Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Мушка
Рассказы
Автор: Александра_Одрина
---------Осень выдалась длинной — всё осень и осень, как первого сентября началась, так и до сих пор — в одной поре.

Преподаватель математики Эрнест Сигизмундович устало брёл с работы по тихому скверу. Он потихоньку приходил в себя от школьного рerpetuum мobile. Для этого ему нужна была тишина. Сквер содержал в себе толику тишины, насколько тихим может быть сквер огромного города. Этот "живой уголок" много лет был чистилищем хрупкой застенчивой души учителя: именно здесь ему удавалось на некоторое время стать самим собой. Здесь он находил отдушину в чёртовой карусельке бытия.

Математик был в душе поэт!
Но строгий учитель держал своё пристрастие в тайне.
И сейчас, проходя по скверу, он не только отпускал мысли о работе.

Строки сами приходили к нему, так же, как алый кленовый листок, кружась, опустился прямо в руки — здравствуй, поэзия! Её не нужно было искать, придумывать — поэзия была везде и во всём. И Эрнест Сигизмундович огляделся: нет ли знакомых (тайну он хранил — это было важно), присел на край скамейки, достал из внутреннего кармана маленький блокнот в красивой кожаной обложке и вывел на чистой страничке разборчивым учительским почерком:

_____Играет блюз маэстро листопад
_____На струнах оголяющихся веток…

По-летнему приятный ветерок, совершенно в такт стихосложению, ласкал остатки волос на макушке математика.

_____...И только что отъехавшее лето
_____Как-будто возвращается назад...

Эрнест Сигизмундович наслаждался только лишь ему слышимой мелодией, уносившей в мечты... Да, у немолодого учителя математики, просиживающего свою единственную и неповторимую жизнь в школьном классе, были мечты,.. но наша история — не об этом.

Молодые воробушки устроили драку за пыльный ломтик пиццы у самых ног поэта, ватага шумных подростков пронеслась мимо на самокатах, рядом по улице прокатилась машина с сиреной — это всё было "где-то" и не мешало слушать музыку своей души, фиксируя её в рифму.

Но было то, что мешало — эта привязчивая мелкая мушка, вертящаяся у лица.
Эрнест Сигизмундович пытался прогнать её, но она неугомонно мельтешила прямо перед глазами.
«От этой осенней мухоты спасу нет!» - сетовал он каждый раз. А и то правда — каждый день, кроме воскресенья, после работы учитель посещал любимый сквер, присаживался на край любимой скамейки, писал стихи, и каждый раз вокруг его лица вилась мушка... но только одна.

Откуда она взялась такая — неведомо, но это было так.
Случайно ли ей выпало однажды поймать волну прилива вдохновения поэта, но всю её мушиную натуру с этого мгновения обаяло волшебство поэзии.
Мушка, очарованная стихами, стала поджидать Эрнеста Сигизмундовича на привычном месте. Каким чутьём ей дано было знать, что именно сюда и именно в это время он вернётся — нам неизвестно, но она прилетала, и это важно. Весь день, спешно занимаясь обыденными мушиными делами, стараясь побыстрее покончить с суетой, чтобы прилететь на означенное место в сквере и ждать. Романтическая летунья жила ради того, чтобы побыть рядом с ним — своим кумиром.
Это было для мушки важнее, чем выпитая с утра по-городскому не очень чистая капелька росы, или съеденная крошка. Может, это и был смысл её жизни! Ведь у маленькой мушки тоже случается смысл жизни. А может, это и была любовь, но мы здесь не будем поднимать планку пафоса до таких высот — пусть будет просто смысл жизни. Наверное, этого достаточно, чтобы продолжить повествование.

От поэзии мушка приходила в особое состояние воодушевления и выделывала в полёте такие пируэты, на которые никакие другие мушки не были способны. Она знала все услышанные стихи наизусть, перевела на мушиный язык и пела, насколько хватало ей певческого таланта и мастерства. И пусть другие мухи брезгливо отворачивались, мол, что за чушь несёшь, сестрица... Непонятая, она стала предпочитать уединение. Мушке не было скучно, ведь ОН, её поэт, был рядом с нею, пусть и недолго, но каждый рабочий день.

____Заслушавшись мелодией, стоят
____скамейки, изогнувшись, будто деки...—

уверенно записал Эрнест Сигизмундович.
О!.. Очарованная мушка зааплодировала, кувыркнулась в воздухе и шлёпнулась прямо ему на нос, отчего он вздрогнул и пришёл в неприятное расположение духа, потому что потерял поэтическую нить и никак не мог сообразить, что же там в стихотворении будет дальше.
А мушка, легко встав на крыло, теребила поэта за краешек бакенбарды, сгорая от любопытства: «Ну, что же случилось после? Что же, что же? Не умолкай же, шепчи, шепчи же мне свои дивные стихи!»

Надо особо отметить: Эрнест Сигизмундович не любил насекомых. Более того: он ими брезговал.
«До чего же противная эта муха!» — пробурчал поэт, но мушка никоим образом не относила смысла этих слов к себе. Ей хотелось поэзии, и она продолжала требовательно-влюблённо подёргивать поэта за волосок бакенбарды.

____Играет блюз маэстро листопад
____На струнах оголяющихся веток. —

только и мог бубнить математик — ничего нового в голову не лезло.
Но вдруг случайный солнечный блик, на миг ослепив сочинителя (о, неисповедимые пути вдохновения!), мгновенно возжёг начало новой строфы:

____И солнце, оглянувшись невпопад,
____Встряхнётся, и тепла коротким веком...

О!.. Мушка была в восторге! В любовном экстазе она слёту пронзила веко поэта - эту нежную кожу! - страстным поцелуем! Но, очевидно, перестаралась, потому что математик вскочил, как ужаленный: неожиданная боль разбередила в обычно сдержанном степенном мужчине дух воина.
Он резко хлопнул себя ладонью по лицу.
И этот хлопок был последним аккордом, который услышала вдохновенная мушка в этой жизни.
Её тельце бездыханно свалилось прямо в раскрытые створки скрижалей поэзии — маленький блокнот, в который поэт решительно дописывал финальные строки:

____Разбередит и раскрылатит мельком
____Всё, что покорно отправлялось спать.
____Играет блюз маэстро листопад.

Рондель был готов.
Эрнест Сигизмундович закрыл блокнот и в бодром настроении духа, испив достаточной для себя на сегодня тайной поэтической благодати, отправился в семью.

А что же мушка?
Полупрозрачные останки насекомого одномоментно и навсегда прилипли к странице на слове "покорно", отдав последние жизненный соки тайному фолианту.
И в этом было огромное счастье: чего же ещё могла желать экзальтированная душа преданной стихоманки!

Но для Эрнеста Сигизмундовича случилась роковая потеря.
Потеря, которую математик не имел возможности ни осознать, ни измерить: собственной рукой он убил своего единственного читателя.
Опубликовано: 10/09/20, 16:06 | Последнее редактирование: Александра_Одрина 17/09/20, 14:05 | Просмотров: 36 | Комментариев: 2
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Работу и семью точно замешивать вместе не стоит? Или всё же смешивать?)

А оставлять школьные проблемы за порогом дома учитель никак не может. Это я Вам говорю, как дочь учителя с тридцатипятилетним стажем. Учителя заполняют не только классные журналы. Это каждодневные планы занятий, план работы на год, расписание учебных нагрузок, проверка тетрадей. Плюс - дополнительные занятия с отстающими учениками.

Одна ставка - восемнадцать учебных часов в неделю, две - тридцать шесть. Это только уроки. Прибавьте сюда необходимость делать всё то, о чём я уже говорила выше, и Вы поймёте, что при такой нагрузке герою будет не до стихов и не до прогулок в парке.
Торопыжка  (12/09/20 18:24)    


/Не до стихов и не до прогулок\ - значит, так тому и быть - Вам виднее.
Александра_Одрина  (12/09/20 21:58)    

Рубрики
Рассказы [968]
Миниатюры [788]
Обзоры [1270]
Статьи [345]
Эссе [163]
Критика [89]
Сказки [165]
Байки [45]
Сатира [48]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [270]
Мемуары [60]
Документальная проза [60]
Эпистолы [10]
Новеллы [50]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [128]
Мистика [19]
Ужасы [4]
Эротическая проза [3]
Галиматья [256]
Повести [254]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [18]
Литературные игры [31]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1573]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [82]
Анонсы и новости [104]
Объявления [73]
Литературные манифесты [239]
Проза без рубрики [383]
Проза пользователей [119]