Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Золотая рыбка
Стихотворения в прозе
Автор: Чеширский_Кот
* * * * *

Читатель мой! Поверь, от скуки я ныне взялся за перо, и мой придуманный герой с его любимым словом: «сцуки!», не топчет камень мостовых ни одного из вам знакомых по школьной карте городов, не портит воздух тех садов, куда, любовию влекомы, с подружкою идёте вы, когда волшебное корытце вас феромонами дразня зовёт, (включая и меня), в кустах терновника укрыться. Там по соседству соловей рождает ангельские трели, весна пиарит запах прели, там травка, всех живых живей, уже свои гоняет соки, там, нависая, дуб высокий, чуть слышно заиграв листвой, укроет в тень оазис твой, там нимфа юная твоя, бесстыжей страсти не тая, твои охотно примет ласки, с восторгом филин крикнет: Ух! - и ветерок, гоняя пух, вам новые расскажет сказки. Вот так и я, ваш друг печальный, как ветр, историю свою, тихонько шелестя, спою. Начнём, как водится, с начала….
В одном уездном городишке… «Уезд» – от слова «уезжать»… Стоп! Раньше времени не ржать! … Да, жили-были там людишки уж много-много скучных дней. Он назывался, блин… но мне, простому сельскому поэту, не разрешить задачку эту, вломы придумать город свой – я назову его Москвой. Герой наш на себя горбатил – он тусовался на Арбате, бренчал гитарой, что-то пел, ну и, естественно, тупел, каждневно вечером бухая. Плохая жизнь, иль не плохая – кто сможет то определить? Но каждый вечер в глотку лить дешёвое, гнилое пойло, гитару хмуро ставить в стойло, тоскливо прошлое копать в попытке клад найти забытый, потом, звеня цепями быта, мотая сопли, засыпать, забыв разуться и раздеться…. Но – и у Кузи было детство. Поверь, читатель, даже ты когда-то пестовал мечты о чём-то новом, светлом, важном, плывя корабликом бумажным сквозь море страхов и страстей, и ангелы семи мастей, что в мире музами зовут, тебя вели и защищали от долговременной печали, тебя держали на плаву, огорождая от депрессий. Мир юным был но, хоть ты тресни – большая жизнь, иль небольшая - нас время с прахом размешает - не каждый день нам счастье прёт. Пришёл и лабуха черёд о старости подумать скорой – однажды, с похмела болея, себя болезного жалея, увидел в зеркале лицо, морщин усталые укоры - и молвил крепкое словцо про ангелов: зажрались, сцуки! Потом Емелю вспомнил, щуку, как печкой тот народ давил и - понял, что продешевил, одною музой обладая, а потому и жизнь худая, и сам – гляди – сбледнул с лица. Начало это, блин, конца, и коль и дальше он позволит топтать его благую волю тем жопам с крыльями – тогда уж точно вспыхнет та звезда над гОрбом всхолмленной могилой мудилы с Нижнего Тагила. Подумал так – и в позу встал. Нет, не подумайте – не раком – а в стойку встал, готовый к драке – уж так Господь его достал. Крылатые заменжевались: ужель и впрямь внагляк попрёт? Им, понимаешь, наперёд о всём инструкции давались, как хошь – а только выполняй. А наш герой всё в ночь вонял, их всех по фене обзывая, и траектория кривая, куда Макар телят гонял, безумной аурой светилась. Тут ночь на землю опустилась, и понял ангел их старшой, что с этой грешною душой, коль не уладить дело тихо – не оберёшься, видно, лиха. Собрал консилиум из рыл, скорбя, запасники открыл, вздохнул, о Боге памятУя и – вынул Рыбку Золотую, сказав ей так: Исправь бардак. Реально охренел мудак – нас приготовить хочет в плове – но ты поймай его на слове и к исполненью приведи. Награда ждёт уже. Иди….
Герой – пусть будет он Иваном – поднялся, наконец, с дивана, в сортир пошел, отлить слегка – глядь – глюк любого рыбака хвостом виляет в унитазе – кружится в радостном экстазе, почти что над водой парит, и так умильно говорит, тугие рассекая волны:
- Я три желания исполню. Ты только к морю отнеси, а там – чё хочешь попроси.
- Ща, погоди, - Иван базлает. – Так скоро лишь собака лает. Пусть подождут крылаты братцы – здесь без бухла не разобраться. Хорош мне здесь месить какашки – пойдём-ка, вмажем по стакашке и там по ходу всё решим – каки дела мы совершим.
Поймал он эту заебанку, и словно сельдь засунул в банку. На этом кончилась глава, идеи, буквы и слова – чтоб вдохновение вернуть придётся, братцы, нам бухнуть. Налей-ка, Рыбка, всем вина. Ну, будем, пацаны! За нас!....

* * * * *

В избушке – коромыслом дым. Иван глядит тудым-сюдым, как Рыбка в банке юзом ходит – никак решенья не находит чего б такого попросить, чтобы не просто пофорсить, а, блин, со смыслом, ёлы-палы – аж настроение упало. Уже и водка не берёт – реально отторженье прёт. Бабло? Жену? Машину? Дачу? Вот стерва, задала задачу! Как Рэдрик Шухарт – счастья всем? Растут желанья, как крапива. А может всё не так совсем? Взять, посолить и стрескать с пивом? Как в анекдоте том, ха-ха! Слышь, Рыба, как тебе такое? Не притворяйся, что глуха. Схожу щас в лавку за мукою, на сковородку – и алга! Или с картошечкой в духовке? Вари, вари моя мозга! Чё этой грёбаной лоховке мне учудить? Ну, съем за раз. А после – так хреново станет… Ведь создал ж кто-то вас зараз… Вахлак я, блин, на мне креста нет. Всё ровно, Рыба, будешь жить наверно счастливо и долго. Чегой-то прёт меня. Кажись, проснулось это… чуйство долга. Кому я должен и за что – того, блин, и Господь не знает. Как этот… фиговый листок… Ну, слушай, Высшая Иная: Хочу быть вечно молодым, богатым, умным и красивым, не знать ни горя, ни беды, и обладать твоею силой. Не прячь глаза! Гляди в лицо! Сказала, блин – не отрекися. А то сдержу своё словцо - скормлю тебя соседской кисе. Я не дурак, как тот старик, точнее – глупая старуха, а русский беспредельщик-фрик. Вперёд! Пускай начнётся пруха! Пусть счёт оффшорный у меня содержит восемь круглых знаков, пусть любят девушки меня от Анадыря до Монако, пусть служат боги всех мастей, пусть плавки будут по фигуре, пусть кофе мне несёт в постель, танцуя, лучшая из гурий, пусть про известного меня всегда орёт повсюду пресса, пусть приспособят на коня массажное из злата кресло, построят армию в ряды, и я, гарцуя перед строем, сдам управления бразды отчизны доблестным героям, пусть на обед мне подадут ля натюрели из форели, пусть триста сорок раз в году меня прославят менестрели, и Папа Римский западло не посчитает мыть сортиры, и лыбясь мне во всё мурло мой гимн мне пропоют сатиры. Пусть будет всё, как у людей: дорога к Папеньке прямая. Ведь я ж не тать и не злодей – я это… в общем, понимаю. Чем так желаньями сорить – оставлю-ка тебя с собою – хоть будет с кем поговорить…
- Так можно выбирать любое? Ты с верхом тута нажелал – а я всего лишь три просила….
- Эх, рыбка – мало ты жила… На кой нужна мне эта сила? Я помечтал чуть-чуть, ожил, повеселился, погорланил. Зачем мне жить кума, скажи, коль не останется желаний? Когда, соломки чтоб постлать, всегда найдёшь чужие руки? Когда по матушке послать мне будет некого от скуки? Плыви, и ангелам скажи: оревуар, и всё такое. Покуда мир лежит во лжи – не будет им, мразям, покоя. Пускай меняет Папа ценз для практикующих монахов. Мне интересен сам процесс, а результат… Пошёл он лесом….
Опубликовано: 03/04/15, 04:57 | Просмотров: 745
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Лирика [8610]
Философская поэзия [3938]
Любовная поэзия [3989]
Психологическая поэзия [1734]
Городская поэзия [1374]
Пейзажная поэзия [1960]
Мистическая поэзия [1042]
Гражданская поэзия [1350]
Историческая поэзия [211]
Мифологическая поэзия [193]
Медитативная поэзия [243]
Религиозная поэзия [182]
Альбомная поэзия [116]
Твердые формы (запад) [305]
Твердые формы (восток) [91]
Экспериментальная поэзия [325]
Юмористические стихи [1928]
Иронические стихи [1987]
Сатирические стихи [145]
Пародии [1125]
Травести [54]
Подражания и экспромты [469]
Стихи для детей [823]
Белые стихи [67]
Вольные стихи [108]
Верлибры [124]
Стихотворения в прозе [28]
Одностишия и двустишия [118]
Частушки и гарики [39]
Басни [76]
Сказки в стихах [22]
Эпиграммы [24]
Эпитафии [37]
Авторские песни [342]
Переделки песен [56]
Стихи на иностранных языках [56]
Поэтические переводы [284]
Циклы стихов [267]
Поэмы [46]
Декламации [137]
Сборники стихов [102]
Белиберда [86]
Поэзия без рубрики [6891]
Стихи пользователей [2062]
Декламации пользователей [14]