Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Статистика
Онлайн всего: 11
Гостей: 6
Пользователей: 5
Бесстрашная Мария продолжение
Новеллы
Автор: Петре
рука ее не дрогнула. Холодная сталь штыка беспощадно пронзила предателя. Да, предателя! По-другому Мария не могла воспринимать своего бывшего учителя немецкого языка. Россия- матушка пригрела, приласкала сына древних арийцев, а он поднял оружие на ее народ. Этот вопиющий факт доводил Михайлову до исступления. Мария ничуть не раскаивалась в содеянном.
В тот же день вечером на привале у костра она невольно вспоминала свои годы жизни в Смольном. Вот они с Ниной весной, взявшись за руки, гуляют по пустым аллеям чудного институтского сада и поют. Мария, когда в первый раз услышала пение выпускного класса, была поражена стройностью хора, их прекрасными голосами. С тех пор она любила слушать хоровое пение. Прощание с подругами, учителями было самое задушевное. Да, с Бюргером она тоже попрощалась и думала, что навсегда. Но… на все промысел Божий!
Накануне вечером Мария добровольно вызвалась быть проводником команды разведчиков дивизии, провела их в немецкий тыл. Команда вышла к заставе, которую занимала рота противника. Разведчики напали внезапно и взяли ее без единого выстрела. В результате немецкая рота частично была переколота штыками, частично захвачена в плен. В результате этой операции «барышня из Смольного» получила второй Георгиевский крест. Прежняя мирная жизнь ушла от нее безвозвратно.

6. ныне территория республики Беларусь

. ***
В круглой меховой шапке, надетой немного набекрень, в высоких лакированных сапогах и в хорошо сшитом военном мундире унтер-офицера Мария неслась на коне вдоль холмов в авангарде полка. Настоящая амазонка! Она не могла не нравиться своим однополчанам. Мария смело шла навстречу любой опасности и этим увлекала других, умела подчинять людей и вести их за собой. Не только офицеры полка, но и солдаты уважали и серьёзно её чтили. Ее муж, Евгений Михайлов, погиб в первые месяцы войны, будучи в должности начальника команды конных разведчиков. Она стала достойной заменой супруга в рядах русской армии.
Сильный ветер с моря дул ей прямо в лицо. Еще одна ее мечта сбылась - она увидела море! Ее полк дислоцировался в районе Добруджа. В давние времена эта земля называлась Малая Скифия. Первое описание её можно найти у Геродота- отца истории. Сюда был сослан из Рима знаменитый поэт Овидий. Здесь он сочинил свои «Понтийские письма» — важный источник о быте жителей этой области. Малая Скифия оставалась в составе Византии до нашествия болгар в VII веке. Обо всем этом она узнала на уроках истории в Смольном. С каким восхищением она ранее читала о героях Шипки и Плевны, искренне гордилась подвигом русского народа в борьбе с турецким игом. Теперь же ее до глубины души возмущал тот факт, что болгары, те, за кого русский народ пролил столько крови в прошлом веке, так подло подняли свои штыки против России в нынешнем веке, вступив в союз с ее врагами.
После побед Германии осенью 1915 г. в войну вступила Болгария. 6 сентября 1915 года в столице Болгарии Софии была подписана конвенция между Германией и Болгарией, а 6-го октября Болгария объявила войну России. Образовался Четверной союз Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. Через болгарскую территорию Турция теперь свободно могла общаться со своими союзниками. И зачем было защищать болгар от турок?! На этот риторический вопрос Мария не знала ответа. Она не была сильна в политике. Шел 1916 год. Болгарская армия то наступала, то отступала в надежде реализовать свои территориально-захватнические мечты. Но забегая на три года вперед, можно сказать одно: в 1919 году был заключён Нейиский договор, по которому Болгария, как проигравшая в войне сторона, потеряла часть территории и населения. И стоила ли игра свеч?!
Погруженная в раздумья Мария не заметила, как въехала в какой-то двор болгарской деревни и натолкнулась на болгарского пехотинца. От неожиданности Мария заорала таким неистовым голосом, что солдат, побледнев, растерялся и бросил винтовку на землю. Он поднял руки вверх и начал что-то невнятно лепетать на своем языке.
В этот раз унтер-офицер Мария Михайлова вернулась к своему командиру штабс-ротмистру фон Баумгартену, словно скифский воин, не одна, а с добычей. И получила очередную благодарность за верную службу: ее грудь украсила медаль « За храбрость». Болгарский солдат был очень сконфужен, когда узнал, что его пленила молодая женщина.
Часть 2
Мария с трудом открыла тяжелую входную дверь родной усадьбы, неспешно по устланной красной ковровой дорожкой лестнице поднялась на второй этаж. Всюду холод и запустение. Она прошла через несколько выстроившихся анфиладой комнат, темных, с закрытыми ставнями, и попала в гостиную. Открыла ставни и оглянулась. На стене висел большой портрет прошлого века. Со старой картины на нее смотрел изображенный вполоборота гладковыбритый молодой мужчина в парике, одетый в форму офицера русской армии. Это ее прапрадед Федор Иванович Лысов, он освобождал русскую землю от наполеоновских войск и дошел до Парижа.
А вот военная миссия Марии, увы, закончилась. В конце 1916 года ее полк был отведен с фронта на отдых и в конце января 1917 года стоял в Бессарабии. Там его и застала Февральская революция. Елизаветградский полк остался одной из немногих частей Русской армии, который был не заражен « большевистской заразой». Гусары поддерживали дисциплину, отношения между офицерами и рядовыми оставались в рамках уставов. Однако к концу 1917 года, после большевистского переворота, служащие полка покинули его расположение, отправившись по домам. Вот и Мария вернулась домой. Время было смутное. По дороге от попутчиков наслушалась страшных вестей. На вокзальной площади самосудом убили какого-то проезжавшего через Пензу капитана за то, что он не снял ещё погоны. После того, раздев офицера догола, с хохотом "революционеры" таскали его труп по снегу Московской улицы - то вверх, то вниз. Родную тетку ее мачехи Ирины Андреевны, пензенскую старуху-помещицу Лукину заодно с её дочерью крестьяне на сельском сходе постановили убить и… забили кольями. Сосед Марии, Федор Михайлович, из-за страха погромов бросил все свое имущество на произвол судьбы и бежал в город, а она решила остаться здесь в опустевшей усадьбе строгой и своенравной хозяйкой. Заново отстроить конюшни, купить лошадей - вот о чем она мечтала опять. А еще создать партизанский отряд из пензенской молодежи и отомстить пьяному мужичью за разбой и убийства. Жестокие и безнаказанные!
На следующий день ей представился такой случай. Когда-то по возвращении из Лозаннского университета она любила сиживать в библиотеке. Здесь, в шести черных двухстворчатых, со стеклянными дверцами шкафах, находилась книжная премудрость разных веков. Здесь Мария могла найти книги по русской и античной истории, художественной литературе, календари, справочники, энциклопедии. В этих старых шкафах занимали свое почетное место сочинения любимцев Марии: Шекспира, Гейне, Шиллера, Пушкина, Лермонтова.
В обед Мария с закрытыми глазами сидела в кресле у старого заброшенного камина с хлыстом в руках ( на всякий случай) и предавалась сладким воспоминаньям. Вот здесь на этом самом месте Евгений признался ей в любви и лобзал ее руки в порыве страсти. Именно в этой комнате ее уста впервые ответили на пленительный зов горячих губ любимого. Вдруг какая-то возня в гостиной нарушила ее идиллию. Мария осторожно, почти бесшумно, настоящая разведчица, пробралась к дверям гостиной и заглянула туда. В углу возле бронзовых дедовских часов копошился какой-то мужик в старом кожухе и дырявых сапогах.
- А ну вон отсюда, босяк, чертово отродье ! – диким голосом, как когда-то в болгарской деревне, заорала во всю мочь Мария и хлестнула по спине мужика.
В молодой женщине проснулась настоящая природная злость, та злость, с какой русский народ изгонял татар со своей земли, та лють, с какой ее прадед сражался с французами в Бородинском сражении. Но Мария всего лишь гнала вора из родного дома. Она избила его хлыстом и гналась за ним полверсты, пока он не скрылся в каком-то сарае.
***
Ночной стук в дверь разбудил Марию. « Свои или чека?! «, - мелькнуло у нее в голове. Она спешно, набросила на плечи теплую шаль, зажгла керосиновую лампу и босиком направилась к двери. Каково же было ее удивление, когда она увидела перед собой генерала Розанова, это он вручал ей ее первый Георгиевский крест, и ныне полковника Захарова, старого друга ее покойного мужа. « Не уходи, побудь со мной», словно эхо звучало у нее в голове. Это было недавно, это было давно!
- Здравствуй, Машенька, нам сказали, ты одна нам сможешь помочь,- радостным, и в то же время уставшим голосом произнес полковник Захаров, крепко обняв ее хрупкие плечи.
- Да, конечно, Гришенька, проходите, буду рада помочь вам обоим, - оживленно ответила Мария.
Она успела заметить глубокий шрам на левой щеке и седину на висках у старого друга. Годы не щадили его. Эта встреча была единственной радостью Марии за последний месяц. Ей все же пришлось оставить усадьбу и переехать в Пензу, где толпы грабили магазины, убивали прохожих. Дом Лысовых был занят под местный совет, и она поселилась в маленьком флигеле, во дворе. Маленькая Фрося с дедушкой и Ириной Андреевной еще прошлым летом уехали в Петроград. Отряд самозащиты из местной молодежи так и не сформировался, но Мария не отчаивалась. Она направила свою неуемную энергию в другое русло. С помощью старой служанки Глаши, жены конюха Василия, чуть ли не на глазах у совета организовала переправу офицеров на обозах, следовавших на восток за солью, к Колчаку через чехословацкий фронт. Офицеры, ожидавшие отправки, скрывались в зарослях сада и под лестницей в чулане флигеля. Генерала Розанова отправили с первым обозом, впоследствии он стал начальником штаба Колчака. У полковника Захарова неожиданно открылась рана и ему пришлось задержаться.
***
- Было это в конце апреля шестнадцатого года. Я тогда служил в Персидской бригаде. Положение английских войск становилось критическим. В районе Багдада им грозило окружение. Британское командование обратилось за помощью к нам. Русская Ставка пошла им навстречу. Нашей сотне был дан приказ: в течение четырнадцати суток соединиться с британскими войсками, занимавшими оборону в районе Басры. Цель рейда была такова: создать у противника впечатление, что сотня не рейдовый отряд, а головной дозор крупной русской группировки, спешащей на помощь англичанам, и отвлечь этим часть турецких сил от союзников. Из Керманшаха, где дислоцировался наш полк, к Басре было два маршрута. Один через долину Али-Аллах, где было много продовольствия, фуража, но которая населена враждебными России воинственными племенами. Второй - через пустыню Гилян, окрещенную кочевавшими по ней арабскими племенами Долиной смерти. Здесь нас ждали голод, безводье, тропические болезни, настроенное в пользу турок население, - однако он был короче, - рассказывал Маше о беспримерном 1000-верстном переходе казаков по тылам 100-тысячной турецкой армии полковник Захаров, лежа на старой кровати в чулане. Молодая женщина сидела рядом на табурете.
Гордый поворот головы, высокий благородный лоб, покрасневшие веки, темные круги под глазами. Мария с любовью смотрела на раненого Захарова и понимала, что пути господни неисповедимы! Поначалу она даже не заметила, как влюбилась в лучшего друга своего покойного мужа. Григорию за сорок, ей только двадцать пять. Разница в возрасте нисколько не смущала ее. Только сердце билось учащенно каждый раз, когда она падала в бездну его огромных глаз.
- Как ты думаешь, какой путь избрал наш командир?- немного с иронией спросил бывалый вояка.
- Гриша, не томи, скажи лучше, чем все закончилось, - нетерпеливо перебила рассказчика Маша.
- Будь по-твоему, душа моя, он избрал Долину смерти. Отгоняя аэропланы-наблюдатели пулеметным огнем, вырубая вражеские засады, наша сотня неуклонно приближалась к долине реки Диала, крупнейшему притоку Тигра, впадавшему в него возле Багдада. Уже на границе пустыни и тростниковых зарослей, которыми были покрыты берега Диалы, в сабельном бою с курдским дозором был ранен наш командир, и командование сотней принял его помощник. Вобщем, мы достигли цели за десять суток. Потери сотни составили один офицер и семь казаков. Решением Георгиевской Думы и приказом Главнокомандующего Кавказским фронтом за проявленное мужество и храбрость я был награжден золотым георгиевским оружием, - с горечью усмехнулся Захаров.- И где теперь наша Россия?
Мария загрустила, на глазах выступили слезы. Она хотела подняться и уйти, но Захаров поймал ее ладонь и крепко сжал в своей.
- Восторг любви нас ждет с тобою, не уходи, не уходи, - мягким голосом произнес он.
У Марии от счастья закружилась голова. Через неделю, в апреле 1918 года, они отпраздновали скромную свадьбу. Мария стала носить фамилию Захаровой.
***
Летом персидский базар ломился от изобилия фрукт, овощей, всевозможных восточных лакомств, специй. На огромном крытом базаре продавцы в белых рубахах и черных штанах сидели, скрестив ноги, и предлагали невероятно красивые золотые украшения – для богатых дам и более скромные украшения из яшмы и янтаря, красивейшие персидские ковры, неимоверные ткани и разнообразные платки. Мария Захарова в хиджабе 11на голове важной походкой с корзиной в руках ходила вдоль рядов, выбирая сладости. Нуга, сухан, кадаиф, пахлава. Персидские сладости считались одними из самых изысканных и вкусных на всем Ближнем Востоке. Марии больше всего нравилась газ.12 Позади молодой женщины шли двое ее слуг Бахадур и Фэридун. В переводе на русский язык их имена означали» воин» и «трижды сильный» соответственно. Глядя на их мускулы, Мария не сомневалась, что их родители сделали правильный выбор, давая сыновьям имена.
11хиджаб — накидку на голову.
12 разновидность халвы с фисташками и миндалем.
Мария с мужем уже больше месяца жили в Бендер-Энзели, городе на севере Персии. Это был крупный порт на берегу Каспийского моря. В это время Персия была одной из самых отсталых стран в мире. Но у Марии на тот момент не было иного выбора. Дело по переправке офицеров стало опасным — на след Марии вышла ЧК. Надо было поскорее убираться из Пензы. Григорий, используя старые связи, каким-то образом достал документы о том, что является персидским подданным. Так и Мария Захарова приобрела подданство Персии. Они с мужем отправились в Астрахань, потом пароходом добрались сюда, где друзья полковника уже наладили выгодное дело, связанное с торговлей.
Мария сравнительно скоро освоилась на новом месте, изучила быт и традиции персидского народа. Отличительной чертой персов являлось гостеприимство. Вежливый прием — это тот минимум, на который может рассчитывать любой иностранец. Обвинение в не гостеприимстве — одно из худших в Персии. Мария знала, что в любом доме ей будут рады и встретят со словами «Хош амадид!» («Добро пожаловать!»), предоставят лучшее место за столом и накормят самыми лучшими и разнообразными блюдами. Даже если это дом беднейшего перса, встретить гостя ему помогут соседи. Общение с людьми у перса проникнуто уважением к собеседнику. При обращении друг к другу персы используют слова «ага» (господин), «сахеб» (господин), «барадар» (брат), добавляя при этом «азиз» (дорогой), «мохтарам» (уважаемый). Равные по положению люди при встрече обнимаются и жмут друг другу руки. При встрече со старшими персы низко кланяются. Выражая уважение, благодарность и внимание, они часто прикладывают правую руку к сердцу.
Больше всего Марию удивляла суеверность этого народа. Они верили в злых духов, талисманы, колдовство, считали, что священными могут быть камни, деревья, постройки. Священными также считали хлеб, воду, посевы, дороги, небо, огонь.
Когда в толпе Мария видела довольно высокого роста мужчин, хорошего сложения, с продолговатыми лицами и густыми бровями, она знала, что это не персы, а талыши. Жили они в глинобитных домах с крышами из тростника и осоки. В пищу вместо хлеба употребляли круто сваренный рис. На прошлой неделе сосед-талыш старый Фариз пригласил их с мужем на свадьбу своей дочери Рявоны. Мария собственными глазами видела, как при вхождении невесты в дом жениха ту обсыпали деньгами и рисом, а на пороге у ног невесты резали барана, причём его голову раскидывали в одну сторону, а туловище — в другую, так, чтобы невеста, вступая в дом, прошла между ними. На дверном косяке Рявона оставила отпечаток своей руки, вымазанной мёдом, чтобы жизнь в новом доме была счастливой и обильной.
Григорий Захаров был очень внимателен и нежен с Марией. Казалось бы, теперь можно было жить в покое. Но Мария была полна ненависти и мечтала отомстить тем, кто отнял у неё имение и любимый конный завод, в который она вложила столько труда и сердца. Вчера до нее дошли слухи, что на юге России создаётся Добровольческая армия. Ее душа рвалась назад, на Родину. Вечером полковника Григория Захарова ждал серьезный разговор с женой. Он долго колебался, нервными шагами измеряя длину своего кабинета и теребя в руках сигару. Его больше прельщала перспектива торговой, чем военной деятельности. Но Мария тоном, не терпящим возражения, настояла на
своем: «Мы едем туда!»
***
Мария лежала на сырой земле и смотрела на звездное небо. Ей не было холодно. Близость тела любимого мужчины согревала ее. Несмотря на походную жизнь, холод, а иногда и голод, Мария была счастлива. По-бабьи счастлива. Она чувствовала заботу любимого человека. И смерть не страшила ее. Она верила, что вместе они смогут победить не только врага, но и смерть. Ее мечта снова сбылась – она вольноопределяющийся в Добровольческой армии. Прямого пути через Кавказ не было, пришлось добираться окольным — через всю Персию, Индию, а затем на английских пароходах через Порт-Саид и Босфор в Новороссийск. Теперь ее муж командует Кавказским полком, она стала его ординарцем, при ней еще два ординарца – преданные, как собаки, Бахадур и Фэридун. Каждый бой для нее, как праздник. Она готова была каждый божий день убивать « красную сволочь», не щадя своего живота.
***
1920 год. Каховский плацдарм. Григорий Захаров на опушке леса на подводе лежал на руках у Марии с закрытыми глазами в бессознании. С каждой минутой дыхание его становилось все чаще и чаще. Жар не отступал. Силы смерти стояли на страже и готовы были в любой момент унести его с собой. Мария не рыдала, лицо ее было каменным, глаза холодные. Только в голове все смешалось кувырком. Вот она с тифом лежит на подводе обоза полка, вот саморучно расстреливает с пулемета пленных красноармейцев, за что получила прозвище «Бешеной Марии».
Вся печальная эпопея Добровольческой армии вписалась в жизнь Марии Захаровой: поход на Москву с Деникиным, успехи и поражения, новороссийская катастрофа, непрерывные бои на Каховском плацдарме.
Неделю назад в кавалерийской атаке полковник Захаров был тяжело ранен и теперь умирал от заражения крови.
Вчера 30 сентября снарядом был убит генерал Бабиев. Со смертью любимого вождя умерла душа конницы, пропала вера в собственные силы. Смятение овладело полками. Части на рысях стали отходить к переправам. Противник перешел в наступление. Смятение в рядах расстроенной конницы увеличилось. Восстановить порядок было невозможно. На узких лесных дорогах, в плавнях, смешались отходившая конная и пехотная части…
Григорий Захаров глубоко перевел дыхание. И вдруг все стихло. « Останавливается сердце», - подумала Мария. Знания анатомии постоянно напоминали о себе. « Оно кончает биться, еще мгновенье, и остановится. Остановилось?!», - Мария с испугом припала к груди любимого. Нет еще! И еще один глубокий, всей грудью, последний вздох любимого человека. « Нет! Не уходи! Не уходи!!!», - дикий вопль раненого зверя вырвался из груди Марии и эхом пронесся по лесу.
Прямо от могилы любимого мужа Мария Захарова снова пошла в бой, в котором искала забвения либо смерти.
***
- Русские воины, офицеры и солдаты! За время нашего пребывания в Галлиполи многие наши братья, не выдержав тяжелых условий эвакуации и жизни на чужбине, нашли здесь безвременную кончину. Для достойного увековечения их памяти воздвигнем памятник на нашем кладбище. Воскресим обычай седой старины, когда каждый из оставшихся в живых воинов приносил в своем шлеме земли на братскую могилу, где вырастал величественный курган. Пусть каждый из нас внесет свой посильный труд в это дорогое нам и святое дело и принесет к месту постройки хоть один камень. И пусть курган, созданный нами у берегов Дарданелл, на долгие годы сохраняет перед лицом всего мира память о русских героях, - воодушевленно выступал генерал Кутепов 16 июля 1921 года на открытии памятника русским воинам в Галлиполи. 13
Солдаты и офицеры в старых потертых гимнастерках, кто-то на костылях, другие с женами и детьми, пожилые люди, затаив дыхание, слушали генерала. В этой толпе под руку с новым гражданским мужем стояла Мария Захарова. Тяжелые испытания, выпавшие на ее судьбу, оставили неизгладимый след на ее лице. Оно осунулось, побледнело. Появилось много мелких морщинок под глазами. Но дух ее оставался бодрым. К тому же новый супруг Марии был на пять лет ее моложе.
13 С уходом последних галлиполийцев он был оставлен на попечение местных турецких властей, и простоял почти 30 лет. В 1949 году монумент был серьёзно поврежден в результате землетрясения. Длительное время он оставался в полуразрушенном состоянии, а затем был окончательно разобран.
В январе 2008 г. состоялась закладка памятника офицерам и солдатам Русской Армии, и всем русским людям, скончавшимся в галлиполийском лагере в 1920-1921 гг. Монумент представляет собой реконструкцию памятника, возведенного в 1921 году по проекту подпоручика Н.Н. Акатьева, но разрушенного в результате землетрясения 1949 года. В мае 2008 года мемориал был торжественно открыт.
Мария с ужасом сейчас вспоминала, как в одном из последних боев своего полка в ноябре прошлого года была ранена, отбилась от полка и с отмороженными руками и ногами с трудом добралась до Керчи, где попала на последний пароход, уходивший в Константинополь. Жажда мести вдохновляла ее, давала запас жизненных сил.
В 1920 году в Турции собралось 136 тысяч русских людей. Возле маленького городка Галлиполи им отвели покрытое жидкой грязью поле, которое русские солдаты под руководством генерала Кутепова превратили в военный лагерь. В Галлиполи армия разместилась в старых бараках, которые стали слабым убежищем в зимний период. В этих условиях начались болезни, за первые месяцы умерло около 250 человек. Это было одним из самых тяжелых испытаний Белой армии.
Лагерь было приказано организовать по всем правилам - наладить несение службы суточным нарядом, выставить караулы. Возобновились регулярные занятия строевой и боевой подготовкой, словесностью и законом Божьим. В свободное время делали грибки для часовых и навесы для знамен. Из подручных материалов - кустарника и тростника - плели койки. Для поддержания дисциплины и порядка в полках восстанавливались офицерские суды чести и военный трибунал. Со временем здесь появились: библиотека ,художественные и театральные студии, гимназия, семь храмов и даже детский сад. Устраивались концерты, на которых часто выступала Надежда Плевицкая, жена генерала Скоблина. На одном из таких концертов Мария и познакомилась с лихим врангелевским разведчиком, штабс-капитаном Георгием Радкевичем. Молодой человек сразу попал под ее влияние, проще говоря, под каблук. Высокий, крепкий, красивый брюнет, простой в общении. При всех перечисленных достоинствах, он имел один маленький недостаток, присущий многим российским офицерам, любил выпить. В пьяном состоянии Георгий устраивал дебоши, за которые Мария часто хлестала его по щекам.
Скучная, монотонная жизнь в лагере утомляла Марию. Она мечтала о возмездии большевикам. В глубине души она верила, что ее матч-реванш еще впереди. Молодой супруг разделял ее взгляды, но без фанатизма.
Часть 3
— У Монархического совета есть верный филиал в Москве, — сказал Николай Евгеньевич Марков. — Это Монархическая организация центральной России — МОЦР. Наша задача: ещё раз убедиться в надёжности и возможностях МОЦР и наладить с ней постоянную связь. Вы с Георгием получите документы на супругов Штольц, ровно через месяц после нашей встречи, в октябре 1923 года, нелегально перейдете советско- эстонскую границу. Наши люди встретят вас в Москве, - продолжил уверенным голосом Марков.
Николай Евгеньевич, тучный мужчина лет шестидесяти, внешне чем-то похожий на Петра Первого, был потомственным дворянином, бывшим лидером черносотенцев, с 1907 по 1917 год заседал в Государственной думе Российской империи. В 1919—1920 годах находился в армии Юденича. С прошлого года был связан с семьей Великого Князя Кирилла Владимировича. Ныне Марков редактировал журнал « Двуглавый орел» в Берлине. Он слегка прищурился, всматриваясь, в глаза Марии и понимал, что не ошибся. Эта фанатически настроенная женщина выполнит любую задачу Высшего Монархического совета
Мария слушала его с широко открытыми горящими глазами. Наконец-то! Появилась реальная возможность претворить в жизнь свои планы о мщении. Наконец-то! Нашлась работа для боевой, желающей попробовать себя в настоящем деле, супружеской пары.
Окрыленная будущими планами о свержении большевиков в России, Мария легким шагом вышла из конспиративной квартиры Монархического совета в Берлине. Не чувствуя ног под собой, она добралась до западного района Берлина Шарлоттенбурга, где с Георгием снимали квартиру. Русские называли этот район Петерсбург, а немцы – Шарлоттенград. В этой части Берлина можно было встретить многих, кого она не видела годами. Так она узнала, что ее отец Петр Лысов был убит комиссарами в 1919 году в Москве как монархист. Воспитанием Фроси теперь занимается Ирина Андреевна. В Шарлоттенбурге всюду был русский дух, Русью пахло! Иногда Мария изумлялась, изредка слыша здесь немецкую речь. Немцы? Что им нужно в "нашем городе?" Здесь у русских было шесть банков, 87 издательств, три ежедневные газеты, 20 книжных лавок.
А какая была квартира у Марии! Одна небольшая комната. Посредине почти всю ее занимал высокий полосатый пружинный матрац на двоих, накрытый покрывалом. Мария приобрела этот матрац на блошином рынке за гроши, а потом долго с помощью керосина выводила из него клопов. Пришлось повозиться! В углу комнаты стоял стол, около него два стула. В стену вделан шкаф. Крохотная газовая кухонька примыкала к комнате. Все это располагалось на четвертом этаже и за него приходилось платить баснословные деньги. Георгий подрабатывал шофером, она делала переводы для одного из издательств.
Осенью 1921 года Мария с Георгием попали в Сербию. Снова им пришлось бороться за жизнь, за кусок хлеба. Но мечты о новом походе на красную Россию постоянно, словно собака-ищейка, преследовали Марию. С этими мечтами она добралась на север, в Германию. У неё была возможность поехать в Париж, куда её звали полковые друзья. Но Мария Захарова осталась в Берлине, потому что он ближе к России. Потому что смутные слухи донесли ей, что именно здесь набирает силу и консолидируется монархическое движение, которое может стать боевым и объединяющим центром борьбы за великую, единую и неделимую Россию. И не ошиблась! Один из руководителей Высшего монархического совета сам нашел ее и предложил сотрудничество.
***
В воскресный день после обеда, сидя за столом в коммунальной квартире, Мария дописывала генералу Кутепову восторженное письмо о работе организации МОЦР. Правое плечо слегка ныло, левую ногу выкручивало. Боевые раны напоминали о себе. Мария могла бы полежать, отдохнуть. Но она никогда не жалела себя и других тоже. За стенкой слышна была ругань пьяного соседа с женой. По радио транслировали « Марш пионеров» ко дню образования пионерской организации. Рядом на раскладушке мирно посапывал Гоша. Мария начала потихоньку разочаровываться в своем любимом. Она считала, что ему не хватает должной боевой активности в их общем деле. Надоедливые мухи прервали сон Гоши, он лениво дотянулся рукой до приемника и выключил его, затем подошел к Марии и прочитал написанное ею письмо.
- Дорогая, ты пишешь, что мы на Центральном рынке в ларьке продаем сахарин и таким образом представляем «почтовый ящик» организации. Умно, но к чему такие подробности.
-Гоша, я хочу, чтобы Кутепов знал все до мельчайших подробностей о наших связях с сотрудниками польского и эстонского посольств. – Мария обернулась к нему и улыбнулась, она была сегодня в хорошем настроении.- А знаешь «Трест» должен существовать только до переворота. А когда он произойдёт, вернётся Кутепов, который не станет считаться ни с Якушевым, ни с его идеологией, и наведёт в России должный порядок.
Мария не знала, что впервые стала игрушкой в руках других, причем своих заклятых врагов. МОЦР была легендарной организацией, «созданной» чекистами, и являлась составной частью игры «Трест», которая велась под руководством чекистов. Дзержинский сумел привлечь на свою сторону одного из активных монархистов — Якушева, который по его заданию практически возглавил МОЦР, отвечая за все её зарубежные контакты и перехватив каналы связи отечественных монархистов с зарубежными.
Мария рвалась к активным действиям, к диверсиям, к террору. Однако Якушев поручил ей шифровку писем, отправляемых за границу. Это была нелёгкая, требующая усидчивости и отнимающая много времени работа.
Мария редко одна гуляла по Москве, на глаза ей все время попадались плакаты с большевистскими лозунгами. Ее ненависть к коммунистам росла все сильней и сильней.
***
- Большевики это раковая опухоль, поражающая основы цивилизации, архивраги человеческой расы, настоящие силы антихриста. Любой ценой эта мерзость, народившаяся в России, должна быть уничтожена, - с воодушевлением высказывал свою жизненную позицию Самуэль Релли, британский разведчик.
Мужчина лет пятидесяти, с ярко выраженной еврейской внешностью. Он был уроженцем Одессы. Координировал мятеж левых эсеров 6 июля 1918 года в Москве. Релли легко и свободно вербовал советских служащих и получал от них нужные ему документы. Он выступал под собственным именем, под именами сотрудника угро Кириллова, турецкоподданного негоцианта Массино, антиквара Георгия Вассермана. Релли даже имел свободный пропуск в Кремль по подлинному удостоверению сотрудника ЧК. Однако многие дела Релли проваливались: попытка убить Ленина не удалась из-за отмены митинга, где тот хотел выступить, восстание левых эсеров провалилось, задание Локкарта 14организовать мятеж в петроградском гарнизоне тоже провалилось. На заочном суде в ноябре 1918 года в Москве Релли был приговорён к расстрелу и объявлен вне закона за участие в заговоре Локкарта. После разоблачения заговора сбежал в Англию, где стал консультантом Уинстона Черчилля по русским вопросам и возглавил организацию борьбы с Советской властью.
Мария, затаив дыхание, слушала собеседника и от всей души поддерживала его взгляды.
- Я хочу предупредить вас, что «Трест» террором не занимается, - с грустью произнесла Мария, ярая сторонница решительных действий.
- Не важно, голубушка, главное иметь базу и надёжных людей, а уж как их привлечь к выполнению моих целей, я и сам разберусь, - Релли загадочно улыбнулся в ответ.
Георгий не спеша курил сигару. Они сидели за столиком в одном из парижских кафе на окраине города. Мария уже второй раз в жизни побывала в Париже. Первый - месяц назад, в июле 1925 года, когда они с Якушевым нелегально через » окно» перешли границу Польши и благополучно добрались до Парижа, где их ждала аудиенция у генерала Кутепова. Тот к тому времени возглавил «Российский общевоинский союз» (РОВС), объединяющий двадцать пять тысяч белогвардейских офицеров. Кандидатура Якушева была одобрена генералом. Репутация « Треста» не имела сомнений. На этот раз они прибыли с Георгием официально как супружеская пара Красновых. У них было новое задание от « Треста»: уговорить Релли через финское» окно» вернуться в Россию и контролировать работу МОЦР изнутри, так сказать выполнять функции ревизора. Мария искренне верила в свою миссию, но это снова была ловушка чекистов. С ее помощью они надеялись заманить в Россию неуловимого Релли и исполнить приговор, вынесенный в 1918 году. Увы, эта затея им удалась.
14 Брюс Локкарт – глава английской миссии в Петрограде в 1918 году, дипломат, разведчик.
***
29 сентября 1925 года Мария быстрыми шагами почти летела по старым улицам Гельсингфорса 15, не замечая красоты старинного города. Она спешила на почту отправить телеграмму Оппенгейму, следующего содержания: «Посылка пропала. Ждём разъяснений». Молодую женщину охватила паника. Прошло три дня, как на советско-финской границе исчез Релли. « Завтра же надо с Гошей опросить финских пограничников, местных жителей. Может, кто-то слышал перестрелку или что-то видел?», - эти мысли лихорадочно крутились в ее голове.
15 Гельсингфорс- один из главных городов Финляндии, административный, научный и промышленный центр страны
Отто Оппенгейм, или барон Штраус был правой рукой Якушева по финансовой части в МОЦР. Тридцатилетний мужчина приятной наружности умел подать себя. С офицерским лоском, остроумный и находчивый, дерзкий и насмешливый, с деловой финансовой хваткой при первой же встрече с Марией в Москве сумел понравиться ей. И теперь вдали от него она все чаще и чаще вспоминала о нем.
- Мария, это всего лишь случайная смерть. Релли не повезло. Пограничники слышали перестрелку на российской стороне и видели, как увезли трупы, - докладывал жене обстановку Георгий.
- Дай Бог, чтоб это была правда. Я никогда не прощу себе, что по моей вине погиб мой друг, - устало ответила Мария.
Со дня исчезновения Релли она находилась в постоянном нервном напряжении, практически не спала, о еде и не вспоминала.
Чекисты, как всегда, вовремя приняли меры. Перестрелка и » убийство» трех человек на границе были искусно инсценированы. В советской печати об этом инциденте было помещено краткое сообщение. А 5 ноября 1925 года Релли был казнен по личному распоряжению Сталина.
***
Сентябрь 1926 года. Мария с Кутеповым и Гучковым 16 сидели за столиком в одном из дорогих ресторанов Парижа. Сорокапятилетний генерал выглядел гораздо старше своих лет. Пышные усы, густая борода. Годы мытарств наложили на его внешность свой отпечаток. Чего только стоило « галлиполийское сидение»! Мария слушала генерала, как Бога. В разговоре Александр Павлович называл ее племянницей, но это всего лишь было прозвище, не более.
- Действительно, тяжкая участь выпала на нашу долю, - с грустью в голосе говорил генерал Кутепов, - видеть, как на наших глазах милый нашему сердцу облик старой России ушел в безвозвратное прошлое… На наше поколение выпал и другой тяжелый, но и почетный жребий- с Божьей помощью спасти и возродить наше Отечество, дорогая племянница.
Кутепов – человек не только железной воли, но и трезвого ума, с природной русской» смекалкой». Работать с ним Марии было не тяжело, но даже приятно. В течение нескольких лет работы с ним Мария научилась не только уважать его, но и любить, искренне, по-дружески. Она лично видела с его стороны неизменный такт и сердечное внимание. По природе своей он не был груб, скорее душевно отзывчивым. Свою « резкость» генерал применял, только когда и где считал это целесообразным и в зависимости от того, с кем он имел дело. Он презирал слова, за которыми не было дела. И эта черта его характера особенно импонировала энергичной Марии.
Александр Иванович Гучков, пожилой мужчина в пенсне, с густой растительностью на лице являлся великолепным оратором. Настоящий Демосфен! И при этом большой сторонник террора. Под тихую плавную мелодию французской песни эти трое заклятых врагов большевизма обсуждали вопрос закупки отравляющего газа в Берлине для осуществления массового отравления делегатов предстоящего съезда Советов во время заседания в Большом театре. Мария предложила Кутепову нелегально переправить в Москву отряд из двухсот офицеров, который должен был захватить Кремль после совершения этой акции. Генерал обещал подумать.
- Без реальных и громких акций монархисты могут полностью дискредитировать себя среди руководящих кругов иностранных государств и рядовых, непримиримых к советской власти, эмигрантов, - Мария энергично доказывала свою правоту собеседникам.
Поддавшись влиянию Марии, Кутепов все же перебросил в СССР трех своих офицеров. МОЦР уже не мог сдерживать возрастающей активности боевиков РОВСа.
16 – 4-й Председатель Государственной думы Российской империи.
***
Апрель 1927 года. Отто Оппенгейм курил с затяжкой, лежа в постели, предаваясь раздумьям. «Психопатка, с бледным лицом, судорожно сжатыми губами и широко открытыми горящими глазами. Призналась, что её настоящая фамилия Захарова»,- так он доложил о Марии своему руководству после первой встречи с ней. Теперь же он не представлял своей жизни без этой психопатки, без ее горящих глаз, полных ненависти к классовому врагу. Когда она делилась с ним планами о террористических актах в СССР, Отто терял голову от ее пленительного взгляда. Только так ненавидя, можно так же любить. И он узнал ее любовь, эту кипучую лавину страсти, ради нее готов был выйти из игры и бежать с Марией за границу. Настоящая Немезида! Недавно, после очередной ночи любви, Мария призналась ему: « Я старею. Чувствую, что это мои последние силы. В эту МОЦР я вложила все свои силы. Если организация развалится, я жить не буду».
Нет! Он не допустит старения любимой женщины. Мария молода и душой, и телом. Это он лично испытал на себе. Завтра же, нет, сегодня вечером он раскроет ей свои планы. Он не сможет ее более обманывать. Она должна знать всю правду о МОЦР. Решил для себя Отто. Эта идея очень понравилась ему, и он лукаво улыбнулся, представив совместную жизнь с Марией в Париже.
Отто Оппенгейм, бывший царский офицер, латыш по национальности, человек авантюрного склада, с неустойчивым характером, по стечению сложных жизненных обстоятельств стал агентом ВЧК. После близких отношений с Марией его загрызла совесть и он решил спасти не только себя и ее, но и кутеповских агентов.
В тот же вечер Отто помчался к Марии на дачу в Подмосковье.
— Мария Петровна!
Она удивилась, услышав такое обращение.
— Мария! — продолжал Оппенгейм. — И я, и ты — орудие Якушева, а Якушев чекист! Все члены МОЦР в Москве – чекисты! — Посмотрев на Марию, Отто испугался: на него смотрели глаза сумасшедшей. «Ведьма!» — подумал он.
- Отто, я подозревала, что Якушев — двойник и работает если не на оппозицию в лице Троцкого, то, скорее всего, просто на себя. Но чтобы агент Феликса, это уж слишком!- возмущалась Мария, обнимая любимого.
Уже прошел месяц, как она призналась Гоше о связи с Отто, но объяснила это тем, что он ей нужен для работы. Тот проглотил это известие и уехал в Финляндию с очередным заданием.
— Любимая, нельзя терять ни минуты! Нам нужно срочно бежать! Сейчас прямо на вокзал, в Ленинград, и через финское «окно»,- мягким, и в тоже время приказным тоном говорил Оппенгейм.
Дыхание Марии участилось, сердце вылетало из груди. Она смотрела на Отто преданными любящими глазами. Он, смелый и энергичный мужчина, природный конспиратор – Мария не могла не полюбить его.
МОЦР перестала существовать.
***

«Я прошу лишь об одном – в случае моей гибели продолжать и закончить наше дело», -прощаясь с Кутеповым, сказала Мария.
Генерал по-отечески обнял ее, перекрестил и трижды поцеловал – по обычаю. Мария, Отто и новый член их группы Василий Воскресенский стояли в нескольких метрах от финской границы. Багряный закат виднелся вдали как предвестник несчастья. Но Мария и близкие ей люди не обращали на него никакого внимания. Кутепов давал последние наставления членам группы. Неделю назад они прошли инструктаж у английского разведчика Бойса, специально приехавшего к ним из Ревеля. На этот раз группу возглавляла Мария Захарова. Она шла в СССР с одной только целью: развернуть на его территории террористическую деятельность и убивать как можно больше советских работников. И еще отомстить за смерть Гоши. В июне 1927 года он был заслан с группой террористов в СССР. Они сумели бросить бомбу в бюро пропусков ОГПУ в Ленинграде. В суматохе им удалось бежать, но в районе Подольска их настигли и окружили. В безвыходном положении Георгий застрелился.
Еще Мария шла вместе с Отто, чтобы реабилитировать его в глазах своих сподвижников. В мае 1927 года Отто угодил в финскую тюрьму. После выхода из нее он опубликовал в финской и эмигрантской прессе материалы, разоблачающие МОЦР. Из неумело написанных статей можно было сделать вывод, что он сам был чекистским агентом. От Оппенгейма потребовали доказать делом, что это не так, иначе он мог поплатиться жизнью. Отто обратился за советом к Марии.
— Я виновата не меньше тебя и пойду с тобою! — заявила она, прильнув к его плечу.
***
В простом, немодном платье с красной косынкой на голове Мария Захарова стояла у фонтана в центре Лубянской площади и с ненавистью смотрела на людей, входящих и выходящих из главного входа пятиэтажного здания напротив. В бывшем здании Страхового Общества « Россия» ныне работала Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Год назад Лубянскую площадь переименовали в площадь Дзержинского, в честь скончавшегося летом прошлого года Феликса Дзержинского, основателя ВЧК.
Солнце стояло в зените и неумолимо обжигало оголенные плечи Марии. С самого утра она бродила по Москве с пистолетом в кармане в надежде увидеть кого-либо из бывших членов МОЦР. Мария даже побывала на квартире Якушева, но его там не оказалось, к его же счастью. Отто и Воскресенский с тяжелыми чемоданами на руках сидели на Ленинградском вокзале в ожидании дальнейших указаний командира.
Мария несколько раз обошла вокруг здания ВЧК, вошла во двор, который не охранялся, и к своей большой радости обнаружила тоже неохраняемое пустовавшее помещение, вплотную примыкавшее к зданию.
« Наконец-то все свершится! Ура! Проклятые коммуняки, скоро придет вам конец!», - радовалась в душе Мария, выходя на улицу.- Мы наймем извозчика, доедем до Сретенских ворот, оттуда дойдем до нужного места, - строила планы на завтра Мария.
***
Утром следующего дня Мария снова заглянула в ворота, убедилась, что там всё по-прежнему. Отто с Воскресенским быстро шмыгнули во двор.
Через несколько минут Воскресенский установил в пустом помещении мелинитовый снаряд, а по углам и вдоль стен несколько зажигательных бомб. Отто вылил на пол канистру керосина. Оставалось поджечь бикфордов шнур, но Мария что-то замешкалась от волнения. И в этот момент раздался крик:
— Эй! Кто там? Стой! Стой! Ребята, керосином воняет, скорее сюда!
Спички, не зажигаясь, ломались. Одна, вторая… У Марии дрожали руки, земля уходила из-под ног. А крики чекистов становились всё ближе…
- Отто, бежим! Приказываю бежать, - глухим голосом прохрипела Мария. От нервного потрясения она начала терять голос.

- Мария Петровна, я купил всем билеты на пригородный поезд до Вязьмы. Надеюсь использовать свои связи и знакомства среди бывших савинковцев. Кроме того, тебе и мне хорошо знакома эта местность, - докладывал обстановку Отто на Белорусском вокзале в Москве.
Пока во дворе здания ВЧК устраняли возможность взрыва, беглецам удалось скрыться. Искать пристанище в Москве было нецелесообразно, поэтому они отправились на вокзал, надеясь как можно быстрее раствориться в толпе.
Мария бледная, как стена, смотрела на него и не видела никого перед собой. « Маша, возьми себя в руки. Мы еще станцуем в Париже», - пытался приободрить ее Отто.
Вдалеке послышался гудок паровоза. К перрону медленно приближался их поезд. Отто крепко сжал руку Марии и повел ее к поезду. Раздался скрип колес о рельсы. Поезд остановился. Двое мужчин с суровыми лицами и женщина в красной косынке на голове первыми вошли в раскрытые двери вагона навстречу неизвестности.
***
В Вязьме группа террористов переночевала на вокзале. Проснувшись рано утром, они обнаружили на фонарном столбе, недалеко от перрона, ориентировки, подробно описывающие их личности. Мария сняла с головы косынку и, сцепив зубы, приняла волевое решение:
- Отто, ты отправишься к савинковцам в Смоленск, мы с Василием пойдем в сторону Витебска. Будем выдавать себя за членов каких-то комиссий и даже за агентов уголовного розыска. Прорвемся!
Она хорошо понимала, что вдвоем шансов выжить у них нет. Мария поймала на себе слегка виноватый взгляд любимого.
- Прощай, Мария. Вам на север, мне на юг,- с иронией в голосе произнес Отто.
Два маузера в карманах внушали ему уверенность в его силах. Лицо его оставалось спокойным. Непостоянство – главная черта его характера. В 1921 году Отто предал Белую гвардию и переметнулся к красным, чтобы спасти свою жизнь. Теперь он снова думал только о себе. Мария окинула любимого прощальным взглядом, понимая, что расстается навсегда. В этот миг он уже стал для нее отрезанным ломтем. Любил ли он ее когда-нибудь? Этот вопрос остался для Марии без ответа. Сейчас главное – выжить любой ценой! Для новой борьбы с коммунистами!
***
Вечером того же дня Отто соскочил на ходу с товарняка на станции Яново на полпути к Смоленску. Незаметно от пьяного сторожа пробрался на склад ликероводочного завода и решил там заночевать. Утром его разбудили незнакомые голоса снаружи:
- Гражданин начальник, я смотрю - в углу неизвестный. Не из наших, ей богу. Подозрительно это.
- Молодец, Прохор, веди к нему.
Отто заглянул в небольшую щель в двери и увидел трех человек: милиционера, рабочего завода и сторожа, но другого. Видать сменился пьяный на трезвого, а тот бдительность проявил. Отто еще раз проверил свои карманы и замер с улыбкой на устах.
« Сейчас, голубчики, сейчас узнаете, где раки зимуют. Мало не покажется»,- подумал он.
Первым удар по затылку принял сторож, милиционера Отто ранил в грудь, а раненный в ногу рабочий пытался ползти за помощью. Оппенгейму снова удалось бежать.
Однако силы милиции тщательно и методически провели оцепление. Отто обнаружили в густом кустарнике. Он яростно отстреливался из двух маузеров, понимая что это конец. Но он сам выбрал такую судьбу. Отто не мог жить без острых ощущений или работы, которая истощала бы его до предела. Постоянная нехватка адреналина рано или поздно свела бы его в могилу. И теперь милицейская пуля оборвала его жизнь. Думал ли он о Марии перед смертью - неизвестно, а вот Мария постоянно думала о нем.
***
Вторые сутки Мария с Воскресенским пробирались по направлению к границе. Без куска хлеба и крыши над головой. Силы беглецов были на исходе. Вдруг на пути у них появился автомобиль.
- Василий, тормози его,- устало приказала Мария.
Через несколько минут они удобно расположились на заднем сидении машины и тут же достали свои револьверы.
- Гони к границе, дядя, живей,- прошипел шоферу Воскресенский.
- И не подумаю, шпионы, твою мать. Били вашу сволочь в семнадцатом, жалко, не добили,- с вызовом ответил водитель, мужчина лет пятидесяти, с сединой на висках.
Тут же прозвучал выстрел, седина шофера стала багровой. Сидевший рядом с ним молодой шофер затрясся от страха.
- Я отвезу вас, - протяжно промычал рыжий паренек.
Стоило Марии с Василием немного расслабиться в дороге, как паренек совершил диверсию. Ему удалось что-то сломать в машине. Автомобиль со скрежетом остановился.
Мария со злости прострелила пареньку обе ноги. И они с Воскресенским снова скрылись в лесу.

***

Милиция вышла на след беглецов в районе станции Дретунь. С помощью крестьян организовала облаву. Опознала их по приметам жена красного комиссара товарищ Портнова, собиравшая в лесу ягоды. Мария выстрелом ранила ее в ногу. Но Портнова своим диким криком подняла красноармейскую заставу.
В лесных зарослях Мария с Воскресенским вели перестрелку с красноармейцами. Пули свистели над их головами. Они вполне осознавали, что в любой миг их жизнь могла оборваться. Но о сдаче в плен не было и мысли. « Последний патрон оставить для себя», - такой приказ отдала Мария.
- За Россию! – во весь голос крикнула Мария, стреляя себе в висок.
Рядом с ней стоял Воскресенский, он молча выстрелил себе в рот. Они оба упали на желто-белое поле ромашек, обагрив его кровью, кровью патриотов России.
Смертельно раненая Мария, изнывая от боли, думала лишь о том: « Спасется ли Отто? Будет ли продолжена активная борьба с классовым врагом?» Будущее России искренне волновало ее.
Вместо эпилога

Январь 1943 года. Киев. В застенках гестапо коротал последние часы своей жизни Александр Коваленко, он же Отто Оппенгейм, приговоренный фашистами к расстрелу за командование подпольной организацией. В злополучном 1927 году он выжил после тяжелого ранения. И снова был завербован чекистами. Вскоре его отправили в Китай замаливать грехи. Незадолго до начала войны он вернулся на родину своей матери с очередным заданием.
Седовласый мужчина с глубокими морщинами на лице сохранял спокойствие и размышлял о жизни. Судьба часто бросала его из огня да в полымя, от одной женщины к другой. Но за последние два десятилетия он так и не смог забыть образ любимой женщины. Женщины, которая сгорала в его объятиях, женщины, которая не ведала страха, женщины, пожертвовавшей собой ради него. Лишь только сейчас он оценил ее жертву. Мария дала ему шанс, и он им воспользовался, как последний негодяй. Одно лишь утешало его, что последние два года своей жизни он провел в беспощадной борьбе с фашистами - злейшими врагами России. « Мария, прости меня, ты давно спасла меня и не зря, а теперь я иду к тебе навсегда », - шептали его губы перед расстрелом.
Опубликовано: 01/11/18, 22:36 | Свидетельство о публикации № 1680-01/11/18-46899 | Просмотров: 15
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Рассказы [864]
Миниатюры [530]
Обзоры [900]
Статьи [234]
Эссе [137]
Критика [41]
Пьесы [13]
Сказки [125]
Байки [45]
Сатира [36]
Мемуары [111]
Документальная проза [19]
Эпистолы [13]
Новеллы [39]
Подражания [10]
Афоризмы [37]
Юмористическая проза [210]
Фельетоны [13]
Галиматья [258]
Фантастика [113]
Повести [193]
Романы [51]
Прозаические переводы [2]
Проза на иностранных языках [0]
Конкурсы [32]
Литературные игры [7]
Тренинги [6]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1103]
Диспуты и опросы [63]
Анонсы и новости [93]
Литературные манифесты [146]
Мистика [11]
Проза без рубрики [353]
Проза пользователей [150]
Критика 2 [45]
Ужасы [1]
Объявления [40]
Эротическая проза [0]