Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Правильный выбор
Фантастика
Автор: IschenkoG
Ищенко Г. В. 2020 г
anarhoret@mail.ru


Правильный выбор

Рассказ фэнтези

         Колонны необъятных стволов вздымались на сотни локтей, а кроны деревьев почти не пропускали света, из-за чего в этом лесу, кроме них, рос только мох. Подлеска не было, а сами деревья располагались далеко одно от другого и не закрывали обзор. Несмотря на слабое освещение, Смар увидел место побоища раньше, чем почувствовал смерть многих людей. Такого леса не было в известных ему королевствах, наверное, его вообще не существовало в этом мире, кроме Злых земель. В них встречалось много такого, чего не было больше нигде. Гибель имперских демонов много веков назад открыла проходы во множество миров. К счастью, они вскоре закрылись, иначе полчища чудовищ уничтожили бы всех людей. Но и те, которые успели попасть в эти земли, сделали их непригодными для проживания. Ни одно из королевств не заявило на них права, их избегали даже беглые рабы. Находились безумцы, наведывавшиеся в эти леса в поисках диковин, которые можно было продать на вес золота, иногда им даже везло вернуться с добычей. Смар не относился к таким охотникам и попал сюда не по своей воле. Он был магом и вынужденно пустился в смертельно опасный путь. Разумней было обойти место, где пролилась кровь, но у него было мало еды. Убившие людей твари могли не тронуть их припасов. Заклинание поиска уже сообщило, что убиты именно люди и их не меньше десятка. Заинтересовало, кого могло принести сюда в таком числе, но давно прошло то время, когда он мог рисковать из-за любопытства. Сила и искусство мага позволили сохранить внешность юноши, но не делали его молодым. Молодость для Смара была синонимом глупости. Он ещё совершал ошибки, но очень редко и только по незнанию, а своих глупостей уже и не помнил. Трудно помнить то, что случилось больше двух веков назад.
         Вблизи стало видно, что убитые были воинами. Отличные доспехи и оружие, богатая, залитая кровью одежда и отсечённые у всех головы. Нет, одно тело почему-то не обезглавили. Это была стройная девица в мужской одежде и дорогом пластинчатом панцире. Ей рассекли руку, да ещё оглушили ударом по шлему. Смерть наступила от потери крови. Смар отложил посох, перевернул воительницу на спину и смог полюбоваться очень красивым лицом, даже после смерти сохранившем выражение ярости и упрямства. Оставив девушку, он осмотрел убитых, уделяя особое внимание их поясам и седельным сумкам. Ни одной лошади здесь не было, судя по следам, их увели, сбросив перед этим всё, что было прикреплено к сёдлам. Еды набралось намного больше, чем он смог бы унести, нашлось и золото. Маг собрал в кучу трофеи, после чего вернулся к убитой. Смерть наступила совсем недавно, и разум ещё не должен был пострадать. И душа пока не ушла за грань, он слышал её плач. Смар быстро освободил тело от доспехов и снял пропитавшиеся кровью стёганку и рубаху. Нижняя рубашка только немного испачкалась и не мешала его работе. Маг первым делом промыл глубокий порез водой из фляги и проверил, не задета ли кость. Повреждения были небольшими, поэтому он быстро их убрал. Рана затянулась на глазах, а любая болезнь, которая могла в неё попасть, была убита его силой. Теперь нужно было сделать самое неприятное. Кинжал вскрыл его вену, из которой на грудь убитой полилась струйка крови. Попадая на кожу, она моментально впитывалась. Отсчитав сто ударов сердца, Смар залечил свой порез. В теле чувствовалась небольшая слабость, которая должна была вскоре пройти. Одно заклинание устранило все принесённые смертью повреждения, второе призвало душу, а третье запустило дыхание.
         Медленно розовела кожа, грудь девицы послушно вздымалась и опадала, но она не спешила открывать глаза.
         – Хватит притворяться, – сказал Смар. – Чувствую же, что ты в сознании. Попей воды – тебе это необходимо.
         Девушка опёрлась руками о мох и со стоном села.
         – Сильная слабость, – едва слышно отозвалась она. – И я почти не чувствую тела. Что ты со мной сделал?
         – Пей, я сказал! – Он сунул ей в руки флягу. – Я тебя оживил. Неужели ничего не помнишь?
         – Мы убегали… – выпив всю воду, сказала она. – Пришлось свернуть в Злые земли. Кажется, на нас напали. Да, вспомнила! Высокие, у каждого по две руки, и в каждой по мечу. Вместо лиц какие-то морды, а двигались так быстро, что рябило в глазах! Что с Владом?
         – Твой парень? – догадался Смар. – Не хочу огорчать, но все твои спутники убиты. И не нужно так на меня смотреть. У меня не хватит сил на второе воскрешение, к тому же у всех, кроме тебя, были отрублены головы.
         – Зачем ты меня оживил? – горько спросила девушка. – Мне теперь не нужна жизнь, тем более такая! Быть привязанной к какому-то магу…
         – Говоришь глупости, – ответил он. – Высшая ценность в жизни – это сама жизнь, без неё всё остальное уже неважно. А любовь не вечна, рано или поздно она переходит в привязанность и долг. И это в лучшем случае, чаще её итогом становятся разочарование, равнодушие или предательство. Любить можно многократно, вот жизнь даётся одна. И привязка к магу – это небольшая плата за её возвращение. Поможешь мне пройти Злые земли – и свободна. Можешь жить со мной, можешь уйти и приходить только за силой, когда она понадобится.
         – Кто ты? – помолчав, спросила она.
         – Зови Смаром, род тебе не нужен.
         – Смар… Ты ведь королевский маг? Я видела тебя во дворце, когда отец привозил представлять королю.
         – Бывший, – уточнил Смар. – Сейчас пробираюсь в Дармуш. А кто ты?
         – Дочь барона Тарга Вера. Скажи, у тебя есть какая-нибудь еда? Так захотелось есть, что даже путаются мысли.
         – Возьми. – Он развязал котомку и протянул ей две булки. – Они с мёдом. Не самая подходящая для тебя еда, но ту, которая в ваших сумках, нужно готовить.
         Баронесса схватила булки и быстро их съела. Было видно, что ей уже не так плохо, как сразу после оживления.
         – Больше нельзя, – отказал маг в добавке. – Можешь встать? Нужно уйти подальше от этого места. Зарги не вернутся, но на запах крови может припереться какая-нибудь неразумная тварь. Я не могу тебя нести: ещё не восстановил силы, к тому же у нас много груза. Возьми мою запасную рубаху, твоя вся в крови. И оставь панцирь, тебе сейчас трудно идти даже голой.
         – Помоги подняться, – переодевшись, попросила Вера и протянула руку. – Пойду сама.
         Маг помог, после чего взялся укладывать сумки. Отбор самого ценного не занял много времени. Пока он возился с продуктами, баронесса, покачиваясь от слабости, сходила к телам своих спутников и вернулась с заплаканными глазами и мечом на поясе.
         – Что у тебя в них? – спросила она, увидев обвешанного сумками Смара.
         – Еда и золото, – ответил он. – Мы не будем спешить. Если тебе трудно, можешь держаться за мое плечо.
         – Обойдусь! – вздёрнув подбородок, отказалась Вера и поплелась за медленно идущим магом.
         Он прошёл две сотни шагов, когда услышал за спиной звук падения. Пришлось освобождаться от сумок.
         – Отдохнём здесь, – сказал Смар лежавшей девушке. – Не расшиблась?
         – Кто такие зарги? – не отвечая, спросила она. – И почему они нас не сожрали?
         – Один из разумных видов, – ответил он, оглядывая лес. – Здесь главная беда – это те твари, у которых нет разума. Люди сокращают их число, поэтому редко становятся жертвами хозяев этих лесов. Если бы вы были без лошадей, скорее всего, вообще не пострадали бы. Могли отогнать от своих деревень, но не убить.
         – Так ты уже был здесь?
         – Мои знания этих мест от одного из знакомых. Я не настолько глуп, чтобы бродить здесь без необходимости.
         – И какая необходимость теперь?
         – Захотелось поговорить? – усмехнулся Смар. – Ладно, отвечу, в этом нет секрета. Я уже давно стараюсь держаться подальше от королевского двора. Близость к трону сокращает жизнь, а я ещё не потерял к ней вкус.
         – А как же тогда ты оказался магом короля Стора? – удивилась Вера.
         – Кто-то отравил того, кто был его магом до меня, – объяснил он. – В столице не оказалось никого подходящего, один я. Отказ оскорбил бы его величество, поэтому пришлось согласиться, а потом сбежать. Королевский маг посвящён во многие тайны двора, для него отставка только в могилу. Туда меня и попытались упрятать. Это не получилось, но в итоге оказался здесь без запасов и спутников.
         – А почему посох? У тебя нет даже кинжала.
         – Кинжал под рубахой, а посохом я обезоружу или убью трёх мечников. И к человеку с палкой не такое настороженное отношение, как к вооружённому. У тебя все вопросы? Тогда спрошу я. В чём причина твоего бегства? Не захотела выходить замуж по выбору отца?
         – Ну да, – подтвердила девушка. – Отец возжелал, чтобы я рожала детей барону Горму! Он, видите ли, его друг, а выбранный мной граф Брей враждует с нашим сюзереном, графом Дорком!
         – Знаю такого, – хмыкнул Смар. – Горму около пятидесяти, и не красавец, но бабник ещё тот. Если женщины терпят его брюхо и дурной запах изо рта, значит, есть из-за чего. Напрасно ты не послушалась отца. Получила бы удовольствие без этой беготни и смертоубийства. А если не устроил бы муж, то недолго применить яд. Его продают на всех рынках.
         – Ты ничего не понимаешь! – возмутилась Вера. – У меня любовь! Это самое сильное чувство!
         – Самое сильное чувство – это дружба, – сказал маг. – Она сильнее любви и длится всю жизнь. Друг может пожертвовать ради друга не только любовью, но и жизнью. Это очень трудно, поэтому такая дружба редко встречается даже у мужчин, а у женщин её не бывает. Вы для неё слишком расчётливы.
         – У меня не было никаких расчётов! – крикнула девушка.
         – Не ори, – попенял он. – В любви рассчитывают почти все, а такие красотки, как ты, – в обязательном порядке. Тебе не понравился Горм, поэтому выбрала помоложе и красивее, да и граф – это не барон. А убедить себя в любви в твоём возрасте…
         – Если бы я была расчётливой, сейчас лежала бы в постели с Гормом, а не на этом мху! – возразила она. – А потом, как ты говорил, избавилась бы от мужа и завела любовников.
         – Начинаешь умнеть, – ухмыльнулся Смар. – Расчёт может быть верным и глупым. Твой был из вторых. Трудно ожидать ума от девицы в твоём возрасте.
         – Циник! – рассердилась Вера. – Ты давно забыл, что такое любовь, даже если она когда-то была в твоей жизни!
         – Была, и не один раз. Очень сильное чувство, в котором нет никакого смысла. Я глупел каждый раз, когда влюблялся, дважды это едва не стоило мне жизни. Это было очень давно, с тех пор я использую женщин только для пользы телу. Пойми, я не против любви, только любить нужно с ясной головой. А в твоём случае это вообще не любовь. Милому отрезали голову, а ты разок всплакнула, а теперь доказываешь мне силу своих чувств. Отдохнула? Тогда поднимайся и пойдём. В Злых землях выживают те, кто меньше в них задерживается, а стоянку для отдыха нужно готовить. Сейчас нас очень легко убить.
         «Неужели он прав и у меня к Брею была не любовь, а расчёт? – думала она, с усилием переставляя ноги. – Ведь я не чувствовала любви, пока отец не навязал мне Горма, граф только нравился».
         Мысли о любви прервало появление двух заргов. Здоровенные, на голову выше Смара, но худые твари с двумя парами рук и какими-то собачьими мордами заступили дорогу. Оба были одеты в короткие кожаные штаны и меховые безрукавки. Из-за каждого плеча у них выглядывали по две рукояти мечей.
         – Помочь, – довольно внятно сказал один из них. – Ты есть сила. Если помощь – пройти, нет – повернуть назад!
         – Помогу, – ответил маг. – Ведите!
         Зарги повернулись и так быстро двинулись, что Смару с Верой пришлось поторопиться. Один из четырёхруких оглянулся и увидел, что люди отстали, после чего пошли медленней.
         – Неужели ты им поможешь? – спросила едва поспевавшая за магом девушка. – Они порубили весь наш отряд!
         – У нас нет выбора, – ответил он. – Если хозяева останутся недовольными, нас в лучшем случае выпроводят в королевство. Ты только вернёшься к отцу, а меня убьют.
         – Отец от меня отказался, – призналась Вера. – Я больше не его дочь и не баронесса. Если бы нас догнали, меня зарубили бы вместе с остальными. Он не может лишить меня благородства, но постарается убить чужими руками, чтобы не позорила род.
         – Значит, молись, чтобы у меня всё получилось. А сейчас помолчи. Один из наших провожатых может понять разговор, не стоит при нём распускать языки.
         Шли с полчаса, уже без разговоров. Деревня заргов открылась, когда вышли к берегу большой реки. В ней было не меньше сотни домов, очень похожих на деревенские избы. Возле воды не росли деревья и сквозь просветы в кронах ярко светило солнце. При виде чужаков стали собираться жители, и скоро люди шли в окружении толпы. Привели к самому большому дому, в который разрешили войти одному Смару. Внутри не было делений на комнаты, и большое помещение хорошо освещалось через четыре окна.
         – Лечи! – приказал знавший язык проводник, показав одной из рук на лежавшего загра.
         В избе не было лавок или кроватей, и больной лежал на полу, на чём-то вроде циновки.
         – Что с ним? – спросил маг, опускаясь на корточки.
         – Смотри. – Проводник показал арбалетный болт.
         – Яд, – сказал Смар, увидев насечки на наконечнике. – Давно он ранен?
         – Утро, – ответил загр. – Нет помощь – скоро умрёт.
         Заклинание от ядов было рассчитано на человека, но прекрасно подействовало и на загра. Так же хорошо сработало заклинание, затянувшее рану. Последнее, что сделал маг, – это добавил раненому сил.
         – Здоров, – сказал он, поднимаясь на ноги. – Мы можем идти?
         – Куда идти? – спросил проводник. – Мы помочь.
         – На юг, – махнул рукой Смар. – Нам нужно пройти ваши земли и выйти к тем, где живут люди.
         – Почему юг? – не понял четырёхрукий и показал на север. – Туда ближе.
         – Для нас там смерть, – объяснил маг. – Только юг!
         – Мы проводить до земля репсов. – решил загр. – Дальше сами.
         Провожали двое не знавших язык воинов. В путь тронулись сразу же после окончания лечения. Лошадей не дали, поэтому шли на своих двоих. Вера уже набралась сил и не отставала.
         – Хоть бы накормили, – ворчала она, идя рядом со Смаром. – Нелюди!
         – Эти нелюди тебя пожалели, – отозвался маг. – Всех добили, а тебя оставили. Умерла от потери крови. Скажи, у вас были арбалеты?
         – Был у Влада, – вспомнила девушка. – Когда въехали в Злые земли, он всё время держал его наготове.
         – А как на вас напали?
         – Я плохо помню, – наморщила лоб Вера. - Ехала самой последней и услышала шум, а потом как-то сразу появились эти… Я выхватила меч и почувствовала боль в руке, а вслед за этим треснули по голове, и очнулась уже от твоей магии.
         – Вы могли пройти без драки, отдав лошадей. Видимо, вам это предложили, а твой Влад не от большого ума выстрелил в одного из загров. После этого вас и порубили.
         – А ты откуда знаешь? – удивилась она.
         – Лечил раненого, в которого попал болт, – объяснил Смар. – Кстати, наконечник был отравлен. За такое оружие у нас не пощадили бы и графа.
         – Влад и не применял его против людей!
         – А загров можно травить? И после этого ты ещё упрекаешь их в отсутствии гостеприимства! Лучше помолчи, а то собьёшь дыхание.
         Дальше долго шли молча. Вера заговорила, когда у неё начал от голода болеть живот.
         – Проводники не знают языка и не собираются останавливаться, – ответил маг на её просьбу сделать привал. – Нам сильно повезло в том, что не убили и помогут пройти значительную часть пути. Видимо, остановимся только на ночлег, если они не уйдут раньше. У меня остались две булки, съедим их на ходу и запьём водой. Я успел набрать её из реки.
         «Непонятно, для чего Смар со мной возится, – прожевав булку, подумала девушка. – Не видно, чтобы я интересовала его как женщина. Сказал, что красивая, а потом назвал дурой. Это не похоже на галантное поведение. Он красивее Влада, да ещё сильный маг, а с ними считаются даже короли. Смар не гнал, сказал, что могу жить с ним. Нужно быть дурой, чтобы этим не воспользоваться. Влад погиб, а любви хочется почти так же сильно, как и поесть. Когда останемся вдвоём, нужно будет его соблазнить».
         Маг оказался прав, и они шли до позднего вечера. Когда зелёный полумрак стал почти беспросветным, проводники наконец остановились. Один из них достал свои мечи, больше похожие на большие кинжалы, и, поочередно втыкая их в ствол дерева, быстро полез вверх. Минут через пять он сбросил вниз две верёвки. Второй загр жестами объяснил людям, что нужно обвязать себя вокруг пояса. Когда это было сделано, их одного за другим втянули на одну из нижних веток. Между ними были привязаны четыре гамака. Смар забрался в свой сам, а визжавшую от страха Веру затащил проводник. Она боялась высоты, а до земли было с сотню локтей. Чтобы не выпала, девушке завязали гамак.
         – Смар! – немного успокоившись, позвала она. – Я не знаю, что делать! Такое неприлично говорить мужчине, но мне нужно пустить воду…
         – Сними штаны и пускай, – посоветовал он. – Гамаки из крупной сетки, а если испачкаешь, потом постирают. Нам в них больше не ночевать.
         Это было страшно неудобно и неприятно, но пришлось последовать совету. Поворочавшись, Вера с трудом натянула штаны и, к своему удивлению, вскоре заснула. Разбудил страшный рёв. Внизу кто-то гулко топал, а потом дерево затрещало и стало раскачиваться. Девушка млела от ужаса и давно облегчилась бы на бесившееся внизу чудовище, если бы не сделала этого раньше. Когда удалился ночной гость, она быстро успокоилась и уплыла в сон.
         – Твоя работа? – спросила Вера Смара, когда утром спустились с дерева. – Я думала, что ни за что не усну!
         – Выспалась? – спросил маг. – Вот и скажи спасибо. Эта зверюга здесь наследила и распугала остальных хищников, так что можно было спокойно спать.
         Дерево было страшно ободрано, мох вокруг него сорван, и в дополнение к этому тварь оставила несколько куч дерьма. Проводники смотали свои верёвки, уложили гамаки в заплечные мешки и, не прощаясь, ушли.
         – Значит, мы уже в землях репсов, – сделал вывод Смар. – Знать бы ещё, кто это такие. Будем готовить завтрак?
         – Не здесь! – вздрогнула Вера. – Давай выбираться из этого леса. Здесь нет даже дров для костра. Я читала, что Злые земли не такие уж большие.
         – За два дня должны пройти, – подтвердил маг, – а отсюда действительно лучше уйти. Надо найти хоть какое-то укрытие.
         Шли не меньше трёх часов, пока не изменился лес. Теперь в нём росли хоть и очень большие, но обычные деревья, а не такие гиганты, как раньше. К лиственным деревьям добавились хвойные, и появился подлесок.
         – Зря я взял столько крупы, – сказал Смар и сбросил с плеча две сумки. – Здесь нужно не выдавать себя костром, а прятаться.
         – А что мы будем есть?.. – растерянно спросила спутница. – У меня уже подвело живот.
         – Поедим вот это, – ответил маг, поднимая крупную шишку. – В ней вкусные орешки. Этих шишек здесь много. Сегодня будем питаться ими, а завтра, к концу дня, должны выйти из Злых земель. Тогда можно будет рискнуть разжечь костёр.
         Орешки оказались очень жирными и сладкими и быстро утолили голод. Маг вытряхнул из двух сумок кульки с крупой и набил их шишками.
         – Пока ела, было вкусно, а теперь во рту горечь и щиплет язык, – жаловалась Вера, когда после недолгого отдыха двинулись дальше. – Может, найдём где-нибудь место и хорошо отдохнём? Я столько не ходила за всю жизнь и сильно устала!
         – Меньше болтай, – озабоченно отозвался Смар. – Здесь должно быть много всяких тварей. Даже странно, что так долго идём и до сих пор никого не встретили. А отдых… Если найдём такое место, в котором можно укрыться, тогда отдохнём.
         Обиженная девушка замолчала, и они с час шли без разговоров. Вскоре в воздухе посвежело.
         – Впереди река, – сказал маг. – Не удивлюсь, если на её берегах встретим деревни. Молчи, не наступай на сучья и не вырывайся вперёд. Если кого-нибудь встретим, не хватайся за меч.
         К реке вышли в заросли кустов, это их и спасло.
         – Замри! – прошептал Смар. – Смотри вон туда!
         – Ой, что это?.. – удивилась девушка. – Птицы с руками…
         На песчаной отмели лежали и ходили похожие на аистов существа. Головы у них были раза в три больше аистиных, а на концах лишённых перьев крыльев росли несколько длинных пальцев. Трое птенцов забрались в воду и устроили там возню с брызганьем, вызвав недовольство взрослых.
         – Их охраняют, – сказал маг, – а вон там деревня!
         В стороне от пляжа стояли ещё три птицы с луками, а за деревьями, на которые показал Смар, виднелись тростниковые хижины.
         – Тихо отходим, – приказал он. – В Дармуше нет ни одной реки, которая вытекала бы из Злых земель. О чём это говорит?
         – Река должна повернуть на восток, – поняла Вера. – Хочешь идти вдоль берега?
         – Недолго. Нам нужно набрать воды, а потом уйдём в лес, а то здесь напичкают стрелами.
         Воду набрали здесь же, прикрываясь кустами, а лесом шли до самого вечера, пока Смар не нашёл убежища.
         – Вот это гнёздышко! – удивлённо воскликнул он, показав на огромный дуб, вершину которого венчало гнездо размером с крестьянский дом.
         – Бежим отсюда! – испугалась девушка. – Если она прилетит…
         – Я думаю, что не прилетит, – остановил её маг. – Посмотри вот на это.
         На выступавших из земли корнях дуба лежал огромный птичий череп. Когда подошли ближе, увидели, что он в четыре раза больше головы взрослого мужчины.
         – А где всё остальное? – боязливо спросила Вера.
         – Наверное, растащили звери, – пожал плечами Смар. – Постой здесь, а я проверю.
         Он быстро вскарабкался на дерево и осмотрел гнездо, после чего спустился на нижние ветки и протянул руку.
         – Забирайся, переночуем здесь. В гнезде полно всякой гадости, но его нетрудно почистить. Вряд ли мы найдём здесь что-нибудь более безопасное.
         Когда Вера очутилась в гнезде, она поразилась тому, как оно сделано. Огромная чаша была искусно сплетена из прутьев и обмазана глиной. Внизу было проделано отверстие для стока дождевой воды. Видимо, прошёл не один год, с тех пор как оно опустело, но не было видно никаких разрушений. Маг выбросил кости и другой мусор, а потом вдвоём нарвали мелких веток, чтобы не лежать на закаменевшей глине. Поужинали орешками и запили их из фляги. Девушка пододвинула свои ветки к уже лежавшему Смару, легла рядом с ним и обняла.
         – Захотелось тепла? – улыбнулся он.
         – Покажи мне, как любят, – попросила она. – Я до сих пор даже ни с кем не целовалась. Если завтра убьют, так и умру девственницей. Все предки будут смеяться!
         – Тогда раздеваемся, – сказал маг. – Одежду положим на эти ветки.
         У него был огромный опыт, поэтому Вера с первого раза получила всё, что мужчина может дать женщине. Он несколько раз доводил её до взрыва, а потом усыпил магией, счастливую и умиротворённую. Утро опять началось с любви.
         – Никому тебя не отдам! – горячо говорила девушка, когда закончили. – Можешь мне не верить, но я люблю по-настоящему! Если бросишь – перережу себе горло!
         – Конечно, любишь, – согласился Смар. – В этом любовь женщины. Если ей хорошо, она расшибётся в лепёшку, лишь бы в её жизни ничего не менялось.
         – Я так счастлива, что просто нет слов!
         – Вот и помолчим, – сказал он. – Все влюблённые считают свои чувства единственными и неповторимыми, хотя на деле они ничем не отличаются от чувств других. Все воспевания поэтов – это только повторения того, что сказано уже множество раз. А когда начинают говорить молодые, трудно услышать что-нибудь умное.
         – По-твоему, я дура?
         – Умная, особенно для женщины, – засмеялся Смар. – Когда я говорил об уме, имел в виду другое. Не глупость, а что-то по-настоящему важное для других. Для этого мало не быть дурой, нужно прожить жизнь, да не в деревне, где годами ничего не происходит, а поездить по разным местам и пообщаться с умными людьми. Ты видела пьяных?
         – Конечно, – ответила Вера. – У отца это удовольствие регулярно. Как приедет кто-нибудь из друзей…
         – Каждый из пьяниц считает свои речи чем-то значительным, а на самом деле несёт всякий вздор. Умные они только для него самого, ну и для других таких же. То же самое и в любви. Чувства плохо сочетаются с умом. В юности это нормально, потом обычно проходит.
         – А ты хоть немного меня любишь? – заглянув в его глаза, спросила девушка.
         – Конечно люблю. Если бы не любил, быстро сделал бы своё дело и лёг спать, а не возился с тобой полночи.
         – А за что ты меня любишь?
         – Зачем тебе это?
         – Надо!
         – Юнцы ищут в вас в первую очередь красоту, её и любят. Уже потом узнают всю женщину. Это знание может усилить любовь, а может её погубить. Со временем к красоте привыкают, и если в женщине нет больше ничего хорошего…
         – А ты?
         – Я тоже неравнодушен к красоте, но никогда не полюблю красивую стерву. Опыт прожитой жизни позволяет видеть людей насквозь. Не всех, но в таких молодых, как ты, для меня нет тайн. И люблю я больше рассудком. Дорогая, поговорим о любви в другой раз. Сегодня у нас будет трудный день. Я слышал, что на границе Дармуша со Злыми землями очень много тварей. Одеваемся, а завтракать будем в пути.
         Когда спустились с дерева, Смар вынул из-за пояса свой кинжал и надел его на посох на манер копья. Подумав, он оставил все сумки, кроме двух.
         – В одной мои вещи и золото, – объяснил он подруге, – а в другой крупа. На границе нет поселений, и нужно чем-то питаться, пока не дойдём до обжитых мест.
         – Я читала, что здесь повсюду твари, – сказала она, – а мы до сих пор никого не встретили.
         – Это из-за моей магии. Перед тем как на вас наткнуться, встретил и убил огромную змею. Длина у неё шагов тридцать, а толщиной с бревно. Такие водятся на юге нашего королевства, только они малость поменьше и без яда, а у этой были ядовитые клыки. Дальше шёл под заклинанием маскировки, а когда оживил тебя, растянул его на двоих. Все видели не нас, а эту тварь, даже чувствовали её запах. Загры тоже видели змею, но слышали твои крики, поэтому поняли, что их дурят магией. Мы трижды встречались с тварями, только ты этого не заметила. Один раз это была какая-то ядовитая летающая мелочь, второй – волки с клыками не меньше твоего кинжала, а третий… Я не понял, кто сидел в засаде, но это была очень сильная тварь. Она оценила змею и решила не связываться. Может, попадались и другие, но я этого не почувствовал. Я удовлетворил твоё любопытство? Тогда давай поспешим.
         До полудня шли без происшествий и догрызли все орехи. Сильно хотелось есть, но не было ничего съедобного, кроме крупы. Лес ещё больше измельчал, и часто встречались заросли кустов, которые приходилось обходить. Во время одного из таких обходов Смар услышал, что за ними кто-то крадётся.
         – Выходим на открытое место! – встревоженно сказал он. – Дай мне свой меч и держись позади и немного сбоку. Кажется, на эту тварь не действует магия внушения.
         – Может, ударишь её огнём? – предложила испуганная Вера.
         – Если бы я мог плеваться огнём, сидел бы на троне вместо Стора. Можно попробовать остановить ему сердце, но я потрачу на это всю свою силу. А если не действует ментальная магия, может не подействовать и боевая! А теперь помолчи.
         Они вышли на свободное от деревьев место, где маг избавился от сумок и воткнул меч в землю. Зашевелились кусты, и из них выскользнул кот таких размеров, что ему могли позавидовать водившиеся в королевствах тигры. Зверюга как-то поняла, что обнаружена, и больше уже не скрывалась. Убедившись в том, что добыча не собирается спасаться бегством, тварь пронзительно зашипела и стала подкрадываться, охаживая себя по бокам тонким, совсем не кошачьим хвостом.
         – Кошечка… – сказала за спиной Вера.
         – Потом погладишь, – напряжённо отозвался Смар, – а пока спрячься вон за то дерево, чтобы я на тебя не отвлекался!
         Он выждал момент, когда кот припал к земле, готовясь к прыжку, отвёл руку для броска и метнул копьё. Навыки, отточенные годами тренировок, не подвели, и зверюга получила его подарок прямо в пасть. Избавившись от копья, Смар схватил меч и отпрыгнул в сторону.
         – Ты его убил? – спросила из-за дерева подруга.
         – Готов, – подтвердил маг. – Сейчас верну своё оружие и пойдём дальше.
         С оружием пришлось повозиться. Тварь в агонии перегрызла древко посоха, а чтобы достать кинжал, пришлось мечом развести сжатые челюсти.
         – И здесь ядовитые зубы! – сказал он, добавив ругательство. – Интересно, зачем ему яд.
         – Может, оставим? – предложила присевшая на корточки Вера.
         – Мы ещё не вышли к людям, – напомнил Смар. – Мой кинжал сделан специально, чтобы его можно было использовать как наконечник, и твой его не заменит. А лишиться копья… Сражаться мечом, если появится ещё одна такая киса?
         Он выбил мечом ядовитые клыки и, засунув руку в пасть, с трудом вытащил клинок. Испачканную ладонь обтёр о кошачью шкуру, а кинжал надел на уцелевший конец посоха. После этого подобрал сумки и вернул меч девушке.
         – А почему твари не разбегаются из Злых земель? – спросила она, когда пошли дальше.
         – Эти земли вытянулись далеко на восток, – объяснил Смар. – Мы проходим их по самому краю. Здесь хватает добычи и всё привычно. Но твари заходят и в королевства. На границе обычно дежурят егеря, которые их выбивают.
         Девушка заговорилась и не смотрела под ноги, поэтому споткнулась и чуть не упала. При этом она сбила мох, под которым что-то блестело.
         – Интересная находка, – оценил маг, руками обдирая мох.
         – Череп! – воскликнула Вера. – И ещё один!
         – Здесь много костей, – отозвался он, – но для нас интересна вот эта штука!
         Смар показал ей золотой обруч, на котором были закреплены огранённые голубоватые камни. Они были похожи на алмазы огромных размеров.
         – Здесь ещё и чеканка, – заметила девушка. – Откуда такая прелесть?
         – На востоке есть что-то вроде мёртвого города неизвестного народа, оттуда и несут, – ответил маг. – Сколько охотников за его сокровищами сложило здесь свои головы! Это мы заберём с собой. Пойдём быстрее! Уже начало темнеть, а граница где-то рядом.
         Беда случилась из-за того, что он не снял маскировочное заклинание. Увидев громадную змею, прятавшиеся в засаде егеря вскочили и разрядили в неё арбалеты. Один болт воткнулся в дерево, а второй летел в грудь Смару. Он успел бы отпрыгнуть, но помешала Вера, которая бросилась закрыть его собой. Времени хватило отбросить её в сторону и повернуться боком. Болт вонзился в плечо, вызвав вспышку боли, которую маг привычно заблокировал. Заклинание исчезло, поэтому можно было не опасаться новых выстрелов.
         – Что с тобой?! – в панике закричала вскочившая на ноги подруга.
         – Не мешай, – отозвался он, вытащил болт и зажал рану рукой. – Повреждена кость, поэтому придётся повозиться. Раньше чем через два дня не сможем продолжить путь. Эй вы, подойдите сюда!
         Егеря, к которым был обращён его крик, поспешили приблизиться. Это были молодые мужчины, одетые в крашенные в зелёный цвет кожаные штаны и куртки.
         – Где стоянка вашего отряда? – спросил Смар. – Мы не охотники, а дворяне. Вы продырявили мне руку, и теперь её нужно лечить.
         – Нас ввела в заблуждение магия, ваше могущество, – стал оправдываться тот, кто был старше возрастом. – А отряд неподалёку, мы вас проводим. Давайте сумки, я понесу.
         – Только одну. – Маг сбросил с плеча сумку с крупой и повернулся к Вере. – Возьми мой посох. Пошли быстрее!
         – А почему ты не залечил рану? – спросила немного успокоившаяся девушка.
         – Из-за осколков костей, – ответил он. – Всё вылечу, но на это понадобится время.
         Минут через десять пришли в лагерь, где стояли палатки и кашеварили егеря. Их встретил пожилой капитан, выслушал рапорт и повернулся к Смару.
         – Вы пострадали из-за моих людей, чем я могу помочь?
         – Мне нужна горячая вода и палатка, – ответил маг. – И накормите баронессу. Мы два дня нормально не ели.
         – Я не баронесса, – шепнула Вера, когда шли к палатке.
         – Я барон Кордай, – улыбнулся он, – поэтому и моя жена будет баронессой. Я уже начал забывать об этом титуле, но тебе он пригодится. Сейчас поешь и отдыхай, а я займусь своей раной.
         Когда принесли горячую воду, Смар помыл руки и принялся доставать кусочки кости. Оставшейся водой промыл рану, свёл её края и создал заклинание. Мясо заросло быстро, но для восстановления кости требовалось время. Лучше пока обойтись без еды и отдохнуть. В палатке были несколько тюфяков, на один из которых он лёг.
         «Влюбился и начал делать глупости, – с иронией подумал маг. – Наверное, вернулась молодость. Я ведь знал, чем всё закончится, когда оживлял Веру. Молодые предсказуемы, особенно женщины. Теперь нужно, чтобы она быстрее набралась ума. С моей силой и нажитым за двести лет золотом можно очень хорошо устроиться и даже завести детей. Мне уже надоело жить для себя, теперь поживу для неё».
Опубликовано: 28/01/21, 06:12 | Просмотров: 55
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [1047]
Миниатюры [1008]
Обзоры [1370]
Статьи [392]
Эссе [182]
Критика [93]
Сказки [202]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [16]
Юмористическая проза [293]
Мемуары [80]
Документальная проза [91]
Эпистолы [19]
Новеллы [70]
Подражания [9]
Афоризмы [20]
Фантастика [140]
Мистика [38]
Ужасы [6]
Эротическая проза [4]
Галиматья [253]
Повести [262]
Романы [44]
Пьесы [33]
Прозаические переводы [4]
Конкурсы [26]
Литературные игры [36]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1743]
Тесты [12]
Диспуты и опросы [89]
Анонсы и новости [105]
Объявления [87]
Литературные манифесты [246]
Проза без рубрики [423]
Проза пользователей [124]