Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Долина вечного счастья
Рассказы
Автор: Артур_Кулаков
На перевал они поднялись после того, как солнце скрылось у них за спиной, за далёким морским горизонтом. Перед ними расстилалась зловещая темнота, которую не мог победить свет восходящей луны.

- Это не то место, - сказал Августин.

- Но это точно Долина Вечного Дня, - раздражённо возразил Александр.

- Ага, чёрного дня! - Корнелий сплюнул и проворчал невнятное ругательство.

- Значит, нас обманули, - с печальным вздохом проронил Александр.

- Или это не та долина, - стоял на своём Августин.

- Мы не могли ошибиться, - Александр сел на лежащий у дороги валун.

- Заночуем прямо здесь? - спросил Корнелий.

- Нет, пойдём дальше, - решительно отрезал Августин.

- У меня ноги отваливаются. - Корнелий опустился на тот же валун. В сумерках, в свете луны, серебристо поблёскивали капельки пота на его юном лице, и казалось, что он плачет. Августин смерил его презрительным взглядом и сказал:

- А погоня, возможно, совсем не устала. Чем дальше уйдём, тем надёжнее. А когда доберёмся до Долины, нам помогут местные жители.

- Или попытаются сожрать нас, как те людоеды с Побережья.

Августин задумчиво покачал головой:

- Нет, люди, обласканые небом, не станут причинять зло ближним своим. И вообще, хватит ныть, вставайте, идём дальше.

- Но темно... Опасно... - Корнелий умоляющими глазами всматривался в лицо Августина, но тот сухо ответил:

- Как хотите, я пойду один. А вы дожидайтесь стражников, они подарят вам вечный отдых.

Он двинулся по тропе. Виновато переглянувшись и несмело кивнув друг другу, Корнелий и Александр встали и поплелись вслед за ним.

У Августина в руке был фонарь, неяркий, однако его света хватало, чтобы идти медленно, но уверенно. Все трое шли молча, то и дело останавливаясь и прислушиваясь - не слышно ли сзади топота преследователей: было тихо, подозрительно тихо. Ни шороха зверя, ни свиста соловья, ни стрёкота сверчка.

- Не нравится мне это место, - нарушил молчание Августин, когда, совсем выбившись из сил, они сели передохнуть на высоком берегу узенького ручейка, оживлявшего тишину влажным, гортанным журчанием.

- Но это та самая долина, - возразил Александр безучастным тоном: у него уже не было охоты спорить и сердиться, но всё равно он не мог допустить, чтобы друзья усомнились в его знании географии.

- Байки про Долину - враньё, - отозвался Корнелий, спустившийся к ручью умыться, попить и наполнить фляжки водою, в которой трепетал лунный свет.

- Возможно, вы оба правы, - примирительно проговорил Августин, от усталости потерявший прежний запал. - Но в любом случае мы должны идти.

- Да, пока не свалимся замертво, - проворчал Александр.

- Погибнем мы или нет - всё равно не позволим им схватить нас, - сказал Августин, с трудом поднимаясь на ноги.

И они продолжили путь.

Первым с ног свалился уснувший на ходу Корнелий. Помогая ему встать, Александр сам упал и растянулся на росистой траве. Немного подумав, Августин тоже лёг. И все трое одновременно уснули.

Проснувшись, Августин приподнялся на локтях и огляделся по сторонам. Странно, всё ещё ночь. Луны нет, зато небо густо усеяно звёздами.

- Неужели мы проспали целые сутки? - произнёс он вслух, пытаясь разглядеть лица спящих рядом товарищей. - Эй, просыпайтесь! Пора в путь! - Он встал, зажёг фонарь, растолкал Корнелия, затем легонько ударил ногой Александра по бедру. Оба с недовольным ворчанием поднялись. Пожевав хлеба и запив водой из фляжек, беглецы продолжили спуск в долину.

Шли долго, очень долго, и вот наконец ступили на грунтовую дорогу, ползущую по склону холма вниз, в непроглядную темень.

- Наконец-то, - со вздохом облегчения произнёс Корнелий.

- Рано радуешься, - сердито осадил его Августин.

- Погони нет, и это главное, - сказал Александр.

- Да, похоже мы оторвались, - согласился Августин и вдруг застыл на месте. - Замрите!

- Что такое? - Александр тоже остановился.

- Тишина - словно в древнем склепе, - пробурчал Корнелий, продолжая идти.

- Тихо! - вполголоса прикрикнул на него Августин.

Все трое замерли. И сквозь чёрную, пугающую тишину они уловили далёкие звуки.

- Кто-то плачет? - предположил Корнелий.

- Нет, это песня, - покачал головой Александр.

- Больше похоже на волчий вой, - сказал Корнелий.

- Это песня, - решительно произнёс Августин. - Идёмте туда. Там люди.

Миновав рощицу корявых деревьев, они вышли к хижине, одиноко стоящей на на широкой поляне. Из её окна сочился слабый тёмно-жёлтый свет. Услышанные ранее звуки теперь лились громко и отчётливо, и больше не оставалось сомнений: это была песня, и пел её красивый голос, изредка срывающийся на хриплые старческие нотки. Друзья даже уловили несколько слов: «Сквозь чёрную душу кумира». Остальные же слова смазывались и терялись в рыдающих переливах песни, словно пытающейся захлебнуться в своих безутешных слезах.

- Как-то жутко, - прошептал шедший первым Корнелий, остановившись у крыльца хижины.

- Это всего лишь несчастный старик, - ответил ему Августин, но и его голос подрагивал, и было заметно, что ему не очень-то хочется стучаться в дверь, за которой так душераздирающе плачет песня.

Постучался Александр. Песня прервалась - и её сменила прежняя тишина.

Дверь со скрипом отворилась. В прямоугольнике тусклого света друзья увидели высокую, худую фигуру. Августин поднял фонарь на уровень глаз, чтобы хозяин хижины мог рассмотреть лица непрошеных гостей.

- Издалека идёте? - спросил хозяин.

- Издалека, - сказал Августин.

- Куда путь держите?

- Далеко ли до Долины Вечного Дня? - вопросом на вопрос ответил Александр.

- Она у вас под ногами. Входите, путники. Я как раз собирался пообедать. Буду рад, если вы не побрезгуете моим гостеприимством.

У единственного в хижине окна - стол, посреди стола - плошка с маслом, в ней - лениво горящий фитилёк, слабо освещающий середину комнаты; углы же остались почти в полной темноте. Зато этот едва живой свет позволил разглядеть внешность хозяина: сухой, костлявый старик с высокой, яйцеобразной лысиной, жидкой белоснежной бородкой клином и тёмно-жёлтыми прокуренными усами. Одет в мешковатый пиджак и бесформенные брюки. Ноги же его с давно нестриженными загнутыми вниз ногтями босы и грязны. Зато руки изящны.

- Меня зовут Антонием, и я здесь совсем один, - говорил старик, рассадив за столом гостей и подавая каждому по куску варёного мяса. - Уж не взыщите, чем богат...

Августин, назвав своё имя и представив хозяину спутников, заметил:

- Поздненько же вы садитесь обедать.

- Да, сегодня что-то припозднился. Полдень уже часа три как миновал...

- Часа три? - воскликнул Корнелий. - У вас что здесь, утро начинается вечером?

- Почему вечером? - ответил Антоний, подвинув к столу толстую чурку и садясь на неё - четвёртой табуретки в его доме не было. - Всё у нас как у людей, только вот беда: темно и днём и ночью.

- Как это? - От изумления Александр подавился мясом и закашлялся.

- А вот так, - пожал плечами Антоний. - По глупости нашей, да и моей тоже, терпим мы эту напасть. А с другой стороны... возможно, это и благо, дар небес...

- Что-то я не пойму... - начал Августин, но старик прервал его:

- А чего тут не понимать? Всё просто: каждый получает то, что заслуживает, и ни гроша больше. Но и не меньше.

- Послушай, отец, а не мог бы ты оставить свои загадки и рассказать нам толком, что здесь происходит? - нетерпеливо воскликнул Александр. - Много мест видели мы, пока бежали от зла и жестокости, но, поверь уж нам, ещё не встречали такого странного места, где над головой постоянно висит ночное небо.

- Почему бы не рассказать? - с печальной улыбкой ответил Антоний. - Вижу, вы искали нашу долину, надеясь найти здесь безопасность и счастье, а нашли... Ладно уж, начну всё по порядку.

Дело в том, что наш город (он расположен дальше, в трёх милях отсюда) когда-то действительно был местом вечного счастья. И такими беспечными, такими радостными были и горожане, и живущие вокруг гОрода селяне! Видимо, потому и обходила стороною нашу долину смерть. Да и верные прислужники её - болезни - не тревожили нас. Дети были все как на подбор упитанными и резвыми, взрослые глядели на них с умилением и подражали их беззаботности, а старики не кряхтели почём зря, а вели себя как молодые: весело работали и ещё веселее отдыхали.

Но, как известно, человеку всегда всего мало. Вместо того чтобы использовать себе во благо то, чем наградил его Всевышний, он мечтает о чём-то лучшем, не понимая, что далеко не всегда вещи, о которых он грезит, предназначены именно ему, а не кому-нибудь другому. Вот и мы оказались такими же неразумными.

Уж и не помню, кто первый высказал недовольство, что день у нас в долине слишком уж короткий, а ночь длинна и не позволяет достаточно наслаждаться солнцем, теплом и увеселительными прогулками. Эту мысль подхватил один, затем другой, и вскоре все жители долины сетовали на то, что им не хватает времени на полное счастье.

И решили мы просить у Бога вечного дня, чтобы и на работу, и на развлечения хватало у нас времени, да и хлеб на наших полях под незаходящим солнцем рос быстрее.

Был назначен день общей молитвы. Все, и взрослые и дети, собрались на широком лугу, стали в круг и начали взывать к небу. А с колоколен храмов нёсся красивый, величественный звон.

Конечно, Бог не мог не услышать такой громкой и убедительной молитвы. И решил он исполнить нашу просьбу.

Один звонарь перестарался в стремлении дозвониться до небес: он так сильно бил в свой колокол, что тот не выдержал и сорвался с колокольни. Но не упал на землю, а взлетел над городом и повис в зените. И, вобрав в себя жар и свет полуденного солнца, сам засиял ярко и жарко.

Так Всевышний даровал нам особое светило, которое висело над нами, словно привязаное к своду небесному, и никогда не гасло. Правда, настоящее солнце перестало показываться над нашим горизонтом, но мы о нём не печалились - у нас было своё солнце, оно лучше справлялось со своей работой, чем то, настоящее, так как полностью отменило ночи с их холодом и темнотою.

Но радость наша скоро омрачилась. Уже на третий день после появления в небе колокола он вдруг издал протяжный, жалобный звон, как будто невидимый великан подошёл к нему и один раз в него ударил. Это явление удивило нас, но не обеспокоило: колокол как-никак, ему и положено звенеть.

Однако не прошло и часа, как у нашего мэра в речке утонул любимый его правнук, малыш семи лет от роду. Вот это было уже событие! Как будто всех нас в один миг с ног до головы окатили холодной водой. Город замер в недоумении и страхе.

Мальчика похоронили, оплакали и, наверное, быстро оправились бы от этой потери, а в дома и на улицы вернулось прежнее беззаботное веселье, если бы несколько дней спустя у моей соседки не умер муж. И тоже после звона медного нашего солнца.

Так и пошло: каждый раз колокол предсказывал нам очередную смерть то взрослого, то ребёнка.

Пришлось нам привыкать к новой жизни, в которую ворвалась смерть и своими когтями исполосовала, изорвала безупречную когда-то радость. Мы, конечно, взывали к Богу, устраивали крестные ходы, не раз собирались на лугу для молитвы. Но небеса были глухи к нам. И мы поняли, как жестоко ошиблись, выпросив у Бога улучшения и без того хорошей жизни. Увы, человек достоин только того, что способен понять. А уж мечтать о райских кущах нам, неразумным, и вовсе грешно. А мы, далёкие от совершенства, хотели без труда войти в совершенное счастье. Вот Бог и научил нас: пожелали вечного дня - распрощайтесь с вечной жизнью. Вот такие весы, и на большее нам нечего рассчитывать.

Я был тогда молодым и горячим, любил спорить не только с людьми, но и с Творцом всего сущего. А после того как от рака умерла моя старенькая мама, а за нею от воспаления лёгких погибла маленькая племянница, я возроптал и принялся искать выход из этой, как я считал, несправедливости. Ну, и нашёл.

Колокол висел не слишком высоко, даже низкие грозовые тучи не касались его. Это обстоятельство навело меня на мысль. Из книг я вычитал, как сделать простейшую пушку. Долго трудился, взял в помощники своего приятеля, деревенского кузнеца, и в конце концов у нас получилось неплохое орудие. Мы зарядили пушку железным ядром и выстрелили в колокол. Попали с первой же попытки. И разбили его вдребезги. С какой же радостью смотрел я, как разлетаются по небу яркие осколки меди, падают на землю тёмными, опалёнными черепками и тут же превращаются в кучки серого пепла.

Расчёт мой оказался верен: с того дня смерть больше не появлялась в долине и никто не болел. Но и света мы лишились: колокол я уничтожил, а настоящее светило так и не вернулось на наше небо. Вот уж более ста лет живём мы в полной темноте, радуясь своему бессмертию и одновременно тоскуя по солнцу. И боимся уже молиться Богу - как бы чего хуже не намолить себе.

А я, разбив колокол, вскоре усомнился: правильно ли поступил, вернув людям бессмертие, зато лишив их света. Терзаемый угрызениями совести, я ушёл из города и поселился в этой хижине, где пытаюсь разобраться в себе и оплакиваю былое счастье.

Антоний окончил рассказ и замер, словно уснул с открытыми глазами.

- Почему же вы не уйдёте в страны, где днём светло? - нарушил молчание Корнелий.

- Мы боимся смерти. Согласитесь, лучше жить в темноте, чем умереть, глядя на восходящее солнце.

- Согласен, - кивнул Корнелий.

- Не уверен, - тихо проговорил Августин.

- Послушай, отец, - обратился к старику Александр, - мы тут, когда подходили к твоей хижине, слышали, как ты пел. Я запомнил припев, странный такой: «сквозь чёрную душу кумира». Что значат эти слова?

- А разве ты ещё не понял этого? - ответил старик, не отрывая жадного взора от горящего фитилька лампы. И больше не проронил ни слова и не пошевелился, даже когда гости поднялись из-за стола и стали с ним прощаться.

- Куда теперь? - спросил друзей Александр, выходя из хижины.

- Думаю, мы не найдём счастливой земли, - сказал Корнелий. - Её просто нет, потому что...

- Тогда пускай дорога станет нашим счастьем, - перебил его Августин, зажёг фонарь и пошёл прочь.

Александр похлопал Корнелия по плечу, они кивнули друг другу с ободряющими улыбками и зашагали вслед за своим упрямым товарищем, который незаметно стал их вождём: он не знал, куда идти, однако точно знал, что идти необходимо.
Опубликовано: 10/04/23, 18:47 | Просмотров: 220 | Комментариев: 5
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Хороший рассказ! biggrin
Я бы даже сказала - притча.
И мне нравится новый финал.
smile
Кот-Неучёный  (10/04/23 19:58)    


Спасибо, Кот!!! Вообще-то хотел сделать рассказ длиннее, но боялся, по объёму не влезет. Вот и скомкал концовку. А вне конкурса можно и размахнуться.
Артур_Кулаков  (10/04/23 20:11)    


Нема за шо:))) biggrin
Надо сказать, что традиционно у Кролика проза богаче и интереснее стихов - такая тенденция:)))
Кот-Неучёный  (10/04/23 20:18)    


Это Джон виноват. А вообще-то, надо ломать эту тенденцию, чтобы в привычку не превратилась.
Артур_Кулаков  (10/04/23 20:27)    


Ну всё! surprised
На следующем конкурсе сломаем:))) wink
Кот-Неучёный  (10/04/23 20:59)    

Рубрики
Рассказы [1115]
Миниатюры [1114]
Обзоры [1425]
Статьи [446]
Эссе [210]
Критика [102]
Сказки [226]
Байки [54]
Сатира [35]
Фельетоны [14]
Юмористическая проза [227]
Мемуары [55]
Документальная проза [84]
Эпистолы [25]
Новеллы [70]
Подражания [8]
Афоризмы [24]
Фантастика [144]
Мистика [69]
Ужасы [9]
Эротическая проза [4]
Галиматья [287]
Повести [235]
Романы [59]
Пьесы [33]
Прозаические переводы [3]
Конкурсы [14]
Литературные игры [38]
Тренинги [3]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [2210]
Тесты [21]
Диспуты и опросы [109]
Анонсы и новости [108]
Объявления [99]
Литературные манифесты [260]
Проза без рубрики [475]
Проза пользователей [184]