Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Все, как у всех
Повести
Автор: Лемешева_Ирина
ВСЕ, КАК У ВСЕХ

Глава девятая

Они остались вдвоем. В огромной пятикомнатной квартире. В комнате Полины Давыдовны оборудовали что-то вроде кабинета. Там нашел себя торшер, покинув салон, и, уютно опершись плечом, пристроилась в углу виолончель. Туда же встал их старенький диван, а кресла со столиком вытащили на балкон.

С первого дня она почувствовала себя комфортно в новых стенах. И даже интерьер, выбранный и созданный не ею, не давил и не раздражал. Все было на своих местах, со вкусом и ничего не тянуло поменять, разве что - немного дополнить. Комнаты мальчишек было решено не трогать совсем - это их дом, в который они в любой момент могут вернуться. В кабинете повисли книжные полки с любимыми книгами, картины. Это была, пожалуй, единственная комната, которую она могла обустроить по своему вкусу - с Полиной Давыдовной уехали в Раанану все ее вещи - пожилые люди дорожат нажитым и не хотят с ним расставаться.

А ещё был балкон, на котором Лиз развила бурную деятельность - она, выросшая в частном доме, скучала за зеленью, цветами. Он одобрил это хобби и помогал, как мог - выезжал вместе с ней за город за семенами и горшками, покупал оригинальные кашпо и различные подкормки. Они оба рылись в интернете, выискивая инструкции и полезные советы.

С работой у Лиз пока было не очень - она категорически отвергла предложение послать резюме в больницу, где работала Лера. Он не спорил, в глубине души понимая, что она права. А потому были эти ежедневные автобусы, пробки - попробуй доберись в Тель-Авив в часы пик. Она не жаловалась, но потихоньку искала что-то поближе.

Выходные пролетали, как сон - в хлопотах на кухне, поездках за покупками, копанием на балконе. Иногда приезжали с ночёвкой Макс или Леон, иногда спонтанно заявлялись Борька с Сэмом, и тогда дома становилось шумно, весело, и на стол металось все, что было в холодильнике.

Но чем бы они не занимались, их мысли постоянно были о Давидке - как он там: здоров ли? Сыт? С кем общается? Связь была достаточно редкой, и они оба считали дни. Его путешествие было запланировано на 4 месяца, но Марк не сомневался, что опция на бесплатное продление даты вылета будет использована.

А в начале февраля позвонил Ленчик и сообщил, что у него родилась сестрёнка.
С той встречи в кафе они не виделись с Лерой, даже ключи от квартиры в Нетании передал ему Леон. А ведь прошло уже почти полгода.
Он написал, поздравил, ответа не получил. А через несколько дней Лера позвонила и пригласила на бриту. Дала адрес кафе в Раанане и протянула, словно пропела:
- Девочка божественная.

Лиза приняла приглашение спокойно, лишь спросила:
- Тебе важно,чтобы я была?

Народу было много. Они сели вместе с Леоном, а потом к их столику подошла Лера. Она заметно поправилась, но бросалось в глаза другое - она по-настоящему расцвела и походила на раскрывшийся бутон экзотического цветка. Яркий макияж, стильная бижутерия, свободное шерстяное платье бутылочного цвета, дополненное лёгким шарфом в разводах.
- Хотите увидеть Элу?
Да, конечно, они хотели. И Лера проводила их в небольшую комнатку, примыкавшую к основному залу, где виновница торжества мирно спала под присмотром какой-то пожилой женщины.
Внезапно, покряхтев, она открыла глаза неопределенного цвета - то ли голубого, то ли зеленоватого.
Он заглянул в ее белоснежное личико и пропал. Она была действительно божественная девочка.
- Как корабль назовешь, так он и поплывет, - улыбнулась Лера и добавила:
- Эла - на иврите - богиня.
Перед ним и впрямь лежала маленькая богиня, с рыжими колечками волос, плотно прилегавшими к голове, как крошечный шлем, с расфокусированным взглядом и аккуратными пальчиками, сжатыми в кулачки. Никаких пелёнок и распашонок из детства их сыновей: вязанное белое платьице, розовые башмачки, словно одолженные у куклы.
- Эла, - задумчиво произнес он, пробуя на вкус родное имя только с ударением на втором слоге. - А в кого она такая, рыженькая?
- В Эллу Александровну, - спокойно, как о чем-то само собой разумеющемся, сказала Лера.
И никто - ни он, ни Леня, ни Лиз не восприняли эти слова, как абсурд или чушь.

Дверь открылась, запустив в маленькую комнатку шум, голоса и атмосферу праздника.
- Ой, я вас даже не успела познакомить, - спохватилась Лера. - Арье. А это Марк и Лиза.
Зашедший в комнату плотный мужчина был истинный прибалт - светловолосый, светлоглазый, элегантно одетый. Он панибратски потрепал по плечу Леона, небрежно пожал руку Марку и Лизе. От этого рукопожатия не веяло ничем: оно было коротким, летучим, безразличным. А, впрочем, чего он ожидал - приглашения дружить семьями? Какого-то расположения от нового мужа своей бывшей жены? Сердечности или особого интереса? Он заметил, как исподтишка наблюдала за его реакцией Лера и старался держать лицо. И по-большому счету, его мало волновало аморфное рукопожатие этого электронщика. Просто он резко, как удар поддых, ощутил,что это совсем не тот мужчина, который нужен его Лере. И что этот брак, нет, он явно не был заключён на небесах. А тогда зачем? В пику ему? Из желания не остаться одной? Или воплотить мечту и родить эту маленькую богиню, к которой молодой папаша даже не прикоснулся. Молодой... Он хорошо выглядел, но был старше Леры лет на 10. Это, как минимум. Наверняка, есть свои взрослые дети - такие же светловолосые и светлоглазые прибалты.
Да, конечно, Лера упоминала что-то о сыне. Теоретически, у него уже могли быть и внуки.
- Лера, тебя потеряли гости, - обратился он на иврите к жене. - Ты идёшь?
- Иду, иду, - поспешно ответила Лера.
Лиза, стоявшая всё время молча, протянула руки к малышке и посмотрела с вопросом: можно?
- Да, конечно, - кивнула Лера.
Девчушка уютно пристроилась у нее на руках, уморительно строя какие-то рожицы и улыбаясь чему-то, известному только ей.
- Ты иди, мы тут понянчимся, - предложил он и поспешно спросил:
- А где Полина Давыдовна?
- Не пришла, нездоровится ей уже пару дней, - Лера замялась. - Я скоро.
И по тому, как она отвела глаза и поспешила выйти в зал к гостям, он понял: Полина Давыдовна, бабушка его сыновей, практически вырастившая Ленчика и Давидку, не захотела придти, чтобы не видеть его, не видеть Лиз. Она не смогла простить его неожиданное бегство из дома, его предательство.

И он вдруг почувствовал, как его захлестнула дикая тоска, печаль и бессилие от невозможности принять и поменять тот факт, что эта рыженькая малышка, сестрёнка его сыновей, так похожая на его маму и носящая её имя, будет расти в благополучном доме, качаться на качелях в своем дворе, топать по дорожке между цветов, а он этого не увидит.

Лера вернулась через полчаса - было время кормления. Тепло кивнула Лизе:
- Спасибо. И добавила:
- Приезжайте, если соскучитесь, от вас недалеко.

Домой ехали молча. Каждый думал о своем и боялся неосторожным словом спугнуть эти мысли.

В начале весны Лиз, наконец-то сменила работу. В зарплате выиграла совсем немного, но главное - новая работа была намного ближе к дому и предлагала подвозку туда и обратно. Это была удача.

И уже маячил где-то на горизонте апрель, когда должен был вернуться Давид. Известие принес почему-то Макс. Именно он, приехав в пятницу, сообщил, что Давид продлил обратный билет до сентября. Это был шок. Ещё полгода.
- Да не волнуйтесь вы так, время летит, и оглянуться не успеете, - он пытался успокоить их так, как обычно родители успокаивают детей. И добавил назидательно:
- Ему там очень хорошо, а родители должны быть счастливы, когда счастливы их дети.
Марк молча вышел на балкон, а Лиза, обняв сына, прошептала:
- Конечно, ты прав, Максик, конечно. Мы счастливы.

Глава десятая

И побежали дни и ночи, ночи и дни.
Леон приезжал редко. Заканчивал учебу на подготовительном и готовился к экзаменам, не поднимая головы. Если приезжал к ним в Нетанию, то последним пятничным автобусом. Обедали вместе, а потом он подкидывал его в Раанану - к Лере. Шабат он проводил там, иногда умудряясь заниматься, общался с бабушкой, и спал у нее в салоне, в отдельном флигельке, в котором жила Полина Давыдовна. Гениальное изобретение частных владений - основная постройка - хозяйский дом - и отдельная единица жилья, которую, как правило, сдавали. Там было все - душ, санузел, маленькая кухонька с крошечным прилавком и несколькими шкафчиками. Салон и спальня. Все микроскопическое, но что нужно одному человеку?

Как-то в начале лета он, подбросив Леона в Раанану, вдруг услышал:
- Подожди секунду, не уезжай.
Через несколько минут он выкатил коляску, в которой полулежала рыжеволосая богиня. Эла.
- Вот мы какие, - неожиданно засюсюкал Леон. - Вот как мы улыбаемся.
Эла действительно улыбалась.
Карие, в золотистую крапинку глаза Леры. Куда делся тот расфокусированный взгляд голубоватых глаз? Она смотрела на него осмысленно, как будто спрашивая:
- И где ты был все это время?
Пухлые в перевязочках ручки и ножки, светло-зеленый сарафанчик и зелёный обруч на рыжих завитках. Зелёный обруч с большим белым цветком. Он, отец двух взрослых, очень взрослых сыновей, смотрел на эти девчачьи штучки и думал, что пропустил что-то очень важное в жизни.
- Сделаем кружок? - предложил Леон. И они пошли по тенистой улочке, болтая о том-о сем, толкая перед собой коляску, из которой улыбалась рыжая малышка - не дочка и не внучка. Но девочка, которую он любил ничуть не меньше своих сыновей.

Он не сказал ни слова Леону, о том, что надо предупредить Леру, прекрасно понимая, что именно она придумала и организовала эту встречу. И был ей за это благодарен.

В начале недели позвонил Лере на работу, поблагодарил, осыпал комплиментами малышку, удивился, как быстро она повзрослела.
- Да, чужие дети растут быстро, - задумчиво протянула Лера и, словно опомнившись, добавила:
- Что ты хочешь? Ей скоро полгодика.
- Лера, а можно мне иногда с ней погулять? - неожиданно для самого себя спросил он и замер, ожидая ответа.
- Конечно, что за проблемы? - легко ответила она и добавила:
- Мы же семья, нет?
- Семья, - отозвался он эхом.

Лизе об этих прогулках не рассказывал, только упомянул как-то, что 5-го августа Эле исполняется полгодика, и что он хотел бы ей что-то подарить.
- Правильно, - она нежно прикоснулась к его уху - чувствительный орган, как любил он говорить. - Не волнуйся, я всё куплю. На тебе только цветы.

И купила. Шикарное, воздушное платье, белое, с двумя салатовыми оборками - по вороту и по подолу. Платье не для девочки - для принцессы. А ещё плюшевого зайца почему-то светло-сиреневого цвета.
- Малыши любят мягкие игрушки.- И добавила :
- Не забудь, на тебе цветы.

Пятница выпала на 6-е августа, и Леон с утра сообщил, что не приедет. Он не стал слушать его объяснения. Взрослый парень, не приедет - значит, не может.
- Ты, надеюсь, помнишь, что скоро возвращается твой брат? И...
- Помню, помню, и число тоже помню,- перебил его Леон. - Приеду в аэропорт, даже если будет стихийное бедствие. И вообще - ещё два месяца.

Он выехал раньше обычного, чтобы успеть купить цветы до шабата
- Аккуратно на дороге, - помахала ему Лиза, не снимая перчаток. Как обычно по пятницам, она в это время возилась на балконе, который постепенно начал превращаться в маленький садик.

Цветы купил по дороге. Помнил то место, где прямо на обочине стояли ведра с самыми разными букетами, а продавец в широкополой шляпе вечно грыз яблоко. Выбрал лилии. Белоснежные с восковыми лепестками на крепких стеблях с длинными желтыми тычинками. Любимые цветы Леры. С дороги позвонил.
- Через сколько будешь? - спросила она почти шёпотом. Эла спит. Не звони. Я открою калитку. Заходи, посмотришь, как мы живём.
Он усмехнулся про себя:
Калитка! Огромные ворота, металлические, резные с причудливым кованым почтовым ящиком. А в голове по-прежнему сидит полузабытое слово из детства.

Лера встретила его при входе. Поблагодарила за цветы и за подарок. Они шли к дому по дорожке, посыпанной красным песком, точно таким, какой был в парке их детства. По краям дорожка была выложена аккуратно подогнанными друг к другу белыми камнями и камушками.
- У нас хороший садовник, - поймала Лера его взгляд. И с уборщицей нам тоже повезло - не болтает, шустрая, знает свое дело.
Его кольнуло чувство вины перед Лизой - она, работая целый день, ещё и убирала огромную квартиру. 5 комнат, кухня, цветы на балконе, покупки. Он как-то предложил ей помощь извне, но, видимо, не очень убедительно. Она тогда посмеялась, типа, у нас и пачкать некому. Надо этим заняться.

Дом был не очень большой, но двор - огромный. Это была не вилла, настоящая усадьба. - Вон там живёт мама, - она кивнула на пристройку в глубине двора.
- И отдельно, и вместе - очень удобно, - одобрил он.
- Да, - помолчала. - У Арика нет особой интеракции с мамой. У него русский почти никакой, у нее иврит стремится к нулю.
- Будет, кому с ребенком говорить по-русски. Читать ей сказки.
- Это точно, - согласилась Лера. - Я с сентября выхожу на работу. Будем брать няню. Мама не потянет,- она вздохнула. -
- Пошли, я покажу тебе дом. - На его безмолвный вопрос ответила сразу:
- Арик в Ашдоде. У невестки день рождения. Я не поехала, не люблю таскать Элу на такие сборища. Ещё успеет.
Он мысленно согласился.

Она показала дом - быстро провела по комнатам, из которых просторным оказался только салон. Все остальные комнаты - так, комнатушки. Но - хорошая кухня-столовая с круглым столом и удобными стульями.
- Дом очень старый, - объяснила Лера, и Арик ничего не захотел менять. А я привыкла понемногу.

Он подумал, насколько гибкими могут быть женщины: Лиза полностью приняла обстановку и интерьер, созданный Лерой. А Лера, в свою очередь, свыклась с новым местом, обустройством которого занималась незнакомая ей женщина - жена Арика, мать его единственного сына. И только детская комната была оформлена Лерой - комната принцессы в розовых тонах, со свежей побелкой и большим окном, самая светлая комната в этом достаточно сумрачном доме, в который редко заглядывало солнце. Но зато была терраса - большая, свободная, с весёленьким ковриком и кучей игрушек.
- Элу тут выгуливаю, - объяснила Лера. И вечерами читаю. Здесь классно, даже когда идёт дождь. - Они помолчали.

- Ну, что? Чай пить будем?
И был чай, и огромный, спелый арбуз, который трещал и лопался под ножом, разбегаясь тоненькими трещинками-тропинками в разные стороны. И какие-то соленые палочки, посыпанные кунжутом, и брынза.
Говорили о Давидке, о том, что осталось всего два месяца до его возвращения, и что, наверное, неплохо, что он отложил полет, чтобы не жалеть потом, что не успел чего-то.

- Мне трудно представить, что он не видел Элу, - задумчиво протянула Лера.
- И мне, - отозвался он, удивляясь, что они снова думают об одном и том же. Синхронят, как шутили они раньше.
Проснулась Эла, ела на веранде тёртое яблочко с запаренными бисквитами, потом уютно устроилась у него на коленях - маленькая толстенькая рыжая богиня с хитрющими глазами, в которых словно горели лампочки. Она уже практически сидела самостоятельно и радовалась этому своему новому умению .
- Вроде, сидят дети в семь месяцев? - вспомнил он.
Перед глазами встала картинка - Леону семь месяцев, они у врача на ежемесячной проверке.
- Ребенок сидит? - строго спросила врач.
- Не знаю, - растерянно ответил он.
- Что значит, не знаете, папаша? Что значит, не знаете? - педиатр посадила Ленчика на стол и удовлетворенно констатировала:
- Сидит. А то - не знаю, не знаю.
- О, - улыбнулась Лера. - Сегодняшние дети - это акселераты, они скоро рождаться будут, уже умея ходить.
Он оторвал цепкие пальчики Элы от пуговиц на рубашке,
аккуратно перенес ее на коврик.
- Ну, мне пора. Засиделся.
- Ты что, - отозвалась Лера, складывая арбузные корки в пакет для мусора. - Нормально посидели, с ребенком пообщался.
- Это да. И арбуз был вкусный. И вообще...
Он вдруг подумал, что вот так должна существовать женщина - в покое, неспешно, не с'едаемая бесконечными "надо" и "должна", без беготни за карьерой, деньгами и мало ли там ещё за чем, безусловно нужным, возможно, необходимым. Но убивающим ее суть, ее естество, ее женское начало.

Его не было дома пять часов. Лиз сидела на балконе в кресле и пристально наблюдала за остатками заката, окрасившего горизонт невероятными красками, названия которых он не знал.
- Ты в порядке? - задала дежурный вопрос. - Ну, как
подарок? Понравился?
- Конечно, очень, - подтвердил он, только сейчас вспомнив, что Лера не открыла при нем пакет, не примерила дочке. Надо будет завтра позвонить, узнать - подошло ли.
- Такая чудная малышка, - улыбнулся он. - Толстушка.
- Ты голоден?
- Да, нет. Поели арбуз с брынзой, чай. Сколько надо?
- А я сделала блинчики с яблоками, - вздохнула Лиз.
- Не пропадет, - подмигнул он. - Будет на завтра. Ну, что? Посмотрим кино или поиграешь что-нибудь?
- Прости, - виновато улыбнулась она. - Что-то устала. Пойду лягу пораньше. Почитаю.
- ОК, - он остался на балконе, наблюдая, как гаснет день и понимая, что что-то происходит. Только что? На этот вопрос он не мог ответить даже себе.
Опубликовано: 30/07/20, 10:44 | Последнее редактирование: Лемешева_Ирина 31/07/20, 08:35 | Просмотров: 48 | Комментариев: 2
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Ирина, а сколько у Вас всего глав в этом произведении? Я смотрю, тут дело к роману идет - эти девять уже примерно на три авторских листа вышли.
Марго  (30/07/20 13:10)    


15 глав плюс Эпилог. Нет...на роман не тянет
Лемешева_Ирина  (30/07/20 15:09)    

Категории раздела
Рассказы [939]
Миниатюры [735]
Обзоры [1244]
Статьи [335]
Эссе [156]
Критика [87]
Сказки [156]
Байки [45]
Сатира [47]
Фельетоны [12]
Юмористическая проза [268]
Мемуары [60]
Документальная проза [58]
Эпистолы [9]
Новеллы [49]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [121]
Мистика [17]
Ужасы [4]
Эротическая проза [3]
Галиматья [256]
Повести [254]
Романы [44]
Пьесы [21]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [20]
Литературные игры [28]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1529]
Тесты [12]
Диспуты и опросы [80]
Анонсы и новости [104]
Объявления [69]
Литературные манифесты [238]
Проза без рубрики [375]
Проза пользователей [118]