Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Повесть о военно-полевом романе -08
Повести
Автор: Shell
15. Встречи урывками

Переписка с Надей не прерывалась. Да, она стала не такой частой, как в то время, когда жили в одном городе и почти каждую неделю встречались воочию. Институтская учёба требовала гораздо больше затрат времени и усилий по сравнению с учёбой в техникуме. К тому же осенние выезды на сельскохозяйственные работы в помощь колхозникам, более активная общественно-комсомольская жизнь и, конечно, внеинститутская жизнь - вечера, концерты, музеи, спектакли, каток и т.п. Жила в студенческом общежитии, в комнате с тремя своими сокурсницами. Обо всём этом и писала Надя в своих письмах, не забывая повторять, что ни с кем из ребят у неё дружбы нет, потому не забудь о «Мишках».
Георгий тоже довольно подробно рассказывал о своей жизни: успехах и огорчениях в службе, о краткосрочной семейной жизни, о поездке домой на прощание с бабушкой. Естественно, особый интерес Нади вызывала информация о Тине.
Ещё до своей краткой поездки домой Георгий навестил Надю. Это было уже поздней, но, к счастью, сухой осенью. Воспользовавшись выпавшим свободным вечером, Георгий переоделся в «гражданку», перемахнул через забор части и бегом на вокзал. Адрес Нади был ему знаком, поэтому сразу на вокзальной площади Львова он сел в трамвай нужного маршрута. Ехал наугад - застанет или не застанет Надю в общежитии. Ведь мобильников в то время не было, в переписке договориться о точной дате приезда невозможно — это же самоволка! «Ну что ж, если не застану, — думал Георгий, — буду сидеть и ждать, когда появится. Кстати, и с кем». В руках держал пакет с конфетами «Мишка» и маленький букетик астр. Зайти в здание общежития оказалось делом простым, может быть, дежурная отошла на минутку по надобности. Поднялся на третий этаж и пошёл по коридору, глядя на номера комнат. Вот он! Постучался и на разрешение войти открыл дверь. Сразу увидел Надю. В комнате была ещё одна девушка, но ушла сразу же как Георгий обнял и расцеловал Надю. Приняла цветы и конфеты, предупредив, что не считает это авансом для расчёта проигрыша в споре. Потом Георгий услышал хорошо знакомые слова: - Отвернись. Я сейчас быстренько принаряжусь и пойдём пошляемся по городу.
Через минуту услышал её смех и, повернув к Наде голову, увидел её в неглиже. Она, смеясь, говорила:
- Ну ка, оцени меня и сравни со своей женой. Здорово проигрываю ей?
- Ты никак хочешь меня в бассейн отвести? Ну что ты, Надька, ничуть не уступаешь, даже превосходишь в некоторых деталях, — со смехом ответил Георгий, шлёпнул девушку по попе и поцеловал курносый носик. — Ты не очень-то обольщай меня, а то я могу озвереть.
- Одёрни, а то никто не полюбит меня и ты выиграешь наш спор.
- А ты не боишься, что трусики твои соскочат от моего одёргивания?
Надя вздохнула: - Боюсь, но потому, что в любую минуту могут войти девчонки. Отвернись.
Пошли гулять по вечернему городу. Добрались до центра. Посидели в скверике напротив Оперного театра. Ничего не скажешь, красивый город, особенно в центральной части. Из центра вышли к парку на Замковой горе, к так называемому «Высокому замку». Аллеи засыпаны жёлтыми и оранжевыми облетевшими листьями уже оголённых деревьев. Стало как-то грустно. Георгий сильно прижал просунутую ему под локоть руку Нади.
- Грустно мне, Надя, очень грустно. Разрываюсь между двумя женщинами. Ты мне дорога, пожалуй, не меньше Тины. Она сейчас далеко. Сидит и беседует с моими родителями. А ты рядом, очень желанная, но всегда недоступная - именно из-за того, что очень дорога мне.

За Вами я слежу давно
С горячим, искренним участьем,
И верю: будет Вам дано
Не многим ведомое счастье.
Лишь сохраните, я молю,
Всю чистоту души прекрасной
И взгляд на жизнь простой и ясный,
Всё то, за что я Вас люблю!

- Это Аполлон Григорьев. Я тебя понимаю, Жорж, и потому прощаю все свои муки. И благодарна тебе за всё, что нас связало.
Потом Надя притворно вздохнула: - Придётся мне ещё какое-то время погулять в девушках.
Георгий проводил Надю до общежития и на трамвае поехал к станции междугородних автобусов. На последнюю электричку он уже не успевал. Стоял в очереди, до подачи автобуса оставались минуты. Вдруг на его плечо легла чья-то рука и прозвучал вопрос:
- Ты как сюда попал, младший сержант?
Обернулся. За ним в очереди стоял капитан, начальник клуба их школы.
- В местной командировке по сугубо служебным делам.
- Чтобы в последний раз я видел тебя в этих самых «сугубо служебных командировках», к тому же в гражданской одежде.
- Есть, товарищ капитан, больше не увидите.
Капитан никому не доложил об этой встрече. Георгию крупно повезло, что он попался не строевому офицеру.
Следующий визит Наде Георгий нанёс уже весной. И опять с неприятным приключением. Когда он сидел с Надей в комнате общежития, туда вдруг вошла Надина мама. Мёртвая сцена, как у Гоголя. Георгий вскочил, раскланялся, предложил стул. Антонина Васильевна ответила сквозь зубы. В её глазах читалось: «Нет спасения дочке от этого типа». Обстановку разрядила Надя. Она подскочила к маме, обняла, расцеловала её и горячо сказала: «Мама, Георгий мой самый-самый лучший друг. Он так относится ко мне, что ничего плохого, ничего во вред никогда не сделает. А я уже подросла и могу трезво оценивать ситуацию. Не беспокойся». «Ну-ну», — только и произнесла Антонина Васильевна. Погулять по городу в этот раз не удалось.
Надя почти не появлялась дома у родителей. На лето институт обеспечивал своих студентов работой в торговых организациях города. Это засчитывалось как практика, да и выплачиваемая зарплата привлекала молодёжь.
Следующая встреча с Надей состоялась уже под лето третьего года службы. Но об этой встрече расскажу ниже, так как она была связана с резко изменившейся службой Георгия.

16. Новоселье

В бабье лето второго года службы, уже после отъезда Тины домой до сержантского состава школы довели новость, которую все не знали, как оценивать: к добру или к не добру. Школа то ли расформировывается, то ли передислоцируется. Во всяком случае больше новых курсантов не набирали, последних десятимесячников доучивали. Школа здорово опустела. Оставшиеся солдаты несли караульную службу на полигоне, там же готовили к транспортировке всё имущество. РЛС в собранном виде грузились на железнодорожные платформы и отправлялись в Крым. Дисциплина резко упала. Офицеры чуть ли не в открытую пьянствовали. Судьба их была совсем неопределённой. Ведь в армии как? Прослужил года три в хорошей климатической зоне и в нормальных для жизни условиях (а таким и был этот город во Львовской области) и направляешься для продолжения службы в резко отличающиеся от прошлых условия — крайний Север, пустыни Средней Азии и тому подобное. Вот и пили по-чёрному. Утром солдаты убирали бутылки от водки и вина.
В один из таких совсем не прекрасных дней, хотя и стояла жаркая погода, Георгий заступил начальником караула на полигон. Сонная скукотища, разорение и бестолковщина. Решил пойти искупаться на близкое Комсомольское озеро. Руководить оставил разводящего, то есть свою правую руку в карауле. В этот раз самоволка вышла Георгию боком. На берегу озера столкнулся лицом к лицу с командиром другого взвода. Строевой офицер нарушение дисциплины не прощает. Тем более, что нарушение очень грубое — уход из караула. Сразу же было доложено начальнику школы. Утром выстроили перед зданием школы весь оставшийся личный состав и объявили приказ начальника о разжаловании Георгия в рядовые. Свои погоны с лычками он тут же снял и передал солдату, только что произведённому в младшие сержанты. Через три дня Георгий получил назначение на продолжение службы на радиолокационной точке в маленьком захолустном городке во Владимир-Волынской области.
С командировочным удостоверением в кармане и с вещичками Георгий на электричке добирается до Львова. Искать Надю было бессмысленно — в это время она бывает на лекциях. Задерживаться нельзя, так как поезд в нужном направлении вскоре отправляется, а следующего ждать почти сутки. Поехал. К станции назначения прибыл уже к ночи. С поезда нужно было чуть ли не бегом спешить к автобусу. До городка, где Георгию предстояло служить оставшийся год десять километров. Народу в автобусе много. Стоял в проходе рядом с каким-то мужичком. Он оказался местным и сам завязал разговор с Георгием.
- Что, солдат, едешь служить в Г.?
- Да.
- Бывал там в воинской части?
- Нет, впервые направляюсь.
- Значит, дорогу не знаешь. Я покажу, полпути вместе идти.
- Спасибо! Очень кстати, а то ведь темнота уже.
Вышли из автобуса на маленькой площади, под единственным на ней фонарём. Пошли в поле, которое начиналось прямо от этой площади. Тяжеловато было тащить свой груз: в заплечном мешке две пятикилограммовые гантели и гражданская одежда, в чемодане много книжек по радиоэлектронике и по предметам, изучаемым на первом курсе института, связка писем от родителей, Тины и Нади, предметы туалета. Впереди, чуть вправо зачернел лес. Сопровождающий показал на него и сказал, что Георгию туда.
- Пройдёшь этот старый городской парк и увидишь фонарь на столбе. Иди к нему. Это дом престарелых, его издалека почувствуешь по запаху из силосных ям. Иди дальше. Снова увидишь фонарь на столбе. Это и есть твоя часть.
- Спасибо, теперь найду, если в этом чёрном лесу не заблужусь.
- Не заблудишься. Никуда не сворачивай с этой дороги.
Провожатый повернул на развилке на левую дорогу, а Георгий принял по дороге правей. Вскоре вошёл в парк. О том, что это парк, говорили попадающиеся вдоль дороги белеющие в темноте развалины каких-то, наверное, беседок, ворот и других строений малых архитектурных форм. Увидел вдалеке огонёк и по дошедшей до носа вони понял, что находится на верном пути. Ещё с полкилометра по полю и снова впереди блеснул огонёк. На подходе к калитке в ограждении части услышал оклик: - Стой! Кто идёт?
- Свои. Георгий назвал свою фамилию.
- Привет, Жора! Перед Георгием открывал калитку солдат - выпускник школы из отделения Георгия.
- А, Пивень! Здорово! Приятно здесь увидеть знакомое лицо.
- Увидишь ни одно. Давай, мой сапоги и пошли покажу тебе кровать.
Георгий отмыл толстенный слой глины, налипший на сапоги, и на цыпочках последовал за Пивнем в казарму.
- Вот здесь ложись на остаток этой ночи, а завтра старшина распорядится по твоему постоянному месту. Спокойной ночи.
Георгий сбросил одежду, рухнул на кровать и уснул мертвецким сном после этого длинного и нелёгкого дня.
Утром он почувствовал, как кто-то пытается снять одеяло с его лица, и услышал голоса:
- Ну что, Жорка или нет?
Оказывается, в радиограмме из штаба о командировании сюда Георгия допустили небольшую ошибку в написании его фамилии. Вот ребята, которые прошли обучение в школе, и гадали: Жорка это к ним едет или кто-то другой. Отбросили одеяло и сразу в несколько голосов подтвердили: - Точно, Жорку прислали. Ну здорово!
Опубликовано: 23/09/17, 16:27 | Просмотров: 309
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [993]
Миниатюры [883]
Обзоры [1318]
Статьи [373]
Эссе [175]
Критика [88]
Сказки [177]
Байки [47]
Сатира [45]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [277]
Мемуары [62]
Документальная проза [66]
Эпистолы [18]
Новеллы [70]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [131]
Мистика [16]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [258]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [27]
Литературные игры [33]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1632]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [84]
Анонсы и новости [106]
Объявления [78]
Литературные манифесты [244]
Проза без рубрики [408]
Проза пользователей [127]