Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Медальон с лунным камнем. Глава 16, Глава 17. (18+)
Мистика
Автор: Кот-бродяга
Глава 16. Шанс

Едва Миэл скрылся в дверях, Натаниэль вскочила на ноги и прямо в халате бросилась на улицу. Всё, что она успела понять, — это то, что Лайла умерла, а Сандал больше себя не контролирует. Куда он пошёл, девушка не знала, но чувствовала, что в таком состоянии парень способен на всё. Что с ним может случиться что-то ужасное и непоправимое. Поэтому его нужно остановить. Пока ещё не поздно…
Слёзы от потери подруги и от страха за Сандала застилали глаза, пока Ната в отчаянии искала его на тёмной улице. Пробежав между домами, девушка наконец увидела парня. Сандал стоял на вершине небольшого холма, и его взгляд, устремлённый на расположенный вдалеке дом Афаэла, пылал неистовым огнём ненависти.
— Сандал! — Ната бросилась к нему и прежде, чем ангел взлетел, вцепилась в его руку. — Сандал, остановись! Не надо, прошу тебя! Афаэл тебя убьёт!
Теперь она знала, куда он собрался. И по окаменевшему лицу парня поняла, что он не остановится. Изо всех сил вцепившись в его руку, девушка буквально повисла на ней, пытаясь его удержать.
Со звуком выстрела огромные крылья вырвались из плена и загудели, встречая ветер. Крик Падшего, похожий на крик сотен чаек, пронёсся над деревней, эхом отразившись от спящих холмов. Ангел взлетел, стремительно набирая высоту. Ната судорожно вцепилась в его запястье и закричала, понимая, что не сможет удержаться. Она звала Сандала, но парень, полностью поглощенный охватившим его безумием, даже не слышал. Раздражённый помехой в лице девушки и поддавшийся внутреннему инстинкту, он зарычал и, стряхнув её с руки, продолжил полёт. Ната завизжала от ужаса и камнем полетела вниз. Ещё мгновение, и она бы в точности повторила судьбу Лайлы, если бы не Беллор, который подхватил её за несколько метров от поверхности. Плавно опустив полумёртвую от пережитого страха девушку на землю, он стрелой взмыл в небеса и понёсся вдогонку за обезумевшим Сандалом.
Нагнав юношу почти над домом старосты, Беллор обрушился на него сверху, словно орёл на кролика. Привычным молниеносным движением взялся за переборки крыльев с намерением их переломать, но вдруг передумал. Бросив крылья, он схватил Сандала за волосы и резко откинул его голову назад. Второй рукой вцепился в горло и начал медленно сжимать. Сандал задёргался, пытаясь отцепить его руку, но пальцы Беллора держали горло мёртвой хваткой. Зашипев, блондин выпустил когти, и из шеи парня фонтаном брызнула кровь. Несколько секунд Сандал кувыркался в воздухе, пытаясь сбросить с себя Падшего, но тот с невероятной ловкостью удерживал равновесие, при этом всё сильнее сдавливая парню горло. Лицо юноши посинело, глаза закатились, и он, захрипев, судорожно забил крыльями. Убедившись, что противник сломлен и больше не в силах оказывать сопротивления, Беллор убрал когти и, чуть ослабив хватку, спланировал вместе с ним на землю. Швырнув обессилившего парня на траву, блондин стряхнул с одежды окровавленный серый пух и замер, дожидаясь, пока Сандал встанет на ноги.
Прошло не меньше двух минут прежде, чем Сандал снова смог свободно дышать. Цвет его лица до сих пор был синеватым, из глубоких порезов на шее струилась кровь. Инстинктивно парень поднял руку, ощупывая раны. От них до сонной артерии оставалась пара миллиметров. Наблюдая за его действиями, Беллор криво усмехнулся.
— Нет, я не промахнулся, — предупреждая мысли юноши, блондин невозмутимо качнул головой. — Я вообще никогда не промахиваюсь, Сандал, и ты ещё не раз в этом убедишься…
Тут в голове Сандала что-то взорвалось, и из глаз посыпались искры. Он отлетел на несколько метров назад и врезался в дерево раньше, чем понял, что Беллор нанёс удар. Потом что-то похожее на кувалду угодило в челюсть под ухом, тут же погасив последние огоньки в окружающей их ночной тьме, а заодно и в сознании парня.
***

Первое, что увидел Сандал, открыв глаза, — это холодный взгляд фиалковых глаз Беллора. Блондин стоял рядом с диваном, на котором непонятным образом очутился парень. И, судя по светло-лимонной обивке, это был диван, находившийся в гостиной Натаниэль. Сама девушка обеспокоенно выглядывала из-за спины Падшего.
— Очухался? — прищурившись, поинтересовался Беллор, наблюдая, как юноша медленно поднимается с дивана. — Мозги встали на место или ещё полечить?
— Бабушку свою полечи! — процедил Сандал, сверкнув глазами. — Что ты вообще здесь делаешь?!
— Вообще-то я тебя сюда приволок…
— Я тебя не просил! — парень машинально потёр шею, раны на которой кто-то заботливо заклеил бактерицидным пластырем. По всей видимости — Натаниэль. — И можешь не ждать моей благодарности!
— Сандал, — Беллор вздохнул, усаживаясь на освободившийся диван и задумчиво рассматривая юношу. — Если ты думаешь, что своей щенячьей бравадой ты что-нибудь кому-то докажешь, то не надейся. Тебе некуда деваться, пойми. И, бунтуя против правил, ты лишь настроишь клан против себя.
— Правил? — прошипел парень, едва не бросившись на Падшего. — Правил, которые позволили тебе и другим грязным тварям изнасиловать мою сестру?!
— Тварям, говоришь? — зрачки Беллора сузились и заледенели. — А ты сам-то кто? — прошипел он с угрозой. — Ты сам — настоящая, мерзкая и грязная тварь, Сандал! Ты обвиняешь нас, а сам сегодня едва не убил невинную девочку, которая лишь пыталась тебе помочь! Едва не погубил последнего ангела с чистой кровью!
— Зато она бы вам не досталась!
Беллор покачал головой и снова вздохнул.
— Знаешь, — уже спокойней заговорил он, — мне плевать, что ты думаешь, Сандал. Человеческая мораль, которая застряла в твоей голове, Падших не касается. У нас она другая и заключается в том, что самки ангелов появляются на свет для того, чтобы продолжить род. А ангелы мужского пола заботятся обо всём остальном. И если бы твоя сестра не получила от Касиэры ген Свободной воли, она воспринимала бы оплодотворение как нечто естественное, подходящее её природе. Она бы родила нам детей и стала здесь королевой. Её бы все оберегали, лелеяли и уважали. Она бы делала, что хотела — ей никто не смел бы возразить. Ты пока не знаешь, но самке с чистой кровью после рождения детей даны почти абсолютная свобода и власть. Лайле оставалось лишь потерпеть несколько дней, и весь этот кошмар бы закончился.
— Закончился, а через тринадцать месяцев начался снова? — фыркнул от злости Сандал.
— Да, потому что продолжение рода — главное предназначение женщины. Ты же не лезешь учить людей, как им продолжать свой род? Ты не навязываешь свою мораль зверям и птицам? Так почему ты считаешь себя вправе указывать ангелам, как им размножаться? Давай сейчас спросим у Натаниэль, чего она хочет? — Беллор усмехнулся и, прищурившись, взглянул на девушку. Потом встал и направился к ней.
— Не приближайся! — рявкнул Сандал, тут же оказавшись между Падшим и Натаниэль.
— Ну, прямо герой! — блондин насмешливо фыркнул. — Наверное, приятно строить из себя рыцаря, если знаешь, что даме твоего сердца ничего не грозит, да? Отойди, Сандал. Старшему ангелу не пристало строить из себя шута.
Парень побелел от гнева, но не нашёл, что возразить. Не слишком охотно, но он всё же пропустил блондина, позволяя тому приблизиться к девушке.
Беллор подошёл к Натаниэль, и его взгляд мгновенно посерьёзнел. Несколько секунд он открыто рассматривал девушку. Затем увидел медальон, висевший на её шее.
— Знаешь, что это? — тихо спросил ангел, вновь переводя взгляд на её лицо.
— Да, — Натаниэль храбро кивнула, хотя от близости Падшего ей было не по себе. — Это — Рамистар.
— Сандал сказал тебе, для чего он нужен?
— Нет, но…
— Он нужен, чтобы Падшие ангелы не смогли к тебе прикоснуться, — перебил Беллор. — А ещё он служит пропуском в Рай. Или в Ад, — добавил он как бы между прочим. — Уже знаешь, что ты — Светлый ангел?
Девушка не ответила. Она побледнела, потом неопределённо кивнула.
— Тогда, разумеется, ты в курсе, что до тех пор, пока на тебе Рамистар, твои крылья не вырастут и ты не сможешь летать?
— Не слушай его, Ната! — тут же встрял Сандал. — Если снимешь Рамистар, они до тебя доберутся!
Беллор как-то странно усмехнулся и, покачав головой, снова вздохнул. Потом уже холодно посмотрел в глаза девушке.
— Лучше не строй напрасных иллюзий и не слушай Сандала, Ната, — негромко посоветовал он. — Этот мальчик тебя не защитит. Как и этот камень… Ты — ангел. Ты — самка. У тебя чистая кровь. Неужели ты думаешь, что мы не найдём способа получить то, что нам нужно?
— Если бы это было так просто, вы бы давно меня получили, — преодолев испуг, с вызовом откликнулась девушка. — И, насколько мне известно, Светлые ангелы уже однажды надрали вам задницу!
— Потрясающе! — вопреки ожиданиям вместо ярости в фиалковых глазах блондина вспыхнул восторг, и он рассмеялся. — Узнаю истинного Светлого! Как давно я их не встречал! — он чуть склонился над Натаниэль, и его лицо оказалось совсем близко. — Я буду очень нежен с тобой, обещаю! — тихо шепнул он, приблизив губы к её уху. — Тебе нечего будет бояться, когда ты окажешься в моих руках! — заговорщицки пообещал он.
Ната побледнела и отпрянула, а Беллор опять рассмеялся.
— Ты похожа на Ориэля, — с ухмылкой бросил он, в последний раз пробежав по ней оценивающим взглядом. — У твоей матери был неплохой вкус, — с этими словами Беллор развернулся и исчез в дверях.
***

— Ната, — решился окликнуть девушку Сандал, потому что с момента ухода Беллора она не произнесла ни слова, только задумчиво мерила шагами комнату. — Ната, ты прости меня за то, что произошло, ладно? — с неожиданным смущением попросил парень. — На самом деле я не хотел этого. Просто крыша поехала от… — он недоговорил, стиснув зубы от боли.
— Я не сержусь, — блондинка покачала головой, даже не посмотрев в его сторону. — И дело не в этом, Сандал.
— А в чём?
— В том, что я, чёрт возьми, хочу знать, что происходит! — с неожиданным напором и злостью выдохнула девушка. — Что это вообще было?! Что сделали с Лайлой?! Что сделали с тобой?! При чём тут Касиэра и какой-то там Ориэль?! И, если я — дурацкий Светлый ангел, то как здесь оказалась? И вообще, почему я здесь? Меня что, из Рая попёрли, или это какой-то грёбаный замысел свыше, чтобы я помогла вам наплодить кучу маленьких демонов?
— Ната, я…
— Только не говори, что не в курсе! — рявкнула девушка, отворачиваясь к окну, чтобы парень не увидел, как от негодования дрожат её губы. — Ты и раньше всё знал, но молчал! Ты мог бы предупредить или хотя бы намекнуть! Я бы уехала! А теперь…
— Ты не смогла бы уехать, — перебил Сандал, и его взгляд потемнел. — Они бы тебя не выпустили… И ты не права, когда обвиняешь меня в молчании. Я тоже ничего не знал, Ната, пока не подслушал разговор на Сборе общины. Это было месяц назад, когда ничего уже нельзя было изменить. Я переродился за три дня до того, как мне исполнилось восемнадцать. Афаэл сразу же посадил меня на цепь, и его подручные стали выкачивать мою кровь. Очень много крови… Она нужна была для церемонии, на которой Лайлу… — парень запнулся и сглотнул. — Оплодотворяли… — совсем тихо, с отвращением произнёс он. — В ней участвуют тринадцать ангелов, каждый из которых оставляет в самке своё семя. Прости… — Сандал замолчал, заметив, как Ната побледнела. — В общем, они проделали это с Лайлой, а меня использовали в качестве донора крови для неё. Потом хотели, чтобы Беллор сжёг мне крылья, но, похоже, передумали. Я не нужен общине, Ната. У меня характеристики Свободной Воли, а таких ангелов убивают при рождении. Меня оставляли в живых только ради Лайлы.
— А почему Беллор сказал, что в твоей особенности виновата Касиэра?
— Она — моя мать.
— Как мать? — девушка была ошеломлена. — Почему тогда она сама вас не воспитывала, а отдала этому чудовищу?!
— У Падших детей воспитывают отцы, Ната, — Сандал угрюмо вздохнул. — Женщины их только рожают.
— Весело, — протянула девушка, став ещё серьёзней. Потом спросила: — А что за Ориэль такой? Тебе известно о нём что-нибудь?
— Нет.
— Послушай, — Натаниэль немного смягчилась и присела рядом с парнем на краешек дивана. — Я так и не поняла… Лайла, она…
— Она упала, — Сандал опустил голову и закрыл глаза. — Не смогла этого пережить… У неё тоже была Свободная воля… Лайла взлетела и… сложила крылья.
— Прости! — пискнула девушка, беря его за руку, а другой — растирая слёзы по щекам. — Мне так жаль, Сандал! Так жаль бедную Лайлу! И тебя тоже!
— Глупая ты, Ната! — с досадой заметил парень, обняв рыдающую девушку и прижав к себе. — Меня-то что жалеть? Лучше подумай, как теперь себя спасать. Они ведь не шутят.
— Они ничего не сделают, пока на мне Рамистар! — всхлипнула Натаниэль.
Сандал неожиданно оцепенел, затем резко отстранил Нату от себя и уставился на камень на её груди.
— Что? — не выдержала блондинка, заметив, как помертвело его лицо.
— Рамистар! — выдохнул парень, сверля взглядом камень. — Я больше его не чувствую! — он потянулся к цепочке и, помедлив, осторожно прикоснулся к оправе. — Твою мать! — вырвалось у него с такой яростью, что Ната подскочила. Сандал сжал в пальцах камень, затем застонал и закрыл руками лицо. Почти минуту сидел так не шевелясь.
— Что происходит? — от внезапно нахлынувшего предчувствия у девушки пересохло во рту.
— Миэл — тварь! — прорычал Сандал, задрожав от ненависти. — Так вот что он с тобой сделал!
— Я… Я не понимаю… Объясни, наконец!
— Тогда, на стадионе!.. Он заставил тебя снять Рамистар! А Афаэл и Армисаэль поменяли его на другой! Ты понимаешь, что это значит, Ната?! Ты больше не защищена!
— Но Миэл не мог этого сделать, ведь он… — Натаниэль замолчала, побелев, как полотно. Внезапно она вспомнила голос, который настойчиво приказывал ей снять медальон. И лицо Миэла, искаженное злорадной, торжествующей улыбкой…
***

Сандал сидел на диване. Ната, свернувшись калачиком, лежала рядом, положив голову ему на колени. Они проговорили весь вечер, но так и не придумали ничего, что смогло бы защитить девушку от Падших.
Утомлённая разговорами и переживаниями прошедшего дня, Натаниэль почти засыпала, когда в двери дома вновь раздался стук. Он был совсем тихим, осторожным, как будто кто-то боялся привлечь лишнее внимание.
Сандал тут же подскочил, и прежде, чем Натаниэль очнулась от дрёмы, уже оказался у дверей. Немного поколебавшись, он повернул щеколду замка, и девушка слегка оторопела, увидев на пороге бывшего водителя школьного автобуса — Муриэля.
Вид у того был очень потрёпанный: грязная, местами порванная одежда выглядела неопрятно и отталкивающе. Обувь поизносилась, потрескалась и прохудилась. Спутанные и давно нечесаные волосы падали сосульками на лицо водителя, кое-где сбившись в колтуны. Куртка, вся мятая, висела на нём мешком из-за того, что Муриэль сильно исхудал.
— Пропусти, Сандал! Нужно поговорить… — быстро произнёс он, нервно озираясь по сторонам.
Парень помедлил, но всё же шагнул в сторону, пропуская водителя в дом. Муриэль вошёл и, оглядевшись, посмотрел на Натаниэль, потом на медальон у неё на шее. Ни слова не говоря, он быстро приблизился и протянул руку к камню, но прежде, чем успел до него дотронуться, Сандал схватил его за запястье и зарычал.
— Это не её Рамистар! — в ответ прошипел Муриэль, но парень всё равно оттолкнул его прочь.
— Говори, зачем пришёл, или убирайся! — рявкнул Сандал, загораживая собой девушку.
— Не кричи! — Муриэль нервно озирался. — Если они узнают, что я был здесь, меня прикончат!
— Я тебя сам сейчас прикончу, если не уберёшься!
Падший злобно сузил зрачки, но всё же отошёл назад.
— У меня к вам предложение, — помедлив ещё немного, водитель всё же продолжил. — Я научу вас, как защититься от Афаэла и покончить с ним. Я даже помогу вам, но за это вы возьмёте меня с собой, дадите одежду и еду. Кроме того, вы отдадите мне камень, что сейчас висит на шее у Светлой… Согласны? — и он нетерпеливо переступил с ноги на ногу.
— Сначала ответь: куда мы должны тебя взять? — Сандал прищурился.
— Туда, куда я вас поведу, — Муриэль загадочно усмехнулся. — Вы же хотите отомстить за Лайлу и наказать Старших? Хотите избежать той участи, что вам уготовили?
— А почему ты этого хочешь?
— У меня к ним должок, — глаза Муриэля загорелись ненавистью. — Кроме того, одному без крыльев мне не выжить среди Жерхов. Они преследуют меня и днём, и ночью. Не дают ни есть, ни спать. Я не могу укрыться от них ни на земле, ни на деревьях, потому что чёртовы вороны меня караулят! У меня полно причин, чтобы отплатить Старшим той же монетой! Особенно твоему папаше! — Муриэль взглянул в глаза юноши.
— А зачем тебе медальон, если ты знаешь, что это не Рамистар?
— А это не ваше дело! — прошипел водитель, вновь замерев и к чему-то прислушиваясь. — Так вы согласны на мои условия? Я не могу здесь больше находиться!
— Мы отдадим тебе медальон, как только ты выполнишь свою часть сделки, — подумав, кивнул Сандал. — На остальные твои условия мы согласны.
— Медальон мне нужен сейчас! — Муриэль даже зарычал от досады.
— Я сказал: получишь его после того, как Натаниэль окажется в безопасности, а я смогу наказать Афаэла! — упрямо повторил Сандал. — Если тебя это не устраивает, можешь катиться назад к своим лесным друзьям!
— Я из-за вас, щенки, там и оказался! — водитель чуть не бросился на парня, но вовремя опомнился. Минуту он обдумывал ситуацию, потом всё же кивнул: — Ладно. Я приду завтра ночью, а вы пока собирайтесь в дорогу. Возьмите еду, воду и тёплые вещи. Взлетать нельзя: сразу учуют и отловят. Пойдём пешком через леса. Куда и зачем, скажу завтра. Сейчас дайте мне еды, и я пойду. Скоро уже рассвет.
— Ната, дай ему что-нибудь из еды, — попросил Сандал, кивнув блондинке в сторону кухни. Она ушла, и тогда парень вновь обернулся к гостю.
— Учти, Муриэль: если ты заодно с Афаэлом…
— Я сам по себе, Сандал, — мрачно перебил Падший. — И помощь Афаэлу не заставит мои крылья расти быстрей. Он опозорил меня перед всем родом, и я не намерен этого прощать.
— А зачем ты помогаешь нам?
— У нас с вами только один шанс, чтобы выжить и отомстить! И нужно его использовать, пока не поздно.
— Хорошо, договорились, — кивнул Сандал.
— И скажи Светлой, чтобы пока медальон не снимала! — предупредил Муриэль, забрав свёрток с котлетами и хлебом. — Если у неё распустятся крылья, Падшие учуют её за сотни километров! — и он, больше не оглядываясь, исчез в дверях.
Глава 17. Бегство

Едва проснувшись утром после минувшего тяжёлого дня, Натаниэль и Сандал принялись за дела. Девушка вынула из холодильника все продукты и пыталась их упаковать, а парень собирал подходящие вещи, тщательно укладывая их в старый потрёпанный рюкзак, который они отыскали в кладовке. Там же нашлась небольшая палатка и несколько пыльных спальных мешков.
Ребята работали молча, лишь иногда перебрасывались короткими фразами, чтобы что-то уточнить или посоветоваться. Ближе к вечеру Натаниэль позвала Сандала на кухню, чтобы его накормить. Продукты, которые не подлежали хранению, решено было съесть сразу или выбросить.
— Сандал, — окликнула Ната, когда, навернув по несколько бутербродов, они принялись за кофе. — Ты доверяешь Муриэлю?
— Нет, — парень нахмурился, качнув головой.
— А что с ним случилось, ты знаешь?
— Ему на Сборе крылья обрубили. За то, что он позволил нам шататься по лесу тогда, помнишь?
Натаниэль побледнела и даже отставила чашку с кофе.
— И кто это сделал? Афаэл?
— Нет. Беллор. Он у них вроде палача… Его все в общине побаиваются.
— А ты заметил, что и Муриэль, и Беллор как-то странно реагировали на этот медальон? — помолчав, девушка кивнула на лунный камень. — Если это не Рамистар, то что это, как ты думаешь?
— Не знаю, Ната, — Сандал с досадой покачал головой. — Но в одном Муриэль, к сожалению, прав: если этот камень сдерживает твоё перерождение — придётся тебе его носить.
— Почему? Вдруг он опасен?
— Может, и опасен, — парень взглянул на медальон и задумчиво кивнул. — Но для тебя будет гораздо опасней сейчас переродиться. Как только появятся твои крылья, всё в тебе изменится. Ты начнёшь ощущать и чувствовать то, что раньше было недоступно, а твоё тело будет источать совсем другой запах, который привлечёт к тебе всех Падших мужского пола…
— То есть я буду пахнуть, как сука во время течки?! — вспыхнула Ната.
Юноша хмыкнул, потом посерьёзнел и покачал головой.
— Нет, — совсем тихо отозвался он. — Гораздо сильней… — Сандал посмотрел на девушку, и в его взгляде сейчас было нечто, от чего у Наты невольно сбилось дыхание. Несколько секунд они смотрели друг на друга, потом Сандал резко отвернулся. Он встал из-за стола и пошёл мыть посуду. При этом блондинка заметила, что его руки слегка дрожат.
— Ты поэтому не хочешь, чтобы я к тебе прикасалась? — нахмурилась девушка.
— Я ведь перерождённый, Ната, — глухо признался Сандал, чуть не выронив из рук тарелку. — У меня крыша может поехать от твоих прикосновений. И вообще, лучше нам закончить этот разговор, — почти грубо оборвал он, поспешно распихивая посуду по местам.
— А если я хочу, чтобы у тебя крыша поехала? — неожиданно спросила девушка, тоже поднимаясь из-за стола и медленно подходя к нему. Парень замер, продолжая стоять к ней спиной. Потом побледнел и стиснул зубы. — Сандал, — Ната тронула его за плечо и почувствовала, как он вздрогнул. — Мне не нужны крылья, чтобы понять, чего я хочу…
— И чего же ты хочешь? — его голос прозвучал ровно и немного зло. Он всё ещё не оборачивался.
— Я хочу рожать детей любимому человеку, а не стае чокнутых ангелов… — Ната прижалась щекой к его спине и, прикрыв глаза, погладила по плечу.
— Ты была права: тебе всё-таки нужно к психиатру! — Сандал вдруг обернулся и резко её оттолкнул. Его глаза сверкали беспомощной яростью, и их стремительно заполняла чернота.
— По-твоему, лучше, если это будут они?! — взорвалась Натаниэль, покраснев от негодования. — Ты ведь тоже, кажется, Старший, да?!
— Перестань! — рявкнул парень, потом шагнул к ней и, обняв, прижал к себе. — Ну, что ты творишь, Ната? — тихо попенял он, осторожно гладя её по волосам. — Ты хоть понимаешь, к чему меня подталкиваешь? И на что соглашаешься? Ты хочешь, чтобы я стал тем, кто поможет тебе «упасть»? Кто осквернит твою душу и тело, превратив в лёгкую добычу для остальных?
— Я — ещё не ангел, и ты не можешь меня осквернить, — она прижалась к его груди точно так же, как тогда во сне. Потом точно также подняла голову, чтобы увидеть его лицо.
— Зато я — ангел! — процедил парень, и его глаза угрожающе вспыхнули. — Падший ангел, Ната!.. Я — мерзкая, грязная тварь, место которой в Аду, а вовсе не тот Сандал, которого ты знала!
— Тогда и иди к чёрту в свой Ад! — в сердцах выдохнула девушка и, высвободившись из его рук, убежала в комнату.
Сандал не пошёл за ней. Он вернулся за стол и, облокотившись о него локтями, устало закрыл глаза.
— Прости, — услышал он через несколько минут тихий голос девушки. — Не знаю, что на меня нашло…
— Всё хорошо, Ната. Это ты меня прости…
— Как думаешь, у нас есть шанс?.. Чтобы спастись?.. Только честно…
— У нас есть шанс, чтобы попытаться, — Сандал грустно улыбнулся. — Значит, мы попытаемся.
— Спасибо.
— За что?
— За то, что не бросил меня одну… И за то, что рассказал мне правду. Я ведь действительно думала, что схожу с ума.
— Тебе надо отдохнуть, — Сандал пробежал по ней взглядом и улыбнулся. — Иди, поспи, Ната. Нам всю ночь придётся идти.
Она кивнула, и устало побрела в комнату.
***

— Что скажешь, Армисаэль? — Тадиэль лениво наблюдал, как доктор осматривает Марту, которая в горячечном бреду лежала на кровати. — Её можно вылечить?
Армисаэль пожал плечами, потом разорвал на груди пленницы рубашку и по очереди двумя пальцами сжал ей соски, из которых проступили капельки молока. Обмакнув в них палец, доктор слизнул молоко и поморщился.
— Её можно вылечить, — хмыкнул он, кладя ладонь на лицо женщины и крепко зажимая ей нос и рот. — Только зачем? Молоко у неё почти пропало, так что не вижу смысла…
Он держал ладонь до тех пор, пока тело Марты, подёргавшись минуту в смертельных конвульсиях, полностью не обмякло.
— Найди другую кормилицу для дочки Табриса, Тадиэль, — невозмутимо приказал доктор, вытирая руки полотенцем, висевшим на спинке кровати. — На этот раз можно обойтись без близнецов. Так что возьми ту, что поздоровей. У Софии после твоих обрядов просто зверский аппетит, — он ухмыльнулся. — Да, и прикажи Младшим отнести труп в лес, а я скажу Миэлу, чтобы пришёл и всё здесь продезинфицировал.
— Хорошо, Армисаэль. Я уже сегодня кого-нибудь подберу.
— Только вернись до полуночи, а то на Сбор опоздаешь. Старшие из других поселений потребовали от Афаэла объяснений по поводу того, что случилось с Лайлой. Многие недовольны. Некоторые даже грозятся пересмотреть кандидатуру Афаэла как правителя Падших. В общем, мы должны быть настороже, чтобы не допустить бунта.
— Не волнуйся, я буду вовремя, — Тадиэль серьёзно кивнул. — А если что, Беллор быстро их пыл охладит.
Они вышли из дома и направились к машине, стоявшей у ворот.
— Жаль, я не видел, как он грохнул Хемаха, — продолжил Армисаэль с откровенной досадой. — Говорят, он его пополам разделил?
— Как по линеечке разрезал, — Тадиэль кивнул.
— Непонятно только, почему Беллор встал на сторону Афаэла в этом вопросе, ведь он, как никто, был заинтересован в том, чтобы Лайла родила.
— Почему?
— Беллор редко принимает участие в церемонии: он слишком избирателен, — негромко пояснил доктор. — Человеческих самок не признаёт, нефилимов презирает. Он вырастил нескольких детей, но то были мальчики. Блондин мечтает о чистокровной дочери, и чтобы непременно была такой же светленькой, как он. Это стало его навязчивой идеей.
— Что ж, теперь ясно, почему он взялся защищать Афаэла, — Тадиэль помрачнел. — Блондин выторговал у него Натаниэль.
— Да, наверное, — Армисаэль неопределённо повёл плечами. — Беллор — тёмная лошадка. Но одно совершенно точно можно сказать: с ним лучше не связываться. А то, что он решился взяться за Светлую, даже хорошо. Если получится, нам же будет проще.
— А ты думаешь, может получиться?
— Почему нет? — Армисаэль загадочно прищурился. — Совсем скоро она сама этого захочет, вот увидишь…
Они сели в машину и вскоре уже катили по пыльной просёлочной дороге.
***

После полуночи раздался стук в дверь, и ребята впустили в дом запыхавшегося Муриэля.
— Вы готовы? — сразу спросил тот, едва переступив порог. — Если так, то надо идти: у нас мало времени.
Ребята полностью собрались, поэтому, подхватив рюкзак и повесив через плечо несколько сумок, не раздумывая вступили в ночь.
Шли молча, лишь изредка останавливаясь, чтобы прислушаться. Вокруг было удивительно тихо. Только раз Сандал засёк кого-то из Младших ангелов, патрулирующих небо где-то за просекой.
Войдя в лес, тут же поменяли направление и очень скоро свернули с нахоженной тропы в густую чащу, заросшую подлеском и заваленную валежником. Ната жалась ближе к Сандалу, потому что почти ничего не видела у себя под ногами. После того, как она два раза упала, споткнувшись о какой-то корень, парень взял её за руку и, придерживая, потянул за собой. Муриэль шагал чуть впереди, зорко высматривая Жерхов между деревьев.
Примерно через час пути на них неожиданно выскочил кролик с безумными красными глазами. Муриэль сразу же метнулся к Сандалу. Парень зашипел, и кролик удрал в чащу.
— Почему он не напал? — шёпотом спросила девушка, переводя дыхание от страха.
— Они не трогают тех, что с крыльями, — ответил за Сандала Муриэль. — Младшие демоны очень боятся ангелов. Поэтому рядом с Сандалом нам ничего не грозит.
Передохнув несколько минут и убедившись, что больше Жерхов поблизости нет, компания отправилась дальше.
— Странно, что до сих пор нас не хватились, — уже перед рассветом заметил парень, устанавливая под густыми лапами ели низкую брезентовую палатку. — Я думал, они сразу поднимут тревогу.
— Некому было поднимать, — пробурчал Муриэль, затаскивая один из спальных мешков под завесу густого кустарника. — Все Падшие на Сборе. Скоро разойдутся, тогда и начнётся.
— А ты откуда знаешь, что они на Сборе? — тут же насторожился Сандал.
— Я видел, как они в сторону бункера летели, — Муриэль крякнул, заползая в мешок. — А теперь давайте спать. И помалкивайте, если не хотите, чтобы нас обнаружили — мы ещё недалеко ушли.
— Ты так и не сказал, куда нас ведёшь.
— Вот дойдём до границы, там и скажу. А сейчас заткнулись и спать! И не шататься до ночи по лесу! — Муриэль застегнул мешок и, отвернувшись, засопел.
Ната влезла в палатку, но втиснуться в спальник не получилось. Оказалось, что там сломана молния, которая теперь намертво застряла и не желала двигаться. Тогда девушка бросила спальный мешок на пол, устроив из него что-то типа матраса, свернулась на нём калачиком и укрылась сверху тёплым свитером. Закрыла глаза и тут же провалилась в глубокий сон.
Сандал, по примеру Муриэля, тоже устроился под кустами, разложив спальник на куче сухих прошлогодних листьев.
***

Проснулась Натаниэль от завывания ветра и тяжёлых капель дождя, стучавших по крыше палатки барабанной дробью. Из-за плотных дождевых облаков было совершенно непонятно день сейчас или вечер. Кроме того, девушка так замёрзла, что её зубы отбивали дробь похлеще дождя.
— Ты чего не спишь? — послышался шёпот Сандала, и его голова просунулась в створки палатки. Лицо было мокрым, с волос капала вода.
— Я закоченела, — стуча зубами, выдохнула Ната, судорожно засовывая руки в рукава свитера. — Почему так х-х-х-холо-д-д-но?
— А почему ты не в мешке? — парень нахмурился и на четвереньках вполз в палатку. Взял спальник и, осмотрев, покачал головой. — Что же ты не сказала? — чуть слышно возмутился он и полез обратно на улицу. Спустя минуту возвратился вместе со своим спальным мешком. — Давай залезай, погрейся, — скомандовал Сандал. — Ты своим клацаньем зубов не только Жерхов, но и Падших всех распугала!
— Они были здесь?! — ахнула Ната, послушно забираясь в мешок, который чуть намок сверху, но внутри был сухим и всё ещё сохранял тепло юноши.
— Были, — парень кивнул, помогая ей улечься. — Два раза пролетали, но нас не заметили. Хорошо, что дождь такой сильный — им учуять нас тяжелей.
— А где Муриэль?
— Спит ещё.
— Ты знаешь, который час?
— Почти восемь вечера. Стемнеет ещё не скоро, но тучи нам в помощь. Думаю, часа через два, если ветер их не разгонит, сможем выходить.
— Есть очень хочется, — пожаловалась Ната, когда в её животе жалобно заурчало.
— Понимаю, — хмыкнул Сандал и, улыбнувшись, полез в сумки, стоявшие здесь же, в палатке.
Они с аппетитом набросились на бутерброды, и допили остатки горячего чая из термоса.
— Муриэль так и не сказал, куда мы идём? — разомлев от еды и наконец, согревшись, Натаниэль принялась укладывать остатки продуктов в сумку, отложив в сторону несколько бутербродов для их проводника.
— Нет, он что-то темнит, — парень сразу напрягся и помрачнел. — И мне это совсем не нравится. Наверное, зря мы ему доверились.
— Всё равно другого выхода у нас не было, — Натаниэль тихонько прикоснулась к его руке, успокаивая. Сандал кивнул, но на его лице так и остался отпечаток не проходящей тревоги…
***

Миэл уже четвёртую ночь подряд плёлся по лесу, утопая в жидкой грязи и раздирая одежду о колючие ветки кустарников. Оскальзываясь на мокрых корнях и траве, парень тихо шипел и ругался, проклиная Сандала, Муриэля и, разумеется, Беллора, который заставил его следить за беглецами. У нефилима был не такой острый запах, как у ангелов, и это качество всегда помогало ему подслушивать разговоры Падших, а сейчас успешно оставаться для них незамеченным. Время от времени парень останавливался и взлетал, чтобы острыми когтями оставить метку на вершине какого-нибудь дерева. Потом приземлялся и тащился дальше, не в силах противиться воле Старшего. Миэл насквозь промок, сильно замёрз и проголодался.
Чёртов дождь лил как из ведра, не прекращаясь ни на минуту уже который день подряд. Серые тучи до того разбухли и отяжелели, что боками задевали высокие сосны. Туман стелился плотным ковром, закрывая следы и перемешивая запахи. И если бы не запах самки, который так хорошо чувствовал перерождённый и который был знаком ему слишком давно, Миэл уже сто раз сбился бы с пути.
Сейчас нефилим сидел на жухлых прошлогодних листьях под густыми ветками кустарника и дремал, то и дело вздрагивая и поглядывая на небо. Сумерки быстро окутывали лес, поглощая и без того скупые лучики света. Значит, скоро ночь и вновь придётся тащиться по этому нескончаемому проклятому лесу, спотыкаясь о корни и проваливаясь в затопленные жидкой вонючей грязью прогалины. Этот белобрысый садист — Беллор — даже не сказал, куда они идут. Просто велел следовать за беглецами по пятам и не показываться на глаза никому, даже тем, кто будет их искать. Пригрозил натереть Миэла на тёрке, как морковку, если нефилим провалит поручение. И он это сделает — парень нисколько не сомневался…
***

После двух часов ходьбы по ночной лесной чаще Муриэль вдруг остановился и сделал знак ребятам, приказывая замереть.
— Мы почти у границы владений другой общины, — совсем тихо прошептал он, вглядываясь в непроницаемую мглу. — Здесь повсюду патрулируют Падшие. Ступайте бесшумно, если не хотите, чтобы нас услышали.
Несколько минут вся компания осторожно пробиралась сквозь внезапно поредевший лес, пока впереди смутным светлеющим пятном не обозначилась очередная просека. Муриэль снова замер и, словно потревоженный зверь, стал оглядываться по сторонам.
— Что? — не выдержал Сандал, тоже начав озираться.
— Там кто-то есть! — шепнул бескрылый, указывая в сторону.
Сандал настороженно прислушался, затем втянул носом воздух.
— Тебе показалось, — раздражённо прошептал он. — Идём!
— Я больше месяца бегал по лесу от Жерхов! — перекосившись от злости, прошипел Муриэль. — У меня инстинкт, как у зверя! И я говорю, что там кто-то есть, Сандал!
— Ладно, укройтесь в кустарнике, а я посмотрю, — согласился парень, кивнув спутникам в сторону густого подлеска.
Муриэль взял Нату за руку и потянул за собой, а Сандал, тенью прошмыгнув мимо, скрылся среди деревьев.
Выждав несколько минут, Муриэль неожиданно схватил девушку в охапку и, зажав ей рот, сорвал с шеи цепочку с Рамистаром. Потом отбросил Нату в сторону и кинулся к просеке. Издав напоследок оглушительный крик ангела, водитель перепрыгнул через несколько поваленных стволов и буквально растворился в воздухе.
Когда Сандал стремглав примчался к Натаниэль, в небесах уже слышался отчётливый звук хлопающих крыльев. Он доносился со всех сторон и быстро нарастал. Ната в ужасе прижалась к стволу ели, а Сандал загородил её собой, готовясь к смертельной схватке…
Опубликовано: 14/02/21, 11:58 | Просмотров: 35
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рубрики
Рассказы [1047]
Миниатюры [1010]
Обзоры [1370]
Статьи [392]
Эссе [182]
Критика [93]
Сказки [202]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [16]
Юмористическая проза [293]
Мемуары [80]
Документальная проза [91]
Эпистолы [19]
Новеллы [70]
Подражания [9]
Афоризмы [20]
Фантастика [140]
Мистика [38]
Ужасы [6]
Эротическая проза [4]
Галиматья [253]
Повести [262]
Романы [44]
Пьесы [33]
Прозаические переводы [4]
Конкурсы [25]
Литературные игры [36]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1744]
Тесты [12]
Диспуты и опросы [89]
Анонсы и новости [105]
Объявления [87]
Литературные манифесты [246]
Проза без рубрики [423]
Проза пользователей [124]