Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Мотылёк 1.1
Романы
Автор: Виталий_Юрьев
- Надя! Наденька!
- Что там, ма? - донесся приглушенный голос из маленькой комнаты.
- Подойди, пожалуйста, к телефону! Папа тебя поздравить хочет! Ты слышишь?!
- Иду, иду. Не ори так, я… - несколько раздраженным голосом начала было девушка, появляясь на пороге коридора, но вдруг запнулась, заприметив румяные щеки матери. Два алых пятна так и сияли на обычно бледном, испитом лице, когда-то красивом, но так рано поблекшем и состарившемся. Надя окинула мать долгим, испытывающим взглядом. Мысленно отметила неестественный блеск в глазах и странную блуждающую улыбку...
Лицо девушки досадливо скривилось.
- Господи, мам, - сказала она как можно тише, подходя к матери вплотную, чтобы на той стороне линии не услышали. - Мы еще за стол не садились, а ты уже…
- Так ведь сегодня у моей дочурки день рождения, - возразила та масленым, но тоже тихим голосом. - Могу себе позволить выпить стопочку. И не спорь, пожалуйста. Возьми лучше трубочку, поговори с папой.
Надя отобрала у неё трубку и отвернулась к стене. «Ты всегда можешь себе позволить», - подумала она.
- Привет, па, - буркнула в телефон.
- С днем рождения, солнышко! - Услышала в ответ глухой, слегка подзабытый голос, от звука которого, внезапно стеснилось в груди - Желаю тебе счастья, крепкого здоровья, и… и хорошо закончить школу!
«Господи, говорит как с маленькой» - уныло подумала она.
- Спасибо, па.
- Как ты там, вообще?
- Нормально, па.
- Как мама, как бабушка?
- Да… в общем, все как обычно…
- Ну, хорошо, деточка, я тогда побежал, меня ждут уже. Еще раз с днем рождения, будь умницей. Пока!
- Пока, пап.
Звонок прервался. «Вот и поговорили». Сердце отчего-то защемило. Она замерла, грея трубку у груди, плечи ее опустились. Мысли беспорядочно забегали.
Мама, безмолвно стоявшая во время разговора позади нее, незаметно выскользнула на кухню.
- Знаю я, кто там тебя ждет, - резко распрямившись, сказала Надя злым голосом, обращаясь к немой трубке. - Лярва эта рыжеволосая!
- Мам! – немного подумав, крикнула она - А почему я звонка не слышала? Ты, небось, сама ему позвонила?
- Доченька, ты же знаешь, как папа занят… - донеслось с кухни, вперемешку с грохотом кастрюль.
«Ну и шел бы он к черту!».
Надя бросила трубку на базу, - немного постояла около телефона, вытирая пальцем пыль с циферблата, - помедлив сняла ее и набрала номер.
- Привет! - Голос девушки, прежде сдавленный и напряженный, сразу смягчился и просветлел.
- Привет, котик! - Лихорадочно закричало из трубки. - С днем рождения! Дарю тебе сто тысяч поцелуев!
- Спасибо, конечно… - холодно сказала она, улыбаясь про себя. - Но что-то я их не чувствую.
- Почувствуешь! Еще как почувствуешь. Все сто тысяч. Люблю тебя.
- Я тебя тоже, - созналась она, но тут же настороженно спросила. - А что это ты мне до сих пор не позвонил?
- Так я с самого утра на СТО. Колодки поменяли, шины подкачали, тормоза отрегулировали, только-только вернулся домой, руки еще не успел даже помыть. А тут как раз и ты…
- Понятно, понятно… - протянула она, привнося в голос нотки подозрительности.
- Зато я теперь на колесах, - продолжал торопливо оправдываться он. - Можем ездить, кататься. В лес, на речку, куда захочешь… кстати, какие планы?
- Сейчас крестная должна подъехать. Посижу со своими чуток. Будет неплохо, если ты часа через два заедешь, заберешь меня.
- Только я с твоими застольничать не собираюсь. Я посигналю, ты выходишь. Ок?
- Конечно! Не хватало… и так голова болит от них… а если еще вокруг тебя начнут суетиться… у меня нервы точно не выдержат.
- Ну, тогда добро. А куда поедем?
- Я думаю, на речку. Очень на кораблике покататься хочется.
- Кораблик, значит кораблик. Сегодня, все твои желания…
Раздался звонок в дверь.
- Надь, с кем ты там шепчешься? Открой, а то у меня руки в салате! - крикнула из кухни мама. - Наверняка кума.
- Ладно, милый, кажется, крестная пришла, пойду, открою.
- Ла-адно.
- И не забудь. Максимум через два часа я тебя жду. А лучше - раньше. Ага?
- Хорошо, - усмехнулся он в трубку. - До встречи!
Повозившись со старым, испорченным замком Надя распахнула дверь. На пороге стояла упитанная пожилая, но молодящаяся дама в нарядном платье, с косынкой в цветочек, небрежно наброшенной на высокую прическу.
- Что вы, позасыпали все, что ли?.. - С порога воскликнула дама, но тут же срезалась, разглядев крестницу. Всплеснула руками.
- Ох, Надька! Как же ты изменилась-то за год.
Как бы не доверяя себе, тетка еще раз быстрым оценивающим взглядом оглядела всю ее тоненькую фигурку. Покачала головой.
- Да-а. Вытянулась, похорошела. Худа, правда, больно... ну, прям дюймовочка! Будешь, будешь из парней веревки вить.
- Ох, крестная, - смутилась девушка. – Ну, вы тоже скажете...
- А что такое? Помни, душенька, - назидательно сказала тетя, скидывая платок на плечи. - Сама себя не оценишь, никто не оценит. Себе цену надо знать и помнить всегда! Эх, если бы я...
- Ай, Кума! Здравствуй! - раздался позади них развязный мамин голос. - Ты что это застряла на пороге? Милости просим, к нашему столику! Холодненькая ждет!
Кума пристально поглядела в глаза говорившей.
- И вам не болеть, - холодновато ответила она. - Как я погляжу, вы тут уже отмечаете.
- «Мы» только разогрелись, Вас ждали, чтоб уже в полный жар броситься. Скидывай туфли, одевай вот тапки и давай на кухню!
- Погоди, дай дитя хоть поздравлю...
Она сунула руку куда-то в глубины объемного лифчика и суетливо протянула девушке тоненький носовой платочек, с чем-то завернутым внутри.
- Вот, возьми на гостинцы. С праздничком!
И чмокнула девочку своими пухлыми губами прямо в лоб.
Надя, отвернув уголок платка и увидев цвет купюр, быстренько сунула их в карман, так, чтоб мама не распознала сколько там. Сама она приметила, что прилично.
- Ну, доченька, пойдем к столу, - сказала мама, цепким взглядом проводив путь платочка из рук кумы до кармашка.
- Ты же смотри, не потрать все зря, на гульки, - скороговоркой прошептала она дочке, по пути на кухню. - Купи себе что-нибудь.
- Не волнуйся мама, - холодно отрезала Надя.
На кухне, в самом углу мягкого уголка, за накрытым столом, перекрестив руки на груди, сидела бабушка. Она то ли просто прикрыла веки, то ли дремала. Когда вошла гостья, и громко к ней обратилась, бабушка вздрогнула и распахнула осоловелые глаза. После короткого обмена приветствиями расселись. Живо принялись раскладывать еду по тарелкам, наполнять рюмки.
Стол конечно, на взгляд кумы, был накрыт не густо - парочка салатов, нарезка какой-то сальной колбаски, соленые огурчики и квашеные помидоры, отварная картошка с маленькими кусочками свинины... Компот в кувшине и самогонка в старом графине. Главным украшением стола являлся подносик, густо обложенный маленькими бутербродами с маслом, редко усеянными красной икрой.
Подняли рюмки за здоровье именинницы.
- Надьке то налейте, - всполошилась кума. - А-то всё компотики…
- Ни к чему это, приучать… - назидательно пробурчала бабушка. - Одну охотницу уже имеем.
- Чуточку налейте, под тост.
Налили.
- Ну, душенька... – начала было гостья, подняв рюмку, но запнулась из-за возникшей у локтя возни: мама настойчиво подсовывала имениннице бутерброд, та от него наотрез отказывалась.
- Скушай икорку доченька, - шептала мама. - Еще зимой баночку выменяла, специально берегла...
- Да не люблю я ее мам...
- Скушай, скушай. Что ж ты кума замолчала? Ты говори, говори!
- Выпьем!.. Значит.., это... за здоровье твое, чтобы крепким было, а то ты вон какая худющая, ветер только подует, унесет. И за красоту твою расцветающую. Чтоб еще больше расцвела. Ну и за жениха. Да не за какого-нибудь прощелыгу, как твой папочка, чуть что тут и нет его, а за такого, - чтоб за ним как за каменной стеной.
- Так есть ведь, есть уже! - закричала, упреждая окончание тоста, мать, и входя в раж непроизвольно похлопала куму по руке, держащей рюмку, отчего часть содержимого выплеснулась на стол.
- Мама! – Наде хотелось провалиться на месте.
- Да, валандается какой-то, - степенно подтвердила бабушка, пригубив чуток из своей рюмки – что там за хахаль у тебя, давно хотела расспросить, расскажи-ка?
- Ах, бабушка, и ты…
- А что такое? Если есть успехи, рассказывай! - подначила ее гостья.
Надя покраснела.
- Да и без тебя расскажу, - встряла мать. - Хоть ты и пыталась скрывать, да я кое-чего разузнала.
И обращаясь к куме, громко шепнула:
- Не кто-нибудь, сынок председателя.
- Это, которого, Чередниченко? - спросила бабушка, у которой, вдруг прорезался слух.
- Его, - подтвердила мама.
- Я этого «председателя», с малых лет, вот таким еще, помню. Бывало, - тетя Валя, тетя Валя… а теперь что? Нос задрал, председатель, понимаешь. И никакой помощи от него не добиться. Вас, просящих, говорит, много, всем не поможешь… хотя видным парнем рос, что было то было, сейчас только раскабанел. А что, сынок в отца?
- Еще лучше, в мать! Светловолосый, голубоглазый. На иномарке ездит, помощником каким-то там работает. За такого парня любая пойдет. Вот какого жениха Надька себе отцепила! Малая еще, а всех переплюнула.
- Мама! - ей хотелось закрыть уши и убежать куда-нибудь подальше.
- А что, мама?.. Все же правда. Могу и похвалиться перед кумой.
- Только вот это... - прошамкала вдруг бабушка. - Что-то я о нем такое слыхала... недоброе...
- Об Игорьке? - удивилась захмелевшая мама.
- Что... что такое? - всполошилась Надя
- А то что бабник он. Вот что!
Надя с полуулыбкою махнула рукой:
- Ах, глупости.
- Мать, это ты сына с отцом спутала! Про того много всякого говорят... А этот... пацан же еще.
- Ах, может быть, может быть... - как бы что-то внезапно вспомнив, пошла на попятную старушка. - Что-то я в самом деле не то говорю. Память совсем подводит.
- А он что, с отцом живет или своя квартира? - поинтересовалась у девушки крестная, возвращая разговор в прежнее русло.
- Своя, - обреченно ответила Надя. - Отец подарил.
- Своя! - Многозначительно произнесла мама. - Уже немаловажно.
- И машину отец подарил?
- Машину он сам купил, поддержанную... И работу сам нашел. Без протекции.
- Прям таки, без протекции, - проворчала бабушка, - с таким отцом и протекции не надо. Тут фамилия одна, - уже протекция.
- Вот выйдет Надька замуж, уедет на свою квартиру и дорогу к матери позабудет. Характер известный, отцовский.
По маминой щеке побежала скупая слеза.
- Мама, прекрати!
- Ну, выпьем, кума, - надрывно сказала мать.
Чаша терпения именинницы переполнилась. К ее счастью, с улицы вскоре донесся звук автомобильного сигнала.

***

Тихий вечер разлился над рекой. Речной трамвайчик медленно отвалил от причала, пыхтя и сотрясая всем корпусом неторопливо развернулся, и стал набирать ход.
Они сидели друг напротив друга на верхней открытой палубе, на деревянных лавках за маленьким круглым столиком. На столике стояла откупоренная бутылка шампанского и два наполненных вином пластиковых стаканчика. Около бутылки лежала распечатанная шоколадка и веточка белого винограда на пластиковой тарелке. На другой тарелке, керамической, покоился надкусанный закоченевший бутерброд с семгой, украшенный долькой лимона и веточкой петрушки.
После пары стаканчиков шампанского выпитых в безмолвии, под убаюкивающий шум двигателя, насладившись первыми освежающими минутами речной прогулки, девушка пересела к юноше под крылышко. Постепенно завязался приглушенный, обрывистый, невнятный разговор.
- Я так устала от этой собачьей жизни, - как-то слишком эмоционально, почти надрывно, изливала она, хотя за миг до этого ей вовсе не хотелось вспоминать ни о каких проблемах. - Денег никогда нет. Мать не просыхает. Блин, через две недели выпускной, - хоть не приходи, одеть-то нечего. Бабушка вообще в маразм, кажется, впадает. Вроде нормальная, нормальная, а потом начинается: ходит по двору с метелкой, - нечисть отпугивает. Соседи у виска покручивают, а сами-то не лучше. Одни посуду бьют, скандалят друг с другом постоянно. Дитя маленькое чего-то у них целый день орет. Другие... ох! Короче натуральный сумасшедший дом. Отец вот поздравил... одно название... Господи, лучше бы денег прислал...
Он слушал всю эту внезапную исповедь несколько растерянно, иногда скашивая слегка удивленный, водянистый взгляд на ее подкрашенное детское личико и кивая невпопад.
- Знаешь, что я думаю? - сказал он, как бы собравшись с мыслями после продолжительного молчания, - перебирайся-ка ты ко мне. Вот сразу после выпускного и переезжай. А платье мы тебе купим. Самое красивое. Будешь в нем настоящей принцессой.
Надя придвинулась к нему еще ближе, заглянула в глаза, в которых, как ей показалось, отсвечивали звезды, и ласково, замирающим голосом, спросила:
- Правда? Ты так сильно меня любишь?
- Да, - сказал он, судорожно прижимая девушку к себе, и срывая жадный поцелуй с её горячих губ.
Опубликовано: 05/02/16, 16:11 | Просмотров: 632 | Комментариев: 2
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

да, начало очень хорошее))
Shah-ahmat  (01/06/17 23:31)    


Здравствуйте. Начала читать Вашу историю. Очень хочется, чтобы мои предположения о дальнейшем ходе сюжета не оправдались. Надеюсь, сумеете удивить чем-то нестандартным.

Из положительных моментов хочу отметить живость героев, читаю и верю, что это живые люди, а не картонки.

И, как и в любой работе, не обошлось без шероховатостей:

И чмокнула девочку своими пухлыми губами прямо в лоб. - лишнее притяжательное. Нельзя чмокнуть чужими губами.
И чмокнула девочку... - сколько лет девочке? Тем более дальше по тексту Надя уже становится девушкой:
девушка пересела к юноше под крылышко
сотрясая всем корпусом - сотрясаясь.

Пошла читать дальше. smile
Лариса_Логинова  (06/02/16 14:06)    

Рубрики
Рассказы [985]
Миниатюры [868]
Обзоры [1308]
Статьи [360]
Эссе [172]
Критика [88]
Сказки [172]
Байки [47]
Сатира [48]
Фельетоны [13]
Юмористическая проза [276]
Мемуары [60]
Документальная проза [62]
Эпистолы [10]
Новеллы [63]
Подражания [10]
Афоризмы [28]
Фантастика [132]
Мистика [19]
Ужасы [5]
Эротическая проза [3]
Галиматья [257]
Повести [255]
Романы [44]
Пьесы [32]
Прозаические переводы [2]
Конкурсы [27]
Литературные игры [32]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1600]
Тесты [10]
Диспуты и опросы [82]
Анонсы и новости [105]
Объявления [76]
Литературные манифесты [243]
Проза без рубрики [408]
Проза пользователей [125]