Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Повторная Цивилизация. Становление Кевина. Ч.1
Проза пользователей
Автор: dugp2011
Вступление

Каждая планета имеет свою историю, свои беды, кошмары, взлеты и величие. Всё это не миновало и нашу Молорак. Из-за начавшейся триста лет назад опустошительной войны, которая звалась Ужасной, полная история нашей планеты не будет восстановлена никогда. Мы здесь живём так давно, что считаем Молорак своим единственным домом и вовсе не стремимся куда-то возвращаться, Планета - Матерь с которой прибыли наши предки осталась лишь в легендах, связь полностью утрачена, возможно что этой планеты уже и вовсе нет, как почти не погибла наша.

Молорак позволила нашим далёким предкам- галлактическим переселенцам создать мир, где есть всё для прекрасной жизни, воссоздать полное подобие Планеты- Матери: леса, горы, ледники, степи, наш Единый Океан. Есть и чёртовы места, наподобие Острова Презренных, на который ссылают в последний путь отщепенцев и предателей Закона. Над нами светит и дарует свою энергию Светило, освещая бесконечные заброшенные древние каменоломни и рудники указывающие каким трудом создана наша Цивилизация. Теперь мы научились беречь свой мир и живём в полной гармонии в восстановленной после Ужасной войны стране.

Ужасная война! Как мы довели себя до неё? Стремясь всё улучшить наши ученые довели совершенство киборгов до абсолютных высот. От поколения к поколению их интеллект, сила и выносливость далеко превзошли человеческие и достигли уровня осознания себя высшими творениями. Киборги приняли решение уничтожить расу людей, чтоб избавить себя от их притязаний на власть над собой. Под освободительными лозунгами они начали уничтожать людей как злобных рабовладельцев.
Но люди смогли выстоять и победить. Последняя часть разбитого воинства киборгов поняв что война проиграна улетела с планеты прочь.
Уничтожив сверх-киборгов, человечество отстроило свой мир заново. Были сделаны выводы и приняты законы чтоб никогда вновь такого не смогло повториться. Совершенствование роботов оказались под полным запретом. Только узко-задачные машины имели право на существование. Космос также стал считаться зоной ожидаемой угрозы для Цивилизации, потенциальным источником заразы или вторжения. Полёты к другим мирам попали под запрет. Вокруг Молорак кружили станции космической защиты оберегая её покой.

Все научные разработки теперь направлялись на приращение человеческого интеллекта, глубокой стимуляции мозга, совершенствование тел. Машинам оставлен минимум для обслуживания, тяжёлых и опасных работ.

Когда я посвятил вас -читателей в мир нашей планеты, то я, Кевин, хочу рассказать историю своего становления от дня восемнадцатилетия до часа, когда само провидение указало мне путь, который зовётся смыслом.

1 Подготовка к вечеринке

Сегодня замечательный день - я праздную своё восемнадцатилетие. Я ждал его последние два года. По этому случаю будет оф-лайн вечеринка, на которую приглашены все мои школьные друзья.
Последний наш оф-лайн был у Джона два месяца назад. Джон - классный парень, у него куча друзей, которых я раньше видел только на его зашибительской странице в самой раскрученной социалке Цивилизации "Глобалите", или как мы её называем просто "Глоба". У меня в плане друзей все проще: Кэти, ребята с факультатива Сталкеров Реала, пару соседей и контактники из колледжа, в их числе и Джон.
В ожидании гостей напитки лежат в ледяном пару, десерты - на таймере в кухонном принтере, всё должно быть чётко по времени. Некоторые десерты не пробовал даже я сам, чтоб и мне был за столом какой-то сюрприз.
Когда я был совсем маленький, то любил толкаться на кухне и всё заранее перепробовать, а потом за общим столом все говорили: "Ах!", а я уже всем объелся, и нечему было радоваться. Это как-то даже огорчало. На моё семилетие, пока готовили огромный торт, то я перепробовал все кремы и объелся. И когда его под музыку подали на стол, то я не смог съесть ни кусочка. Вот разве это праздник?

Видеоряд в ожидании сегодняшнего оф-лайна я собирал два месяца. Каждый вариант торцевой стены тестировал на глубинных датчиках ощущений - новинке домашнего психологического театра. Купил вместе с новым альбомом видов: раньше, чем сам почувствуешь "минус", датчики уже пикают об этом и пульт, как волшебник, предлагает более подходящее к твоим импульсам.
Я насмотрелся и подобрал реально удачные виды, эффекты и темп. Рекламе в этом доверять нельзя, всё надо пробовать самому. Я этим занялся потому что главный «прокол» оф-лайна у Джона был с постоянным ревущим водопадом. После пятой минуты его рокот, ветер и брызги настолько мешали общаться, что Кэти не стала слушать мой рассказ, а удрала танцевать трэш.
Заполучить её назад удалось только абсолютно уставшую и оглохшую. Вздрагивая на ходу она не засыпала только от нервного перегруза. Но Джону такой вечеринки наверняка и хотелось, он же - наша спортивная звезда, весь соткан из энергии. А я хотел вечеринку – релакс с рассказами о будущем: сидя в уютных креслах, закутавшись от ветерка и поедая вкусняшку, наконец-то сопоставить наши планы, ведь через пару лет делать выбор импланта - Интеграла Улучшения Интеллекта. Какой выбрать или отказаться вообще? Откажешься, а карьера политика не заладится, выберешь науку, а потянет к политике, но с интегралом туда и ход запрещён.
Танцы на моей вечеринке конечно тоже будут, но не как у Джона, когда мы потом два дня пили энергетик перед скоростными тестами, подперев голову чтоб не заснуть на занятиях. А посиделки будут на веранде. Моя веранда - особая гордость - с неё видны и покрытые лесом горы, и лагуна с яхтами. Сегодня как раз заметно и родительский кораблик. С наступлением темноты в приморском парке включаются фонари, очерчиваются аллеи, ветерок несёт запахи моря. Все же хорошо быть сыном Статусного Федерала и жить в лучшем секторе столицы, а не в нижнем восточном квартале, рядом с гремящим портом.
Веранду обставлять «фишками» из ретро – альбомов «Интерьер древности Планеты- Матери» мне помогала мама. Несколько напольных ваз сразу не угадались. Распечатали их на принтере домашних вещей, и тут же утащили в утилизатор. Я стоял и любовался как он подвывая с хрустом их поглощал, но это конечно же лишние расходы.

Люди сейчас выбираются в оф-лайн всё реже, этого им в тягость. Одни оф-лайнят только ради спорта, другие - пройтись в кафе, или раз в год выбираются в поход к Горе - участниками молебна: «Небо, подари нам Вечность!». Хоть туризм туда оживился с тех пор как моя мама подготовила серию репортажей о самых известных тусовщицах, которые как одна - все посещают тамошнюю шаманку, у которой берут какие-то волшебные снадобья. Её звали и к нам в Кэпитал-Сити, но она отказалась, потому что только там её место силы. Моя мама тоже неравнодушна к этой Итако, верит в её снадобья, хоть папа и смеётся над этим.

Наша Цивилизация в своём стремлении уйти в полный виртуал всё больше становится похожа на разрушенную Ужасной войной. А вот я - с детства редкий тип, мечтаю о полном оф-лайне. У меня даже няня и кот были настоящими, хоть это для родителей и стоило ужасающе больших налогов.
Мы с няней были большими друзьями. Нас отправляли подолгу пожить одних в лесном домике, и мама говорила что ни за что не отпустила бы меня даже с самой совершенной кибер-няней. Однажды, когда отключилась подача энергии, выключилось всё: кухонный принтер, обогрев, освещение, гидронасос, то мы целые сутки вместе с няней вместе боялись в этом домике без света, тепла, питья и еды. И Няня рассказала, что это атака киборгов, хоть папа всегда на такое говорил что это обычный сбой, а атаки киборгов это суеверия и их уже сто лет как не бывает.
Няня тогда целый вечер вспоминала рассказы своей бабушки, как во время Ужасной войны их городок у самых рудников оказался полностью разрушен и сожжён. По улицам ходили выбравшиеся из шахт страшные покорёженные киборги, которым из их центрального пульта поступали ужасные команды. Они разрушали и ломали всё, что не взорвалось. Почти все жители городка погибли, но их прадед успел увести свою семью глубоко в степь. Они там выкопали огромную нору- землянку и в ней жили. Пищу готовили из выловленных животных, а воду собирали из дождей. Так длилось долго, пока однажды не пришли люди, которые поставили защитные вышки от которых киборги прекратили получать эти ужасные команды и затихли.
- И что было дальше?
- Дальше? Дальше они просто стали замирать без команд. Пришли наши военные и вытащили из них какие-то части и превратили их в груды хлама.
- Всю армию?
- Да. Пропали все, которые в городке засели. Я в этом не очень разбираюсь, но так поняла, что их оторвали от волны, а сами они не злые и не добрые, что им скажут, то и делают, и этим они ужасны. Но говорят, что часть из них спаслась, уйдя обратно в глубокие шахты и заснули там. Они целые, но без энергии, спят то есть.
- И все люди вернулись домой?
- Домой никто не вернулся, не куда было. В том городке больше люди не живут, остались одни развалины. Шахты теперь заброшены, там очень уже глубоко, даже для киборгов. Наш прекрасный старинный дом там тоже пропал. Бабушка уже в Кэпитал- Сити выросла и стала няней, её брат - уличным стражем, а раньше вся наша семья веками в том городке жила, настройкой киборгов занималась.
- Такой у вас силный дедушка, всех спас. И он сам охотился?
- Да, если бы не он, то наша семья погибла если не от киборгов, то от голода. Он всегда считал, что только тот сильный, кто может сам выжить, без связи с Цивилизацией. Ведь он всю жизнь с киборгами работал и было у него предчувствие - становятся они какими-то непокорными, сами перестраиваться начали. Дед говорил, что это от ненужной централизации.
- И как он это понял? - я спрашивал в вечерней тишине, и мне было страшно.
- А понял он по тому, что всё реже они стали в ремонт попадать. Перестали в опасные завалы лезть. То есть стали себя беречь сильно, как будто не машины, а живые существа. И ещё тогда наш дед стал готовиться к их восстанию, придумывать нам убежище. Другие над ним только смеялись, особенно когда он говорил, что мы ничего не умеем, стоит отключить энергоподачу, у нас не станет ни еды, ни света и мы все погибнем.

Так что няня у меня была настоящая и рассказы у неё были свои, не как у всех. Не знаю где она теперь. И на своё малое совершеннолетие я сделал себе прекрасный подарок - купил туристическую путёвку, через день отправляюсь в поход в Реал на целых пятьдесят дней - буду жить в гармонии с природой. Хоть говорят, что там опасно, но не опаснее же, чем в нижнем восточном квартале.
Реал это не просто соседнее государство или дикая территория, состоящая из независимых коммун, это полный оф-лайн. Я чувствую, что должен это попробовать. Хоть с тех пор как у нас в Кэпитал-Сити участились диверсии, то службы защиты Цивилизации пристально наблюдают за Реалом. Поговаривают, что там уже все тоже напичкано камерами слежения и шпионами. Мне это рассказали на факультативе "Жизнь растений". Ещё идёт молва, что там находиться крупнейший штаб вербовки тайной организации "Соратники Цербера". Но я в это не особо верю.
Между нашими странами: Цивилизацией и Реалом нет вражды, до войны это был единый мир, но потом он стихийно разделился - желающие жить по иным правилам выселились из городов, ушли туда, где раньше была заповедная зона - лёгкие планеты. Им не стали мешать: во время войны было не до того, а потом приняли ситуацию как всем удобный факт. Хоть сначала наше Правительство пыталось оспорить Полную Планетарную Целостность, но потом пришли к выводу, что два мира - прекрасное решение внутренних конфликтов, кому что-то не нравится - есть куда уйти.
Теперь наше Правительство очень лояльно к Реалу. В знак Великого Примирения двух образов жизни почти всю серую зону выжженной степи, пролегающую между нашими странами, признали территорией Реала. Нас теперь разделяет лишь узкая разграничительная полоса, мирно огороженная забором в три человеческих роста, поверх которого проходит ток и постоянная подсветка.
Сто лет как согласован туризм. Желающие из Реала могут спокойно переселиться в наш мир, после проведения карантинных мероприятий и прививок. Поэтому движение «Соратники Цербера» логически невозможно увязать с Реалом, что бы не шептали конспирологи.

Спасибо нашему колледжу, что курс Сталкеров Реала не закрывают, хоть со мной училось всего четверо ребят. Как пошутил наш учитель теории выживания Ботан, который провел в Реале годы, пока здоровье и возраст не заставили вернуться в Цивилизацию: «Реал надо знать и заботиться о нем. Когда «рванет», то все там и окажутся и, никакие чипы не дадут нам ни Умения, ни Веру, ни Покой».
Ботан уверен, что рано или поздно "рванёт", потому что странные происшествия, упорно называемые в народе "Атаками" заметно участились, напоминая об ужасном «Цербере», который в сознании народа всегда призрачно существует где-то рядом. Да, Ужасная война сто лет назад окончилась полной победой людей и уничтожением восставших киборгов, и всем нынешним неполадкам и авариям Правительство даёт понятные бытовые объяснения, но молва привычно шуршит другое. Люди не верят что «Цербер», как утверждает Правительство, полностью уничтожен сто лет назад.
Городские легенды упорно утверждают, что последние группы выживших киборгов, когда поняли: война окончательно проиграна и они будут неминуемо разбиты, то приняли решение «заморозиться». Остатки воинства ушли в каменоломни и шахты, куда невозможно войти живому человеку, и засели ждать своего часа, оставив наблюдателей. Когда люди вовсе позабудут о них, и станут абсолютно беспечны как в прежние времена, то тогда киборги – наблюдатели пробудят «уснувшее воинство», и те сметут «биомассу» с планеты.
Но как людям про такое можно беспечно забыть? Ужасная война с восставшими киборгами длилась сотню лет. От некогда великой Цивилизации осталась лишь обломки, едва насчитывающие десятую часть былого. Человечество сделало выводы, были приняты суровые ограничительные законы и Цивилизация постепенно возродилась, но уже без ужасных сверхумных киборгов и мечты о собственном космическом воинстве. Главными целями стали всеобщая безопасность и благо, которое каждый подбирал себе по вкусу самостоятельно, так нас учат в колледже.

Курсы Сталкеров Реала на днях мною окончены с отличием. И Орк – наш тренер – инструктор по спорту очень хвалил мои успехи. А уж он знает в этом толк. Орк провёл в Реале годы, пока не перебрался в Кэпитал –Сити когда ему предложили стать инструктором сталкеров. Он сказал: «Я понял что должен этим заняться», и наставлял нас: «Хоть вы пойдете туда сами, но я - ваш невидимый проводник. Если что-то пойдет не так, то подумайте что бы я сделал в этой ситуации».
Меня Орк стал выделять ближе к окончанию курсов, после того как я пришёл к нему с каталогами и списком походных вещей консультироваться. Орк посмотрел и сказал:
- Кевин, ты же не верблюд. Тут половина лишнего. Брать надо только то, что невозможно заменить подручным.
Он пригласил меня обсудить всё детально, раз уж я так углублённо готовлюсь. И несколько вечеров Орк за чаем рассказывал мне о Реале. Ему слегка за сорок, мы одинакового выше среднего роста, но он значительно массивней в плечах, хоть тоже худой. Я так запал на его рассказы, что подстригся коротким ёжиком как у него и изменил походку, подражая его упругой раскачке, словно натягивая на себя его «бывальщину». Так что когда подошло время экзаменов, то я был уверен, что зачет по Выживанию пройдет отлично. Теперь уже и прививки, и трюки, и медицинский тест по «Рефлексам в естественной среде» - всё позади. Я готов! И хоть не заучка я какой-то, но если мне что-то действительно интересно, то приложиться на усилия умею, и мне есть, что сегодня праздновать и отмечать.
На вечеринке мне друзья презентуют огромный рюкзак, который я им заказал себе на удачу. Обувь и всё снаряжение уже тоже собрано по армейским и туристическим каталогам, а Орк подарил мне свою кепку цвета хаки. Она выгорела и пропахла лесом, костром, землёй. Я в этой кепке там буду как местный Абориген, а не как случайно забредший за экзотикой на два - пять дней Экскурсант.

2 Вечеринка

Первым на вечеринку пришёл Джон со своей новой девушкой - Ольгой. Они принесли с собой напитки, и сразу пошли смотреть мой кухонный 3Д-принтер. Оказывается, Ольга интересовалась кулинарными десертами и разбиралась в них в удивительных деталях. Джон с Ольгой подружились в виртуальном мире «Old Second Life» пару лет назад. Кто бы мог подумать, что Джон успевает заседать и там. Ольга, спасаясь от родительского здорового питания, создала себе сеть виртуальных кондитерских, а Джон в них заглядывает пообщаться с официантками. Теперь они, наконец, познакомились наяву, и тут же вместе пришли проверить, какие десерты я запрограммировал на нашу оф-лайн вечеринку.
По тому как они сразу вместе устремились к принтеру, то я понял, что они и пришли пораньше чтоб успеть вмешаться в мою программу . Если бы Джон был один, то я бы ни за что не подпустил его, но перед Ольгой я спасовал. И пока, расставляя напитки, я занимался последними приготовлениями, то по их голосам понял, что моё продуманное с мамой меню превращается в полный сюрприз.
К восьми подтянулись все остальные приглашённые. Кэти пришла с неразлучной последние месяцы подружкой Лорой, обе одеты в туники и сандалии, наверное чтоб сделать мне приятное, следуя заявленному мною духу вечеринки. Я на последнем занятии по истории как раз подготовил большой обзор о Додревнейшем мире Планеты – Матери. Для этого я сумел найти среди сохранившихся после Ужасной войны остатков архива Интерактивного Музея несколько подходящих сюжетов.
За тем подтянулись Игорь с Тарой. Игорь был как обычно подтянут, одновременно строг и весел. Как ему это удаётся? Будто в свои восемнадцать лет он уже каждую минуту думал, что на него смотрят избиратели и, как он им нравится. Его слегка отросшие волосы как всегда были зачёсанные назад, подчёркивая открытость лица, в точности как и у его отца – видного политика. Такую прическу у нас в классе носил только он один.
Тара принесла с собой объёмный термо-пакет. Она была бы не она, если бы этого не сделала. Её можно было приглашать хотя бы ради этих удивительных мясных шедевров, которыми она нас всегда щедро угощала. Обычной нагрузкой к ним шёл её рассказ как правильно готовить данное блюдо. Но лично у меня во время еды закладывает уши, так что я обычно слышу только: заяц, утка, кролик, а дальше пояснить услышанное не смогу. Тара надела цветной сарафан, а поверх крупной вязки кофту, чтоб сидеть на прохладе.
Антон пришёл один с огромным ароматным сборным букетом разноцветных цветов. Весь облитый одеколоном, в самом дорогом классическом костюме русый красавец - хоть сейчас в любую рекламу.
- Поставь эти цветочки возле меня, - осмотрев присутствующих выбрал он для указания Тару, - Я хочу ими любоваться, и вдыхать аромат, -добавил он, картинно – протяжно произнося: «ВдыхАть аромАт».
Тара, которая только успела пристроить в огромное блюдо свой пока что запакованный термо - пакет, ухватила букет и унесла его на веранду.
Следом ввалили уже полгода неразлучные Сол с Олесей, и сразу пошли на веранду смотреть вид и хвалёные мною напольные вазы. Раньше они оба у меня никогда не бывали. Впрочем, вечеринки у себя я устраиваю крайне редко.
На Олесе было что-то длинное облегающее трикотажное с вязаным рисунком пирамид и погонщиков с верблюдами на песочном фоне. Мне очень понравилось. Сол гордо объяснил, что эту одежду он сам смоделировал для своей девушки. Олеся улыбалась.
Олеся ещё и притащила гитару. Последнее время она поняла, что поэтесса и не пропускала ни единой возможности для выступления. Даже если для этого приходилось таскать за собой гитару, на которой она училась играть на пару месяцев меньше, чем стала читать свои стихи.

Мы подождали ещё немного, пока прибудет последняя парочка: Нинон и Света. Они всегда ходили по вечеринкам вместе, всегда приходили последними и весь вечер между собой особо не общались, но уходили так же вместе. Что объединяло их было непонятно: Нинон – маленького роста с черными волосами, стрижкой каре и в постоянной депрессии. Она оживлялась только при виде группы людей, согласных слушать её монологи о культуре и литературе, содержащие названия книг и фильмов, дочитать или досмотреть которые лично мне не удавалось. Такое ощущение, что она была единственным зрителем фильмов, которые провозглашала шедеврами. Во всяком случае слушать как она их хвалит было значительно интересней, чем досмотреть их хотя бы до половины. Мы в классе шутили: «Надо спросить у Нинон как ей это понравилось, чтоб не тратить зря время».
За то её неразлучная подруга Света была полной противоположностью как по внешности, так и по вкусам: высокая блондинка с длинными волосами сплошь покрытая косметикой и «улучшениями», она точно не затруднялась читать или смотреть что-то более осмысленное, чем погоню кота за мышью, или любовь прекрасной старшеклассницы и великого спортсмена, которые вместе поехали отдыхать. Всё своё время Света посвящала своему совершенствованию в танцах и пении, стараясь нехитрым образом переделывать чужие мелодии под свои.
Девчонки притащили пакет с напитками. И одеты они были ожидаемо противоположно: Нинон во все черное и облегающее: брючный костюм, рубашка, Света – в белый в узкую черную продольную полоску просторный брючный костюм и белую же кружевную полупрозрачную блузку, под которой виднелся рисунок узорного корсета.

Когда все наелись и натанцевались, а серебристый Тарын термо-пакет уже лежал набитый остатками крольчатины, ожидая обратной дороги к уже ждущему косточек «дорогому Рексику», а мы разложили последние Ольгины десерты по последним чистым тарелкам, то компания полностью переместилась на веранду.
На веранде я как бы небрежно расставил в разных местах плетенные кресла с пледами и несколько маленьких диванчиков. На столиках вазы с настоящими фруктами и напитки. А также приготовил на удачу несколько древних настольных игр, потому что это даёт почувствовать азарт соперника, а не только свои переживания. По углам веранды стояли напольные вазы с высокими стеблями белых, красных и розовых роз, а в одной специально переставленной поближе к одиноко рассевшемуся на плетенном диване Антону возвышался принесенный им букет.
Темнело. От берега подул прохладный ветерок, донося запах водорослей и моя ретро - вечеринка перешла к посиделкам.
- Это тут ты мечтаешь о своём походе? – разглядывая пристань спросила Ольга.
- Как быстро ты узнала обо мне самое главное, - ответил я, выразительно посмотрев на Джона.
- Должен же я был заинтриговать девушку, когда приглашал её на вечеринку, - отмахнулся он от моих невербальных претензий.
- Я разрываюсь между правильным домашним питанием и ассортиментом в моих виртуальных кондитерских, - рассмеялась Ольга.
- Ну и как проходит борьба? – Света аккуратно передвигала ягодки с вершин мороженого на дальний край тарелки, строя цветочную поляну.
- Ты такая худая, что странно, как это соотносится с третьим десертом за вечер, - слегка покосилась Ольга в сторону Светыной композиции.
- Это потому что я много сил трачу в тренажёрном зале. А ещё много думаю и всё съеденное уходит в энергию.
- Девочки вообще много думают! –включился Антон, который в отличие от Светы положил себе на тарелку лишь немного ягод, он тоже очень следил за своим питанием.
Я заметил, что стоило завести разговор о женском уме и, Антон тут же подтягивался с колкостями- - Девочкам и Интеграл Улучшения - только естественный ум портить, - не унимался Антон, хоть видел, что Тара уже собралась вступить в перестающую быть мирной беседу.
- Я вижу, что не все понимают суть программы выбора Интеграла Улучшения Интеллекта, и почему некоторые её не проходят, - начала Тара, отодвигая тарелку и набрав в грудь побольше воздуха, а я пошёл на кухню, смотреть чем там занимается Кети, и за одно, чтоб пропустить это нравоучение.

В нашем мире уже много лет после Ужасной войны велись споры, принимались нескончаемые изменения к закону о правах на имплант: кто что и на сколько имел право улучшить, чтоб не затрагивать чужие блага. Ведь главную причину произошедшей почти полной гибели нашей Цивилизации видели именно в том, как древний мир заигрался с этим.
Наш Антон был наследником Монтекки и Капулетти нашей планеты. Его родители – прямые потомки двух великих ученых древности, непримиримых во взглядах между собой. Его род по отцу вёл разработки для улучшения биологии человеческого мозга, а пра-прадед по матери - злой гений планеты –создатель последнего рокового улучшения управления киборгами, от которого они и осознали себя высшей расой.
Конечно, после того как киборги подняли восстание, то предок Антона, знавший о своём создании всё, сумел спроектировать волновые нейтрализаторы киборгов, но чтоб расставить вышки ограждения, а потом и уничтожить основную часть воинства ушли годы.
Вышки затем демонтировали, потому что городская молва стала утверждать: они вредят и здоровью людей, влияя на их Интегралы. Так что если часть киборгов действительно спряталась в горах, то они могут теперь вполне безболезненно проникать в поселения людей. Поэтому никаким неизвестным вновь прибывшим личностям нет места в нашем обществе, все пронумерованы.

Кэти я застал на кухне возле принтера, она пыталась что-то ещё запрограммировать.
- Тебе помочь? -спросил я.
- Да, Кевин, пожалуйста. Я хочу что-то остренькое, солененькое. От всех этих сладостей просто претит.
Пока мы с Кэти, в тайне от Ольги, вносили очередные изменения в меню, то с веранды раздавалось как Тара «разносит» Антона:
- Ты живёшь под зонтом своих родителей! Хорошо иметь завод по производству транспортников. Ты понятия не имеешь, как жить на Безусловный базовый доход. Это прямой путь к полному отупению и полному выпадению в виртуал. Любой человек достоин пусть небольшого, но оф-лайна. Только в глубокой старости можно до такой степени погружаться в «Second Life».
- Ой, я слышала, что столетние в виртуале насоздавали целые колледжи и целый день там учатся. До того доучились, что школьную программу лучше нынешних детей знают. У моей подруги прабабушка её младшей сестре помогает домашки по всем предметам делать, - Олесин голос вернул беседу из митинга в мирный трёп.
- Так что же она выходит в это время в виртуалке занятия прогуливает? – заинтересовался Сол.
- Да нет же. Она там до полудня занимается, как раз когда внучка со школы возвращается, она и выходит из виртуалки. Очень удобно.
- И она в свои сто лет с ними живёт? – стал уточнять детали Игорь.
- Да, бабулька никуда не захотела уходить. Сказала что Пансионат Покоя не для нее. У них дома и робота - няни нет. Бабулька объявила, что она и есть лучший робот – няня.
- Такое сейчас редко встретишь, - вздохнул Игорь,- Кругом всё роботам перепоручают, а сами предпочитают трудиться только в виртуале, хоть многое из того, что делают роботы, люди могли бы сделать для себя и сами, ведь они почти ничем теперь не заняты. Техникой буквально замусорено всё.
- Не так уж и редко. Вот мой Рексик –настоящий, а не какой-то там робот – игрушка, - Тара уютно заёрзала в кресле, моментально переключившись от своего гневного монолога в сторону Антона.
- А у нас дома только мы настоящие, - грустно улыбнулся Игорь. Он готовился стать потомственным политиком. Им запрещалась малейшая модификация. Выявление любых нарушений каралось не больше – не меньше чем немедленная высылка на Остров Презренных. А уж что там могло угрожать бывшему политику - понятно сразу.

Пока мы так на веранде болтали, то стало совсем темнеть и все засобирались по домам. Нинон с Лорой крепко замерзли, уединившись у перил и рассматривая звезды. Нинон как обычно читала древние грустные стихи о бессмысленности жизни, а Лора искала в телескоп инопланетные спутники, которые якобы всё равно летают вокруг нашей Молорак, хоть нас вроде давно и забросили. Лора разделяла мнение конспирологов, что мы - эксперимент и за нами ведут постоянное наблюдение, поэтому она собиралась пройти Улучшение и служить на одной из станций космической защиты. Нинон же решила свою депрессию направить в позитивное русло и тоже не отказываться от Улучшения, а стать психологом, чтобы помогать всем искать свою единственно правильную модификацию: «Просто не все смогли понять свои наклонности. С каждым надо индивидуально разбираться, помогать искать, работать».
Антон, слыша такие рассуждения от Нинон, отодвинуд свою вазу с букетом и отмахнувшись от Тары, всё же произнёс свой монолог человеколюба:
- Пусть лучше побыстрее уходят на вечное блаженство виртуала. Мир тих только потому что после войны население сильно сократилось. Теперь же всё сложнее, людей становится всё больше - не столько рождаются, сколько не умирают, но занять их абсолютно нечем.
- Даже не нечем, - включился Игорь, - А они не хотят заниматься тем, чем могли бы. - Да, им нравится базовый доход и виртуал. Заниматься детьми, стариками - лень, только рисуют и поют. Но кому это нужно? - продолжал Антон, который, кстати, тоже немного пел, но плохонько, хоть он считал, что прекрасно.
- Разве что для своих близких друзей, - тихо покосился на Олесю Сол, - Петь это так прекрасно, - добавил он.
- И правительство для этого постоянно тайно уменьшает бесплатный трафик в виртуал, - прорвалась в беседу Тара, - Чтоб заставить всё больше платить за сверхлимит из базового дохода.
- Смысл? - Игорь никогда не верил в антиправительственную конспирологию.
- Быстрее ослабнут и сами же добровольно попросятся на бесконечный виртуал в Институт Вечной Жизни, - Тара в конспирологию не то что верила, а была в ней уверена.

- Вот как мы все такие разные вместе дружим столько лет? - спросил я у Кэти, которая как и я не спешила возвращаться из кухни к этой не мирной беседе.
- Это потому, Кевин, что мы очень хорошо живём и все наши проблемы, это переспорить кого-то. А Тара абсолютно права, только до тех пор пока говорит о причинах, вот только что делать не знает ни кто.
- Нинон же говорит, что психология нас спасёт.
- Нинон может говорить что угодно, потому что на все её проекты у неё есть подушка безопасности, и как на плакатах пишут "Право на второй шанс" для неё чистая абстракция, с её родителями у неё есть право и на тысячный шанс, какой-то да и сработает.
Спор стал затухать и мы вернулись к друзьям. Напоследок они договорились послезавтра все вместе как обычно встретиться на виртуальной вечеринке с шаманскими танцами, и оттуда полетать над «Островом динозавров», который уже пять лет создавали усилиями общих фантазий. Но я уже туда не попадал, потому что как раз в этот день начинался мой поход в Реал.

3 Посвящение

Утром я отправился в Муниципалитет, где меня уже ждал отец. Я зашёл к нему в кабинет, минуя очередь посетителей, и он радостно встал мне на встречу.
Мы вместе зашли в заднюю комнату, он отдал распоряжение, что на сегодня прием продолжится только во второй половине дня и налил нам кофе.

- Мама как обычно задерживается, -сказал он глядя на часы, -Но сегодня её можно понять. Она наверняка придумала себе самый восхитительный вид ради такого события. А ты переживаешь?
- Я – нисколько, -наврал я, - Ну поменяют мне чип, но я кем был, тем и останусь, тем же Кевином.
- Тебе сынок предстоит прожить очень сложные два года. Я знаю что тобою уже многое намечено и даже сделано, но главное – впереди. И то что ты завтра отправляешься в этот поход очень меня тревожит. Ты у нас единственный сын –наследник очень древней славной семьи. И надеюсь она тобою продолжится.
- Как прошёл твой вчерашний оф-лайн?- вспомнил он.
- Отлично. Мы классно повеселились.
- Джон был?
- Да, и Джон, и Сол, и Игорь, и даже Антон.
- Джон уже что-нибудь решил для себя? – отец всегда спрашивал про Джона. Он его очень беспокоил, потому что три года назад отказался продолжить традицию своего отца, Главного Клерика Капитал-Сити и из пансионата для сыновей клериков перевелся учиться к нам – светским. Он не захотел продолжить традицию служителя Хранителей Книги Законов, но до сих пор не придумал чем же будет заниматься. И мой отец очевидно опасался следующей выходки Джона и его влияния на меня.
- Нет, Джон мне ничего такого не рассказывал, - ответил я, - Вот Игорь говорил, что точно не будет проходить Улучшение, а займется политикой.
- Игорь прекрасный парень, на него во всём можно положиться, -отец очень дружил с отцом Игоря Владимиром, их кабинеты в Муниципалитете были соседними.
- А Антон всё щеголяет костюмами? – отец подошёл к окну чтобы видеть как подъедет мама.
- Да, вчера с букетом огромным пришёл чтоб он ему пах.
- Иногда великие роды сильно деградируют. Но Антону ничего не угрожает с таким капиталом. Наймет лучших специалистов и они за него будут управлять бизнесом, пока он цветы будет нюхать. Но в их роду такого ещё не было. Всегда сами были главными исследователями.
- Но отец, он пройдет Улучшение и всем тоже займётся.
- Сын, Улучшение не всесильно. Оно лишь улучшает заложенное. Поэтому столько внимания уделяется каждому, чтоб разобраться и не ошибиться в присутствующих наклонностях.

- Вот и она! –отец радостно приподнял голову и протянул руки к окну.
Мы встали, отряхнули одежду и приготовились встречать маму.

Пока мы втроём шли по коридору в Главный Зал Департамента Торжественных Событий, расположенный на третьем этаже Муниципалитета, все встречные очень вежливо приветствовали моего отца и восхищенно смотрели на маму. Она действительно выглядела неотразимо. Не зря она считалась хозяйкой лучшего канала связи Капитал –Сити. Её элегантность, пытливый ум, корректность и умение подать обществу любое событие делали её очень влиятельной личностью в обществе. И наконец, она была настоящая классическая красавица.
- Натали, здравствуйте, - остановила нас встречная стройная высокая пожилая дама в тёмно-сером брючном костюме, в которой я узнал первую помощницу Мэра, - Какими судьбами Вы лично к нам?
Мы с отцом сделали несколько шагов в сторону.
- О, здравствуйте, Клер! Нашему Кевину восемнадцать, идем регистрировать его как Полноправного Гражданина.
- Кевин, поздравляю, -обернулась ко мне дама,- Как быстро летит время. Не буду мешать вам. В любое время заходите ко мне, -обратилась она опять к моей маме,- Всегда буду рада Вам.

Когда мы зашли в Зал Торжеств, то нас там уже ждали. С меня сняли чип подростка и торжественно надели чип, положенный юношам до двадцати лет. Я осмотрел Зал. С тех пор как мне меняли в пятнадцать лет чип с детского на подростковый тут ничего не изменилось: чуть выше человеческого роста оканчивались дубовые панели, на которых через каждый метр висели портреты наших великих деятелей и спасителей планеты. Я насчитал по каждой стороне по двадцать портретов.
Выше, до самого купольного потолка, который терялся в высоте, между белыми с золотистыми ободками арками, все стены покрывала роспись, изображающая сцены героических битв. А сам купол светил ярко синим и по центру располагался глаз- символ нашей охраны и безопасности.
Переднюю стену украшала мозаика, изображающая весь наш народ. Впереди стояли мэры последних ста лет, за ними тоже узнаваемые личности, а дальше все терялось в бесконечной толпе.
Они как бы все вместе смотрели на входящих, что бы те понимали к кому пришли и от чьего имени им тут воздают честь.

Мы с родителями отправились на мамином автомобиле отпраздновать это событие в уютное уединенное кафе на берегу.
Мы уселись и мама с таким восхищением смотрела на меня, как будто я совершил подвиг, а не просто был именинником. К нам подошёл робот-официант в черном смокинге с цветочком в петлице. Мы сделали заказ и мама спросила:
- Как твоя вчерашняя вечеринка, Кевин?
- Ой, мама, все прошло прекрасно. Твои советы по интерьеру мне очень помогли.
- Как понравилось Кэти наше меню?
И я рассказал маме, что произошло с меню и про Ольгу.
- Ольга? – мама задумалась, что –то пытаясь сопоставить,- Я, конечно, по кофейням «Old Second Life» не расхаживаю, но одна моя ассистентка рассказывала о них. Даже предлагала сделать репортаж о том как увлеченная виртуальным миром публика всё больше углубляется в создание чего-то граничащего с реальностью, которую не могут осуществить только потому что это вредно, дорого или неприлично, а вовсе не потому что это полная фэнтозийная абстракция.
- Не надо себя сдерживать, - засмеялся папа и углубился в свой сочный бифштекс.
Я любовался им. Его абсолютно белые седые волосы выделяли его на любой трибуне. Худой, поджарый, пусть и не высокого роста он всегда был заметен публике. А когда говорил, то фразы звучали как самые трезвые, взвешенные истины. Мне было очень лестно иметь таких родителей, но хотелось и самому на их фоне не теряться, а быть достойной самоценной личностью.

- И о чем вы разговаривали? –маме было всё интересно.
- В основном об Улучшении, -ответил я.
- Все уже выбрали?
- Так эти два года и будут самыми решающими, Натали, -вступился папа, - В таком возрасте они ещё абсолютисты и их решения зачастую слишком импульсивны.
Мы стали молча есть, я поглядывал на море и яхты, ветерок обдавал прохладой и хотелось в путешествие.
- Кевин, я очень –очень волнуюсь, - отодвинула тарелку мама. Я не могу спать уже неделю когда думаю куда ты собрался. Противостоять этому я не могу. Тем более что ты сам всё оплатил. Но мне страшно думать, и целых пятьдесят дней, и сразу в первый же раз.
- Кевин, -папа достал какие-то документы,- На, вот тебе. В Реале показывай только это, -Он мне протянул листки, на которых красовалось моё лицо, и надпись гласила что Кевин … Липски выиграл в лотерею…
- Кто такой Липски? – Не понял я.
- Ты туда поедешь инкогнито. Липски –будет фамилия, как будто ты не оплачивал это путешествие, а просто выиграл его случайно в лотерею и тебе отказались компенсировать выигрыш деньгами. Ну, не пропадать же добру, ты и отправился. Объявлять твоё истинное имя в той зоне крайне опасно. Там кишит непонятными личностями и ничего нельзя исключать.

Я взял документы и впервые подумал о своём путешествии под этим углом.
Готовясь преодолевать опасности лесов, гор, рек, физической усталости, я меньше всего думал об опасности людей. Теперь же настал момент собраться с последними мыслями.
- Кевин, пойми, нас многие ненавидят.
- За что? –не понял я,- Ты образец добропорядочности в нашем обществе, а мамин канал вещания самый популярный.
- Вот за это и ненавидят. Ты знаешь сколько человек ежемесячно ссылается на Остров Презренных? Сколько молодёжи отказывается пройти Улучшение по нашим программам, предпочитая всю оставшуюся жизнь получать Безусловный доход и слоняться по улицам, судьбе труженика? Наше общество изнутри расшатано столетием показного благополучия.
- Остров Презренных? Я думал что туда попадают единицы в год. Я каждый день смотрю новости.
- В новостях такого не сообщают. Сообщат если известная личность или громкое происшествие. А те, которые получили по десять замечаний нарушения порядка жизни, вывозятся тихо. Клерикалы их стараются забирать ночью после десятого замечания. Слушок, конечно, ходит и те, которые уже замечаний восемь –девять имеют удирают в Реал, как бы на экскурсию, а обратно ни-ни. Чем они там занимаются? Куда пристраиваются?
- Но почему же не все проходят Улучшение? Это же бесплатная государственная услуга, - я реально не понимал.
- Зачем нам столько учёных, инженеров, художников, композиторов? Даже воинов столько не надо. Программы улучшения градированы. Лучшие ученики получают одни предложения, остальные за кого родители не могут заплатить – совершенно другие.
-И какие?
- Патрульный низшего уровня. Раньше это были роботы, но они стали вести себя опасно и их решено было заменить на Улучшенных людей. С людьми спокойнее. Обслуга для тех, кто не хочет чтоб их обслуживали роботы-сиделки, няни.
- И как их улучшают? Сиделок, нянь?
- Добавляют терпеливость, доброту, выносливость. Они могут не спать по несколько дней, переносить тяжести.
- Да их же превращают в роботов,- возмутился я.
- Понимай как хочешь, - отец откинулся на кресле, -Но именно такая работа требуется.
- А девушки могут стать, конечно на очень хороших условиях, вынашивателями для младенцев, -тихо добавила мама.
- Для кого? –мне в школе такого точно не рассказывали.
- Вот возьмём Джона, -папа опять наклонился ко мне,- Ты когда-нибудь слышал о его маме?
- Нет. Он живет с отцом Луисом- Мигелем, клериком высшей категории.
- И где же его мама? – папа покачал головой.
- Не знаю.
- Клерики не женятся. Им сыновей вынашивают специальные сотрудницы. И потом эти мальчики учатся до пятнадцати лет в специальных пансионатах, с младенчества готовятся стать тоже клериками. Но в пятнадцать лет переходят жить к отцу и могут отказаться продолжить династию. Джон отказался и поэтому теперь учится с вами. Его отец очень огорчён.
- Джон прекрасный, веселый парень. Из него никакой клерик бы никогда не получился, -ответил я.
- Ещё немного и из него никто не получится, если он так и будет по кондитерским в «Old Second Life» всё свободное время тратить, -папин голос стал строгим,- Свободное время это миф. Нет никакого свободного времени. Есть время для других дел, кроме абсолютно обязательных, и виртуальные кондитерские туда точно не входят.

Мы стали собираться по своим делам. Папа вызвал транспортник, сел в него и уехал. Мама села в свой автомобиль и предложила мне подвезти, но я решил воспользоваться своим новым чипом и сказал что поеду сам. Вызвал транспортник, приложил руку к считывателю, дверца открылась и я уехал.

Раньше считыватели были внутри траспортников, но после нескольких вандальных случаев их переставили так, что открыть дверцу можно только после полной идентификации своей личности.

Я ехал домой и думал, что сегодняшняя беседа и была для меня настоящим посвящением во взрослую жизнь, а не замена чипа в Зале Торжеств.

4. Пропускник

На пропускном контрольнике, осмотрев содержимое моего рюкзака, хмурый Страж, глядя на меня с высоты своего роста, сказал:
- Вижу, юноша, что ты хорошо готовился. Но капкан и силки не помогут против главной опасности. Береги душу.
Страж затолкал мой ядовито-зеленый с маскировочными пятнами и большим капюшоном свитер поглубже в рюкзак, размашисто задернул "молнию" и резко отодвинул ко мне мою поклажу: "Следующий!"
Мне стало немного неприятно от этой повторяющейся недоговорённости. Постоянные страшилки об атаках на душу как то сминали радостное ожидание встречи с природой.
Интересно, как я буду добывать свою первую еду? Понятно, что это произойдет только через несколько дней. Запаса пищи в рюкзаке хватит на то чтоб вволю побродить без лишних хлопот. Я окинул последним взглядом этот блестящий черно-белый пропускник с его сияющими информационными табло, такими же сияющим своими серебристо -белыми в пластиковых отражателях униформах и сверкающих шлемах Стражей, ухватил свой рюкзак и пошел в глубь пропускной арки. Теперь предстояло перейти контрольник со стороны Реала.

Дежурных реальщиклв на Пункте оказалось трое. Сразу за их контрольником стоял судя по занавескам жилой зеленый в серых пятнах фургончик с красной надписью 110249 в левом нижнем углу . Двое из них были заметно разного роста, с одинаково заросшими копнами коричневых волос, но аккуратно подстриженными короткими бородками, третий -гладко выбрит и коротко подстрижен. Одежда у них была полным разнобоем, но всё примерно одинакового цвета, что – то среднее между серым и хакки. Они не столько изучали мои шмотки, сколько разглядывали меня.
-Вроде крепкий, - констатировал бритый.
- Сильно молодой. Наверняка наслушался рассказов, вот и решил подцветить времяпрепровождение, чтоб тоже байки травить, на зависть другим шкетам, - отозвался рослый бородач.
- Не понимаю, - продолжил он, - Зачем старейшины решили завести волно-расказчик? Конечно, развлекательно послушать как Рыжий и Короткий травят свои бывальщины. Особенно я люблю про то, как они спасли туриста от леопарда. Они раз десять уже получали «вечную благодарность» от очередного спасенного. А бедный котик все продолжает свою охоту.
-А что ты хочешь? Если они его на шкуру пустят, то от кого туристов спасать будут? Он к ним на участок на большую удачу прибился, остальные далеко за Горой живут. И теперь их леопард это источник нескончаемых «консерв признательности» от зазевавшихся за спасение. Как и пауки. Накидали на тропы и сидят с сывороткой от укусов, ждут своих спасаемых. Устроились.
- Вот мне интересно, если они там всех спасли, то что этот леопард ест и почему не уходит выше в горы? – отозвался короткий бородач, прихрамывая в сторону домика.
- Наверняка они с ним своими консервами делятся, - засмеялся бритый, и вернул мне расстегнутый рюкзак.

Я действительно уже несколько лет не пропускал передачи "Сегодняшний Реал". Некоторые рассказы я включал по несколько раз и мог бы повторить слово в слово. Про леопарда я тоже, конечно, слышал. Но что его тщательно берегут ради туристов, я даже не мог себе представить.

Раньше контрольников с стороны Реала не было, да и кто бы на них стоял. За постами Стражей цивилизации, растянутыми вдоль всей границы, сразу начинался мир, где со всех сторон могло угрожать внезапное нападение. Но и стены не было, только степная «серая зона». Это была полоса банд, которые осуществляли свои вылазки в погоне за богатой добычей, а иногда просто от голода. Однажды "засвеченным" бандитам не оставалось другой судьбы.Они не могли вернуться жить в Цивилизацию, где их ждало заслуженное наказание, но и в глубь Реала заходить незнакомцам в одиночку было очень опасно. Там уже была территория пусть и другого, но Права,. тюрем там не держали.

В глубине в поселениях люди жили своим трудом и банды туда особо не совались, потому что самооборона вокруг поселений с ними бы не церемонилась. По судам никого не таскали, а наказание наступало всегда одинаковое и быстрое.
А вот в этих Серых зонах бандиты и обитали, шастая туда- сюда по нашим двум Цивилизациям, и им были одинаково «рады» с обеих сторон. Но, наконец, наше Правительство приняло решение уступить всю эту спорную территорию Реалу и просто поставить Стену. Её строили быстро, потому что это было главное обещание нового Правительства: «Мир и покой», и надо было закрепиться, потому что следующие Выборы только через тридцать лет и если население проголосует против, то придётся сидеть в оппозиции целое поколение. Так стену за тридцать лет и построили. Теперь шастать стало не куда, а уж под стену точно – самое охраняемое и просматриваемое место.
Реальщики тоже остались довольны: им вся эта шантрапа «туда- сюда» надоела не меньше и вешать кого-то на столбах занятие не из приятных.
Реальщики вообще предпочитали видеть только своих, тех о ком они знали всё: чем зарабатывает, кому брат, какие амулеты носит, из какого клана.
Со времени появления Стены реальщики организовались и тоже выставили пост со своей стороны. Они стали проверять входящих: «Лучше сразу проверять, чем потом вешать!»
Орк мне рассказывал, что на пропускные пункты назначались только самые опытные и убежденные реальщики и только раз в пять лет сроком на два месяца. Отдежурил, получил "нашивку" и свободен.
Мне было видно с каким отвращением они вертели в руках цифрователи, как неуклюже тыкали пальцами в фиксаторные идентификаторы. "Убеждённые", - подумал я.

Интересно, кого же они не впускают в Реал? Или что запретное искали в рюкзаках? У них ни где не было об этом никаких записей. Почему я не поинтересовался об этом у Орка. Всегда так: готовишься, готовишься, а что -то очень важное упускаешь. Ведь это действительно надо понимать: кого и что они пытаются заблокировать.
После прохождения контроля у Стены, за воротами ждала конная повозка, запряжённая двумя бурыми лошадьми. Когда нас набралось нужное количество, то подошёл извозчик, сказал: «Ну, вроде поехали». Уселся на козлы, клацнул кнутом, дернул за поводи и мы отправились по вполне сносной дороге через степь. Дорога видимо когда-то имела искусственное покрытие, но со временем оно угадывалось с трудом, однако грунт всё заровнял и нас почти не трясло, но приходилось прикрываться от пыли. Некоторые сразу натянули противо - пылевые повязки, я же надвинул повыше на лицо ворот своего свитера и надел очки.

- Тут земля никакущая, - решил нас развлечь кучер, - Ничего полезного, кроме колючек. Да еще и столетнюю мину можно найти, если шибко искать. Иногда как животные набредают, то бахает. Свои тут не ходят, не за чем. После Беспокойных лет уже все и потеряли знания где тут в степи что понарыто и закопано. Сказывают, есть целые большие укрытия, такое и норой не назовёшь. Туда и в ливень вода не попадает, так хитро нагородили.
- И тут совсем – совсем никто не бывает? – спросил сидящий впереди долговязый худощавый паренёк лет семнадцати. Судя по его рюкзаку, он рассчитывал на дня три путешествия.
- Ну, как же, бывают! – обрадовался вопросу кучер. Видно было, что он любит развлечься, рассказывая свои истории туристам. Наверняка был и свой репертуар страшных случаев, - Сюда ещё лет триста будут соваться кто с мозгами не дружит.
- Почему? – удивились другие путники.
- Да, потому что считается, что здесь зарыто в схронах много чего награбленного. Банды перестреляли, а богатства награбленное так и остались. Кто их знает что где попрятано. Вот и рыщут разные искатели. Почитай не реже чем раз в год кто-то и подрывается.
- А много нашли?
- Вот чтоб что –то нашли, такого не слыхивал. Врать не буду. Да и кто признается если что найдет,- подытожил кучер.
Дальше ехали молча и вся дорога заняла чуть больше двух часов, так что заехали в глубь километров на тридцать.
Мы подъехали, как объяснил кучер, ко внутреннему проходному пункту контроля, перед первым поселением.

5. Собеседование

- Вылезайте, путешественники, - подошёл к нам одетый так же как и прошлые охранник.
- Опять проверять будете? – удивился всё тот же паренёк с переднего сидения.
- Лучше мы вас сейчас проверим и проинструктируем, чем потом повесим. Согласен? – посмотрел на него охранник. И мы стали выходить из повозки, забирая свои вещи, которые были уложены на повозку сзади.
На втором пропускнике реальцев мне пришлось долго ждать очереди. Впереди оказалась организованная группа из десяти старших юниоров, прибывшая для маршрута на Гору. Эти ребята имели такой счастливый и довольный вид, шутили, толкались рюкзаками, звонили всем знакомым чтоб сообщить: "Прощайте. Пять дней я не с вами. Ушел в Реал." И мечтали о натуральных изо с захватывающим видом, которыми будут хвастаться своим друзьям и подружкам.
Пятидневный групповой тур на Гору - самый распространенный и недорогой вариант. На него может заработать любой Юниор, если не будет валяться на диване, уткнувшись в панель все свое свободное от Обязательного минимума занятий время, а будет хотя бы три раза в неделю хорошо работать в Зале Энергоотдачи.
Я для себя сразу отбросил такой вариант. Я понимал, что это дешевый во всех смыслах опыт, который только испортит ощущения от намеченного мною настоящего большого нешуточного погружения в Реал. Мне не нужны были первые мелкие погружения, только сразу и надолго. Поэтому я сейчас здесь один, с рюкзаком "Супермакс" и путевкой на все каникулы от первого до последнего дня.
Наконец наступила моя очередь. Группа старших юниоров пошла садиться на странного вида автобус, который в другом месте кроме Реала даже невозможно себе представить. Такой я раньше видел только в учебниках истории на картинках о далеком прошлом, когда после Большого Машинного Погрома практически всё оказалось сметено на нашей планете, и в отсутствии производства народ принялся мастерить себе технику из обломков былых раскуроченных машин. Не надо говорить что этот самокат был весь в царапинах и следах покраски всех цветов. Ребята расселись по своим местам, дружно гаркнули "И-ра" и закрутили педали. Их тачка подскочила и загромыхала по пыльной дороге от границы. Впрочем в книге легенд о доисторических временах Великой Борьбы за Экологическую чистоту на Планете-Матери можно было увидеть и не такие дивные конструкции. Это ж надо было такое соорудить. И потом, любому понятно, что чтоб такой самоход двигался надо чтоб он был почти весь заполнен. Иначе просто не хватит тяги. И получается, что нужно иметь целый парк самоходов и использовать в зависимости от количества попутчиков. Я долго задумчиво смотрел вслед пока пыль не застелила всю видимость.
-Привет, парень. Что засмотрелся? Не видел раньше? Это наш "Крокодил- 1". Красавец. Нравится? - окликнул меня охранник.
-Здравствуйте,- отвлекся я не столько от созерцания, сколько от своих мыслей.
-Тебя то мы и ждали,- сказал охранник.
-Меня? Почему?
-Ты у нас на сегодня один такой: на пятьдесят дней самостоятельный маршрут в глубь территории, с полным погружением в Реал.
-Только я?- меня это смутило. Я, конечно, понимал, что покупаю себе полный эксклюзив. Но одно дело, когда дома по сайтам подбираешь маршрут, а другое оказаться одному с "супермакс" на пыльной дороге, на которой можно встретить только проезжающий мимо облупленный дребезжащий "крокодил".

Пожилой, обветренный охранник с двумя нашивками на рукаве завел меня в вагончик. Там у окна стоял тяжелый квадратный исцарапанный, без скатерти коричневый стол, которым могли бы похвастаться археологи – чистое дерево пускать на мебель перестали лет двести назад. А уж гасить об него окурки -такое немыслимо представить. Рядом стояли три разномастных стула, и я вспомнил недавнее посещение интерактивного Музея древнего быта на Планете- Матери, из уцелевшей после войны коллекции. На столе стояла коробка с самокрутками и почти пустая погнутая серебристая кружка с чем -то похожим на остывший чай. Просмолённую набитую пеплом жестянку с эмблемой нашего Главного ПищеКонсерванта примостили на узкий подоконник у приопущенного окна. Сбоку на стене красовалась наклейка: "Здесь курят!"
Мы сели за стол, охранник достал планшет с исцарапанным дисплеем и следами прижиганий на поверхности корпуса, ну тут всё было в таких следах. Он что то полистал, вздохнул и поднял ко мне голову.
- И так, приятель, нам предстоит с тобой кое что выяснить для начала.
Я облокотил рюкзак о стул, и по инерции продолжал держать его за лямки, как будто опасаясь, что его могут от меня уволочь.
-Да, я слушаю,- сказал я, размышляя что в конце концов, я заплатил за свое право и ни кто не может меня задерживать. Все необходимые документы мною заполнены в Реестре - приложении к Договору Цивилизаций о Взаимном Туризме, а я тут теряю первый день по очередям и сторожкам. Но Орк объяснял: «За Стеной Реала три наших П - пустой звук: Права, Правила, Порядки там свои. И хоть бейся об дуб, другого им не докажешь. Накинут сеть и вынесут на ближайший пропускник. В лучшем случае вернешь часть денег по страховке, а может и нет. Смотря как в договоре прописано самым мелким шрифтом».

Охранник явно не торопился, позвякивая ложечкой в полупустом стакане.
Я постепенно расслабился, выпустил лямку рюкзака и положил руки на стол.
- Уселся? Я хочу спросить тебя, парень, что ты собрался тут делать и как планируешь провести эти пятьдесят дней. В анкете ты указал, что знакомых и друзей на данный момент в зоне Реала у тебя нет, и ни кто не планирует к тебе присоединиться. Так?
- Да, но у меня есть знакомые, которые тут бывали.
- И как это тебе поможет?
- Я набросал план путешествия, проставил точки остановок. Есть синхронизация маршрута по дням и страховка на случай непредвиденной опасности. Например, если леопарда встречу.
- Этот знаменитый леопард конечно опасен, хоть за ним и присматривают. Но тут и без него масса трудностей. Например, люди.
- Что люди?-не понял я.
-Ты с кем собираешься здесь знакомиться? Или только по телефону с друзьями? Ты же знаешь, что например, район Горы полностью заглушен от связи?
-Да. Про район Горы я знаю, - согласился я.
-Так как ты собираешься проводить время? Маршрут это понятно. Точки остановок, синхронизация это все схема. А вот чем быт будешь заполнять? Рюкзак просто потаскать решил?
- У меня есть список существительных и глаголов. Хочу все испытать.
- Интересно. Такого в жизни не слышал. Дай ка посмотреть.
Я передал свой планшет, хоть ненавижу это делать. Конечно, я успел нажать на блокиратор, чтоб охранник не смог как бы невзначай начать листать дальше, как это всегда раньше делала моя мама, пока я не заимел в четырнадцать лет право блокировать.
- Замечательный список,- улыбнулся старик. Я почему то сразу квалифицировал охранника как старика.
- Да. Мне тоже нравится.
Еще бы мне не нравился. Я его составлял с тех пор как задумал это путешествие. На каждый глагол у меня были задуманы самые разные фантастические сцены. Например, на «удить» я представлял себе как вытягиваю метровую рыбёху, жарю её над костром, а рядом котелок, в котором побулькивают с травами мелкие рыбешки, которые попались мне в сачок. Ясно, что приправами я заранее обзавелся сполна, мало ли каких трав можно нарвать даже после обучения.
Другие слова тоже были не просто пустыми звуками. К ним накрепко были прикреплены мои мечты, и детали прихваченного снаряжения. Я не собирался пустым возвращаться домой. Первый раз это первый раз - он должен запомниться. Потом я решу как использовать этот опыт. Мне все же через два года предстоит перед окончательной модификацией выбрать чему я посвящу жизнь.

Охранник вернул мне мой планшет: «Парень, когда хоть что-то пойдет не так, то сразу останавливайся и назад. Я здесь родился и провёл всю жизнь, но и пятой части твоего плана ещё не выполнил. Ничего плохого в отступлении нет».
Мы вышли. Мне выдали предусмотренный путевкой велосипед и я покатил.

(Окончание первой части. Всего будет три)
Опубликовано: 31/05/20, 08:27 | Последнее редактирование: Админ_Еxecutor 04/08/21, 13:37 | Просмотров: 333
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [1069]
Миниатюры [1033]
Обзоры [1390]
Статьи [410]
Эссе [189]
Критика [89]
Сказки [202]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [285]
Мемуары [54]
Документальная проза [87]
Эпистолы [20]
Новеллы [73]
Подражания [10]
Афоризмы [21]
Фантастика [114]
Мистика [38]
Ужасы [8]
Эротическая проза [4]
Галиматья [258]
Повести [249]
Романы [55]
Пьесы [35]
Прозаические переводы [4]
Конкурсы [17]
Литературные игры [37]
Тренинги [3]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1865]
Тесты [13]
Диспуты и опросы [98]
Анонсы и новости [104]
Объявления [96]
Литературные манифесты [252]
Проза без рубрики [432]
Проза пользователей [202]