Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Статистика
Онлайн всего: 16
Гостей: 6
Пользователей: 10
Perpetuum
Проза без рубрики
Автор: Вика_Смага
Закончился самый обычный день. Ничего особенного. Просто рутина, даже воспоминанию не за что яркое зацепиться. День, наполненный пустопорожними якобы-делами, от которых — ни уму, ни сердцу. А день прошёл. И после него осталась телесная усталость, вызвавшая вызвала такое же не оригинальное желание лечь и закрыть глаза. И забыть этот день, потому что он не стоил ничего, кроме полного стирания из памяти.
Я лёг, как обычно, на свой диван с этой мыслью и тотчас же уснул – как будто провалился...
А потом так же внезапно вынырнул из глубины сна – в таких случаях сам не до конца понимаешь, проснулся или нет...
...И вот я уже не торопясь перехожу через проезжую часть. Ощущаю под тонкими подошвами туфель мелкие камушки видавшей виды дороги. Передо мной – особняк: старинный, по самые окна утопленный в землю. Он стоит на углу улицы... Постепенно вспоминаю его: это в городе К., только на противоположной стороне узкой улочки ****, зеркально... Это ещё одна примета сна. Я чувствую его зыбкую грань, но брожу там, за гранью, наблюдая и сопоставляя явления сна и реальности, движимый не столько собственным любопытством, сколько невидимым, непонятно откуда взявшимся потоком. Этот поток я ощущаю кожей, он – подобие ветра, но более плотен, он обволакивает и ведёт меня.
Откуда-то знаю, что этот дом на углу – мой. Прежде чем войти в не запертые двустворчатые деревянные двери, поглаживаю поверхность, когда-то крашеную зелёным, ощущая рукой тёплую, обветренную, какую-то родную шершавость, стряхиваю прилипшие к коже ошурки облупившейся краски. Не торопясь опускаюсь по широкой деревянной лестнице. В прихожей пусто и гулко. Объём помещения проявляется не сразу, постепенно открывая взгляду новые детали. Вхожу в большую залу, погружённую в полумрак. Проявление неизвестного мне пространства следует за моим вниманием к нему. Вот ещё одни двери: они предстают передо мной раскрытыми. За ними открываются другие комнаты. Дом впускает, втягивает меня в себя, ведёт вглубь, в своё сумеречное таинственное нутро. Я не имею цели, во мне нет страха и сопротивления - только подвластность потоку.
Я не подозревал, что этот дом так просторен. Приходит мысль, что это крыло дома было снесено в действительности. Разум цепляется за известное, но поток увлекает, не давая времени проснуться.
За следующей дверью – комната поменьше. Из ряда окон в комнату поступает слабый свет, цвета приглушены, как будто в режиме sepia.
У стены – пуф с витыми ножками. Успела промелькнуть "плотная" мысль (о, эти штампы и клише!) – "стулья из дворца," но «поток» смывает приходящие мысли-пиявки, и я вдруг замечаю, что на этом пуфе сижу...я. "В чём-то белом без причуд" тоже мелькает, сгорая в лихорадочном возбуждении узнавания. Тот "я" тоже меня узнал, но он спокоен: он как-будто ждал моего прихода. Я присаживаюсь на похожий пуф напротив, рассматривая того "себя". Тот "я" молча смотрит на меня, приветливо и строго одновременно. Его спокойствие передаётся мне: двойник-визави «пьёт» и «поит» меня посредством этого взгляда, «включая» моё существо в неведомое прежде свечение.
Созерцание себя в этой комнате, попытки осознания обоих "я" исподволь наполняют меня чувством, которое я не умею описать словами. Единственное слово, которое хоть как-то подходит – слово "любовь". Это большая любовь, я не могу вместить её всю, она больше меня, она окружает меня, растекается, заполняя всё вокруг, я дышу ею, и от этой переполненности, от новизны ощущений я начинаю плакать. Это слёзы переполненности, я даже не пытаюсь их сдержать. Они текут по моим щекам, щёки начинает пощипывать от соли, и я просыпаюсь на своей постели от собственных рыданий, ощущая своей реальной щекой влажный след на подушке. Немного успокоившись, закрываю глаза, пытаясь вернуться в сон – мне непременно надо туда... по-настоящему досадую на себя, что так глупо "вылетел", не в меру расчувствовавшись, из только начавшего разворачиваться сюжета. Пока я копошусь в размышлениях, момент возможности вернуться в сон оказывается упущен: проход в неведомое пространство оказался задёрнут почти невидимой шторой, и это почти невидимое видение с каждым мигом таяло. Я был не готов с этим смириться, во мне утвердилось знание, что там, за шторой, есть то, что мне нужно, стоит лишь... Протягиваю руку и ...я чувствую рукой эту невесомую, но осязаемую ткань. Приподнимаясь на локте, бережно отодвигаю её справа-налево – она поддаётся... Я подаюсь всем телом вперёд и вижу себя в только что покинутой комнате таинственного дома – наяву, с открытыми, ещё заплаканными глазами. От слёз, задержавшихся на густых ресницах, всё видится зыбко. Нечёткое изображение «плывёт» и мерцает – от непроизвольного движения век? Я привстаю и продвигаюсь вперёд, навстречу видению. Пространство расширяется, впускает в себя... вот я уже вошёл (сквозь окно? сквозь стену?), вот я уже в комнате... Меня охватывает неописуемый восторг от снова нахлынувшей волны любви, я раскрываю объятия навстречу этому чувству, всё моё существо отдаётся его власти...

...И вдруг порыв непонятно откуда ворвавшегося ледяного ветра наотмашь бьёт меня в грудь, проникает в ноздри, пронзая холодом лоб. Я, задыхаясь, с маху падаю спиной на подушку, и в приступе удушья не кричу – рычу от боли, страха и чего-то ещё, чему названия в моём словаре не находится... И проваливаюсь в беспамятство.

Из беспамятства меня вынимает муха, беспардонно хозяйничающая на моём лице, прогуливаясь, как пресловутая собака по роялю, по моим ресницам как по клавишам — взад-вперёд. Кажется, что из этой прогулки получается какая-то неуловимая мелодия, я пытаюсь запомнить, но мелодия всё время меняет направление, темп, ритм... наконец муха заканчивает озорную импровизацию торжественным аккордом, больно укусив меня за веко...
Я легко бы мог прихлопнуть бесцеремонную игрунью, что и сделал бы ещё вчера, особо не церемонясь, но сейчас я творю лёгкий мысленный посыл – и муха исчезает. Просыпаюсь быстро и окончательно, осознаю, что я — здесь! Это мой мир, мой знакомый и родной с детства цветной мир! Я вижу цвета как-то по-особенному ярко, как будто кто-то протёр влажной салфеткой многослойно налипшую на мой «3D экран» пыль . Радуюсь этой новине, радуюсь зелёной мухе, клочку синего неба между алыми соцветиями герани, радужным каплям света, зависшим в воздухе на крохотных пылинках, реющих над подушкой... Я уже забыл, когда я так радовался встрече нового дня! Это бытие в радости так хорошо, что хочется продлить его, а продлить нельзя, законсеорвировав, запомнив. Нет, не то!
Я вскакиваю на ноги, мои движения непривычно порывисты – я как будто забыл, как пользоваться своим телом: меня «сносит» то в одну, то в другую стороны, я вдруг, как мальчишка, подпрыгиваю на одной ноге, потом кружусь – и всё видимое кружится вокруг меня, подобно стёклышкам калейдоскопа. Меня куда-то несёт, я вдруг начинаю хохотать, приводя домашних в недоумение: с чего бы он, то есть я, обычно собранно-скованный, отчасти угрюмый и объективно не молодой "человек в себе" вдруг веду себя... как сумасшедший? Как мальчишка?! А во мне будто распустились два крыла невидимой зелёной бабочки... именно во-, а не на-, и я вижу их трепет краем глаза, чувствую бодрящее прохладное тепло (сам мысленно удивляюсь: как тепло может быть прохладным?!), и, переполненный движением этих крыльев, бегу босиком, не ощущая твёрдости покрытия пола... Может, я научился летать?!
Почему-то вслед за этими мыслями тело начинает обретать вес, движения – обыденный автоматизм, покрытие пола холодит мои ступни, и я тотчас ищу ногами привычной мягкости тапок.
По обычаю чищу зубы и размышляю, что моей радостью обязан прикосновению к тайне удивительного дома.

Наскоро умывшись, спешу погуглить новости города К. Листаю картинки: что изменилось за прошедшие... и сколько же лет я там не был? Картинка на экране заставила остановиться: проезжая часть знакомой улочки расширена так, что "моего" дома на углу и след простыл. Чуть поотдаль - синий сетевой супермаркет с велопарковкой...
Города тоже могут менять свой облик! Для тех, кто давно отсутствовал, перемены кажутся резкими, внезапными.
Это даже не пластическая операция на лице города – это... другое лицо.
Его можно и не узнать.

Но как может быть, что дома уже давно нет, а я видел его, вот только сейчас, был в нём, вот только что?.. Значит, он где-то есть, и это "где-то" – не далеко, оно тоже здесь, сто́ит только протянуть руку и отодвинуть еле видимую штору...

Дома на углу нет. Уже несколько лет.
А я – есть.
Я – всё тот же...
И я есть в этом доме... которого нет...
Я узнал себя! И там, и здесь – сейчас, глядя в стекло монитора... Я не могу спутать себя ни с кем!
А может, я – вечный?..
Опубликовано: 25/09/18, 11:24 | Свидетельство о публикации № 1199-25/09/18-45940 | Просмотров: 189 | Комментариев: 5
Загрузка...
Все комментарии:

Я уже забыл, когда я так радовался встрече нового дня!
Вика, и я радуюсь, что прочитала ваш рассказ - мне стало светло почему-то... Спасибо)
monterrey  (13/10/18 10:06)    



Источники радости непредсказуемы! wink
Спасибо, Таня!
Вика_Смага  (13/10/18 11:10)    



"Это даже мне пластическая операция на лице города - это... другое лицо." - это даже НЕ?:)

С уважением,
Ди  (10/10/18 22:34)    



О, спасибо, Ди, пойду исправлю.
Вика_Смага  (10/10/18 22:38)    



smile
Ди  (11/10/18 00:36)    


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Рассказы [981]
Миниатюры [562]
Обзоры [990]
Статьи [254]
Эссе [152]
Критика [42]
Пьесы [14]
Сказки [128]
Байки [47]
Сатира [37]
Мемуары [116]
Документальная проза [32]
Эпистолы [13]
Новеллы [39]
Подражания [11]
Афоризмы [37]
Юмористическая проза [227]
Фельетоны [13]
Галиматья [259]
Фантастика [113]
Повести [259]
Романы [61]
Прозаические переводы [2]
Проза на иностранных языках [0]
Конкурсы [16]
Литературные игры [7]
Тренинги [6]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1169]
Диспуты и опросы [63]
Анонсы и новости [94]
Литературные манифесты [174]
Мистика [15]
Проза без рубрики [371]
Проза пользователей [169]
Критика 2 [46]
Ужасы [1]
Объявления [47]
Эротическая проза [1]