Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Мои мытарства, или похождения Шурочки (окончание).
Фельетоны
Автор: Виталий_Юрьев
II

Первый!

После трёх недель изнурительной артподготовки, подошло время для серьёзной «полевой» работы. Суть ведь книженции, как оказалось, состоит в системе трёх свиданий. На первом - знакомимся, на втором - подкатываем поближе, на третьем - затягиваем в постель. А там уже если хочется, заводим долгосрочные отношения.
Хочется!
Так что - айда знакомиться!
Вот скажите мне, какой, по-вашему, наиболее популярный женский триггер для привлечения мужского внимания? Правильно: «дама в беде».
Машины у меня отродясь не было, значит возможность застрять посреди дороги, упрашивая всякого поперечного подсобить с запаской, отсутствовала напрочь.
Однако, выход быстренько был найден, причём столь же простой, сколь и (не)изящный. И это, «парам-барам… крутится барабан, крутится…» - ЧЕМОДАН! Неподъёмная такая хреновина, забитая чёрт знает чем, но обязательно тяжёлым (скажу по секрету, без парочки недавно купленных розовых гантелек дело не обошлось), и... ну вы уловили уже, правда?..
В наличии у меня был только один подобный экземпляр, да и тот, как на зло, с колёсиками…так что правое, к сожалению, пришлось отбить.
Эх, чем не пожертвуешь ради благого дела! К счастью, после папы осталось дома порядочно инструментов. Нашёлся на антресоли и молоточек.
Зато каждому встречному теперь можно было так и объяснять, мол, сломалось в пути. А я - вся из себя такая слабая и симпатичная (тут главное самой верить и не забывать, что симпатичная). Подсобите, пожалуйста, донести… А нести то всего ничего, от трамвайной остановки до дома - триста метров.
Какие-то такие в общем блуждали мысли. Теоретизмы, ё-моё.
А в итоге - мать моя женщина! Ох, и натягалась я с этим западлецким чемоданом! Слова есть, но все насквозь трёхэтажные. И Боженька… Господи Боженька, ты мой! Ну и парнишечки у нас, скажу я тебе… слёзы!
Во-первых, допроситься кого-то помочь практически нереально. Каждый у нас на своей волне. Один почему-то сразу заорал: «Я не местный!», и на ходу запрыгнул в уходящий трамвай, дико разворотив двери. Следующий постоял немного рядом, помахал блейзером себе на лицо, пробормотал: «Пивка бы», а когда я, с выкриком «Так сейчас угощу!», оглянулась в поисках ближайшей пивной бочки, - тут же куда-то испарился. Вылитый, короче, Коровьев. Третий, в строгих брючках, белой рубашечке и с какой-то бирочкой на груди, вместо оказания помощи непосредственной, принялся почему-то страстно агитировать меня связать навеки свою судьбу с неким братством, напирая на помощь душевную. А когда попросила его донести сумку хоть и до братства, посетовал на то, что ему ещё много работы предстоит, по привлечению послушников, и свинтил. Братец-супостат!
Во-вторых, те кто всё-таки брались помочь, внезапно оказывались совсем плохи. Сплошь все подряд хлюпики какие-то. Первый пронёс, скрипя зубами, с полквартала и бросил. Другой дёрнул было за ручку, пробормотал: «Выложите поскорее кирпичи» и утёк. А третий так и вовсе, не осилил даже поднять.
Но, неожиданно, чудо всё-таки произошло. Подошёл внезапно тихий такой паренёк, подхватил, не сказав ни единого слова, сумку (в первый миг, я даже решила было, что, караул, ВОРУЮТ! Потом, правда, дошло), и продолжая молчать, лишь напряжённо посапывая носом, потащил тяжесть куда сказала.
Ну а пока парниша, словно твой беспрекословный ишак, волочил чемодан, я его (парнишу, в смысле) внимательнейшим образом наблюдала. И понемногу прошерлокохомсила насквозь.
Итак, лицо чрезвычайно сосредоточенное, - наверняка малый серьёзный. Молчит, лишних слов не произносит, - явно неглупый. Глаза вообще умные, загадочные такие. Не так-то просто будет их выражение расколоть, немало времени на это потребуется. А в выражении лица есть даже что-то чрезвычайно симпатичное, располагающее к себе.
Только вот уши слегка великоваты, к фотокарточке немного не клеятся. Ну да чего уж там, не всё же коту масленица, нормально, - небольшой недостаточек, э-э… боженькина, так сказать, меточка, настоящего мужчину лишь украшает.
Короче - юнец вполне хорош! А как для меня, так практически принц.
Дошкандыбали понемногу до подъезда.
- Спасибо, - говорю, принимая сумочку. - Дальше уже сама. Лифт есть. Справлюсь.
- Лады, - отвечает.
И спокойненько так разворачивается, явно собираясь отчалить. Тут я настолько перепугалась, что в некотором отчаянии даже вскричала:
- Так это… вы мне столь помогли… может быть… того, пивка?! Угощаю!
Замер на полушаге. Почесал шею. Обернулся. Вижу - лицо понемногу расцвело.
- Пиво? Нормалёк. Неплохо придумано…
- Тогда побудь здесь. Я - сумку, и назад. Мигом!
- Идёт!
Всё-таки здравомыслящий парень, сразу смекнул что к чему. Ох и радость же у меня сегодня - первый!
Через две минуты выскочила обратно на улицу - слава тебе, Боженька, ждёт! Сигареткой попыхивает. Завидев меня окурок щелчком нафиг, и деловито вопрошает:
- Куда выдвигаемся?
- Есть тут неподалёку одна забегаловка…
- Дорого там?
- Я плачу!
- Замётано.
Говорю же вам - сообразительный, собака! Даже чуть под ручку его не взяла от восторга, еле сдержалась. Рано ещё, думаю. Пивасика выпьем, тогда уже поэкспериментируем с подручками.
Пришли вскоре на место. Расположились.
Заказываю официанту два пива, и бастурму на закуску. Слышала ведь, говорят люди, мол, мужика хлебом не корми, дай ему только пива с конинкой вяленой, и он весь твой.
А новому знакомцу моему между делом внезапно для самой себя возвещаю:
- Это напомнило мне один анекдот.
Заинтересовался, протянул эдак с ленцой:
- Выкладывай.
Ну я и рада стараться (правда, аж взопрела от волнения, но не зря же науке пропадать):
- Делает один человечек заказ в ресторане, и говорит: «а принесите-ка мне, пожалуйста, немного свежей мастурбы!».
Леплю эту ересь, а по ходу дела размышляю потерянно: «Боженька, что же это такое я мелю?».
Парниша собирался видимо над анекдотом посмеяться, аж всем телом движение вперёд сделал, но вдруг завис на полпути. Взгляд моментально остекленел. Одни только уши почему-то продолжали шевелиться. По-видимому, от мысленного перенапряжения.
Хм, думаю, вот так да. Нет ну если бы он посмотрел осуждающе - я бы поняла. Но что это за реакция… неужели настолько сложно?.. Пытаюсь пойти в обход:
- Ну, как тебе объяснить? Мастурбы, говорит, принесите…
Нет, ни в какую. Хоть и отвис немного, но глаза совсем уж растерянно забегали. Похоже, паника начала подкатывать. Я уже взволнованно обернулась, надеясь найти случайный повод, чтобы хоть как-то замять неудачный момент, но, по счастью, выскочил тут как тут, словно из-под земли, бравый официант.
Ставит, такой, тарелочку посреди стола и благородно произносит:
- Бастурма! Пару минут, пиво сейчас будет.
Смотрю, принц мой, новоявленный, крайне внимательно принесённый закусон изучает. Переводит взгляд с тарелочки на меня, с меня на тарелочку… И тут, внезапно, как давай ржать!
Я раньше никогда не видела, чтоб люди так выпадали. Главное, гогочет, и на ладони свои почему-то смотрит.
Ой-ли, думаю, лёгким ознобом покрываясь, обозналась, что ли, впопыхах? Милок-то походу палёный. Может, пока не поздно, - сматываем удочки и на попятную?
Ладно, делаю повторную проверку:
- Давай ещё расскажу…
- Валяй! - кричит не в силах перебороть смех.
- Приходят молодожёны домой, и тут, вместо первого секса, муж начинает топить жену в ванне. Молодая, естественно, в панике. На следующий день всё повторяется. Жена в ужасе звонит маме. А та ей и говорит - да ты не бойся, он же у тебя шиномонтажник, дырку, наверное, ищет.
То ли в накат к предыдущему пошло, то ли ещё что, но я думала он сейчас захлебнётся от гогота.
Вот умора!
Однако проходит минута, другая, а он всё не прекращает. Внезапно, сквозь дикое ржание, блеет нечто неясное.
- Чего? - переспрашиваю.
- А валяй ещё анекдотец, понравилось!
- Знаешь, - отвечаю ехидно, - способность смеяться, конечно, облегчает жизнь, но умение вовремя остановиться таки продлевает её.
Нет, ничего не понял, продолжает покатываться.
- Ты подожди пока пиво, а мне надо в туалет, - бросаю, поскорее поднимаясь.
Парнишечка, не прекращая надрывать животик, понимающе так кивает: нет, ну ни дать, ни взять самый настоящий ушастый интеллектуал.
В туалет я, впрочем, не стала даже заходить. Прошла мимо и поскорее, поскорее к выходу, подальше от этого ужаса. И на волю, на волю! А потом - прямиком домой.
Иду и думаю. Вот интересно, как скоро он поймёт, что я попросту ушла? Ох, судя по всему - нескоро... До Таллина ведь далековато... Долго придётся ему ушами шевелить.
Вот тебе и умный вид, вот тебе и загадочный взгляд... Зато теперь я знаю, зачем нужны те анекдоты - чтобы идиотов сразу отсеивать.
Эх, вроде и довольно забавно провела время, но всё равно, грустно отчего-то. Впрочем, понятно отчего - сказался эффект обманутых ожиданий.
Шагаю потихоньку по улице… спешить-то некуда, не побежит он за мной, даже если вдруг уже дошло, - два бокала ведь прежде опустошить надо… вся из себя разочарованная, и напеваю низким драматическим тенорком: «Almost blue, Flirting with this disaster became me, It named me as the fool who only aimed to be…».
И пусть себе оборачиваются вслед сколько хотят. В самом деле, что мне до их подколок, когда надо мной сам Боженька, лично, насмехается?

Хм, второй.

Он был немного увалень, но симпатичный такой увалень. Сколько-то лишнего веса, одышка… но что-то такое проглядывало в его карих глазах особенное… просветлённое. И главное, было в нём сразу заметно сильное добродушие. Приятная такая в мужчине черта.
Познакомились в общественном транспорте.
Жара, горячо, лицо лоснится, по спине уже течёт… Автобус ежесекундно сотрясается, людское море перекатывается со стороны на сторону, и тут, словно перетасовав в очередной раз гальку, сталкивает нас друг с другом. Маленький такой камушек, с большим, довольно крупным. Отчего-то мне сразу показалось, что с ним будет достаточно легко познакомиться. Ну я и давай прижиматься. А он, в свою очередь, тоже смотрю - рад такому событию.
- Молодой человек, - внезапно произношу строго, но шёпотом, чтоб не дай бог не начали пялиться. - Хватит уже липнуть!
- Так это… это ж… так ведь… - по-видимому хотел заявить, что я сама виновата, но, конечно, не осмелился. - Ну, простите… Тесно!
- Да ничего страшного, я понимаю, - мгновенно делаю уступку, мне ведь не ссора нужна, а знакомство. - Но всё-таки… не могли бы вы чуть-чуть?..
- Хорошо, постараюсь.
Хватается покрепче за поручень, и как тот медведь, давай медленно вертеть корпусом, по чуть-чуть распихивая тех, что пониже и полегче. И действительно - уже через полминутки вокруг нас стало заметно просторнее.
- Отлично! - улыбаюсь, весело ему подмигиваю, - вот сразу бы так. Аж дышать легче стало!
Тут и он обрадовался, осмелел немного:
- А вы на работу?..
- Да, куда ж ещё в такую рань?..
Подпрыгиваем на колдобинах, улыбаемся друг другу как дурачки. Глазами уже ему показываю, ну давай, давай же, продолжай!
- Допоздна работаете?
Наконец-то!
- Нет, сегодня я освобождаюсь рано.
- Отлично! Вечером может найдётся свободных полчасика?
- Для вас, - повторяю его движение плечами, копируя ранее наблюдаемую мощь, - однозначно найдётся.
Обсмеялись и обменялись номерами.
Остаток пути провела в полном самодовольстве - как лихо напросилась! И мужчина что надо!
Вечерняя встреча, как ни удивительно, прошла на ура. Несмотря на некоторую скованность, посидели, поболтали, попили кофе. Поговорили о погоде, посетовали на жару. Помечтали о морском песочке и океанских волнах. Пообщались немного за жизнь… Всё прошло как у людей, в общем.
Ну и на излёте вечера пригласил он меня на выходные, на второе свидание. И место предложил для встречи очень удачное - пляж. Впрочем, я сама навела его на эту мысль. Осанку ведь как-раз подтянула, и походка у меня уже довольно лёгкая стала, крылышек разве что не хватало, для полного счастья. Короче, не пропадать же стараниям.
К речке, в субботу, действительно летела как на крылышках - второе свидание, огромнейший прогресс! Новая страница в жизни!
Встретились сразу за мостом, в самом начале набережной.
- Где-то тут расположимся?.. - спрашиваю.
- Нет, дальше пойдём. Я знаю одно уютное местечко. Там и людей гораздо меньше…
Ну и выдвинулись. Уж пошли, так пошли. Прёмся, прёмся… ноги, понимаете ли, отваливаться начали:
- Долго ещё?
- Чуть-чуть.
- Два локтя по карте что ль?
- Гораздо ближе, - улыбается.
- А чего мы так далеко?..
Он только подмигнул:
- Скоро поймёшь.
Ну ладно, думаю, винца у нас с собой порядочно. Резинками я тоже, на случай самых приятных неожиданностей, запаслась. Чем лукавый не шутит (закрой, пока, Боженька, ушки), может действительно, второе свидание плавно перетечёт в третье? И будет мне, наконец, счастье?..
С такой пламенной надеждой позволяю себя увлечь куда-то прямо к чертям на кулички. В итоге, затащил меня в настоящую глушь. Можно сколько угодно «Ау!» кричать, никто и не услышит. Но местечко действительно ничего такое. Кусочек пляжа, песочек, даже вода кажется чище чем везде.
Бросили подстилку, подразделись, наполнили стаканчики. И только-только винца пригубили, да немного расслабились, извлекает он из своего вещмешка пустую пластиковую бутылку.
Мнёт её зачем-то, в дне дырку пробивает, а верхушку обматывает кусочком фольги, в которой проделывает зубочисткой махонькие щёлочки.
Вот так инструмент забабахал!
Ну а как только он сухой травки на фольгу накидал, до меня уже дошло, что к чему. В общем, когда зажигалкой щёлкнул и глубоко втянул в себя сизый дым, уже не сильно удивлялась.
- Давай, - говорит, - теперь ты.
Не знаю, зачем мне это нужно было, но решилась попробовать.
Только вот ничего хорошего из этого не вышло. Лёгкие обожгло, горло мгновенно саднить стало, слёзы из глаз так и брызнули.
А когда еле-еле откашлялась, чудак и спрашивает:
- Ну, чувствуешь что-то?
Ни черта я не почувствовала! Голова только отчаянно разболелась и в груди воспылал пожар.
Жутко неприятные ощущения.
Пришлось заглушить эту гадость большими глотками вина.
На него же, похоже, подействовало. Лёжит себе на подстилочке, смотрит добродушными глазами в чистое небо, а выражение лица - самое умилённое.
А потом внезапно как давай рассказывать! Видно крепко его пробило на «поговорить». Поначалу я не вслушивалась, но он вдруг такую ерунду принялся лепить, что поневоле навострила уши:
- Мы с тобой тут на одеяле отдыхаем, а там ещё котик в тенёчке - речка, пляж... и мы такие втроём... типа, все на своих местах... Картина маслом.
Чего-чего, думаю, какой ещё нахрен котик?! Где ты вообще котика тут увидел?
Но вслух говорю только:
- Ага. Жаль, писать некому.
- Это да...
Чуточку помолчали. Но он давай дальше наяривать, ещё более разнежено:
- А ты когда-нибудь задумывалась о том, что голова курицы похожа на яблочное зёрнышко?
- Хм... Нет. До этого, пока что, не доходило.
- В самом деле! Не хватает только красного гребешка... маленького такого «ирокезика».
- Да, что-то в этом есть, яблочное зёрнышко с красным «ирокезом» действительно будет немного напоминать курицу... - соглашаюсь, а сама думаю, - «Чёрт! Что я несу?!»
Он же явно обрадовался. Голос его так и просиял:
- Видишь?! Это я сам придумал!
- Гениально, блин. Какие мысли ещё тебя посещают? Ты давай делись, не стесняйся.
- Так я и не стесняюсь...
- Я заметила. Чтоб такую муйню вслух произносить - это же совсем бессовестным надо быть.
- А ещё!..
- Слушай, а ещё… ты не мог бы, извиняюсь, подзаткнуть немножко фонтан? Голова и так раскалывается. А я хочу, понимаешь, позагорать. Желательно - в тишине и покое.
- Ну и ладно, - бормочет заметно обиженно, - я тогда купаться.
- Ага! Давай, сходи, прополощи мозги…
Пока он плескался, настроение у меня окончательно пропало. Но главное - продолжать ведь смысла совершенно уже не было. И потом - а что, если он действительно захочет второе свидание теперь перевести в третье?..
Я даже вздрогнула от такой кошмарной перспективы.
Так что вещички по-быстрому собрала и отчалила. Опять, понятное дело, по-английски, ну да что поделаешь… вступать с обкуренным в новую занимательную дискуссию мне точно не хотелось.
Вернулась домой, включила, под настроение, Бейкера, ну вы знаете: «There's no love song finer, but how strange the change from major to minor, everytime we say goodbye». Вот это вот всё.
И тут меня как накрыло! Сижу, слушаю пластинку, рыдаю в три ручья, и вообще не могу остановиться. То ли печаль такая тяжёлая навалилась, то ли всё-таки травка-муравка догнала. Не понятно.

Не поверите - уже третий.

Ленка со своим треклятым ухажёром укатила на неделю в Турцию, а безумного этого своего кокер-спаниеля мне навязала (Рональд, блин! Одно имя чего стоит). Ну и, естественно, строго напутствовала:
- Кормить два раза в день. Воды наливать побольше. Утром и вечером - выгуливать.
Ладно, чего не сделаешь ради единственной подруги.
Рональд этот, скажу вам, совершенно сумасшедший. Тянет тебя так, что поводок не удержишь, успевай только за ним поспевать.
Раз как рванул… и полетела я по всему парку, через палисадники да сквозь кусты, по ямам и буеракам - пока не выскочила прямо на полянку. Там сволочной Рональд и остановился как вкопанный.
И сразу стало ясно, отчего остановился.
Ведь посреди поляны - парень. Дюжий такой, накачанный. А с ним пёс - огромный «кавказец».
Вполне очевидно, что оба довольно серьёзные такие ребята…
Вот это, думаю, мы попали. Сейчас Рональд откроет свою пасть чтобы погавкать, и тут нас обоих разорвут на мельчайшие клочья.
Но Рональд мудро лаять не стал, только хвостом неожиданно вилять принялся. Ну и, слава тебе Боженька, качковский пёс (как опосля выяснилось - «Джек»), оказался внезапно вполне смирным творением.
Сам культурист, с чрезвычайным любопытством на нас, внезапно выскочивших из кустов, посмотрел, а потом и произнёс, насмешливо:
- Что-то я этого цуцика здесь раньше не видел…
Вот так и познакомились.
То ли из-за собаки на удивление спокойной, то ли благодаря внушительной фигуре… Не вполне уверена, правда. Но решила отчего-то, что персонаж он сугубо положительный. Тем более ведь спортсмен. Качок и всё такое. Не пьёт, не курит. Тренируется опять-таки, - штанги тягает.
Всю ту короткую неделю выгуливали мы своих пёсиков вместе, сообща. Пару раз новых знакомцев даже до подъезда провожали…
Но Ленка, конечно, вскоре вернулась, Рональда естественно забрала, и осталась я у разбитого корыта.
Пару дней потыкалась, помыкалась… и что его дальше делать? Ведь соскучилась, вроде как…
Ладно, решилась наконец, пойду так, без собаки. Авось приветят.
Расписание то я его атлетическое уже знала, выучила за неделю. Так что пришла вечерком, села под парадным, и жду милого с тренировки. А тут и он, лёгок на помине:
- О, Привет! Ты чего это?..
- Так пришла, повидаться.
- А! Ну ясно. А где кокер?
- Отдала уже.
- Понятно.
Смотрит на меня изучающим взглядом. К чему, вероятно думает, можно такую бабёнку пристроить?..
- Готовить умеешь?
Тут я просияла:
- Естественно!
- Отлично, пошли тогда. Сварганишь пожрать чё-нибудь. А то я так устал, руки-ноги не поднимаются.
Пришли в квартиру. Он сразу на диван, и телик врубил. Ну а Джек на полу, на медвежьей шкуре улёгся.
Впрочем, не квартира у них, а нора. Студией называется. Кровать, объединённая с кухней и совместный санузел за дверкой. Немного не привычно, но в принципе, если у меня дома одну стенку сломать - получится то же самое. Есть, впрочем, в таком размещении свои плюсы - кричать не надо, можно спокойно разговаривать, находясь в любой точке жилища.
Но поразила меня не сама квартира. Поразило то, что буквально по всей «кухне», возвышались горы грязных тарелок.
- О! - растерянно спрашиваю. - А по каким дням ты моешь посуду?
- Та ладно тебе! - отвечает небрежно. - Сегодня просто так вышло...
- Правда? - ещё разок оглядываю бесконечный ряд блюдцев, чашек, мисок, кастрюль, сковородок и прочей утвари, сваленной то в раковине, то на столе, то прямо на варочной поверхности. - Судя по всему - нет.
- Мою я! В самом деле... Как вся станет грязной, так и мою.
- Хм! И как часто она у тебя становится ВСЯ грязной?
- Ну, где-то раз в неделю.
- Понима-аю. А моешь ты её, наверное, на следующие сутки, после окончания грязных семи дней. Во-первых, зачем чаще? Такая себе экономия. А во-вторых - каждая восьмая неделя получается свободной. Вообще - акция! Так ведь? Кстати, а мусорка где?..
- Зачем она тебе?.. - спрашивает настороженно.
- Чтобы все эти Авдиевы конюшни разгрести, естественно.
- Авди… что?
- Не важно. Нужна.
- Так под мойкой разве нет?..
- Нет.
- А в углу там, может?
- Не-а.
- В ванной тогда посмотри.
Заглядываю в санузел, заодно, думаю, схожу по-маленькому, и сразу натыкаюсь на мусорное ведро. Ящик не просто забит до отказа… из него вовсю сыпется.
Пакеты, фантики, пластиковые баночки и прочая какая-то подгнившая гадость, разбросана натурально по всей ванной...
Пытаясь до конца сохранять чувство юмора, интересуюсь:
- О, стесняюсь спросить, а по каким дням ты мусор выносишь?..
- Та ладно тебе, - кричит, - хватит уже порядки тут наводить! Выношу я мусор, выношу! Вот, зуб даю!
- Ну да, понимаю, но похоже, тоже на восьмой день!.. - потом перевожу взгляд на стульчак унитаза и продолжаю растерянно, почти испуганно. - А по каким дням ты моешь толчок?..
- Что ты там бухтишь?!
- Ничего, ничего, - бормочу практически про себя, с нечаянным таким вздохом. - Я и сама уже всё увидела… Ни по каким не моешь.
Пришлось воспользоваться туалетом со всеми предосторожностями, словно самым-самым общественным.
- Что ты там копаешься так долго? - орёт. - Жрать-то будем уже?
- Скоро, готовится!..
- Ну, хорошо.
В общем, посуду вымыла, покухарничала, мусор вынесла, унитаз привела в порядок, молодца своего подкачанного накормила.
- Нормал готовишь, - уплетая за обе щёки и вытирая ладонью жирный подбородок, похвалил он. - Годишься в жёны. Между прочим, можешь и пол помыть, заодно.
Пока ел, действительно, помыла заодно пол.
- И, кстати, Джеку сыпани, там, в мешке большом, корм, на подоконнике.
Сыпанула и Джеку.
- Ну всё, наелся я. Тарелки теперича помой, и будем спать ложиться. Да, Джек? Дже-ек?!
Обожравшийся пёс, услыхав обращение, запрыгнул со шкуры на диван, полностью заняв одну его половину, в то время как качок, давно пребывавший в одних узеньких трусиках, возлёг на вторую.
А я, домыв быстренько посуду, стала так в сторонке от постели и думаю, как же это мы будем здесь спать? Места, для меня, ведь нету!
Заметил дружок мои сомнения.
- Ничего, поместимся, - успокаивает. - В тесноте да не в обиде. Ты пока это, давай лучше!..
- Давать?..
- Ну да, давай, начинай.
Я совсем растерялась:
- Начинать что?
- Тащи за щеку.
Тут до меня дошло. Кровь сразу бросилась в голову.
- Давай, давай, детка. Не задерживай процесс. Сделай изи для папизи и будем уже храпеть.
Еле-еле из себя выдавила:
- Что, вот так сразу?
- Ну да, а что тебя смущает?
С трудом перевела дыхание:
- Не хочу!
- Слушай, давай, не утомляй меня, бо сейчас собаку спущу... Дже-е-ек!
Пёс, доселе мирный, услыхав настроение хозяина, резко поднял голову, начиная потихоньку рычать и скалить зубы.
Мамочки, как я оттуда бежала, как улепётывала! Коридор, замок, дверь, лестница, улица, фонари, а там уже и дальнюю аптеку проскочила.
А как он ржал, как ржал - на всю улицу слышно было…
Тупой баклан!
Боженька, да и ты, после этого, просто распоследний сукин сын, и ничего более… Эх, а ведь казалось бы - я теперь намного более привлекательная особа, чем прежде... Но, миленький, скажи-ка мне, почему же я привлекаю одних только дибилов?..

III

Четвёртый, мать его так!

Брошюрка прямо указывала, что лучшим местом для знакомств является бар. И почему я сразу туда не отправилась?!
Наверное, всё-таки была внутренне не готова прямо с кондачка бросаться в полымя. Существовала необходимость набраться прежде немного уверенности в себе.
Но теперь уже стала гораздо смелее. После кавказца, казалось, ничто уже не могло меня особенно напугать.
Да и всё-таки, рассуждала, в статусном заведении гораздо выше шанс какого-то толкового дяденьку поймать за руку, чем посреди диких уличных джунглей.
Присела у барной стойки - туплю в листок меню, думаю, чего ж это заказать. А неподалёку уже сидит какой-то гражданин, с бокальчиком. Виски, похоже, попивает. Сразу заметил меня.
Впрочем, сложно было не заметить, заведение ведь в общем-то пустовало. Однако, как выяснилось, заметил он меня совсем по другой причине, которую тут же и озвучил, с лёгким наклоном головы:
- Приветствую. Раньше вас здесь никогда не видел.
Ага, думаю, завсегдатай.
Приглядываюсь… с виду очень приятный такой молодой человек. Или опрятный, как лучше сказать?.. Но главное не то. Главное, глаза - блестящие! Не в том смысле, что они блестят, хотя и это тоже, а в том… вот сама не понимаю, почему так. Отчего в мужчине больше всего меня привлекают глаза? Ничего не могу с собой поделать - засматриваюсь, и просто тону…
Чтобы отвлечься и переключиться встряхиваю волосами.
- Так я тут раньше и не бывала.
- Нравится?..
- Да, довольно симпатично здесь.
- И мне нравится. Есть в этом месте какая-то душа... своя, особенная атмосфера. И важная часть её, кстати, - живая музыка… Давайте, может я вас угощу пока… Что вы пьёте?..
- Хм... Почему бы и нет? Спасибо, - говорю, а сердце аж вскипает от волнения. Но усиленно стараюсь держать марку, - грузинское, сухое. Ркацители, например… А что за музыка? Лабухи какие-то поют?
- Нет, лёгкий джаз. Серёжа, двести виски и бокал Ркацители! Пойдёмте, вон за тот столик. Скоро начнётся.
Мы присели. Он продолжил тянуть своё виски, а я взялась за винцо. Он о чём-то несущественном расспрашивал, ну а я что-то рассеянно отвечала.
В определённый момент, освещение над маленькой тёмной сценкой внезапно зажглось, на площадке объявилась пятёрка весёлых ребят, с полным инструментарием, даже и с саксофоном.
Вы любите звучание саксофона? Я - обожаю!
Ударник быстро выбил палочками ритм, и как начали! Причём играть пошли всё подряд. И, действительно, молодцы, музицировали очень хорошо, практически без пауз. Исполняли много классных вещей.
- Чему вы улыбаетесь?.. - внезапно интересуется мой новоявленный знакомый.
- Тут обработка Билла Уизерса, - говорю, радуясь узнаванию. - «Ain't No Sunshine».
- Правда? Любопытно. - тактично минуточку помолчал. - А теперь что звучит, знаете? Мелодия кажется такой знакомой…
- А, это Перси Следж! - вино (слава тебе, Боженька, за этот благодарный напиток), уже начало действовать, язык окончательно развязался. – «When a man loves a woman». Где её только не было. И в кино, и так. Но без вокала, и в таком необычном ключе, её не сразу узнать, конечно.
- Ого! Вы хорошо рубите. Поразили. Я, признаться, полный ноль. Слушаю, мне нравится, цепляет, но кто и что - представления не имею… Может потанцуем? Как раз, похоже, музыка подходящая.
- Давайте, - соглашаюсь от неожиданности. - Тем более, что это Битловская «And I Love Her», сыгранная, кажется, по Максвеллу.
Он спокойно и уверенно поднялся. Без малейшей тени улыбки мягко взял меня за руку.
И только лишь по его некоторым, чуточку неловким движениям, было ясно, что он уже довольно пьян. Но при этом речь его, а он всё продолжал что-то негромко рассказывать мне в танце на ушко, оставалась чёткой и ясной, а глаза ещё ярче светились приятным внутренним светом.
Боженька, а ведь милый так мне и не представился, я ж даже, по тупости своей, не выяснила его имени! И вот он всё о чём-то продолжает расспрашивать, а я только отвечаю. Но как самой подступиться к нему с интересующими вопросами - не знаю.
Зато мы действительно очень, по внутреннему ощущению, хорошо (представляете?), танцуем. Ведь ведёт он меня довольно осторожно, необычайно уверенно. Так ведёт, что по мне и не скажешь, будто я никогда с мужчинами-то раньше и не вальсировала.
Такие дела! Однако, танцы танцами, выпивка выпивкой, но и джазу джаз.
Ещё немножко мы посидели, ещё покружили, и предложил он мне, внезапно, слегка, так сказать, проветриться. Попросту - немного прокатиться. Ну я и не стала даже ломаться - легко согласилась.
Вызвали такси. Выехали, вскоре, в жаркую, пьянящую, августовскую ночь.
По пути он попросил водителя притормозить, выскочил у придорожного магазинчика и вскоре вернулся с бутылкой шампанского и двумя банками пива.
Добрались до дома. А в квартире у него, чтоб вы понимали - сплошные бокалы. Целая коллекция разнокалиберных фужеров. Причём, повсюду - на кухне полочка, в комнатном серванте специальное место под них отведено, ну и так на столике выстроены в ряд.
- Будешь шампанское?
О, а я и не заметила, когда перешли на ты.
- Немножко разве что.
- Так я и думал, - кивнул он и вытащил два фужера, - один огромный, полулитровый с виду, другой поменьше, обычный в общем-то.
Налил себе в большой бокал, а мне остатки накапал в маленький.
Пока я неспешно отхлебнула из бокала половину, он свой уже опустошил.
- Пиво хочешь?
- Нет, не очень люблю. Тем более, после вина.
- И это правильно, - одобрил он, и тут же всосал в себя обе банки, практически одну за другой.
Боженька, думаю, к кому это я приехала! А ведь такой молодой... Да и по лицу никогда ведь не скажешь...
Он пересел на диван, расстегнул на рубашке верхнюю пуговицу, откинулся немного назад, опираясь на руки и неожиданно, оглянув меня всю разом, очень мягким голосом позвал:
- Иди ко мне.
А глаза, ставшие к этому времени практически прозрачными, источали внутренний свет такой неимоверной силы, что я, знаете ли вот, беспрекословно так встала и пошла. Очаровал он меня, всё-таки.
Принялись целоваться. Так сладко было! Но тут чёрт меня и дёрнул:
- Я выключу освещение.
Он был мил до последнего:
- Конечно, если тебе мешает.
- Одну секундочку!
Я вскочила, и почти сразу же вернулась, на ощупь, в темноте.
Наткнувшись на бесчувственное тело моментально осознала, какую допустила ошибку. Ужасную ошибку.
ОТКЛЮЧИЛСЯ!
Пришлось, чертыхаясь, вставать, искать обратно по стене тот выключатель... Вот же дурёха проклятая, свет ей, понимаете ли, мешал!
Дальше действовала по классике - поливала из чайника, била по щекам, пыталась стянуть с кровати…
Ничего не помогло.
Полчаса промучившись с бездыханным телом, вызвала такси и ретировалась домой, несолоно хлебавши.

Эх!.. Пятый…

С богатеньким познакомились дико случайно. Он спешил от парадной гостиницы к машине, прикрывая, в виду грибного дождика, голову газеткой, а я натолкнулась на него, заглядевшись на кусочек радуги, возникшей над самой дорогой и уносящейся куда-то вдаль, за высотные дома.
Хороший всё-таки этот деловой район…
Извинился, бросил беглый взгляд в глаза. Внезапно притормозил, явно заинтересовавшись… всё-таки, верно вам говорю, качественные линзы - половина дела. Раз-два, пара неловких фраз и жестов… парочка заученных плоских шуточек… так и познакомились. Сунул газетку под мышку, записал мой номер в свой Айфон, ещё раз извинился, теперь уже по поводу спешки, и укатил по своим делам. Истинный джентльмен, блин!
Ближе к вечеру позвонил и пригласил в ресторан. Пищать от радости в трубку я, конечно, не стала. И вообще согласилась как бы нехотя. Но потом уже, закончив разговор, немного попищала и попрыгала по комнате.
Заведение посетили шикарнейшее. Просто нет слов, чтобы описать. Крыша и стены - стеклянные. А все эти люстры, светильники, разноцветное освещение… ох, Боженька ты мой! И далее, высоченные пальмы, а с потолка свисают длинные ветви растений. Оказалась я короче в настоящем сказочном лесу. Будто в открытом баре посреди яркой ночи и безумных звёзд. И потом, этот пряный ресторанный шум…
Мечты сбываются, блин!
Кавалер мой сразу же подзывает официанта, и сходу заказывает какое-то безумно дорогое шампанское.
Факт, сбываются.
Расслабились немного. Пьём этот Периньон, этот сладостный Кристалл, или как там оно называется, не обратила внимания, но вкуснючее!..
Он что-то такое твердит, в основном, по деловой части. Командировки, встречи, договоры… Усталость, одиночество. Произносит какие-то мудрые веские слова, роняет важные фразы.
Естественно, мне нельзя было от него отставать, ни в коем случае. А то вдруг ещё решит, что перед ним обычная недалёкая, корыстная дура.
Короче, усиленно стараюсь быть на уровне, поддерживаю интеллектуальный градус беседы. Тут тебе не звёздные войны, никаких вжик-вжик и бластеров, надо соответствовать! О чём бы поговорить? Может, о музыке? Да, это интеллектуально… Что ж поговорим о музыке… например, о джазе. Что? Джаз тебе не очень? Поверь мне, ты просто мало его слушал. Нужно послушать… повнимательнее! Там такие глубины, что ух! Дна не найти. Не приходилось? Ну, наверняка, что-то да слышал, ведь. Вот, например, Гарбарек, его точно не мог не слышать. Его даже по радио пускают, вспомни: тю-тю--тю-ри-ю-ю-ю-ри--ри-ри-рю-рю-рю--ти-ри-ти-ри--рю-рю-ри-и! Что, правда, никак, ничего не говорит такая мелодия? Хм… Ну, у меня со слухом не очень… честно говоря, могла немного переврать. Но композиция, правда ведь, безумно известная же, восточный такой мотив…
Он, прищурив глаза, молча курит толстую сигару и терпкий дым всё сильнее окружает меня, а газики вина всё заметнее подталкивают вглубь себя. О, этот незабвенный зал ресторана, это миндальное шампанское и этот дым… Кружат голову. Вот же оно счастье!
Моя музыка, сплетаясь с его никотиновым смогом, потихоньку заполняет всё вокруг, выстраивая в воображении чудесный мир иллюзий.
И конечно же я, слегка утратив ощущение пространства и времени, продолжаю интеллектуально беседовать:
- Вот, например, вещи Колтрейна, помнишь?.. Не помнишь?! Ты не помнишь Колтрейна?! Изумительно. Как такое вообще может быть? Ты всё в жизни пропустил! Минуточку, я тебе сейчас покажу!
Тут меня уже несёт вовсю, вскакиваю с места, размахиваю руками, тычу пальцами, показывая весь квартет в ролях:
- Представь, начало… ритм секция подкрадывается, такая, подкрадывается, пума-пума-бум, бум, бум, бум. Пум-пум-бум, бум, бум, бум. А потом! - прищёлкнув пальцами, надуваю щёки и выцеживая сквозь сомкнутые губы воздух, нажимаю клавиши воображаемого саксофона, - ту-ту-ду-у, ту-ту--ду! Вот так, - продолжаю всё громче пояснять детали, перекрикивая воображаемое течение музыки, - он начинает плести это своё полотно… И пианинка там ещё... плям-плям-плям, плям-плям-плям!.. И веришь, так сразу тепло-тепло становится на душе!.. А поезд. Синий поезд! Ту-ду-ти-ду-ди, ту-ду-ти-ду-ди... Потом Импрешнз, вот это штука вообще сумасшедшая! Вашему вниманию, представляем, на басу - Джим-ми: падаба-да-дам-дам-дам-дам, падаба-да-дам-дам-дам-дам! А Спиричуэл! Слышал, вообще, как он с Боженькой-то умел разговаривать? Высший класс! Сакс, как передатчик сознания… Погоди, сейчас ты всё узнаешь!..
Внезапно замечаю - с кавалером моим что-то не то твориться. Глаза на выкате. Лицо краснючее, словно он задыхается, а рот приоткрывается и тут же обратно закрывается, с трудом хватая воздух.
По-видимому, он просто силился что-то мне сказать. Наконец, сумел прокричать громким истерическим шёпотом:
- Сядь и заткнись, ИДИОТКА! На нас уже все смотрят!
Тут и стало мне предельно ясно, что опять я заигралась в фантазию.
Те десять с половиною минут, на протяжении которых мы ожидали расчёта прошли в гробовой тишине. Вид кавалер мой принял крайне недружелюбный, холодный… точнее даже надменный.
Во двор спускался, сунув руки в карманы и немного сторонясь меня. Затем сразу же взял такси и по-прежнему не издавая ни звука, даже не намереваясь попрощаться, укатил себе.
Такие нынче джентльмены у нас...
Что ж, осталась я одна, со своим Колтрейном. Поплелась потихонечку домой. Ну, мне не привыкать. В первой, что ли?..
А в голове всё крутилось: такой шанс, такой был жирнейший шанс! Как вздыхали девчонки классе эдак в девятом: «А свиданка-то не удалась. Нет, не удалась свиданка…».
По пути заглянула в супермаркет, прикупила пару пакетов какого-то винца. От Перрье Жуэ я сегодня самовольно отказалась, так что придётся теперь пить это вонючее пойло.
К распитию приступила прям в трамвае, благо людей особо не наблюдалось.
Пока добралась до квартиры, была уже такая хорошая, что в комнате меня почему-то повело, и наткнулась сразу я на шкаф с пластинками. Он меня по-видимому неким образом притягивал.
Да уж, вот всё, что мне досталось от папы, помимо долбанных инструментов. Пластинки. Целая куча пластинок. Грёбаный пластинковый шкаф. Причём сплошной джаз. Джаз, джаз, джаз и джаз, на каждой гадской обложке. Как же я устала от всего этого блядского джаза! Он мне всю жизнь ведь испортил…
И потом, Боженька, вот скажи-ка мне, как же мы жили втроём в этой тесной клетке? С одной стороны - шкаф с книжками, шкаф с пластинками, проигрыватель, и телевизор, а с другой кровать… И ещё маленький аппендикс, переделанный из чулана, в котором спала в детстве я. А?!
Как, как. Сама ведь знаю ответ. Счастливо жили, вот как! А теперь что?..
Такой в общем какой-то пошёл разброд мыслей…
Ну ладно, раз сегодня опять не удалось, раз уж такое тоскливое выдалось настроение… Что ещё делать? Остаётся вновь запустить проигрыватель, пить гадкий кисляк, слушать «Испанские зарисовки» Майлса, и вспоминать папу.
И такое отчаяние непередаваемое вдруг навалилось…
Папочка, где же ты?!.. Мне так тяжело здесь одной, без тебя. Вся эта нынешняя шваль, совсем не то, что был ты!.. Береги его, Боженька, пожалуйста, там, у себя…
Так бы и тосковала я до самого рассвета, но, по счастью, пакетированная дрянь меня вскоре вырубила.

Шестой, чёрт бы его побрал!

Короче говоря, - хватит с меня джаза. Уже достаточно. Точка. И точка! Нажмём-ка на древнем японском проигрывателе кнопочку «Stop»!
Нужно нафуфыриться как следует - и в клуб, на диско. Где обычные, нормальные, жизнерадостные парни, пьют, гуляют, танцуют и снимают обычных, нормальных, жизнелюбивых девочек. Хватит уже искать приключения на свою плоскую попу, во всяких идиотских местах, а не там, где их находят все остальные.
Разоделась. В смысле - практически разделась. Юбка, майка и босоножки. Думала стринги, но потом передумала. Парней, говорят, больше кружевные заводят. Тем более, решила лучше в «кармашек» трусиков, на всякий случай, положить презерватив. Мало ли что? Ночью уже будет не до поисков… по сумочкам, да по тумбочкам. И вообще, конвертик этот затаённый, припрятанный в нужном месте, будет меня вдохновлять... так сказать… на подвиги.
Приехала на место, приняла немного на грудь для пущей смелости, и прямиком на танцпол. Начинаю понемногу двигаться, втихаря высматривая подходящего кандидата.
И тут, действительно, замечаю одного. Отплясывает чуть в стороне, явно без дамы. Глядит вокруг себя скучающим взором… Подобралась к нему поближе.
- Привет! - выждав момент, прокричала, пританцовывая - Как оно, ничего?
Он останавливается, всматривается в полутьме, кивает, одобрительно так, и кричит в ответ:
- Без тебя, хреновастенько было. Но теперь уже значительно лучше, спасибо.
У меня прям в голове щёлкнуло: «Ух, ты! Говорит, как пишет. Неплохо. Но проверим ещё».
- А как тебе здесь, вообще?
- Так себе. Собирался уже уходить, но передумал.
- А чего передумал?..
Он посмотрел по сторонам, наклонился поближе и сказал уже тише, словно тайну поведал:
- Влюбился.
- В кого это?!
Приложил ладонь ко рту:
- В тебя!
- Что?.. - прыснула я, - Вот так прям сразу?!
Музыка стихла. Возникла коротенькая пауза.
- Как же тут не влюбиться-то, - сказал он, неожиданно очень громко, в образовавшейся секундной тишине и заглядывая мне прямо в глаза, - когда ты такая, сверхъестественная вся?!
В тот же миг, несколько девушек, из тех что оказались поближе, обернулись на эти его слова и окинули меня внимательнейшими, приятно обжигающими душу, завистливыми взглядами.
А затем вновь жиганула музыка. И чёрное помещение пронзили перекрёстные огни.
Вот так голубчик меня и покорил.
- Давай, - закричал он, и мы принялись весело трястись да извиваться как сумасшедшие.
Что было в клубе дальше, я плохо помню. Жизнь внезапно полилась очень стремительным потоком. Мы пили и танцевали, обнимались и целовались. Он зажимал меня за столиком, на танцполе, и где только можно. Были вспышки света снаружи и клокочущий огонь внутри.
Я и пьяной-то особенно не была, ведь практически ничего не пила, но не только ведь вино опьяняло меня, но и всё, всё происходящее теперь со мной, и вокруг меня. На какое-то короткое безумное мгновение я даже ощутила было, что жизнь действительно крутится вокруг одной меня.
Это произошло, наконец-то. Теперь я, да, именно - Я, главная здесь звезда!
А потом он просто спросил:
- Поедем ко мне?
«Да! Конечно же, да!».
А я просто ответила:
- Поехали.
«Вот оно! Наконец-то, Боженька, действительно оно, действительно он! На сей раз точно, всё совпало!»
Обаяшка тут же вызвал машину, и мы поехали прямо навстречу рассвету.
Не прекращая целоваться, оказались внезапно посреди квартиры, где стали понемногу раздеваться. Пока ещё стоя, но уверенно подбираясь к кровати.
А потом он почему-то спросил:
- Выключить свет?
Я внезапно воскликнула:
- НЕТ!
Он посмотрел на меня немного ошарашенно.
- Нет, ну конечно… - опомнилась я, - пригаси… немного…
Пожав плечами, он отключил специальным пультом белые лампы, оставляя зажжёнными троицу тусклых розовых лампочек.
Вот как! У него тут, оказывается, всё продумано.
Добравшись до кровати, продолжили настойчиво целоваться, и раздеваться, словно и не возникало дурацкой паузы.
И он очень мягко целовал мне грудь, а потом медленно, повторюсь - очень медленно, спустился пониже, и продолжая ласкать кожу губами, стянул с меня трусики.
Внутреннее напряжение достигло апогея. Сердце действительно выпрыгивало из груди.
А тут, кстати, и презерватив из кармашка выпал.
Возникла внезапно ещё одна пауза.
Я, совершенно разгорячённая, глазками ему показываю так, мол, бери-бери, и давай поскорее продолжать!.. Но гляжу - милок что-то хмурится.
Эх! Не время, конечно, уже для разговоров, действовать пора! Приходится все-таки разговаривать. Ну вот что за жизнь такая, а?..
- Что случилось?.. - вопрошаю.
- Не могу я...
Начинаю раздражаться:
- Что именно ты не можешь?!
- Ну, с презервативом, не получается у меня. Не чувствую контакта и писец. Сразу всё обвисает.
И в тот же миг, как он это произнёс, очарование резко закончилось. И весь хмель с меня слетел разом.
Эх, конец романтике…
- Так ты, давай, постарайся, - настойчиво убеждаю. - Авось получится?
Качает огорчённо головой:
- Сто раз проверено.
Неужели и так бывает?!.. Вот правда, может такое разве быть вообще в природе, или это только со мной?! Боженька, что ж ты не предупредил меня, сукин ты сын? Ну как?.. Такой восхитительный молодой человек, и такой внезапный облом!
Еле-еле перевела дыхание:
- Нет, ну, знаешь, касатик, лишних неприятностей мне не надо. Я тебя слишком мало знаю.
- Та чистый я, честное слово!
- Тоже сто раз проверено?..
Он внезапно смутился.
- Вот то-то и оно. Об этом я и говорю… Ну и не только в этом же дело…
- Да, я понимаю.
Понимает он. Да что ты можешь тут понять?!.
Надела мигом свои тряпки, и поскорее на выход.
Ну и напасть! Раздевайся, понимаешь, одевайся! Пейтинг этот не так-то и прост. Чёрт, паркинг, паркур... да как его, там, блин! Постоянно дурацкое это слово из головы вылетает!
- Презерватив забыла... - уныло протянул он во след.
- Не забыла! - злобно вскрикнула я. - Специально тебе оставила. Тренируйся тут, в одиночестве!

…кажется, седьмой…

Сказать, что я была в ярости - ничего не сказать. Сказать, что я хлопнула дверью... Я сделала это трижды! Причём, с каждым разом всё громче, и громче, и громче!
Короче, выскакиваю на улицу просто вся вне себя. Тут же чуть не наталкиваюсь на какого-то юношу. Стоит себе посреди тротуара, и растерянным взглядом посматривает в обе стороны проспекта. Миловидный такой...
Я, конечно, после бессонной ночи, чувствую себя… мягко скажем... в общем, бабочка с обтрёпанными крылышками. Но быстро вспушиваю волосы, разгибаю спину и ловлю взглядом его немного растерянные глаза.
- Что-то ищете? - спрашиваю моментально, чувствуя себя немножечко Шурочкой Балагановой.
- Нет... - рассеянно начинает он, но тут же фокусируется на мне и заканчивает, - в общем, да. Не могу найти одну улочку, должна быть где-то здесь...
- Так давайте я вам помогу! Я тут всё-всё-всё знаю.
- Даже так? - улыбается чуть иронически. И эта усмешечка, поверите ли, очень ему к лицу.
- А то!
- Ну, хорошо, попробуем... Переулок такой-то. Слыхали?..
- О, это проще простого! - говорю, подхватывая парня под руку и уводя его совершенно в противоположную сторону, - Это мы быстро сейчас найдём!
А сама начинаю лепетать ему что попало. Благо уже натренировалась, язык теперь правильно подвешен. Да и он, как оказалось, тоже парень не промах, давай мне вскоре комплименты делать. Поначалу осторожные такие, но чем дальше, тем смелее и смелее. Так что минут через десять мы уже решили добраться до ближайшего кафе и посидеть немного, выпить по утреннему кофейку. А улочку мы попозже найдём. В самом деле, к чему торопиться, ещё успеется, день ведь только начался!
Иду рядом с ним, как ни в чём не бывало. Перекидываюсь весёлыми да колкими фразочками, улыбаюсь во весь рот, но про себя всё думаю - ах ты ж душка, ах ты ж мистер сладкие речи, чудный ты мой дамский угодник, соколик сердечный… На каком же этапе ты проколешься-то, сволочь?!.

Конец
Опубликовано: 27/12/17, 22:48 | Просмотров: 471 | Комментариев: 6
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Хорошо, но очень сильно от первой части отличается:) Тут больше от энциклопедии :)))
Ветровоск  (19/03/20 06:14)    


пасиба)
Виталий_Юрьев  (06/08/20 22:25)    


Да, Виталий, что тут скажешь? Вот так Шурочка!)))

- Знаешь, - отвечаю ехидно, - способность смеяться, конечно, облегчает жизнь, но умение вовремя остановиться таки продлевает её. !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
monterrey  (07/01/18 17:53)    


Да уж, такая вышла контроверза.
Кстати, выделенная фраза не моя. Принадлежит Та Ши Ко. Мне показалось, что она удачно станет в текст, и я её использовал. biggrin
Виталий_Юрьев  (07/01/18 21:40)    


Юрьев! Вот ты мне объясни:
1. Нафига тащить девушку фиг знает куда, только для того, чтобы покурить травы??? eek Моя буйная фантазия такие картины рисовала, такие картины... а тут тьфу просто)))
2. Качок в узеньких трусиках? Ты уверен? :)
3. "Возникла внезапно ещё одна пауза. " Вот те не надоело над бедной девушкой так жестоко измываццо?

И парочка эмоциональных реакций:
"Но потом уже, закончив разговор, немного попищала и попрыгала по комнате." Кто молодец? Я молодец! На лабутенах-ах biggrin
"На каком же этапе ты проколешься-то, сволочь?!" ыыыы, это никада не кончиццааа И там ещё смайл, бьющийся лбом в монитор)
Ира_Сон  (28/12/17 00:43)    


biggrin
Виталий_Юрьев  (28/12/17 10:11)    

Рубрики
Рассказы [985]
Миниатюры [868]
Обзоры [1308]
Статьи [360]
Эссе [172]
Критика [88]
Сказки [172]
Байки [47]
Сатира [48]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [60]
Документальная проза [62]
Эпистолы [10]
Новеллы [63]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [132]
Мистика [19]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [257]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [26]
Литературные игры [32]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1600]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [82]
Анонсы и новости [105]
Объявления [76]
Литературные манифесты [243]
Проза без рубрики [407]
Проза пользователей [125]