три точки — три тире — три точки».

Послесловие:
Написано исключительно ради прикола, ибо нательные крестики бывают сильно разные )) Название и ассоциация взяты исключительно из знаменитой комедии, так что никаких подтекстов, призывов и прочая, и прочая, и прочая искать тут не надо )
И последнее: нет, я не смотрел некий сериал ДО )) Кстати - жаль, потому что фамилия Белов напрашивалась бы ))
Опубликовано: 16/09/20, 16:40 | Просмотров: 53 | Комментариев: 2
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

(мечтательно) Препинаки бы расставить...
Торопыжка  (25/09/20 07:00)    


(столь же мечтательно)
Однажды...
JackStone  (25/09/20 17:05)    

Рубрики
Рассказы [989]
Миниатюры [869]
Обзоры [1308]
Статьи [363]
Эссе [172]
Критика [88]
Сказки [172]
Байки [47]
Сатира [48]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [60]
Документальная проза [63]
Эпистолы [10]
Новеллы [65]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [132]
Мистика [19]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [257]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [25]
Литературные игры [33]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1603]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [82]
Анонсы и новости [105]
Объявления [76]
Литературные манифесты [243]
Проза без рубрики [407]
Проза пользователей [125]