Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
О чём ветер шепчет 11
Фантастика
Автор: Бледный_Лис
Долго он по проходам бегал. Дядька Валун, когда от Вострецовских холуёв прятался, слышал тоже, как голосил он, помочь всё просил…. Рассказывал, потом…, дядька-то: « Орёт он. А где орёт? С какой стороны? Непонятно. Вдруг, из-за угла выскочит? Да ещё, откуда не ждёшь…». Опасное дело. Настороже постоянно, быть приходилось….

А братец, ясное дело, помер. И хоть не скажу, что он прямо-таки замечательным братом был, и тычки я от него получал, и затрещины, но всё же, родной человек, как-никак. По этому, когда вокруг плакали все и причитали, не удержался от слёз и я. Тоскливо на душе стало. Да ещё, вдруг, представилось мне, будто все мои родные, мамка, батька, сёстры, братья, дядьки и тётки, тоже, померли вдруг. И остался я совсем один, горе мыкать…. Как же тут не прослезиться?

Но, чёрт возьми, кто мне через стенку-то нашёптывает? Ума не приложу. Со стариком я посоветоваться хотел, было, так тот носом в бороду уткнулся и храпит….

Ладно…, не буду его тревожить. Подожду, пока сам проснётся….

Сижу. Жду. А меж этим делом через прутья клетушки смотрю. На то, как люди туда-сюда шастают, на то, как нашего Сторожишку, другой сторожишка менять пришёл. Как они разговаривали долго, слушал ещё…. Наш-то, жаловался всё, бок свой потирая. Да отомстить, тому любителю пинаться, грозился….

А потом, когда уж надоело наружу пялиться, подумалось мне вдруг, от чего не знаю: «А вдруг, в клетушке этой, за непроглядной тьмой, скрывается ещё что-нибудь…? Не только горькая вода стекающая по стене, а что-то ещё, о чём старик не захотел рассказывать? Он ведь не так уж прост старикашка чёртов…».

Постарался я вглядеться получше, туда, в темноту….

И неожиданно она расступилась, будто спасовав передо мной и пугаясь моего взгляда….

Мне так показалось. Я решил, что так…. И, подавшись вперёд, попался на эту коварную уловку…. Тьма обхватила меня, крепко прижала к себе и потащила, беспомощного, вглубь клетушки. Плавно и неспешно несла она меня в своих объятиях. Всё дальше и дальше….

И ведь сколько раз я подумать успел, что пора бы мне в стенку упереться. Так нет…. Не зря я похоже подозревал, что нечисто здесь что-то. Клетушка-то оказалась вовсе не тесной, а какой-то слишком уж большой. Просто уму непостижимо, какой большой она оказалась…. Безграничной просто….

А тьма всё несла меня и несла, пока я не ощутил, что нахожусь на какой-то грани между тем, что было и есть, и тем, что ни осознать, ни объяснить не возможно. И это неосознанное и необъяснимое бушевало там, на той стороне, за гранью, которую я ни за что не смог бы преодолеть. И не потому, что она являлась для меня серьёзной преградой, а потому, что я сам являлся для себя преградой.

То бушующее и неосознанное, прикосновение которого я чувствовал, вызывало у меня одновременно и восторг, и трепет, и любопытство…, и ещё…, чёрт знает что…. И стремление хоть как-то постичь непостижимое, и хотя бы попытаться его осознать.

Я, конечно, даже надеяться не мог и за всю свою жизнь осуществить хоть малую толику моих стремлений, если бы не тот голос….

Он зазвучал совсем не так, как слышал я его когда-то, прислонясь ухом к стене, а горазда отчётливей и громче. Это он поведал мне, что и как движет этим миром, внутри и за пределами его. И уже в следующий момент всё сущее показалось настолько простым и настолько понятным, будто я смотрел не на этот мир, а на свои раскрытые ладони.

Ни одного секрета, ни одной тайны от моего понимания не смогли бы теперь ускользнуть. Всё что происходило и происходит, и всё что будет происходить, я знал, я видел и мог предугадать….

И даже тогда, когда я проснулся от шума и гама, вместе с остатками сна всё ещё сохранялись и мои знания. Но лишь стоило мне отвлечь внимание, как они развеялись, и вспомнить хоть что-нибудь, хоть самую малую толику, я уже смог.

«Ну что за люди, чёрт возьми…. Чего там у них всё время случается? Опять что ли жужелица прорвалась и кого-то искусала?».

Так я думал с досадой, глядя наружу и удивляясь тому, что меня уже никто больше не сторожит…. Ну нету нигде этого сторожишки. Съели его будто….

А шум и крики все не утихали. А иногда даже громче становились.

Эх, если б мне удалось заглянуть подальше…. Жаль что глаза у меня не как у улитки. Прижался я к прутьям щекой что есть силы, и всё одно ни черта увидеть не удалось.

И тут мелькнуло что-то перед глазами…. Прутья хрустнули. Отпрянул я. Смотрю. Стрела в них застряла…. Торчит и всем своим видом говорит мне как бы: «Хватит мечтать, балбес, опомнись…». Вот здесь-то и захлестнуло меня. Так жутко стало, что даже дыхание перехватило. «Всё, - думаю. - Началось. Придут сейчас убивать». А что я-то сделать смогу? Как уберечься? В уголке тёмном затаиться если только, да и то…. Найдут, всё равно….

Вскочил я, попятился. Да забыл, что старик тут, рядом сидит. Запнулся я об него, да и на него же и повалился.

А тот, проснулся, и перепугавшись спросонья, давай меня отпихивать….

- Ты что…?! Бешеный! – орёт.

Сполз я со старика кое-как, к мокрой стенке в углу прижался….

- Смотри, - говорю ему. – Началось уже. Теперь недолго осталось.

А он только башкой вертит, сообразить пытается, что происходит. А когда всё-таки сообразил, затрясся весь тут же. Пальцами прутья клетушки обхватил. Лбом к ней прижался. Глаза вытаращил. И запричитал как ополоумевший:

- Дождался наконец…. Наконец-то дождался…. Дождался….

Я забеспокоился даже, как бы ему вдруг плохо не сделалось. Знаю я, что с человеком от радости большой или от горя, удар может случиться…. Бывает такое, говорят.

Или спятит вконец…. Тоже нехорошо ведь. Вон он уже клетушку трясти начал. И не причитает, а рычит:

- Наконец-то! Дождался! Ну же…, ну же…!

Я стою, смотрю на это буйство, а у самого ком в горле и лишь одна мысль в голове вертится: «Ни чем хорошим это закончится не может…». А тут уж я и вовсе присел, когда тень чья-то в проходе мелькнула.

Старик её тоже заметил и ещё пуще клетушку принялся трясти.

-Набой! – заорал он. – Набой!

И уже, будто узнав кого-то…:

- Молотило!

Того мужика, что в проходе мелькал, похоже действительно Молотилом звали. К клетушке он подошёл, удивлённо хлопая глазами, и за голову свою косматую схватился, шлем ненароком с неё спихнув…. Шлем, грохоча, покатился по земле, а Молотило пробормотал:

- Дядька….

Старик меж тем, на ноги поднялся и говорит с укором:

- Ну что вылупился? Долго вас, чертей, ждать? Отворяй, давай уже….

-Да мы ж, дядька, думали, что помер ты, - бормотал Молотило, суетливо открывая запор. – Думали, что уморили тебя здесь….

А потом, распахнув дверь, старика в охапку сгрёб и сдавил так, что тот взмолился:

- Осторожней. Поломаешь ведь…. Бугай.

Смешно было видеть, как здоровенный косматый мужик, в доспехах, с дубиной, а расчувствовался, малый ребёнок будто. Я даже заулыбался. И хорошо так сделалось…. Прямо от сердца отлегло. Я как-никак совсем недавно к смерти готовился, так что теперь и улыбнуться не грех….

- Ладно. Будет тебе…, - говорил старик Молотилу, похлопывая его по спине. – Иди-ка, скажи там, что живой я. Пускай встречают. А то вишь, сам-то я боюсь не дойду….

- Да чего там, - усмехнулся Молотило. – Я тебя на руках донесу….

- Иди. Иди, говорю тебе, - повторил старик настойчиво. – Пускай сюда Набой придёт. А то, что это…? Ждёшь его, ждёшь….

А потом меня, когда Молотило-то ушёл, к себе подозвал, за шею рукой обхватил, и зашептал на ухо:

- Всё теперь. Можешь не бояться. Не обидит тебя никто…. Но только, вишь чего…. Не говори, что ты не торгаш. А говори, что ты, мол, торгаш. Ограбили тебя здесь. Всё отобрали…. Понял?

Я кивнул.

Конечно, я всё понял. Я ведь и не думал расслабляться. Всё-таки не в родительском доме нахожусь. Далеко ещё до родительского-то дома. И неизвестно попаду ли туда…. Ну а так-то если прикинуть…, что мне жаловаться? Жив, здоров, укус на ладони заживает. Человек, который вроде и чужой совершенно, а обо мне заботится как о своём…. Встречаются ещё, значит, хорошие-то люди?

А то, что испытал? Ну, помариновали меня немножко тут. Ну, понервничал. И что? В конце концов, удача опять мне улыбнулась…. А вот тем, кто меня взаперти держал, нет. И кое-кому из них уже никогда не улыбнётся.

Лежат они в проходе, где бойня была, и там и тут. Четверо, не меньше…. Увидел я их, когда мы со стариком до развилки доковыляли. Одного я кажется даже узнал. Того что поодаль лежал, и с которого доспехи стаскивали…. На Зубзазуба он был больно похож. Правда, я особо не вглядывался….

Да и когда вглядываться-то…? Набой, сын стариковский, со своими бугаями насел. Глядят на меня с подозрением, недобрыми взглядами. И выпытывают, что и как, кто есть такой и откуда. Неуютно даже стало как-то…. Хоть и подмышками дубины у них, но выхватить-то их не долго. Хорошо еще, что самому мне на вопросы отвечать не пришлось. Старик за меня ответил. И то, что я торгаш, и что вещи у меня отняли…. Всё сам рассказал.

И тут я понял, как прав он был, когда торгашом мне советовал назваться. Слово «торгаш», и на бугаёв Набоевских да и на самого Набоя, как заклинание подействовало. Недобрые взгляды подобрели, а подозрительность сменилась сочувствием. А гнев и досада, что в голосах их слышались, относились совсем не ко мне, а к прежним врагам - Битку и Щуру.

- Да…. Ну и дела, - говорили они негодуя. – Что же это они совсем предела не видят?

-Нет уж, - сказал Набой, к бугаям своим обращаясь. – Мы такое позволить не можем. Чтобы торгашей грабить…? Что же это будет, если все торгашей грабить начнут? А…? Если Щур с Битком бандючинами стали, то ведь мы-то не такие…. Мы сами вернём, что забрали у торгаша эти скоты. Что там было-то? Нож, торба, товар? Что ещё?

- Да всё…, вроде, - говорю.

- Ну, значит только это, - кивнул Набой, и на бугаёв своих глядя, спросил. – Ну что?

А те плечами пожали, головами покачали и согласились…. Только один из них спросил:

- Как это будет-то? По жребию или как?

- Да на кой нам это надо…! - заголосили наперебой остальные. – На кой чёрт его в наши дела впутывать…! Пускай своё забирает, а там мы сами…! Отдадим, да и с плеч…!

Принесли они ножи, которые, похоже, у убитых нашли. Мне показывают…. И тут мне повезло. Чертовски повезло. Причём дважды….

Сначала я среди тех ножей, что мне показали, свой нож увидел. Увидел и чуть не подпрыгнул от радости. Рука, было, сама к нему потянулась, и я готов уже был крикнуть: «Вот он! Вот он!»…. Как мне второй раз повезло.

Опередили меня. Один из бугаёв Набоевских раньше меня, его схватил.

- А это откуда?! – сказал он удивлённо. – Это же Слизня нож…. Да точно…. Помню я…. В руках держал. Слизень частенько его на кон ставил. Сколько раз такое было, сначала проиграет, а потом отыгрывается…. Всегда отыгрывался. И ещё хвастался, бывало. Ничего, говорил, вернее этого ножа нет. Всегда назад к хозяину вернётся….
Опубликовано: 11/04/20, 06:51 | Просмотров: 177 | Комментариев: 1
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Ура!!! А я уже жду-жду.... smile
Ветровоск  (15/04/20 05:56)    

Рубрики
Рассказы [1077]
Миниатюры [1043]
Обзоры [1395]
Статьи [412]
Эссе [191]
Критика [91]
Сказки [205]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [285]
Мемуары [56]
Документальная проза [87]
Эпистолы [20]
Новеллы [73]
Подражания [10]
Афоризмы [21]
Фантастика [118]
Мистика [38]
Ужасы [8]
Эротическая проза [4]
Галиматья [260]
Повести [249]
Романы [55]
Пьесы [35]
Прозаические переводы [4]
Конкурсы [15]
Литературные игры [37]
Тренинги [3]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1883]
Тесты [13]
Диспуты и опросы [98]
Анонсы и новости [104]
Объявления [96]
Литературные манифесты [251]
Проза без рубрики [433]
Проза пользователей [209]