Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Скрипка
Рассказы
Автор: Гелия_Алексеева


Елисей родился и вырос в большом приморском городе, где впервые взял в свои детские руки маленькую скрипку и удивился первым звукам, изданным касанием смычка о струны. Он успешно окончил консерваторию и стал концертировать в составе известного оркестра. Молодой музыкант с открытым лицом, обрамлённым густыми светлыми волосами, ясным взглядом больших серых глаз, приветливой улыбкой – располагал к себе окружающих людей. Елисею досталась от отца хорошо сложенная фигура, прямая осанка, а от матери – мягкость манер.

Его внутренний всегда мир был наполнен музыкой. Елисей пытался воспроизвести эти мелодии на своей скрипке, к которой привык и чувствовал ее. Но возможности инструмента не позволяли ему передать богатство звуков. Получалось беднее и проще. Музыкант не мог передать все оттенки своих чувств, поэтому он очень хотел найти такую скрипку, на которой сможет сыграть свою мелодию.
Он видел инструменты других артистов в оркестре. У ведущего исполнителя была особенная, старинная, с богатым тембром звучания. Пересмотрев предложения в интернете, Елисей отправился в магазин музыкальных инструментов. Продавец внимательно посмотрел на музыканта и показал ему две скрипки.

– Обратите внимание на легкий и отзывчивый голос, несущий качество, равный звуковой объем на всех четырех струнах и приятный тембр.

Елисей попробовал сыграть одну из спокойных мелодий, чтобы не отвлекать покупателей. Для выступлений в оркестре оба инструмента подходили. Елисей поблагодарил продавца, но сказал, что хочет посмотреть еще другие. Он все же хотел найти свою скрипку.

Музыкант походил по залу и увидел инструмент в футляре. Это была мастеровая старинная скрипка. На этикетке было написано: 18 век. Мастер Себастьян Клотц. Продавец подошел снова и предложил:

– Вы можете попробовать. У этой скрипки глубокое и насыщенное звучание, она отличается гибкостью ответа – отображает малейшее движение смычка. Тонкость ее звука проявляет душу исполнителя, а блеск звука помогает взволновать и тронуть слушателя. Она изготовлена в небольшом баварском городке Миттенвальд на самом юге Германии из дерева, в большом количестве произраставшего вокруг у подножия Альп, – с вдохновением рассказал продавец.

Елисей осторожно дотронулся к деке, провел рукой по струнам, попробовал пальцами гриф.
– Смелее, молодой человек! – продавец дружелюбно улыбнулся.

Елисей взял скрипку, смычок, попробовал несколько звуков, и вскоре зазвучала «Песня Сольвейг» Грига. Скрипка запела широко, вольно… Сила звука полностью наполняла большой зал. Он играл еще и еще. Елисей увидел, что собрались слушатели.

Положив смычок, он посмотрел на цену. Сумма была огромной. Музыкант не зарабатывал столько за целый год. Пообещав подумать и вернуться, Елисей ушел из магазина. Он медленно шел по улице, повторяя в голове сыгранные мелодии. Старинная вещь словно обладала магическими свойствами, она полностью завладела им.

Придя, наконец, домой, Елисей взял в руки свою скрипку. Она была красивая, новая и звучала хорошо. Но его руки не забыли прикосновения к скрипке Себастьяна Клотца. Елисей зашел на сайт магазина, нашел изображение старинного инструмента, распечатал картинку и повесил на стену.

– Говорят же, – подумал он не очень уверенно, – если Вселенной дать заказ, она его выполнит. Или, если поделиться своей мечтой, кто-то поможет, чтобы она сбылась.

Он читал о мировом разуме, коллективном сознании. Вскоре Елисею позвонил продавец из магазина, и предложил в определенные дни играть на разных скрипках в целях рекламы. Теперь у Елисея появилась возможность иногда играть на скрипке своей мечты.

Осенним днем, после работы в магазине, Елисей прогуливался по набережной. Все постепенно менялось – цвет неба становился темнее, солнце горело янтарным светом созвучно золотящейся листве. С моря долетал влажный ветер. Было прохладно, близость воды придавала воздуху свежесть.

Он сел на свободную скамью и смотрел на море. Хотя тяжесть воды в накатывающихся волнах заглушала все остальные звуки, Елисей расслышал рядом голоса. К музыканту подошли два бомжа. Один из них, пожилой, с давно немытыми длинными волосами и мутными, когда-то зелёными глазами, был одет в видавшую виды кожаную куртку, не помнящую свой первоначальный цвет, а другой, немного моложе, рыжий и кудрявый, но такой же неопрятный, был в стёганом жилете. Первый чем-то напоминал одессита, он и обратился к Елисею:

– Молодой человек! Я имею Вам кое-что сказать…Подарите моему другу свою куртку! У вас есть дом и много одежды! Поделитесь, он простудился! А то щаз я сделаю вам скандал и вам будет весело!
Елисей брезгливо посмотрел в их сторону. Не только отдать свою вещь, но даже смотреть на них было противно. Рыжий бомж, в стеганом в жилете, с озорным взглядом, воскликнул:

– Да он музыкант! Ну-ка, сыграй нам! Я когда-то тоже учился в музыкальной школе! По классу барабана!

Бомж расхохотался, показывая свои разноцветные неровные зубы, и потянулся к футляру. Елисей схватился за скрипку и тут же получил удар по голове. Все поплыло перед глазами, он откинулся на скамью. Словно в тумане, парень услышал:

– Не бей так сильно! Вспотеешь!

Когда музыкант открыл глаза, он как в тумане увидел, что два бомжа уже мчатся по набережной с его скрипкой. Придя в себя, Елисей вытер кровь на лбу, провожая взглядом похитителей. Они были уже далеко. Чувство досады сдавило горло, но еще сильнее было чувство отвращения к тем, кто немытыми лапами дотрагивался до его скрипки. Совсем расстроенный Елисей побрел по городу, не разбирая дороги.

После столь удачного предприятия два бомжа отправились в ломбард. Там было закрыто. Но заработать хотелось. Бывший одессит предложил пойти в магазин музыкальных инструментов и попробовать договориться и продать украденную вещь за любую цену. Но еще издали они увидели суету возле здания. Грузчики выносили упакованные коробки и складывали в машину. Магазин переезжал в другое здание. Бомжи несмело подошли к грузчикам и предложили свой товар. Охранник увидел незадачливых предпринимателей и закричал:

– Пошли вон, забулдыги! Полицию вызову! Быстро убирайтесь!

Старший бомж пробурчал:

– Ну, ты посмотри на этого патриота! Гордый и заносчивый, как гаишник с престижного перекрёстка! Эй, ты! Убери мнение со своего лица! Шоб я видел тебя на одной ноге, а ты меня одним глазом!

Охранник замахнулся на них резиновой палкой.

Чертыхаясь, бомжи отошли подальше и, усевшись на лавочку, стали наблюдать за происходящим. Груженая машина уехала. Новые пакеты складывали на помосте. Пока появилась возможность, часть рабочих отправилась перекусить.

Вдруг в помещении раздался шум, крики и запах гари. Оставшиеся рабочие стали бегом выносить инструменты и складывать их на помост. Они выносили упаковки разного размера.

К зданию быстрым шагом подошли двое мужчин. У одного была сумка на плече, а у другого моток провода. Они вошли в здание и их встретил взволнованный продавец. Охранник говорил по телефону, поглядывая на пакеты, но внезапно отошел в сторону. Слышно было, что разговор личный и очень приятный.

Переглянувшись, бомжи подбежали к помосту, схватили верхний пакет, а вместо него швырнули на помост футляр с украденной скрипкой и бросились наутек.

Елисей неожиданно для себя вышел к магазину. Он вспомнил, что продавец предупреждал, что магазин переезжает и сказал новый адрес. Скрипач увидел, что дверь открыта и в магазине непривычно пусто. В растерянности он повернул назад и побрел по улице. Возле кафе стояли еще не убранные на зиму столики и раздавались уже знакомые голоса, но нельзя было разобрать, о чем они говорили.

– Теперь у нас новый товар! Упакованный и цена небось есть. По размеру должно быть это скрипка. Вот была бы хохма, если бы мы встретили того музыкантишку! И отдали бы ему этот пакет! У него-то видно был дорогой инструмент! А мы ему – ширпотреб, на!

Рыжий бомж в жилете наливал пиво, разливая по столу, и громко смеялся:

– Как я ему сказал про музыкальную школу! Я и правда бил по барабану в школе! А ты, наверное, играл на горне? Взвейтесь кострами! Или твое детство было тяжелым и безрадостным?

Бомж в кожаной куртке лихо уплетал чебурек, жир тек по его бороде и спутанные волосы блестели на солнце. Приключения, без которых эти люди не представляли жизни, нагнали хороший аппетит.

– Таки да! Куртку пожалел! Я ему хотел сказать – шо вы так плохо живете, шо у вас токо одна скрипка? Смотри-ка вот он!

Бомж в жилете направился к Елисею.

– Ну что, молодой человек, вы согласны на обмен? Вы мне куртку, а я вам эту коробку! Или схлопочете еще!

Елисей молча, только для того, чтобы никогда их больше не видеть, снял куртку и отдал бомжу.
– На, согрейся! Мне все равно!

– Извините, молодой человек, уж очень мне ваш прикид понравился! Возьмите это. Не серчайте, что не успели упаковать в цветную бумагу, с бантиками!

Бомж передал пакет, быстро напялил куртку и отправился доедать чебуреки.

Елисей, не разворачивая, равнодушно взял пакет под руку и побрел домой. Он вошел в свою квартиру, оставил пакет у порога и упал на диван. По телевизору показывали концерт, и Елисей переключил на канал путешествий. Раздался звонок в дверь. Пришла мама с сумками, судочками, пакетами. Она споткнулась о большой сверток, который принес Елисей.

– Что это у тебя? – спросила мама.

– У меня украли скрипку…– медленно и мучительно протянул Елисей и повернулся к стене. Распаковав сумки, мама пошла в прихожую, взяла пакет и принесла его в комнату сына.

– Давай откроем. Что здесь?

Елисей закрыл волосами шрам на лице, принес ножницы и стал разрезать шпагат на жесткой упаковке. Он раскрыл коробку и обмер. В пакете была его мечта с этикеткой: 18 век. Мастер Себастьян Клотц.

– Что ты шутишь, пугаешь меня! Вот же она! Нет, это другая! Тебе надо выступать на конкурсе, ты успеешь ее освоить? Ладно, ты тут разбирайся, мне надо идти. Да, я хотела тебе сказать. Я встретила на лестнице твою соседку, Глафиру. Она опять ругалась, что ей музыка мешает. Хоть бы она на дачу уехала, ведь тебе надо готовиться.

Елисей проводил мать и задумался. До конкурса оставалось не так уж много времени, а скрипки у него нет. Елисей понимал, что вещь дорогая, ее будут искать и надо побыстрее отдать инструмент. Но… он взял смычок и заиграл. Елисей не стал думать, произведение какого композитора сыграть. Он стал играть то, что давно хотелось выразить звуками. Скрипка пела, радовалась, страдала, казалось, душа музыканта превратилась в мелодию и рвалась наружу. Елисей почувствовал, что песня изменилась, приобрела новый старинный колорит, заиграли тирольские трели, он видел природу, людей, птиц, цветы, горы, леса…Елисей потерял счёт времени, он играл до изнеможения и, наконец, опустил смычок.

Музыкант сидел молча, приходя в себя. Перед ним заново предстал прожитый день. Бомжи уже не казались Елисею такими отвратительными. Куртки не было жаль. Даже наоборот, в его сознании промелькнул образ, что с него специально сняли кожуру, чтобы он раскрылся, выразил себя, свои накопившиеся эмоции. Елисей ощутил себя другим. Что-то изменилось в нем. Давно рождавшаяся мелодия выплеснулась яркими, сочными звуками, к которым добавился еще и колорит другой страны, другой эпохи. Елисей понял, что теперь он будет играть по-другому. Он подумал, что нужно сразу создать нотную запись своей мелодии, но разве он сможет повторить? Ведь это будет уже другая музыка.

Что-то поплыло перед глазами, и еще находясь в трансе от эмоционального напряжения, Елисей мысленно увидел большой концертный зал… черные фраки и смокинги, пенсне и веера, пышные бальные платья с глубокими декольте, сверкающие драгоценности, букеты цветов в руках поклонниц.

Последний взмах смычка. Восторженная публика очарована великолепной игрой знаменитого артиста. Дирижер благодарит исполнителя. Оркестр стоя приветствует скрипача. На лицах в зале – умиление, наслаждение музыкой великого Мендельсона и виртуозным исполнительским мастерством артиста. Аплодисменты, аплодисменты...

– Браво, браво! – это кричат друзья, однокурсники консерватории.

Елисей кланяется публике. Оркестранты касанием смычков на корпуса скрипок, альтов, виолончелей, контрабасов в традиционном стиле «аплодируют» ему. Елисею подносят корзины, полные цветов. Артист уходит со сцены, но несколько раз, по настоятельному требованию публики, возвращается и взмахами рук, поклонами благодарит ценителей его таланта.

У Елисея закружилась голова и он прилег на диван, чтобы прийти в себя. Через некоторое время, он, едва касаясь, кусочком мягкого бархата протер скрипку и осторожно положил инструмент в металлический футляр, обитый изнутри мягким сукном красного цвета.

Он задумался… Что это было? Ведь это не он… Елисей еще ни разу не задумывался о такой огромной славе…Это скрипка… Это она пережила такие мгновения упоения, кто-то то так играл на этом волшебном инструменте. И теперь старинная вещь заставляет его играть только так… Она готова обеспечить проникновение звука на большие расстояния, дать широту, чтобы окружить каждого слушателя, придать звуку сладость, плавучесть, бархатистость… Скрипка хочет играть в руках мастера, и она уже выбрала его и показала будущее, которое готова дать…

И он должен расстаться с этим великолепием, этим чудом, которое само нашло его, пусть через руки грязных бомжей, но она не стала от этого менее прекрасной…Ведь это он просил судьбу, чтобы помогла…Если мечта сильная, она должна сбыться… Что же он может сделать сейчас? Скрыться, пока ее не начали искать? Спрятать где-то…Но ведь будут проверять всех, кто к ней прикасался. А он играл в магазине и не раз называл эту скрипку своей мечтой. И его инструмент украден… Идти опять в тот же магазин и выбирать себе другой инструмент, когда он уже выбран и ждет его…

Но перед глазами снова сцена, аплодисменты, затухающие крики «Браво!», а он – теперь это уже он, словно на нем был чужой фрак и скрипка – ведь она не его, он присвоил ее… Слышатся нарастающие крики публики:

– Это обман, это не тот скрипач и не его скрипка! Позор!

Музыканты играют вразнобой сразу на всех инструментах и звучит какофония… В этом хаотическом и бессмысленном нагромождении звуков потерялась мелодия, выношенная годами, выстраданная, но сыгранная только что, и в ней пела его душа. Елисей видит среди зрителей первого преподавателя – его глаза и слезы старого человека, однокурсники показывают на него, смеясь, недоуменно смотрит мать, не понимая, что произошло с ее мальчиком, таким способным и честным.

Портрет Паганини, расположенный в центре сцены ожил, вырос и приближается к нему, как каменная статуя командора…Мерные шаги статуи звучат, как резкие слова:

– Ты вор! Вор! В твоих руках – не твое, ты присвоил!

– Нет, - снова думал Елисей. – Я не отдам ее. Скрипку может купить любой, у кого есть большие деньги – для коллекции, чтобы она пылилась на стене, для своего бездарного ребенка, которого будут заставлять учиться. А она должна играть… ведь сама скрипка об этом заявила…

Словно в подтверждение этих слов, солнце заглянуло в комнату и скользнуло лучом по корпусу, утонув в струнах, будто напомнив о способности скрипки создавать непрерывное горение, эффект нот без шва, когда звук переходит в следующий спокойным легато.

Елисей почувствовал, что он не в силах сидеть рядом с инструментом, касаться лаковой смоляной поверхности цвета волос тициановских красавиц, трогать подгрифок из палисандра, смычок…

Елисей зашел в кухню, налил себе холодной воды. Раздался мелодичный звонок. Елисей открыл дверь и увидел соседку, ту самую Глафиру. Она держала в руках смартфон.

– Добрый вечер! Скажите, а кто сейчас у вас играл на скрипке? Я была поражена! Вот я попросила внучку записать, но не сразу включили, и я пропустила начало. Моя внучка пианистка, она вчера приехала. Что же мне теперь делать? Вы поможете восстановить?

Глафира все говорила и говорила, выражая свое восхищение услышанной мелодией. Елисей смотрел на женщину, медленно и мучительно возвращаясь в реальный мир. Он пытался улыбнуться. Соседка замолчала и посмотрела на скрипача.

– Так это вы? Это вы играли? Невероятно! Вы простите меня, что я иногда сетовала на шум. Я вообще-то музыку люблю, когда внучка играет, а к остальным, наверное, ревную. Понимаете, я человек деятельный, а мне теперь помогают дети и почти нет проблем, которые я могла бы решать, как это было всегда. Вот я и пристаю к людям, выдумывая капризы!

Она смущенно смотрела на музыканта. Елисей был еще взволнован, но приходил в себя, молнией обожгла ободряющая мысль:

– Моя мелодия спасена!

– Вы знаете, как я вам благодарен! Ведь я теперь могу положить на ноты эту музыку и потом ее воспроизводить. Это мое первое произведение, я его доработаю и представлю на конкурс! Ведь вы дадите мне ненадолго свой телефон?

Глафира засияла. Она почувствовала себя причастной к великому таинству рождения таланта:

– Только не стирайте музыку с моего телефона! Ведь неизвестно, как будет дальше, может быть, вы станете знаменитым, чего я вам очень желаю, а я ваш первый слушатель! Представляете, как мне будут завидовать мои подруги!

Соседка ушла. Елисей положил на стол телефон. К нему вернулась способность думать спокойно.

– Если я попадусь на воровстве, да еще такого инструмента, с карьерой музыканта придется распрощаться…Кража мастеровой скрипки – это преступление, не имеющее срока давности…Для работы можно купить скрипку. Даже и для конкурса она подойдет. Я не хочу начинать свою жизнь так…Родители столько в меня вложили. Преподаватели в меня поверили. И музыканты в оркестре. Ведь меня привлекает не то, что скрипка дорогая и ее можно продать. Я хочу на ней играть. А к такому инструменту нельзя прикасаться грязными руками, руками вора…

Елисей нашел в справочнике телефон магазина.

– Ко мне попала ваша скрипка. Я все вам объясню. – сказал Елисей. – Я хотел бы вернуть ее вам и забрать свою. Думаю, моя скрипка у вас.

Продавец с радостью в голосе ответил, что приедет немедленно и привезет инструмент.

– Я несказанно рад, что пропажа нашлась.

– Я тоже рад, – ответил Елисей.

Музыкант с сожалением нежно дотронулся до старинного футляра, где находился инструмент, от которого он только что отказался.

Продавец примчался очень быстро, передал Елисею его скрипку и бережно упаковал скрипку немецкого мастера.

– Для меня это просто трагедия. Я мог бы потерять работу и все, что имею, чтобы расплатиться. Как-то не заладился весь день. Надо было срочно освобождать помещение и занять другое. Хозяин сильно торопил нас. А тут еще электричество выбило, проводка загорелась, камеры отключились. Представляете – какой у нас товар – сколько скрипок, альтов, виолончелей и контрабасов. Все упаковать, ничего не перепутать. Я думаю, рабочие выбирали, что полегче и поменьше, чтобы побыстрее вынести. Эта скрипка лежала отдельно, за самыми дорогими я сам смотрел. Их думали в последнюю очередь вывозить, и я должен был сопровождать, а когда начался пожар их стали спасать первыми. А я отвлекся, пришли электрики. Все случилось очень быстро. Охранник прозевал этот момент, его уже уволили.

– Я думаю, что за погрузкой наблюдали и выбрали момент. Но все теперь в порядке – произнес Елисей.

Он мучительно ждал, когда продавец уйдет, было невыносимо смотреть на скрипку, которой он лишался. Он достал из упаковки свой инструмент, вытащил и положил рядом смычок.

– До конкурса есть еще время подготовиться и подумать над программой, – решил Елисей.

– Если мне достанется первый приз, – грустно усмехнулся он, – я смогу купить дорогую скрипку. Ведь не просто так эта старинная вещь нашла меня.

Музыкант перевел взгляд на стену. Из красивой резной рамки – с портрета, подаренного ему на выпускном вечере, одобрительно смотрел на него Леонид Коган.

Перед Елисеем лежала нотная тетрадь, телефон соседки и скрипка. Он включил воспроизведение своей мелодии. Звучащая музыка постепенно растворяла тяжелые мысли, словно он отторгнул их от себя, как образ жалкого, смешного в своем убожестве, существа. Музыкант с облегчением отбросил свои сомнения, как старую одежду, как тусклую оболочку, которую сбрасывает куколка, уже превратившаяся в златокудрого мотылька, вылетающего к солнцу.

* Песня Сольвейг Эдвард Григ https://www.youtube.com/watch?v=4E0BoQgSPk8

*Данный рассказ был выставлен на Новогодний прозаический конкурс.
Опубликовано: 09/10/20, 20:24 | Последнее редактирование: Гелия_Алексеева 18/01/21, 20:16 | Просмотров: 256 | Комментариев: 17
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Конец хорошо доработан - так не хватало такого финала, как завершающего аккорда.

По мелочам в последнем абзаце просится уточнение - Он включил запись (на телефоне соседки).

тусклую оболочку, которую сбрасывает куколка, вылетающая к солнцу златокудрым мотыльком
получается, что вылетает куколка - надо бы немного перефразировать. - вылетая... или превращаясь
Яна_Яблоко  (08/01/21 19:10)    


Музыкант с облегчением отбросил свои сомнения, как старую одежду, как тусклую оболочку, которую сбрасывает куколка, уже превратившаяся в златокудрого мотылька, вылетающего к солнцу.
Гелия_Алексеева  (09/01/21 12:12)    


Вот так все и красиво, и логично. smile
Яна_Яблоко  (09/01/21 14:19)    




Или так
Гелия_Алексеева  (09/01/21 14:38)    


Коноварь с лазурью, похоже на переливающиеся цвета скрипки.
Гелия_Алексеева  (09/01/21 14:41)    


Да, павлиний глаз - красивая!
Яна_Яблоко  (09/01/21 15:38)    


smile smile smile
Гелия_Алексеева  (09/01/21 15:44)    


Хороший рассказ. И тема мне близка. Спасибо Вам!
Наталия_По  (21/11/20 00:37)    


Мне тоже близка. У нас почти все музыканты разного уровня. Поэтому и рассказ сложился на одном дыхании. Спасибо, приятно встретить единомышленника.
Гелия_Алексеева  (21/11/20 21:29)    


Хороший рассказ.)
Торопыжка  (06/11/20 13:35)    


Спасибо! Мне близка эта тема. У нас в семье есть музыканты.
Гелия_Алексеева  (06/11/20 13:44)    


Прочла с удовольствием - хороший язык, живо описаны герои, неожиданные повороты сюжета.
Есть кое-какие мелочи, которые можно подправить, но в целом читается с интересом.

Творческих удач!
Яна_Яблоко  (10/10/20 20:26)    


Здравствуйте, Гелия:)

Я предполагаю (возможно, ошибаюсь), что Вы поставили этот рассказ в публикацию, скопировав из Ворда или Опен Офиса.
И вот в Ворде есть отступы/абзацы, а здесь нет. В интернет-публикациях они делаются пропуском строки. К примеру:

"... Елисей послушался и попробовал сыграть одну из спокойных мелодий, чтобы не отвлекать покупателей. Для выступлений в оркестре эти обе скрипки подходили. Елисей поблагодарил продавца и попросил разрешения походить по залу. Он все же хотел найти свою скрипку, которая смогла бы передать его эмоции и чувства.

В глубине зала, в футляре, Елисей увидел мастеровую скрипку. На этикетке было написано: 18 век. Школа Себастьяна Клоса..."

В этом случае (с отступами) прозаическая публикация будет гораздо лучше восприниматься (ну не "сплошным текстом", поскольку "сплошной" как-то слегка напрягает).

---

"Но сочинять свою му-зыку Елисей не пробовал." - а зачем дефис?

"Игре на скрипке мальчик учился с детства..." - к примеру, это лучше новым абзацем, как мне кажется.
Ну и дальше бы структурировать текст, разобрать на абзацы или даже части озаглавленные, к примеру, "* * *".
Текст стоит того, чтобы над ним поработать. Понимаете?

"Или если поделиться своей мечтой, тогда кто - то поможет, чтобы она сбылась..." - "кто-то".

"был одет в видавшую виды кожаную куртку, не помнящую свой первоначальный цвет" - мне кажется, что здесь слитно "непомнящую", но я не уверен...

"-Извините, молодой человек..." - пробел потерялся.

"Скрипка пела, радовалась, страдала, казалось, что его душа превратилась в мелодию и рвалась наружу." - здесь проблема со структурой фразы. На "его" наступает диссонанас, потому что до этого шла речь о скрипке (она, ей, её). Смысл я понимаю, но структура фразы не очень.

"природу, людей, птиц, цветы, горы, леса…Елисей" - пробел после многоточия.

"он играл до изнеможения и наконец, опустил смычок" - запятая после "и".

"яркими, сочными звуками к которым добавился" - запятая после звуками.

"Вы простите меня, что я иногда сетовала на шум. Просто я поняла сейчас, что я человек деятельный, а мне теперь помогают дети и почти нет проблем, которые я могла бы решать, как это было всегда. Вот я и пристаю к людям, выдумывая капризы!" - на мой взгляд, второе предложение из процитированных ну очень сумбурно структурировано. Я его не понял вообще.
Может лучше так:
"Вы простите меня, что я иногда сетовала на шум. Просто я человек деятельный, не могу сидеть на месте, но мне теперь помогают дети и почти нет проблем, которые нужно решать. Вот я и пристаю к людям, выдумывая капризы!"

---

На мой взгляд, рассказ не то чтобы затянут... но не совсем хорошо проведён с точки зрения композиции. Есть "лишнее" (особенно в самом начале), что можно и отсечь. Ну и ещё, конечно, очень надо поработать с формой - отображением в публикации. В таком виде читать сложновато, признаюсь. То есть, перечитать второй раз (если останется в таком же виде) я просто не рискну.

Удачи Вам в творчестве и обустройстве на сайте, Гелия:)
Black_programmer  (10/10/20 05:46)    


Согласна с замечаниями, но я новичок еще. Дефис остался, когда я убирала тире от переносов. Не заметила.Спасибо!
Гелия_Алексеева  (10/10/20 16:57)    


Black_programmer исправила, что поняла. Над началом еще подумаю.
Гелия_Алексеева  (10/10/20 19:21)    


Здравствуйте, Гелия:) Да, так гораздо лучше воспринимается текст. Спасибо:)
Black_programmer  (11/10/20 07:17)    


Очень интересный рассказ! По-моему, правда, несколько затянут. Я понимаю, что автор ещё будет над ним работать, но рассказ того стоит.
Успехов Вам!
С улыбкой, Галина. smile
Галка_Сороко-Вороно  (10/10/20 03:29)    

Рубрики
Рассказы [1042]
Миниатюры [1009]
Обзоры [1371]
Статьи [394]
Эссе [182]
Критика [93]
Сказки [203]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [15]
Юмористическая проза [294]
Мемуары [80]
Документальная проза [91]
Эпистолы [19]
Новеллы [71]
Подражания [10]
Афоризмы [19]
Фантастика [137]
Мистика [38]
Ужасы [7]
Эротическая проза [4]
Галиматья [254]
Повести [263]
Романы [44]
Пьесы [33]
Прозаические переводы [4]
Конкурсы [23]
Литературные игры [36]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1754]
Тесты [12]
Диспуты и опросы [89]
Анонсы и новости [105]
Объявления [87]
Литературные манифесты [247]
Проза без рубрики [425]
Проза пользователей [123]