Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Сказки Ильменских гор. Часть вторая
Сказки
Автор: Александр_Кожейкин
Продолжение. Начало - Сказки Ильменских Гор. Часть первая.

Сражение в Золотой Долине

Путь лежал через город золотоискателей и мастеров к просторной долине реки Миасс. Вскоре они вышли на открытую местность – с восточной стороны показался Ильменский хребет, с запада виднелись далёкие отроги уральских гор.
Богата минералами и рудами уральская земля. Митрий слышал, что вначале здесь выплавляли медь, а потом в песке нашли и золото, которое мыли на реке. Счастливчикам попадались в лесу и самородки. И миасские прииски давали в казну по 50-60 пудов золота ежегодно.
Клубочек катился по берегу реки, а потом повернул на запад. Город оставался в стороне, и путешественники ехали дорогой, наслаждаясь величавым спокойствием речной долины. Вскоре они вступили под сень соснового леса.
Сокол парил над соснами, но вдруг снизился:
– Там, – Филипп махнул крылом, – беда – разбойники напали на обоз! Идёт бой.
– Сам погибай, а честного человека выручай! – Митрий стегнул коня, а сокол взмыл вверх и помчался, указывая направление.
За поворотом дороги они увидели, как трое солдат заняли круговую оборону, отражая натиск шестерых людей в черных полумасках. Один их обороняющихся уже лежал вниз лицом в луже крови, другой был ранен в левое плечо, но продолжал отражать удары рослого разбойника.
Именно этому солдату Филипп пришёл на помощь в первую очередь. Спикировав сверху, он с такой силой клюнул верзилу в темя, что опрокинул того на землю. А потом сокол взмыл вверх. Это позволило Митрию быстро метнуть копьё и пригвоздить нападавшего к земле. Камышовый кот тоже не оплошал, цапнул за ногу сзади одного нападавшего, отчего тот присел на землю. Потом налетел на другого разбойника, резко ударив лапой по злым глазам. Тот присел, а потом схватился за лицо и бежал в чащу леса. Кот не стал его преследовать.
В это время солдат успел прицелиться и выстрелить в другого нападающего. Бандит рухнул как подкошенный. Остальные разбойники, видя такой поворот событий, предпочли быстро скрыться.
– Благодарствую, добрый молодец, – поклонился Митрию старший, – выручили! А какие у тебя помощники, право.
Кот предпочёл поклониться, благоразумно не вступая в беседу. Сокол сел на ветку, перебирая перышки. Он так же не раскрывал способности говорить по-человечески, но внимательно наблюдал.
Митрий улыбнулся:
– Да, это мои верные друзья-товарищи.
– Не хуже доброй овчарки, – похвалил командир охранников, кивнув в сторону кота, – водятся в здешних лесах рыси, но чтобы так они воевали, не слыхал. Да и соколик твой – молодец.
Константин и Филипп приосанились – видно было, что похвала им приятна.
– Меня Иваном зовут, – представился командир, – сопровождаю обоз с золотом до Златоуста-города. Если бы не вы, перебили бы они нас всех.
– Это как пить дать, – вступил в разговор один из охранников, – а Степана вот уже не вернуть.
Он благодарно пожал руку Митрию:
– Меня Федотом зовут.
– Я Митрий, казак Оренбургского войска, – представился молодой воин.
– Куда путь держите?
– На Тургояк-озеро!
– Красивое место, – Иван мечтательно вздохнул, – хорошо там. Вам понравится. Рыбки половите…
– Надеюсь, – уклончиво сказал Митрий, не желая рассказывать о цели своей поездки и заветной сабле.
– В общем, так, – проговорил Иван, – я всё в точности доложу начальству. Пусть передадут наверх. Вам за помощь положена премия. Знаешь, сколь тут золотишка? Немало!
– Ничего мне не надобно, – улыбнулся молодой казак, – мы просто не могли поступить иначе. Добрых людей от злых недругов надо защищать. А подлым разбойникам не место на земле нашей!
Кот закивал согласно: так, так, правильно!
– Ну, добре, – Иван протянул Митрию заскорузлую ладонь на прощание, – поедем назад в город, надо нашего служивого земле предать со всеми воинскими почестями... – он со вздохом кивнул на погибшего, – а потом с усиленной охраной снова в путь. А если что тебе понадобится, добрый человек, приезжай в завод, спроси меня там, завсегда помогу, чем смогу.
Настойчивый поиск

Клубочек катился-катился и докатился до берега озера Тургояк, которое находилось как бы в глубокой чаше среди лесистых гор.
– Красивое место! – подал голос Кот.
Сокол приземлился на скалу у берега и кивнул оттуда: так, так.
Митрий огляделся.
– Здесь будет наш лагерь, – показал он на красивую озёрную лагуну.
«А где находится берег, на котором казак Еремей настиг подлого лазутчика? – подумал молодой казак, – отец не успел сообщить об этом, и клубочек нам тут уже не поможет».
Митрий поманил гордую птицу, присел на пенёк у озера и поделился своими мыслями с друзьями.
– Надо поговорить с теми, кто тут постоянно живёт, – сказал молодой казак.
Он пошёл вдоль по берегу и вскоре увидел рыбаков, которые вытаскивали из воды сети.
– На прошлый Покров на берегу озера казак Еремей сражался с подлым басурманом. Не видел ли кто из вас этот бой?
Рыбаки переглянулись. Самый старший из них вздохнул:
– Если кто-то из нас увидит иноземного разбойника, то старается укрыться от него подальше и не вытаскивать при нём сети. Иначе можно не только остаться без рыбы, но и жизни лишиться.
Митрий поблагодарил рыбака за честный ответ и отправился в сопровождении друзей дальше вдоль озера. Один склон поля рядом с водой был распахан, и там был посажен картофель. У поля стоял пожилой крестьянин в соломенной шляпе. Митрий поклонился ему:
– Скажи, дедушка, не видел ли ты как на прошлый Покров на берегу озера казак Еремей сражался против подлого и коварного басурмана? А может быть, ты что-то слышал от селян?
Седовласый крестьянин снял шляпу и поклонился в ответ:
– Доброго здоровья тебе, казак! Нет. Не видел и не слышал. Мы стараемся не попадаться на глаза кочевникам. Иначе они могут отобрать у нас не только то, что есть при нас, но и саму жизнь.
Молодой казак поблагодарил старого крестьянина.
– Надо обойти всех людей, живущих у озера, – сказал Митрий. – Было бы хорошо расспросить местных рыбаков и крестьян. Неужели никто из них не видел жестокой схватки?
– Может, кто и видел, но не хочет рассказывать, а тело басурмана селяне потихоньку схоронили в яме, опасаясь мести его подлых и злых сородичей, – предположил Кот Константин.
– Кажется, я знаю, что делать, – сказал Филипп, – возвращайтесь на берег, где место нашей стоянки, и спокойно ждите меня там. А я узнаю у своих знакомых птиц, которые постоянно живут здесь и летают рядом с этим озером.
Сокол взмыл в небо и полетел над лесом. Кот и казак вернулись к озеру Тургояк.
– Рыбки хочется, – мечтательно протянул Константин.
– Надо было купить у рыбаков, что-то я не догадался, – с огорчением отозвался Митрий.
– Не печалься, смелый казак, – утешил его Кот, – здесь вода настолько чистая, а рыбы так много, что я быстро наловлю всем нам на уху. Разжигай пока костёр. Ставь на огонь котелок.
Кот Константин выбрал место на большом камне, у которого начиналось сразу глубокое место, растянулся у воды и приступил к лову. Он умело подцеплял рыбку когтистой лапой, и очень скоро на берегу трепыхались два десятка окуньков и плотвиц.
Кот аккуратно собрал их в ведёрко и протянул Митрию:
– Только чистить я не привык. Я их с чешуёй ем. Ведь я всё-таки кот, нам так положено.
– Ладно, сделаю, – улыбнулся молодой казак. Он уже очистил две картофелины и луковицу.
Уха как раз была готова, и друзья только успели её отведать, когда рядом с ароматным котелком приземлился сокол, да не один – с большим и сильным лесным орлом.
– Этот орёл говорит, что видел битву казака и иноземного ворога, – махнул крылом Филипп. – Он согласился показать это место, тут недалеко.
Перекусив вкусной ухой, компания друзей отправилась в путь вдоль озера Тургояк.

Плот на воде!

– Вот здесь у подножья этой серой скалы я видел схватку казака и пришельца, – указал на побережье озера орёл, – жестокая была схватка. Сильные были противники. Только казак оказался проворнее, и победа осталась за ним.
«А как же иначе? – подумал молодой казак, – если воин смел, храбр и воинскому мастерству обучен, это ещё не всё. На его стороне должна быть правда. А она была на стороне моего отца».
Митрий и его друзья огляделись. Хрустальная вода озера в этот час была спокойна, и видно было, что сразу от берега дно углубляется, уходит далеко в голубую бездну. Здесь, судя по всему, был глубокий горный разлом. Непросто будет найти заветную саблю.
– Нам надо сделать плот, – решил Митрий, – с него мне будет сподручнее нырять в воду.
– Правильно! – одобрил предложение Кот Константин.
Работа осложнялась тем, что рядом со скалой не было подходящих деревьев.
– Может, доскакать до завода, найти Федота и Ивана, попросить их о помощи, – сказал Митрий, – только время неспокойное, вороги рыщут возле поселений, и каждый воин на счету.
– Мои друзья-бобры нам помогут! – воскликнул Кот. – Я не раз выручал их, думаю, они и на этот раз не подведут.
Константин удалился, а вскоре пришёл с пожилым бобром.
– Надо пригнать деревья вот сюда, – объяснил Кот бобру. Тот кивнул: мол, понял задачу, сделаем.
К вечеру сосны – как на подбор были на нужном месте. Десять бобров энергично работая лапками, подогнали их к берегу.
– Вот спасибо, ребята! – похвалил их Константин, – помогли. Я в долгу не останусь.
Трудолюбивые зверьки закивали головами. Митрий почесал макушку:
– Непростое это дело – плоты сооружать. А как без этого? Лодки у нас нет.
Но не зря говорится: «Глаза боятся, а руки делают». К вечеру следующего дня плот был готов. Константин раздобыл где-то шест, а Митрий изготовил два весла и уключины. Плавучая база была спущена на воду.
Молодой казак предусмотрительно заготовил два больших камня. Привязал их к верёвкам – будут служить якорями.
Первую ночь скоротали у костра. Утром, поёживаясь от холодного ветра, дующего с озера, Митрий сказал:
– Надо шалашик сделать. Вдруг дождик пойдёт.
Кот на это ответил:
– Можешь, сделать, я помогу. Только небольшой, чтобы тебе одному поместиться. Мне привычнее на дереве.
Константин показал на развилку ближайшей сосны.
– Ну, а мне тем более, – добавил сокол. Я буду следить за обстановкой с самой вершины. Так все соколы делают. Враги не смогут подобраться к нам незамеченными.
На том и порешили.
Сначала Митрий принялся обследовать дно близко у берега. Нырял-нырял, но кроме раков, которые из-под камней с удивлением таращили выпученные глаза на человека, изучающего места их обитания, ничего не обнаружил. Изредка мимо проплывали стайки краснопёрых чебаков и полосатых окуней, а одна щука, потревоженная погружением поблизости отважного молодого казака, метнулась вверх и даже выскочила на поверхность воды, напугав пролетавшую мимо одинокую чайку.
Молодой казак изумлялся прозрачности воды озера. Не зря в народе прозвали его младшим братом священного озера Байкал. Погода в тот день стояла тихая, спокойная. Ветерок совсем стих, ветки стоящих рядом сосен были неподвижны. Хрустальная гладь воды была как стекло. На два, три и даже четыре метра Митрий хорошо видел с плота все камешки и водоросли на дне. Сабли нигде не было! Но, тем не менее, молодой казак настойчиво нырял и ощупывал пространство под камнями. Сабля могла оказаться там, увлекаемая волнами. Шарил в водорослях на дне. Внимательно осматривался. Ничего!
Отдохнув и согревшись у костра, который поддерживался Константином, собирающим валежник вдоль берега, и Филиппом, приносящим в клюве хворостинки, молодой казак вновь и вновь добирался вплавь до плота, чтобы уже оттуда вновь и вновь нырять в прозрачную глубь красивого озера.
На пяти метрах вода давила на уши. Стало намного тяжелее. Но Митрий, хотя и не хватало воздуха, не сдавался. Пока он мог нырять и осматривать дно, надо это делать.
Но к вечеру следующего дня понял: надо искать другое решение. И тут он вспомнил про старушку Агафью, которую встретил у города Миасса, и её доброе напутствие.
– Надо поговорить со святой отшельницей Верой, – поделился молодой казак с друзьями своими мыслями, – она может что-то полезное подсказать.
Лесистый остров, своими очертаниями похожий на двугорбого верблюда, виднелся на противоположном конце озера. Именно там проживала таинственная отшельница.

В гостях на острове Веры

Сокол взмыл в небо и сделал круг над озером. Потом приземлился и сообщил, что неподалёку на берегу видел рыбацкую лодку. Друзья отправились туда и вскоре повстречали двух пожилых рыбаков, которые привязывали свою старую посудину к прибрежной толстой сосне.
– Здравствуйте вам! – обратился к ним Митрий, – есть у нас просьба: не одолжите ли на пару часов вашу лодку, нам очень нужно срочно попасть на остров Веры. Я и заплатить могу.
Молодой казак протянул рыбакам золотую монету:
– Вот! Этого хватит?
Но пожилой рыбак отстранил ладонь:
– А что за нужда у тебя такая?
Митрий не стал рассказывать о сабле, а ответил уклончиво:
– Есть у меня к отшельнице Вере важное дело. И привет от бабушки Агафьи надо передать.
– От Агафьи? – рыбаки переглянулись и заулыбались. Видно было, что они знакомы со странницей.
– Вижу, ты добрый человек, – продолжил рыбак, – за то, чтобы помочь тебе встретиться со святой Верой, мы денег ни с кого не берём. И с тебя не возьмём. Хотя сами люди небогатые. Просто так к ней люди не обращаются. Вижу, привело тебя сюда издалека важное дело. Наверное, не из праздного любопытства проделал ты длинный и трудный путь.
Митрий согласно кивнул: да, не случайно он здесь. Другой рыбак покрутил седой ус и усмехнулся:
– Только хватит ли тебе двух часов? Если хотите многое узнать, нужно гораздо больше времени. Особенно там, на острове Веры...
Друзья переглянулись. Что же делать?
– Не печалься, казак, – утешил рыбак, – мы сейчас выгрузим рыбу и до завтрашнего утра лодка твоя.
Митрий с благодарностью пожал ему руку, а пожилой человек поклонился в ответ:
– Отправляйтесь с Богом! Удачи!
Митрий и Кот Константин сели в лодку, сокол Филипп взмыл над ними и застыл в вышине, паря в восходящих потоках воздуха. Изумрудные волны были невысоки и сильно не препятствовали гребле. Ветерок был слабый. Вскоре путешественники приблизились к каменистому берегу. Заметив причал, молодой казак направил туда своё небольшое судёнышко. Ловко маневрируя, он быстро достиг деревянных мостков. Сокол снизился и сел на бережок, Митрий и Кот спрыгнули на причал.
– Ну, клубочек, покажи нам, где живёт отшельница Вера, – попросил Митрий, вынимая клубок из кармана.
Клубочек покатился с мостков и спрыгнул на тропинку. Митрий и Кот за ним, сокол следом. Потом все пошли в гору, любуясь высокими соснами, увидели дом, как бы спрятанный в скалах. Молодой казак приветливо обратился к его хозяйке, которая вышла на крылечко встречать гостей острова:
– Доброго здоровья! Привет шлёт вам бабушка Агафья.
– Доброго здоровьица! – ответила странница, – давно ли её видели.
Митрий рассказал про встречу. Отшельница улыбнулась:
– Вы издалека, вижу, приехали.
– Да. Я казак Оренбургского войска, – представился Митрий, – а это друзья мои – камышовый кот Константин и сокол Филипп.
Кот поклонился, Филипп тоже склонил голову в почтении.
– Хорошие у тебя друзья, – сказала Вера, – ну что ж, заходите в дом, гости дорогие, отдохните, у меня чай особый, на травах.
Расположились в горнице у пузатого самовара. Хозяйка разлила в две чашки дымящийся чай, а Коту Константину и соколу Филиппу налила молочка в два блюдечка:
– Угощайтесь, мне молоко всегда свежее крестьяне доставляют. А я на добро отвечаю добром, лечу их при надобности от всяких хворей, да добрые советы даю, коли попросят.
Митрий поведал отшельнице про цель своего визита без утайки.
– Вот оно что! – воскликнула Вера, – конечно, я помогу тебе отыскать семейную реликвию. Ты ждёшь от меня скорого ответа: как отыскать саблю? Но я пока не знаю, что сказать тебе. Говоришь, ты нырял и обследовал дно, где только мог донырнуть.
Митрий ещё раз подтвердил, вздыхая. Несмотря на все старания, ему не удалось осуществить свой план.
– Значит, надо что-то придумать, – задумчиво произнесла отшельница, – не так легко будет достать саблю, если она находится на такой глубине. Да и Тургояк – озеро непростое, волшебное. Много тайн хранит оно. Я расскажу тебе то, что мне известно, и мы все вместе подумаем, как решить такую сложную задачу.

Легенды озера Тургояк

– Давно-давно это случилось, – начала своё повествование отшельница Вера, – жили тогда на Урале люди, которые охотились с каменными наконечниками стрел и копий, а одевались они в звериные шкуры.
В ту пору не было здесь никакого озера, а на том месте, где мы сейчас находимся, была высокая гора, а рядом ещё одна. И было замечено – тот, кто восходил на эти две горы, эту или другую – чувствовал прилив сил – будто заряжался здесь какой-то энергией. Старики говорили, волшебные эти были горы.
И надо же такому случиться – наступила как-то летом великая засуха при небывалой жаре. С начала весны и до конца августа не выпало на землю ни единой капли дождя. На травах по утрам не было росы, ключи пересохли. Реки Миасс, Ай и Куштумга высохли совсем. По их пустым руслам ходили вышедшие из лесов дикие животные, которые облизывали серые камни и падали без сил. Не только люди, все животные и птицы страдали от невиданного безводья. Многие умирали в страшных муках.
Молодой вождь одного из племён по имени богатырь Ильмень взошёл на вершину горы и обратился к богу Небесного Огня: «Мой народ жил тут много лет, и всегда здесь было довольно пищи в лесах и рыб в реках. Чем губить моих людей и медленно убивать их, сделай это немедленно. Не могу спокойно наблюдать мучения моего племени. Убей их, убей меня!».
И раздался тут громовой голос: «Готов ли ты принести себя в жертву ради спасения жизней своих людей?»
Ильмень ответил: «Да, готов!»
В тот же миг задрожала земля, застонали горы, и на том месте, где была равнина, образовалась огромная впадина, которая тотчас начала заполняться водой. После этого вдруг, откуда ни возьмись, на небе появились тучи, и пошёл дождь. Пустые русла рек наполнились вновь водой.
Увидел это богатырь Ильмень и возрадовался. Успел также увидеть он, как внизу под горой образовалось озеро. Да и сам он стоял он на острове. А рядом, там, где была вторая гора, был виден второй остров, и над ним кружила чайка. Откуда взялась она, никто не знает, ведь на реках чаек в ту пору не было. Тот остров люди потом назовут островом Чайки.
А потом снова содрогнулась земля, и ударила молния. Окаменел богатырь Ильмень – он так и остался изваянием, и вы его можете увидеть на этом острове.
Отшельница Вера махнула рукой в сторону и продолжила:
– В память о его жертве люди поставили вертикально несколько каменных глыб поблизости друг от друга. Так, по древней легенде, появилось озеро Тургояк. Правда или нет, не знаю, но любой может увидеть каменные глыбы на острове. Сама же чаша озера находится как бы в огромной горной расщелине, и максимальная глубина превышает 50 метров. Старожилы убеждены: в некоторых местах озеро имеет впадины, и оно ещё глубже. Также они говорят об огромном количестве подводных ключей, из которых в озеро попадает вода. А некоторые старики и о том, что ниже дна Тургояка есть ещё одно озеро, но никто из людей не проникал и не проникнет туда. Это царство неведомой никому из людей силы.
Вера прервала свой рассказ, а Митрий задумался.
«А что, если сабля попала как раз в такую расщелину?» – подумал он.
Отшельница тем временем добавила в чашки ароматного чаю и продолжила свою речь:
– Расскажу я вам и вторую историю. Она также полезна для того, чтобы понять природу озера и попытаться постичь в его тайны. Много лет назад как-то летом четверо кочевников захватили в одном из местных селений дочь местного старосты красавицу Дарью. Они решили переправить её на остров Чайки. Злые и бессовестные люди привязали её на каменистом берегу к дереву, а сами собрались отправиться к отцу заложницы, чтобы потребовать большой выкуп. Их не остановили ни плач, ни мольбы несчастной девушки. Они не подумали о том, что в жаркий летний день заложница будет страдать от жажды и даже может умереть. Их это мало волновало, а главарь даже сказал, что если Дарья умрёт, значит, такова её судьба. Главное, добавил он, убедить старосту выплатить большой выкуп, а умрёт ли к тому времени заложница или нет, не имеет значения.
Один из разбойников предложил просто так оставить девушку на острове, не привязывая к стволу. Дескать, не сможет же она отвязаться сама от дерева и доплыть до ближайшего берега! Однако главарь был непреклонен. Он терпеть не мог, когда ему возражали, погрозив строптивому разбойнику кривым ятаганом: даже не смей перечить! Зарублю!
В тот день озеро было спокойным, и лазурная гладь его была почти неподвижной. Четыре разбойника сели в лодку и стали грести по направлению к другому берегу по очереди. Их не смущали рассерженные крики чаек, как же: злодеи предвкушали большой куш. Девушка всматривалась вдаль и вдруг увидела: на середине озера лодка стала вращаться на одном месте.
Она, конечно, не могла знать, что происходило там на самом деле. Все находящиеся в лодке вдруг почувствовали сильный удар снизу в дно. Главарь разбойников, который дремал на корме, сначала подумал, лодка вдруг наткнулась на скалу. Он громко выругался: куда гребёте, такие-сякие? Однако разбойники были тут ни при чём, и лодка вдруг стала вращаться сама по себе, а затем из-под воды показалась огромная змеиная голова тёмно-красного цвета.
Страшный удар потряс лодку. Спустя считанные мгновения её обломки и обезумевших от ужаса людей поглотила пучина. Все разбойники погибли в воде, которая внезапно из приветливой и лазурной стала серой и бурлящей. Никто из злодеев-разбойников не спасся.
– Что это было? – спросил Митрий.
– Манси зовут его ялпын уй, русские именуют гигантским полозом, а марийцы — шем кишке, – объяснила Вера, – длина его достигает 7 саженей. Башкиры рассказывали мне, что это царь того озера, в котором он живёт. С древних времён древние племена поклонялись гигантскому змею, приносили ему в жертву рыбу и животных и просили оберегать их землю от злых людей. Среди коренных народов Урала и Сибири считалось: гигантский полоз владеет тайными знаниями, является царём змей и иногда вмешивается в человеческие дела. Он редко помогает человеку, но всё видит и всё знает.
Молодой казак вспомнил рассказы старых казаков о путешествиях на север в земли вогулов. Местные жители говорили, что в озере Тур-ват видели существо трёх саженей длины, а тут более, чем вдвое. Вогулы рассказывали, что в ясные, солнечные дни оно всплывало на поверхность озера и блестело чешуёй как серебро. Тур-ват было священным озером, а рядом с ним находилась священная гора, на которой вогулы обычно проводили языческие богослужения и умоляли священного змея оставить их в покое и не трогать их землю.
Митрий поделился своими сведениями с отшельницей, и Вера сказала. Что это ей известно.
– Почему бы гигантскому полозу не жить в большой чаше, – сказала она, – еды здесь для него достаточно.
– А что стало с Дарьей? – спросил Митрий, – как узнал её отец, где она находится?
– Благодаря чайкам, – ответила отшельница Вера, – люди обратили внимание, что птицы устроили небывалый переполох. Такого никогда не было, чтобы чайки собрались со всего озера Тургояк, а может и со всех окрестных озёр. Птицы тревожно кричали, летая кругами над островом.
Рыбаки немедленно поплыли к этому острову, где обнаружили привязанную к дереву пленницу. К счастью, она была жива, но потеряла сознание. Однако тот момент, когда лодка с её обидчиками вдруг пропала посередине озера, Дарья прекрасно видела, подумав: само озеро наказало злых людей за их подлость и коварство. Но вот что интересно: рыбацкую лодку гигантский змей не тронул.
Красавицу привезли в рыбацкий посёлок, а в селение отправили конного вестового. Тут же оттуда прискакал молодой крестьянин Прохор. Красавица Дарья бросилась в его объятия – они давно любили друг друга, и несчастный Прохор проскакал все окрестности в поисках своей возлюбленной, но не смог её отыскать. Молодой человек корил себя за то, что в момент нападения кочевников был на далёком покосе и не мог помешать похищению. Но теперь он ликовал.
Да и радости сельского старосты не было границ. В честь чудесного спасения он устроил пир горой. И самое важное – наконец, согласился выдать свою дочь замуж за бедного молодого крестьянина, ведь эти молодые люди давно любили друг друга, но староста лишь после смертельной опасности понял: никто лучше Прохора не защитит его дочь.
Так что сразу после этого спасения в этом уральском селении сыграли весёлую свадьбу, на которой гуляло всё селение.
– Змеи разные бывают, – проговорила задумчиво отшельница, – есть и другая легенда. Она вздохнула и промолвила:
– Услышала я её от матери, царствие ей небесное. Неизвестно откуда, завелся на Урале огромный, ядовитый змей по прозвищу Гок. Сказывали, будто поначалу был он обличьем малюсенькой змейкой, не больше ящерки. И в первый раз выловили его на реке Исеть рыбаки. Хотели мужики, разглядев мерзкого гада, сразу придавить, да взглянул он так на них жалостливо, словно и не гад вовсе, а хорошенькая змейка. Были такие змейки среди рудознатцев – с понятием. И мужики потом удивлялись: как-то вдруг рука ни у кого не поднялась порешить мерзкую тварь. Народ-то у нас на Урале суров с виду, да на самом деле отходчив. А может, и напустил тот змей колдовского туману. Это делать, как потом выяснилось, он умеет.
Переполз змей Гок южнее, схоронился в одном из озёр и вырос в огромную, многопудовую гадину. Старики поговаривали, что так названо было чудище оттого, что в знойную пору, когда вода в озёрах прогревалась почти до самого дна, выползал он на сушу под ветерок в сумерки и на протяжении долгого времени издавал мерзкие, гортанные крики: "Гок! Го-гок! Го-го-гок!" И так громко орал змей, что за много вёрст слышно его было. Вопли стояли такие, будто гром гремел по округе. А иные люди говорили, будто крики его утробные, словно пушечные взрывы – как на войне.
Потревоженные птицы разлетались, кто куда. В сёлах пугались и храпели лошади, куры не спали и совсем плохо неслись, падали надои у коров, несмотря на летнюю благодатную пору. Тревожно выли собаки, а коты со взбитой шерстью забивались в подвалы.
А наглая змеюга, довольная собой, ныряла в озеро, вздымая со дна донный ил. И ладно бы одними концертами ограничивался вред Гока. Скоро заметили, что из озера, где он поселился первоначально, змей перебрался в соседнее. Тот водоём люди обходили стороной: кому охота постоянно чувствовать рядом присутствие мерзкой твари. Молва летит быстрее ветра, так и второе озеро стало для людей запретным. Пошли на первое озеро, глянули: мёртвая и грязно-коричневая там стала вода – а случилось это от ядовитого помёта змея. А рыба перевелась вся. Вот какая беда приключилась. Покачали головой старожилы: много лет до нашествия змея кормило озеро уральских мастеровых и сельских людей. Кормило на протяжении столетий. Кто не помнил косяки серебристых чебаков и краснопёрых окуней.
Со вторым озером приключилась та же история. Колыхались на волнах рыбы вверх брюхом. Коричневая вода отдавала зловонием. А гадина переползала всё дальше. Она выросла вдвое больше прежнего, и от мерзкого дыхания змея погибало всё живое. Не стало красивейших лилий на озёрах, вокруг мест обитания гада исчезала земляника и черника, звери уходили, брезговали. А змей Гок, осмелев от безнаказанности и уверовав в свою силу, всё чаще выползал на сушу. Повадился он рыть своими крепкими когтями глубокие ямы и делал это порой прямо посреди хлебного поля или цветущего, плодоносящего сада. Ни хлебные колосья, ни ароматные яблоки Гок не ел, но ради какого-то необъяснимого ухарства и озорства вырывал на полях огромные ямы, портил дороги и переправы.
А потом и вовсе жуткая весть пронеслась по южноуральским городам и весям. Ядовитый помёт чудовища не приносил пользу огородам как конский, не разлагался, как коровяк, а отравлял собой всё вокруг, просачиваясь всё дальше и дальше в землю, распространяясь во все стороны света. Змей Гок креп и рос. Мало того, что гадил многопудово и отравлял землю и воду, изрывал поля и пакостил, так стал сжигать леса. Люди видели, как из пасти его вырывалось едкое пламя, а потом на много вёрст вокруг ясно чувствовался запах кислоты.
Что же делать? Решили люди совет держать, как с чудовищем бороться? Ведь вреда от него премного, никакого спасу нет, а скоро и жизни не будет – всё уничтожит: землю изроет, воду отравит, сады плодоносящие испоганит.
Решили челобитную писать и посылать гонцов в стольный град. Да не все согласны были, что змей Гок зело вреден. Звучали и такие голоса, мол, едкий и зловонный помёт его надобно собирать и продавать заморским купцам для травли крыс. Выяснилось – убегают в ужасе грызуны от помёта гоковского и никогда более на это место не возвращаются. И даже отыскались охотники собирать змеиный гоко-кал по загаженным местам его обитания и закатывать в бочки для иноземцев за хорошее вознаграждение.
И хотя убеждали старики: не дело это, отравитесь быстро и всех близких своих отравите, да ведь своего ума не дашь. Старожилы – те и вовсе обиделись – приводили веские доводы – мол, земля наша благодатная, издревле кормились с неё, а не с помёта змеиного, зерно за границу отправляли, а изделия мастерового люда далеко за пределами земли южноуральской заслуженную славу снискали…
Спорили, спорили, сторонников змеиного помёта не переубедили, а челобитную государю таки написали. Поскакал с ней в стольный град смелый Гонец со товарищи. Царь был занят шибко, не удосужился побеседовать с южноуральским посланцем, а ушла тем временем бумага писцу неважного приказа. Тот не особо вникал, да и привычка у него была другая: решать государственные дела лихо, с кавалерийским наскоком и без особого промедления.
Недолго размышлял писец неважного приказа над челобитной. Армия занята в сражениях, казна пуста, а они еще про какого-то змея Гока выдумывают. Поважнее есть в государстве дела. Подумаешь, большая змея. А тем более, сказывал ему другой уральский засланец, будто помёт от этого змея лечебный. Так что, получается, от Гока этого государству ещё немалая польза может приключиться, причём, в валюте заморской. Зачем же изводить такую редкую тварь. А ну как потом с него за это взыщут? И оставил просьбу к государю писец неважного приказа без положительного решения.
Пришлось вертаться храброму Гонцу домой ни с чем. Змей тем временем не зевал. Ядовитое дыхание многопудового чудища распространялось семимильными шагами. Гок быстро отравил одно озеро, другое, залез в реку Сак Елга. Пожил в этой речке и отложил там свой ядовитый помёт. Умерла река. А там и до Аргазей, куда она впадает, дело дошло.
Вот скачет домой Гонец со столицы, свернул с тракта на просёлок. Вдруг – откуда ни возьмись – старушка невеличка. Навстречу идёт и улыбается. Ростиком невысока, седенька. С клюкой.
– Доброго здоровья тебе, молодец!
– Здравствуйте, бабушка.
– Вижу, кручинишься. Сказывай, в чём забота?
Поведал ей добрый молодец про навалившуюся на край беду. Про поездку в стольный град. Про невнимание чиновничьего сословия. А старушка та не простая была, ведунья:
– Беда твоя ещё не беда, – отвечает, – поправить можно. Есть такое слово заветное, которое боится змей Гок. Но только сказать его должны разом много людей. Вспомни мудрость предков. Они не зря говорили: вся сила – в правде. Я тебе скажу это заветное слово, но вся беда в том, что не все ещё знают, какая беда может приключиться от бесчинств ядовитого змея. Много и таких, который рукой машут: где тот Гок-змей? Далеко? Ну и ладно тогда, до нас он не доберётся. Проживём и так. А он на самом деле всё ближе, и сила его крепнет. Поэтому собирай поскорее народ, неси слово правды, и тогда недолго жить поганому змею. От заветного слова, сказанного в единый момент, сразу всем народом, тут же издохнет эта тварь…
Отшельница Вера остановила свой сказ, помешала клюкой угли в печке.
– Раз змея нет на нашей земле, выходит, вышло так, как задумал тот самый храбрый Гонец? – поинтересовался молодой казак.
– Верно! – улыбнулась отшельница – нёс в народ он слово правды. И всё больше и больше людей с каждым днём убеждалось в его правоте. И наступил день возмездия. Вылез змей как-то на шум из убежища, и тут услышал - как гром среди ясного неба – всего два слова.
– Что же за заветные слова передала гонцу старушка-ведунья?
– Гоку нет! И сказали его разом сотни тысяч людей.
Казак задумался. Да. Вся сила – в правде. Так его и отец – старый казак Еремей – учил.
Он пошевелил угли в печке. И они отозвались искорками. А отшельница Вера посмотрела в сторону спящего озера, словно уносясь вглубь Тургояка своими мыслями и сверяясь с ним.
И вдруг совершенно неожиданно в лесу громко прокричала ночная птица, все аж вздрогнули: к чему бы это?
– По поведению птиц многое можно понять, – задумчиво проговорил сокол , – мы летаем везде, и нам сверху много видно. Я вот, например, старался рассмотреть лежащую на дне саблю в том месте. Несмотря на своё острое зрение и чистейшую воду при безветренной погоде ничего не увидел.
– Я слышал об озёрах с двойным дном, – вступил в разговор Кот Константин, – что можете сказать по этому поводу, уважаемая?
– Есть тут и такие озёра, – ответила отшельница. – Одно из них находится почти рядом с озером Тургояк и носит название Инышко. Старожилы рассказывают, когда проходило через эту землю войско Емельяна Пугачёва, атаман схоронил на дне озера Инышко несколько бочек золота. Так это или нет, судить не берусь. Немало было искателей, которые пожелали раздобыть сей клад. Благо вода в этом озере не такая студёная как в Тургояке. Да только, когда начали они нырять, заметили, под мелким дном находится бездна, а настоящее дно озера Инышко далеко внизу. Так что пока никакого золота Пугачёва не найдено. Как не найдено золото древнего народа, когда-то построившего на южноуральской земле древние города.
– Города? – переспросил молодой казак.
– Да! – ответила Вера, – в долинах наших древних гор и в степях, где горы сглажены до холмов, очень давно – около трёх тысяч лет до нашей эры – находились древние города. Это было в то время, когда люди научились делать изделия из бронзы. А между реками Утяганка и Караганка, у подножия потухшего вулкана, находился их главный город. Столица древних людей была построена таким способом, что имелось четыре входа-выхода на восток, север, запад и юг – то есть на каждую сторону света. Вокруг центральной площади, на которой собирались древние люди, находились два круга домов, которые располагались, подобно лучам света, от центра к краю. В жилищах и помещениях находились колодцы и погреба для хранения зерна и овощей. Были там и металлургические печи. В каждый дом был предусмотрен подвод воды по каналам, а также водосток.
– Вот посмотри на этот древний камень! – отшельница Вера показала на огромный валун, который был похож на гигантский палец, упирающийся в небо. – Такие же камни были по всей древней стране. Древние люди молились у них своим богам. Они были посвящены в законы движения небесных тел, знали секреты волшебных камней и свойства целебных растений. Гончары делали глиняную посуду, ткачи ткали, портные шили одежду. Столяры изготавливали детали повозок, а мастера слесарничали и собирали боевые колесницы. Много было среди этого древнего народа кузнецов.
– Куда делся этот народ? – поинтересовался Митрий.
– И главный город, и другие древние города, которые были крепостями и заводами одновременно, были построены не случайно, – ответила Вера, – земля Южного Урала богата рудами, и города возникли здесь из-за доступных и добротных медных руд. А крепости были сооружены для защиты рудников и заводов от свирепых кочевников. Большую роль в городах играли жрецы. Они предсказали новую природную беду и назвали срок её наступления. Жрецы сообщили о грядущей катастрофе – больших наводнениях в долине. Города были построены как бы в чаше, и вода неизбежно затопила бы их. Древние люди должны были подготовиться в путь на новые земли.
– И люди начали готовиться к новому великому переселению, – продолжила Вера, – они начали готовить повозки, оружие, заготавливать провизию и всё необходимое для дальней дороги. И вот в один, заранее назначенный жрецами день, все города, которые просуществовали на протяжении жизни трёх поколений людей, были покинуты их жителями. Остались только города мёртвых, которые располагались рядом с городами живых и были их копиями. Древние люди верили, что умершие в загробном мире продолжали обычное существование в окружении привычных вещей и домашних животных. Древние жители пустились в путь на юго-восток в надежде найти более благоприятную землю. Аи жрецы помолились своим древним богам, а потом подожгли все города, не желая, чтобы то, что они не смогли забрать с собой: печи для плавки металла, кузницы, сооружения и дома достались свирепым кочевникам.
– С тех времён из поколения в поколение передаются легенды о том, что многие места на Урале имеют волшебные свойства, – закончила Вера, – некоторые горы представляют собой остатки древних вулканов, а иные озёра располагаются на разломах земной коры. Там происходят многие загадочные явления и живут необычные существа, которых не так-то просто увидеть. И вы должны быть к этому готовы.
Митрия вдруг озарило:
– Вы же неспроста рассказываете мне все эти истории. Разломы коры! Двойное дно! Если оно есть на многих окрестных озёрах, почему бы ему не быть и на Тургояке! Сабля моего отца может быть там!
Кот и Филипп согласно закивали, а отшельница улыбнулась:
– Ты правильно мыслишь, казак!

-продолжение следует-
Опубликовано: 07/09/17, 14:15 | Просмотров: 564 | Комментариев: 4
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Интересная и поучительная история, читала с удовольствием. и отшельница Вера - скорее ученая дама, нежели классическая ведьма.
Leno4ka  (19/09/17 19:08)    


Спасибо.
Это наша местная легенда, которая, как водится, с годами обрастает новыми подробностями. )) biggrin biggrin
Александр_Кожейкин  (19/09/17 19:21)    


Весьма интересная, я бы сказала,правдоподобная легенда. Думается не даже не легенда, а просто знание или констатация фпкта
Leno4ka  (19/09/17 20:00)    


По озеру летом и осенью возят на катерах и яхтах туристов и всегда рассказывают им про остров Веры.
Александр_Кожейкин  (19/09/17 20:11)    

Рубрики
Рассказы [991]
Миниатюры [888]
Обзоры [1317]
Статьи [376]
Эссе [174]
Критика [88]
Сказки [177]
Байки [47]
Сатира [45]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [64]
Документальная проза [66]
Эпистолы [18]
Новеллы [70]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [131]
Мистика [16]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [257]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [23]
Литературные игры [33]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1637]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [84]
Анонсы и новости [106]
Объявления [78]
Литературные манифесты [244]
Проза без рубрики [408]
Проза пользователей [118]