Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Что вижу, то пою
Конкурсы
Автор: Прозерпина
1



2



3



Как по-разному мы воспринимаем мир! Одни и те же картины рождают в нас разные ассоциации, фантазии, мысли. Давайте ещё раз убедимся в этом.
Каждый участник может написать от одного до трёх прозаическихпроизведений, использовав для вдохновения предложенные картинки.
Из опыта прошлых конкурсов стало понятно, что пяти тысяч знаков авторам катастрофически не хватает. Поэтому будут приняты работы до семи тысяч знаков с пробелами.

И пусть этот конкурс будет анонимным. Произведения присылайте на адрес
malwa.60@yandex.ru

Потом устроим угадайку с определением авторства, наиболее удачливых будет ждать награда.

От одного автора приму от одного до трёх вариантов.
В целях сохранения анонимности присылайте только новые произведения.
Напоминаю, что ведущий имеет право принимать или не принимать произведение, руководствуясь правилами сайта и собственным мнением о соответствии теме конкурса.

Приём произведений на конкурс с 15 ноября по 1 декабря включительно.

Объявление

По убедительным просьбам авторов приём произведений продлён до пятого декабря 22час.00 мин. моск. вр.
Опубликовано: 15/11/21, 19:41 | Последнее редактирование: Прозерпина 01/12/21, 13:32 | Просмотров: 2369 | Комментариев: 32
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Произведение девятое

В плену

По первой картинке

Я опять жду её. Сижу на скамейке в раздевалке нашего предприятия и уже начинаю злиться. Сколько можно! Уже прошел дежурный выключать свет в помещениях, а её всё нет. Терпение моё заканчивается, и я отправляюсь ей навстречу. Она мчится по коридору, раскрасневшаяся, вся какая-то встрёпанная.
- Понимаешь, - скороговоркой тараторит она, - варежки опять забыла, пришлось возвращаться.
- И так три раза,- недовольно бурчу я.
- Как ты догадалась? – не пытается она оправдаться. - Правда, три.
Я ещё там забыла убрать чертежи.
Она пробегает мимо меня в раздевалку.

- Врёшь ты всё. – говорю я уже сама себе, медленно продвигаясь в сторону лифта. Ты возвращалась не за варежками и не за чертежами, ты в десятый раз проверяла, выключила свой прибор или нет.
Она такая, моя подруга, чуток со сдвигом. Всё проверяет, перепроверяет, бегает домой, чтобы выключить утюг, который будто бы забыла выключить. Хотя выходит из дома, только проведя весь ритуал проверки воды, газа и света.

Я уже привыкла к её тараканам и не сержусь на неё по-настоящему.
Мне, откровенно говоря, жаль её.
Она всё знает про свои заморочки.
-Ты думаешь, я не понимаю, что на самом деле, проверить один раз вполне достаточно? - рассказывает она мне., - Но во мне сидит этот чёртов Фома неверующий, который ищет к чему бы прицепиться, чтобы заставить меня возвращаться раз за разом. То съехидничает, что я на самом деле вчера проверяла, а не сегодня, то напомнит, что я многое делаю машинально, вот и могла машинально опять включить прибор. А он ночью перегреется, а дальше мне и говорить не надо, моё буйное воображение само нарисует такую картину, что я бегом бегу перепроверять саму себя.
Да не бойся, я - не шизофреник. Голосов не слышу. Это я тебе так образно рассказываю кривую логику своего поведения. Мои тараканы по-другому называются – невроз или паранойя, а совсем правильно компульсивно-обессивное расстройство.
- Так вот! – говорю я. - Раз знаешь, то наплюй на него, на своего Фому неверующего, он будет тебя накручивать, а ты – пошёл вон, гад, ты мне жить спокойно не даёшь!
- Эх, если б так! – усмехается Галка, - Он ведь, змей, хитрый. Я ему так, а он подзуживает – вот всегда зря перепроверяла, а в этот раз вдруг и не выключила! Ну, и опять воображение срабатывает - правильную логику перескакивает, а рисует жуткие картины последствий. И понимаешь, я же каждый день одно и то же делаю, вот у меня память будто сбоить начинает, не хочет запоминать, было ли, не было.
И я теперь уже не только этих жутких последствий боюсь, а самого состояния моего беспокойного. Если не перепроверю всё несколько раз.
- Послушай, - пробую я помочь Галке, - а почитать в интернете про этот самый невроз не пыталась?
- Конечно, пыталась. Я и книги читала популярные. Леви. Знаешь такого автора? Он много пишет об этом. С примерами, с приёмами разными.
- И что? Помогает?
- Не всегда. Сложно всё это. Даже специалисты говорят, что плохо эта гадость поддаётся лечению. Я так думаю, наследственность тоже имеет место. Мама моя беспокойная была. До таких крайностей, как у меня, дело не доходило, но повышенная тревожность точно у неё присутствовала.

Какое-то время Галке смартфон помогал, сфотографирует все беспокоящие её объекты, и спокойно уходит.
Да, как назло, запретили у нас телефоны с фотокамерами на работе. Режимный объект. Не положено.
Вот так и живёт моя подруга. Мучается, можно сказать. Это со мной она поделилась, а больше никто не знает о её проблемах. Муж родной, и тот считает блажью. Хотя… Наверное, кто-то и замечает. Может, и посмеивается.
А она жутко переживает из-за этого.
«Стыдно мне, - говорит, - если бы ты знала, как стыдно, когда я вижу недоуменные взгляды в свою сторону!»

Но к психиатру не пойдет. Клейма боится, да ещё и того, что выгонят с режимного объекта. Кто там будет разбираться, что за расстройство такое.
А как же ей хочется вырваться из плена страхов и тревог, чтобы жить, как все, чтобы погас наконец в голове неугасимый красный свет опасности!
Прозерпина  (01/12/21 16:37)    


Произведение восьмое

Пригов

По первой картинке

— Пригов, что с заключением по делу №187/АА-700-47-42?
— Заканчиваю оформление, товарищ Шестой.
— Давайте уже не затягивайте! Там всё давно понятно: есть запись камер наружного наблюдения,свидетельские показания, даже признание обвиняемого есть. Почему тянете?
— Хотелось выяснить мотивы. Разобраться — как такое может происходить, почему?
— Пригов, там нечего выяснять. Следственная бригада поработала отлично, дело стройное и бесспорное. Обвинение в посягательстве на счастье, благополучие и покой граждан не вызывает никаких сомнений. Пригов, Пригов...я ценю ваше желание досконально разбираться в материале, но ...знаете, я тоже был молодым, мне тоже хотелось понять мотивы преступников — как так?
В нашем счастливом обществе и вдруг — кто-то нарушает, обществом же принятые нормы и законы. Поверьте, нам их не понять. Потому-то и введена процедура «Избавления от противоречий», а этот ваш...летун, он чистейшей воды нарушитель. И ведь сам признаётся, что летал. Да не просто, тайно взлетел, вдали от населённых объектов, где-нибудь в лесу там...или в поле. Он же из окна человейника летал! А там рядом, между прочим, детское образовательное учреждение. Там наших детей учат быть счастливыми! Вам этого недостаточно, Пригов?

Пригов молчал. Ему «этого» было достаточно. Но...что-то не давало покоя, что-то очень важное. Что-то, затрагивающее самые тайные струны его, Приговской, души. Сверлил и сверлил
червячок сомнения. Даже крамольная мысль ворочалась: «уехать подальше...и попробовать взлететь».
Нет, Пригов, конечно, мысль эту на корню забил — он страж закона, счастья и свободы! Что это получится, если все летать начнут? Ничего хорошего! Но…

А товарищ Шестой продолжал, доверительным голосом:

— ...ты, Пригов, хороший парень. У тебя жена скоро родит, вам расширяться пора. Да и тебе расти по службе. Ты сейчас в какой сотне?
— В третьей, товарищ Шестой.
— Ну вот, закрывай это дело, передавай в Высшую Инстанцию Счастья и жди повышения. А с повышением - более просторное помещение для счастья, льготы. Расти надо, Пригов. К счастью тянуться. Ну...ты меня понял.
— Понял, товарищ Шестой. Сегодня всё закончу, подпишу у подследственного и отправлю.
— Вот и молодец. Выполнять.

Пригов шёл по коридору и думал: «Всё действительно ясно. Сейчас ещё раз проверю все материалы дела и обвинительное заключение оформлю. В конце-концов, счастье для людей — это самое главное! А мы стоим на страже счастья. Ничто не должно омрачать жизнь наших граждан...ничто и никто. И нашу с Ленкой жизнь тоже...»

А товарищу Шестому позвонил Первый.
— Как там у вас?
— Всё нормально, товарищ Первый. Сегодня отправляем дело в Высшую Инстанцию Счастья.
— Ну, готовьтесь стать Пятым.
— Служу счастью народа!

Дело было готово к отправке, но Пригов решил ещё раз проверить некоторые детали.
«Чтобы дело не развалилось при рассмотрении его в Высшей Инстанции Счастья! — говорил себе Пригов, направляясь в камеру к обвиняемому. Прежде, он провёл с обвиняемым много часов,
пытаясь понять — что движет человеком, не способным ценить общее счастье. Обвиняемый охотно отвечал на все вопросы, давал развёрнутые пояснения своим поступкам и мыслям.
Его было очень интересно слушать...со многим Пригов (внутренне) был согласен, но многое в словах обвиняемого пугало. Пугало своей неожиданной свободой, критическим взглядом на устройство мира ...а главное — его точка зрения на счастье — вот , что было самым крамольным и непонятным. Из этих горячих речей, Пригов понял, что, на взгляд обвиняемого, каждый человек волен летать. В любой момент. Это — неотъемлемое право человека, а не только Первого. Это была чистейшей воды ересь и попрание всех возможных уложений о счастье. Однако, Пригову почему-то становилось легко и свободно от таких мыслей и слов.
Он предъявил охране удостоверение и вошёл в камеру.

— Здравствуйте , АА-700-47-42.
— Да-да, здравствуйте!
— Ваше дело завершено. Сегодня я отправляю его в Высшую Инстанцию Счастья. Думаю, решение последует очень быстро. Вам помогут стать... по-настоящему счастливым.
— Да, конечно. Прощайте, Пригов. Больше меня уже не будет. Будет именно то, что вы пишете — мой идентификационный номер АА-700-47-42.
— А как Вас зовут?
— Алекс, а Вас?
— Тоже Алекс…

Решение пришло мгновенно. Пригов вывел АН-700-47-42 из камеры, провёл мимо вахты, объяснив это последним следственным экспериментом. Они вышли в холодное снежное
утро 1 декабря 20ХХ года… и полетели.

Поднимите голову — видите — они летят.
Прозерпина  (01/12/21 14:27)    


Произведение седьмое

Мамин джемпер

По второй картинке

- Лапусь, не видела мою маску? Надо на почту сбегать, заплатить по квитанциям.
- Мам, её не...
- Где же она? В карманах нет, в сумочке тоже. Докатились! Без маски и на улицу не выйдешь. Не жизнь, а дурацкий маскарад какой-то.
- Мам, а нельзя новую купить?
- Издеваешься? Да? И почему я не удивляюсь? А где твоя маска? Давай, хотя бы её надену.
- Я свою в школе забыла. Прости.
- И как я теперь на почту должна идти? Скажи мне, пожалуйста!
- Пожалуйста...
- Перестань! Что с тобой происходит в последнее время? Почему ты стала такой.., такой чёрствой?
- Мам, хватит! Вот, она... Вот, твоя маска...
Выхватив из рук дочери бесформенный розовый комок, и привычным движением заправив эластичные лямки за уши, я выскочила на улицу.

Откуда? Откуда в ней это берётся? Милая, славная, золотая роднулька... И вдруг такое равнодушие! Или даже пренебрежение. Почему? Что я делаю не так? Ведь всё лучшее для неё.
Ну, да, на работе нагружают всё больше, домой прихожу затемно. Но и платят мне хорошо, что не мало важно. Из-за треклятой пандемии многие вообще без работы остались. Мне повезло. А дочка растёт, взрослеет, отдаляется... У неё свои интересы в жизни, и мамкины нервы и страхи в этот список не входят. Божечки, как же обидно! Ай, только заплакать мне не хватало! Хорошо, что очки тёмные в сумочке валяются. Надо надеть. Ну, и видок у меня сейчас - огромные очки от солнца, розовая маска...

Что это? Очередь? Да ладно! Девять утра, а очередь на почту, как в мавзолей! С вечера что ли занимают? Это ж мне тут два часа торчать придётся. Единственный мой выходной за десять дней! И ведь сплошь пенсионеры пособирались. Неужели после обеда нельзя им прийти или вообще в другой день?
- Доброе утро! Кто последний?
- Не последний, а крайний.
- Ой, да как скажете.

Ну, и что со мной не так? Почему вся очередь пялится на меня, словно на Джоконду в Лувре? К розовой масочке моей ещё не привыкли? Так привыкайте.
- Милая, а ты вперёд проходи. Что тебе тут с нами стоять? Иди-иди! Скажи, в начале очереди, что мы тебя пропустили.
- Да вы что, баб Нюр! Я же только пришла.
- Нюрка права, ступай вперёд. Нинка, скажи Валентине, пусть человека без очереди отпустит.
- Не пойду я никуда!
- Пойдёшь. Что мы не люди что ли? Не понимаем?.. А хоть и не ходи. Давай квиточки. Нин, ну-ка передай квитанции дальше...
Ну, надо же! Не ожидала. Правда. Какие всё-таки люди у нас в селе человечные.

Всё. Домой. Бегом. Лапуську свою вредную обниму, поцелую. Телек вместе посмотрим, блинчиков ей напеку, сметанку домашнюю достану.
Стоп! Стоп! Маска! Почему моя маска была у неё? И это странное поведение односельчан... Снимаю с лица розовый лоскут, переворачиваю, смотрю: во всю ширину маски алой гуашью нарисован большой улыбающийся рот и в нём - раз, два, три... - да, все тридцать два крупных белоснежных зуба!
Это же какой у меня видок был?! Это что же обо мне теперь люди подумали?!

Ну, приду я сейчас домой! Ну, напеку блинчиков! Да со сметанкой домашней!
И ведь не сказала. Специально. Поиздевалась над матерью! За что? Почему? Откуда в ней это? Я-то в её годы такой не была. Не была ведь? Не была?

Мама всегда на работе. Домой возвращалась затемно. Уставшая, бесцветная. А раньше она была яркая, красивая, смешливая. Но после смерти папы сильно изменилась. Даже одежду теперь носила только серую, невзрачную.
С этим надо было бороться. И я знала как. Поздно вечером, когда она уже уснула, я вынесла из спальни её серенький джемпер, который мама приготовила надеть утром. И нацепляла на него все, имеющиеся в доме, брошки, заколки и даже папины запонки. Это было так красиво! Словно на серой земле распустились яркие, блестящие цветы!
Разукрашенный джемпер я повесила на место и счастливая пошла спать.
Рассказать, что мама мне сказала, когда вечером пришла с работы? Наверное, не надо.

Домой! Домой. Обниму Лапуську свою, поцелую, блинчиков напеку и...
И надену-ка я свою маску завтра на работу!
Прозерпина  (01/12/21 14:02)    


Произведение шестое

по третьей картинке

на пальцах:

Кому-то плавать только 'по собачьи', а мне с рождения полусобачий взгляд дальтоника даден, равнодушно слепый к офотошопленному миру. Для самопокоения называю его "дюреровским", хотя знаменитый АД, вестимо, был и замечательным живописцем.

Дальтонизм - не подарок, но "редкость" достаточно распространённая. А носители тех или иных нарушений цветовосприятия, по нынешнему отсутствию здесь Дарвинова отбора, составляют значимый процент сапиенсов. Причём о какой-то "норме" цветовосприятия, как и о прочих "нормальностях человека" говорить, боюсь, можно лишь условно: ибо цветовую сверхчувствительность и вызванные оной ассоциативные смысловые связи мировосприятия тех же живописцев или некоторых музыкантов, "видивших" цвет звуковых тональностей, трудновато почитать нормальными.

Вот даже я со своим "подбитым глазом" самым традиционным, облупленным методом безответственных проб и удручающих ошибок учился работать пастелью. И, в результате, по слову учителя, дозрел до "условного фовизма".

Да речь не о том. (Тем боле, что, по слухам, одна из конкурсных картинок чуть ли не по-дюрериански монохромна...)

Один приятель шагнул "в этом направлении" куда дальше: Он занимается теорией и технологией изготовления и применения тактильных географических карт, карт для слепых и слабовидящих.
Весьма востребованной эта работа оказалась. И полезной. Прямое внедрение научных данных и по ресурсам "пальцевидения", и по особым картографическим условным знакам, и по технолгии изготовления и хранения тактильных карт разных типов: от карт школьного двора до мировых разной тематики: политических, экономических и "физических" (Что как-то оксиюморонно для тактильных карт, не правда ли?)...

Здорово помогать открывать мир. Аж завидно. И приятно видеть его гордо-застенчивую физиономию.

И ведь, как понимаю, практически от зачатия до первых недель после рождения внешний мир человечёныша исключительно тактилен (Ведь и аккустические сигналы, особенно в околоплодной жидкой среде это, по началу, лишь разновидность тактильных?). Новый мир вкусов, запахов и всего видимого настраивается под управлением привычного уже аккустического и тактильного мира и над ним.
Культурологи-любомудры констатируют победы мира визуальных коммуникаций.
Но.,
В конце концов, как и в начале начал сапиентной жизни царствует сплошная тактильность...

К счастью (или нет?) ни графика текста, ни все его прочие 'вербальные' потуги, ну никак не возместят, но лишь обозначат недостижимый реал правополушарного (в "норме") импрессиона от так или иначе воспринимаемого мира.
И вовсе не об изъянах органов общения с внешним миром стоит печалиться?
"Давайте славить бренный мир!" в любых вчеловеченных его ипо- и иностасях.
Прозерпина  (01/12/21 13:55)    


Произведение пятое

По второй картинке

Страшная сказка

— Мама, мама, пойдём скорее! Я покажу тебе чудо!
Кричал Мишка, прибежавший с прогулки. И отказаться было совершенно невозможно.
Пришлось влазить в защитный костюм и идти смотреть на очередное Мишкино «чудо».
Почти бегом мы миновали пустошь, которая была сразу за дверью нашего бункера, перешли по бетонной плите овраг и долго ещё шагали по пепельно-серой, мёртвой земле. Говорят, раньше она была озером.

Мишка всё бежал и бежал вперёд. Наконец он резко остановился.
— Вот оно!
Из растрескавшейся земли рос невзрачный цветок. Жёлтая шапочка, тоненькая зелёная ножка, длинные листики распластанные вокруг. Слабенький и одинокий. Но такой прекрасный!
Это действительно было чудо. Мишка сидел на корточках и с благоговением рассматривал маленькую жизнь. А у меня слёзы навернулись на глаза.
— Мама, посмотри! У него уже есть детки!
Да. Цветок дал несколько побегов. И это было совершенно невероятно.

Запас кислорода подходил к концу. С трудом оторвавшись от Мишкиной находки, мы поспешили домой. В бункер. Он был надёжным убежищем для трёх поколений нашей семьи. Быстро пройдя дезактивацию, скинули костюмы и открыли «Большой энциклопедический справочник растений».
— Вот он! — сказал Мишка.

«Одуванчик (лат. Taráxacum) — род многолетних травянистых растений семейства Астровые, или Сложноцветные (Asteraceae). Типовой вид рода — Одуванчик лекарственный — хорошо известное растение с розеткой прикорневых листьев и крупными ярко-жёлтыми соцветиями-корзинками из язычковых цветков. В ненастную погоду и на ночь корзинка закрывается. На вершине вытянутого носика семянки имеется множество волосков, с их помощью плод одуванчика может перелетать в воздушных потоках на большие расстояния.»

Что-то знакомое было в этом названии. Мишка увлечённо рассматривал картинки и мечтал, что одуванчик, разлетевшись своими волосками-семенами, сначала по пустоши, а после и по всей земле, превратит её
в цветущий бесконечный луг.

А я вспомнила — почему мне знакомо это слово. Бабушка, когда была жива, много рассказывала о прежней жизни. Как были большие города, реки с рыбой, моря, леса… А у её родителей была дача. Дача — это такой
дом с садом-огородом. А сад-огород — для деревьев и растений. Там росли яблони, вишни...что-то ещё…и они цвели весной, а летом давали плоды. И были грядки. Такие специальные приспособления для выращивания
овощей. Сейчас уже не вспомню, как назывались овощи...На этой даче, куда семья уезжала из города на всё лето, было очень хорошо. Но приходилось всё время что-то делать. Сначала — сажать растения, потом — поливать (это водой) и полоть. Вот! А полоть — значит уничтожать другие, не приносящие пользу растения. Сорняки.
Особенно часто бабушка вспоминала одуванчики, которые росли сами по себе и «только выполешь, а они опять лезут».

Мишка внимательно слушал, он любил рассказы про «то» время. А потом сказал: «Мама, ты, как маленькая! Это же бабушка тебе сказку рассказывала. Кто же станет убивать живой цветок?
Это просто страшная сказка».
Прозерпина  (30/11/21 22:29)    


Произведение четвёртое

По третьей картинке

Родители

Поезд медленно дотягивал последние метры, тщательно умещая состав вдоль перрона. Пассажиры, уже выстроившиеся в проходе, нетерпеливо вглядывались в проплывающую мимо публику. Не была исключением и я. Наклонившись к вагонному окошку, я тоже искала глазами знакомое лицо, потому что была уверена - встречать меня придёт папа. Он будет в железнодорожной форме, хотя уже лет пятнадцать, как вышел на пенсию. Но отработав много лет слесарем в депо и только к сорока годам став машинистом, он очень гордился своей профессией и не упускал случая покрасоваться в полном профессиональном обмундировании.

Мама же наверняка с утра хлопочет на кухне, готовя что-нибудь вкусненькое для праздничного стола. Представляя всё это, я не могла сдержать улыбки, и уже готовясь увидеть ответную папину улыбку в толпе встречающих, вышла из вагона.
Однако, вопреки ожиданию, отца на перроне было!

Все вокруг обнимались, целовались, какая-то девушка из опоздавших, пробежала мимо, сигнализируя поднятой рукой своим гостям, что их не забыли, да старичок в болтающемся на тощем теле пиджаке, смешно задирал голову, стараясь разглядеть кого-то сквозь толстые стёкла больших роговых очков.
«Не случилось ли чего?» - забеспокоилась я, растерянно озираясь вокруг. И тут что-то знакомое почудилось мне при очередном взгляде на забавного старичка. «Боже мой! Да ведь это и есть мой папа! Как же он постарел», - всё внутри меня сжалось от жалости к нему, и сразу так страшно приблизилось то неизбежное, что казалось туманным и далёким, и что я сознательно гнала из своих мыслей. А папа уже улыбался и направлялся ко мне, подавшись вперёд и шаркая непослушными ногами.

Заставив себя проглотить подступившие слёзы и соорудив на лице ответную улыбку, я поспешила ему навстречу.
- Здравствуй, папа!
Мы неловко ткнулись друг в друга и, казалось, сейчас оба по-настоящему расплачемся.
- Ничего, ничего, дочка, - пытался он бодриться, заметив, очевидно, мою расстроенность, и, видимо, в доказательство своей мужской состоятельности, решительно отобрал мою дорожную сумку.
Чтобы не обидеть его, я и не сопротивлялась, тем более что ноша моя была совсем не тяжелой.

Мы шли рядом, заново привыкая друг к другу, и пытаясь при этом делать вид, что всё по-прежнему - он для меня непререкаемый авторитет, советчик и защитник, а я – его любимая младшенькая дочка.
Но через некоторое время я заметила, что папа как-то притормаживает в разговоре, будто хочет что-то сказать и не решается.
- Пап, тебя что-то беспокоит? – наконец спросила я. - Что-то со здоровьем? Или с мамой не всё в порядке?
- Да нет, дочка, со здоровьем пока, слава богу, терпимо, а вот с мамой не всё в порядке. Да ты не пугайся! Она тоже пока держится.
Он замолчал ненадолго, а потом грустно признался
- Только вот не ладим мы с ней.
Прозерпина  (30/11/21 19:58)    


Я аж остановилась. Ничего себе – не ладим! Пятьдесят лет ладили, а теперь – «не ладим». А как же его признание маме в новой влюблённости в неё на двадцатом году супружества? Она сама, смущаясь и краснея, как молоденькая девочка, рассказывала мне об этом. Как же долгие разговоры между несомненно близкими и дорогими друг другу людьми, которым мы, дети, были свидетелями?

Но папу, как будто, прорвало, он заговорил возбужденно, с обидой, жестикулируя и спеша высказать всё, что, видимо, накопилось у него за душой:
- Замучила она меня своими придирками. И то не так, и это не эдак! По каждой мелочи всё учит и учит. Чего меня учить! Я жизнь прожил, другим уже не буду.
Откровенно говоря, я была ошарашена. Письма мне, обычно, писала мама, ничего подобного в них не было, а тут такой поворот. И что сказать папе? Маму-то ведь тоже учить поздно, да и не привыкла она от детей нравоучения получать.
Она у нас всегда была главой. В том смысле, в каком большинство женщин и становятся главными в семье. Что купить, когда ремонт затеять, куда в отпуск поехать – всё они, мамы, решают, да и с детишками чаще пап возятся. А отцы в основном добытчики. И, как правило, соглашаются с таким порядком, редко заявляя о своём главенстве.
Что же изменилось? Понятно, что дети разъехались, что забот поубавилось, что сосредоточились теперь друг на друге, стали более обидчивыми. Обо всём этом я слышала. Но одно дело - слышать, и другое дело - увидеть в своих собственных родителях.
И главное – как помочь? Простыми советами здесь не обойдёшься.

Мама встретила нас, как я и думала, праздничным угощеньем, наделала малюсеньких, одинаковых, как близнецы, вкуснейших пельмешек, наставила салатничков с собственными заготовками, папа разлил вино в парадные бокалы, выпили, и закрутилась беседа с распросами про всё, о чём не наговорились в письмах, да по телефону. И, вроде как, не почувствовала я никакого разлада, всё ровненько, как и прежде. Может, преувеличивает папа?

Однако ж, позже, когда папа на диванчике задремал, спросила маму, как они тут с ним вдвоём уживаются.
И опять обрушился на меня целый водопад жалоб: и «ленится он – всё бы у телевизора сидеть, никакого дела не допросишься», и «перечит, ворчит», и «глухой стал – сто раз ему скажи, на сто первый услышит».
Попыталась урезонить её, делать скидку на возраст, на здоровье. Да куда там! Разобиделась – сама, мол, не молоденькая и здоровье тоже не блестящее.

Так и уехала я в тот раз с тяжелым сердцем, в первый раз почувствовав себя взрослее родителей.
А вскоре получила письмо от мамы о тяжелой папиной болезни. Да что там, тяжелой! Сразу было понятно, что долго он не протянет.
Страшное это известие. Для всех нас. А для мамы – особенно. Полвека вместе – это настолько тесное врастание друг в друга, что и разделить-то невозможно, по живому режется.

Маму тогда будто подменили. Так тщательно и самоотверженно она ухаживала за больным, так старалась хоть немного продлить дни его, что незадолго до конца он признался ей: «не думал я, что ты мне такой заботливой нянькой будешь!»
Долго мама потом плакала за отцом, в письмах всё хорошее вспоминала и просила меня, чтобы я в своей семейной жизни не обращала внимания на мелочи, ценила главное, и не портила мир в доме пустяковыми придирками.
Прозерпина  (30/11/21 20:00)    


Произведение третье

Встреча с морем

По первой картинке.

Сегодня у меня самый значимый день! Я увижу море! Даже не море, а океан. Ведь побережье Приморского края омывает Японское море, которое, по сути, и есть Тихий океан. Величественный и грозный - во всяком случае я его так представляю. Мы живём в небольшом таёжном посёлке, всё взрослое население которого занято на лесозаготовках. Поваленный и распиленный на брёвна лес, вывозится в райцентр на деревообработку, а часть особо ценной древесины доставляется на побережье. Там брёвна перегружаются на пароходы и вывозятся в Японию. Отпустить меня с лесовозом в рейс я уговаривал маму давно, и только на этих летних каникулах она согласилась, но с условием, что поеду я не с абы каким шофёром, а с её братом Лёшкой, то есть, с моим дядькой. И вот, гружёные ровными брёвнами, мы уже два часа едем по таёжной трассе. Лёшка - самый младший брат мамы, он только два года, как отслужил в армии, и старше меня на каких-то десять лет. Поэтому называю его просто Лёшка - без всяких там дядей. У Лёшки сильные, загорелые руки и белозубая улыбка. Меня он называет Толяш-племяш и время от времени опускает мне на глаза козырёк кепки, что не очень приятно. Я уже ездил с ним два раза, но это были не дальние рейсы в район. Тогда у Лёшки был ещё старый разбитый Зил, который он называл мой "захар". И вот недавно Лёшка сел на новёхонький "Урал" и сиял от счастья! Кабину он украсил шторками с бахромой и подвесил всякие безделушки, а в уголке лобового стекла прикрепил картонную иконку и фотку Светки Буланиной. По слухам, у них осенью намечается свадьба.
За окном по обе стороны стоит стеной дремучая тайга, местами разреженная вырубками или "мёртвым" лесом - чёрными, обгоревшими стволами деревьев, напоминающими о былых пожарах. Ехать нам ещё остаток вечера и всю ночь. В голове у меня одно - я увижу море! Огромный океан!
- Лёш, а мы близко к морю подъедем? В песке не увязнем? - Я смотрю на него снизу вверх.
- Не боись, Толяш-племяш! Не увязнем! У нас же Урал, секёшь? Вездеход!
Давай-ка, лучше пирожки мамкины доставай, перекусим!
Я наливаю из термоса по кружкам чай и достаю из обмотанного полотенцем пакета ещё тёплые пирожки с капустой. Лёшка, не отпуская руль, в два укуса кончает пирожок и шумно запивает его чаем. После третьего пирожка он закуривает и, выпуская дым в приоткрытое окно, спрашивает:
- А что, ты точно ни разу моря не видел? Хотя, действительно, когда бы ты мог? - сам себе отвечает Лёшка и вдруг сокрушается, - эх, жаль я фотоаппарат не взял - ты бы море пофоткал. Ну, ладно - будут ещё с тобой поездки, Толяш-племяш!
Начинаются горные перевалы - самые сложные участки дороги. Машина натужно ревёт, но упорно продвигается вверх. Выкарабкавшись на гребень, Лёха выходит из кабины и обходит машину кругом. Проверяет тросы, которые стягивают штабель брёвен, колёса. Дав двигателю немного остыть, мы продолжаем путь.
- Скоро прижимы будут. Два - Большой и Малый. Высоты боишься?
- Не знаю, вроде, нет. А прижимы - это как?
Лёха с минуту молча крутит баранку, видимо, обдумывая, как мне, пацану, объяснить это загадочное слово "прижим".
- Представь, стоит гора - ни вокруг объехать, ни через неё. Тогда сбоку вырубают узкую дорогу, как террасу. Вот и получается - с одного боку стена скальная, с другого - круча. Вот так и едешь, прижавшись к стене.
Жутковато с непривычки. Но мы ночью проезжать будем - не заметишь!
Прозерпина  (30/11/21 19:16)    


Так оно и случилось - я просыпаюсь в абсолютной тишине, свернувшись калачиком на сидении.
Лёша полулежит, обхватив баранку руками и повернув голову ко мне затылком.
Но мои шевеления, видимо, нарушают его дремоту, и уже через минуту мы вновь рычим мощным Уралом на всю тайгу.
- Лёш, а как это - не видно другого берега? Вода до неба, что ли?
- Ну, да, можно и так сказать. А, спорим, что есть люди, которые видят все берега сразу! Угадаешь?
- В бинокль, что ли?
- Нее, в бинокль тоже не увидишь! Сдаёшься? - и не дождавшись моего ответа, громко смеётся, - космонавты!
Мне бы тоже хотелось взглянуть на нашу планету из космоса, но сегодня меня ожидает событие по важности не меньшее - я увижу море! Оно будет прямо у моих ног!
Если честно, то меня много, что впечатляет - будь то причудливое облако или цветок, пробившийся сквозь асфальт. Даже упавший кленовый листик могу долго-долго разглядывать со всех сторон и, даже, с прищуренным глазом. А тут - море...
Уже брезжит рассвет, и в горных распадках перистыми облаками лёг туман. Когда наша машина поднимается на вершину очередного перевала, то с высоты кажется, что ложбины занесло снегом, из-под которого выглядывают острые вершины деревьев.
- Лё-ё-ё-ш, ну скоро уже? - я начинаю нетерпеливо ёрзать на сидении.
- Три версты через кусты, три через болото - и Маруся вота! - во весь рот улыбается парень и добавляет, - часок с хвостиком ещё!
Уже солнце озарило макушки деревьев и на дорогу упали тени таёжных исполинов - стоящих по обочинам кедров. Я пристально вглядываюсь вперёд, ожидая, что вот-вот покажутся проблески долгожданного моря.
Но вот Лёшка перед очередным и очень крутым подъёмом зачем-то останавливает машину и немного загадочно произносит:
- А теперь, Толяш-племяш, приготовься! Кино будет! Широкоэкранное! - и трогается на подъём.
Я в полном недоумении - какое кино? Впереди только дорога, крутая настолько, что через лобовое стекло не видно колеи, а виден лишь задранный кверху капот, дрожащего от напряжения Урала. Лёшка давит на газ и, поглядывая на меня, всё время повторяет:
- Смотри вперёд! Во все зенки смотри!
И вот машина уже взбирается на гребень перевала, и когда капот стал медленно опускаться ниже, я обомлел... Как будто огромную декорацию угрюмого. тёмного леса резко опрокинули и на её месте засияла, засверкала, ослепила необъятная голубизна морского простора! Это было так неожиданно, что казалось волшебством! Я таращу глаза на это чудо и только шевелю губами:
- Так вот, какое ты, море...
Лёшка, давая насладиться мне увиденным, не сразу спускается к пристани, у которой я уже заметил стоящие пароходы. Он немного задумчиво смотрит вдаль и произносит:
- А мы ведь могли прибыть до рассвета. Но я специально задержался в пути, чтобы ты увидел море именно таким, каким его увидел я в первый раз, и с этого же места. Скажи, здорово!
Не помню, что я тогда ответил Лёшке, но этот неописуемый восторг, охвативший меня при виде всплывающего, как из-под земли, моря, я сохранил на всю свою жизнь.
Прозерпина  (30/11/21 19:16)    


Прошу прощения, но по официальным данным Тихий океан действительно омывает материковое побережье РФ, но не в Приморском крае (через буфер Японского моря), а на Камчатке...
Самые наивгеографоманские!,
cool cool
Борис_Старче  (30/11/21 20:56)    


Борис! ЛГ и говорит о том, что видел Японское море.

Большая Российская Энциклопедия:
"ЯПО́НСКОЕ МО́РЕ, полузамкнутое море Тихого ок. Относится к типу окраинных океанических морей"
Прозерпина  (30/11/21 23:14)    


Само собой, это право ЛГ отождествлять одно из трёх Дальневосточных морей России с Океаном, можно даже с Мировым. Но имеется забавный факт: лишь на одном участке берега материковой России безбуферно омывает сам Океан...
Еще раз: это чисто географоманское замечание, скорее даже - примечание, не содержащее критических аспектов.
cool cool
Борис_Старче  (30/11/21 23:44)    


Произведение второе

В объятиях смерти

Поезд, словно за ним неслась роковая погоня, летел сквозь меня и за сутки ни разу не остановился. А разве прошли сутки? Здесь другое время, я это сразу заметил. Я ехал в этом поезде один и знал, что сейчас день, но за окном тёмными пугающими силуэтами проносились деревья.

Внезапно поезд остановился, и в коридоре появилась девушка. Подойдя к моему купе и мило улыбнувшись, она спросила, может ли войти.

Незнакомка была похожа на актрису – выше среднего роста, стройная и гибкая.

– Красивая, – подумал я. – Мягкие карие глаза, ровный носик, длинные каштановые волосы. Такая, тициановская. Хотя мне всё равно.

Похоже, по пути к вагону она упала и выпачкала платье. И туфли были в глине. Я подумал, что создал её в своем воображении, когда задремал, но, если это так, я мог бы гордиться своим творением.

– Конечно, ты можешь ехать со мной. Я думал, что это только мой поезд, но я вижу тебя и надеюсь, что это реально, – ответил я.

– Ты можешь убедиться в этом, дотронувшись до моей руки. Меня зовут Анни.

– А меня Фрэнк. Но, пожалуй, это неважно, – представился я, отодвигаясь, чтобы она села рядом.

Но она расположилась напротив и стала приводить себя в порядок – вытерла туфли и расчесала волосы. Складки её платья малахитового цвета напоминали морские волны.

– Возможно, этот поезд существует потому, что мы оба создали его в своём воображении и он стал настоящим? – спросил я.

– Думаю, что это может быть, – ответила она и положила на столик сумочку.

Я продолжал рассуждать:

– Разве мы знаем, какие реальности существуют? Возможно, мы находимся в одном из параллельных миров.

За окном появилась река, но ни рыбаков, ни яхт не было видно, мелькали только маленькие островки, покрытые зеленью. Анни тоже с интересом смотрела в окно.

Трудно было поверить, что два незнакомых человека могли превратить процесс смерти в такую живую форму, что она не отличалась от действительности. Мы оба так вжились в эту иллюзию, что даже встретились – чувствовали друг друга, дышали, разговаривали, видели реку, но в другой реальности я находился в своём гараже, в автомобиле с включённым двигателем и с запертыми на замок воротами.

– Мы можем поужинать в ресторане, здесь, в поезде, – сказала Анни, и я согласился.

Стол был застелен свежей белой скатертью и сервирован на двоих – два больших закрытых крышками подноса, бутылка вина и кофейный сервиз. В серебряных подсвечниках горели настоящие свечи. Я почувствовал, что проголодался, наполнил бокалы и мы с удовольствием выпили за встречу.

Из ноутбука, находившегося в углу ресторана, доносилась тихая музыка. Анни налила в полупрозрачные чашечки горячий кофе, добавила молоко и положила сахар. Пламя свеч колыхалось под нежным дуновением воздуха, проникающего сквозь зашторенные окна.

– Ты, наверное, актриса? – спросил я.

– Когда-то была.

По её лицу промелькнула тень.

– Я был художником. Хотя мои картины никто не покупал, я продолжал рисовать и тешил себя надеждами, лелеял мечты. Но не заработал даже на ужин, такой, как здесь. Моя уверенность рассеялась, и я оказался в этом поезде.

– А мне перестали давать роли, когда появились новые фаворитки. Пришлось танцевать в ночных клубах.

– А в каком городе ты жила?

Она сказала.

– Но я тоже жил в этом городе. Может быть, потому мы здесь и встретились.

Анни грустно посмотрела на меня:

– Как ты думаешь, мы проснёмся завтра?

– Конечно, я в этом уверен.

Мы вернулись в купе и выключили свет. Сквозь шелест её платья, мягкий шорох одеяла раздавался ритмичный стук колёс. Я подумал, что любовь и смерть могут идти рядом, но заигрывать со смертью мне показалось чудовищным.

Мы проснулись рано, и мне показалось, что поезд стал мчаться гораздо быстрее. На повороте впереди я увидел скалу и почувствовал, перед ней наступит конец нашему путешествию. От нервного напряжения, подобного раскаленной магме, хотелось закрыть уши, глаза и крикнуть: «Не убивай себя, хватит!»

Перед глазами появился когда-то увиденный танец Макумба. Стук колёс превратился в моём сознании в ритуальную музыку, сопровождаемую бешеными ударами барабанов. Уже захватывало дыхание, сохли губы. Колдун яростно вращал головой из стороны в сторону, неистово метался. И вдруг, издав дикий крик, замертво упал, унося с собой злых духов.

Теперь я не хотел, чтобы смерть наступила так скоро. Когда встретил Анни, я надеялся, что жизнь продлится, хотя бы ненадолго, но этот поезд не способен был спасти нас от гибели.
Прозерпина  (25/11/21 12:25)    


– Как ты хотела умереть, Анни?

– Я включила газ на кухне. А ты?

– Угарный, в гараже.

Я подумал о том, какое счастье быть живым и удивился этой мысли. Зачем же я закрылся в гараже в ожидании смерти?

– Почему ты решилась на самоубийство?

– Хозяин требовал, чтобы мои танцы были всё более соблазнительными, непристойными. Я ушла, поселилась на мансарде и нашла работу в магазине. Но вскоре сильно простудилась и никак не могла справиться с болезнью.

Она показалась мне очень бледной.

– Я тоже чувствовал тоску. Душу окружила пустота, давила, проходила сквозь меня и захлёстывала серыми волнами. Это похоже на то, когда ждёшь праздника, например, дня рождения, а когда он наступает, оказывается, что никто о тебе не вспомнил. Почему мы не встретились раньше на берегу моря или просто в тихом переулке, но не в этом поезде? И нам нужно умереть, чтобы найти друг друга, теперь, когда мы так жаждем жизни?

Стук колес стал громче, Анни посмотрела в окно и увидела, что скала уже близко.

Она внезапно вскочила и выбежала в коридор, я последовал за ней. Девушка рывком открыла дверь и опустилась на нижнюю ступеньку.

– Я не могу больше ждать смерти! Хочу сейчас спрыгнуть и разбиться!

Она повисла на ступеньках и ветер закрыл её лицо волосами.

В тусклых лучах восходящего солнца курился лёгкий туман, и мне показалось, что впереди тоннель. Почему я его не заметил раньше? Или его не было?

– Потерпи, Анни! Держись, Анни! – закричал я и вдруг догадался, что тоннель – не конец, а продолжение пути. Можно выбраться отсюда живыми!

– Анни, где твоя квартира? – закричал я, стараясь перекрыть грохот колёс.

Она слабым голосом произнесла адрес.

Я был поражён. Мы соседи! Вероятно, видели друг друга не один раз, но не запомнили.
Неимоверным усилием воли я очнулся и оказался в своём гараже, в машине. Голова гудела от адской, тупой боли. Выключив зажигание, я распахнул двери гаража и выскочил на пронзительно холодную зимнюю улицу. Куртка осталась на сидении. Я жадно вдохнул свежий воздух, потёр снегом виски и бросился бежать к соседнему дому. Надо успеть, Анни может спрыгнуть с поезда!

Добежав до дома, я ворвался в подъезд, бегом проскочил четыре лестничных пролета и остановился перед запертой дверью.

– Анни! – закричал я и вышиб дверь.

Она лежала на кушетке, при свете бра её лицо с закрытыми глазами было бледным, как воск. Я выключил газ на кухне и широко распахнул окна в квартире. Подняв девушку на руки, бережно отнёс её к большому окну. Веки Анни дрогнули и приоткрылись. Наполненные ужасом глаза, смотрели, не мигая. Она меня узнала.

И в эту минуту я понял – мы смогли вырваться из тоннеля на свет и тот поезд для нас больше не существует.
Прозерпина  (25/11/21 12:26)    


Это же рассказ Роберта Янга "На реке": https://topreading.ru/bookread/64025-robert-yang-na-reke ! Только сокращенный и вместо реки - поезд. И не надо говорить, что это заимствование или аллюзии, весь сюжет передрали, даже фразы взяты из рассказа, почти один в один. Это плагиат!
Джон_Маверик  (25/11/21 13:41)    


Джон прав. Хорошо помню это произведение.
Эризн  (25/11/21 13:44)    


Автор второго произведения снимает свою работу с конкурса.
Прозерпина  (25/11/21 15:23)    


Вообще редакцию Литсети сильно возмутил факт, что на конкурс ЛитО нашего сайта принесли откровенный плагиат.
Чтобы не быть голословной и избежать бесполезных дискуссий на тему "ну, чуточку сюжет перекликается...", провела сравнение текстов (картинки с таблицей кликабельны):









Поэтому редакция убедительно просит автора попытаться объяснить нам мотивы такого неблаговидного поступка, и желательно прямо здесь, под этим комментарием (произведение ведь снято с конкурса, так что соблюдать анонимность уже нет необходимости?)
Если автор ну очень уж застенчивый и робкий - тогда, пожалуйста, в личку мне или Алексу Фо.
Эризн  (26/11/21 16:08)    


Ведущую прошу донести до сведения автора этот комментарий, если автор не заглянет сюда сам.
Эризн  (26/11/21 16:08)    


да уж) убедительно) типичный рерайт, примитивизированный и укороченный

и совпадением это быть не может - слишком уж много совпадений в таком коротком произведении) особенно умиляет последний лист - похоже, автор под конец устал стараться внести в текст более заметные различия))
не говоря уже о том, что в прозе плагиат сюжета - это уже плагиат достаточный
Алекс_Фо  (26/11/21 16:47)    


Потому и онаним(
Нет уж. Хероев надо знать в лицо.
Елена_Бугорская  (26/11/21 17:26)    


Мне очень жаль, что на нашей конкурсной площадке произошёл такой инцидент. Надеюсь, что это больше никогда не повторится.
Автор уже обратился к редакторам сайта, раскрыв свою анонимность.
Прозерпина  (26/11/21 17:47)    


Неприятно. Очень. (((
Джон молодец, что обнаружил эту фигню. Я бы никогда не догадалась - не читала рассказ.

Плин.
Если честно, даже не знаю, хочу ли знать имя "смелого" автора...
А вдруг он/она просто хотел/хотела проверить, как работает система проверок текстов?
Ищу для хероя отмазки. ((
Маруся  (26/11/21 18:01)    


Вот это да... ПЛАГИАТ... О чем думает автор,когда присваивает авторство чужого произведения? Бррр. Никогда не пойму..
Гелия  (26/11/21 18:23)    


Пелагея, жаль, конечно, но это относится не только к ЛитО, - ко всему сайту.
И мне кажется, что следует открыть имя плагиатора всему сайту, а не только РА.
Такие вещи нужно, как мне кажется, пресекать резко и публично.
Murrgarita  (26/11/21 18:24)    


эх…. рано открыли факт плагиата! нужно было дождаться окончания голосования и открытия имен…. И вот тогда бы был хороший урок автору- плагиатору, запоминающийся)))
а так безбедно будет дальше на Литсети существовать и поддтыривать чужие сюжеты по случаю, но более аккуратно…
а между прочим благодаря его анонимной неблаговидной деятельности все остальные невинные авторы теперь друг у друга под подозрением...
Вы хоть скажите… мужчина или женщина… этот затейник рерайтер был? Чтобы хоть одна из двух половин человечества вздохнула облегченно)))
Женя_(Гнедой)  (26/11/21 18:46)    


Женя, сорри, не додумался. Действительно, надо было подождать снятия анонимности. А рассказ бы ещё, пожалуй, победил на конкурсе. Сюжет-то хороший. Роберт Янг - прекрасный писатель.:)
Джон_Маверик  (26/11/21 18:51)    


А всё же я не понимаю - разве не порядочнее назвать открыто плагиатора?
Murrgarita  (26/11/21 19:27)    


по-хорошему правильнее было бы, чтоб Автор сам сюда пришел... признался и повинился, что бес, например, его попутал или временное умопомешательство приключилось... ну или мало ли что в таких случаях говорят....а Литсетевцы бы его поняли и простили... а потом бы все жили вместе долго и счастливо... но боюсь, такой исход событий из области радужных фантазий)))
Женя_(Гнедой)  (26/11/21 19:38)    


Произведение первое


Третья картинка

петь прозой не доводилось но почему бы и нет
когда человек талантлив упорен он вам
и расписание пригородных электричек
и меню заводской столовой пропоет
главное мозги отключить и не заморачиваться

так что же я вижу а вижу я три картинки
из которых одной (первой) нет и это тоже картинка
и возможно лучшая
вторая постановочная и фи а третья прелесть

на какую из трех мне пропеть прозу
на какую из трех бросить взгляд свой
талант свой
свой чистый голос

пропою-ка я третьей
которая якобы со штрихкодом
на самом деле (скорее всего)
(или одна из версий) это
код-расшифровка иллюстрация
концов каких-то там хромосом не хромосом
укорачивающихся с каждым годом
(так говорит наука)
с каждым разом с каждым обновлением
что приводит в итоге сперва к старости
а после к смерти

внизу бот демиурга
следящий за правильностью укорочения
наверху ты конкретный человечек
видящий знающий о шатком конце своего пути
(он для всех один) но не ведающий
насколько исхудали
насколько тонки под тобой опорки (не обувь)
и в какое мгновение последняя из них хрустнет

не заморачивайся отключи мозги
пой свою прозу
иначе
боль и печаль настигнут тебя
как гроза настигает в пути одинокого странника
и некуда спрятаться негде укрыться
в бескрайнем бездушном поле

некуда оступиться тебе ни свернуть с этой птичьей жердочки

так почему же картинка совсем не страшна а скорей прикольна

не бойся иди дурачок это такой диснейленд забава
все продумано в нем (в этом мире) все учтено
и внизу песок и он мягкий и шею ты не свернешь
а лишь...

так пропел я песню свою
о том что увидел...
Прозерпина  (25/11/21 12:19)    


smile
Strega  (18/11/21 00:43)    


Можно и так. Теперь бы к этому рассказ, эссе, миниатюру smile
Прозерпина  (18/11/21 13:40)    

Рубрики
Рассказы [1064]
Миниатюры [1048]
Обзоры [1398]
Статьи [414]
Эссе [191]
Критика [97]
Сказки [211]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [15]
Юмористическая проза [285]
Мемуары [56]
Документальная проза [87]
Эпистолы [20]
Новеллы [73]
Подражания [10]
Афоризмы [21]
Фантастика [127]
Мистика [54]
Ужасы [8]
Эротическая проза [4]
Галиматья [260]
Повести [242]
Романы [55]
Пьесы [34]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [17]
Литературные игры [37]
Тренинги [3]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1909]
Тесты [14]
Диспуты и опросы [100]
Анонсы и новости [104]
Объявления [96]
Литературные манифесты [251]
Проза без рубрики [440]
Проза пользователей [211]