Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рафаэль. Глава 3
Повести
Автор: Лариса_Логинова
«А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём»* — знакомые слова зазвучали в голове лежащего на кровати Анжело сразу после того, как Рафаэль закрыл за собой дверь. Мальчишка женщиной не был, но в данном случае это не имело значения.

Хотя нет, имело, потому что следом вспоминалась ещё одна цитата: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют».**

То, что он испытывал к Рафаэлю, никак нельзя было назвать братской любовью — это было откровенное, ничем не прикрытое желание недозволенного. Так какое он имеет право носить сутану и называться слугой Божьим? Чем отличается он от тех, кого всегда порицал в своих проповедях? Ведь не так давно об этом Анжело и говорил на мессе, решив напомнить прихожанам, чего стоит избегать. И только сейчас вспомнилось, что всё время, пока он говорил, Рафаэль не отводил ироничного взгляда и усмехался.

А теперь в глазах Иисуса Анжело уже был грешником, потому что... возжелал мальчишку. «Уже прелюбодействовал с ним в сердце своём». И какая разница, что в мире физическом этого не произошло. Пока не произошло. Анжело прекрасно отдавал себе отчёт, что рано или поздно сорвётся и... ответит на притязания подростка так, как тот хочет.

Как долго сможет дух держать в узде плоть, даже сейчас не желающую успокаиваться? Ответа на этот вопрос Анжело не знал, а потому встал с кровати и, опустившись на колени, обратился к Богу. Заученные в семинарии молитвы для этого случая не годились — Анжело всегда воспринимал Господа как любящего и понимающего Отца, а разве можно говорить с Отцом чужими словами?

Очень скоро на глазах Анжело показались слёзы — невыносимый стыд перед Богом терзал его сильнее приступов кашля и дрожи, пробиравшей тело. Он понимал: если Бог не придёт на помощь — греху быть, сил справиться с этим просто не хватит, слишком слабым он оказался. Желание прикоснуться к Рафаэлю, узнать, каковы же на вкус его яркие губы, насколько горяча и гладка кожа, просто сводило Анжело с ума.

И тут в голове возникла отрезвляющая и пугающая мысль — мальчишке всего... И хоть по светским законам секс с ним по взаимному согласию не считается преступлением, Анжело думал иначе. Он был уверен, что Рафаэль — ещё ребёнок, несмотря на рано созревшее и познавшее порок тело.

Священник не раз и не два слышал о братьях, поддавшихся искушению и согрешивших с мальчиками, и всегда праведное возмущение охватывало его. Как же так можно! Как можно думать о ребёнке так? Касаться дитяти не для благословения? Целовать не только в лоб? Как можно? Кем нужно быть, чтобы делать это?

Анжело считал, что такие священники просто позорят церковь и достойны самого жёсткого наказания. А теперь... Теперь он сам вожделел мальчика и мысленно уже не раз делал это с Рафаэлем, а во сне — несчётное количество раз. И неважно, что Рафаэль — соблазн во плоти, не имеет значения, что его глаза излучают порок, плевать, что от него всегда пахнет сексом. Это ребенок.

Сейчас Анжело видел только один выход — подать епископу прошение о переводе в другое место. Сбежать подальше от Рафаэля, потому что слишком близко подошёл он к той черте, за которой начнётся падение прямиком в ад. Оставалось придумать, почему ему понадобился перевод. Говорить правду нельзя было ни в коем случае, а значит — придётся солгать, выдумать причину. Ухудшение здоровья из-за смены климата? А что, вполне себе годится.

Анжело родился и вырос на севере Италии, в Ломбардии, его происхождение выдавали русые волосы и серые глаза, так контрастировавшие с чернотой волос и глаз южан. Может, это одна из причин пристального внимания Рафаэля? Подростка потянуло на экзотику? А отличающаяся внешность и сутана — достаточно веские основания, чтобы начать осаду. Наверное.

В причинах и приёмах совращения Анжело не разбирался совершенно и хотел бы оставаться в неведении как можно дольше. А потому сейчас же нужно написать письмо и молиться, чтобы его просьбу удовлетворили, ведь тогда всё снова станет нормально, а Рафаэль просто забудется, как непристойный и греховный сон.

***

Восемнадцатилетний Леон явился к священнику на следующее утро, вежливо постучался в дверь и, получив разрешение, вошёл, почти задевая головой потолок. Он был очень высоким жгучим брюнетом, которому до двух метров не хватало совсем чуть-чуть, но черты и выражение лица юноши резко отличались от младшего брата.

Ничего порочного в Леоне не было: широкое лицо, крупный нос, густые чёрные брови, щетина на щеках и обветренные губы. Обычный итальянский парень, проводящий много времени на свежем воздухе, физически сильный и не обременённый интеллектом. Даже странно, что они — родные братья.

Леон тоже принёс Анжело поесть — Мичела на сей раз приготовила пасту, которую священнику пришлось всё же попробовать, потому что отвязаться от Леона иначе было невозможно. Впрочем, есть Анжело хотелось, а потому он сам не заметил, как опустошил глубокую миску, в которой ему передали еду.

Потом Леон приступил к лечению, так же, как и Рафаэль, попросил священника снять рубашку и принялся растирать, только ничего общего со вчерашними манипуляциями брата это не имело. Сильные пальцы с загрубевшей кожей так усердно втирали лекарство, что это было даже немного больно, но не вызывало никаких посторонних мыслей и реакций. Даже когда Леон сдвинул резинку трусов своего пациента и взялся за растирку поясницы, Анжело не чувствовал ровным счётом ничего, кроме тепла, и морщился, когда юноша надавливал слишком сильно.

Закончив, Леон укрыл священника одеялом и поднялся, собираясь уходить, но Анжело его остановил:

— Погоди, не торопись. Я хотел бы поговорить с тобой, Леон. Это важно.

— Слушаю, падре, — юноша покорно опустился на стул у кровати.

— Дело в том, что меня беспокоит Рафаэль, — осторожно начал Анжело.

— Что он опять натворил?

— Пока ничего, — ушёл от ответа священник, — он... неусерден в молитвах, не уделяет своему духу должного внимания. На мессах твой брат витает где угодно, только не в церкви. Может, у него есть какие-то проблемы и требуется моя помощь? Расскажи мне о Рафаэле, Леон.

— А чего рассказывать, — отвёл глаза парень, — мать не одну розгу о него сломала, а толку?

— То есть?

Леон ответил не сразу, по лицу юноши было видно, что он колеблется, словно решает — говорить или нет. Анжело не торопил и не собирался давить — так можно только всё испортить. Наконец Леон всё же решился:

— Да чего уж тут, всё равно узнаете, сороки-бабы донесут, — вздохнул он, — Рафаэллино... он не виноват, что такой, падре.

— Какой? Мне ты можешь сказать всё, ты же знаешь, что такое тайна исповеди.

— К нам уже не раз родители девок приходили, с которыми он... Ну... — выговорить такие привычные слова, глядя в глаза священника, Леон не мог. — Ну, спал. Но он не виноват, падре, это всё она.

— Кто?

— Эх, — тяжело вздохнул юноша, — это год назад случилось. У нас тут в школе сеньорита одна работала. Карле за тридцать было, она к нам из самого Рима приехала работать учительницей истории. И вот она, — Леон снова споткнулся на слове и продолжил не сразу: — Рафаэллино тогда тринадцать только исполнилось, пацан совсем, а ей как раз такие и нравились.

— Ты хочешь сказать? — похолодел Анжело, поняв, к чему клонит юноша.

— Да. Она выбирала самых смазливых, ну и приглашала к себе домой, на дополнительные занятия. Только они там не книжки читали, падре. Известно всё стало, потому что одноклассник Рафаэля пытался повеситься, когда она его бросила.

— Даже так? И что дальше?

— А дальше... хороший у сеньориты Карлы адвокат был, не посадили. Пацаны-то сами к ней шли, не насильничала же. Ей только учительницей быть запретили и выселили отсюда, да легче не стало — Рафаэль уже другим был. Сразу, как случилось это, я застал его в сарае — он плакал, как малец, но так и не сказал мне — чего. А потом я его увидел с соседской девчонкой — прямо за нашим домом, в саду. Ей, дуре, двенадцать было. Я вовремя их застукал — ничего ещё не успели. Ну и... отлупил его, чтобы думал, что делает.

— Зря... — вырвалось у Анжело.

— Это я потом понял, когда он меня ненавидеть начал, до сих пор сквозь зубы разговаривает и вечно по кустам с девками шарится, только теперь постарше выбирает, чтобы скандала, если что, не было, — Леон помолчал и всё же добавил: — И не только с девками. Говорят, его с Джино видели в винограднике, а это и вовсе позор. Отец если узнает — башку точно открутит.

— А ты не пробовал... поговорить с ним?

— Поговоришь тут, — шумно выдохнул юноша, — никого он не слушает. Говорит: «Закончу школу и уеду в Рим, буду моделью или актёром» — вот и весь сказ. Только ведь пропадёт там, как пить дать, кому он там будет нужен, в Риме?

Что на это ответить, Анжело не знал и понятия не имел, как же вернуть Богу Рафаэля, ставшего, как оказалось, жертвой похоти взрослой женщины. Зато теперь священнику было ясно, откуда в юноше всё это — умение соблазнять, осознание своей привлекательности — то, чего у большинства его ровесников ещё и в помине нет, а у некоторых — не будет никогда.

По-хорошему, стоило бы вызвать Рафаэля на личную беседу и поговорить откровенно, но... Всё упиралось в то, что Анжело не мог смотреть на подростка равнодушно, греховные мысли тут же начинали крутиться в голове, не давая сосредоточиться на главном. Священник опасался, что ненароком выдаст себя, и Рафаэль всё поймёт — тогда спасения уже не будет. Спасения от себя самого.

Возможно, более опытный слуга Божий и справился бы с этой задачей, но у Анжело — вчерашнего семинариста, этого опыта просто не было. Не так давно его рукоположили и послали сюда, в провинцию, нести слово Божье, и вот чем это закончилось: первое же испытание — и вера пошатнулась, а плоть заявила о себе. Неужели он настолько слаб? Настолько недостоин сана? Думать об этом не хотелось. Оставалось надеяться на то, что просьбу о переводе одобрят.

— Ты прав, никому, — задумчиво протянул Анжело, — чем больше город, тем проще там затеряться навсегда. Я подумаю, что смогу сделать для Рафаэля, Леон. Спасибо, что рассказал. И вот ещё что, — священник вытащил из-под подушки запечатанное письмо и протянул юноше: — Будь добр, зайди на почту и отправь это.

— Конечно, падре, — Леон аккуратно взял письмо и поднялся, — а завтра я снова приду или Рафаэллино прислать?

— Ты, — улыбнулся Анжело, — у тебя лучше получается растирать.

— А то, — широкая улыбка осветила лицо Леона, — я ещё и массаж делать могу, меня мать научила, а растирать — это вообще плёвое дело. До завтра, — он взял руку священника и поднёс к губам, а потом собрал пустую посуду и, попрощавшись, покинул дом, оставив Анжело наедине с невесёлыми раздумьями.

***

В переводе было отказано. Ответ от епископа пришёл удивительно быстро и был предельно однозначен — пока возможности удовлетворить просьбу Анжело нет, негоже оставлять приход без священника, однако, как только что-то изменится, его тут же известят. К этому епископ присовокупил, что будет молиться о скорейшем выздоровлении брата и просить Господа, чтобы тот послал Анжело крепкое здоровье.

Прочитав это письмо раз и другой, священник бессильно опустился на колени — получается, спасения нет? И почему-то Бог, всегда слышавший его молитвы, упорно молчит... Или это он, Анжело, разучился слушать? Или Бог не отвечает грешникам? А ведь именно грешником он теперь и стал, поглядев на Рафаэля с вожделением.

Пожалуй, со времён ученичества он не молился так истово и много, пытаясь избавиться от тянущих на дно мыслей. Не видя Рафаэля, не думать о пареньке было просто, но не может же он вечно скрываться в своем доме, делая вид, что болен. Его ждёт приход и люди, для которых Анжело был и остаётся посредником между землёй и небом, а это означало, что нужно поскорее возвращаться к своим обязанностям.

___________________________________________________________

Примечания: * Матф. 5:28 (Нагорная проповедь)
** 1 Коринф. 6:9-10

читать далее (Рафаэль. Глава 4)
Опубликовано: 17/06/15, 11:12 | Последнее редактирование: Лариса_Логинова 22/03/22, 18:25 | Просмотров: 1286 | Комментариев: 22
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Цитата
Глава 10. дурак ты, что в священники пошёл, нормальный мужик без секса не может, вот у тебя крышу и сорвало, когда ссыкун тот стал жопой вертеть!
А вот и мнимое решение проблемы! Почему мнимое? Потому что ориентировано вовсе не на неё саму, а на её последствия.

Я вижу корень проблемы в самом целибате – не будь его, не было бы столько растлений. Так что фраза «нормальный мужик без секса не может» вполне себе отражает суть. Разве нет? Был бы Анжело женат, не стал бы засматриваться на мальчишку, ему хватало бы отношений с женой, поскольку по натуре он не потаскун.
Цитата
Анжело вспомнил самого себя: давая этот обет, он и примерно не представлял, на что именно подписывается. Ему было всего лишь восемнадцать, и в тот момент Анжело был уверен - ему нужен только Бог, а на плоть можно не обращать внимания. Но... он ошибся. И не только он.
Случаев грехопадения священников и возникновения связи с подростками обоих полов было слишком много.

Впору посоветовать церкви обратиться к опыту МО. За два года службы в армии я ни разу не сталкивался с проблемами сексуального характера, ни сам, ни на примере сослуживцев. Подозреваю, что причин этого больше, чем одна. Может предложить командировать Шойгу в патриархи? Глядишь и порядок воцарится в семинариях…

Некорректное сравнение, Вов. Прости за прямоту, но я сомневаюсь, что вам в армии запрещали заниматься самоудовлетворением, или не отпускали в увольнительные, в которых всегда можно найти девушку нетяжелого поведения и получить разрядку. В семинарии все эти вещи под запретом. И это не на два года, а на всю жизнь. На всю жизнь. Мне жутко от этой фразы на самом деле. Беда в том, что люди в очередной раз трактовали Библию, как им было угодно, и обрекли сотни молодых мужчин на бессмысленную, изматывающую борьбу с собственными телами. Беда в запретах, которые уже давно пора отменить. Глядишь, и количество растлителей резко уменьшилось бы…
Цитата
он наблюдал за одной парой: оба они поступили сюда недавно, познакомились и стали часто гулять в саду под руку, тихо беседуя о чём-то своём. Ромео было восемьдесят, Джульетте - семьдесят шесть, но... В эти мгновения они не казались старыми, и глядя на них Анжело испытывал странное чувство.
Похоже, здесь звучит тема, более развёрнуто представленная в Оцелоте. К ней тоже есть вопросы, но здесь они - лишние.

А тут не совсем поняла. Поясни для тех, кто в танке.
Цитата
Глава 11. Перед тем как губы журналиста оказались совсем близко, Анжело успел подумать, что наконец-то в его жизни что-то начало налаживаться. И тут же вспомнились слова Иисуса: "Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга".
Так что греховного в том, что он позволит себе любить?..

Во-первых, такой невзрачный и неубедительный финал наводит только на одну мысль: автор настолько устал от своего ЛГ, что поскорей бы с глаз долой – из сердца вон: а давай? а… давай!
Во-вторых, привязка сюда речей Христа, это кобыле - хвост. С чего и кто взял, что речи те про похоть сказаны? Ну, ладно, про страсть, но - с чего?

А с чего ты взял, что между Анжело и Орландо – похоть, а не любовь? Я изо всех сил старалась показать, что между ними возникли настоящие чувства. Это гораздо больше обычного влечения и похоти, а потому цитата все же к месту, как по мне.
Цитата
"Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестаёт, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится." (1 Кор. 13:4-8)
Собственно, ключевая ошибка – разрешение конфликта между религией и свободой соития обратиться к определению любви из Библии. Возможно, причина её лежит в путанице устроенной в определении любви и отделении её от похоти, страсти, уважения, почитания, приязни, симпатии, предпочтения. Кто-то станет утверждать, что в Библии сказано именно про перечисленное? А ведь в жизни оно всё, вместе и по отдельности, то и дело заменяется словом любовь.

Пожалуй, я задам тебе встречный вопрос: а по каким признакам любовь от похоти отличается? В данном конкретном случае это не похоть, а нечто большее. Любовь? Возможно, почему бы и нет? У нее, как я уже давно поняла, пола нет. Ты или любишь человека, или нет. Все просто.

Цитата
Собственно, вот. Если есть горячее желание попинать, так я и не против.

Попинать не захотелось, честно. А вот подискутировать можно и дальше. И еще раз спасибо тебе за рецензию.
Лариса_Логинова  (27/01/17 01:10)    


Цитата
Глава 9. Мне кажется, вы и сейчас не осознаёте того, что натворили, Анжело, - чуть смягчился епископ. - Вы сами подвергли себя искушению, зачем? Хотели испытать себя? Проверить крепость своей веры?

Похоже, епископ согласен с моими домыслами и сомнениями. Но автор, не поставивший уместных акцентов превращает эти его речи в проходное менторство. Да ещё и греховодничать заставляет (красным выделил).


Ну почему сразу заставляет? Скорее, подсказывает, как это можно пояснить. Та самая соломинка, которую Анжело отвергает. Епископ прекрасно понял, кто в этой истории жертва, потому и пытается хоть как-то помочь своему молодому оступившемуся коллеге.

Цитата
Запрет в служении - по сути, то же самое лишение сана. Это полностью выбивало почву у Анжело из-под ног, потому что ничего другого делать он не умел и смутно представлял, как и на что будет жить дальше. С его нынешней репутацией найти работу будет или невозможно, или невероятно сложно. Существовать на деньги, которые получал за аренду родительской квартиры? Но где тогда жить самому? Куда сбежать от... себя?

То есть, его отлучили от церкви? Монастыри не существуют в природе, а сама церковь не обладает хозяйственной структурой, которой необходимы люди? Или я чего-то очень не знаю, или здесь автор плохо проработал логику сюжета.

Его не отлучили, для этого надо покруче накосячить – богохульствовать, например. А еще, к моему огромному сожалению, у меня нет знакомого католического священника, с которым я могла бы посоветоваться и обсудить эти вопросы. Я помню, что долго искала информацию в сети, но так ничего конкретного и не нашла. А потому косяки очень даже возможны, я даже не спорю. Находится только такое: https://ria.ru/religion_question/20150420/1059726249.html Сам видишь, как «информативно».

Цитата
Ответов на эти вопросы в бутылке коньяка, которую ополовинил, Анжело так и не нашёл
Это, надо понимать, сила веры показана? Она слетает с Анжело настолько запросто, что впору монашенку из к/ф "Догма" вспомнить.


Фильм не смотрела, потому не понимаю, что ты имеешь в виду. А что до попытки залить горе – нехорошо, конечно, но свойственно человеку. А я почему-то уверена, что священники – тоже люди со слабостями и недостатками.
Лариса_Логинова  (27/01/17 00:38)    


Некоторые пояснения сказали мне, что неплохо бы поучиться читать повдумчивей. Это спасибо!
Будет время, я потом вернусь к этой работе вместе со всеми комментами, ты уж не удаляй её, пожалуйста! cool
ВоваН  (27/01/17 00:53)    


Догма. Та сцена, которую я имел в виду (самое начало фильма):

smile
ВоваН  (27/01/17 00:57)    


Цитата
ВоваННекоторые пояснения сказали мне, что неплохо бы поучиться читать повдумчивей. Это спасибо!
Будет время, я потом вернусь к этой работе вместе со всеми комментами, ты уж не удаляй её, пожалуйста!

Вдумчиво читать вообще полезно, это я и себе говорю сейчас. wink
А удалять я ее не собираюсь, и если не вмешается третья сила в лице администрации, которая все же сочтет повесть порнографией и снесет, будет висеть тут и дальше. На что я и надеюсь.
Лариса_Логинова  (27/01/17 01:16)    


Цитата
Глава 7.
- ...Вы же знаете про скандалы со священниками?
- Да, к сожалению, не все мои браться соблюдают целибат, - согласился Анжело, - но я не...

Вот это – новость! Он, оказывается знал. Но никак это знание к себе не прилагал. И самое странное, что этот факт никак им не обдумывается – нет ни упрёков себе в глупости, ни удивления, что он и представить такого не мог.

Он не мог не знать, дела были громкие в то время. И епархии действительно разорялись, выплачивая компенсации, я узнала об этом, когда изучала тему растления священниками подростков. Но он и подумать и не мог, что такое случится с ним. Это тоже свойственно людям, разве нет? Кто угодно, только не я – часто говорим мы, а потом жизнь мордой тычет в это «только не я». Больно тычет, с размаху. Чтобы не зарекались. Ну, и если подходить со всей строгостью – Анжело Рафаэля действительно не тронул, не было физической близости.

Цитата
И даже если Анжело удастся каким-то образом доказать, что не касался мальчишки - это ничего не изменит. Жители городка всё равно будут на него коситься, такие пятна смыть невозможно. В их глазах он уже виновен. И не только в их.
И пытаться не стоит? И не надо даже просто выйти перед жителями и рассказать о своей невиновности? Ну, священник – понятно, а автор думает так же? Ведь прямо же говорит Леон: «Докажите! Ваше слово против его». Почему автор не объясняет причину, по которой всю дорогу ведомый событиями ЛГ, не следует теперь прямому указанию?

Вов, когда случаются подобные вещи, очень немногие находят в себе силы бороться и доказывать. Анжело – не борец по натуре. Ложь Рафаэля его капитально подкосила, это стало для него сильнейшим потрясением, потому и не придумал он ничего лучше, как забиться поглубже в нору. Слабость, не спорю, но мне так увиделось.

Цитата
По закону веры Анжело тоже виновен. Стал таковым в тот самый день, когда увидел Рафаэля в винограднике и не вмешался, наблюдал за чужой страстью, любуясь ладным телом мальчишки и ощущая, как наливается тяжестью собственная плоть. В этот самый момент он и согрешил. И неважно, что физически ничего не было - он не раз и не два имел подростка мысленно, "в сердце своём", которое сгорало в пламени вожделения и тут же возрождалось. Воскресало для того, чтобы снова рассыпаться пеплом, хороня под собой веру. Так какое он имеет право носить сутану и называться слугой Божьим? Запятнанный грехом не может быть посредником между Богом и людьми, так какой смысл что-то доказывать? Зачем? Он собственными руками пустил под откос свою жизнь, поддался искушению, не устоял и должен понести наказание.
Вот ключевое место, где идёт попытка рассудить о сущности греха. Рассуждение неудовлетворительное, потому что представляет собой уход и сокрытие за общими фразами, а не трезвый взгляд на то, в чём именно заключается грехопадение Анжело – в покорности осознаваемому греху.

То есть, снова не дотянула, по-твоему? Спорить не буду, тут гораздо лучше будет просто как-то вернуться к повести, перечитать и, возможно, кое-что попытаться дополнить, памятуя про студень.
Лариса_Логинова  (27/01/17 00:18)    


Цитата
Глава 3.
То, что он испытывал к Рафаэлю, никак нельзя было назвать братской любовью - это было откровенное, ничем не прикрытое желание недозволенного. Так какое он имеет право носить сутану и называться слугой Божьим?

Здесь опять же встаёт вопрос о сути греха, мимо которого ЛГ, священник (?) проходит не останавливаясь ни на миг для сколь-нибудь малой рефлексии. И автор - следом. А читатель - голову ломай. Потому что в следующих предложениях - пустые стенания без намёка на осмысление.

И тут соглашусь, что раскрыла недостаточно. Стоило, вероятно, углубиться в размышления, а автор спешил, как по пожар.

Цитата
- Это я потом понял, когда он меня ненавидеть начал, до сих пор сквозь зубы разговаривает {слова Леона о Рафаэле}

А как это стыкуется с заявлением мальчишки о том, что при всякой грозе он бегает к старшему брату?

А никак, косяк, это, Вов, который я проглядела. Впрочем, это легко исправить даже сейчас. Рафаэль может к матери бегать или к другому брату. На суть не повлияет, а косячина пропадет. Спасибо, что указал.

Цитата
Глава 4.
Зачем Рафаэль всё это делал? Неужели настолько сильной была в нём тяга к греху? Неужто так хотелось плотских утех, что он наплевал на всё, даже на осторожность.

Почему при этом у священника нет никакой рефлексии? Почему он даже не задумывается о себе, а пытается грех представить внешней причиной? Где автор? Что он об этом думает? Всё идёт как надо?

Вроде как уже ответила на подобные вопросы выше ;)

Цитата
Глава 5.
Идя домой, Анжело думал о том, что все эти люди: родители, врач и даже комиссар отказывают Рафаэлю в одном - в понимании. Никто из них не видит в нём ребёнка, только воплощение порока. А сам Анжело? Разве не так думал о мальчишке всё это время? Разве не казался ему Рафаэль настоящим демоном? Именно так. А значит, не далеко он ушёл от тех, кого только что порицал!
Да и каким мог стать Рафаэль, если видел от взрослых только такое отношение? Если его или использовали, или наказывали за то, к чему сами же и склонили? Ведь никто из этих людей даже не попытался понять Рафаэля, услышать его правду. И Анжело решил, что обязательно постарается изменить подростка, спасти его душу и тело, которые созданы не для греха.


Какие-то смутно-неконкретные мысли. Кто что должен был сделать?
Плохо то, что автор выдаёт эту муть в голове священника за чёткий диагноз – вот она, де причина.


Хорошие вопросы, ответов на которые у меня пока что нет. Но зато есть почва для размышлений.
Лариса_Логинова  (27/01/17 00:18)    


Глава 1.
Цитата
Анжело не мог ничего сказать подростку - никто не должен узнать, что священник был свидетелем греха.

Ложь – грех. ЛГ собирается лгать. И почему это не заботит ни его, священника, ни автора?

ЛГ просто собирается умолчать, разве нет? Это, конечно, тоже нехорошо, но…
Цитата
...Рафаэль исправно посещал мессы, старательно изображая кающегося грешника, но эта маска тут же слетала, стоило мальчишке выйти за порог храма. Почему-то он повзрослел слишком рано, и Анжело не мог понять - почему это случилось.

Что ЛГ предпринимал до этой фразы, чтобы это понять? Ну, хотя бы молился о прозрении?


Глава 2.
Цитата
...для духовника всё это не было такой неразрешимой проблемой, как для Анжело. Грехи он семинаристу отпустил и пояснил, как стоит поступать, как бороться с искушением, напомнив, что содомский грех - мерзость в глазах Бога.

А почему так коротко? И разве это не важно? Автору самому не кажется странным, что неразрешимая для ЛГ проблема, другими разрешается на раз? И где рефлексия на этот счет (ссылку на прозрение о возрасте не надо, мы и до неё доберёмся, здесь она не годится, здесь и сейчас ничего этого нет)?

Замечание принимается. Тут действительно стоило бы дать побольше хотя бы той же рефлексии героя. Автор это упустил, к сожалению.
Цитата
Где, кстати, отношение автора? Или он оставил всё на откуп читателю? У меня, читателя, этот момент вызывает недоумение.

Я уже говорила выше и повторюсь – отношение автора тут не нужно. Нет здесь автора. Он глубоко и далеко за кадром. Есть герои, которые живут и совершают ошибки.

Цитата
Я обещал начать с великолепного замечания (под первой главой, вроде), а оно вона как вышло. Ну. что ж , припомним его вот здесь:

Мысли о Рафаэле навязчиво крутились в голове: его глаза, губы, тело - возникали перед Анжело в самые неудобные моменты, и впервые за несколько лет соблазн явился в сон, пока что как зыбкое, размытое и жаркое видение. Это нужно было срочно прекратить, не позволить Рафаэлю и дальше скатываться в грех, увлекая за собой и Анжело.

То есть в фантазиях священника виноват мальчишка. А это не ханжество фантазёра?

Людям свойственно винить в своих ошибках кого-то другого, а не себя любимого. И нужно немало времени, чтобы увидеть истинного виновника. Анжело – человек, хоть и священник. К тому же, он очень молод, у него нет жизненного опыта, нет житейской мудрости, потому и не винит себя сразу. К тому же, раньше подобного с ним не случалось, так ведь? По логике – это пришло извне, а не в нем самом. Ошибочно, но молодости свойственно ошибаться.

Цитата
Вуайеризм - вот что это такое, извращение, ничуть не лучшее, чем то, чем Рафаэль занимался с Джино. Последнее, что должен делать слуга Божий - наблюдать за грехом из кустов. Это просто отвратительно, как и реакции тела Анжело на то, что он тогда видел. Она всегда бывала неоднозначной и сильной - плоть наливалась, напоминая священнику о том, что у неё тоже есть свои желания, идущие в разрез с его верой.

Здесь возникает вопрос о сущности греха. Грех внутри человека или во вне его? Что есть грех – физиологическая реакция или неспособность (нежелание) её побороть? И автор проходит совсем рядом вопросом, едва касаясь полами одежд. И мы опять оставляем его на откуп?

Если мне не изменяет память, религия трактует саму плоть, как греховную часть человека. Отсюда вывод – грех в нем самом, и с этим священники воюют всю жизнь, с самим собой. Глупо и бессмысленно, на мой взгляд. Тем более тут имеет место быть влечение к мальчику – с точки зрения религии Анжело – грех без вариантов. Ибо «мужеложники Царства Божия не наследуют».
Лариса_Логинова  (26/01/17 23:54)    


Цитата
3. Сам ЛГ наиболее качественно прописан в Оцелоте. Несмотря на то, что это рас***дяй каких мало (но какие и мне в жизни попадались), помышляющий в жизни только о сексе (а всё остальное для него - просто декорации), он точно заставляет поверить в то, что он такой есть. В отличие от падре и мальчика, героя третьей повести. Почему? Не потому ли, что автор не скупится пошвырять его в самые разнообразные ситуации и в прошлом, и в настоящем, хорошо раскрывающие качества ЛГ? В "Рафаэле" я этого не вижу, несмотря на вроде бы и наличествующие ретроспективы и имеющуюся детективную историю.

А здесь, пожалуй, соглашусь. Вероятно, мне стоило дать несколько ретроспектив из жизни как Анжело, так и Рафаэля для полноты картины, но… Целью повести, ее сверхзадачей, если это можно так назвать, я ставила показать последствия растления малолетних, наглядно продемонстрировать, к чему это приводит и во что превращает вчерашнего ребенка, слишком рано познавшего запретный плод. Эта тема меня тогда волновала, об этом захотелось написать, и написала. Удивительно быстро, где-то за неделю. И, не спорю, могла кое-что упустить, но править сейчас смысла не вижу, потому что слишком далеко от этого отошла и если полезу – окончательно испорчу все. Это как… студень, в который добавили воды уже после того, как все сварилось. В итоге он не застывает, как положено, и получается, как говорил Задорнов: «Целлюлитная жижица». Невкусно, пресно, противно даже на вид.
Цитата
4. Почему повесть названа именно так? Рафаэль - вовсе не ЛГ, он герой второго плана. Обращение такого внимания читателя на него какую идею должно до читателя донести: что главное в повести эротика, ибо это просто порно-стори? Что главное в повести хитрожопость развратного мальчишки? Что Рафаэль оказался для ЛГ самым главным в его жизни? В последнем случае интересует, где момент апофеоза и что за идею должен взрастить в читателе финал? Как эта идея выражена в названии?

Понимаешь, с названиями у меня вечно беда, если честно. Иногда у работы до последнего его просто нет. Балбеска я, одним словом. А в данном случае Рафаэль действительно перевернул жизнь Анжело, едва не убив самого священника. Кстати, изначально у повести планировался еще более жесткий финал – священник накладывал на себя руки из-за того, что поддался искушению и возжелал мальчишку. Остановило меня то, что это может быть неправдоподобным, учитывая то, как относятся к суициду по-настоящему верующие люди. Ну и собственная слабость авторская – не могу я убивать положительных героев без крайней на то нужды, хреново мне потом.
Лариса_Логинова  (26/01/17 23:36)    


ВоваН, исполняю свое обещание и начинаю потихоньку отвечать на заданные тобой вопросы.
Цитата
Вопрос к Ларисе, как автору и Ирине с Натальей, как лояльным читателям: вы действительно находите эту повесть лучшей из трёх ("Рафаэль", "Эроменос", "Оцелот выходит на охоту") и почему, кстати, она любимая? Я вот собираюсь утверждать, что косяков в ней гораздо больше чем в Оцелоте, поэтому пристальный взгляд и цепкая рука, способная схватить за шиворот критикана, мне (а уж автору и подавно!) будет оч.кстати.


Хороший вопрос насчет любимой. И сложный. Просто мне почему-то кажется, что именно здесь я затронула серьезную тему и неплохо её раскрыла. Но я никогда не умела здраво оценивать собственные опусы, а потому могу ошибаться.

Цитата
1. Для всех трёх повестей характерен как общее свойство линейный ход. Все события и персонажи описываются через взгляд на них ЛГ и потому имеют статичный характер, как будто без этого взгляда сами по себе не существуют. И если это нормально для Оцелота, где повествование идёт от первого лица (и отсутствие второго плана может быть скомпенсировано перетряхиванием внутреннего мира ЛГ), то для двух других историй такой стиль подачи приводит к печальным последствиям - вырождение сюжета. Герои второго плана плоски и не динамичны, декорации, скупыми мазками набросанные автором, можно даже сказать, что отсутствуют вовсе, но никак не работают на сюжет - пример навскидку: Анжело и Леон идут через весь (!) городок к оливковой роще, чтобы поговорить.
ЛГ обеспокоен, ждёт, что ему скажут нечто. Но он молчит всю дорогу. А сколько той дороги? А какой он тот городок, а ощущения у ЛГ какие, когда он через весь городок проходит? А жители навстречу попадались? И неужели за всю дорогу ЛГ ни с кем (в том числе и с попутчиком) ни словом не перемолвился?
Автор скажет ну, а что же тут разжёвывать? Может и да, но у меня, читателя, при таком описании всё сливается (как будто в одном месте происходит, а герои - на сцене, которую одним взглядом окинуть можно, просто носятся из угла в угол).


Кстати, автор именно это и скажет – а что тут разжевывать? Я могу ошибаться, но мне кажется, что нет смысла перегружать повествование деталями, которые не играют никакой роли. Нет, можно было бы, конечно, добавить описание улицы/домов/горожан, докинуть пару диалогов ни о чем, но зачем? Чтобы заполнить сцену статистами и дополнительными декорациями, толку от которых – ноль? Ружье должно или стрелять, или не отсвечивать вовсе. Как-то так.

Цитата
2. Ещё одно качество всех трёх повестей, даже более важное для меня, читателя (это будет очевидно далее из рассмотрения текста) - отсутствие Автора в тексте. Отсутствие авторского отношения к поступкам ЛГ. Опять же, в подаче от первого лица это и не нужно, а вот в двух других работах это ведёт к вопросам.

Вов, а зачем там автор вообще? Знаешь, раньше меня часто упрекали, что меня слишком много, что сразу видно отношение автора к происходящему, а это – нехорошо. Что читатель сам должен все видеть и делать выводы, без авторского чуткого руководства. Я долго думала и решила, что это не лишено смысла. Читатель видит события глазами Анжело, на кой черт там Лариса Логинова? Мое отношение к поступкам героев и не должно там быть, пусть читатель сам решает, кто в этой истории прав, а кто виноват.
Лариса_Логинова  (26/01/17 23:33)    


Лариса, взялся читать. Не знаю только, как быть - ввязываться в спор по некоторым вопросам или просто выслушать твоё мнение. Я сказал в начале отзыва, что опыт такого комментирования нужен мне как учёба. Учёбы уже хватает.
Когда я говорил про детали, выразился невразумительно - имел в виду, что недостаёт штрихов, поддерживающих эмоциональный фон. Мир вокруг равнодушен к героям? Никак не реагирует на происходящее? Но то такое - махровое имхо, вовсе не обязывающее к чему-то автора.

Тебе как автору безразлично, придёт читатель к твоему выводу или прямо противоположному? wink
Вот возьмём недавнюю скандальную реакцию на "Последнюю ампулу" в одной из сетевых публикаций - почему она такая? Потому что там есть чёткий вектор. И отношение автора - он внутри истории, а не вяло плетётся в стороне.

Я не прав? wink

Дальше пока ничего - не знаю, есть ли необходимость и время для продолжения.
ВоваН  (27/01/17 00:41)    


Цитата ВоваН ()
Когда я говорил про детали, выразился невразумительно - имел в виду, что недостаёт штрихов, поддерживающих эмоциональный фон. Мир вокруг равнодушен к героям? Никак не реагирует на происходящее? Но то такое - махровое имхо, вовсе не обязывающее к чему-то автор.

Вов, а если отбросить в сторону литературные штампы типа "сама природа плакала вместе с ней", то разве есть дело окружающему миру до нас? Чаще всего - нет. Все спешат по своим делам, солнце светит, ветер дует - все как всегда, хоть в этот момент кто-то шагает с крыши высотки. Я могу ошибаться, но мне кажется это так.
Цитата ВоваН ()
Тебе как автору безразлично, придёт читатель к твоему выводу или прямо противоположному? wink

Я оставляю за читателем право решать самому, делать выводы самостоятельно, выбирать - на чьей он стороне: Анжело, Рафаэля или церковных догм. Я не подсказываю ему, какой вывод он должен сделать.
Цитата ВоваН ()
Вот возьмём недавнюю скандальную реакцию на "Последнюю ампулу" в одной из сетевых публикаций - почему она такая? Потому что там есть чёткий вектор. И отношение автора - он внутри истории, а не вяло плетётся в стороне.

За это, кстати, я в свое время знатно огребла. За то, что рассказ - откровенная демонстрация моего мировоззрения, далекого от модного ныне гуманизма и вселюбия, которое суть лицемерие и ложь.
В "Оцелоте" в уста и поступки героя тоже вложено многое от меня, впрочем, там действительно кое-что основано на реальных событиях, в частности - глава об онкологии. Он видел то, что когда-то видела я, правда над проповедником я потом не глумилась, как Оцелот - это уже чистой воды фантазия. Но мне хотелось бы поступить так же, потому что само появление этих грифов в том месте - отвратительно, а от их проповедей хочется блевать, потому что состоят они из заученных наизусть фраз.
Да и сетевые разборки, сайт, на котором куча настроченной девочками порнухи - реальность. У некоторых героев действительно есть реальные прототипы. К примеру, эпизодическая Ладья срисована с твоей покорной слуги. wink
В "Рафаэле" все события и персонажи вымышлены. У них нет реальных прообразов, мне вообще было сложно его писать, потому что пришлось очень много копаться в сети в поисках инфы. Человеку, который никогда не был в Италии, достаточно сложно более-менее реалистично ее описать. Передать менталитет жителей, отличающийся от нашего.
Кстати, в "Эроменосе" была та же беда, только еще хуже - по улицам Древних Афин не "погуляешь" при помощи Гугля... sad
Лариса_Логинова  (27/01/17 11:24)    


Пока сурово размахивая пальчиком на всю Пристань, Марго разогнала тамошнее веселье, заставив покраснеть устыдимшись даже Адамову голову, покачаюсь-ка я в Литсети и исполню наконец обещанное, субботняя ночь самое на то время! Короче, кусаться буду! Вот.

twisted
+18

twisted - перекрученный, развратный, опять же

Предупреждение: текст только для совершеннолетних (гостям - и вовсе не положено)! Если Вам +18, но порнография и нецензурная лексика могут причинить моральные/нравственные страдания, далее этот текст читать категорически не рекомендуется! Если Вы продолжили чтение - Вы делаете это на свой страх и риск, и автор текста никакой ответственности за возможные травмы не несёт и претензий не принимает.

Доступно только для пользователей
ВоваН  (23/10/16 03:27)    


ВоваН  (23/10/16 03:29)    


ВоваН  (23/10/16 03:30)    


ВоваН  (23/10/16 03:31)    


Вот это рецензия, так рецензия. Стоило ждать, однако)
Более развернуто и осмыслено отвечу чуть позже, пока просто скажу спасибо за труд. И заверю, что ни сколько не обиделась, поскольку не на что. Фраза "со стороны виднее" в отношении литературы совершенно справедлива, поскольку автор часто действительно многого не видит sad
Лариса_Логинова  (23/10/16 10:05)    


Мда... сильно, Лар... вот даже говорить больше ничего не хочу, Наташа почти всё сказала. Ещё раз повторить про талант рассказчика и умение психологически воздействовать на людей? Повторю - могёшь! exclaim
Glück  (18/06/15 00:13)    


Я старалась. Честно. Пасип. smile
Лариса_Логинова  (18/06/15 01:31)    


Спасибо за доставленное удовольствие, пойду читать ВСЁ СРАЗУ!!! А Наталья нехай завидоваит! tongue
Glück  (18/06/15 01:34)    


Хорошая главка, Лар. Глубокая. Много психологии и очень понятные решения падре. Знаешь, я уже сочувствую ему... и Рафаэло, который был для меня воплощением Дьявола в предыдущих главах уже вызывает сострадание... Бедный растленный ребенок...
Наталья_Бугаре  (17/06/15 12:33)    


Да тут психологии вообще много, может, даже слишком местами. Просто хотелось пояснить, откуда ноги растут у поступков.
А Рафаэль... из жертвы превратился в охотника.
Лариса_Логинова  (17/06/15 12:55)    

Рубрики
Рассказы [1067]
Миниатюры [1090]
Обзоры [1414]
Статьи [432]
Эссе [187]
Критика [102]
Сказки [222]
Байки [56]
Сатира [36]
Фельетоны [16]
Юмористическая проза [273]
Мемуары [57]
Документальная проза [84]
Эпистолы [25]
Новеллы [75]
Подражания [9]
Афоризмы [23]
Фантастика [134]
Мистика [56]
Ужасы [8]
Эротическая проза [4]
Галиматья [265]
Повести [262]
Романы [54]
Пьесы [35]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [21]
Литературные игры [37]
Тренинги [3]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [2014]
Тесты [16]
Диспуты и опросы [106]
Анонсы и новости [107]
Объявления [96]
Литературные манифесты [256]
Проза без рубрики [455]
Проза пользователей [212]