Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Тудымка 2
Галиматья
Автор: Бледный_Лис
И вот уже я иду по ровному полю, редкие кусты огибая. Быстро иду. Почти бегу. Запыхался даже. Это с башни казалось, что до стены близко. А на самом деле, ни черта не близко…. Назад точно до темноты не успею…. Ещё Выплевки эти за мной увязались. И надо же, вроде и кривые, и ходить-то по-человечески не умеют, а не отстают. И даже бормочут на ходу что-то и покрикивают. Сколько в них выносливости и силы. А вот я чувствую долго так не смогу. Передохнуть бы немного…. И какого чёрта им надо? Опять начнут обшаривать…?
И тут мне идея в голову пришла. Чего они, там, боятся? Гвоздей или штуковины диковинной…? На всякий случай я в одну руку гвозди взял, а в другую, эту штуковину. Остановился резко, развернулся и чуть ли не в рожи Выплевкам их пихнул.
Один-то сразу задёргался, затормозил, попятился. А второй нет. Не из таких он оказался, не из пугливых. Не все они, видно, одинаковые…. Этот, второй, взревел, будто бешенный и лапищей своей как маханёт снизу вверх. Хорошо я отпрянуть успел, не то б валяться мне без памяти….
Хоть и увернулся я ловко, но неизвестно ещё как дальше мои дела пойдут. Поэтому ноги в руки я собрал и бежать. Несмотря на то, что устал и, несмотря на то, что запыхался. А что делать? Он хоть и ниже меня, но рука-то у него, что моя нога. Ладно ещё, он быстро бегать не умеет, так, что время, что б отдышаться, иногда у меня, всё-таки было. Но этот чёрт настырный много отдыхать мне не давал. Так и гнался за мной до самой стены. А уж там….
Ещё издалека я двери приметил. Одна внизу побольше…, тыркнулся я в неё, она закрыта…. Шум за ней какой-то, скрежет, грохот…. Но стучаться я не стал. Выплевок в затылок дышит…. Другая, поуже, наверху. По лестнице подниматься надо…. Думаю, если закрыта и она, то беда.
На счастье моё вышел из неё мужичёк. Невысокий такой, плюгавенький. Меня увидел, вытаращился….
- Ты откуда такой? – спрашивает удивлённо.
А мне некогда объяснять-то. Я ему….
- От туда…, - говорю.
А сам внутрь нырнуть пытаюсь.
Он мне проход, вроде, загораживать…. Да только если уж я очень хочу войти, то я войду обязательно. Это у кого угодно можно спросить, хоть у Ухвата…, а хоть и у Хрустеня, он меня с такой стороны хорошо знает. Да и вообще у кого хочешь можно спросить. Ну и тем более такой замухрышка мне не помеха. Как он ни упирался, ни пыхтел, но пришлось ему вместе со мной зайти обратно.
- Ты кто такой…?! Чего ты прёшь-то?! – завопил замухрышка, когда я дверь за собой закрывал.
- Тудымка я, - отвечаю, за ручку дверь придерживая. – Выплевок за мной гонится. Рассердил я его сильно. Понял?
Нет. Вижу, не понимает он меня….
- Выплевки, - говорю. – Коркоры…. Перекошенные которые. Одна рука короткая, другая….
- А-а…, - сообразил, видно, замухрышка. – Человечинов ты, что ли, рассердил?
Он рукой махнул, штучкой какой-то щёлкнул в двери, толкнул её, смотри, мол, не открывается больше, на меня снизу уставился и говорит:
- Откуда ты взялся-то? Я, таких как ты, с этой стороны ни разу не видел…. Может тебе через стену удалось перебраться как…? А?
- Ну…, перебрался я через стену, - говорю. – Только у нас, там…. Там ещё одна стена есть…. За башней…. Подальше…. Там наша стена…. Мы там живём. Оттуда я.
- Да…? И много ли вас таких? – как-то недоверчиво спросил замухрышка.
- Много, - отвечаю. – У нас возле стены сколько…. Потом, Шестаки ещё есть. Ну…, там, несколько селений подальше. И уж совсем далеко, Лупыши и Дымы.
- Да. Много, - покачал головой замухрышка. – И все, такие как ты? Чем хоть вы там занимаетесь-то?
- Да что ты, в самом деле, - усмехнулся я. – Не знаешь, чем люди занимаются…? В Дымах мастеровые живут. А остальные хлеб выращивают, больше….
- Так вы землепашцы, что ли? Ну…. Понятно…, - сказал замухрышка и задумался. Как будто не знал о чём ещё спрашивать….
Зато я знал. Уж теперь, думаю, моя очередь вопросы задавать.
- А это тут что такое? - говорю. – Шумит. Грохочет….
- Да это машина, - махнул рукой замухрышка.
- Что за машина такая? – спрашиваю, незнакомое слово услышав.
- Э-э…. Да ты не знаешь? – оживился собеседник мой. – Машина, это понимаешь, штука такая…. Серьёзная, понимаешь, штука. Это тебе не бараньи шарики по грядкам раскладывать….
Какие шарики? Что такое бараньи? Ничего я не понимаю. Стою, глазами хлопаю, только.
- Эх…. Как же тебе объяснить-то? – сказал замухрышка наморщив лоб. – Машина, это когда внутри колёса разные, рычаги, там всякие, шатуны…. Они крутятся, вертятся, двигаются и шумят.
-А-а…, догадался я. – Это мельница. Зерно здесь мелют…?
- Да какая мельница, - заворчал замухрышка. – Машина это. Она сложнее любой мельницы. Намного. Скажешь тоже….
- Так если не зерно мелют, для чего тогда она?
- Для того, чтобы из людей Человечинов делать.
- Как это…?
- Да вот так. Заходит с одной стороны человек, машина его перемалывает, перекраивает, переделывает, и с другой стороны Человечину выплёвывает.
Эти слова замухрышки проняли меня аж до самых костей. До самого нутра меня проняли. И вообще до всего до чего пронять может…. Неужели здесь те жернова? А это та самая Адская Мельня и есть? Адская Мельня….
- Опять мельня?! – замухрышка завопил. – Я же тебе говорю! Машина это! Вот балбес…!
- Для чего…? – спрашиваю я, не слушая замухрышкиных воплей. – Зачем из людей Выплевков делать?
- Ишь ты какой? – усмехается тот. – Тебе-то что за дело? Надо значит так.
- Зачем из людей Выплевков делаете? – спрашиваю я ещё раз, сердиться начиная.
А замухрышка растерялся….
- Да…, я и сам-то не знаю, - забормотал он. – Я ведь всего лишь Ханик…. Ханики мы. От нас требуется только за машиной следить. Доливать в неё что нужно, подливать и заливать. А больше-то мы не знаем ничего…. Давай…, Давай, пойдём, покажу….
Он потащил меня, схватив за рукав, по длинному коридору, а я плёлся, упираясь слегка, потому что не по себе мне было. И ещё побаивался я немного, не этого замухрышку и не каверз каких-нибудь его, а того, что вдруг начнёт он показывать мне как машина людей перемалывает и перекраивает. А я не хочу такое видеть…. Ни за что на свете….
Но он привёл меня всего лишь к бочкам каким-то разноцветным. Я даже вздохнул, про себя, от облегчения.
- Вот, - сказал Ханик, на бочки показывая. – Это доливайка. Её нужно доливать. Это заливайка. Её нужно заливать. А это подливайка. Её нужно, что…?
- Подливать…, - говорю.
- Правильно…, - лепечет замухрышка и улыбается, оголяя кривые зубы. – Да ты соображаешь. Из тебя хороший Ханик получится…. Надо бы тебя Главному Ханику показать…. Пойдем-ка я тебя Главному Ханику покажу. Он и знает больше если что….
- А ты не главный, что ли? – спрашиваю.
- Да нет…. Я Средний Ханик Пять…. Пошли. Пошли.
И повёл меня Средний Ханик Пять дальше, на ходу оборачиваясь, и лепетать продолжая:
- …А я смотрю, ты парень сообразительный. Даром что бугай…. Но голова-то есть…. Ты, когда Главный Ханик спрашивать будет чего, так и говори, соображаю, Хаником быть могу. А я, если что, тебе потом помогу, подскажу, покажу. Календарь, там, графики…. Да так-то легко всё…. Смотришь календарь, цифера какая выскочила. Ищешь на графике такую же, да цвета какого глядишь…. Какой цвет такая и горловинка, и бочка такая же. Льёшь до уровня и все дела…. Ну иногда, только, краска на горловинке и уровне облупляется, так подкрасивать надо…. Чего тебе в земле-то ковыряться? Не надоело ли…? Будешь Малый Ханик Три…. А что? У нас здесь и сытно и светло….
А я иду, смотрю…. И, правда, светло. Какие-то полосы на потолке. Свет из них так и льётся. До чего яркий…. Не то, что у нас. Полутёмки. Лучиной-то много ли осветишь? А лампу жечь, масла не напасёшься…. Да и от неё света не так уж что б….
- Стой, - сказал вдруг Средний Ханик Пять, перед дверью остановившись. – Здесь жди.
И сам за эту дверь нырнул.
А этот Главный Ханик, важная шишка, видимо. По голосу понял я. Грозный у него голос…. И замухрышка Средний Ханик Пять перед ним либезил, это тоже было по голосу понятно. И вообще, я их разговор хорошо слышал, Средний Ханик дверь за собой неплотно прикрыл.
Он, Замухрышка-то, всё пытался добиться похвалы. Вот, мол, я какой хороший, смекалистый, бугая уговорил Хаником стать…, меня, то есть. А этот, Главный который….
- Ты зачем, - говорит, - ему всё сразу-то рассказал?
- Да я не всё…. Я не всё, - оправдывался замухрышка. – Так, и это…. Он же пришлый. У него среди здешних ни родственников, ни знакомых…. А вы сами говорили, что свежая кровь нужна….
Понятное дело, что никаким Хаником становиться я не собирался. Ни малым, ни средним и ни каким другим. Мне понять хотелось, разобраться, на кой чёрт кому-то понадобилось из нормальных людей делать Выплевков…. Ведь это что же получается? Живёшь ты, живёшь, и вдруг приходит кто-то, или приходят, и засовывают тебя в машину. Для чего и зачем…?
А если они…?
Вороньё…. Бабка Родимка рассказывала. Когда предки наши жили в другом месте, приходило к ним Вороньё. Убивало, отбирало еду, кровавые жертвы приносило….
Да нет. Ерунда…. Ни в жизнь не поверю, чтобы замухрышка у кого-то еду смог отнять. Нет…. Тут другое…. Совсем другое. Да ещё и такое, что в голове моей не укладывается.
А если…? Если нет ничего вовсе? Нет никакой машины…. А есть простая мельница. С той, с другой стороны, речка течёт, и большое колесо туда опущено…. А замухрышка, Средний Ханик Пять, просто местный сумасшедший…. Есть и у нас один такой. Ходит по округе, кукарекает. Его так и зовут все, Кукарекало….
Да и за дверями тоже никого нет. Замухрышка только. Говорит на разные голоса…. Как бабка Родимка, когда сказки рассказывает…. «Что ты за дитятко? Откуда ты маленькое?». «Да я, бабушка, сучий сын»….
…Вот, скотина…. Вот, сучий сын…. Сейчас я этому Ханику в лобешник вломлю….
Дверь я распахнул решительно и внутрь вошёл…. А там…. Не один, не двое…, шестеро сидят, вместе с замухрышкой и Главным Хаником во главе стола.
Этот Главный Ханик взглянул на меня сердито….
- Ну, заходи…, - говорит. – Ты хотел что-то узнать? Спрашивай.
Вот чёрт, думаю. Опять эта машина. Снова гадай, что да почему…. Уж лучше б мельница. Уж лучше б на разные голоса….
- Ну, что же ты? – спрашивает Главный Ханик нетерпеливо. – Оробел?
- Да у меня один вопрос…, - покряхтев, говорю. – Кто эту машину придумал? И зачем людей туда засовываете? Вот….
- А что же ты, людей шибко любишь? – Ханик Главный, прищуриваясь, спрашивает.
Я плечами пожал….
- Не знаю…. Не то чтобы уж…. Но всё же…. Немножко-то, наверное, надо. Ведь все мы люди. Все мы одинаковые. И я, и вы. Горбатый Луй как-то сказал, помню….
Не дали мне закончить. Слова Горбатого Луя не захотели слушать. Сначала Главный Ханик засмеялся, а потом все остальные за ним, тоже…. Да ещё как смеются…. Заливаются, просто. Кто на спину откинулся, а кто лбом в стол упёрся…. И чего такого, интересно, я сказал?
- Ну, какие ж мы люди? – говорит Главный Ханик, первым перестав смеяться. – Мы Ханики…. Скажешь тоже. Одинаковые…. Давай я тебе объясню…. Все разные. Есть Ханики, мы, значит. Есть люди. Есть Ворщики Уго…. А есть Этиони. Эти совсем особенные. Они всё придумали. Они создали всё. Они велели порядку стать таким, какой он есть сейчас. И поэтому, Уги, это Уги, люди это люди, а Ханики, это Ханики. Вот, посмотри….
Он показал пальцем на большой, висящий за его спиной лист, почти весь изрисованный маленькими чёрными значками. И только в правом верхнем углу, смешной человечек, чем-то на Рудокопа похожий, такие же короткие ножки и крепкие руки, нёс на плече странное полено с рожками по обеим сторонам.
- Видишь что там начертано? – продолжил Главный Ханик. - Пунктик первый: «Мы Ханики должны. Соблюдать технику…. И безопасности всякие»…. А что это значит? Значит, блюсти установленные порядки. Вот…. Там много ещё пунктиков…. Но не в одном из них не сказано, что Ханики – люди. Вон, почитай-ка…. Почитай, почитай…. Или ты не умеешь?
- Почему же не умею…, - отвечаю я, немного растерявшись и немного злясь на хихиканья сидящих за столом Хаников. – Умею чуть-чуть….
Жихарь-то доверял мне дощечки свои, где он чёрточками отмечал, сколько мешков ячменя продал, сколько проса….
- Да, - покачал головой Главный Ханик. – Многому ещё тебе нужно научиться…. Так что спрашивай, интересуйся. Вот, Средний Ханик Пять тебе всё расскажет и покажет. А теперь ступай….
…Вот так дела…. Что, закончился разговор? А я так ничего и не понял….
Тут замухрышка мой вскочил, в коридор меня вытолкал, двери за нами прикрыл….
- Ничего. Ничего, - говорит. – Главному Ханику ты понравился…. Это хорошо. А в остальном…. Ну, ничего, ничего. Научишься….
И по плечу хлопает меня. А ещё, подмигивает….
- У Главного-то девка подрастает. Так что если у тебя всё хорошо пойдёт, то может быть и это…. А….? – говорит замухрышка, посмеиваясь. – Как там тебя? Сюдымка…? Забудь. Теперь ты Малый Ханик Три….
…Ну вот, думаю, уже и сосватали. И так же как у брата за дочку самого главного…. Взглянуть бы на неё. Красивая ли? А то вдруг, она такая же кривозубая как и эти Ханики…?
- Ты только порасторопней будь, - внушает мне замухрышка. – Велят идти, значит иди. Велят стоять, стой, значит. А то Главный-то, ступай, тебе говорит, а ты стоишь как столб….
- Мне ваш Главный сказал, что ты мне всё расскажешь и на вопросы мои ответишь, - говорю.
- Опять вопросы? Тебе, вроде, всё уж объяснили…. Что ж ты? Ничего не понял?
- Нет….
- Вот, балбес…. Заново тебе всё тебе рассказывать, что ли…? Ладно. Слушай. Были Этиони. Они всё создали. Угов, нас, машину….
- Да это-то понятно, - перебил я замухрышку. – Ты мне скажи, зачем они велят вам людей в машину запихивать….
- А кто их запихивает? – удивился замухрышка Средний Ханик Пять. – Никто их не запихивает.
- А как же они туда попадают-то? – спрашиваю.
- Дверь открывается, и они заходят, - отвечает Ханик.
Теперь уж удивляюсь я:
- Что, они сами…? По собственной воле…? Зачем?
- Так на то Уги есть, - говорит Ханик. – Они людей соблазняют в машину идти. Говорят им, идите в рай. В раю хорошо. В поле горбатиться не надо, а еды полно. С неба сыплется.
- А при чём, здесь рай-то?
- Так над входом в машину «Рай» написано…. Вот что ещё-то. Эти буквы тоже надо будет краской подкрасивать….
- Постой, - говорю. – Это ж получается обман? Разве ж можно так…?
- А мы-то тут при чём? – оправдывается Ханик. – Это всё Уги. Они обманывают. А мы даже не видим кто там и когда в машину залазит. На слух узнаём, что там есть кто-то. Машина урчать начинает…. Ур…. Ур…. А Уги-то, они вообще, гордые очень. Заносчивые. Нас Хаников Мыхами называют. А какие ж мы Мыхи? Мыхи маленькие, с хвостиками, грызут всё подряд. Машина из-за них дурить начинает. Вместо Человечин кусоки выплёвывает….
- Да подожди ты со своей машиной, - говорю я сердясь. – И на Угов хватит всё сваливать…. Над воротами-то надпись вы сделали…?
- Так и что…? – продолжает оправдываться Ханик. – Из людишек, поди, никто и читать-то не умеет. Самый Главный Уг велел, вот и надписали. И вообще…, что писано, то писано, а что сказано, то сказано. Я, вот, надпишу «Корешок», а тебе скажу, что «Солнышко». И ты поверишь тому что я сказал….
- Нет…, - возразил я….
А сам думаю…. Поверил бы, ведь. Наверняка. Потому, что не учили меня не верить. Не умею я….
- Ладно, - сказал Ханик. – Пошли. Покормить тебя, наверное, надо. Видно, голодный ты, поэтому и злой как варвар…. Хоть и нельзя в неположенное время, но уж ладно…. А так если…. То будь спокоен, Сюдымка. Нет на нас вины….
- Тудымка, - поправляю я.
- Да…, - махнул рукой замухрышка. – Сюдымка, Тудымка…. Малый Ханик Три, правильно….
…Чёрт его знает, может он и прав? И злюсь я от того, что жрать хочу? Когда я в последний раз зубами-то работал…? Давеча? Да и то кусок в горло не лез из-за брата. Так что пускай кормят…. Мне тут ещё разбираться и разбираться в этих делах. Хотя, неуютно здесь как-то…. Не лежит у меня душа к этому месту. Пусть светло и тепло и, наверное, сытно…, но что-то, как-то…. Нет.
И уж совсем мне не по нраву, что на моё поглощение пищи зрители собрались. Как на зрелище, какое…. Ладно хоть, народу не много. Мужик, несколько баб да девка молодая. Так себе девка-то, не очень…. У нас девки красивее. А вот как у неё с зубами, мне так и не удалось узнать. Не открывала она рот. А, может, поэтому и не открывала? Что изъян свой пыталась скрыть…? И почему-то у них почти совсем не видно детишек? Обычно всегда под ногами путаются. А тут…. Приплёлся какой-то заморыш, один палец во рту, другой в носу, и больше никого.
Посадили меня за стол, миску передо мной поставили. Рядом нож положили и маленькие вилы…. Хлеба не дали. Так, мол, жри…. В миске мяса кусок, странный очень…. И что за куры такие у них здесь?
- Что за куры у вас такие…? – спрашиваю.
- Куры…? Ну, да. Куры, куры, - посмеивается Ханик Пять.
И остальные, зашевелились, зашептали чего-то.
- Ты ешь, - говорит Ханик. – Ешь. Вкусно.
Вот тут-то я ошибку и совершил. Следовало бы мне всё-таки сперва, как следует расспросить, что это за курица, а потом уж пробовать. А я наоборот сделал…. В руке покрутил куском этим, понюхал, откусил немного, потом ещё и ещё…. Ничего, вроде. Хорошо приготовлено. Вкусно, даже….
- Нет. Это не курица, - говорю, когда мяса на два куса всего осталось. – А чего же это такое-то?
- Ну, всё. Теперь ты настоящий Ханик, - сказал замухрышка мой под всеобщее одобрение. – Теперь тебе можно всё знать…. Машина-то, когда дурить начинает, вместо Человечинов кусоки выплёвывает. Только ждать этого уж больно долго. С голоду опухнешь. Но был среди нас Головастик один. Придумал, как заставить машину дурить, не когда она сама захочет, а когда мы захотим…. Рычаги боковые надо меж собой связать и всё. Голодным не останешься….
Такие вот слова он сказал.
А я сижу, слушаю. Рот открыл, не дожевав…. Ещё и понял-то не сразу…. Чувствую, по спине мурашки побежали…. На замухрышку посмотрел, не смеётся ли он? Может, думаю, шутка такая…. Но нет. Не смеётся замухрышка. Не шутка это, похоже….
И тут я на зубах кисло-солёный привкус почувствовал. Изнутри он появился…. Выскочил я из-за стола. Баб растолкав, к выходу бросился. Побежал наугад, сам не знаю куда. Закуток какой-то нашёл, башкой в угол упёрся…. И как начало меня там хлестать…. Всё из брюха выхлестало. Сперва, то что там было, а потом чего и не было…. А заодно и слёзы с соплями, тоже, наружу полезли.
Стою я, наклонившись, отдышаться не могу, дрянью какой-то сплёвываю. Слышу, ходят ищут меня. Кличут по имени: «Тудымка!», «Тудымка». И вспомнилось мне сразу, как я с бабкой Родимкой в прятки маленьким играл. Спрячусь куда-нибудь, в рухлядь зароюсь, а бабка Родимка ходит по дому, зовёт меня. Да ещё голос изменит…. А я сижу тихо, не дышу, и представляется мне, что это не бабка вовсе, а страшное зубастое чудище ищет меня, чтобы схватить и сожрать….
Но тут-то по-другому. Тут мне не представляется вовсе…. А на самом деле, ужасные чудовища, кривозубые твари, пожирающие человеческую плоть, кличут меня. Хотят заманить меня в свою проклятую пещеру, чтобы и я стал таким же, как и они…. Такой же мерзкой тварью хотят, чтобы был я….
Что-то совсем тошно мне стало, чувствую. Рукавом я утёрся. Из закутка своего выполз…. Гляжу дверь. Точь-в-точь такая же, как и на входе была. Наверное, эта, тоже, ведёт наружу. Только вот беда, закрыта она. А как её открыть я не знаю. Не разглядел я толком, чем там замухрышка щёлкал…. Так, наугад шарю, разобраться не могу.
Вдруг за спиной голос….
- Что ты там делаешь? – слышу.
Оборачиваюсь, а это Главный Ханик за спиной стоит. Снизу вверх на меня пялится….
- На воздух хочу, - отвечаю. – Душно тут.
Ханик Главный меня отстранил слегка, повернул что-то, что, я опять не понял, засов щёлкнул и дверь открылась. Там, за дверями, площадка над землёй возвышается с поручнями. Я облокотился на них, голову вниз свесил, дышу глубоко и понимаю, что это совсем мне не помогает.
А тут ещё этот Главный опять:
- Ну, что, подышал? Пошли, давай…. Малым Ханикам наружу выходить нельзя….
И вот здесь-то я не выдержал. Взбесился.
- Да пошёл ты, - говорю. – Со своими Ханиками и со своей машиной куда подальше. А заодно и с дочкой своей, уродиной кривозубой….
Отвернулся и дышу дальше…. Только слышу, как дверь позади хлопнула. Тут-то я и опомнился сразу. Дверную ручку подёргал, закрыто. Я стучать….
- Открой! – кричу. – Сволочь. Мне на ту сторону надо!
А этот гад….
- На ту сторону ведёт другая дверь, - говорит. – Там, внизу. Найдёшь….
И всё. Сколько я ни ломился, сколько ни кричал, в ответ больше ни слова не услышал. Сел я на ступеньку…. Что же, думаю, делать-то? Через стену, что ли перелезть как? Только для этого мне лестница нужна, чтобы наверх подняться и верёвка, что б спуститься с другой стороны. Это ведь у нас мостки к стене пристроены, Выплевков подкармливать да на закаты любоваться. А здесь, похоже, это не принято. И жилья поблизости не видно. И стена, кажется, повыше…. В общем, всё не как у нас. Всё по-другому.
Повздыхал я, посокрушался…. И тут, на тебе…. Как я раньше эту бабу не заметил? Стоит она перед теми самыми воротами, что в Адскую Мельню ведут, глаза выпучила, двух деток к себе прижала. Перепугал я её, похоже, криками своими.
По ступенькам спустился я, к ней подхожу….
- Ты чего здесь делаешь-то? – спрашиваю.
- Муж туда ушёл, - отвечает она еле слышно. – Жду теперь, когда откроется….
- А ты знаешь хоть, что там? – ещё спрашиваю я.
- Так…. Рай…, вроде, - неуверенно как-то отвечает она.
- Нет там никакого Рая, - говорю. – Обман всё это. Машина там, которая из людей Выплевков делает.
- Так как же…? Говорили ведь…. Рай. – Сказала она голосом дрожащим.
- Ложь. Лгут они, что б людей в свою машину заманить. Я знаю. Я там был, – говорю настойчиво.
- Так как же…, - сказала она. И глаза её слезами наполнились. – Там ведь муж мой…. Золовка…. И тесть, тоже….
- Их уж не вернёшь, - говорю. – А ты туда не лезь. О детях подумай. Из них же Выплевков сделают…. Или вовсе сожрут. Домой лучше возвращайся.
Смотрю, совсем она расклеилась, нос и рот ладошкой прикрыла, слёзы ручьём текут. Да и детки на мамку глядя, всхлипывать начали…. Не могу я такое переносить….
Сказал я ещё раз:
- Домой иди. Домой….
И побрёл потихоньку. Пускай, думаю, одна побудет, обвыкнется с мыслью. А мне селение найти надо, хоть какоё-нибудь….
Только не успел я далеко отойти, как лязг позади услышал. Оборачиваюсь, гляжу, дверь в машину открылась. А дура эта детишек своих туда затолкала и сама следом зашла. Дверь снова лязгнула, закрываясь, а я стою ошалевший, руками развожу.
Как же так, думаю, я же ей всё объяснил. Что же она? Не поняла, что ли? Неужто, дура совсем…?
И побрёл опять, то разводя руки на ходу, то опуская их вниз, то снова их разводя и про себя повторяя: «Вот дура. Ну и дура». Так и шёл, пока не появилась у меня идея. Сделать лестницу не только для того что бы домой вернуться, но и, что б каждый, кто захочет, мог подняться на стену и заглянуть за неё. Что б увидели люди, что там с другой стороны. Убедились воочию. Сами. И мне не придётся, тогда, растолковывать каждому, что к чему. А то тут, похоже, верят да не всем…. И тогда уж решительно я прочь зашагал. Быстрым шагом. Ведь, кто его знает, сколько я с этой лестницей провожусь, пока сделаю? А сколько дурачков за это время машина перемелет? Думаю не мало…. Вон тут, даже, тропа протоптана.
Иду я по тропе этой, идею свою обдумываю да по сторонам гляжу, высматриваю, из чего мне лестницу мою можно смастерить, и понимаю, что трудно будет. Вокруг ни одного нормального деревца. Низкие кусты, высокие кусты, да и только….
И вдруг услышал я какие-то необычные и даже немного жутковатые звуки. Вроде человеческие, а вроде и нет. Будто терзают или режут кого-то…. После Хаников я бы, наверное, и такому не удивился. Кто их, местных знает…?
Я немного ещё вперёд прошёл, как недалеко от меня затрещали кусты и мальчонка с длинной хворостиной в руке, на тропу вышел. Мальчонка как мальчонка ничего в нём интересного не было…. А вот в тех, кто в кустах остался, всё было интересно.
Сначала-то я подумал, что это люди на четвереньках ползают…. А потом пригляделся, нет, не люди. Четыре ноги. Сами все в волосьях. Морда страшная, бородатая. Рога как у чёрта, мне бабка Родимка углём рисовала, помню. В общем, Нелюди, одно слово. Это они звуки жуткие издают. И ещё кусты обгладывают. А один из них ко мне сзади подошёл незаметно и рогами стал об ногу тереться.
Я отпрыгнул. Больше от неожиданности, чем от испуга…. А мальчонка подумал, видно, что наоборот. Стоит, смеётся.
- Ты чего, дядька, - спрашивает. – Никогда коз не видел?
- Нет, - отвечаю. – У нас таких не водится….
- А-а…. Ты издалека…, - мальчонка говорит. – В Рай попасть хочешь? Так он в другой стороне….
Не стал я рассказывать ему, что да как…. К чему это? Просто говорю:
- Решил я повременить. Боязно что-то. А вдруг там и не Рай вовсе? А…?
Мальчонка плечами пожал. Хворостиной козу отогнал, которая опять ко мне подбиралась….
- Тогда тебе дядька, - говорит. – К Бидону надо. Все кто в Рай хотят попасть, к нему идут. У него харчевня. На краю села как раз….
Что ж, харчевня, так харчевня. Ещё и лучше. Этот Бидон, наверное, всех тут знает. Да и знакомство завести в харчевне проще. А найти её и вовсе никакого труда не составляет. Увидел я, как с одного двора мужик вывалился, еле на ногах держась, зашёл туда, и точно…. Как у Синицы столы стоят, лавки. Лучины коптят. Люди сидят, отдыхают. Парень вокруг стола суетится, посуду собирает. А мужик бородатый на него покрикивает…. Значит, он Бидон и есть.
Подхожу к нему….
- Пожевать бы мне чего-нибудь, - говорю. – Да и переночевать заодно.
- Это можно, - отвечает Бидон. – А платить-то чем будешь?
Ну, я цен-то местных не знаю, поэтому предъявил ему всё, что у меня есть. Два гвоздя и штуковину. Бидон покряхтел, гвоздь взял, полгвоздя принёс на сдачу…. Видно, что железо здесь тоже в цене…. Заказал я сразу каши да пирогов с курятиной. А то, мало ли, притащат того чего никогда раньше не пробовал и гадай потом, не из человечины ли?
А вот с питием вышла загвоздка. Что такое вино перегонное я не знал и попросил браги. Бидон усмехнулся, но принёс…. Ничего так брага, неплохая…. Только гляжу я, кроме меня её никто не пьёт. У остальных в руках маленькие кружечки мелькают. Пьют из них помалу, а после покряхтывают и головой вертят или рукавом нос и рот прикрывают…. Посмотрел я, и мне самому, вдруг, так же захотелось.
И тут подсаживается ко мне сердитый и ворчливый мужик. Я сразу понял, из местных он. Держится уверенно, нагловато даже, Бидона хорошо знает…. Ему тоже принесли кувшинчик и кружечку маленькую без ручки. И, так же как и все, он, отхлебнув из кружечки, покряхтывая головой вертел. Потом по усам и бороде ладонью провёл….
- Ты что, тоже в рай собираешься? – спрашивает.
А у меня полный рот каши. Пока я прожевал, пока проглотил….
- Да-а. А ко мне вот тоже приходил один…. Ключник, - не дождавшись ответа, продолжил говорить ворчливый мужик. – Рассказывал всё, как там, в Раю хорошо. Всего вдосталь…. А я, говорю, вовсе не бедствую. И пища есть, и кров, и жена под боком, чего мне ещё надо? А он мне, мол, человек всегда должен стремиться к лучшему…. А к чему к лучшему-то? Если б я знал к чему, то может и стремился бы…. Но только как он говорит, валяешься целыми днями, а еда тебе сама в рот сыпется…. Разве ж это лучшее? Нет. Я так жить не смогу. Скучно мне станет…. Я же с малых лет к труду приучен. После работы-то и хлеб слаще, и сон крепче…, и перегонное вино вкусней. Как мой дед говаривал-то…. А этот всё, в Раю лучше да в Раю лучше. А я ему, рано мне ещё в рай-то, живой я, вот помру тогда и приходи…. И выгнал его. А теперь боязно. Вон у свояка-то, что у Бабьего Лога живёт…. Жил, значит, он там…. Всё подчистую сгорело. Подпалил кто-то…. Теперь у меня ютится. Приютил я его, значит. Пока новый домишко не поставит…. Да что-то не больно торопится….
- А кто подпалил-то? – спрашиваю, глядя, как сердитый мужик новую порцию перегонного вина себе в рот вливает.
- Так кто ж…? Кому ещё это надо? Тем, кто на отшибе в здоровенном доме живут, Ключники, бес их…. Теперь людей стращать будут….
Вдруг он, увидев кого-то, рукой замахал.
- Эй, сват! – крикнул ворчливый мужик, что есть сил. – Поди-ка сюда! Садись-ка….
Сват подошёл, улыбаясь, рядом с ворчливым мужиком уселся. А тот его по плечу похлопав, говорит:
- Это сват мой Коренаст. А этот умник…, - пальцем на меня показывая, продолжил ворчливый мужик. – Этот умник в Рай собрался…. Собрался, видишь, в Рай, а пьёт брагу. Нет, чтобы вина заказать перегонного…. Не знает, будто, что в Раю-то такого не подадут. Правда, сват?
Сват в ответ кивнул молча…. И вообще мне показалось, что привык он мужику ворчливому поддакивать.
- Эй! Бидон! – заорал снова ворчливый мужик. – Неси ещё две стопки…! И вина…! Неси.
- Да-а. Вот так, - сказал он, к свату обращаясь. – Приютил я таки свояка-то…. Родня как-никак. Да что-то не торопится он домишко свой заново-то отстраивать….
- Так ведь страшно, поди, - говорил сват, поглядывая как парень, Бидонов помощник, стопки да кувшинчик на стол ставит. – Один раз пожгли, значит и в другой раз могут.
- Да-а. Беда…, - сказал мужик ворчливый, разливая вино по стопкам. – Что и делать? Может надо и самих этих ключников подпалить? А? Что б неповадно….
Сват плечами пожал…. А я спрашиваю:
- Что хоть за Ключники такие?
- Вот тебе раз…, - сказал ворчливый мужик. И они со сватом удивлённо переглянулись. – Кто тебя в Рай-то отправлял? Забыл что ли…? На-ко вот, память освежи.
И сунул мне стопку в руку…. Сами они со сватом вместе быстренько свою порцию вина выпили, покряхтели и смотрят на меня с интересом.
Ну и я, чтобы в грязь лицом-то не упасть, опрокинул стопку в рот, как это все остальные делали…. И поплатился. Не думал я, что вино таким крепким окажется. У меня даже дыхание перехватило, и икота началась. Мужик со сватом смеются…. Что им, они привычные. А я скорее пирогом заедать.
- Что, не пивал такого? – мужик ворчливый усмехаясь, спрашивает. – Ладно, отведи душу. Рай-то твой никуда не денется.
- Да почему он мой-то? – жуя пирог, говорю я. – И вообще, никуда я не собрался. Куда собираться-то, если рая вовсе нет….
- Как это нет? – удивляется ворчливый мужик.
- А вот так, - говорю. – Машина там, которая из людей Выплевков делает…. Уродов таких…. Заходит человек в ворота, машина его там перемалывает, перекраивает…. И изуродованного человека с другой стороны выплёвывает. А то бывает и вовсе одни куски кровавые….
- Ишь ты…. Страсти, какие, - говорит ворчливый мужик, бороду разглаживая. – Машина. Перемалывает…. Что-то мы про такое не слыхивали…. Вино, что ли на тебя так подействовало?
- Ничего на меня не подействовало, - возмущаюсь я. Хотя сам чувствую, что осоловел немного. – Правда всё….
- У нас тут, тоже, правдивец есть один, - сказал мужик ворчливый, новую порцию разливая. – Такую правду режет, особенно когда на грудь примет, просто диву даёшься. Откуда он такое и берёт-то. Верно, сват?
Сват ещё раз кивнул, а я влил в себя вина немного, что б голова прояснилась…. И всё нормально. Вторая стопка легче пошла…. Но вопроса-то это не решило. Не верят мне, похоже. Недоверчивый здесь какой-то народ….
- Ты не слышал никогда? – спрашиваю, подумав. – Какие звуки из-за дверей в Рай раздаются?
- Сам нет. Но говаривали, - ответил мужик ворчливый. – Будто, да. Шумно там.
- Так это машина грохочет. Она такие звуки издаёт…, - говорю.
- Да какая ещё машина…? – сказал ворчливый мужик, следующую стопку мне подсовывая. – На-ка, поуспокойся хоть. Вот заладил….
Но я успокаиваться не собирался. Да и неужели такая маленькая стопочка смогла бы меня успокоить? Ни в жизнь не смогла бы. Наоборот, раззадорила.
- Ну и что тогда, по-твоему, там грохочет? – не унимаюсь я. – Ну-ка скажи….
- Да это все знают, - махнул рукой ворчливый мужик. – Там, в Раю две двери-то. Одна сюда ведёт, а другая в преисподнюю. Там, в преисподней демон Ахшина сидит со своими бесами. Это они в дверь стучат, колотят, в рай хотят попасть очень. Оттого и шум…. Правда, сват?
Сват в очередной раз кивнул, а я вздохнул тяжко, голову рукой подпёр, чтобы не поникла, мысли разлетевшиеся подсобрал, стопку осушил и говорю:
- Вот я лестницу сделаю длинную. Залезешь ты на стену, заглянешь за неё, и сам убедишься, что никакого рая там нет….
- Да понятно, что нет, - усмехается мужик ворчливый. – Откуда ж ему там быть-то…? Неужели в Рай так попадёшь? В Рай что б попасть через ворота проходить надо. Вот ты вот, как сюда попал? Через дверь, или через крышу перелез? Если б через крышу, думаю, ты не с нами за столом сидел бы, а в загоне с овцами или с курями…. Верно сват?
Сват кивнул, смеясь, а я плюнул в сердцах и отвернулся…. Смотрю по сторонам, народу в харчевне собралось уйма. Все о чём-то разговаривают, спорят…. Шум в ушах стоит. И мужик ворчливый, после того как я отстал от него на свата своего внимание переключил, с ним теперь разговаривает.
- …Я б тебя тоже приютил, - говорил он, в глаза свату глядя. – Но не могу. Не могу я тебя приютить-то….
- А меня и не надо, - отвечал сват.
- А я хочу, - настаивал ворчливый мужик. – Но не могу…. У меня свояк живёт уже…. Дом пока не отстроит…. Да что-то не торопится он…. Вот…. Нет, точно тебе говорю, они это подпалили. Больше некому….
- А мне и говорить не надо, - отмахнулся сват. – Я и сам знаю. Вред от них только один.
- Ну не скажи…, - говорил мужик. – Вот, сосед мой…. На уговоры ихние соблазнился, и лужок, на который я ходил, облизывался, теперь мой. А если б не ключники? Не видать бы мне этого лужка….
- Да лужок хорош, - согласился сват….
Вот так…. Стоило мне замолчать, и они тут же обо мне забыли. И о чём я им говорил, тоже забыли. Не получилось у меня их, ни предупредить их, ни убедить…. Не убеждаемые здесь люди, похоже…, не предупреждаемые…. А может, я сам виноват. Не умею я этим заниматься. Никого никогда в жизни не убеждал, вот и не получается…. Да и мысли в голове все скомкались.
Ну и чёрт с ними. Пускай живут, как хотят. Моя совесть чиста….
И тут увидел я и почувствовал, как всё то, что до этого было вместе, стало вдруг отделяться. Всё вдруг отдельно стало. Ворчливый мужик отдельно, сват его отдельно. Пламя лучины отдельно, полумрак отдельно. И шум от слуха моего отдельно, и я от лавки, на которой сижу, тоже. А главное, сознание моё ускользать от меня начало, а я словно неповоротливый увалень за ним не поспевал….
Оно вернулось, когда я стоял возле светящегося окна, наклонившись в темноту, упирался рукою в забор и из меня вылетали каша и пироги. Вернулось, но ненадолго. И всё что отделилось друг от друга, не соединилось обратно. Наверное, поэтому я не мог никак найти дорогу назад в харчевню, и земля из-под моих ног всё время убегала куда-то….

…- Парень от него прибежал. Сказал, из наших, вроде, - услышал я голос, где-то далеко и одновременно где-то близко. – Странный очень. Ничего, говорит, нет. Рая нет. Всё ложь. Машина из людей Человечинов делает…. Отступник, что ли? Мы в харчевню пришли, смотрим, чужак какой-то…. На всякий случай сюда его притащили. Нагрудный знак под рубахой нашли, в тряпку вместе с гвоздями завёрнутый.
- Да…. Он не из наших…, - сказал кто-то другой уже совсем рядом.
– Может, он с запада? – снова первый голос зазвучал. - Я слышал, там есть общины совсем разложившиеся….
- Сейчас узнаем, - сказал другой. – Давай, приводи его в чувство….
И тут уж я проснулся окончательно, и понял, что это никакой не сон, потому что меня по щекам лупасить начали…. Я машинально рукой заслонился, повернулся на бок, а потом сел и глаза открыл. Оказалось я на полу сижу в комнате настолько светлой, что у меня даже мысль мелькнула, а не у Хаников ли я снова?
Я вздохнул глубоко и руками обхватил свою тяжёлую голову..., очень тяжёлую, пытаясь вспомнить, что со мной произошло. Но память всё время упиралась в забор под светящимся окном и руку, которой я об этот забор опирался…. А дальше ничего….
- Эй. Ты кто? – услышал я….
И с трудом подняв глаза, увидел, сначала того кто спрашивал, он в отдалении стоял, а повернув голову, и второго, склонившегося надо мной. Это он, второй, по щекам меня лупасил, похоже.
- Эй. Ты кто? – повторил стоящий в отдалении. – Отвечай.
А склонившийся опять мне оплеуху отвесил…. Не то чтобы это было очень больно, но всё же неприятно, да и без того в голове у меня звенело. Я вновь рукой заслонился….
- Хватит…! – говорю. – Тудымка я….
- Тудымка…, - сказал стоящий в отдалении. – Ранг у тебя какой?
- Не знаю…, - растерялся я, незнакомое слово услышав. – Нет у меня такого.
- Я же говорю, - вставил склонившийся. – Дикари.
- Слушай меня, - стоящий в отдалении сказал. – Я Ворщик Десятерых. Он Ворщик Двух…. А ты скольких Ворщик…? Или у вас такого нет?
Я головой помотал…, догадываясь постепенно где нахожусь. У Ключников я. В здоровенном доме на отшибе. Вон, у этого, Ворщика Десятерых на шее штуковина висит, точь-в-точь как та, что я на торгах получил. И у склонившегося, тоже такая же и тоже на шее…. Вот почему их ключниками-то называют.
- А зачем ты, - продолжает спрашивать Ворщик Десятерых. – Говорил, что Рая нет? Зачем рассказывал, что машина из людей Человечинов делает?
- Потому что это правда…, - отвечаю.
- Точно, - говорит Ворщик Двух, выпрямляясь. – Правдолюбцы с запада. Я о них слышал….
- Ты с запада? – спрашивает Ворщик Десятерых.
- Не знаю, - говорю, пытаясь вспомнить, есть ли у нас селения с похожим названием. – У нас такого нет. Нас-то всё Пристенками называют. Потому что мы возле стены живём….
- Ладно…, - сказал Ворщик Десятерых. – Зачем же ты сюда явился?
- Да интересно мне стало, - отвечаю. – Что здесь да как? Я с башни вашу стену увидел….
Ворщики переглянулись. А Ворщик Двух ещё и плечами пожал.
- Ну и как тебе здесь? - спрашивает меня всё тот же Ворщик. Тот который Десятерых. Видно он только был призван мне вопросы задавать.
- Да, ничего… так…, - отвечаю. – Много нового, неизвестного. И странного много. Люди в выдумки свои верят, а правду говоришь, не верят. Не хотят, получается, люди правду знать.
- А ты только правду знать хочешь? – Ворщик спрашивает. – Ну, да. Я забыл. Ты же Правдолюбец….
- Да нет…, - отвечаю. – Не всю. Мне одно только покою не даёт. Зачем машину сделали, которая людей уродует? А больше-то и ничего.
Ворщик, что вопросы задавать призван, задумался. Руки на пузе скрестил. Прохаживаться взад-вперёд начал.
- Мы все Ворщики Уго, - сказал он, не переставая прохаживаться. – Да. И даже ты, хотя ранга не имеешь и знак нагрудный не носишь там, где его положено носить…. А раз так, значит и ты должен блюсти порядок. Хотя бы один из главных его законов. Не вторгаться на чужую землю. И не мешать другим Ворщикам вести дела на их земле…. А ты вторгся. И ты пытался мешать…. Может ты это сделал по незнанию, поскольку порядок у вас уже забыт, и закон не соблюдается? Но у нас, здесь, ничего не забыто, и не блюсти закон нельзя…. Надеюсь, ты это понимаешь.
Я кивнул…. Хотя, на самом деле мало что понимал….
- Ну, хорошо, - продолжил говорить Ворщик Десятерых, ещё подумав. – Я отвечу на вопрос который тебя терзает, а ты взамен уйдёшь от сюда…, назад, домой. И никогда к нам больше не вернёшься. Но. Если мы ещё раз тебя здесь увидим, или же узнаем, что ты каким-нибудь другим способом смущаешь людей, то поступим с тобой незаконно…. Ты понял?
Я снова кивнул…. А что мне оставалось делать? Спрашивать да переспрашивать…? А зачем? Всё равно голова тяжёлая как камень и не соображает ничего. А ведь он мне главное обещал, это я понял точно, меня назад, домой отправят…. Может верёвку дадут, что б через стену перелезть или Ханикам прикажут меня пропустить. Не знаю…. Неважно как. Лишь бы домой….
- Ну, ладно, - говорит Ворщик призванный задавать вопросы. – Какой вопрос тебя тревожит? Откуда машина взялась? Её Этиони создали….
- Да это я знаю, - перебил я Ворщика. – Я хочу понять зачем? Зачем им это было нужно?
- Ну…, - замялся слегка Ворщик Десятерых. – Они, конечно перед нами не отчитывались. Но догадаться-то мы можем…. Так вот. Они создали машину, чтобы видеть, кто есть кто…. Ведь мы не можем на глаз определить, что за человек перед нами, порядочный или прохиндей? А машина может. Если у человека душа и помыслы чисты, то машина выплёвывает его не изменив. Таким каков он был до этого. Но если какая-то червоточинка в нём всё же есть, то машина чувствует это и начинает его курочить. Приводит, так скажем, в соответствие его внутренний мир с внешним видом. И тогда уж сразу понятно становится, кто есть кто. С кем можно иметь дело, а кого лучше гнать взашей.
- И что же…? – спрашиваю я. – Было такое, что машина нормальных людей выплёвывала?
- Было, когда-то…. Давно…. Дело в том, что наши предки были лучше нас. Чище. Честнее. Порядочнее…. Это сейчас что ни человек, то, или вор, или стяжатель, или прелюбодей. И каждый из них в душе уже не человек, а Человечина. Поэтому кто бы в машину ни зашёл, результат один….
Хотелось мне, конечно, спросить, а как же вы сами-то? Вы-то кто в душе…? Лжёте ведь всем напропалую…. Да не стал. Знаю я, что мне ответят. Мы, мол, не люди, Ворщики мы. Нас для другого создали…. Поэтому сказал только:
- Почему тогда Этиони до сих пор машину не остановили? Ведь и так понятно, что вокруг одни ничтожества?
- Ну и дуралей же ты, - усмехается Ворщик. - Этиони давно ушли. Нет их. Как только созданы были все: машина, стены, Мыхи Ханики, мы – Ворщики Уго, так сразу же и ушли.
- Тогда, - говорю. – Тем более не понимаю я. Вам-то, зачем это всё надо…?
- Знаешь, что такое чувство долга…? – Ворщик Десятерых спрашивает.
- Знаю, - говорю, подумав. – Это когда Синице за выпивку задолжал, то чувство возникает, что надо с этим что-то делать. Или брата просить расплатиться, или у Синицы долг отсрочить…. Только если Синица вдруг куда-то исчезнет. Мало ли что может случиться вдруг…. То и долга у меня, получается, уже не будет…. А если Этиони ушли, то и их получается нет, а значит и долга тоже нет.
- Долга, может, и нет, - сказал Ворщик хмурясь. – Но чувство-то осталось…. Ладно. Хватит время моё тратить. Мы договорились, и я свою часть договора выполнил. Теперь твоя очередь….
А я что, против что ли? Я только за. Надоели мне эти приключения. Не хочу я больше в непонятно какой комнате на полу валяться. А хочу дома на лавке…. И пусть даже придётся слушать, как бабка Родимка ворчит. Плевать. Я буду стараться думать о своём, и ногтём стенку ковырять…. У меня от таких мыслей настроение улучшилось даже, и голова прояснилась немного. Только рано я радоваться начал….
Из домины мы вышли, рядом с мостиком, через ров перекинутым, остановились….
- Всё. Иди давай, - Ворщик Десятерых сказал и рукой махнул. – А то, если Ворщик Тысячи про это дело узнает, нам всем непоздоровится….
А я смотрю, что-то не туда он машет-то. Не в ту сторону, судя по солнцу. Я огляделся….
- А где стена-то? – спрашиваю удивлённо.
Вижу, эти двое тоже удивились….
- На кой чёрт она тебе? – говорят.
- Так мне туда надо, - отвечаю. – За стену…. Я там живу. Мой дом там.
- Подожди…, - Ворщик Десятерых оскалился зло. – Что ты мне голову морочишь? Ты же сказал, что с запада пришёл….
- Ничего такого я не говорил, - оправдываюсь я. – И вообще не понимаю я, что это за запада такая.
- Слушай, ты мне надоел, - сказал Ворщик Десятерых. – То тебе нужно было туда, теперь тебе надо сюда…. Завтра ещё куда-нибудь понадобится…. Хватит терпение моё испытывать. Забирай своё барахло и проваливай.
Он Ворщику Двух рукой махнул…. А тот тряпицу мою с гвоздями из кармана достал и в руку мне сунул.
Я своё добро под рубаху спрятал и стою…. А что мне ещё делать-то?
- Тебя долго ждать? – слышу.
Это Ворщик Двух высказался. И в плечо ещё меня пихнул.
- Вы скажите Ханикам, чтобы они меня пропустили..., - начал, было, я.
Да не договорил. Смех помешал. Ворщики захохотали во весь голос. Чего уж там было продолжать-то….
- А зачем просить? – вдоволь нахохотавшись Ворщик Десяти сказал. – Там всех пропускают. Иди, испытай себя…. А я тебя одиннадцатым к своему рангу приплюсую….
И тут меня такая злость взяла, что внутри аж забурлило всё, заклокотало…. Ах, ты сволочь, думаю. Издеваешься? Да…? Взял я в руки все силы, что были у меня, Ворщика Десяти в охапку сгрёб и в ров его спихнул….
Полетел он в чепыжи, как мешок с дерьмом и пикнуть не успел. А я к Ворщику Двух повернулся лицом и жду. Отпор давать приготовился…. Но тот нападать не стал. Рыпнулся, вроде, сперва, но потом передумал. Ворщик Десяти ещё как раз из чепыжей завопил. Так что он растерялся даже, не зная что ему делать вперёд, мне в глотку вцепиться, или старшего из рва вытаскивать. А потом решил всё же, что, ни первое и, ни второе. Назад попятился и в дверь нырнул.
Дураку понятно, куда он побежал. За подмогой конечно. Но никак я не мог знать, что подмога так быстро подоспеет…. Я ещё и мостик миновать не успел, как из домины Ворщики посыпались. Трое за мной кинулись, а один, тот что Двух, в ров полез.
Я, конечно, что есть мочи бросился бежать…. Да только видно во время вчерашней-то попойки, мочь свою я здорово поистратил и поэтому выдохся очень быстро. А Ворщики-то нет. Ворщики-то не выдохлись….
Чувствую, догоняют меня. Вот - вот схватят…. Или подсечку сделают…. Пришлось детские годы вспомнить. Хрустеня и дружков его…. Остановился я резко, как мог, и всем телом назад подался, и локти ещё в стороны раздвинул для пущей уверенности. Ну и конечно тот из Ворщиков, кто пошустрей был и ближе всего ко мне, под локоть и угодил.
В траву он повалился, а двое других мимо проскочили. А пока они останавливались и соображали что к чему, я сначала одного с ног сбил, а потом другому в ухо кулаком с размаху зарядил…. И ходу….
Отбежал немного, оглянулся, смотрю, что они там делают, будут дальше гнаться или хватило им…? Вижу, хватило вроде. Первые двое поднялись, отряхнулись, третьему, которому я в ухо заехал, подняться помогли и пошли назад, оглядываясь.
Ну и я тоже, отдышался немного и пошёл, в свою сторону. Туда, куда Ворщик Десятерых показывал…. А куда мне ещё идти? Не к Ханикам же и не в харчевню…. Если эти там меня поймают то всё. В машину силком запихнут. Так что путь у меня один, на запад, как Ворщики говорят. Когда уж верёвку раздобуду, тогда и вернусь. И никаких больше харчевен, пока дело не сделаю.
Тем более пропитанием, на первое время, я себя обеспечил. Краюху хлеба да две луковицы, за полгвоздя купил у пастушка…. Хотел я попросить его, чтобы он верёвку для меня добыл, но как узнал, что он на Ворщиков батрачит, передумал. Ну и ещё, расстроил он меня немного. Оказывается в той стороне, куда я иду, ближе чем на два дня, ни единой души нет. Значит, ещё сильнее я от дома отдаляюсь.
Ну, ничего. Зато потом будет что рассказать…. Засяду я у Синицы и стану байки травить. Народ к нему валом попрёт меня послушать, а за это я бесплатно буду харчеваться. Как тот мужик, не помню, как его звали. Мы с братом, тогда, ходили, слушали. Много было народу…. Но у меня-то всяко слушателей больше будет. Мои-то рассказы правдивые, а тот мужик врал напропалую.
Ведь нельзя же по верёвке на небо залезть. Понятное дело…. А то он, сначала, говорит, камень к верёвке привязал да на нижние ветки дерева закинул. Потом забрался по ней, ещё раз верёвку раскрутил и на верхушку забросил. А с верхушки, на облако, которое рядом проплывало…. Ну как так? Ерунда же…. Пробовали мы с братом. Ничего у нас не вышло….
А вот пастушок не соврал. Шёл я не два дня хоть, а полтора, но, ни единой души так и не встретил. Я бы ещё столько же прошагать мог, да только стена мне дорогу преградила. А я и не удивился даже. Это ведь третья уж на моей памяти-то. Так что осмотрел я её со знанием дела.
Первое что я заметил, не шастают по округе Выплевки – Человечины. А когда до двери добрался, из которой машина их выплёвывать должна, понял почему. Стоит она, машина-то. Не работает…. И сама дверь необычная. Кто-то окошко в ней пропилил. Где-то на уровне пояса…. Такое приличное по размеру. Я бы через него легко пролезть смог.
Заглянул я через него туда, внутрь. А там…. Жуткое дело…. Колёса торчат, такие…, через которые машина человеков прогоняет. У меня даже мурашки по спине забегали, когда представил я, как всё это происходит.
Но хоть машина и не работает, всё же, не заброшена она. Тропинку-то ведь кто-то протоптал…. И железок вокруг накидал тоже кто-то. Значит, есть тут люди. Живут. Ну, или Ханики…, чёрт их…. По лестнице я поднялся и в дверь к Ханикам постучал.
Не сразу запор щёлкнул. Ждать мне пришлось. Наконец выглянул дядька пожилой. Почти дед. Меня увидел. Без слов лишних головой качнул, заходи, мол.
Ну, я зашёл, не просто же так стучался-то….
- Проходи, проходи, - затараторил дядька. – Хорошо, что ты пришёл. Вовремя. У меня сегодня замечательный день. Сегодня эта машина наконец-то заработает…. Правильно заработает. Я понял, в чём загвоздка. Понимаешь? Теперь точно всё получится. Я уверен…. Может, отобедаешь со мной, в честь такого дела?
- Да я так-то не голоден. Мне бы воды…, - говорю я, недоверчиво.
Век не забуду, чем меня в подобном месте накормили….
- Будет, будет тебе вода, - сказал дядька, за рукав меня дёргая. – Но уж и от обеда не отказывайся. Я ведь тут один совсем. Мне даже радостью поделиться не с кем….
Ну ладно, думаю, посмотрим, что у тебя на обед…. А отказаться-то я всегда успею.
По коридору дядька меня повёл. Точно по такому же, как и у прежних Хаников. Да вообще всё тут такое же, только беспорядок кругом, железяки валяются, мусор. И не так светло. Где-то полумрак, а кое-где и вовсе темень непроглядная.
- Я с этой машиной всю свою жизнь вожусь, - говорил дядька, оборачиваясь на ходу. – Ещё с братом начинал. А теперь вот один….
- А её запускать-то надо ли? – спрашиваю, стараясь припомнить слова Ворщика Десяти. – Не уж-то и так непонятно, что все люди воры, стяжатели…? И, эти, как их там…? Сволочи, в общем….
- Неужто все? – дядька переспрашивает.
- Так говорят…, - пожимая плечами, отвечаю я.
- Ну…. Тем более, - сказал дядька….
И завёл меня в комнату, почти всю захламлённую, но со столом и лавками в центре. Рукавом своим дядька столешницу вытер и говорит:
– Ты не смотри что здесь грязь, еда у меня чистая, хорошая. А убирать мне некогда. Сам понимаешь….
- Воды, - напомнил я, на лавку усаживаясь.
- Да. Точно. Точно. Воды…, - засуетился дядька.
Кружку с водой мне откуда-то притащил, в руки подаёт….
- Машина моя для того и нужна, - говорит. – Чтобы всяких глупых и вредных людишек в умных людей переделывать. Ведь все беды человеческие от того, что глупости в людях полно. Были бы человеки умные, были бы счастливые тогда все. Правильно я говорю?
- Не знаю…, - отвечаю я. – Мне такое в голову как-то не приходило.
- Вот…. А мне приходило. Ещё молодой когда я был пришло мне это в голову-то…. Разве ж вор стал бы воровать если б поумнее был бы? Нет. Он бы знал тогда, что рано или поздно его за руку схватят…. А сквалыга, стал бы жадничать, если б был умным и понимал, что, так или иначе всё потеряет? Что его запросто ограбить могут…? Вот…. А как сделать людей умнее-то? Знаешь…? А я знаю. Для этого машина нужна. Я много тогда думал. Очень много. И понял, машину нужно наоборот запустить…. Раньше-то как было. Заходит в машину человек обычный, а выходит сильный и выносливый. А раз сильный и выносливый, значит не очень умный. Это ж понятно…. А раз в ту сторону ум уменьшается, то в другую будет увеличиваться. То есть машину надо запустить наоборот. Правильно я говорю?
- Не знаю, – пожимаю я плечами. – Я в этом не разбираюсь….
- А я разбираюсь. Я из Хаников. Предки мои были Ханиками. И сам я, тоже…. Так что всё правильно…. Правда, брат надо мной посмеивался. Говорил, чушь это всё…. Хоть в начале и помогал…. Но разве ж я для себя? Я для людей стараюсь. Хочу, чтоб людям было хорошо.
- А сейчас-то где он, брат твой?– спрашиваю.
- Да, - махнул рукой дядька. – Надоели мне его насмешки…. Ну что, отобедаешь? Каша у меня хорошая. Рассыпчатая….
- Кашу…? Кашу буду, - согласился я.
- Всё. Бегу, - обрадовался дядька и вправду убежал.
А я задумался…. Как это ловко всё у него получается. Станут все умными, значит и порядка будет больше и счастья тоже…? Ну, насчёт порядка не знаю. Тут поразмыслить надо. А насчёт счастья…, сомневаюсь я что-то. Вон, Кукарекало. Смотришь на него, и думаешь, разве может такой человек счастливым быть? Ведь мало того, что рвань, так ещё и дурак дураком. Головушка пустая, как бабка Родимка говорит. Вот поэтому-то, наверное, он и не знает, что должен быть самым несчастным человеком в округе. А если б знал, то не бегал бы, не прыгал, не смеялся б без конца и с детишками не играл бы в салочки….
А возьми Жихаря…. Кто скажет, что он умный? Да любой, кого не спроси. А что-то не больно часто я видел, что бы он веселился-то. Некогда ему. У него забот полон рот. Так что думаю я, дядька не прав. Счастье и ум, они сами по себе. И друг друга не касаются.
Да и с машиной, тоже, непонятно…. Возьму я, скажем, топор. Начну рубить дерево. Ну и щепки полетят, понятное дело. Вот…. А если я обухом по дереву долбасить начну? Что же, щепки должны назад прирастать, что ли…? В общем, не знаю, не знаю. Сомневаюсь я….
- Ну что, заждался? - сказал дядька, в комнату входя.
Миску с кашей передо мной поставил, а сам напротив сел.
- А себе чего…? – спрашиваю.
- Да я потом, - отвечает он. – Чашка-то у меня одна всего…. Я и забыл….
Ладно, думаю…. Взял я ложку…. Ничего каша, есть можно. Привкус какой-то странный, правда…. Но с голодухи можно и потерпеть.
- Вот там, откуда я пришёл, - говорю я между делом. – Тоже машина есть. Только она из людей уродов делает…. Не получится ли у тебя так же?
- Уродов…? – качает головой дядька. – Так это значит машина дурит. Поломка где-то. Исправить, значит, надо…. Что ж Ханики-то там, не умеют что ли? Не обучены?
- Кто его знает, - отвечаю. – Может, не умеют. А может и не хотят. Им-то какое дело? Работает машина, и ладно.
- Нет, - говорит дядька. – У меня такого не будет. Мне ведь не всё равно…. Я жизнь свою потратил на это….
- Хорошо, - сказал я, последнюю ложку каши в рот закинув.
Прожевал, ложку облизал, вздохнул и чувствую, устал что-то. Плечи тяжестью налились, перед глазами пелена, истома в груди какая-то. Сказываются, похоже, напряжённые дни…. Сейчас бы на лавке растянуться…. Да дело у меня есть ещё….
- А у тебя верёвки, нет ли? – у дядьки спрашиваю, зевая. – Да подлинней что б?
- Нет, - отвечает тот.
- А может поблизости люди ещё есть, какие? – спрашиваю я, с отяжелевшими веками борясь. – Верёвка мне нужна очень.
- Живут возле прудов, - звенит в моих ушах голос дядьки. – Так, то не поблизости…. Есть ещё Ворщик один. Недалеко отсюда дом его. Но этот старый хрыч давно из ума выжил. Ему даже машина не поможет…. Да ты, я вижу, спать хочешь? Ты поспи, поспи….
Я, устав бороться со сном, позволил своей голове слегка склониться…, и тут же стол и лавка, и пустая миска делись куда-то, а передо мной уже расстилалось поле, алое от заката, и башня со своей зловещей тенью маячила впереди.
Получается, я на стене стою? И не на какой-нибудь там…, а на нашей стене, которую ещё мелким облазил вдоль и поперёк. Только с неё вид такой открывается. И я тут не один. Со мной ещё куча народу. И Ухват с Лукавкой, и бабка Родимка, и Горбатый Луй, и Жыхарь, и Синица…, и даже Хрустень здесь. Все закатом любуются.
Я покосился на брата, и хотел было спросить, как они с Лукавкой домой вернулись, благополучно ли? Но не смог и слова сказать…. Он стоял неподвижно и смотрел в сторону заката, с таким окаменевшим лицом и с ещё более окаменевшим взглядом, что мне не по себе как-то стало. Я тоже туда посмотрел и понял сразу отчего у брата взгляд такой окаменевший. И отчего у остальных такие же взгляды….
Там у горизонта падало к земле, бешено вращаясь, алое солнце. И от этого тень от башни росла прямо на глазах. Она всё ближе и ближе подползала к стене, не остановившись даже у того места, где она должна была остановиться. Где она всегда останавливалась…. И в этот момент почувствовал я, что должно произойти что-то страшное. Что-то заставляющее с содроганием смотреть как тёмное длинное пятно, коснувшись стены и изогнувшись, лезет вверх к нашим ногам.
И вдруг всё изменилось. Тень исчезла, а вместо неё появился длинный тёмный коридор с дверью в самом конце. А за ней нет ни башни, ни солнца, а есть грохочущая машина и огромное вращающееся колесо от неё. Жёрнов, Адской мельни, что будет мять, рвать и курочить людей. Тех людей, которые, не подозревая, что их ждёт, сами прыгнут в неё.
И они уже начали туда прыгать. Словно горох в этот чёрный коридор посыпались. Я кричал им: «Стойте! Не надо!». Но меня никто не слушал. А по-другому помешать прыгать в коридор у меня не получалось. Руки и ноги у меня не двигались почему-то…. Ну а вскоре я и сам вслед за остальными в эту чёрную бездну полетел. Столкнул меня туда кто-то….
Опубликовано: 14/08/22, 18:54 | Просмотров: 54
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [1090]
Миниатюры [1102]
Обзоры [1426]
Статьи [439]
Эссе [206]
Критика [102]
Сказки [232]
Байки [53]
Сатира [36]
Фельетоны [14]
Юмористическая проза [271]
Мемуары [58]
Документальная проза [84]
Эпистолы [25]
Новеллы [74]
Подражания [9]
Афоризмы [23]
Фантастика [140]
Мистика [64]
Ужасы [9]
Эротическая проза [4]
Галиматья [278]
Повести [233]
Романы [57]
Пьесы [33]
Прозаические переводы [3]
Конкурсы [13]
Литературные игры [38]
Тренинги [3]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [2108]
Тесты [20]
Диспуты и опросы [107]
Анонсы и новости [107]
Объявления [103]
Литературные манифесты [257]
Проза без рубрики [455]
Проза пользователей [205]