Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
"Страшный суд" Нардо ди Чоне, идентификация персонажа
Статьи
Автор: Вырь
Итальянская живопись эпохи треченто — (тысяча) трёхсотые годы — т. е. 14 век. Имена Чимабуэ и Джотто упомянуты великим Данте в "Божественной комедии":

«Кисть Чимабуэ славилась одна,
А ныне Джотто чествуют без лести,
И живопись того затемнена»


А ещё были Каваллини, Дуччо, Симоне Мартини, Амброджо и Пьетро Лоренцетти, братья ди Чоне...

Знаменитую церковь Санта-Мария-Новелла во Флоренции (построена в 13-14 вв.) расписывали как раз они, Андреа и Нардо ди Чоне.

Там, в Капелле Строцци ди Мантова находится фреска "Страшный Суд", её автором считается Нардо (Леонардо) ди Чоне (примерно 1320-1365), выдающийся итальянский мастер. Художник слова, Данте умер в 1321, но дело его жизни вдохновляет молодых наследников поднявшейся культурной волны!
Фреска ди Чоне огромная, а нас в данном случае интересует её фрагмент "Праведники":



Венгерский автор Мария Прокопп в своей книге "Итальянская живопись XIV века" пишет:

Цитата
На главной стене церкви изображена сцена «Страшного суда», левый фрагмент которой представлен на этой иллюстрации.

На переднем плане изображены восстающие из могил праведники, которых принимает ангел. Над ними – словно групповой портрет прибывшего на большое празднество знатного общества, ожидающего остальных воскресших. Они ждут доступа в рай.

В самом верхнем ряду представлены блаженные праотцы. Крайний слева – Моисей с двумя каменными скрижалями, рядом – Ной с моделью своего ковчега, затем – Исаак, он держит в руках барана, далее – его родители, Сара и Авраам. Под ними в три яруса изображены праведники, каждый со своими индивидуальными чертами и в одежде своего времени. Это совершенно новое явление в искусстве треченто. Правда, еще Джотто в своём падуанском «Страшном суде» изобразил Энрико Скровеньи; можно узнать там и фигуру Данте, как и на фреске флорентийской капеллы Барджелло. На фреске Амброджо Лоренцетти «Аллегория доброго правления» также встречаются скорее типы. Лишь портреты доминиканцев кисти Томмазо да Модена (ил. 33) можно рассматривать как родственное явление, хотя они похожи скорее на идеализированные портреты деятелей прошлого. Нардо ди Чоне впервые изобразил групповой портрет своих современников, в большинстве живых. Назовем некоторых из них. Во втором ряду сверху крайний слева – Петрарка (1304-1374) в чёрном монашеском облачении. Перед ним, молитвенно сложив руки, благоговейно и одухотворённо смотрит вверх Данте.

«Так разум мой взирал, оцепенелый,

Восхищен, пристален и недвижим

И созерцанием опламенелый».

(Данте, «Божественная комедия». «Рай», XXXIII, 97-99.

Перевод М. Лозинского)

Мужчина в зелёном плаще, изображённый между ними анфас, – Боккаччо. Далее, рядом с Данте, также лицом к зрителю – знаменитый доминиканский профессор Пьеро Строцци (умер в 1353), который принимал участие в составлении иконографической программы росписи не только алтаря, но и стен капеллы Строцци. На это указывает и то, что он стоит рядом с Данте, обратив взор на созданное воображением поэта видение – изображение «Ада» на правой стене капеллы. В среднем ряду под Данте человек в лавровом венке – это император Константин. В самом нижнем ряду слева изображена супружеская пара донаторов. Исполненную достоинства Катарину Эйнласс принимают две придворные дамы. Томмазо Строцци изображён за своей женой также в профиль. Картина отличается лиризмом, богатой живописностью, живостью движений и жестов, которые несут на себе влияние творческого наследия братьев Лоренцетти и Симоне Мартини.


На этом краткий обзор фрески М. Прокопп заканчивает, а мы его продолжим с некоторыми неожиданными подробностями.

Пройдёмся по порядку, сверху вниз, рассмотрим все ряды праведников, изображённых художником на фреске.

Итак, на левом фрагменте "Страшного Суда" изображены праведники, они ждут решения своей судьбы.
Верхний ряд: Моисей, Ной, Исаак, Сарра и Авраам.



Моисей со скрижалями, похоже, срисован с влиятельного современника Нардо ди Чоне, с заказчика фрески, например. Его облик достаточно индивидуален, сосредоточенный взгляд и напряжённость мимики говорят о важности его размышлений. Финансы и безопасность Флоренции? очень может быть...

Второй ряд праведников:



Первый — Франческо Петрарка (1304-1374) в том виде, каким его мог видеть художник где-нибудь в собрании флорентийских гуманитариев.

Портрет Петрарки работы Альтикьеро да Дзевио (1330-1390):



На Петрарку в чёрном монашеском наряде чуть смущённо смотрит Джованни Боккаччо (1313-1375), одетый достаточно ярко, можно сказать, карнавально, что немудрено для свободного поэта и литератора.



Третий слева — Дуранте дельи Алигьери, или просто Данте, создатель итальянского литературного языка.

Четвёртым во втором ряду изображён доминиканский профессор Пьеро Строцци, составлявший для фамильной капеллы Strozzi di Mantova программу росписи. Чем-то он похож на "Моисея" из первого ряда. Родственники? По крайней мере, они встречались друг с другом по делам обустройства капеллы.

В центре второго ряда явный военачальник! В плаще и со шлемом на голове, настоящий полководец. Можно сравнить его характерный облик с портретом кондотьера Пиппо Спано (художник Андреа дель Кастаньо): волнистые волосы, усы, остроконечная бородка, ну и взгляд хорош!



Родился этот самый Пиппо (Филиппо Буондельмонти дельи Сколари) как раз во Флоренции, в 1369 году. Внушительный мужчина, не правда ли? Насчёт праведности, конечно, гадать не будем...

Далее изображена четвёрка святых отцов в профессиональном облачении: кардинал в красном, папы и, возможно, какой-то восточный приезжий иерарх.

Третий ряд праведников.



Слева двое мужчин, постарше и помоложе... скорее всего, это братья ди Чоне, авторы фрески. Светловолосый юноша en face, в правой части, смахивает на сына/племянника художников.
Третий слева — император Константин, узаконивший христианство в Риме. В центре, в короне, один из первых итальянских королей или императоров Священной Римской империи, надо полагать... не могу пока точнее выяснить. Кто там особо выделялся благочестием, вопрос.
Два седобородых старца похожи аки братья, что бы это значило, непонятно.
Молодёжь справа — друзья-товарищи художников (?)

Четвёртый и пятый ряды.



Среди обычных итальянцев неожиданно наши глаза упираются в нездешнего вида мужчину... и как раз его-то бесконечно-удивлённый взгляд на окружающий неведомый мир буквально завораживает внимательного зрителя фрески.
Откуда ты здесь взялся, дружище, каким попутным ветром тебя занесло во Флоренцию, да ещё прямиком в роспись праведников на Страшном Суде?
Фигура выделена своей необычной вертикальной составляющей и эмоциональной глубиной.

Неужели приезжий с Московской Руси?

Специфические шапки московитов можно найти на многих старых изображениях. Путешественники из Западной Европы охотно рисовали российских жителей и печатали их изображения в своих книжках.

Московия, одежда жителей в 17 столетии.



Посольство Ивана Грозного при дворе императора Максимилиана II в 1576 году.



Сравним поближе двух героев с разных и очень далёких изображений. Один из послов Ивана Грозного с немецкой гравюры и человек с фрески ди Чоне (добавил также третьего, представителя 17 века, тип одежды тот же).



Головные уборы один к одному, под верхней одеждой — практически одинаковые богато расшитые рубахи с широким круглым воротом-обрамлением и такой же вертикальной планкой. Сами лица исключительны: как будто один и тот же человек, но с разницей лет в тридцать. Глаза, их выражение, шишковатый нос, усы с бородой... Похожи, и очень похожи!

Насчёт русско-итальянских связей в те далёкие времена: они были. Итальянцы имели свою колонию на Чёрном море, Кафу (построена в первой половине 14 века), и торговали там по всей округе, были постоянными гостями в Суроже. Ныне это Феодосия и Судак в Крыму, недалеко от Керчи и нового русского моста.

Подробно этот частный вопрос (Русь, Италия, Орда) разбирает Глеб Тюрин в интереснейшей статье "Русь и Италия. Начало связей и возвышение Москвы", поэтому даю ссылку для ознакомления.

Другой источник. "Складывание итальянского направления политики московских князей в XV в.":

Цитата
Первым путешествием русских людей на запад со времени монголо-татарского нашествия была поездка большой делегации во главе с митрополитом Исидором на Ферраро-Флорентийский собор 1438—1439 гг. Одним из результатов этой поездки стало знакомство русских путешественников с итальянской действительностью. В сознании русских людей начали формироваться представления об этой земле, опирающиеся на непосредственные впечатления от нее, отраженные в сочинениях Флорентийского цикла 1440—1460-х гг.
На основании этих текстов можно выделить несколько «образов Италии». Образ неправедной католической земли создан автором полемического сочинения «Слово… на латыню…»[7], а также Симеоном Суздальцем в его первом сочинении «Исидоров собор…»[8]. Эти тексты призваны обличить не только деяния «суемысленного собора», но и вообще «гордость и буйство латинское». ...

Сочинение Авраамия Суздальского отразило восхищение русского человека достижениями итальянской технической мысли. Авраамия поразила «хитрость» разнообразных механизмов, используемых при постановке итальянских мистерий «Вознесение» и «Благовещение». «И о всем том дивно есть и пречюдно велми и хитро строение то и отнюдь несказанно»[14], — заключает Авраамий.

В литературе неоднократно отмечались и восторги автора «Хождения на Флорентийский собор», вызванные красотами и диковинами ренессансной Италии[15]. «Славный и прекрасный град» Флоренция изумил и Симеона Суздальца — автора одного из главных антилатинских текстов: «Великъ бо бе градъ и много въ немъ богатьства, и божницы вельми велики, и многи манастыри, и полаты украшены златом…»[16] Здесь Симеон восхищается не только красотой города, но и тем, что там много монастырей и храмов. Наличие в городе католических храмов — оплотов неправедной веры — должно было вызвать у Симеона, скорее, отторжение. Однако источники позволяют заключить, что Италия перестает восприниматься русскими только как враждебная православной вере земля.




«Великъ бо бе градъ и много въ немъ богатьства, и божницы вельми велики, и многи манастыри, и полаты украшены златом…»

Нет ничего невозможного, чтобы кто-то из русских деловых людей побывал в Италии несколько раньше известного визита в первой половине 15 века. Не все писали книги и записки, некоторые могли просто погибнуть на обратном пути или остаться в Италии по разным причинам. Первая ласточка весны не делает, первый приезжий в Италию русский мог остаться неизвестным в истории. Мало ли неизвестных?

Кроме свободных русских гостей, во Флоренции 14 века могли быть и русские рабы.
Лучицкий, Иван Васильевич — "Рабство и русские рабы во Флоренции в XIV и XV вв."



Подведу свой итог по идентификации никем ранее особо не отмеченного персонажа. На фреске Нардо ди Чоне "Страшный Суд" (1350-е гг), во флорентийской церкви Санта-Мария-Новелла, среди ликов праведников (возможно) изображён русский гость, посол или именитый купец, близко знакомый художнику. Он его знал с хорошей стороны, поэтому и изобразил соответственно: с добрым чувством, среди христиан, ожидающих входа в рай...

Догадка, могущая быть правдой.
Опубликовано: 26/07/20, 08:51 | Последнее редактирование: Вырь 26/07/20, 16:55 | Просмотров: 79
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Рассказы [943]
Миниатюры [735]
Обзоры [1251]
Статьи [335]
Эссе [156]
Критика [87]
Сказки [157]
Байки [45]
Сатира [47]
Фельетоны [12]
Юмористическая проза [268]
Мемуары [60]
Документальная проза [58]
Эпистолы [9]
Новеллы [49]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [121]
Мистика [18]
Ужасы [4]
Эротическая проза [3]
Галиматья [256]
Повести [254]
Романы [44]
Пьесы [21]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [19]
Литературные игры [28]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1531]
Тесты [12]
Диспуты и опросы [80]
Анонсы и новости [104]
Объявления [70]
Литературные манифесты [238]
Проза без рубрики [376]
Проза пользователей [120]