Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Обитаемый Хостел
Пьесы
Автор: Владимир_Алексеев
ЦАРЕВНА, 18 лет, седьмая дочь царя Гороха.
МИХАЛЫЧ, 48 лет, столяр-самоучка. На левой руке не хватает двух пальцев.
ВАРВАРА ВАРВАРОВНА, 76 лет, пенсионерка. Плохо слышит.
МАДАМ ЭЛЕОНОРА, 52 года, гадалка. Носит с собой колоду карт с пятью тузами.
КАРЛИК ФЕОФАН, 123 см, неопределённого возраста и занятий.
ПОПУГАЙ ФЛИНТ, 276 лет, говорит слово "золото" на сорока языках.
САН САНЫЧ, 40 лет, актёр провинциального и погорелого театров.
ДУСЯ, 16 лет, цветочница. Весёлая дурнушка.

Действие 1-е
Явление 1-е
Неразобранные декорации для пьесы Горького "На дне", дополненные грязноватой вывеской, надписанной на смеси латинского с нижегородским: "}{оstel Царя Г@pO}{@" На разномастных табуретках вблизи шконок сидят Мадам Элеонора в поношенной клетчатой шали; Карлик Феофан в кепи "хулиганка" и разодранных на лодыжках длинноватых штанах клёш; сверху голый до пояса Михалыч, вертящий в руках рубанок, лишённый железного наполнения. Из кулис доносится приглушённая периодическим прикладыванием к бутылке частично булькающая песня Сан Саныча: "Не жди меня, мама, хорошего сына!"

МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Господа! А давайте рассказывать всяческие любопытные случаи из нашей прошлой жизни!
КАРЛИК ФЕОФАН: Вы хотите сказать из прошедшей, дражайшая Элеонора! Ибо - сами видите, куда мы попали в итоге переполнивших её перипетий!
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Ну, почему же? Всё у нас, может быть, ещё впереди. Вот, говорят: "Жизнь - игра, и люди в ней - актёры". Но, ведь бывает, - вспомните телевизионные шоу, - и следующий тур, "двойная игра"!
КАРЛИК ФЕОФАН: Двойная игра - это что-то шпионское! А меня вот в шпионы таки не приняли! Хотя, по совести сказать, имели бы двойную выгоду: на обмундировании сэкономили бы - раз, на запоминании позывного - два: аккурат по записи моего роста; у меня росточек хоть и мал, а в цифирях приметный, читаемый на раз-два-три сантиметра!
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Да, это знаменательно! Впрочем, не так знаменательно, как мистические тройка-семёрка-туз. Всего-то и схожести, что там и там по три простых числа.
МИХАЛЫЧ (туго раздумывая, не отрываясь от созерцания никчемного выхолощенного инструмента): Я вот, помню, в шоу двойников пытался участвовать. Так ведь - что мне на это сказали? Подходит один в один только моя левая рука, всё прочее надо подравнивать при помощи ботокса и выбеливать при посредстве перекиси, пардон, водорода.
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: И мне возмутительно отказали на кастинге шоу "Удивительные люди". А ведь у меня одной, не поверите - в колоде пять тузов, причём все разных мастей, и все козырные!
КАРЛИК ФЕОФАН: А меня в космонавты не взяли! Хотя выгода бешеная: полётная масса сэкономлена - раз; если считать мой рост в сантиметрах с другого конца, аккурат обратный отсчёт получается: "три-два-один..."!
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Да, это безусловно знак свыше! А с какого конца, простите, надо измерять ваш рост?
МИХАЛЫЧ (в сердцах отшвыривая рубанок): Нет, нет! Все мы в этом хостеле конченные люди, как нас не измеряй! Все мы, как говорится, подпадаем под роковую определённость начальствующих: "Я-рубанок, ты - доска!"
КАРЛИК ФЕОФАН: Попробовали бы они с меня снять стружку! Я хоть и невелик, да сучковат!
САН САНЫЧ, прогуливаясь из кулисы в кулису, останавливается посредине сцены, разводит руки: Человек - это звучит твёрдо!
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Сгинь, сатир недоделанный!
САН САНЫЧ: Не сатир, любезнейшая Эвглена Мстиславовна, а Сатин!
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Ну какой из тебя актёр? Третий проход моё имя запомнить не можешь! Вот нагадаю тебе Шоушенк на пятого потайного туза, в момент протрезвишься!
САН САНЫЧ: Да уж будьте любезны! Всё лучше здешнего хостела! (Уходит в другую кулису)
МИХАЛЫЧ: Ещё в "Последний герой" чуть было не выбрали. Ну, я личинки короеда на завтрак кое-как освоил, дело в общем-то привычное, но вот бой в грязи как-то сразу не задался: за сверло, спрятанное в рукаве, дисквалифицировали. А я - что? Просто пострадал за бывалешную запасливость. Одним сверлом без дрели разве ж чью индивидуальность проймёшь? Там в эту грязь таких силиконовых мегер выпустили, что от них и болгаркой едва ли отобьёшься!
КАРЛИК ФЕОФАН: Меня вот и на рассмотрение кандидатуры главного болгарина страны не приняли. Был такой проект в театре Пугачёвой. Сразу, с ходу сказали: "Всё уже решено заранее, блёстки на костюм можете не нашивать, перья в причёску не втыкивать!" А ведь проворонили с моим уходом двойной профит: и вид у меня куда как более демонический, и имя по алфавиту стоит выше, чем у липового победителя, хотя начинается, правду сказать, на ту же букву "фы".
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Мне, помнится, как-то на сеансе столоверчения дух Эдгара По предлагал горящий морской круиз: Болгария, Турция, Кипр, пещера Минотавра на этом, как бишь его, греческом острове... Но пришлось отказаться, знаете ли - морская болезнь!
КАРЛИК ФЕОФАН: А меня ведь и в моряки не пустили! При моём-то двойном таланте: во-первых, могли бы подымать на квадрокоптере исправлять флажковую сигнализацию, ежели её ветром попутало. Во-вторых, - и это главное! - в написании цифр моего роста - сплошные морские знаки: единица - гарпун, двойка - абордажный крюк, тройка - якорь, лежащий на боку!
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Да, да! Повсюду на нашем пути рассеяны тайные символы! Как там у Чапека? "О, шея лебедя! О, грудь! О, барабан! И эти палочки, трагедии знаменье!" У меня в гараже, кстати, стоит чудесный раритетный "роллс-ройс", презентованный за точность предсказаний фондом Сороса. Правда, изрядно поржавевший и, кажется, без мотора, поэтому на приколе.
МИХАЛЫЧ, выходя из оцепенелой задумчивости подползает на карачках за отброшенным не слишком далеко рубанком: Все мы, все мы здесь на вечном приколе, как баржи Аральского моря, и верблюды - корабли пустыни смачно плюют в наши заржавленные бока!
САН САНЫЧ, проходя обратно из кулисы в кулису, приветливо разводит руки и вдруг совершает ладонями резкий хлопок: Человек - это звучит прикольно! (Уходит игривым шагом, почти в пробежку)

Явление 2-е Те же и волонтёрки - дочь хозяина Хостела с позывным "Царевна" и её компаньонка Дуся, вводят под руки благообразно-грузную старушку Варвару Варваровну с пыльным несессером подмышкой и попугаем Флинтом на плече. Сан Саныч в кулисах с одесской натугой в голосе слегка заплетающимся языком перепевает первый куплет песни "7-40"

ЦАРЕВНА, деловито: Так, Дуся, пропустить новоприбывших по обычной программе: обработать обоих дустом, сканировать, чипировать, ксерокопировать, занести в амбарную книгу. К обитателям Хостела: Принимайте пополнение, убогие! Наш Хостел выходит теперь на международный уровень: эта умная птица знает сорок языков и хоть чему-нибудь да выучит вашу тоскливую безнадёжность!
САН САНЫЧ (пробегая сквозь сцену мелким бесом и ловко уворачиваясь от тяжёлой руки Дуси) Человек с попугаем - это звучит обнадёживающе!
ДУСЯ, добродушно: Мало я на тебя, оглашенного, дусту сыпала! А дайте-ка занавес, закроемся на минутку на изгнание тараканов!

Занавес За тяжёлой бархатной тканью слышна суетливая возня, затравленные вскрики и возмущённые всплески

Действие 2-е
Явление 1-е
Те же без волонтёрок. В тех же декорациях лежит ближе к просцениуму бездыханный Карлик Феофан, прочие обитатели Хостела, включая новоприбывших, сидят амфитеатром на табуретах, синхронно склонив головы на сторону, вперив в пространство отчасти бессмысленные взгляды. Беседа течёт вяло и как бы механически-принуждённо. Заметно, что вывеска Хостела изрядно покривилась, похоже - в результате происшедшей борьбы
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: А я ведь предсказала ему, что на ужине он вновь поперхнётся макаронами... Нет, всё-таки это не мой профессиональный прокол, это результат вторжения в нашу жизнь непреодолимых обстоятельств!
МИХАЛЫЧ: Зато на деревянном погонаже экономия - раз, одним болтуном меньше - два! Как всегда, двойной профит!
ВАРВАРА ВАРВАРОВНА, подаёт голос, прикладывая натруженную ладошку к уху: А? Какой лафит? Тут и выпить дают?
МИХАЛЫЧ: Да уж на молоко за вредность не надейтесь!
ВАРВАРА ВАРВАРОВНА: Чего заволокло? Поверженных индейцев?
МАДАМ ЭЛЕОНОРА, в сторону: Вот глухня! Явно не мой клиент!
ВАРВАРА ВАРВАРОВНА, не обращая внимания на внешнее, продолжает неспешный монолог: Моему попугаю довелось как раз видеть нечто подобное. Прежде он принадлежал известному морскому разбойнику, Оливеру Левассёру, казнённому 17 июля 1730 года. Мне-то он достался уже в почтенном возрасте - то ли родители подарили птицу на моё рождение, то ли меня подарили попугаю на его двухсотлетний юбилей, так до сих пор и не пойму, а документы об этом событии затерялись. Кормлю вот, кормлю его уже больше семидесяти лет, а от него - никакого толку! Редкий случай склероза: Левассёр выучил попугая произносить слово "золото" на сорока языках, а место, где спрятаны сокровища, заставил затвердить на сорок первом языке - индейцев кечуа. И вот как раз этот-то язык скверный попугай внезапно позабыл. Окаянная амнезия!
МИХАЛЫЧ: Да, я вот тоже из школьного курса географии помню на карте один грузинский город Мингечаур и то, что возле него добывают полезные ископаемые - то ли уголь, то ли нефть.
МАДАМ ЭЛЕОНОРА, заинтересованно: И в чём же причина такой избирательности?
МИХАЛЫЧ, любовно поглаживая рубанок: Я за него, окромя труда, пения и физкультуры, единственную "четвёрку" получил, так что дома мне даже скуренную втихаря папашкину пачку "Казбека" на радостях простили! И ведь думали: вырасту - стану депутатом. А оно вон как вышло!
САН САНЫЧ, привставая с места в полупоклоне: Депутат - это звучит... Вновь присаживается, разводя руками, не подобрав нужного слова. Смотрит в сторону Карлика Феофана, сплёвывает в противоположную: "Эх! Испортил песню, дурак!"
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: Ну вот, наконец! Первая грамотно затверженная реплика старинной роли! Я ведь по природе театралка...
САН САНЫЧ: Покорнейше благодарю за комплимент, достопочтенная Терпсихора Мельпоменовна! Вот ведь и мою памятливость оценили!

Явление 2
Входят, предотвращая драку между гадалкой и актёром, волнотёрки "Царевна" и Дуся, очевидно, подслушивавшие разговор в смежном помещении
ЦАРЕВНА, указывая на Феофана: Так! Это - унести! Указывая на попугая: Этого допросить с пристрастием! Обращаясь к Дусе: Дуся! Ты бывала в Кечуанленде?
ДУСЯ: Не! А вот в Диснейленде бывала! Как-нибудь разберёмся! (хватает попугая)
ПОПУГАЙ ФЛИНТ истошно вопит: Оптимизация! Реновация! Франчайзинг!
МАДАМ ЭЛЕОНОРА: И где это он этаких вульгарностей понабрался? Явно не от благородного пирата Левассёра!
Михалыч и Сан Саныч, понукаемые "Царевной", уносят в кулисы Карлика Феофана
САН САНЫЧ, в сторону гадалки: Вот так, достоуважаемая Эсмеральда Мейерхольдовна! Если мы не уносим ноги - уносят нас...

Занавес За занавесом слышится революцьонная песня, исполняемая в возвышенном стиле швондеровского домкома: "Мы са-а-ами копа-а-а-али могилу свою, пред нами губо-о-окая я-а-аама!"

Действие 3-е, заключительное
Явление 1-е Улица. Фонарь, аптека. Похоже, по освещению, что ночь. Варвара Варваровна стоит посреди сцены твёрдо, напоминая главную героиню произведения Горького "Мать". Она лишена прежних атрибутов - несессера и попугая, похоже, что и того, и другого - насильственно. Во всей её фигуре просматривается некая величественная всклокоченность
ВАРВАРА ВАРВАРОВНА: Что ж... Оптимизировали и меня... Но нет худа без добра: теперь, без попугая, я одинока, и имею полное право выходить, протестуя против произвола, в одиночный не согласованный ни с кем пикет! Гордо вскидывает голову

Явление 2-е Из кулисы появляется Сан Саныч, на цыпочках пробегает вблизи задника сцены
САН САНЫЧ, голосом, набирающим силу от звука к звуку: Человек - это звучит оптимально оптимистично!

Раздаётся торжествующее восклицание "Царевны" из-за кулис: Ага! Дуся! Похоже, они заодно! Проверь: если между ними меньше двадцати пяти метров - схватить и отформатировать!

Занавес За тяжёлой бархатной тканью звучит "Реквием" Моцарта
Опубликовано: 22/08/20, 22:35 | Последнее редактирование: Владимир_Алексеев 23/08/20, 10:08 | Просмотров: 122 | Комментариев: 4
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Дом, в котором... :)
Ветровоск  (31/08/20 02:34)    


Я, наверное, слишком традиционных взглядов на театральное искусство, и потому не могу уловить глубинный смысл, заложенный в Вашу пьесу.
"Интертекстуальность" немного объясняет её построение, но не добавляет (для меня!) понимание её.
Пелагея  (23/08/20 16:46)    


После некоторого раздумия и неоднократного прочтения)
Может быть, это "люди на дне" нынешнего дня? Не нашедшие или потерявшие своё место в настоящем, живущие в дурмане бесчисленных шоу и обмана?
Пелагея  (23/08/20 17:53)    


Гениально!
Владимир_Алексеев  (23/08/20 21:43)    

Рубрики
Рассказы [986]
Миниатюры [868]
Обзоры [1308]
Статьи [360]
Эссе [172]
Критика [88]
Сказки [172]
Байки [47]
Сатира [48]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [60]
Документальная проза [62]
Эпистолы [10]
Новеллы [63]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [132]
Мистика [19]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [257]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [27]
Литературные игры [32]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1600]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [82]
Анонсы и новости [105]
Объявления [76]
Литературные манифесты [243]
Проза без рубрики [408]
Проза пользователей [125]