Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Азак. Резня зимы 1369-1370 гг. Окончание
Документальная проза
Автор: КЛП
модерация Azazello


Часть первая - здесь. Часть вторая и третья - здесь

Часть четвертая и пятая - здесь

Часть шестая и седьмая - здесь

Автор - А.Н. Масловский

Кого не хватало среди убитых.

«Журналистика - это когда сообщают; «Лорд Джон умер», людям, которые и не знали, что лорд Джон жил».
Г. Честертон

Дополняя эпиграф, следует сказать, что научно-популярная журналистика - это рассказ о смерти лорда Джона людям, которые, вполне вероятно, не знают не только конкретного лорда Джона, а вообще слабо представляют себе, что значит титул «лорд». Мы обрисовали масштабное трагическое событие, но где оно произошло? Судя по комментариям, даже некоторые мои коллеги смутно представляют себе, что такое золотоордынский город. (Например, высказывались предположения о том, что это захоронения людей умерших во время осады или что люди могли искать убежище в городе, а горожане могли его дать, а могли не дать).
В 1971 г. ведущий в то время специалист по западноевропейским источникам интересующего нас периода о Северном Причерноморье Е.Ч. Скржинская написала, что в Тане не было и не могло быть крупного производства и что венецианская Тана, была кварталом в половецко-татарском поселении. Гипертрофированное преувеличение значения международной торговли и поверхностный взгляд на этнический состав золотоордынских городов за последующие полвека никуда не исчезли. Причина этого не в недостатке квалификации историков. Даже сказать, что письменные источники по истории Золотой Орды скудны - значит переоценить их. В изучении Золотой Орды вполне очевидно приоритетное направление принадлежит археологии. Просто потому, что археологических данных много и они постоянно пополняются. Но их изучение трудоемко, а использование для специалистов смежных специальностей явно затруднено.
Чтобы сцена трагедии не выглядела выпиленной из фанеры декорацией из второсортной постановки провинциального театра, необходимо сказать каким был Азак, сколько в нем проживало жителей, и как он примерно выглядел летом 1369 г. Благо нами изучено уже более 450 раскопов по всей площади средневекового города. (Ну почти по всей).
При этом, я не страдаю «азакопупием». Нельзя сказать, что Азак является каким-то уж очень выдающимся золотоордынским городом, и на его примере можно охарактеризовать золотоордынский город вообще. Это невозможно сделать ни по одному из памятников отдельно. Просто Азак изучен наиболее полно и обладает некоторыми особенностями, делающими его очень интересным объектом для изучения. В частности, как минимум половина всех находок происходит из закрытых комплексов. В них достаточно часто находят монеты (до 80 с лишним штук и это не клады). Сравнивая комплексы с монетными находками между собой, азовские археологи давно заметили, что ямы с однотипными монетами и керамику имеют схожую, что она изменяется со временем и направление её эволюции можно достаточно четко проследить. Как следствие, появилась возможность датировать ямы и без монетных находок. Это позволяет проследить развитие города по непродолжительным периодам, что поверьте, для археологии любого средневекового города значит немало. Просто из теории вероятности следует, что более вероятно попадание в погреб, который вдруг перестал быть нужен и был засыпан за пару месяцев мусором, наиболее массовых в монетном обращении на данный момент монет. 95% этих монет пулы. Даты на них позволяют сгруппировать закрытые комплексы Азака в несколько крупных серий. 1 серия - с монетами 721 и 726 г., 2 серия - с монетами 737 г.х. (вообще половина всех комплексов Азака), 3 - с монетами 751-753 гг., 4 серия с монетами, отчеканенными при Абдаллахе, 5 серия с монетами, отчеканенными при Тохтамыше (1381-1395 гг.). Поштучно встречены комплексы с монетами 713, 715 г., с монетами 731, 734 г., с монетами Джанибека с изображением двуглавого орла (Почему так мало ям, где младшей монетой является этот тип пулов, вообще то многочисленный в Азаке для меня загадка), с монетами Бердибека и Кильдибека. Это не значит, что погреба засыпали только в эти годы, просто таковы были особенности монетного обращения Азака. Так что дата на монете дает нам границы некоего временного интервала от момента чеканки данного типа монеты, до начала распространения следующего массового типа медных пулов. Обратите внимание, что значительная, если не основная часть комплексов с монетами 737 г.х. (1336/7 г.) была заброшена, судя по данным письменных источников, в период 1343-1347 гг. Вероятность выхода из оборота всех или даже большинства монет конкретного типа в год их чеканки не просто мала. Я бы сказал, что она отрицательная. Монеты, отчеканенные при хане Абдаллахе, служили основой розничной торговли Азака вплоть до прихода к власти Тохтамыша на протяжении более 10 лет.
Так что же представлял собой Азак и как он развивался? После того, как мы установили направление эволюции керамического комплекса, путем экстраполяции мы можем высчитать параметры состава находок комплексов в первые десятилетия существования Азака. Монет в комплексах этого периода мало и они не датированы, а зачастую вообще не несут надписи. Определение времени их чекана предмет «увлекательных» (сарказм) споров нумизматов. Изучение распространения этих самых ранних комплексов, позволяет определить участок, где зародился город и проследить его рост в первые 50 лет, когда он достиг практически до своих максимальных размеров (карты). Особенно бурно город рос при хане Токте, когда его площадь увеличилась раз в 10 с десятков до сотен гектаров. Город опоясала цепочка могильников (карта могильников). При этом монет данного хана именных в Азаке кот наплакал. В первое десятилетие правления хана Узбека до 1321 г. город перерос границу могильников и увеличился в размерах ещё раза в 1,5-2. В это же время прокладывается сеть магистральных улиц, иногда прямо через уже существующие жилые усадьбы. Появляется вторая (внешняя) цепочка могильников. К 1340 г. город достигает зенита. В его пределах выделяется несколько районов, различающихся по мощности и насыщенности культурного слоя, плотности застройки, следам ремесел, составу костей животных и др. Если в первые десятилетия существования города наиболее многочисленные этнические группы составляли западно-кавказские племена (черкесы), аланы, русские и вероятно оседлые тюркоязычные племена Северного Кавказа. Ну а потом, кто только не попадал в город! Только при Узбеке среди горожан становятся многочисленными выходцы из степей, которые занимают преимущественно Юго-Восточный район города и южную оконечность центрального района. Среди них были и монголы. Поскольку они не имели возможности прочесть статьи некоторых российских историков XX-XXI вв., то не дисциплинированно теряли онгоны. Их у Азаке найдено уже 18. Монголов в немалом количестве упоминают акты Бенедетто Бьянко. Вообще состав населения Азака был необычайно пестрым, на это указывает то, что на настоящий момент нами выявлено уже 41 отдельный могильник, каждый из которых принадлежал ведь какой-то отдельной общине.
Становой хребет города составляла полоса шириной примерно в 300-500 метров протянувшаяся от Дона до современного железнодорожного вокзала и вероятно дальше на юг. Здесь сосредоточено большинство монетных находок, домов крупных купцов, ремесленных мастерских, ну и вообще большая часть красивых находок.
Мы можем посчитать даже примерную численность населения города, поскольку в состоянии оценить плотность населения на отдельных участках города. Понятно, следует сделать ряд оговорок, но мы их опустим. В центральной полосе эта плотность составляет 200-250 человек на гектар (сюда уже включена площадь городских улиц), для Юго-Восточного района города она составляет 80-100 человек. Для Западного и Северо-Восточного районов она была, вероятно, ещё меньше. С учетом того, что площадь жилой застройки составляла минимум около 500 га, оценка численности городского населения в 50 тыс. человек будет скорее минимальной. События 1343-1347 гг. привели к некоторому упадку города. Какие-то магистральные улицы были даже анархично заняты домами. При этом периметр города, судя по всему, существенно не сократился. Даже в Западном районе, по большей части заброшенном, оставались отдельные жилые усадьбы. Численность населения сократилась и, к сожалению, для оценки его в середине 14 в. данных у нас недостаточно. Учитывая значение Азака как экономического центра, убыль населения в результате эпидемии чумы должна была, хотя бы отчасти, компенсироваться притоком новых переселенцев. И это отмечается в археологических материалах.
И вроде бы, звездный час Азака миновал вскоре после смерти хана Узбека. Тем более удивительно, что в период правления Абдаллы город явно испытывает новый расцвет. Достаточно сказать, что половина ярких экспонатов музейной экспозиции и выставок происходит из этих комплексов. Особенно впечатляет расцвет гончарства. Достаточно скромно выглядевшая до этого поливная керамика местного производства внезапно дает всплеск разнообразия и количества. Например, широкое распространение получают чаши со сложными композициями, выполненными росписью ангобом. Весьма вероятно, что керамика Азака появляется в небольших золотоордынских городах на Северском Донце (по фото чаши расписанные ангобом из Крыма и Азака я отличить не смогу), которые вроде бы только и появляются в этот период. И хотя число импортной керамики в целом самое минимальное, но среди них внезапно масса кашинной керамики из Нижнего Поволжья. Как? Ведь война, «замятня»! В центре города даже появляется новый металлургический район. Но уже первые годы замятни были для Азака предгрозовыми, омраченными локальными погромами. Вероятно, в первые годы правления Абдаллаха спалили район в районе улицы Привокзальной 12Б (может даже и зимой 1363/1364 гг.). И весь этот расцвет и изменения, по мнению молодых нумизматов, уместился в 1 год?! Археологи, увы, не способны датировать свои находки с точностью до 1 года. Но если вы мне покажете три комплекса из раскопок Азака, в которых есть минимум 200 фрагментов керамики, и хотя бы полсотни от поливных сосудов, я смогу вам сказать что два из них синхронны, а третий отличается от них на временной отрезок э-э-э... в несколько лет. Очень существенные изменения произошли в городской культуре в период между выпадением комплексов с монетами Кильдибека и монетами с большеголовой собакой хана Абдаллы. Собственно, если когда-нибудь найдут письменный источник с указанием, что эта резня произошла в 1375 г., я огорчусь (какая гипотеза пропадает!), но не удивлюсь.
Лирическое отступление №4. Кого не хватало среди убитых.
Итак, в середине 1360-х гг. Азак переживает расцвет, но на всякий случай строит укрепления, о которых я писал в одной из предыдущих частей. До этого, как и все золотоордынские города Азак рос, как ему вздумалось. И теперь это стало проблемой. Правитель города, судя по местоположению обнаруженных участков рва, пытался защитить весь центр города. Нам даже неизвестно, достроил ли он укрепления. (Длина прослеженных участков метров 30 м). Но даже если они и были достроены, откуда взять защитников для нескольких километров периметра укреплений? Ведь в золотоордынских городах жили исключительно ремесленники и торговцы? Или воины всё же были?
Да воины среди горожан были. Причем, судя по всему, относились они к различным этническим группам. Среди предметов вооружения, кроме наконечников стрел и арбалетных болтов, самая частая находка - булавы. Среди них есть как простецкие, так и экспериментальные. На фото булава, которой можно было наносить не только удар с замахом, но и делать выпады. Для этого имелся дополнительный тринадцатый шип. Да и стрелы очень разные и преимущественно не тех типов, что есть в подкурганных кочевнических погребениях. Впрочем, подобное кочевническое погребение с оружием есть и в городе (чертеж). А ещё есть панцирные пластины, наконечники копий, боевые ножи, обломки сабель и мечей, кистени. Но самое яркое свидетельство о наличии среди горожан воинов - это их захоронения на городских некрополях. Из числа последних выявленных Е.Ф. Батиевой примеров, группы погребений на участках по улицам Кондаурова 10 и Ленина 5 и самая любопытная находка с Макаровского 16/30. Погребения на улице Кондаурова совершены, возможно, примерно в этот же период замятни, на улице Ленина 5 вероятно в период правления Тохтамыша (может там и убийцы 1369/70 г. были?), а на улице Макаровского погребение было совершено значительно раньше. Итак, на улицах Кондаурова и Ленина были совершены индивидуальные погребения суровых мужчин обветренных как скалы. Их скелеты носят следы многочисленных травм. Посмотрите например на плечевую кость, которая намертво срослась с ключицей и лопаткой. А жуткое разрастание на бедренной кости? При одном взгляде на неё мороз по коже продирает. А просто переломы. И чтобы мы не сомневались, что эти травмы не следствие падения по пьяни в погреб, некоторые скелеты несут совсем уж недвусмысленные свидетельства. У одного из воинов с улицы Кондаурова 10 в позвонке остался обломок наконечника копья (архаического кстати) (рентгеновский снимок). У одного мужчины с улицы Ленина проникающее ранение в глазницу, а у второго разрублен затылок. Третий из них выжил после страшной длинной раны на черепе.
То есть воины среди горожан всё же были. И участие в боях они принимали. Но почему же в захоронениях жертв резни мы не нашли мужских скелетов со следами боевых ранений? Почему, как неоднократно говорилось, среди убитых недостает мужчин? Вывод, кажется очевиден. Они погибли в другом месте. И это место не было на слабеньких, а может и вовсе недостроенных городских укреплениях. Они приняли бой за городом как мужики и их трупы остались непогребенными в степи.
Но особо любопытно захоронение женщины 35-45 лет с улицы Макаровского 16/30 (фото). По меркам средневековья можно сказать старушка. Она получила три страшных ранения в голову. И она пережила их все. Вдавленный перелом теменной кости от удара чего-то типа булавы зарос полностью. Ещё один удар булавой или кистенём в лицо, от чего остались поврежденными нос и челюсть. И наконец, удар саблей разрезавший глазницу. И там тоже началось зарастание. А ещё переломы руки и ноги. А ведь могли быть и другие ранения, не оставившие следов на скелете. Трижды женщина была на волосок от смерти. Будь нападавшие ближе или удар не прошел по касательной она бы погибла. Вряд ли при этом она просто стояла. Если она дожила до внуков ей было что рассказать им о своей жизни. Как и другим воинам Азака.

Кем же всё-таки были убитые? Как Азак пережил резню? Об этом мы расскажем далее.







Как город пережил резню?

«Кровь смыли, трупы убрали, сыграли свадьбу»
Конец «страшной» истории,
рассказанной школьницей у костра
в детской археологической экспедиции.

О двух комплексах представленных сегодня я рассказывать не собирался. Во-первых, ничего принципиально нового они в картину резни зимы 1369/1370 г. вроде бы не добавляют. И числом скелетов не впечатляют. Во-вторых, если посадить их на карту, то красивое изображение клешни, сжимающей город, превращается в некрасивые челюсти с одним зубом, которые также сжимают город. Но в поисках красивых картинок для сегодняшнего рассказа и ради научной добросовестности, я всё же решил их включить. Дело в том, что вместе с находками самого большого захоронения на улице Измайлова, 49а (2002 г.), а также находками по улице Измайлова, 45 (2017 г.) и Измайлова (50 лет Октября) (1991 г.), они образуют компактную, по меркам Азака, территориальную группу. Расстояние между ними всеми, каких то 100-150 м.
На улице Мира, 37, прямо на проезжей части, при смещении трассы коммуникации, было найдено два комплекса. В одном - один фрагментированный костяк, во втором - 9 (при определении Е.Ф. Батиевой, выяснилось, что под одним номером оказались части 3-х скелетов). Итого -13. Очень может быть, что их в яме было и больше, но доследовать яму целиком мы не могли. Середина улицы всё же. Вообще-то, если бы в своё время, при строительстве всех 2-х, 3-х, 5-ти этажных домов между Измайлова, 49 и Мира, 35а были проведены археологические исследования, я думаю, мы бы нашли ещё много таких захоронений. Ну, захоронения как захоронения. Одни костяки - почти целые или часть костяка почти целая. От других - разрозненные кости. Есть даже своя собачка. И всё это свалено грудой в хозяйственную яму. Ну, и состав монет тот же, что и раньше.
Второй комплекс будет понеобычнее. Нет, тут был обнаружен всего-то один полу-обглоданный череп. К тому же, исследован он весной 2002 г. и находке черепа, в то время, особого значения не придали. Это после Измайлова, 49а, мы стали давать каждой такой находке отдельный номер. Интерес этому комплексу придает приятный бонус - это сама землянка с находками. Землянки в Азаке делятся на три группы. Первые - заброшенные и затекшие за длительный период грунтом. Находки в них скудные. Вторые - сгоревшие. Находки в них - как повезет. Третьи - заброшенные и превращенные радостными соседями в долговременные мусорки. Находок в них много, но, как правило, сильно разрозненных. Жилище №1-2 на улице Мира, 35а образовывает четвертую группу. Знали бы вы, каких нервов мне стоило исследование этого комплекса. Из-за ослиного упорства местного прораба Митрофаныча, вечно с перегаром, роскошно сохранившийся подвал нам пришлось зачищать кусками, и никаких, фантастической красоты снимков всего комплекса в целом, мы сделать не смогли. Но полы жилища, в несколько сотен квадратных метров, мы зачистили ножами вчетвером! Аж, самому сейчас не верится.
Его гибель была не трагичной, но драматичной. Его владелец покидал жилище в очень большой спешке. А владельцем был богатый купец, и землянка представляла собой подвал большого дома, использовавшийся как склад (14х17 м). И в нем осталась, по крайней мере, часть товара. Найдено несколько сотен битых амфор местного производства, купленных оптом (некоторые амфоры явный брак). Осталась вкопанная корчага метровой высоты с сосудами внутри неё. Мы не знаем имени владельца, но нам известен его знак сложной формы (см. иллюстрацию). Судя по фрагменту керамики с таким же знаком, участок раскопа по ул. Мира 37 также принадлежал этому человеку. Приятным бонусом стало большое число монет. С таким числом нумизматических находок в одном жилище сталкиваться ещё не приходилось. Их было около 500. Значительная их часть была просто рассыпана по полу, как будто некий сеятель ими разбрасывался, в надежде вырастить денежное дерево. Ну, или хозяин (грабители) просто не обращали внимание, что что-то высыпается из мешков. В основном это медяки, но и дирхемов почти 30. Они рассыпаны по полу одного обособленного отсека жилища. Необычно много (для Азака) (более десятка) иностранных монет. Несмотря на размеры, подвал заполнился грунтом достаточно быстро, видимо отчасти за счет конструкций самой постройки. Ну, а затем, уже местные жители, наверняка, рылись в развалинах и сыпали сюда мусор, среди которого оказался и обглоданный череп, убитого во время резни. Жилище не сгорело, но что опять-таки удивительно, деревянные конструкции (весьма внушительные балки) не были растащены, а сгнили на месте, что опять таки указывает на быстрое заполнение подвала грунтом.
Какие же монеты были в спешке (или за ненадобностью) оставлены владельцем? Когда же он убежал? Этот комплекс был даже опубликован. Правда Н.М. Фомичев, в силу своих нумизматических соображений, смешал вместе все монеты из раскопа. А там было ещё одно жилище, 2 ямы, да и в слое монеты тоже находили. (По-хорошему монеты из Жилища №2 нужно было бы опубликовать отдельно). Так что мне спешно пришлось пролистывать эти определения. В общем, все как всегда в крупном скоплении медных монет этого времени. Небольшой процент монет чуть ли не с начала 14 в. Затем больше сотни монет Джанибека 1350-х годов, Затем разношерстные монеты начала «Великой замятни», в т. ч. серебро Бердибека, Кульны, Науруза, Хызла, 65 медяков Кильдиибека 763 г. х. и около 100 монет Абдаллы. Среди них всего 2 дирхема. На одном из них, предположительно 769 г. х. Есть медяки, на которых Фомичев разглядел 767 г. х. Но главное и самое пикантное (внимание!), на полах было найдено с десяток пулов, отчеканенных от имени Абдаллы в некотором монетном центре ал-Джедид (Новый) в 770 г. х. А год этот, напоминаю, закончился в августе 1369 г. Это и дает нам датировку большой резни, случившейся, как уже писалось ранее, зимой 1369/70 г.
Вообще я скептически отношусь к возможности датировки археологических комплексов монетами с точностью до года. Это только в сферической в вакууме нумизматике новые выпуски монет мгновенно заполняют рынок, а кто-то с непонятной целью может изъять все до единой монетки, выпущенные в предыдущем году. В реальности, как вы видите, разменная медь состояла преимущественно из очень разных монет, в т. ч. двадцатилетней давности и даже старше. На досуге вы можете посчитать вероятность того, что если бы была потеряна только одна монета, то это была бы монета почти синхронная событию -770 г. х. Нам попросту очень повезло. И это вдвойне везение, поскольку, вообще этот тип монет в Азаке очень редкий. Почему их оказалось столько у владельца дома? Думаю потому, что он был купцом, торговавшим не только оптом, но и розницу, у него были и новинки.
Да простят меня оппоненты, я оставил этот комплекс напоследок не из коварства. Я просто забыл об этих монетах. (Старею, уж очень много мы за эти годы накопали). Но он подводит нас к следующей теме.
А как город жил, когда на его окраинах резали людей, как овец? Да знаете ли, вполне спокойно жил. В одной из своих предыдущих публикаций на эту тему я написал о дыме от пожарищ. Это скорее литературщина. Как не удивительно, но убийство 15-20 тысяч женщин и детей не сопровождалось пожарами. Ну, то есть, только на раскопе по улице Привокзальной фиксируются следы мощного пожара. Но именно относительно этого раскопа у меня есть сомнения. Здесь мы можем иметь дело со следами более раннего погрома города. Может быть, как раз зимы 1363/1364 г., на котором так настаивают молодые нумизматы. Во всяком случае, монет Абдаллы там нет. Все же остальные комплексы с монетами Абдаллы не несут на себе следов пожаров. Конечно, весь центр средневекового города в районе современного кинотеатра на Петровском бульваре покрыт слоем золы в 20-30 см, но это следствие того, что здесь в это время работали угольные и металлургические мастерские. И ремесленники центра города погрома, вроде бы, не заметили. Есть поразительные примеры преемственности. В районе фонтана на Петровском бульваре работали кожевники. Работали они на одном месте с самого начала 14 в. и до 1395 г. То же мы видим на усадьбах костореза и медника на улице Толстого. Не заметили погрома металлургические комплексы в районе современного здания прокуратуры. И даже на границе полей смерти, на участке по улице Измайлова, 48 всё также кипела торговля, и всё также стояли хлебные тандыры. Наверное, отдельные люди гибли и здесь. Ведь не все же люди с раскосыми глазами жили на окраинах. Наверное, под шумок кого-то и ограбили. Но дискуссия с молодыми нумизматами помогла мне осознать, что минимум половина комплексов с богатыми находками, которые датируются монетами хана Абдаллы, образовались не за короткий период, от момента чеканки этих монет до его смерти. И после 1370 г. гончары Азака продолжали делать поливные чаши, а жители ещё и покупали импортные поливные сосуды. И теряли они монеты Абдаллы в эти мусорные ямы ещё десять лет.
И эти обстоятельства делают картину резни 1369/70 г. ещё более сюрреалистической. Некто пришел. В скоротечном бою поубивал под городом мужиков воинов. Собрал в большие группы женщин и детей, с определенной внешностью. И подумав, приказал их всех убить. Для остального города, всё, так сказать, обошлось. И ведь мы даже не можем сказать, все ли горожане с раскосыми глазами погибли? Может и среди горожан этих этнических групп были убийцы? Во всяком случае, в Азаке, времен правления Тохтамыша, монголы были.



После ухода убийц город продолжил свою жизнь. Не могу сказать, что это было долго и счастливо. Азаку, как крупному городскому центру, оставалось жить ещё 25 лет. Но это был, по средневековым меркам, всё ещё крупный город с развитым ремеслом и торговлей. И жило в нем, ну уж, не меньше 10-15 тысяч человек. Районы полей смерти Азака после резни были заброшены. Город времен Тохтамыша заметно меньше (см. карту), чем город времен Абдаллаха. Причем, южный хвостик на карте нарисован на основе данных Н.М. Фомичева. Результаты многолетних раскопок указывают, что в 1395 г. южная граница города находилась у перекрестка улиц Измайлова и Кондаурова.
В городе продолжали жить и выходцы из степи. Например, этим временем можно датировать погребения суровых мужиков на улице Ленина, 5а. Наиболее любопытно погребение по переулку Достоевского 54. Оно имеет северную ориентировку и скромный инвентарь. Особый интерес придает погребению находка дирхема Тохтамыша. Этот человек был монголом, по крайней мере душой, и сохранял языческие верования. Он не читал опусов современных историков о титульной нации Золотой Орды. В противном случае он бы, возможно, раскаялся и попросил похоронить себя иначе.
Всё познается в сравнении. Для того, чтобы понять, как происходила резня, какое значение она имела для судьбы города, нам нужно посмотреть на картину шире и сравнить её с событиями 1395 г.
Итак, в 1359 г., накануне замятни население города составляло, допустим, около 40 тысяч человек (Ну, то есть примем, что убыль населения после чумы 1346/47 г. составила 20%. Это, так сказать, цифры средние по больнице). Сколько кочевников обитало в Подонье? Демографы ещё в начале 20 века выяснили, что плотность кочевого населения при оптимальном использовании пастбищ составляет около 1 человека на один квадратный километр. Это знание не помешало за последние 40 лет целому ряду археологов, героически, путём сложных процедур изобретения велосипеда, получить в итоге те же цифры. Не сомневаюсь, что изобретение велосипеда продолжится, поскольку диссертации нужно писать всем. Мы не будем сейчас вступать в увлекательную дискуссию относительно границ кочевых улусов Золотой Орды. Отмечу, что мои наблюдения показывают, что границы улусов по Дону, Северскому Донцу и Манычу вполне отчетливо прослеживаются по погребальному обряду кочевников. Азак лежал на границе двух улусов. Один находился на правом берегу Дона и Северского Донца. Второй - на левом берегу Дона и Маныча. Насколько далеко на юг, на север и запад простирались эти границы мы сейчас выяснять не будем, но важно помнить, что для оптимального ведения кочевого скотоводства в условиях наших степей нужны сезонные перекочевки на длинные расстояния. Это вам не итальянские феодалы с вотчинами в 100 кв. км. Как только эта оптимальность маршрутов в сотни километров нарушалась, очень быстро начинался хозяйственный кризис с прелестями в виде джутов и голодовок улусников. Особенно, если до этого всё было хорошо. Это и происходило в период смуты 1359-1381 гг. Если бы современные историки в полной мере это понимали, то, наверное, не пытались бы объяснить всё некими грозными явлениями природы. Не будем пытаться высчитать сейчас площадь этих двух улусов. Для ориентировки укажем, что площадь Ростовской области могла прокормить примерно 70 тысяч кочевников. На выпученный морской глаз, примем, что примерно такое число кочевников экономически, ну может, и административно тяготело к Азаку. То есть, теоретически могли, хотя бы раз в году вести какую-то торговлю в Азаке или через посредничество его купцов. 40 тысяч горожан, 70 тысяч кочевников. Была ещё и третья составляющая - население оседлых поселений округи Азака (см. карту). Об этих поселениях историки, как правило, забывают. Потому, что они крайне редко упоминаются в письменных источниках. Археологи, к сожалению, тоже мало что могут добавить. Мы можем сказать, что их были десятки. В них было развитое монетное обращение, а во многих ещё и ремесло. Некоторые из них были площадью в десятки и даже сотни гектаров. Численность этого сельского населения была, как минимум, равна численности населения Азака. Ну, то есть, сам Азак не мог бы достигнуть таких размеров без многолюдной округи. Не кочевники же его кормили. Это многолюдство, как бы, намекает нам, что эти сельские поселения возникли не в результате оседания кочевников. Люди не размножаются со скоростью кроликов. Хотя, осевшие на землю кочевники, там тоже присутствовали. Да, кстати, в сельской округе Азака в непосредственной близости от города практически нет погребений кочевников.
Как округа Азака пережила резню 1369-1370 гг.? А, знаете ли, вполне благополучно. Пусть мы почти и не копаем эти памятники, но какие то сборы ведем. Какая-то информация поступает через третьи руки от мародеров, которые активно уничтожают в настоящее время эти памятники. Собственно, эти мародерские сборы и являются материалом для исследований молодых нумизматов. Изучать таким образом памятники археологии тоже самое, что читать книгу пока она горит. Но какие то слова прочесть успеваем. Так вот, кладов 1360-х гг. в сельской округе Азака почти нет. Они (поселения) благополучно доживают до нашествия Тимура. Кстати, кладов 1360-х годов нет и в Азаке. Есть один клад с улицы Севастопольской, 59, который можно датировать 1360 г. Временем одного из первых переворотов смуты. И всё. Есть ещё маленький кладик с младшей монетой 766 года хиджры. Он, правда, найден не в самом Азаке, а в пригородной деревеньке. Но она отделена от города речкой-переплюйкой, ныне известной как Азовка. Загадочно не правда ли? Тысячи убитых и нет кладов?
В итоге, мы имеем численность оседлого населения Подонья даже несколько большую, чем численность кочевого населения, а 15-20 тысяч человек, погибших в Азаке составляют весьма заметный процент численности населения всего условного кочевого Азакского улуса.
Резня 1369/70 г. и резня 1395 г.
Теперь сравним обстоятельства двух трагических событий истории Азака. Когда первый комментатор предложил рассказать о Тимуровском погроме, я подумал: «А почему бы нет». Но листая старые отчеты и вспоминая свои раскопки я, с некотором удивлением, понял, что живописных фотографий скелетов в причудливых позах просто нет. За весь период раскопок найдены три захоронения, предположительно, датирующихся 1395 г. Одно из них расчищенное в 1982 г., рядом с музеем, содержало порядка десятка костяков. Его даже не смогли сфотографировать и зачертить, поскольку яма была под проезжей частью улицы по которой продолжали ездить машины и даже обветренные, как скалы, археологи Азовского музея не рискнули долго работать в этой потенциально смертельной ситуации. В нем было найдено две монеты (фото). Младшая из них датируется 777 г. х. (Вот ещё одна задачка. Это следы резни Тимура или был ещё какой-то погром около 1375 г.? Логика нумизматов указывает на второе, а я вот сомневаюсь в этом). В 1987 г. в хозяйственной яме, под слоем мусора, было найдено 3 черепа, которые тоже не были сфотографированы. В итоге, есть только одна фотография черепа, встреченного в слое сгоревшего жилища на улице Толстого, 41 в 2000 г. И всё. Вот такая вот картина. Есть данные письменных источников о гибели Азака в 1395 г. самые подробные для всех золотоордынских городов. По данным археологии несомненно исчезновение Азака как крупного поселения после 1395 г.. Найдены клады - 3 крупных в Азаке и немало в округе Азака (большей частью клады округи погибли для науки, но не все). Есть следы пожаров. Но захоронений жертв резни упоминаемой письменными источниками скорее нет.
С другой стороны, о резне 1369/1370 гг. нет упоминаний в письменных источниках (по крайней мере прямых), нет кладов, зато масса захоронений убитых. Чем объяснить такую разницу? Сформулировать четкий ответ на это я пока не могу, но очевидно, что эта разница не случайна.
Цели резни 1369/1370 гг.
Один из семи смертных грехов историка - навязывание прошлому современных представлений и стереотипов, о том каково должно было быть прошлое, дабы угодить запросам современности. Это может проявляться, например, как конструирование мыслей людей, информация о которых известная нам, может уместиться на паре страниц школьной тетради. И вот появляется диссертация, в которой подробно рассказывается о великих планах Тохтамыша, а вот многословное исследование, в котором Дмитрий Донской, как роялист конца 18 века, размышляет о легитимности золотоордынских правителей. При том, что для начала нужно было бы определиться, каковы границы этого понятия в Золотой Орде и почему хан Тюляк был менее легитимен, чем Тохтамыш?
Читать мысли умерших мы даже не будем пытаться. Но попытаться понять логику событий мы попробуем. Ведь эти люди всё-таки не были инопланетянами. Мне кажется, варианты объяснения причин резни типа «ну, чтобы покуражится чисто» или, как проявления садистских девиаций, мы можем отбросить. Деятели, отдавшие приказ о массовом убийстве безоружных людей, к сожалению, не были ни гопниками, ни маньяками. И те, и другие быстро бы утомились и масштабы событий были бы куда как скромнее. Увы, это были политики и военные, а цели, которые они преследовали были или военные, или политические, или военно-политические. Попытаемся всё же представить себя военными историками 19 века из генштаба и понять эти цели.
Опубликовано: 08/01/21, 19:55 | Последнее редактирование: КЛП 08/01/21, 19:49 | Просмотров: 98 | Комментариев: 1
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии:

Спасибо, КЛП. Читается как увлекательный детектив. smile Очень добротный научпоп. Хотя вопрос о том, кто и зачем устроил резню в Азаке, так и остался открытым... С другой стороны, не имея достаточной фактуры, автор скорее всего не торопится делиться собственными предположениями на этот счёт, даже со множеством оговорок. Это понятно, но читатель остаётся не вполне удовлетворённым. Какой-нибудь Фоменко уже к оконцовке первой главы наплёл с три короба, что это однозначно были римские легионеры, они же варяги, они же ландскнехты под предводительством Юлия Бонапарта (она же Клеопатра). biggrin

Нет ли у экспертов КЛП своих предположений на этот счёт?

По ходу чтения возникла ещё пара вопросов (что нисколько не умаляет заслуг автора, который, тем более, немного "с другого факультета").

1. Не слишком ли вольно и широко подаются цифры? Сразу скажу, что ни разу не специалист. Но, наколько помню из научпопа, средняя численность населения большого средневекового города редко когда дотягивала до 10 000 человек. В статье же делается предположение только о 15 000 - 20 000 убитых при населении около 40 000 человек. Безусловно, Азак - крупный торговый город. Но ведь не Лондон или Париж.

2. Автор весьма убедительно, на мой взгляд, предполагает, что значительная часть взрослого мужского населения погибла за городом, в бою. Однако, при каких обстоятельствах? Мне кажется, что в случае появления угрозы извне, сомнительно, что местное "войско" выдвинется навстречу неприятелю, чтобы принять бой на открытой местности (если только нет полной уверенности в превосходстве над противником). Даже недостроенные городские укрепления - всё же укрепления. Так, может быть, стоит предположить, что мужское население погибло не во время резни и не под Азаком, а где-то в другом месте? Или не погибло. Но воспользовавшись их отсутствием, неизвестные противники без особого труда захватили город и устроили резню?

Спасибо! smile
Ксенон  (15/01/21 09:17)    

Рубрики
Рассказы [1071]
Миниатюры [1025]
Обзоры [1381]
Статьи [396]
Эссе [188]
Критика [95]
Сказки [208]
Байки [53]
Сатира [50]
Фельетоны [15]
Юмористическая проза [295]
Мемуары [68]
Документальная проза [92]
Эпистолы [20]
Новеллы [71]
Подражания [10]
Афоризмы [20]
Фантастика [120]
Мистика [38]
Ужасы [7]
Эротическая проза [4]
Галиматья [257]
Повести [251]
Романы [44]
Пьесы [34]
Прозаические переводы [4]
Конкурсы [18]
Литературные игры [37]
Тренинги [2]
Завершенные конкурсы, игры и тренинги [1795]
Тесты [12]
Диспуты и опросы [93]
Анонсы и новости [104]
Объявления [89]
Литературные манифесты [247]
Проза без рубрики [430]
Проза пользователей [119]