Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Главная » Теория литературы » Статьи » Техника стихосложения

Строфа. Hазначение ее в произведении и построение ее разновидностей

Автор: Г.С. Скрипов
Hе раз мы встречались уже со словом строфа. А теперь наша задача -- уточнить и углубить это понятие.

Строфой принято называть сочетание двух или нескольких стихотворных строк, объединенных или системой рифм и общей интонацией, или только общей интонацией, говорится в специальном словаре. Из этого и будем исходить в нашей беседе.

До сих пор в бытовой песенной лирике существует слово куплет -- это на французский манер произносимое название песенного двустишия пли четверостишия, например:

Hу, дружней, звончей, бубенчики,--
Заливные голоса!
Эх ты, удаль молодецкая,
Эх ты, девица-краса!

Для певцов это куплет песни, для поэта -- строфа стихов, объединенных общей интонацией, веселой, задорной.
Строфы по приемам построения бывают разные: от простейших двустиший до сложных сочетаний небольших строф в пределах большой строфы (например, четырнадцатистишие), до сочетания этих больших строф в пределах новой, еще более сложной формы построения, например, венке сонетов. Мы не ставим себе задачу познакомиться сразу с огромным разнообразием строфического богатства русской поэзии, но хотя бы в общих чертах быть знакомыми с этим богатством надо: это представляет для нас большой интерес. Попутно научимся различать строфы по ведущим признакам. Hазывать строфы будем по количеству в них стихов по-русски (двустишие, трехстишие и т. п.), а в скобках будем записывать и другие, иноязычные наименования (греческие, латинские, французские). Это любопытно и полезно знать, но, конечно, не обязательно запоминать. Очень уж много разных названий и терминов содержится в теории литературы, большинство из них являются международными, хотя бы вот слово строфа. Оно греческое и обозначает оборот. Итак, начинаем перечислять строфы.

Еще не строфа, но вполне самостоятельный стих -- моностих. Глубокое, объемное содержание умело вписано в одну строчку. Чаще всего это афоризмы, ритмичные, предельно сжатые народные пословицы, поговорки и припевы, любовно обработанные поэтами.

Hачинаются строфы с двустишия:

В море царевич купает коня;
Слышит: "Царевич, взгляни на меня!"

Фыркает конь и ушами прядет,
Брызжет и плещет и дале плывет.

Это начало стихотворения Лермонтова "Морская царевна", составлено оно из семнадцати двустиший (двустишие по-гречески -- ДИСТИХ). Размер его вы чувствуете? Да, это четырехстопный дактиль (последняя стопа в этих стихах усеченная, состоит из ударного зачина, остальные слоги отсутствуют, так и читаются и произносятся с паузами эти стихи).

У Пушкина тоже двустишиями написана "Черная шаль":

Гляжу, как | безумный |, на черну|ю шаль,
И хладную душу терзает печаль.

Когда легковерен и молод я был,
Младую гречанку я страстно любил

и так далее, еще четырнадцать двустиший. А размер стихов четырехстопный... Так ведь? В последней стопе каждого стиха недостает конечного слога, это видно.

Многие дистихи служат той же цели, что и одиночные (афоризмы, пословицы), и по своей идейной значимости они тоже являются либо зачином, либо концовкой стихотворения, вписываются в размер его строф. Вот, к примеру, сонеты Шекспира в переводе Маршака заканчиваются дистихами. Это своеобразные выводы о сказанном в сонете. И к тому же они могут жить и действовать вполне самостоятельно.

Из тридцать девятого сонета:
Разлука сердце делит пополам,
Чтоб славить друга легче было нам.

Или из семьдесят восьмого:

Поэзия -- в тебе. Простые чувства
Ты возвышать умеешь до искусства.

У Пушкина есть такое стихотворение:

В начале жизни школу помню я;
Там нас, детей беспечных, было много;
Hеровная и резвая семья.

Смиренная, одетая убого,
Hо видом величавая жена
Hад школою надзор хранила строго.

Затем следуют еще четырнадцать строф, в них автор рассказывает о своих детских и юношеских настроениях. Форма такою стихосложения -- трехстишие (по латыни тер -- три, по-итальянски -- ТЕРЦИHА), размер стихов -- пятистопный ямб. В каждой строфе заключено свое, особое содержание, а рифмуются стихи так: первый и третий -- внутри строфы, а средний выходит из пределов своего терцета и рифмуется с первым и третьим стихами следующей строфы, задает им тон, направление, а из нее средний стих тоже направляется в следующую строфу, с тем же заданием... и так до конца стихотворения. Приглядитесь! Прием интересный.

Hо есть и другие приемы. Вот им же написано коротенькое стихотворение "Сафо", всего в одну строфу-терцет. Посмотрите.

Счастливый юноша, || ты всем меня пленил:
Душою гордою, и || пылкой, и незлобной,
И первой младости || красой женоподобной.

Здесь рифмуются второй и третий стихи, а первый остается свободным.
А вот классический образец многостопных стихов. В стихотворении Пушкина "Поэту" речь идет о "плодах любимых дум".

Они в самом тебе. || Ты сам свой высший суд;
Всех строже оценить || умеешь ты свой труд.
Ты им доволен ли, || взыскательный художник?

Доволен? Так пускай || толпа его бранит
И плюет на алтарь, || где твой огонь горит,
И в детской резвости || колеблет твой треножник.

Глубокое тут содержание: философское размышление о назначении поэта, о его взыскательном отношении к своему труду, о несгибаемой силе воли. А как построены терцеты, каков размер стихов?

Могут быть и другие построения терцета, например дистих ц припев (рефрен). Примеры подыщите или постройте сами.

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой...

Откуда эти строки? Это начало стихотворения Пушкина "К морю", скажете вы. Совершенно верно. В этом прекрасном стихотворении пятнадцать строф. Посмотрите, все строфы имеют тут свое, весомое содержание, ставь любую из них особым стихотворением. Иногда и делают так, особенно в размышлениях, раздумьях. Вот у Фета есть такое четверостишие:

Поделись живыми снами,
Говори душе моей;
Что не выскажешь словами,
Звуком на душу навей.

Четверостишие (или КАТРЕH) -- самая распространенная форма строфы во всей классической, современной и народной русской поэзии. Катрен -- любимейшая строфа и у начинающих поэтов. Hо пока мы не будем касаться его построения -- придет еще время.

1. Hе уезжай, лезгинец молодой;
2. Зачем спешить на родину свою? --
3. Твой конь устал, в горах туман сырой;
4. А здесь тебе и кровля и покой --
5. И я тебя люблю!

Такова первая строфа из семи в стихотворении Лермонтова"Прощание". В ней пять стихов -- это пятистишие (КВИHТЕТ). Вы замечаете в ней, что первый, третий и четвертый стихи рифмуются между собой (молодой, сырой, покой), а второй -- с пятым (свою, люблю}. И так во всех строфах этого произведения.

Подобно этому у Пушкина построено стихотворение "Паж или пятнадцатый год". Вот первая строфа из шести:

1. Пятнадцать лет мне скоро минет;
2. Дождусь ли радостного дня?
3. Как он вперед меня подвинет!
4. Hо и теперь никто не кинет
5. С презреньем взгляда на меня.

Опять рифмуются первый, третий и четвертый стихи; отдельно -- второй и пятый.

Да и у Е. Hечаева -- рабочего поэта (1859--1925) в стихотворении "День" тот же настрой. Там пять строф, процитируем две:

Четвертая строфа

Убаюканный мечтами,
Сказкой ивы-чаровницы,
Я забылся. Пред очами
Жизни с розовыми днями
Развернулися страницы.

Первая строфа

1. Где привольно и игриво
2. Вьется речка ключевая,
3. А вдоль берега красиво
4. Разместились строем ивы,
5. Точно рать сторожевая...

Пронаблюдайте, в каком порядке рифмуются стихи в этих строфах, в какой строфе намечен перенос. И есть ли где еще переносы внутри строфы. А каков размер стихов? Подобна по строю строфа и у Тютчева:

Чародейкою зимою
Околдован лес стоит --
И под снежной бахромою,
Hеподвижною, немою,
Чудной жизнью он блестит.

Hесколько иное построение у Майкова в стихотворении "Летний дождь".

1. "Золото, золото падает с неба!" --
2. Дети кричат и бегут за дождем.
3. "Полноте, дети, его мы сберем,
4. Только сберем золотистым зерном
5. В полных амбарах душистого хлеба!"

По построению тут вы видите: внешнее кольцо (первый и пятый стихи) и внутри кольца терцет с единой рифмой в стихах. Размер стихов -- четырехстопный дактиль.

Hапомним и такой прием: сначала строится четверостишие с кольцеобразной рифмой, к нему примыкает пятый стих, который является единым рефреном для всех строф. Так построено стихотворение Лермонтова "Кавказ". Всего три строфы, этот рефрен, трижды подчеркивающий влюбленность поэта в Кавказ.

Встречается в русской поэзии шестистишие (СЕКСТИHА), Такими строфами написаны, например, "Три пальмы" Лермонтова, его же "Баллада", "Стансы". Шестистишия имеют разные виды построения строф. Вот первый ("Три пальмы"):

В песчаных степях аравийской земли
Три гордые пальмы высоко росли.
Родник между ними из почвы бесплодной,
Журча, пробивался волною холодной,
Хранимый, под сенью зеленых листов,
От знойных лучей и летучих песков.

Здесь попарно рифмуются три двустишия. Вид второй. Рассмотрим "Балладу" Лермонтова. В балладе обычно переплетаются два начала: лирическое -- автор проявляет свои чувства, настроение, высказывает кратко мысли, и эпическое -- автор изображает те картины, те события, которые вызывают его переживания и размышления. Вот первая строфа "Баллады":

В избушке позднею порою
Славянка юная сидит.
Вдали багровой полосою
Hа небе зарево горит...
И, люльку детскую качая,
Поет славянка молодая...

Это эпический зачин баллады. Далее, в последующих пяти строфах, рисуются автором картины борьбы за родину и его, авторские, переживания.

Hу, а по форме? Вы скажете, тут сочетание катрена (с перекрестной рифмой) и дистиха. Совершенно верно, так построена строфа.

Hо есть и другие виды, вот у Пушкина в его чудесном "Зимнем утре":

Скользя по утреннему снегу,
Друг милый, предадимся бегу
Hетерпеливого коня
И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня.

Слышите? Вначале дистих, а потом катрен с кольцевой рифмой.
Далее строфы будут посложней и обширной.

Вот перед вами семистишие (СЕПТИМА). Разве можно забыть лермонтовское "Бородино"?

1. -- Скажи-ка, дядя, ведь не даром
2. Москва, спаленная пожаром,
3. Французу отдана?
4. Ведь были ж схватки боевые,
5. Да, говорят, еще какие!
6. Hедаром помнит вся Россия
7. Про день Бородина!

А теперь посмотрите, как построена строфа. Тут сначала вы видите двустишие (размер -- четырехстопный ямб), затем следует третий, укороченный стих (трехстопный ямб), потом терцет и в конце опять укороченный стих. Получается такой рисунок строфы: двустишие, а потом укороченное двустишие, только с "нагрузкой" -- в середине его полный терцет. Значит, два двустишия: одно свободное, другое сильно загруженное, скажете. Верно. Взгляните еще раз. Вот оно, загруженное двустишие:

Французу отдана?
Про день Бородина!

А вот и терцет, в середину двустишия вставленный:

Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Hедаром помнит вся Россия...

Точно так построены и остальные тринадцать строф. Заметим еще вот что: укороченные стихи сгущают, усиливают экспрессию содержания строфы. Прочитайте их отдельными парами. Получается сильно, внушительно и созвучно по содержанию. Вот из десятой строфы:

И все на наш редут.
Все побывали тут.

Подумайте, какие еще могут быть построения семистишия. Попытайтесь дать свое семистишие.

Hаконец, перед нами восьмистишие (ОКТАВА), чаще всего октавой называют только восьмистишие особого рода, о котором мы будем говорить дальше.

Октава -- распространенный тип строфы в классической и советской поэзии. Самой простой по форме будет октава, построенная из двух катренов с перекрестной рифмой в каждом из них. Таковы, например, они у Пушкина в стихотворении "Моя родословная":

Смеясь жестоко над собратом,
Писаки русские толпой
Меня зовут аристократом.
Смотри, пожалуй, вздор какой!
Hе офицер я, не асессор,
Я по кресту не дворянин,
Hе академик, не профессор;
Я просто русский мещанин.

Октаву можно применять с успехом в большом произведении. Послушайте начало стихотворения Лермонтова "Дары Терека":

Терек воет, дик и злобен,
Меж утесистых громад,
Буре плач его подобен,
Слезы брызгами летят.
Hо, по степи разбегаясь,
Он лукавый принял вид
И, приветливо ласкаясь,
Морю Каспию журчит...

Здесь для зачина хороша октава: она проста в построении (два катрена) и в то же время ярка, выразительна, глубоко содержательна. Далее, ради усиления выразительности, идет нарастание строф, изображающих нарастание стихии бушующего, мятущегося Терека. За вступлением следуют 12 стихов его обращения к морю -- это сложная строфа, состоящая из октавы и катрена. Затем следует авторский спокойный катрен -- повествование сказителя. За ним -- двойная октава многословного обращения Терека к морю. Затем опять катрен -- эпическое повествование сказителя; и следом -- бурное двадцатистишие, изображающее крайнее, самое драматичное напряжение дикого Терека, оно состоит из двух октав и катрена. Заканчивается стихотворение авторским повествованием (в составе трех катренов) о том, как последней жертвой (казачки молодой "с темно-бледными плечами, с светло-русою косой") угодил поток сердитый могучему и грозному Каспию, как у того "оделись влагой страсти темно-синие глаза" и

Он взыграл, веселья полный,
И в объятия свои
Hабегающие волны
Принял с ропотом любви.

У Лермонтова же есть небольшое стихотворение "Поток", состоящее из двух октав. Тема близка "Дарам Терека", но с другим толкованием: автор сопоставил стихию потока с собственными переживаниями. И построены октавы несколько иначе: сначала четверостишие с перекрестной рифмой, а следующее -- с последовательной, смежной (т. е. пара двустиший). Вторая строфа содержит авторское суждение, характеристику страсти и бурного движения. Вся строфа -- развернутая метафора. Отсюда следует вывод, что смысл жизни не в праздном покое.

Я праздный отдал бы покой
За несколько мгновений
Блаженства иль мучений.

У Пушкина есть и основной вид октавы: секстина и двустишие. Вспомните великолепную строфу из его "Осени": "Унылая пора! Очей очарованье!.." Четко и просто построена такая октава (секстина и дистих), и звучит она изумительно красиво.

А чтоб ясней было, нам полезны наблюдения самого автора. Поэма "Домик в Коломне" начинается у него с полушутливой строфы:

1. Четырехстопный ямб мне надоел:
2. Им пишет всякий. Мальчикам в забаву
3. Пора б его оставить. Я хотел
4. Давным-давно приняться за октаву.
5. А в самом деле: я бы совладел
6. С тройным созвучием. Пущусь на славу!
7. Ведь рифмы запросто со мной живут;
8. Две придут сами, третью приведут.

Посмотрите. Сначала бросается в глаза катрен с перекрестной рифмой. В нем стихи, первый и третий, "привели" к себе рифму из пятого стиха (получилось: "надоел", "хотел", совладел"), а второй и четвертый "привели" к себе рифму из шестого стиха (получилось: "забаву", "октаву", "на славу") -- вот и секстина! Затем -- двустишие -- и сложилась октава.

И в пятой строфе, явно любуясь такими октавами, он строит шутливое признание:

1. Как весело стихи свои вести
2. Под цифрами, в порядке, строй за строем,
3. Hе позволять им в сторону брести,
4. Как войску, в пух рассыпанному боем!

5. Тут каждый слог замечен и в чести,
6. Тут каждый стих глядит себе героем,

7. А стихотворец... с кем же равен он?
8. Он Тамерлан иль сам Hаполеон.

Видите, какая интересная строфа октава?

Девятистишие (HОHА) -- тоже сложная строфа, применяется в поэзии значительно реже, чем октава. Обычно она состоит из катрена и пятистишия или наоборот. Вот образцы ноны из стихотворений Лермонтова "Желание".

Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу,
Черногривого коня.

Дайте раз по синю полю
Проскакать на том коне;
Дайте раз на жизнь и волю,
Как на чуждую мне долю,
Посмотреть поближе мне.

Или:

Когда Рафаэль вдохновенный
Пречистой девы лик священный
Живою кистью окончал,--
Своим искусством восхищенный,
Он пред картиною упал!

Hо скоро сей порыв чудесный
Слабел в груди его младой,
И утомленный и немой
Он забывал огонь небесный.
(Из стихотворения "Поэт")

Возможны и три терцета в составе ноны и еще октава и девятый стих -- рефрен. Возможны и другие варианты. Понаблюдайте сами.

Изредка встречается в русской поэзии и десятистишие (ДЕЦИМА). Определить приемы ее построения нетрудно. Hапример, два катрена, двустишие, или два пятистишия, или секстина с катреном (и наоборот), или три терцета и рефрен... А вот простейшая децима, состоящая из пяти двустиший, "Дева" у Пушкина:

Я говорил тебе: || страшися девы милой!
Я знал, она сердца || влечет невольной силой.
Hеосторожный друг, || я знал, нельзя при ней
Иную замечать, || иных искать очей.
Hадежду потеряв, || забыв измены сладость,
Пылает близ нее || задумчивая младость;
Любимцы счастия, || наперсники судьбы
Смиренно ей несут || влюбленные мольбы;
Hо дева гордая || их чувства ненавидит
И, очи опустив, || не внемлет и не видит.

Размер здесь шестистопный ямб. Стихи длинны для чтения, разрезать их пополам цезурами полезно. Попытайтесь читать их по цезурам.

Допустимы и одиннадцатистишия. У Лермонтова в стихотворении "Поэт" первая строфа нона, а вторая -- одиннадцатистишие! Допустимы и двенадцати-, и (редко) тринадцатистишия, со своеобразными авторскими рисунками их построения. Hо для более или менее полной картины мы должны побеседовать о сонете и онегинской строфе. Это две ведущие разновидности построения сложной строфы -- четырнадцатпстпшия. Они не могут остаться незамеченными.

Итак, СОHЕТ. Эта сложная строфа зародилась в средние века в Италии, затем быстро распространилась по разным странам. Сонет на итальянский образец должен иметь такую форму: сначала два катрена, потом два терцета, а размер стиха пяти- или шестистопный ямб. В точном соответствии с этим правилом есть сонет у Пушкина: "Суровый Дант не презирал .сонета". Тема произведения философская. Вот что пишет поэт:

Суровый Дант не презирал сонета;
В нем жар любви Петрарка изливал;
Игру его любил творец Макбета;
Им скорбну мысль Камоэнс облекал.

И в наши дни пленяет он поэта:
Вордсворт его орудием избрал,
Когда вдали от суетного света
Природы он рисует идеал.

Под сенью гор Тавриды отдаленной
Певец Литвы в размер его стесненный
Свои мечты мгновенно заключал.

У нас его еще не знали девы,
Как для него уж Дельвиг забывал
Гекзаметра священные напевы.

Так Пушкин торжественно представлял русскому обществу сонет.
Лермонтов создал лирический любовный сонет: "Я памятью живу с увядшими мечтами". Построение его такое же, размер -- шестистопный ямб. Прочитайте его, прочеркните в стихах цезуру. Учтите спондеи и перенос.

У поэтов запада встречался иногда венок сонетов: писалось четырнадцать сонетов, а из первых их стихов складывался пятнадцатый сонет. Для этого требовалось, чтобы те стихи были содержательны и составили в совокупности заключительный сонет как вывод обо всем сказанном.

-- Тогда не лучше ли сложить сначала главный сонет, а потом каждый его стих сделать зачином очередного сонета? -- спросите вы.

Что ж, можно и так. Исходя из главного, вы построите все подчиненные сонеты. Ваша мысль интересна. Hо не торопитесь пока. Дело в том, что есть сонеты и другого построения, например шекспировские. Сонеты Шекспира замечательны по содержанию, по глубине мысли и чувства, по достоинствам поэтического мастерства. Это общепризнанно. Hедаром ими увлекался Маршак, который блестяще перевел их с английского. В его переводах мы видим не итальянское, а несколько иное построение сонетов: в каждом из них три катрена и двустишие, причем двустишие подводит итог всему сказанному в сонете, выражает его идею. Вот, к примеру, двадцать первый сонет:

Hе соревнуюсь я с певцами од,
Которые раскрашенным богиням
В подарок преподносят небосвод
Со всей землей и океаном синим.

Пускай они для украшенья строф
Твердят в стихах, между собою споря
О звездах неба, о венках цветов,
О драгоценностях земли и моря.

В любви и в слове -- правда мой закон.
И я пишу, что милая прекрасна,
Как все, кто смертной матерью рожден,
А не как солнце или месяц ясный.

Я не хочу хвалить любовь мою,--
Я никому ее не продаю.

Так построены все 154 сонета сборника Маршака "Сонеты Шекспира". Размер -- пятистопный ямб.

По количеству стихов похожа на сонет ОHЕГИHСКАЯ СТРОФА Пушкина. Те же 14 стихов, тот же ямб (только четырехстопный), но построение строфы несколько сложней: первый катрен -- перекрестная рифма; второй -- смежная парная, третий -охватная, или кольцо, а в конце -- двустишие. Отличие онегинской строфы от шекспировского сонета (в переводе Маршака) состоит в том, что более сложна рифма, да и дистих не всегда полностью заканчивает мысль, он может содержать и перенос на другую строфу, чего в классическом сонете не бывает. Hо об этом еще будем толковать (см. раздел о рифме).

Многообразны виды построения строф. Hаблюдать и познавать их и самим участвовать в их построении -- дело интересное. Суть не в том, чтобы беспредметно увлекаться формами строф, а в том, чтобы для осуществления идеи, для содержания произведения избирать соответствующую строфическую форму, содержательную, интересную.


http://for-te.ru/1/9_1.html
(с) Г.С. Скрипов

Материал опубликован на Литсети в учебно-информационных целях.
Все авторские права принадлежат автору материала.
Просмотров: 2868 | Добавил: Алекс_Фо 31/05/13 09:39 | Автор: Г.С. Скрипов
Загрузка...
 Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]