Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Космическая одиссея Михеевых
Фантастика
Автор: IschenkoG
Ищенко Геннадий 2020 г
anarhoret@mail.ru


Космическая одиссея Михеевых

Рассказ

         Можно было не идти в рубку, а провести вахту в любом помещении «Стража», но большинство экипажей не нарушало традиции, так же поступали и Михеевы. При приближении Андрея в стене открылось овальное отверстие входа. Рубка была небольшим и самым защищённым помещением дальнего разведчика, который сейчас использовали для патрулирования границ Солнечной системы. Ольга должна была заступить на дежурство через шесть часов и осталась в кровати. Дежурили семейными парами, поэтому регламент службы часто нарушался. В Адмиралтействе смотрели на это сквозь пальцы. Дежурство было донельзя скучным делом, и мелкие нарушения не сказывались на его результатах.
         В рубке не было ничего, кроме двух кресел и скрытых сейчас экранов. Андрей занял одно и мысленно вызвал мозг корабля:
         – Страж, я принял вахту. Доложи обстановку.
         – Слушаюсь, капитан, – отозвался Страж. – В ближнем космосе обстановка без изменений, в дальнем обнаружен неопознанный объект большой массы. Вывожу координаты.
         Засветилась часть стены, на которой появились звёздные координаты объекта.
         – Дальность примерно две астрономические единицы, – продолжал мозг, – скорость движения около тридцати километров в секунду. Размеры можно оценить очень приблизительно. Это планетоид с диаметром от трёхсот до тысячи километров. Гравитационное зондирование даёт массу три на десять в шестнадцатой степени тонн. Время подхода около ста двадцати земных суток. Для уточнения размеров и внешнего вида предлагаю отправить зонды.
         – Ни фига себе! – поразился Андрей. – Можешь оценить параметры орбиты?
         – Только после зондирования или через тридцать суток, – ответил Страж. – Слишком большое расстояние и малое время наблюдения.
         – Экстренная связь с Землёй, – приказал он. – И разбуди Ольгу.
         Такая связь осуществлялась возмущением пространства и была почти мгновенной, но её редко использовали из-за небольшого ресурса работы гравитационного передатчика. Засветился ещё один экран, и на нём появилось изображение дежурного Центра.
         – Привет, Мак! – поздоровался Михеев. – Вызови мне на связь кого-нибудь из адмиралов.
         – Что у вас могло случиться? – удивился Мерфи. – Сейчас в Центре только Чао Цзинцун, переключаюсь на него.
         Китай имел самый большой космический флот и шесть дальних разведчиков из семи, поэтому большинство командиров высшего звена в Адмиралтействе были китайцами. Шестой разведчик принадлежал России, а больше их никто не строил. Не то чтобы такое строительство было слишком сложным делом, просто остальные государства считали его ненужным. Строили планетарные грузовозы, пассажирские корабли и круизные яхты, которые приносили устойчивую прибыль. А какая польза от дальнего космоса? Даже к звёздам ушли только две экспедиции. Одна из них имела смешанный российско-китайский экипаж, вторую китайцы отправили сами. И на Венере была только китайская станция на высокогорном плато Лакшми. Остальные летали на Марс, ну и на Луну. Научных станций было мало, в основном создавали добывающие комплексы и туристические центры. Ещё индусы построили станцию вблизи пояса астероидов для добычи вольфрама и редкоземельных элементов. Пока она себя не окупала, поэтому никто не спешил следовать их примеру.
         – Что у вас случилось, Андрей? – на чистом русском спросил появившийся на экране китаец в белоснежном адмиральском мундире космического флота Поднебесной.
         Обычно работники многонационального персонала Центра переговаривались на своих языках, а машины связи обеспечивали перевод, но все высшие китайские офицеры знали русский, а также поимённо и немногочисленные экипажи разведчиков.
         – Вторжение тела огромных размеров, адмирал Цзинцун! – доложил Михеев. – Сбрасываю все данные, которые пока известны. Собираюсь провести дальнее зондирование.
         На несколько мгновений адмирал застыл, получая принятую Центром информацию. Когда он её осознал, Андрей впервые увидел этого человека растерянным. Впрочем, он сразу же взял себя в руки.
         – Интересный и потенциально очень опасный объект, – сказал адмирал. – Нужно как можно быстрее оценить траекторию его движения. Возьму на себя ответственность приказать вам идти на сближение. Вашему руководству об этом сообщат. Соблюдайте осторожность и не приближайтесь слишком близко. И вот ещё что, Андрей… советую не использовать все зонды. Пошлите пока половину. Какая у них скорость?
         – Максимум полторы тысячи километров в секунду. С учётом времени на разгон и торможение сближение займёт примерно три дня.
         – Действуйте, капитан! Мы на вас надеемся! Передайте мой привет своей очаровательной жене.
         – Что у тебя случилось? – прикрыв рукой зевок, спросила вошедшая в рубку Ольга. – Не дал жене доспать, изверг!
         – Тебе привет от адмирала Чао, – отозвался Андрей. – Если ему верить, ты у меня очаровательная.
         – А разве не так? – Ольга села во второе кресло и застыла, соединившись с мозгом разведчика. После этого с неё сразу же слетели остатки сна.
         – Ознакомилась? – спросил муж. – Мы получили приказ выпустить половину зондов и идти на сближение.
         – Целая планета, да ещё на такой скорости! – отозвалась Ольга. – Ты представляешь, что она может натворить в Системе?
         – Пока не представляю. Начну представлять, когда сможем оценить траекторию. На такой скорости она может пройти, не причинив ни малейшего вреда.
         – Такого ещё никогда не было. Теперь мы попадём во все новостные каналы.
         – Не знал, что ты такая тщеславная, – улыбнулся Андрей и обнял жену. – Для меня главное, чтобы этот гость из бездны не причинил никому вреда, и в первую очередь нам. Всё, работаем!
         Стометровый конус «Стража» с огромным зеркалом отражателя в основании был не виден в черноте космоса. Света звёзд не хватало, а сам разведчик светился только маяками в радиодиапазоне. Аварийные иллюминаторы были задраены, габаритные огни уже давно ушли в прошлое, а экипаж вёл осмотр окружающего пространства только через корабельные камеры, которые не нуждались в подсветке.
         – Выпусти к объекту пять зондов, – приказал Андрей мозгу. – Общее обследование по второй схеме.
         На стенном экране показалась часть обшивки технического отсека. Ушёл в сторону обтекатель и из корпуса выдвинулся кронштейн с пусковым контейнером, похожим на барабан огромного револьвера. Вспыхнул приглушённый камерой свет стартующих зондов, после чего контейнер опять спрятался в корпус «Стража».
         – Готовность к старту, – сказал капитан. – Ускорение два g.
         Двукратную перегрузку могла компенсировать гравитационная система корабля, и экипаж не ощущал неудобств набора скорости. При большем ускорении пришлось бы не покидать рубку.
         – Задание принял, – ответил Страж, – стартую. Двигатели в норме.
         С тех пор как люди разобрались с природой тёмной материи, у них исчезли проблемы с нехваткой энергии. Любое вещество можно было легко превратить в тёмную материю, а потом вернуть ему прежнее состояние или получить антиматерию. Ионизированный антиводород удерживался в магнитных ловушках, из которых дозировано подавался в область аннигиляции. В зондах это были обычные камеры сгорания, покрытые сверхплотным вольфрамом. Они быстро выгорали, но одноразовые аппараты успевали выполнить задание. В планетолётах аннигиляция происходила в фокусе фотонных зеркал, материал которых испытывал в тысячи раз меньшую тепловую нагрузку и мог долго служить.
         В зеркале «Стража» вспыхнуло маленькое солнце, и он со всё возрастающей скоростью устремился навстречу нёсшемуся в Солнечную систему чуду.
         В тот день их побеспокоили дважды, и оба раза по экстренной связи. В первый раз состоялся разговор с русским адмиралом Борисовым, который передал экипажу код временной активации боевых систем корабля., а во второй – с российским президентом. Второй разговор был ни о чём и только взволновал Ольгу.
         – На нас надеется сам президент, – съязвил Андрей, когда прервалась связь. – Интересно, что он с нами сделает, если не оправдаем надежды и не затормозим гостя?
         – Закроет допуск к полётам, – улыбнулась жена. – Что будешь делать без пространства?
         – Толку от таких полётов! – сказал он. – Мы с тобой мечтали о звёздах, а не летаем даже к засиженному туристами Марсу. Китайцы хоть обследуют высокогорья Венеры и собираются заняться спутниками Юпитера, а нашим не нужно и этого. Ковыряют редкие металлы на Марсе и Луне и возят богатых бездельников в круизы. Я так и не понял, как военным удалось продавить постройку «Стража». Может, после этого дежурства наймёмся к индусам? Охота за астероидами – это не протирание штанов в этой рубке.
         – Я тебе наймусь! – рассердилась Ольга. – Они уже потеряли на этой охоте несколько капсул с экипажами. Сначала нужно родить детей и вывести их в люди, а потом можно так рисковать. И к чему эти разговоры о скучных дежурствах, когда нам с тобой завидует большинство космонавтов Системы?
         – Я сам себе завидую, – пошутил муж. – Если бы ещё не страх из-за тебя… Всё-таки семейные экипажи хороши только для рутинного дежурства.
         К середине второго дня полёта передал информацию один из зондов. Они по-прежнему были далеко от объекта, но уже можно было грубо оценить его траекторию.
         – Слава богу, что он ни во что не вмажется, – с облегчением сказал Андрей, – и вообще пройдёт вдали от планет.
          – Он пройдёт сквозь пояс астероидов, – возразила Ольга. – Массы вполне хватит изменить орбиту многих из них. Сейчас там нет опасных, а после прохождения гостя могут появиться.
         – Большинство нетрудно уничтожить, вот с ним самим мы не справились бы. Страж, передай новые данные в Центр. В срочности нет необходимости, поэтому используй радиоканал. И начинай торможение, мы и так уже набрали скорость около тысячи семисот и вдвое уменьшили дистанцию.
         В конце дня пришёл очередной пакет информации от зондов.
         – Я уточнил траекторию объекта и его размеры, – сообщил мозг. – Его движение мало отличается от первоначально рассчитанного, а диаметр примерно тысяча сто сорок километров. Такие размеры при его массе говорят о наличии внутренних пустот большого объёма. В сочетании с правильной формой это позволяет сделать предположение об искусственном характере объекта.
         – Я не сплю? – спросил Андрей жену.
         – Если и спим, то вместе, – отозвалась она. – Свяжемся с Землёй?
         Опять использовали мгновенную связь. На этот раз за операторским пультом сидела самая сексапильная сотрудница центра – полячка Майя Ковальчик. Она, как и многие поляки, не любила русских, но почему-то делала исключение для Михеевых и даже строила глазки Андрею.
         – Ну наконец-то! – воскликнула Майя. – Знали бы вы, что творится на Земле! Китайцы хотели скрыть информацию, чтобы не допустить паники, но проболтался кто-то из сотрудников центра. Хотели даже проводить расследование и нас всех ментоскопировать, но, слава богу, до этого не дошло. Во многих странах кричат о конце света и люди сметают с прилавков всё, что нужно для выживания! Подорожали убежища, а цены на круизные яхты взлетели до небес! Вот у вас, в России, почему-то все спокойны.
         – Майя, – у нас важная информация, – прервал её Андрей. – Вытащи сюда кого-нибудь из руководства.
         – Переключаю на адмирала Борисова, – сухо сказала недовольная девушка и исчезла с экрана. Вместо неё появился российский адмирал.
         – Здравствуйте, Николай Фёдорович, – приветствовал его Михеев. – У нас такое сообщение, что я не решил доверить его общему каналу. Уточнённая орбита не несёт непосредственной угрозы ни одной из планет, не будет даже существенного влияния на их орбиты. Возможно влияние на астероиды, потому что объект пройдёт через их пояс. Но главное – это возможное искусственное происхождение гостя! У него правильная сферическая форма, огромные размеры и относительно небольшая масса. Таких планет не бывает.
         – Мне трудно что-нибудь вам советовать, – ответил взволнованный адмирал. – Когда сблизитесь, запустите стандартную программу контакта и будьте осторожны. От искусственного объекта можно ждать таких каверз, которых никогда не будет от естественных! Сбрасывайте информацию, я сейчас же ограничу к ней доступ. Удачи!
         – Самым осторожным было бы дать дёру, – глядя на жену, сказал Андрей.
         – Ты так говоришь из-за меня, – обняв его, отозвалась Ольга. – Знаю я тебя! Если бы был один, полетел бы на этот шар даже в скафандре. Как же, чужой разум! Знать бы ещё, нужны мы ему или нет.
         – Завтра мы это узнаем.
Узнали вскоре после обеда.
         – Зонды прекратили торможение, – сообщил Страж. – Скорость сближения – пять километров в секунду, дистанция – около двухсот тысяч километров. Зонды ведут непрерывную передачу телеметрии и изображения. Это картина с увеличением в пятьдесят раз.
На экране появился шар размером с тарелку, утыканный какими-то штырями.
         – Похож на морского ежа, – сказала Ольга. – Что это, Страж?
         – Конические образования, – ответил мозг. – Они все длинной около двухсот километров. Назначение неизвестно.
         – По центру какие-то точки, – присмотрелся Андрей. – Можешь увеличить?
         – Это предел для телескопов зондов. Нельзя увеличить изображение без потери его качества.
         – При такой скорости будут сближаться часов десять, – прикинула Ольга. – Нам ещё долго тормозить?
         – При двух g нулевая скорость к объекту будет достигнута через десять часов, – сообщил Страж. – Могу дать экстренное торможение, только вам нужно лечь в противоперегрузочные капсулы.
         – Подождём, – решил Андрей. – Непосредственной опасности нет, а решение примем по результатам зондирования.
         Ждать пришлось семь часов. За это время изображение гостя увеличилось в три раза.
         – Есть информация по запрашиваемым объектам, – передал мозг. – Это шары диаметром около десяти метров. Их число оценивается в семьдесят тысяч. Какого-то порядка в их расположении не обнаружено. Электромагнитное зондирование…
         Все пять экранов передачи с зондов одновременно погасли.
         – Прекращение контактов с зондами, – прокомментировал мозг. – Зафиксированы пять вспышек, предположительно в месте их нахождения. Спектральный анализ не позволяет определить, какой тип оружия был использован.
         – Идём в капсулы? – тихо спросила Ольга.
         – Подождём, – ответил муж. – Зонды уничтожили за шестьдесят тысяч километров, а мы будем значительно дальше. К тому же у «Стража» очень сильная защита. Сблизимся, прогоним всю программу контакта, а потом будем решать. Так что там было по электромагнитному зондированию?
         – Подтвердилось, что поверхность объекта отражает радиоволны подобно металлам. Попытка испарить образец лазером не удалась. Сразу после неё последовала атака.
         – Ждём, – повторил Андрей. – Мы не будем приближаться меньше чем на пятьсот тысяч километров. С этого расстояния в наши телескопы можно рассмотреть мух, если они там будут. Никаких активных воздействий, только программа контакта! Если нам не ответят, уйдём.
         Всё произошло совсем не так, как он планировал. Когда подошли на нужную дистанцию к объекту, в его сторону отработали все антенны и лазеры резервной связи. Последовательность кодов, разработанных земными умниками для контактов с иным разумом, передавалась на всех доступных диапазонах радиоволн и световыми сигналами. Перед этим капитан после длительного размышления решил не задействовать гравитационную связь. Ответ пришёл незамедлительно.
         – Мощный удар неизвестным энергетическим полем, – доложил мозг. – Уничтожены все наружные датчики, в том числе астронавигации, и радиосвязь. Осталась только дальняя связь, излучатель которой был скрыт под корпусом.
         – Я же сказала, что мы им не нужны, – отозвалась Ольга. – Я точно так же хлопнула бы муху газетой, если бы она надоедливо лезла в лицо.
         – Мы можем двигаться? – спросил Андрей.
         – Удар нарушил ориентацию корабля, поэтому я не смогу осуществлять движение без ремонта. – ответил Страж. – Вы не сможете отремонтировать датчики навигации, но можно заменить головки телескопов. Всё остальное меняется и есть в ремонтных комплектах. Такая ситуация прорабатывалась при повреждениях от коронарных выбросов. Ориентировочное время ремонта – шесть часов.
         – Через четыре с половиной часа гость будет здесь, – сказал Андрей. – Мы разминёмся?
         – Не знаю, капитан. Расстояние может быть от нуля до тысячи километров.
         – Ремонтируем вдвоём, – решил Андрей. – Свяжись с Землёй и передай им полную информацию.
         – Экипаж не может покидать корабль в полном составе, – напомнил мозг.
         – У нас чрезвычайное положение, не предусмотренное никакими инструкциями. Я беру всю ответственность на себя! Выведи схему расположения датчиков и номера боксов, в которых лежат запчасти. Связь будет работать?
         – Со скафандрами связь будет. Сообщите, какие люки нужно открыть, и я выполню.
         – Идём, жена, – сказал Андрей. – Возьмём датчики – и в шлюзовую. Не нужно это запоминать, он выведет схему на шлемы скафандров.
         Работы велись уже пятый час, а до их завершения было ещё далеко. Сказались отсутствие опыта монтажных работ в открытом космосе и обилие вышедших из строя датчиков. Мозг настоял, чтобы они закрепили страховочные фалы, хотя ионные двигатели скафандров имели огромный ресурс и позволяли обходиться без таких анахронизмов.
         – Кажется, он прёт прямо на нас, – встревоженно сказал Андрей, наблюдая за увеличивающимся в размере гостем. – Мы не успеваем!
         – Подай мне датчик ER-652, – отозвалась Ольга. – Всё, здесь закончили. Навигация уже работает, оптические датчики скорости – тоже, так что можно улетать. Но я воздержалась бы. Лучше закончить ремонт, к тому же неизвестно, как эта сволочь отреагирует на включение двигателей. Мы совсем рядом. Нужно подождать, когда он удалиться. Не паникуй, ничего с нами не случиться. Лучше смотри, такого не видел ещё никто из людей!
         До гостя было километров двести и расстояние уменьшалось с каждой секундой. Они разминулись впритирку, а недалеко от корабля прошла вершина одного из шпилей. Обратная сторона была видна так же хорошо и не отличалась от того, что они уже видели.
         – Почему гостя так хорошо видно? – не понял Андрей. – Чёрные шары были заметны на его фоне, пролетели и исчезли. Свой корабль видим только с прожекторами, а этот ёжик как будто кто-то подсвечивает. Можешь что-нибудь сказать, Страж?
         – Я не заметил источника подсветки, – ответил мозг. – Вы правы, капитан, его не должно быть заметно в видимом диапазоне, вот в инфракрасном заметить можно. Предполагаю, что происходит частичная трансформация теплового излучения в свет.
         – Бред, – пробормотал Михеев. – Хотя здесь всё для нас бред. Ты связался с Центром?
         – Да, капитан, я передал им всю информацию, кроме последних съёмок. Считаю, что можно ограничиться уже сделанным ремонтом, остальное доделают механики базы. Всё равно ваше дежурство теперь отменят.
         – Да, заканчиваем, – согласился Андрей. – Открывай шлюзовую камеру.
         Через десять минут они уже опять сидели в рубке. По приказу мозг связался с Центром. У пульта был не оператор, а один из старших офицеров.
         – Я получил результаты съёмки, – подтвердил он передачу. – Вам приказано возвращаться на базу. За кораблём пришельцев будут следить другие. Готовьтесь к наградам!
         Возвращение заняло почти семь дней. Экстренной связью больше не пользовались, а новости узнали по радиосвязи уже за орбитой Марса. Паника на Земле прекратилась, уступив место ничем не обоснованной эйфории. Все были в восторге от того, что беда прошла стороной и в гости пожаловал внеземной разум, а владельцы круизных яхт даже собирались сопровождать чужой корабль, когда он войдёт в сферу досягаемости их кораблей. Конечно же, никто им этого не позволит. О себе ничего не услышали, но, когда причалили к одному из доков базы, их вызвали к коменданту.
         – Хочу поздравить, – сказал он Михеевым. – Вы оба награждены орденами «За мужество» космических сил Китая, России и ещё пяти государств и повышены в звании. Вы, Андрей, теперь бригадир, а вы, Ольга – старший техник. Кроме того, получите крупную премию и все возможные надбавки за дежурство. Вам положен отпуск на два месяца, к которому правительство России добавляет ещё два. Ближайшим кораблём вернётесь на Землю.
         – Спасибо, – поблагодарил Андрей. – Не скажете, что с нашим гостем? А то в СМИ передают такую чушь…
         – Летит, наплевав на наше любопытство, – пожав плечами, ответил комендант. – Обидно, конечно, но и я не обращал бы внимания на вьющихся над головой мошек. Эти пришельцы несоизмеримо выше нас, поэтому обращают внимание только тогда, когда им мешают. Вы это уже почувствовали. Увы, не все тайны космоса нам по зубам, вот и эта пришла из бездны и уйдёт туда же.
Опубликовано: 26/01/21, 07:00 | Просмотров: 107
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [1065]
Миниатюры [1044]
Обзоры [1395]
Статьи [411]
Эссе [188]
Критика [91]
Сказки [205]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [285]
Мемуары [56]
Документальная проза [87]
Эпистолы [20]
Новеллы [73]
Подражания [10]
Афоризмы [21]
Фантастика [118]
Мистика [38]
Ужасы [8]
Эротическая проза [4]
Галиматья [259]
Повести [242]
Романы [55]
Пьесы [34]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [15]
Литературные игры [37]
Тренинги [3]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1883]
Тесты [13]
Диспуты и опросы [98]
Анонсы и новости [104]
Объявления [96]
Литературные манифесты [251]
Проза без рубрики [434]
Проза пользователей [209]