Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Приемы Холистока. Манон. Часть 2
Мистика
Автор: maxroud
Приемы Холлистока. Манон. Часть 2

Манон, чьё бездыханное тело Масси положил в свой собственный гроб, надежно прикрыв сверху тяжелой крышкой, видела удивительные сны. Она свободно летала над Парижем, над своим родным Вьельмуленом, заходила в знакомые места, а иногда вдруг попадала туда, где никогда раньше не была. Всюду были люди, знакомые и незнакомые, но они не обращали на неё никакого внимания, а она... а она на них. Даже когда она увидела свою маму и некоторое время тихо сидела рядом с ней, прислушиваясь к себе, в то время когда та работала на рынке, продавая овощи, то ни единого чувства не колыхнулось у неё внутри. Ей не было ни грустно, ни обидно. Манон уже не принадлежала к миру людей, они стали для неё всего лишь объектом отстраненного интереса. Однажды, очень скоро, люди вновь станут ей интересны и даже необходимы, но вряд ли можно позавидовать тому, к кому она проявит своё внимание.
Теперь, погрузившись в свое новое состояние, она уже четко понимала, что происходит и чувствовала, что будет происходить. Единственное, что её тревожило — это одиночество. Генрих и Масси — она им не ровня, а значит скоро им предстоит расстаться. Она останется одна, наедине сама с собой. Не живая, но и не мертвая. Обретя новую внешность она станет неузнаваемой для всех, кто её знал раньше. Прежней жизни больше нет, но как начинать новую в такой ситуации? Эх, не попросили бы её удалиться Генрих и Масси до того, как она сможет обрести себя заново. Куда ей идти, что делать?
- Мама! - неожиданно для себя, абсолютно машинально, Манон обратилась к матери, рядом с которой продолжала находиться, предаваясь своим мыслям, но женщина, конечно, ничего не услышала. Более, того, продолжая разговаривать с продавщицей соседнего лотка, она поставила ящик с помидорами прямо на ту скамеечку, где сейчас сидела Манон. Этого оказалось достаточно, чтобы та вдруг вскипела.
Прощай! - громко крикнула она, и стремительной тенью взметнувшись ввысь, за несколько секунд оставила позади не только рынок, но и сам Вьельмулен.
Перемещаясь с невероятной скоростью, но при этом не встречая никакого сопротивления воздуха, не слыша свиста ветра в ушах, не обращая внимания на проносившиеся внизу ландшафты, вскоре Манон уже вновь оказалась в Париже. Усевшись на самом верху Эйфелевой башни, она закрыла лицо руками и неожиданно для себя разрыдалась, а в следующий момент истерически громко расхохоталась. Только в это мгновение она поняла, что теперь обречена на бессмертие и что это будет для неё значить. А значить это будет одно — она обречена жить. Ничто не сможет погубить её более, даже она сама. Нельзя уничтожить, нельзя нанести травму, невозможно даже заболеть. Сформировавшийся вампир живет между миром людей и миром людей, свободно переходя между ними. Он есть, но одновременно его нет, и только зеркала знают правду, не умея и не желая отражать сущности, пусть даже видимые обычному глазу.
Дав волю чувствам, в которых, как видно, еще оставалось немало человеческого, Манон и не думала сдерживать себя. Она кусала свои холеные руки, рвала на себе остатки одежды, а затем с громким воем кинулась с башни вниз, но асфальт оказался мягче перины, приняв её тело нежно и мягко, словно птичье перышко, упавшее с небес.
Встав на ноги, Манон быстро пошла прямо сквозь поток людей, даже не догадывавшихся о ее присутствии, но когда несколько раз она, сейчас полностью обнаженная, набрасывалась на них, делая попытку укусить (а такое желание уже появилось незаметно для неё самой), то это оказывало определенное действие, вызывая у человека острое желание почесаться в месте соприкосновения кожи с острыми зубками молодой вампирши.
Впрочем, вскоре Манон надоело это занятие. Последний раз крепко схватив рукой какого-то молодого парня, гуляющего со своей девушкой, за самое интимное место, и с улыбкой пронаблюдав, как он пытается незаметно почесаться, торопливо орудуя рукой в кармане, она взмыла в воздух и с гиканьем понеслась над крышами старого Парижа.
- Просыпайтесь, девушка! - Холлисток ласково потрепал за щеку лежавшую в гробу Манон. - Смотри, Масси, разве она не красавица?!
- Ещё какая! - ответил тот, прислоняя к стене тяжелую дубовую крышку. - Только где одежду она свою потеряла?
- Бесилась наверное, - Холлисток махнул рукой. - Мано-он! Вставайте, хватит спать! Ну вот, глазки и открылись! Доброй ночи, девочка!
- Доброй, - машинально ответила она, с трудом расклеивая пересохшие губы. - Разве сейчас ночь?
В ответ Холлисток кивнул:
- Половина третьего. Причем позволю себе заметить, что вы спали полтора суток. Как себя чувствуете?
- Даже не знаю, - ответила Манон. Приподнявшись, она села и посмотрела на завитки волос, спадающих до самой груди. - Кажется, неплохо... Ой, а почему я раздета?
- Откуда же нам знать?! - Холлисток с улыбкой переглянулся с Масси. - Вероятно, во время своего путешествия, вы сами сняли с себя одежду. Впрочем, правильно сделали — для вашего нового образа и новой фигуры она совершенно не подходила.
- Так это был не сон? - изумилась Манон. Без всякого стеснения она встала и внимательно осмотрела себя с ног до головы, аккуратно, словно боясь навредить, проводя руками по нежной коже. - Мне казалось, что я спала... Да, позвольте, но я не помню, как уходила отсюда, как вернулась. Зачем вы меня обманываете?
- Теперь для тебя сон и явь - суть одно и то же! - вмешался в разговор Масси. - Вылетела отсюда, сорвала с себя шмотки, повеселилась, а потом вернулась назад. Привыкай — теперь оба мира для тебя слились. Другое дело, что нужно научиться переходить сквозь них, но это придет со временем.
- Дай ей халат, - сказал Холлисток. - Иначе, представ перед нашими гостями в таком виде, она будет смущать их.
- Какие гости? - спросила Манон, едва Масси скрылся за дверью. - Они ведь к вам пришли? Зачем им меня видеть?
- Они пришли к нам, - ответил Холлисток. - Сейчас я вас кое-кому представлю, а потом объясню происходящее.
Услышав о том, что кто-то должен её увидеть, Манон испуганно посмотрела на него:
- Для меня это нормально? Ну, со мной что-то будут делать?
- Вы чего-то боитесь?
- Нет, теперь уже нет, но, признаюсь, секса мне сейчас не хочется.
- Ах вот оно что! - - Холлисток рассмеялся. - Ну что же... а вот и Масси! Оденьте этот халатик, Манон. Масси, а она, оказывается, не хочет секса!
В ответ тот громко фыркнул:
- Очень надо! Какой еще секс? Вампиры не занимаются этим между собой, глупая. Хотя, если ты захочешь трахнуть этого парня, а не только им воспользоваться, то дело твоё.
- О ком это ты? - спросила Манон, запахивая на себе полы короткого ярко-голубого махрового халата. - Что вообще происходит?
- Сейчас узнаете, - Сказал Холлисток, направляясь к двери. - Долго томить вас неизвестностью в наши планы не входит, а вот волноваться вам не стоит. Пройдемте в гостиную.
- Подождите! - Манон, следуя приглашению, уже направилась было за ним, но внезапно остановилась. - Ой, мне кажется, что у меня выросли зубы!
- Что за вампир без зубов? - хмыкнул Масси, в то время как Холлисток с улыбкой проследовал дальше.
- Нет, я не о клыках — их я чувствовала еще вчера. У меня выросли три зуба, которые мне удалили!
Масси пожал плечами.
- Ну и что? Всё, что нужно - выросло, что ненужно — уменьшилось.
- Ты о моей фигуре?
- Ты сама всё видишь. Неужели после всего того, что с тобой произошло, выросшие зубы вызывают такое удивление? Пойдем скорее - тебя ждут.
В гостиной, помимо Холлистока, находился еще один мужчина. Плотный, коренастый, одетый в свитер и джинсы - он, тем не менее, сразу производил впечатление человека, принадлежащего к высшим слоям общества. В чертах лица, неожиданно тонких для его фигуры, угадывался аристократизм, сила и живой ум. Кроме того, по неуловимым признакам, доступным теперь сознанию Манон, она поняла, что этот человек - вампир, причем очень высокого ранга.
Неловко поклонившись, она так и осталась стоять в дверях, переводя взгляд то на Холлистока, то на его соседа, в то время как тот внимательно осматривал её с ног до головы, смущая и настораживая девушку своим цепким взглядом.
- Хороша? - наконец прерывая молчание, спросил Холлисток.
- О да! - незнакомец даже причмокнул. - У Масси всегда получаются замечательные творения.
Холлисток согласно кивнул.
- Подойдите к нам ближе, Манон. Что вы там застыли? Позвольте представить вам господина д'Мартана. Он будет вашим куратором.
- Позвольте вашу ручку, сударыня, - тот широко улыбнулся. - Меня зовут Гаспар д'Мартан. Не смущайтесь — здесь все свои. К тому же это я у вас в гостях, а не наоборот.
- Манон Жиро. Очень приятно, но я здесь такая же гостья, сударь, как и вы.
- Нет, он прав, Манон, - сказал Холлисток, беря девушку за руку, чтобы подвести к дивану, на котором уже расположился Масси. - Присаживайтесь здесь, а мы с Гаспаром сядем напротив. Это действительно теперь ваша квартира. Ваша собственная.
- Моя? - Манон не верила своим ушам. - Но п-почему? Как так?
Холлисток улыбнулся.
- Я так решил.
- Вы мне её дарите?
- Почти. Слушайте меня сейчас внимательно, Манон, и не прерывайте вопросами.... Получилось так, что ваше появление совпало с нашим отъездом. Да-да, я и Масси, мы покидаем Париж. Возможно, на очень продолжительное время. Пока вам непросто осознать это, но может пройти не один десяток лет, прежде чем возникнет необходимость вновь посетить этот город. Дело в том, Манон, что по роду своей деятельности я довольно часто переезжаю из одного места в другое. За последние триста лет я жил не менее чем в полусотне городов. Да, чаще я останавливаюсь в отелях или снимаю квартиру, но в основных городах у меня есть собственная недвижимость. Так мне удобнее. Живут в этих квартирах и домах те, на кого я возлагаю почетную обязанность следить за моей собственностью, содержать её в порядке и быть готовым в любой момент принять своего хозяина. Время идет вперед, вещи стареют, так что в обязанности хранителя входит также постройка нового дома или заселение в новую квартиру, если прежняя недвижимость приходит в негодность и, так или иначе, подлежит сносу. Главное условие — сохранение прежнего района и места жительства. Гаспар станет вашим куратором, поможет разобраться в бытовых делах, научит, как вести себя с людьми и так далее. Вы сильно изменились внешне — он направит вас туда, где вам сделают новые документы. При этом имя Манон оставьте себе, но фамилию необходимо поменять. Как только получите документы, я пришлю вам бумаги по квартире, на основании которых вы переоформите её на себя. Вам все понятно, Манон?
- В принципе, да, - она кивнула. - Всё так неожиданно...
- У вас есть вопросы? Спрашивайте, потому что через час мы с Масси должны ехать в аэропорт. Уезжаем мы очень-очень надолго.
- А деньги? - спросила Манон, окидывая взглядом мужчин. - Я должна буду работать? На что мне жить?
В ответ все трое громко расхохотались.
- Работа! Сохранять квартиру и помогать Гаспару, если это понадобится — вот работа! Это гораздо более важно, чем всё остальное.
- Сколько вам необходимо денег? - Гаспар лукаво посмотрел на Манон. - Что вы собираетесь купить?
- Ну... не знаю...
- На первое время я вам дам пятьдесят тысяч, а потом эти глупые вопросы у вас даже не станут возникать.
- Пятьдесят тысяч евро?! - изумилась Манон.
- Ну не вкладышей же от жевательной резинки!
- Манон, вопрос добычи денег оставьте людям, - сказал Холллисток. - Мы пользуемся людьми, я значит и всем тем, что есть вокруг. Любой банк будет к вашим услугам. Заходите и берете сколько нужно, оставаясь невидимой. Есть и другой способ — это наши подручные из числа людей, к которым можно обратиться с подобными пожеланиями. Впрочем, Гаспар вам об этом потом расскажет подробнее.
- Кто эти люди?
- Скоро познакомишься - тебе понравится, - ухмыльнулся Масси. - Это наши слуги, работающие на нас по всему миру.
- Ради чего?
- Однажды они надеются стать вампирами и получить бессмертие, - ответил Гаспар, пожимая плечами. - Для этого нужно показать себя с лучшей стороны и трудиться, трудиться, трудиться. Для нашего блага.
- Осознаешь, какой тебе судьба дала подарок? - спросил Масси Манон. - Ты стала вампиром за мгновение, для других это мечта. Бессмертие... за это люди готовы отдать всё!
Манон вздохнула:
- Спасибо. Да, я понимаю. Но скажите, господин Холлисток, а если бы не было меня, кто остался бы смотреть за квартирой? Ведь вы не сию минуту решили уехать?
- Да, Манон, так совпало. Я уже договорился с одной женщиной на этот счет, но когда появились вы, то я решил, что такой вариант ничем не хуже. В некоторой степени мы несем за вас ответственность, раз уж всё так получилось.
- Спасибо... Простите, я не могу больше ничего сказать. Слов нет, не могу подобрать нужные слова.
Холлисток улыбнулся:
- И не надо.
- А эта женщина... про которую вы говорили... Она — человек?
- Манон, запомните, - Холлисток решительно помахал перед ней указательным пальцем, - я с людьми дел не имею! Во-первых, люди, как и всё живое, чрезвычайно хрупки в своей жизни, а я не люблю случайностей. Во-вторых, люди подвержены лишним эмоциям. Они влюбчивы, требовательны, порывисты. А в третьих — люди это всего лишь наши слуги, а значит для них есть определенные рамки.
- Простите, я...
- Ничего-ничего. Для вас пока что еще позволительны любые ошибки. Что еще вы хотите узнать?
Манон пожала плечами:
- Трудно так сразу... столько всего на меня навалилось. Скажите, а мне необходимо жить постоянно одной?
- Зачем? - Холлисток бросил взгляд на Гаспара и Масси, одновременно подмигнув обоим. - Обязательно найдите себе пару. Вампир не вурдалак, который изначально обречен на одиночество.
- Как же я найду? - удивилась Манон. - Ведь это не должен быть человек.
- Я помогу тебе, - сказал Гаспар. - Вампиров не так и мало, как может показаться. А что касается людей, то... Понимаешь, жить рядом с человеком - это все равно что голодному находиться рядом с только что приготовленной курочкой. Её неудержимо хочется съесть...
- Кстати, Манон. Ты чувствуешь голод? - Масси лукаво посмотрел на девушку.
Услышав вопрос, та задумалась, а затем решительно кивнула головой.
- Да!
- Там, за стеной, для вас приготовлен сюрприз, - сказал Холлисток. - Масси, отведи девушку, а мы пока обсудим оставшиеся вопросы.
- Пойдём! - Масси встал, и схватив Манон за руку, решительно увлёк её за собой. - Приготовься... для вампира, особенно начинающего, это очень волнительный момент.
- Что там за сюрприз? - спросила она, когда они, выйдя в коридор, остановились возле двери в соседнюю комнату.
- Там один из наших служителей.
- Кто-кто?
- Человек. Чувствуешь его? - Масси с силой вобрал в себя воздух. - Делай, как я....
- Ну? - спросил он, после некоторой паузы, во время которой Манон осторожно принюхивалась, - Опиши, что чувствуешь?
- Там мужчина, - тихо сказала она. - Лет тридцати.
- Правильно!
- Но он как-то странно дышит.
Масси усмехнулся в ответ:
- Он устал ждать тебя. Иди к нему. Ты же хочешь этого. Он ест много шоколада, пьет красное вино и гранатовый сок. Его кровь сладкая и пряная — иди, попробуй!
- Кто он?
- Я же сказал — он наш служитель. Это человек, который добровольно отдает свою кровь, чтобы однажды заслужить честь стать одним из нас.
- Донор? - улыбнулась Манон.
- Донор-донор! Иди! - Масси открыл дверь и легонько подтолкнул девушку вперед. - Только долго с ним не разговаривай, а быстрее переходи к делу.
В комнате, куда вошла Манон, было необычно жарко и почти темно — на дальней стене светило лишь небольшое бра. Кондиционер выдавал 28 градусов, отчего все запахи казались ярче и острее. Впрочем, сейчас Манон волновал лишь один запах — запах человека, сидевшего на стуле в самом центре помещения. Его руки и ноги были связаны широкими кожаными ремнями, а белое полотенце, ловко намотанное на голове, оставляло свободным лишь кончик носа. Мужчине было жарко — пот, пропитывающий его одежду, врывался резким возбуждающим запахом в ноздри Манон, тяжелое отрывистое дыхание притягивало и волновало.
Видимо, он не догадывался о ее присутствии. По крайней мере, в его поведении ничто не изменилось, ни когда за Манон закрылась дверь, ни когда она, осторожно приблизившись, осматривала его фигуру. Лишь только тогда, когда она начала снимать с его головы полотенце, он заметно вздрогнул и Манон тут же почувствовала особый запах, вырвавшийся из всех пор человеческого тела и мгновенно наполнивший окружающее пространство.
Адреналин. Человек долго ждал этого момента, неизвестность волновала и пугала его, но теперь, когда все должно было случиться, резкий выброс гормона заставил его собраться, невольно напрягая каждый мускул.
- Привет! - Манон бросила мокрое полотенце на пол и улыбнулась.
- Здравствуйте, госпожа! - голос мужчины, равно как и его лицо, оказался вполне приятным. Надо сказать, что Манон немного волновалась, ожидая этого момента — внешность человека в данном случае имела немаловажное значение.
- Жарко тебе?
- Да-а.... ерунда.
- Почему ты связан?
- Не знаю, госпожа. Так положено.
- Такой обряд? - спросила Манон, нежно проводя пальчиками по его шее, где виднелась вздувшаяся пульсирующая вена.
- Наверное.
- Ты уже... Ну, с тобой уже делали это?
- Да, госпожа.
- Тебе нравится?
- Это... это возбуждает.
- Позволь, я развяжу тебя? - Манон присела рядом. - Ремни такие тугие.
- Как скажете.
Справившись с неподатливыми застежками, Манон окинула его долгим взглядом.
- Встань! - приказала она.
Мужчина с готовностью выполнил указание, но пережатые конечности не давали ему стоять спокойно — он постоянно почесывался, стараясь унять нестерпимый зуд.
- Я тебе нравлюсь? - спросила Манон.
- Вы прекрасны, моя госпожа! - ответ прозвучал совершенно искренне, она поняла это. Он действительно был зачарован, он был готов на всё.
- А так? - Манон одним движением сбросила с себя халат. - Что скажешь?
- О!
- Что «о»?! - усмехнулась Манон.
- Вы бесподобны!
- Да, я знаю. Теперь я такая... Как тебя зовут?
- Жером.
- Я меня Манон. Я смотрю, ты еще больше возбудился, Жером.
- Госпожа, я весь горю.
- Я тоже! - одним прыжком она оказалась рядом, а затем, бросив мужчину на пол, с жадностью впилась ему в шею.
Мгновенно увеличившиеся клыки с легкостью пронзили податливую плоть, вена хлопнула под их нажимом и тут же рот Манон наполнился горячей густой кровью. Глоток, ещё глоток! Нет, не так много... лучше смаковать. Этот дивный вкус, божественный нектар. Сладкий, солоноватый, пряный, теплый — не с чем сравнить! Чистая энергия! А этот Жером - он такой послушный, только дышит часто и немного постанывает... Незаметно для себя, Манон, не переставая вбирать в себя вожделенную жидкость, протянула одну руку назад и провела её у мужчины между ног. Ого! Он действительно готов на всё - не солгал!
Избавив его от ненужной одежды, она немедленно воспользовалась предоставленным материалом и их тела слились воедино, содрогаясь от импульсивных движений. Кровь (а Манон так ни разу и не ослабила хватку), продолжая насыщать её голод, буквально распирала её изнутри. Она уже гудела в ушах, наполняла глаза, наделяя наслаждение происходящим неистовой нечеловеческой мистической силой, и если бы не Масси, неожиданно возникший у них за спиной, для Жерома все могло закончиться очень и очень плохо.
- Ну хватит! - бесцеремонно схватив её за ногу, он оттащил девушку от жертвы. - Хватит! Ты его так убьёшь! Давай, приходи в себя!
- Прости, - Манон провела рукой по лицу и посмотрела на оставшуюся на ней кровь. - Я увлеклась.
- Вытрись хоть этим, - Масси поднял с пола полотенце. - О, влажненькое! Нормально, вытирайся... шею протри себе, уши. Вот это и называется «кровь ударила в голову»! Ха-ха! Повеселилась ты на славу. Эй, парень! Ты как там?
- Что с ним? - спросила Манон.
- Ничего, очухается! - Масси подошел к Жерому и похлопал того по щекам. - Ты выпила литра полтора — еще немного и у твоего дружка наступил бы гемморагический шок. Сейчас он просто потерял сознание. Полежит часок, придет в себя и Гаспар отвезет его домой. Как себя чувствуешь, Манон?
Та пожала плечами:
- Супер. Сейчас взлечу!
- Так и должно быть! - Масси кивнул. - А я так и знал, что ты его ещё и трахнешь. Сладкое сочетание, да? Кровь и секс!
- И рок-н-ролл! - усмехнулась Манон.
- Да! - Масси расхохотался. - Взрывчатая смесь! Ну ладно, ты одевайся и приходи к нам. Господин Холлисток даст последние указания и мы уезжаем. Ждём тебя в гостиной!
Дверь за ним закрылась, но Манон, прежде чем последовать следом, подняв с пола свой халат, подошла к Жерому. Глаза его были открыты, дыхание немного восстановилось, но крайняя степень изнеможения не давала ему даже пошевелиться.
- Ты меня слышишь? - спросила его Манон, бережно накрывая мужчину одеялом, которое застилало небольшую одноместную софу, стоявшую у окна. - тебе холодно?
- Да, моя госпожа, слышу, - тихо ответил тот. - Не заботьтесь обо мне, прошу. Я скоро смогу встать и уйду, я не буду вас стеснять.
- Ничего, - сказала она, погладив его по голове. - Прости, что я так... я увлеклась... немного.
- Это было лучшее, что со мной могло произойти, моя госпожа. Это настоящее счастье, быть вам полезным.
Она улыбнулась:
- Придешь ещё?
- Если мне будет позволено. Я весь, всецело к вашим услугам.
- Приходи. Ну а теперь я тебя покину. Ты отдыхай, поспи. Ты хочешь спать?
- Очень, - признался он. - Но голова кружится.
- Пройдёт, спи! - ответила она. Положив ему под голову подушку, Манон оставила Жерома одного и вышла из комнаты.
В гостиной её ждали. Холлисток, уже одетый в длинный плащ, давал Гаспару последние указания, В то время как Масси упаковывал последние вещи в большой черный чемодан.
- А, вот и наша молодая вампирша! - Холлисток окинул вошедшую Манон продолжительным взглядом. - Дорогая, вы стали еще прекраснее. Кровь делает чудеса, не так ли? Ну то же, теперь я могу без сомнений передать вас Гаспару. Как себя вести вам подскажут ваши новые инстинкты, а в остальном он вам поможет.
- Спасибо, - ответила она, делая неловкий поклон. - Вы уже уезжаете?
- Да, прямо сейчас. Масси, ты готов?
- Да, милорд. Такси уже внизу.
- Вот видите? - Холлисток развел руками. - Недолгим было наше знакомство, но чтобы изменилось все вокруг, время требуется не всегда.
- Как?! Так сразу?! - опешила она. - Я думала, вы мне еще что-то расскажете, дадите наставления?
Холлисток улыбнулся:
- Вы и так немало знаете, а лишние эмоции — это удел людей. Все вопросы вот к нему, - он кивнул на Гаспара. - Если необходимо, можете писать Масси на электронную почту. До свиданья, Манон!
- До свиданья... милорд, - Манон была удивлена, но внешне осталась совершенно спокойной. - Масси, до свиданья!
- Пока! - ответил тот, и подхватив чемодан, направился к выходу. - Счастливо оставаться!
Они уже находились в дверях, когда Манон, стоявшая чуть позади Гаспара, все же не выдержала:
- Господа! Пожалуйста, остановитесь!
- Что случилось, Манон? - подмигнув Масси, Холлисток обернулся.
- Я хочу сказать вам спасибо!

К О Н Е Ц
Опубликовано: 28/09/17, 12:22 | Просмотров: 459
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [1065]
Миниатюры [1042]
Обзоры [1395]
Статьи [411]
Эссе [188]
Критика [91]
Сказки [205]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [285]
Мемуары [56]
Документальная проза [87]
Эпистолы [20]
Новеллы [73]
Подражания [10]
Афоризмы [21]
Фантастика [118]
Мистика [38]
Ужасы [8]
Эротическая проза [4]
Галиматья [259]
Повести [242]
Романы [55]
Пьесы [34]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [15]
Литературные игры [37]
Тренинги [3]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1883]
Тесты [13]
Диспуты и опросы [98]
Анонсы и новости [104]
Объявления [96]
Литературные манифесты [251]
Проза без рубрики [434]
Проза пользователей [209]