Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Эпизоды вечернего образования (окончание)
Документальная проза
Автор: Shell
Эпизод 3. Взаимопомощь

С Виктором я познакомился задолго до нашей встречи в МАДИ, ещё до моей службы в армии. Он закончил Ленинградскую пожарную школу и в звании лейтенанта направлен на работу в финансово-хозяйственное учреждение московской пожарной охраны. А там работала бухгалтером моя мама. Мне как родственнику сотрудника можно было участвовать в соревнованиях за это учреждение. Вот я и наведывался частенько к маме и к их ответственному за спортивную подготовку. Правда, не помню, чтобы мне приходилось играть вместе с Виктором в составе баскетбольной или волейбольной команды. Похоже, что он был далёк от спортивных увлечений. Потому наше знакомство было без всяких совместных времяпрепровождений. «Здорово-здорово» и всё.

Когда встретились с ним в одной группе, то Виктор уже носил капитанские погоны. Чтобы быть точным, в институт он приезжал без погон, не в форме. Симпатичный молодой мужчина, остроумный, любитель пошутить (в том числе на зачётах и экзаменах). Пользовался большим успехом у девушек нашей группы. Я как-то даже не подумал поинтересоваться его семейным положением. Не было у нас человеческой близости, мужской дружбы. Отношения ровные и уважительные.
Весенний семестр на четвёртом курсе был, пожалуй, самым сложным за все шесть лет обучения. Зачётов и экзаменов сгруппировалось много, так мало того, ещё три курсовые работы. Тут и случилось несчастье с Виктором. Он был уже майором и работал не в хозяйственном подразделении, а сотрудником Главного Управления городской пожарной охраны. В его обязанности входила и боевая работа, то есть участие в пожаротушении. На тушении пожара Виктор и пострадал, и пострадал весьма серьёзно. У него обгорело лицо и кисти обеих рук. В госпитале предстояло лежать несколько месяцев. Каким он выйдет из госпиталя? Будут ли шрамы от ожогов украшать лицо мужчины или, наоборот, внушать страх и жалость окружающим? И что будет с дальнейшим обучением?
Все единогласно выступили за помощь Виктору. Предлагали разного рода помощь. Ладно зачёты и экзамены – уговорим преподавателей и деканат. Да они и сами, входя в положение пострадавшего, пойдут ему навстречу. А что делать с курсовыми работами? Нашлись желающие выполнить эти курсовые для Виктора. Евгений взял на себя курсовой по организации строительного производства. Ему как действующему прорабу эта тема была близка и хорошо освоена. Я предложил сделать для Виктора курсовой по деревянным конструкциям. Мне это тоже было сподручно. Работая техником-конструктором в проектном институте, мне приходилось конструировать и железобетонные, и стальные, и деревянные конструкции. Так что мне предстояло сделать три курсовых проекта по «деревяшкам»: себе, жене и Виктору. Третий курсовой (не помню его тему) взяла на себя Зойка. Всё сделали вовремя и ждали только возвращения Виктора в строй.
Он вернулся перед самой сессией. На лице видны были шрамы, но уже не яркие и не бросающиеся в глаза. Здороваться же за руку он остерегался. Как мы и предполагали сдача зачётов и экзаменов была для него формальностью, достаточно было только появиться и предъявить зачётную книжку. По курсовым мы поочерёдно рассказали о работах, просветили по-возможности особенности расчётов. Он – парень, налету схватывающий и понимающий материал. Все три зачёта по курсовым Виктор сдал без трудностей. Он стал студентом пятого курса, и мы не потеряли своего уважаемого товарища.

Впоследствии Виктор сделал хорошую карьеру на своём поприще. Стал заместителем начальника ГУВД, генерал-майором. Курировал, конечно, пожарную охрану. Как-то много лет спустя мне довелось посетить его на рабочем месте. Приехал на знаменитую Петровку, 38. По табло увидел номер его кабинета и этаж. Захожу. Сидит в «предбаннике» секретарь. Спрашиваю у неё: - Виктор Михайлович у себя?
- У себя.
- У него кто-нибудь есть?
Нет. Заходите.
Зашёл. Кабинет по размерам немного уступающий сталинскому. В дальнем углу за огромным столом сидит «хозяин», обложенный многочисленными телефонными аппаратами. Вижу его совершенно белую, пушистую, слегка волнистую шевелюру, крупные очки, оседлавшие нос, которым его обладатель уткнулся в бумаги. На вошедшего ноль внимания.
- Виктор, ты долго ещё будешь выё…?
Он поднял свою львиную башку, уставил на меня очки, приподнялся и заорал: - Ты ли это, бродяга, старый пень?!
Выскочил из-за стола. Мы с ним крепко обнялись и после получасика воспоминаний приступили к обсуждению моего дела.

Эпизод 4. Зелёнка

Лекции по предмету «Озеленение городов», или другой вариант «Зелёное строительство», или, как мы его называли в «быту», «зелёнка» были для всех нас отдохновением от трудов праведных на производстве и на учебном поприще. Во-первых, этот предмет завершался не экзаменом, а всего лишь зачётом. Во-вторых, преподаватель – Леонид Борисович был прекрасным рассказчиком, просвещавшим нас не только в области садов, парков и лесопосадок, но и в вопросах культуры, в широком диапазоне этого понятия. Второму способствовал тот факт, что на предмет было отведено значительно больше учебных часов, чем требовало его содержание. Чем это объяснить? Может тем, что мы – вечерники, а у дневников всё под завязочку. Может тем, что пользовались мы учебником, написанным Леонидом Борисовичем. А учебник, как и его автор, были заметным явлением в этой области архитектурного искусства. На одном его рассказе, не относящимся к преподаваемому предмету, я и хочу остановиться подробнее.
Как это происходило обычно на лекциях Леонида Борисовича, первый час он раскрывал очередную тему зелёного строительства. Во второй час начинались всякие отступления от этой темы с плавным переходом на литературные, музыкальные и другие предметы культурной жизни страны. В этот раз он вспомнил имя поэта Пастернака и даже прочитал нам короткое его стихотворение. Аудитория отнеслась к этому вполне индифферентно, никаких охов, ахов и прочих восклицаний. Просто народу это имя было практически не известно. Посвящённые, конечно, его знали, читая произведения Пастернака в списках, переводах, неизвестно как очутившихся в СССР. Говорят, что уже начали кое-что печатать и в толстых журналах. Но нам – работающим и учащимся было не до Пастернака и до поэзии вообще.
Леонид Борисович страшно удивился нашему бескультурью и задал более лёгкий вопрос: - А кто такой Евтушенко вы хоть знаете?
Уж это-то мы знали. Кто не знал Евтушенко?! Все заулыбались и утвердительно закивали головами. А Женька высказался за всех: - Конечно, знаем. Он у нас строительные машины преподаёт.
Леонид Борисович поперхнулся, но совладал с собой и спокойным голосом начал рассказ, переданный нам со слов личного переводчика Генсека КПСС Н.С. Хрущёва. Этот переводчик в дальнейшем занимал тот же пост и при Брежневе, и при краткосрочных его преемниках, и при Горбачёве. А наш преподаватель дружил с ним семьями и потому был хорошо осведомлён об отдельных сторонах жизни великих мира сего. Рассказ, естественно, передаю своими словами, так как стенографией не владею, хотя и пытался ещё в школьные годы овладеть этим искусством.

Плыл Хрущёв на большущем пароходе с официальным визитом в США. При нём огромная толпа сопровождающих – представителей всех отраслей народного хозяйства и культуры. По дороге пароход заходил в порты всех государств. На стоянках устраивались своего рода пресс-конференции для журналистов. И практически на всех пресс-конференциях звучал рефреном вопрос о Пастернаке: почему ему запретили получить нобелевскую премию, почему он запрещён в СССР и т.д. Наконец этот вопрос достал Хрущёва до печёнок, и он вызвал к себе в кают-компанию Твардовского. Задаёт ему вопрос: - Александр Трифонович, как ты оцениваешь Пастернака?
Твардовский – человек смелый до того, что уже сам собирался что-то от Пастернака опубликовать в своём «Новом мире», ответил вопросом на вопрос: - Никита Сергеевич, а как Вы меня оцениваете?
- Ну как, ты у нас председатель Союза писателей страны и лучший советский поэт.
- Так вот, Никита Сергеевич, как поэт я Пастернаку в подмётки не гожусь.
Хрущёв только хмыкнул, но вскоре после возвращения из плавания в «Новом мире» появились первые подборки стихов Пастернака.

Так мои коллеги по вечёрке еще на шаг продвинулись в понимании поэзии.

Эпизод 5. Благодарный ученик

Лекции мне доверили читать двум группам дневников пятого курса и группе вечерников шестого курса. При начале учёбы на вечернее отделение тоже набирали по двадцать пять человек в две группы. К шестому курсу из них не набиралась и одна полная группа. Тяготы вечернего обучения выдерживали далеко не все. Если со мной в одной группе учился офицер-пожарный, то на следующий год в выпускной группе был офицер с милицейскими погонами, из ОБХСС. Этому есть объяснение. Дело в том, что сотрудникам МВД разрешалось учиться на вечернем или заочном отделениях только в юридических и строительных ВУЗах.
Так вот, этот капитан милиции – ОБХССник был моим соседом, мы жили в соседних подъездах. Я знал и здоровался с его женой и дочерью, с ним был на ты и называл по имени – Алексей. Дошёл Алексей до выбора темы дипломного проекта. «Ну как тут не порадеть родному человечку?» Из своего загашника выудил я подходящий для его теоретической подготовки диплом, защищённый кем-то несколько лет назад. Передал под благодарный взгляд Алексея. Он повторил эту дипломную работу близко по тексту (и, естественно, чертежам) и успешно защитился. Я поинтересовался, не появилось ли у него желание, став дипломированным инженером, сменить ОБХСС на ГАИ. К этому располагала тема защищённого им диплома. Алексей в принципе не возражал и даже отнесся к моему предложению с интересом. Я пообещал ему помочь с переориентацией в рамках МВД.
В Управлении ГАИ города был у меня знакомый начальник отдела. Познакомились мы во время подготовки дипломного проекта – Пётр Вячеславович был руководителем дипломной работы моей жены. Формальным, конечно, руководителем, потому что фактическим руководителем и основным соисполнителем был я сам. Пару раз я приезжал к нему вместе с женой, чтобы отстаивать наши точки зрения по содержанию и оформлению проекта. Потом, когда я начал преподавать, наши встречи стали более частыми. Пётр Вячеславович был известен в узких кругах и пользовался уважением как автор и соавтор нескольких учебных и практических пособий. При наших встречах шли споры по практическим аспектам преподаваемых мною дисциплин. Вот я и воспользовался нашим знакомством и при очередной встрече рассказал ему об Алексее. Пётр Вячеславович согласился на встречу и позволил мне дать его телефон Алексею.
Алексей был переведён из ОБХСС в УГАИ в отдел Петра Вячеславовича. Почти одновременно я по приглашению из уважаемого научно-исследовательского института перешёл туда работать, наплевав на опостылевшую однообразием преподавательскую деятельность. Иногда по старой памяти навещал Петра Вячеславовича, заглядывал к Алексею, который довольно быстро карабкался по служебной лестнице. Через пару лет он был уже заместителем начальника отдела, а ещё через пару – заместителем начальника Управления ГАИ, полковником милиции. Когда мне приходилось заходить в его кабинет, а там кто-то сидел, кроме хозяина кабинета, Алексей всегда представлял меня своим учителем, но всегда умалчивал о моей работе, позволявшей входить, предъявляя свою ксиву, в тщательно охраняемые здания УГАИ, ГУВД и даже более высокого ранга.
Эта ксива неоднократно спасала меня от бесправных или излишне ретивых действий сотрудников ДПС. Бывало, останавливали за какое-то мелкое нарушение Правил и начинали тянуть резину, явно намекая на взятку. Я долго слушал, хлопал глазами, потом доставал ксиву и совал под нос гаишнику. Тот с обидой за потерянное время бросал: - Сразу бы сказал. И уходил, нервно покручивая жезлом.
Тем не менее пару дырок в талоне предупреждений я поимел. Второй прокол меня насторожил, потому что при третьем нарушении могут и права забрать. И случай-то был анекдотичный. На время проведения Московской Олимпиады 1980 года в город было прикомандировано много гаишников из других республик и областей. Вот я еду на своём Жигулёнке по МКАД на садовый участок. На верхнем багажнике привязана пустая бочка. Естественно, скорость моя при таком грузе не более шестидесяти км/ч. Проезжаю, не снижая скорости, участок, где она снижена до пятидесяти км/ч. Причина – под откосом МКАД находится какой-то пруд с купальнями. В конце этого участка меня тормозит гаишник с лицом, явно выдающим принадлежность его владельца к жёлтой расе. - Наверное якут, а может, тувинец, - подумал я, подавая ему свои документы. Вижу, что тот достаёт дырокол, говорю: - Стоп! В чём дело?
В ответ слышу на ломаном русском: - Скорость движения превышаешь, товарищ, однако.
Я ему сую свою ксиву под нос, а у него и глаз не дёрнулся. Не известны ему такие корочки. Так и пробил мой талон.

При очередном посещении УГАИ заглянул по пути в кабинет Алексея. Тот, как обычно, представил меня присутствующим и вскоре выпроводил их из кабинета. Поговорили мы про жизнь, а потом я и сказал: - Алексей, тебе не стыдно, что твой учитель имеет две дырки в талоне предупреждений?
- А что мне стыдиться? – ответил Алексей, - Я горжусь своими сотрудниками, которые честно исполняют свои обязанности, не взирая на лица.
- Я тоже восхищаюсь бессеребренностью твоей братии и твоей принципиальностью, и потому прошу заменить мне талон предупреждений. А то ведь в очередной раз нарвусь на какую-нибудь чрезмерно увлечённую натуру из твоего воинства, и задача усложнится. Придётся не талон менять, а права возобновлять.
Алексей хитро посмотрел на меня и успокоил: - Храни этот талон как память. Скажу тебе по секрету: скоро талоны опять будут отменять.
Так до сих пор и храню я этот талон, рядом с правами на управление автомобилем, подписанными Начальником дорожной полиции ГДР генералом Мали, с примечанием: «Без права досматривать данное транспортное средство».
Опубликовано: 24/11/17, 18:27 | Свидетельство о публикации № 412-24/11/17-39939 | Просмотров: 332
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Рассказы [942]
Миниатюры [610]
Обзоры [1152]
Статьи [297]
Эссе [146]
Критика [40]
Сказки [128]
Байки [41]
Сатира [42]
Фельетоны [12]
Юмористическая проза [248]
Мемуары [55]
Документальная проза [47]
Эпистолы [12]
Новеллы [41]
Подражания [12]
Афоризмы [31]
Фантастика [120]
Мистика [18]
Ужасы [3]
Эротическая проза [4]
Галиматья [265]
Повести [262]
Романы [54]
Пьесы [19]
Прозаические переводы [2]
Проза на иностранных языках [0]
Конкурсы [27]
Литературные игры [14]
Тренинги [6]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1319]
Тесты [5]
Диспуты и опросы [72]
Анонсы и новости [101]
Объявления [62]
Литературные манифесты [216]
Проза без рубрики [340]
Проза пользователей [167]
Критика 2 [49]