Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Убитая совесть 1
Романы
Автор: Валерий_Рыбалкин


Глава 1. Приём в пионеры. Штабисты. Воровство из копилки.

1.
Яркий солнечный лучик отразился в зеркале и упал на лицо спящего мальчишки. Виктор отодвинул голову немного в сторону, но солнышко, будто забавляясь с ним, переместило своего посланца следом, вынуждая не пожелавшего вступить в игру ребёнка понемногу отодвигаться к стенке. Он натянул на голову одеяло, но игривое светило прогревало его своими лучами до тех пор, пока мальчик окончательно не проснулся, улыбаясь светлому апрельскому утру и чудесному праздничному настроению.

После завтрака мать достала из шкафа отутюженные брюки и новую белую рубашку. Красный галстук, частица знамени великой страны, с вечера лежал в портфеле рядом с книжками и тетрадками. Да, сегодня, двадцать второго апреля 1964-го года, в день рождения Ленина должны были принимать в пионеры Виктора и лучших его одноклассников. Поэтому настроение у будущего юного ленинца было приподнятое.
***
Вся пионерская организация школы выстроилась у бюста Ильича в небольшом скверике под школьными окнами. Небольшой волжский городок приветствовал собравшихся яркими лучами солнца и пением птиц.
- А Вовку в пионеры не берут, - заговорщицким шёпотом сообщила Вера. - У него двойка по русскому и по математике трояк. Из нашего класса троих не приняли. Срам-то какой! Мы будем ходить с красными галстуками, а они – вместе с малышнёй октябрятские звёздочки носить.
- Ничего, быстрее подтянутся, - отозвался Виктор. – Пионер – всем ребятам пример! А на этих кто будет равняться?
- Петька малышовскую звёздочку носить не будет. И не заставите: у него папка в тюрьме сидел. Я видел наколки – вся спина синяя. А на груди – портрет Ленина, - вклинился в разговор Василий, один из троих недостойных, который пришёл посмотреть, как будут принимать его одноклассников.

- Как не стыдно! – возмутилась отличница Лена. – Портрет вождя позорит. И правильно! Нечего с таким отцом в пионерах делать.
Споры и обсуждения могли продолжаться ещё долго, но звуки горна и барабанная дробь заставили всех подтянуться. Директор школы рассказал о том, что пионеры должны гордиться своим высоким званием, что они - продолжатели и наследники дела отцов, родной Коммунистической Партии, первые помощники Комсомола. Затем приглашённые ветераны войны, комсомольские и пионерские лидеры торжественно повязали красные галстуки вновь принятым, и под гулкую барабанную дробь старшая пионервожатая приветствовала собравшихся словами:
- Юные пионеры! К борьбе за дело Коммунистической Партии будьте готовы!
- Всегда готовы! – прозвучал дружный ответ бывших и настоящих юных ленинцев.

Правая рука Виктора взлетела вверх в пионерском салюте, и гордость за то, что он причастен к великому делу, торжественная клятва у бюста вождя наполнили его жизнь новым, очень важным и нужным для всех содержанием. Он, действительно, был готов на любые подвиги за дело Ленина, за светлое будущее. Ведь красный галстук, развевавшийся теперь на его груди, состоял из трёх концов: самый большой символизировал Партию, а два поменьше - комсомол и пионерию. И всем присутствующим казалось, что этот триединый союз всё сможет – горы свернёт, но выполнит поставленные перед ним задачи…

2.
Солнечный апрель способствовал весёлому приподнятому настроению юных пионеров. Отец Виктора был коммунистом и большим начальником на огромном градообразующем заводе. Поэтому Надежда Мироновна, учительница и классный руководитель, предложила старшей пионервожатой выбрать председателем совета отряда сына достойных родителей Виктора Силина. Класс оставили после уроков, но кому охота сидеть в душном помещении, когда на улице светит яркое весеннее солнце? Все дружно подняли руки, и наш герой впервые в жизни стал руководителем. Но почувствовал он это не в тот радостный день, а несколько позже, когда на его детские плечи легло, пусть и небольшое, но всё же бремя ответственности.

Из всего класса только трое не стали пионерами. Ну, Петька Орлов – понятное дело. От него все учителя плакали – хулиганистый был парнишка. Васька, его приятель, тот отродясь не учил уроки. Причём, он никогда не возражал учителям, соглашаясь со всеми их доводами. Но выйдя за ворота школы, сразу забывал о том, что надо готовиться к занятиям: самозабвенно гонял мяч с пацанами, запускал змея, играл в пристенок на щелчки в лоб и даже на деньги. Однако когда на следующий день его вызывали к доске, изображал дурачка и лоботряса: делал удивлённое лицо и, казалось, вполне откровенно не мог понять, за что его ругают.

С этой парочкой всё было ясно, но вот почему у Светки Крюковой набралось столько трояков и даже двоек? Учебный год приближался к концу, поэтому старшая пионервожатая попросила Виктора, который учился на отлично, помочь Светлане исправиться, подготовить её к вступлению в пионерскую организацию. И Силин приступил к выполнению порученного задания.

Дома у Светки заниматься было нельзя. Семья жила довольно стеснённо, и, что самое неприятное, отец пил, дебоширил, а мать с детьми частенько ночевала у соседки. В школе после уроков тоже оставаться не хотелось. Тем более - приходила вторая смена, и надо было искать свободные классы. Поэтому решили заниматься у Виктора.

Первое время трудились весьма добросовестно, но потом внимание девочки стали привлекать необычные, не виданные ею ранее вещи. Большие, отделанные красным деревом часы на стене мерно размахивали маятником, тикали, а затем громко и торжественно били: бом, бом, бом. Стиральная машина в виде тумбочки Светке тоже была в новинку. Радиоприёмник с проигрывателем, гора чёрных пластинок на нём не давали ей покоя. И как-то само собой получилось, что вместо математики они с Виктором часами слушали Утёсова, Шульженко, знаменитый бас Шаляпина и многое другое. А вместо того, чтобы писать диктанты по русскому, рассматривали конструкцию часов и мешали матери стирать на кухне бельё в немного загадочной и непривычной для гостьи стиральной машине. А уж когда отец Виктора купил телевизор КВН, один из первых, с малюсеньким, меньше школьной тетради экраном, в комнату стали набиваться соседи, и занятия волей-неволей прекратились сами собой.

Но даже несмотря на эти помехи, Светлана сумела закончить учебный год почти без троек. Теперь всё упиралось в очень важную контрольную работу по математике. Примеры бывшая двоечница решала довольно прилично, а вот с задачами у неё были большие проблемы. Последние несколько дней они с Виктором сидели как безвылазно, так и безрезультатно. Перегруженная голова девчонки не хотела впитывать абсолютно ничего, как ни старался её самопальный репетитор. И тогда надумали сделать так: Виктор решит задачку своей подопечной и постарается подбросить ей шпаргалку. Другого выхода не было.

3.
В тот день в школу все пришли загодя. Ещё накануне классная предупредила, что от контрольной по математике зависит годовая оценка и что будет проверяющий от горОНО. Писали не в тетрадях, а на специальных листках. Кроме любимой родной учительницы Надежды Мироновны в классе время от времени появлялась проверяющая, важно сверкая стёклами строгих очков. Ребята слышали, как накануне она выговаривала самому директору, и теперь невольный мандраж бил даже тех, кто был уверен в своих силах.

Виктор быстро решил Светкину задачку, но когда он перебрасывал своей подопечной свёрнутый, почти скомканный листок, то по закону подлости - не раньше, не позже - в класс вошла строгая проверяющая и, заметив неладное, как-то даже обрадованно воскликнула:
- Так, шпаргалка. Встаньте оба!

Вместе с ребятами поднялась со своего места и Надежда Мироновна, пытаясь защитить своих птенцов. Она переглянулась со строгой дамой, и, ни слова не говоря, обе вышли из класса и направились к кабинету директора. Но тут, пользуясь отсутствием учителей, Виктор буквально на пальцах негромко объяснил Светлане, как надо решать её задачку, после чего наступила гнетущая тишина. Все были заняты делом, и только нарушители стоя ждали своей участи.

Наконец за дверью послышались шаги, и трое взрослых во главе с директором вошли в класс.
- Разбираться с вами будем после. А сейчас дописывайте контрольную, - строго промолвил директор.
Ребята послушно сели и, как ни в чём ни бывало, заскрипели металлическими перьями, поминутно макая их в стеклянные чернильницы-непроливайки…

4.
Пионерский сбор открыла старшая пионервожатая:
- Ребята, у нас в школе произошло чрезвычайное происшествие. Виктору Силину было поручено взять шефство и подтянуть ученицу вашего класса Светлану. Но вместо того, чтобы честно помочь девочке в учёбе, он решил обмануть всех нас и во время контрольной по математике подбросил ей шпаргалку. Я считаю, что пионер не должен так поступать, и мы просто обязаны открыто, в глаза высказать Виктору своё осуждение. Тем более, что он является председателем совета отряда.

Гробовая тишина повисла в классе. Надежда Мироновна и директор сидели в сторонке, подчёркивая, что они здесь посторонние наблюдатели. Проштрафившийся встал со своего места и, наклонив голову, смотрел куда-то вниз, под ноги.
- Ну, что ты нам скажешь, Силин? – спросила старшая.
Виктор перевёл взгляд на притихших ребят, на учителей и с видимым усилием выдавил из себя:
- Я помочь хотел… Чтобы школа, и Светка чтобы... Она ведь всё решила, и без шпаргалки…

Подступившие к горлу слёзы не дали ему договорить. А тут ещё вклинилась отличница Лена: мол, ты Светке всё подсказал, когда учителей не было. Но на неё зашикали, не дали договорить, а кто-то из ребят больно дёрнул доносчицу сзади за косичку.

Выступил директор, напомнив о несгибаемых пионерах-героях, отдавших жизнь за светлое будущее нашей советской Родины, самой лучшей, самой справедливой страны в мире. В общем, Виктора осудили, но из пионеров не выгнали. Только председателем совета отряда вместо него единогласно была избрана добросовестная и правильная во всех отношениях Лена.

5.
Девятнадцатого мая, в день рождения пионерии, Светлане, наконец, торжественно повязали на шею красный галстук. Она была на седьмом небе от счастья, но Виктор не разделял её чувств. Самолюбие не давало парню смириться с тем, что он в классе не первый, что Ленка теперь будет председательствовать и давать ему, переизбранному, пионерские поручения. Было обидно, что его, самого умного, эрудита, сына заводского начальника, не избрали даже звеньевым, простым членом совета отряда. Наш юный герой старался не подавать виду, но в душе у него горел, просто полыхал пожар ненависти и презрения к этим недоумкам, разжаловавшим его в рядовые. Пусть даже и по указке директора.
***
Пытаясь самоутвердиться, а, скорее, отвлечься от грустных мыслей, Виктор стал водить дружбу с Петькой Орловым. После школы они вместе с другими ребятами за одним из деревянных бараков играли в пристенок, метая медные монеты так, чтобы, отлетев от стены, они ложились как можно ближе друг к другу. Или бросали ножичек в тёплую майскую землю, пытаясь разделить между собой очерченный круглый, будто земной шар, клочок этой самой земли. Играть на щелчки в лоб больше не хотелось, и медные пятаки, трёх и двухкопеечные монеты переходили из рук в руки, распаляя азарт игроков. А однажды Васька, тот самый лоботряс-одноклассник, принёс разбитый градусник, и вся пацанва с энтузиазмом начала натирать ртутью выигранные мелкие монеты. Потом хвалились друг перед другом, если кому-то удавалось обмануть продавщицу и за две копейки купить мороженое, да ещё получить копейку сдачи…

Наступившее, наконец, лето освободило приятелей от тягостной обязанности ходить в школу, и они шумной ватагой бежали то к волжскому заливу купаться и рыбачить, а то и просто собирались где-нибудь во дворе, подальше от посторонних глаз.

Витька придумал строить штаб, и в небольшом овраге на краю леса были собраны со всей округи старые доски, картонные коробки и всевозможный хлам. Получилось нечто среднее между кроличьей норой и землянкой, попасть в которую можно было, встав на четвереньки и проползя через входной лаз. Причём, самым большим достоинством этого сооружения было то, что внутри его не ступала нога взрослого человека, проход для которого был слишком узок. Какие только ценности там ни хранились! Разноцветные стекляшки от бутылок, через которые можно было смотреть на солнечное затмение, педаль от велосипеда, игрушечный грузовик без колёс и даже деревянная модель танка…

Штабисты часами лежали или восседали на разложенном мягком тряпье и болтали обо всём на свете. Однажды Петька принёс небольшие нарезанные прямоугольниками листы плотной бумаги, карандаши, и ребята с увлечением принялись рисовать на них королей, дам и тузов. Когда колода была готова - сели за карты. Виктор легко освоил немудрёные правила игры в дурака, козла и, конечно, в очко. Азарт разбирал юных картёжников, и выигранные в пристенок медные монеты легко и непринуждённо перемещались из одного кармана в другой.

6.
В углу лежал, свернувшись клубочком, прибившийся откуда-то белый котёнок. Сердобольный Васька подкармливал его, и даже две консервные банки принёс – для молока и для воды. Тащили кто что мог, любую еду, и ласковый мурлыка, насытившись, с удовольствием запрыгивал на руки к ребятам, вальяжно вытягивая спину, когда его гладили. Эрудированный Виктор, у которого дома была детская энциклопедия, рассказал честному сообществу, что белые кошки с голубыми глазами часто рождаются глухими. Петька тут же бросился проверять. И точно – приблудившийся котяра абсолютно ничего не слышал.

- Ну, и зачем он нам здесь нужен? Только гадить умеет, – с ехидной ухмылочкой промолвил главный штабист, будто мячик подбрасывая живой мягкий комчек в безжалостной руке.
Затем с размаху швырнул котёнка в противоположный угол. Животное, будто белка, распласталось в полёте и всеми четырьмя лапами одновременно приземлилось на висевшую там старую фуфайку. Затем, жалобно мявкнув, прыгнуло в сторону и забилось в угол.
- Ух ты! – изумился Витёк.

Подобрал и снова бросил кошака в сторону фуфайки. Так и повелось у пацанов вымещать все свои промахи и неудачи – и в картах, и в жизни - на несчастном глухом котёнке. Он исправно летал по штабу, расправляя все свои лапы и хвост, пока однажды в пух и прах проигравшийся Виктор совершенно случайно с размаху не насадил его на торчавший остриём вперёд гвоздь, чуть повыше висевшего на стене тряпья.

Петька, заметив такой промах, зло и матерно обругал товарища, а тот растерянно держал в руках маленькое окровавленное тельце, бьющееся в конвульсиях, и не знал, что с ним делать. Затем в расстроенных чувствах выполз из штаба с котёнком на руках, положил беднягу на траву, пытаясь понять, насколько серьёзна рана, погладил рукой в отчаянии. Слёзы застилали глаза, но дрожь от умирающего тельца непостижимым образом передалась убийце.

- Убийца, - произнёс он вслух.
И это ужасное слово, будто ржавый гвоздь, застряло в мозгу. Рыдания сотрясали детские плечи. Хотелось вернуть время назад, прекратить страдания несчастного животного. Однако осознание того, что это невозможно, что смерть - это навсегда, что бездумно отобранная жизнь никогда не вернётся в тело убитого мурлыки, холодным туманом вползла в слабую нераскаявшуюся душу и не давала покоя. Тогда, пытаясь прекратить это мучение, скорее своё, чем умирающего котёнка, Виктор, будто вор, оглянулся по сторонам и наступил каблуком на голову недобитой жертвы…

7.
Незаметно пролетело полное приключений, неожиданных открытий и разочарований лето. Но в конце августа, как и положено по календарю, грянул гром.
В семье Силиных мальчишек было двое: Виктор и его младший брат Дима. Школьники, оба считались большими, потому что была у них ещё четырёхлетняя сестрёнка Танечка, с которой днём, когда родители были на работе, управлялась приходившая по будням нянька Тамара. Вообще-то эта женщина должна была следить и за старшими детьми, но дело ограничивалось лишь обязательным их присутствием за обеденным столом. Однако летом Дима ходил в пришкольный лагерь, а Виктор… Он считал себя достаточно взрослым и был свободен, как ветер.

В комнате на комоде, на самом видном месте, стояла копилка в виде небольшой фарфоровой свинки, в которую и мать, и отец время от времени бросали монеты, собираясь открыть её к празднику – дню рождения старшего сына. Дети знали об этом, но Виктору требовалось всё больше денег для игры в пристенок и в карты. Над безденежными смеялись и даже издевались. Поэтому во время учёбы нашему герою приходилось экономить на школьных обедах, а когда наступило лето - выпрашивать у матери мелочь на мороженое и сладости.

Легальных денег катастрофически не хватало, и однажды, ещё в начале каникул, Витёк внимательно осмотрел копилку и научился незаметно вытряхивать из неё монеты. Так, мало-помалу, к концу августа свинка потеряла большую часть своего содержимого.
Первым недостачу заметил отец. Сказал матери, и вместе они решили, что это нянька ворует деньги. Но после тщательной проверки всей остальной наличности, колец и драгоценностей поняли, что Тамара здесь ни при чём, а виноват во всём, похоже, Виктор, болтавшийся всё лето без присмотра.

Ох уж эта недостача! Допрос с пристрастием, слёзы раскаяния и обиды, чистосердечное признание и уверения, что это больше никогда не повторится! Затем домашний арест и, наконец, начало нового учебного года. Ведь первого сентября, хочешь – не хочешь, а надо идти в школу.

Хотелось идти потому, что Виктору после летней вольницы пришлось две недели сидеть дома и выслушивать до смерти надоевшие причитания и придирки няньки, которой было наказано следить за старшеньким. Она и относилась к нему, как к малому ребёнку, ни на секунду не оставляя дитятю одного. Но, с другой стороны, Виктор понимал, что в классе он снова встретится со своими дружками, которым остался должен приличную сумму – полтинник, пятьдесят копеек. И где её взять, он не имел ни малейшего представления. Родители больше не давали старшему сыну ни копейки, за мороженым посылали Димку, а на обеды, мать сказала, будет сама относить деньги Надежде Мироновне.

8.
Первое сентября! Все мы когда-то учились, и у каждого при мысли об этой дате невольно появляется на лице улыбка. Дети приходят в школу повзрослевшие, возмужавшие за лето. Причём, после долгой разлуки даже самые строгие учителя кажутся милыми, добрыми и родными.

Виктор, как и все, был в школьной форме с пионерским галстуком, который весьма кстати напомнил ему о том, что он основательно забыл штабным картёжным летом. Ведь совсем недавно, весной, он давал клятву быть честным, мужественным, верным ленинцем. И когда Петька подошёл к нему во дворе школы, требуя вернуть должок, то наш герой прямо ответил приятелю, что денег нет и не будет. Взять, мол, неоткуда, а воровать он не хочет. Но по понятиям, которые Петька знал от отца, бывшего зека, карточный долг был долгом чести. И не отдавший его становился преступником, изгоем, с которым обязательно следовало разобраться. Вообще, воровская романтика была популярна в те годы, незримой паутиной опутывая жизнь штабистов. И не только их одних.

- Ах, так ты в нечестности к долгам! – с возмущением зашипел обманутый Петька. – Да ты знаешь, что я с тобой сделаю?
- Ну, и что? – пытаясь храбриться, поинтересовался наш герой.
- Что? – сделал страшные глаза малолетний авторитет преступного мира. – Да я тебя в карты проиграю! «Перо» получишь, тогда узнаешь, что!

У Виктора засосало где-то там, под ложечкой, будто нож, это воровское «перо», уже торчал у него в животе. Он знал, что «проигранного» рано или поздно должны убить. Но до сих пор эти воровские обычаи его не касались. Всё это было где-то там, далеко, за колючей проволокой зоны, стоявшей на отшибе, куда они с ребятами никогда не добирались. А теперь вдруг легендарно-романтический мир воров и убийц сам пришёл к нему, материализовался, вселившись в коренастую фигуру давнего дружка и одноклассника Петьки. Что делать? Что делать?!!
- Ладно, я отыграюсь, - промолвил, решившись и оттого обретая былую уверенность, Силин. – В долг мне поверишь?..
***
Играли в штабе. Но, к несчастью, это был вовсе не звёздный день нашего героя. Две недели, проведённые в раздумьях и изоляции, дали о себе знать. Руки дрожали, карта не шла, и у Виктора получались сплошные переборы. Буквально через час долг его вырос до трёх рублей - астрономической суммы, достать которую было негде – только украсть. Но воровать у родителей наш герой наотрез отказался, чем вызвал насмешки и угрозы со стороны своего партнёра и всей честной компании. Неделю он ходил, будто в воду опущенный, стараясь не остаться наедине со своим кредитором. Но сколько верёвочке ни виться…

Петька зажал Виктора в тёмном углу, куда чуть не волоком притащил его вместе со старшим приятелем, здоровенным детиной, на груди которого из-под распахнутого пиджака синела тюремная татуировка.
- Некогда мне тут с вами, мелюзгой, разбираться, - дохнул перегаром в лицо Силину незнакомый парень. – Короче! Три дня тебе сроку. Или платишь, или перо в бок. Ты понял?

Всё поплыло перед глазами нашего героя. Видимо, он на какое-то время потерял сознание, потому что когда очнулся, то сидел на загаженной экскрементами земле в закутке между двух сараев. С трудом поднялся, раздавив рукой одну из кучек, обтёр жёсткой осенней травой эту вонючую грязь и поплёлся, чувствуя себя так, будто весь, с головы до ног, окунулся в жидкое дерьмо. Дома долго отмывался в ванной, потом вытерся насухо полотенцем. Но, несмотря ни на что, запах фекалий остался. Нет, тело Виктор очистил, отмыл, как следует. Но вот душа… Видимо, она как раз и смердила, не давая покоя ни днём, ни ночью.

Продолжение следует…
Опубликовано: 28/03/16, 08:09 | Просмотров: 599
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [988]
Миниатюры [868]
Обзоры [1308]
Статьи [362]
Эссе [172]
Критика [88]
Сказки [172]
Байки [47]
Сатира [48]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [60]
Документальная проза [62]
Эпистолы [10]
Новеллы [64]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [132]
Мистика [19]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [257]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [25]
Литературные игры [33]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1603]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [82]
Анонсы и новости [105]
Объявления [76]
Литературные манифесты [243]
Проза без рубрики [407]
Проза пользователей [125]