Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рейс за решётку. Часть 10
Повести
Автор: vladkold
Часть 10

XIV

Ненарокова оторвало от грустных размышлений слово «телефон», произнесённое «вертухаем» и заставившее Тимура внимательнее вслушаться в его речь. В этот момент надзиратель поднял правую руку и показал на три телефонных аппарата, висевших на стене рядом с душевыми, объясняя при этом, что желающие могут звонить с этих телефонов в пределах США за счёт абонентов.

Тимур, было, воспрянул, но вспомнил, что записная книжка с номером дочери осталась на «Маленьком Принце» и снова загрустил.

Вертухай рассказал морякам, что дверь слева от входа в блок – дверь выхода в прогулочный дворик и, после обеда, ежедневно, на один час арестантам можно выходить на прогулку но в количестве, не превышающим 50 человек, а поскольку их, арестантов, обитает в тюремном блоке около сотни, то на прогулку выходит, лишь половина из них,- те, кто успеет выскочить.
Ещё он заявил, что время от времени, на приём пищи, а так же в вечернее время, после ужина, когда посчитает нужным, он или его коллега арестантов будут выпускать в холл бокса, где можно будет смотреть телевизоры, поиграть в карты или шахматы, которые надзиратель может выдать любому желающему, но для этого арестант должен обратиться к нему, мистеру офицеру, не переступая красную черту, очерченную вокруг его пульта.

Рассказал он ещё и о том, что чистота в общественных местах поддерживается, по очереди, группами арестантов, и, что моряки должны следить, когда очередь дойдёт до их группы, поскольку все они будут расселены в двухместных камерах, расположенных по-соседству.

В заключение своего монолога, надзиратель объявил, что те джентльмены из арестантов, кто сдал в тюремную кассу свои деньги, один раз в неделю, во вторник, могут сделать себе заказ из тюремной лавки и раздал морякам прайзлисты, а, поскольку сегодня – понедельник, то они ещё могут успеть заказать необходимое сегодня, пометив в этих перечнях, что кому требуется и сдать их ему, вертухаю, и тогда доставка товара произойдёт завтра.

Тимур заглянул в листок. В перечень товаров входило нижнее бельё: трусы, майки носки, кроме этого зубные щётки, паста, а также жевательная резинка, сникерсы, «Баунти», арахис, чипсы и кока-кола. Причём, заказывать продовольственные товары можно было в небольших количествах, а цены на них были проставлены, похоже, такие же, как в международных аэропортах.

Вертухай дал морякам ручку, те пометили в ценниках необходимые им товары, обозначили в них свои тюремные номера и вернули ему эти листочки.
Тимур заказал себе бельё и туалетные принадлежности, проигнорировав все эти сникерсы-шникерсы, так, как их терпеть не мог, о чём впоследствии пожалел.

- А теперь, следуйте за мной! – Приказал надзиратель, но, прежде чем он успел развести всех по камерам, Тимур задал ему вопрос, - когда можно пользоваться душевыми?.

- В любое время, когда вас будут выпускать из камер, безо всяких ограничений! Мыло и туалетную бумагу можете получить у надзирателя бесплатно, по-мере необходимости, - ответил тот.

Затем, вертухай попарно расселил моряков по камерам на первом этаже и, только у Тимура пары не оказалось и вот, он оказался, наконец, один в помещении два на три метра и огляделся.
Слева от выдвижной двери располагались умывальник и унитаз из нержавейки, дальше – узкая металлическая шконка с тонким капковым матрасом (набитым крошёной пробкой); на подобном Тимуру когда-то доводилось спать, когда он проходил стажировку на военном корабле).

На матрасе лежало свёрнутое потёртое одеяло.
На полу справа - находилось ещё одно спальное место: лежак в виде двухметрового пластмассового корыта с таким же матрасом и одеялом. Подушки отсутствовали.
Ширина прохода между шконкой и «корытом» была не больше тридцати сантиметров.

За лежаком-корытом к стене был приделан металлический столик, размером со столик железнодорожного купе, к нему был приварен металлический же стульчик без спинки.
В стальной двери было прорезано точно такое же оконце, как в той камере ожидания, где наша компания оказалась сразу же, по-прибытии в «Детеншн центр».

Через это окошечко можно было разглядеть пост надзирателя и часть холла.
С противоположной стороны находилось такое же окошечко, подойдя к которому, Тимур, в свете заходящего солнца увидел аккуратно подстриженный газон, шириной метров в двадцать, за ним – «спираль Бруно» а дальнейшую перспективу закрывали, стоящие стеной, деревья.

В камере горел тускловатый свет, но выключатель отсутствовал; зверски дул кондиционер, было холодно, но и его нельзя было отключить.

Вдруг, в зале послышался шум; Тимур заглянул в окошко-бойницу в двери и через толстое стекло увидел много людей, которым вертухай дистанционно открыл камеры и выпустил их размяться в холл;
Основная масса их была – чернокожие и только редкими пятнами среди этой публики мелькали белые лица. Все, как один, они были в такой же зелёной тюремной униформе, что была на Тимуре и его друзьях по несчастью.

Тимур попытался открыть дверь камеры, сдвинув её вбок, но ничего не получилось – дверь не двигалась.

Тогда Тимур ещё раз внимательнее попытался вглядеться в лица людей в холле, но своих китайцев среди той публики он не обнаружил: новичков почему-то в первый вечер из камер не выпустили.

Разглядев через свою «смотровую щель» время на часах в холле, Тимур понял, что и с ужином они «пролетели», поскольку надзиратель ознакомил их со следующим распорядком дня: завтрак - в 06-30, обед – в 12-00, а ужин в 18-00.
Настенные часы показывали время 19-40.

Тимур развернул принесённые с собой простыни; обе они были с завязанными по углам узлами.
Ненароков догадался, что это для того, чтобы они не сползали с матраса.
Надев одну на матрас, он не раздеваясь, потому что было холодно, завалился на шконку, прикрывшись другой простынёй и одеялом.

Лежать было жёстко, холодно и неудобно. Раздражал «негасимый» свет.
Поворочавшись на жёстком матрасе, Тимур встал и запихал пластмассовые кроксы под матрас в головах.

Лежать стало удобнее и он бы уснул, несмотря на свет, падающий сверху из плафона, обрамлённого решёткой, если бы не начал, реально, замерзать!

Тогда Ненароков достал сначала из лежака-корыта второе одеяло, а потом и матрас, навалил всё это на себя и, наконец, забылся в тяжёлом сне.

Ему снилось, как он, ещё курсант, спасает в Астрахани своего тонущего однокашника.

Вот, он, уже выбивается из сил, течение Волги всё дальше уносит обоих курсантов от учебного судна, как, вдруг чувствует, что кто-то из друзей протянул ему весло со спасательной шлюпки; он, правой рукой удерживая тонущего, левой хватается за лопасть весла, делает всем корпусом рывок навстречу спасателям, чувствуя какое-то облегчение, и просыпается. Ему легко и холодно, а матрас и оба одеяла валяются на цементном полу.

Тимур опять навалил на себя всё это барахло и снова уснул, уже безо всяких сновидений.

(Продолжение следует)
Опубликовано: 15/03/19, 04:12 | Просмотров: 229
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [985]
Миниатюры [868]
Обзоры [1308]
Статьи [360]
Эссе [172]
Критика [88]
Сказки [172]
Байки [47]
Сатира [48]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [60]
Документальная проза [62]
Эпистолы [10]
Новеллы [63]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [132]
Мистика [19]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [257]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [27]
Литературные игры [32]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1600]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [82]
Анонсы и новости [105]
Объявления [76]
Литературные манифесты [243]
Проза без рубрики [408]
Проза пользователей [125]