Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Гонорар
Рассказы
Автор: Вика_Смага
«Глубинка превращается в захолустье, которому недолго стать глухоманью», — подумалось мне, когда эпичный город, стоящий всего в трёхстах километрах от столицы, встретил меня замком на воротах ограды автовокзала.

— Закрыли, нерентабельно, — пояснил прохожий, у которого я поинтересовалась: каким образом транзитные пассажиры ездят теперь.
Ещё в прошлом году автобусы шли по расписанию через каждые полтора-два часа, и вот реальность 2020 — всего три рейса в сутки, два из которых обслуживают тесные "газельки"... Заменой привычной размеренной жизни — карантинные ограничения.
Заменой добротного советских времён автовокзала — типовая остановка под пластиковым козырьком; на месте продуктового ларька — касса.

На остановке — двое заметно нетрезвых мужчин вяло собачатся с раздражённой житейскими делами кассиршей.

— Скажите, будьте добры, когда будет автобус до N*?
— В восемь вечера пройдёт, но билетов нет.
На часах — полдень. Треть суток провести под пластиковой крышей автопавильона, чтобы дождаться нужного рейса...
А могут ещё и не повезти без билета…
— Так возьмите такси! — читает мои мысли кассирша, даёт номер, звоню: цена поездки раз в пятнадцать выше, чем на автобусе, но таковы особенности селяви в глубинке! Диспетчер обещает машину минут через пятнадцать.
Эти минуты мне коротать под навесом в пьяненькой компании.
Никуда не деться: «за бортом» густо заморосило. Июль в верховьях Волги — сезон дождей.

Пьянчужкам скучно: они не настолько пьяны, чтобы мирно дремать на лавке, не так злы, чтобы буянить, но в том промежуточном состоянии, когда тянет общаться, общаться и ещё раз... и так — пока не дойдут до следующей фазы.
Один из них, который постарше — внешне профессиональный алкоголик-работяга, тотчас же заводит разговор со мной:
— Я вижу, Вы, мадам, не местная?
— И как же Вы догадались? — в тон беседы отвечаю я.
— А говор у Вас не наш.
— А чем же мой говор — не ваш? — интересуюсь я.
— Да ты что, не видишь — из столицы человек, — вступился за меня младший. Этому на вид — чуть за тридцать, а может, и моложе. Черты лица приятные, но небрежно «размазанные» алкоголем и сопутствующей одутловатостью.
(Я — не из столицы, но — кому какое дело?)
Старший не унимается, намереваясь меня разговорить:
— Куда же Вы путь держите?
Это «путь держите» и позабавило, и удивило: значит, вот как в здешних краях ведут беседу пьяные работяги на остановке! Провинция — страна чудес!
И я шутливо отвечаю:
— На несанкционированный съезд Союза писателей без галстуков.
Старший произнёс удивлённо: «О-о-о!», а молодой поинтересовался:
— А разве он ещё существует, Союз писателей?
— Союза нет, а Союз писателей — жив-здоров в виде общественной организации.
— А-а-а! — протянул молодой, а старший заявил с мягкой категоричностью хозяина:
— Ну, тогда читайте стихи! — и умостился поудобнее, насколько это было возможно на типовой остановочной лавке, как будто он — в зрительном зале.
— Хорошо, я почитаю вам, раз уж мы здесь вместе проводим время. Стихи будут серьёзными: не «под пьяную лавочку». Готовы слушать?
Публика моя притихла, и даже кассирша к прорези окошка синей масочкой прилипла — молчат.

Я читала вполголоса под грустный аккомпанемент дождя. Стихотворение своей музыкой настраивало на нужный тон и меня саму, и всю честну́ю компанию — никто не балагурил.
Старший насупился, перестал пьяно слюнявиться. Взгляд его застыл, словно упёрся в нечто важное, видимое ему одному. Он как будто окаменел.
Молодой тоже изменился лицом — стал похож на знакомого мальчишку из моего детства и вдруг... заплакал. Как ребёнок — слёзы по щекам, трогательно так — из души плачет... У меня самой, глядя на него, что-то к горлу подкатило, — «Да ну вас, – думаю, — скорей бы такси! — Пьяные слёзы недорого стоят, не хватает тут и мне с вами — добрыми молодцами — разреветься по-бабьи…»
Дочитала одно стихотворение, потом — другое…
Тут и машина подъехала.
— Спасибо, — говорит мне молодой.
— Вам спасибо, что слушать умеете, — отвечаю, и — прощаться, а он достаёт из кармана и суёт мне в руку три мятые пятисотрублёвки:
— Это Вам — за стихи.
— Ну что вы придумали ещё, молодой человек?! — я отпрянула, прикрывая ладонями щёки, зардевшиеся от неловкости всей этой ситуации.
А он стоит и держит деньги в протянутой руке, будто не даёт, а просит…
— Ну что делать, — говорю, нет у меня даже книжки с собой — нечем вас одарить. Может, ещё свидимся. Спасибо твоей широкой душе, — взяла из его протянутой руки одну купюру. – Раз ты так решил, пусть это сегодня будет мой гонорар…
-------------------
…За окном мелькали придорожные заросли огромного борщевика, похожие на полчища лесных чудовищ, вылезших из тёмного леса на большую дорогу в поисках добычи. Сумрачно-плотная туча распласталась мокрым одеялом до самого горизонта — ни проблеска солнца!
Суетливые «дворники» сновали по стеклу ритмично, без устали — словно отщёлкивали оставшееся время, и было грустно так, как будто завтра — зима, и едем мы прямиком в эту зиму, и нет этой наступающей зиме ни конца и ни края…
-------------------
И что ты за птица, русская душа?
Что тебя томит?
Отчего живёшь вот так, неприкаянно?
О чём ты плачешь?
Что ждёт тебя завтра?
Опубликовано: 29/10/20, 19:32 | Последнее редактирование: Вика_Смага 08/02/21, 17:45 | Просмотров: 82
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [1037]
Миниатюры [1009]
Обзоры [1372]
Статьи [393]
Эссе [182]
Критика [93]
Сказки [202]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [15]
Юмористическая проза [294]
Мемуары [80]
Документальная проза [91]
Эпистолы [19]
Новеллы [69]
Подражания [10]
Афоризмы [19]
Фантастика [137]
Мистика [38]
Ужасы [7]
Эротическая проза [4]
Галиматья [254]
Повести [262]
Романы [44]
Пьесы [33]
Прозаические переводы [4]
Конкурсы [26]
Литературные игры [36]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1749]
Тесты [12]
Диспуты и опросы [89]
Анонсы и новости [105]
Объявления [87]
Литературные манифесты [246]
Проза без рубрики [424]
Проза пользователей [123]