Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
О любви к своим женщинам...
Рассказы
Автор: Питон
«АНЖЕЛИКА»

«Знойная женщина – мечта поэта»
И.Ильф, Евг.Петров


Корабельные механики, оказывается, совсем простые люди. Они, как и простые смертные, любят домашний уют, своих детей, своих жен и своих женщин. Правда, они редко бывают дома, чем и отличаются от этих самых простых смертных, но… и любят они так, как никто – пылко и преданно….
Да, красив этот остров – остров Маврикий. Но, в то время, когда произошла эта история, красивее его была несравненная «Анжелика - маркиза ангелов» - Мишель Мерсье.
Народ ночами и толпами стоял за билетами, желая попасть в кинотеатры.
Он ломился во дворцы и дома культуры, осаждал заводские и сельские клубы, чтобы окунуться в красоту средневековья, и насладиться неземной красотой деревенской девчонки по имени Анжелика, за которой охотились и сам король Франции, и парижские гомены с клошарами, и алжирские пираты в купе с торговцами живым товаром, и собственно ее муж – граф Де Пейрак.
Но, если все мужское население нашей страны оценивало привлекательные формы Анжелики, т.е. Мишель Мерсье (говорили, что сами «Битлз» посвятили ей одну из своих знаменитых песен - «Мишель»), то женская часть населения обратила свое внимание на ту часть ее гардероба, которая в народе называется бюстгальтер.
Хотя то, что мы привыкли называть бюстгальтер, в прямом смысле советского слова, у Мишель Мерсье едва подходило под это понятие. Две половинки чашечек только слегка прикрывали женскую грудь, выгодно подчеркивая ее форму и, открывали для «взоров горячих» мужской половины страны Советов, всю ее прелесть – это и был весь бюстгальтер «неукротимой» Анжелики. Наши женщины сразу придумали названия этим бюстгальтерам – «Анжелика» и «половинки». И самой их заветной мечтой была мысль – где бы достать, кто бы подарил: «А мы, уж, за ценой не постоим…»
Да, красив этот остров – остров Маврикий. Но у командира дивизиона движения нашего крейсера, ошвартованного в порту Порт-Луи столицы красивого острова Маврикий, Володи Сабанцева красоты острова не вызывали немого восхищения. Он был озадачен, как он сам считал, неразрешимой задачей. Его жена наказала ему привезти ей «из-за границы» этот самый бюстгальтер «Анжелику» или, на худой конец, «половинки».
Володька, как истинный джентльмен и любящий муж, не мог отказать своей даме, которая являлась для него одновременно и «мамой», и «другом», и женой, и всем на свете.
Теперь он сидел в своей каюте и думал о том, чем для него может закончиться его «заграница», если он не привезет своей половине эти вожделенные ею «половинки».
Стук в каютную дверь отвлек его от хмурых мыслей. В каюту вошел командир котельной группы Шурик Ильин. В руках у него были журналы котельных отделений, которые он принес для проверки. Внезапно лицо Сабанцева озарилось улыбкой.
- Отлично, лейтенант! На ловца и зверь бежит, - прокричал непонятную для Шурки фразу Сабанцев.
- Значит так, - продолжил он, - Да положи, ты, эти журналы куда-нибудь, и слушай.
Шурка свалил журналы на койку и, тихонечко присев на краешек стула, приготовился слушать своего командира дивизиона.
- Ты ведь у нас военный переводчик (Шурка, в свое время, окончил «Ленинградское Нахимовское училище» и владел английским языком, как родным русским), а не только командир котельной группы?
- Ага! – только и смог тот промолвить.
Он пытался уловить мысль Сабанцева – к чему тот клонит?
А Володя только загадочно улыбался. Его брови поднимались то вверх, то опускались на место. Причем вместе с ними расширялись и Володькины глаза.
- Шурик! – начал излагать свою мысль Сабанцев, - Ты ведь знаком с положениями нашего «Боевого устава», и прекрасно понимаешь, что есть такое «Боевая задача»!? Так вот нам с тобой такая задача и поставлена.
- Не понял, - удивился Шурка, - Кем? И причем здесь наш «Боевой устав»?
- Задача поставлена мне. А раз мне, значит и моим подчиненным, т.е. моим боевым товарищам, среди которых значишься и ты, Шш-шш-уррик, - прошептал Володя Сабанцев, - И задача эта поставлена, - он выдержал многозначительную, почти по Станиславскому, паузу, - моей женой! А жена, как ты должен знать, и есть самый главный ревнитель семейного порядка. А порядок, как ты понимаешь, устанавливается положениями наших воинских «Уставов». Врубился?
- Не понял, опять удивился Шурка.
- Что не понял? Что не понял? Ты не на лекции по теории турбин – не понял. Он, видите ли, не понял, - повысил свой голос Володя, - Задачу поставила моя же-на, - через разделение прокричал он.
- Какую? – только и смог проговорить Ильин.
- Ты, Александр Петрович, - перешел на официальный тон Сабанцев, - смотрел фильмы про Анжелику?
- Это, которая всем ихним и нашим мужикам во сне снилась и снится? И, которые из-за нее «взмахивали чапаевской шашкой и шли на эшафот»? - хохоча, закончил Сашка фразу, процитировав старика Якова, что у Аркадия Гайдара.
- Ну, да, - засмеялся Сабанцев, - Она самая. Но не в ней дело.
- Опять не понял, - удивленно заметил Шурка.
- Все дело, Санька, в ее гардеробе. В том, что на ней надето, - продолжил улыбаться Володя.
- Задача поставлена достать одну немаловажную деталь этого гардероба, - проговорил Сабанцев, - Точнее, самую главную – лифчик. Тьфу ты, черт, - ругнулся он, - Конечно бюстгальтер. У наших женщин он называется «Анжелика». Ну, и название придумали. Лучше бы уж назвали типа «Руками не трогать» или «Мечта идиота», или «Лучше бы это были мозги»…
Он замолчал.
- Так я-то тебе зачем? – прервал его молчание Шурка, - Пойди и купи своей жене эту самую «Анжелику». Я думаю, что в бывшей французской колонии продаются эти бюстеры с таким очаровательным именем.
- Говорю для «особо одаренных», - начал свою речь командир дивизиона, - Купить-то, можно и купить, но как им, этим маврикийским продавщицам, объяснить, что мне требуется именно бюстгальтер, а не дама по имени Анжелика. Вот ты, Санька, им по-английски и объяснишь, что «Анжелика» - это обыкновенный женский лифчик, а не сама женщина. Понял?
- Yes! It is! I’m ready! (Да, я готов!) – отозвался Шурка.
И они отправились на поиски такой желанной «Анжелики».
В одном из магазинов их мужское внимание привлекла молоденькая продавщица. Худенькая, с огромными миндалевидными черными глазами, девушка-креолка раскладывала по полкам коробки. Она тянулась к верхним рядам, открывая при этом взору двух офицеров свои круглые коленки.
Володя Сабанцев засопел и, толкнув в бок Шурку Ильина, просипел:
- Во! Она нам поможет! Такая красота не может не помочь таким красавцам, как мы!
Шурка задал вопрос продавщице насчет «Анжелика-с брестс». Продавщица все прекрасно поняла и поставила на прилавок большую коробку полную этих самых «Анжелик»...
При этом она бросила незаметный, но многозначительный взгляд на Володю, который широко открытыми глазами уставился на содержимое коробки.
Он вытаскивал бюстгальтер за бюстгальтером, но… нужного никак не находил.
Продавщица спросила: «Какой размер носит его жена?» На что Володя удивился.
- Откуда я знаю. Она сама себе лифчики и всякое другое белье покупает, - и складывает ладошки лодочкой, - Вот так я знаю, а размер ее сисек – нет.
Продавщица улыбнулась и, показывая на свою грудь, спрашивает: «Такие?»
Володька ошалел. Он протянул руку и потрогал два небольшого размера «яблочка», скрытых легкой кофточкой продавщицы. Тем более что та была без бюстгальтера.
- Не, не то, - проглотил комок в горле Сабанцев.
Продавщица и тут поняла Володю. Она выставила на прилавок еще одну коробку. Но и там он не обнаружил требуемого. Продавщица позвала свою напарницу. Она, смеясь, на каком-то местном диалекте стала объяснять той сложившуюся в торговом зале ситуацию.
Вторая продавщица была несколько крупнее своей подруги, но незначительно.
Она показала на свою грудь и также спросила: «Такие?»
Володька чуть в кому не впал от такого вопроса. Он опять протянул свою руку, которая тряслась, как автомобиль на «гребенке», и пощупал то, что ему предлагали. Оказалось, что и вторая продавщица была без бюстгальтера.
- Не! – не то взвизгнул, не то просипел Володя, - Не то!
Продавщицы начали давиться от смеха: «Что же все-таки нужно русскому офицеру? В магазине больше никого нет. Они, продавщицы, одни.»
Но, видимо, Бог, все-таки есть.
В момент, когда Володя Сабанцев начал злиться, и готов был разнести этот магазин вместе с проклятыми коробками, полными «Анжелик», но не требуемого размера, в магазин зашла простая русская женщина.
Наших женщин в то далекое время за границей можно было легко узнать. Во-первых, они отличались от местных женщин своими размерами. А во-вторых, они все, почему-то, одинаково одевались. Независимо, в какой стране они находились. Будь то Европа или Африка, Азия или Америка, на них обязательно была одета вязаная, из розового мохера или ангорки, толстая кофта.
Так вот. Заходит в этот магазин женщина в вязаной розовой кофте из мохера. Такие женщины, видимо, позировали и Тициану, и Джотто, и Дейнеке. Таких она была пропорций. Надо заметить, что сначала в магазин вошла ее грудь, а потом уже все остальное.
Володька как ее увидел, так сразу же вернулся из злобного состояния в нормальное, и, тыча указательным пальцем в русскую грудь, заорал не то, что на весь магазин, а, скорее всего, на весь этот остров-красавец.
- Во! Во! Вот то, что надо! Вот оно! Вот она! Вот они! – разносился над столицей острова Маврикия и Индийским океаном радостный голос Сабанцева.
Он купил сразу несколько «Анжелик». Девчонки-продавщицы сделали ему скидку, а он им подарил по русской «Матрешке».
Когда стали открывать «Матрешек» и вынимать одну за другой, то эти девочки стали так искренне хохотать, что к ним присоединились все действующие лица этого спектакля.
А маврикийки еще и приговаривали: «О! Pregnant! Pregnant!» (Беременная! Беременная!)
Нашу женщину в мохере Володя отблагодарил поцелуем в щечку.
Как отблагодарила жена Володю, я не знаю. Знаю только, что он решил изучать английский язык, хотя, как он лейтенанту Шурке Ильину заявил: «Я могу спокойно общаться и на ощупь»….
Вот такая она, любовь, бывает….

ЛЮБОВЬ – БАРЫШНЯ НЕПРЕДСКАЗУЕМАЯ…

Несмотря на то, что Санька учился в Пушкине, а проживал в Ленинграде, его девушка по имени Ирина, почему-то, жила в Москве.
Этот факт всегда Сашку расстраивал – свидания были слишком редкими, что грозило ему, в перспективе, расставанием с предметом его обожания и, казалось бы, любви.
А тут у Сашки случился День Рождения. Да, не просто День Рождения, а целый 20-летний юбилей со всеми вытекающими отсюда последствиями….
Сашка, естественно, звонит Ирине в Москву – просит ту приехать, и присутствовать у праздничного табльдота.
Девушка ему ответила, что «…если папа отпустит, то приедет…»
А папа у Сашкиной москвички был человеком очень непростым.
Скажем только – одно время он носил погоны полковника и работал при ООН….
И вот наступил «Красный» день Санькиного календаря – к сожалению, скажем больше, к огромному сожалению, приехала только подруга Ирины Вера.
- Шурик, ты же знаешь Иркиного отца. Он все еще живет, словно не снял со своих плеч погоны. «С каких чертей, - сказал Ирке папа, - барышни должны ездить к парням. Пусть сам едет». Короче, он Ирину не отпустил, - расстроила Сашку Вера.
За столом Сашка изображал из себя радостного новорожденного и скалил, якобы в улыбке, зубы…. Он грустил….
А потом, как это обычно бывает у чересчур взгрустнувших «товарищей», у Сашки внезапно наступил провал в памяти….
Память к нему попробовала возвратиться после того, как кто-то стал его тормошить.
Саша открыл глаза. Первое, что пришло ему в голову: «Не понял. Где это я? И, вообще, что здесь происходит, и кто эта женщина в костюме проводника фирменного поезда «Красная стрела» маршрута Ленинград – Москва?»
Окончательно привел его в чувства ласковый голос этой женщины: «Просыпаемся, просыпаемся, молодой человек. Через час наш поезд прибывает на Ленинградский вокзал в столицу нашей Родины город-герой Москву. Я Вам крепенького чая с печеньем принесла. Вставайте, пока туалеты свободны….» И она исчезла.
Сашка огляделся и несказанно удивился, если не сказать все это на корабельном наречии – он обнаружил свое тело в купе поезда. За окном мелькали огни станций, платформ, домов и каких-то полустанков, в Сашкиной же голове мелькали мысли: «ЕПРСТ, я еду в Москву. ЕПРСТ, сегодня уже воскресенье, а к 24.00 мне надо быть не просто в Ленинграде, а на КПП Ленинградского Высшего военно-морского инженерного училища, которое расположено в городе Пушкин. Вопрос – как туда успеть, если я еду в Москву? Да-аа, а еще надо понять – как я попал в это купе, которое находится в поезде, который везет меня в Москву?»
Умывшись и выпив чаю, Сашка постучался в купе проводницы:
- Мадам, а как я попал в поезд, и который ныне час?
Проводница улыбнулась и поведала Саньке следующее:
- Время московское 6 часов 48 минут. Прибываем в Москву в 7.30. А попали Вы, молодой человек, в этот вагон очень просто – Вас занесли в купе Ваши друзья, дали мне 5 рублей и попросили довезти до станции назначения. Вот так, молодой человек.
- Дааа, уж – только и сказал Шурик в ответ.
Но надо было что-то делать – все-таки, это была самоволка….
С вокзала Сашка прямиком поехал к Ирине.
Он позвонил в квартирный звонок и через несколько секунд услышал шаркающие шаги и: «Кто там?»
- Ириша, это я – Шурка, - воскликнул Сашка, - я приехал!
За дверью что-то упало, такой донесся из квартиры звук.
А Сашка продолжал повторять, что это он и, что он приехал….
Наконец дверь открылась, и показалось удивленно-заспанно-радостное лицо молодой девушки.
Они обнялись, но вместо слов о любви Сашка попросил Ирину позвонить ее всемогущему папе с просьбой об отправке ее любимого в Ленинград, а все остальное уже потом.
Ирина набрала номер папиного телефона:
- Папа, неожиданно приехал Шурка, а уехать не может – билетов на поезд нет, да и не успеет, на поезде. Ему же в училище к вечеру нужно. Па-аа-п, выручай Шурку.
- Идиот, - донеслось из телефонной трубки, - попробую.
Молодые люди сели пить кофе и …
Где-то через час раздался телефонный звонок:
- Это папа. Спроси своего идиота – устроит его чартер в Ленинград с делегацией англичан, летящих на пушной аукцион, вылет из Внуково в 16.00?
Самолет взлетел и через час Сашка, в обнимку с англичанами, выходил из самолета в родном городе Ленинграде. Надо заметить, что делегация была под порядочным градусом.
Англичанин, с которым Сашка шел в обнимку, все говорил ему, что только русские за такое короткое время успевают уговорить и напоить своего гостя, и как хорошо, что люди умеют разговаривать на одном языке….
В училище Сашка успел вовремя, а вот Ирина…. Ирина так и не стала офицерской женой. Что делать – любовь, барышня непредсказуемая.
И неизвестно – когда она придет к тебе, да, так, чтобы на всю жизнь….
К Сашке такая любовь пришла только через 10 лет, и… навсегда.
Опубликовано: 18/02/21, 18:38 | Просмотров: 84
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [1044]
Миниатюры [1010]
Обзоры [1371]
Статьи [392]
Эссе [182]
Критика [93]
Сказки [202]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [15]
Юмористическая проза [296]
Мемуары [80]
Документальная проза [91]
Эпистолы [19]
Новеллы [69]
Подражания [10]
Афоризмы [20]
Фантастика [140]
Мистика [38]
Ужасы [6]
Эротическая проза [4]
Галиматья [253]
Повести [262]
Романы [44]
Пьесы [33]
Прозаические переводы [4]
Конкурсы [28]
Литературные игры [36]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1744]
Тесты [12]
Диспуты и опросы [89]
Анонсы и новости [105]
Объявления [87]
Литературные манифесты [246]
Проза без рубрики [423]
Проза пользователей [124]