Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45449]
Проза [9409]
У автора произведений: 25
Показано произведений: 1-25

Закутавшись в синие платья,
Богиня спешила на ужин,
Отведать чудесные яства
Из устриц небесного моря.

Рассекши волшебной печатью
Лазурное тело жемчужин,
Она рассыпала по царству
Созвездий живые узоры.

Она рисовала на небе
Свечение душ безмятежных.
Луна наливалась багровым,
Внимая бессонным тревогам.

Бальзамом из пепла и праха
Богиня лицо окропляла,
Нюит превращалась в корову,
Шагая по млечной дороге.
Мистическая поэзия | Просмотров: 184 | Автор: Мотылёк | Дата: 22/05/22 19:37 | Комментариев: 2

ДУм так-так, дУм так-так, дУм так-так, дУм-дУм-тАк —
Звёзды, вращаясь, пульсируют с сердцем в такт.
В ритмах дарбуки сгораю, в огне мечусь,
Древний инстинкт опалил эйфорией чувств.

В танце открыться тебе — небывалый риск,
Плавится воздух от жара летящих искр.
Сладкие запахи ветра — рахат лукум,
В кровь проникает мальфуф, растворив тоску.

Рушатся стены, летит, словно птица, шаль,
В трансовом море, ликуя, едва дыша,
Освобождаюсь и слышу молитву гор,
Волны блаженства — и я становлюсь другой.
Лирика | Просмотров: 133 | Автор: Мотылёк | Дата: 22/05/22 19:31 | Комментариев: 2

Вертится змейкою в пальцах веретено -
переплетаются накрепко Явь и Навь.

Ну, Василиса, боишься, что власть сладка,
ведьмою стать, по плечам распустив косу?
Ты улыбаешься, кукле дав молока
и поклонившись Сварожьему колесу.


© Та Ши Ко

Долго живу одна я без мужика,
И не пойму – Василиса я иль Яга,
Котик Баюн мурчит на моих руках -
Только ему любима и дорога.

Редко когда сюда забредёт мужик,
Трудно понять: он - пьянь или он - не пьянь,
В деле интимном строгий царит режим:
Череп на тын – полно их, куда ни глянь.

Вечером скучно, возьму – расплету косу,
Чешут мне волосы филин, сосед, сверчки.
Боль свою девичью лешему отнесу,
Выпьем пивка и пожарим с ним шашлычки.
Пародии | Просмотров: 122 | Автор: Мотылёк | Дата: 11/01/22 13:42 | Комментариев: 0

И тут внезапно налетает фён -
Горячее дыхание дракона;
Ломая ветки, рвётся сквозь кусты
И, гулко воя, рыщет меж домами,
Уносит тенты, листья и зонты,
Стучится в окна, хлопает дверями;

©Эризн




Я после душа, фыркая и ёжась,
В бордовый свитер наскоро одета,
Ищу свой фен средь тысячи похожих,
Валяющихся на полу предметов.

В прихожей зябко, холодно и сыро,
Кусты волос намокли и обвисли,
На стенах сумрак, грязь, зонты и дыры,
И не живут стихии или смыслы.

Но вдруг гляжу: из маминой из спальни,
Хромой и кривоногий вылетает
Мой милый фен - горячий летний парень,
И мне пора просохнуть и оттаять.
Пародии | Просмотров: 119 | Автор: Мотылёк | Дата: 11/01/22 13:39 | Комментариев: 0

Хочешь, я стану ранимым чувствительным мальчиком,
Буду скорбеть о безвременно сгинувшем детстве,
Пылко поведаю бездну историй заманчивых,
Каем прикинусь, что страстно желает согреться.

Хочешь - предстану отвергнутым нищим философом,
Мудрым учителем, жадно глотающим книги,
Щедро осыплю тебя непростыми вопросами,
Мысли запутаю догмами разных религий.

Кто же я есть? Да, пожалуй, уже и не вспомнится,
Долго пустеют мои зеркала без ответов.
Я собиратель любви и прислужник бессонницы,
Лжец, имитатор эмоций без чувств и обетов.
Психологическая поэзия | Просмотров: 237 | Автор: Мотылёк | Дата: 29/12/21 15:53 | Комментариев: 1



Я не знаю, почему у меня не было лодки. Одни рождались с лодками, другие - без. Я не смогла плыть на одной лодке вместе с мамой. После смерти папы сошла на берег и бродила по прибережной полосе, с завистью наблюдая за теми, кто свободно покорял пространство океана на крепких надёжных суднах.
Меня всё больше беспокоило одиночество. Периодически рыбаки причаливали к берегу и подбирали случайных попутчиков: так - поразвлечься, почувствовать тепло общения. Потом они высаживали попутчиков на берег и уплывали дальше.

Мне очень хотелось снова почувствовать себя дома, как в детстве. Чтобы смело путешествовать по бесконечным просторам вселенной вместе с родным человеком, быть свободным, окрылённым и защищённым одновременно.
Но в какой-то момент я поняла, что ошибалась. Меня никто не ждал, не искал. Оказалось, что чувства, эмоции, дружба - это не главное. Главное - именно лодки, за них все держались и больше всего ценили. А вот это вот всё: “Ты в ответе за тех, кого приручил и т.д”. - это сказки, которыми любят тешить себя сытые благополучные владельцы лодок.

Внутри меня нарастал мощный протест. Я - честный, добрый человек. Тружусь в поте лица с утра до вечера. Но все эти положительные качества не впечатляли лодочников. Только внешняя красота привлекала их на недолгое время. Я пела им чудесные песни, читала потрясающие стихи, но в их глазах ничего не отражалось, кроме пустоты и примитивных инстинктов.

Для меня это означало полный крах всех надежд, мечтаний, это, в общем, ставило под сомнение моё существование на этом острове. Я всё чаще стала думать о дверях в другие пространства.
Да, у нас были двери. В нескольких десятках метров над водой в облаках располагался вход в другой мир. Мы всегда знали о существовании “двери вверх” и “двери вниз”. Из тех дверей, что вверху, исходил прекрасный голубой свет. Вторые двери симметрично первым находились под водой.

Ходили легенды, что особенно отчаявшиеся одиночки уходили из этого мира через нижние двери, утонув в океане. А как попасть наверх - никто не знал.
Несколько раз мне казалось, что всё ещё может наладиться. Один рыбак очень привязался ко мне и предложил плавать вместе. Я поначалу с радостью согласилась. Но потом открылись неприятные подробности. Очень сложно находиться рядом с кем-то двадцать четыре часа в сутки в одной лодке. Он совсем не давал мне никакой свободы: постоянно говорил, что делать, требовал соблюдать режим, никогда не разрешал садиться за вёсла.

В какой-то момент наша лодка превратилась в плавучую тюрьму, и я попросила высадить меня на берег. Я поняла, что для совместного плавания нужно настоящее родство душ. И чувства должны быть очень крепкими.

Однажды одна путешественница поведала мне, что где-то в глубинах острова располагалась община для безлодочников. “Нельзя же всю жизнь бродяжничать в поисках счастья”, - думала я. “Нужно остепениться, завести какое-то хозяйство. Значит, это не правда, что лодка - единственный способ обретения счастья в этом мире”, - решила я. “Никто никогда не поймёт и не согреет твоё одиночество”. И я приняла решение уйти в общину для одиночек.

Меня спасало то, что я очень любила деревья. В общине как раз требовался садовник, и туда я и решила отправиться, чтобы осесть навсегда.
Оставалась неделя до моего отъезда. Я много гуляла возле океана, мысленно прощаясь с ним. Собирала ракушки, слушала музыку волн, подставляла лицо бризу, вдыхала соль и горечь глубин.
Тоска накрывала глубокой ночью: из-за невостребованных и нерастраченных чувств, из-за неутолённого желания иметь дом, который мне хотелось строить вместе с любимым человеком.
В одну из последних ночей на берегу мне приснилась верхняя дверь. Сон был тяжёлым и страшным. Я висела на веревочной лестнице под куполом заброшенной церкви. Лестница раскачивалась, сил держаться не осталось, руки ослабели, ноги дрожали.

Вокруг летали птицы, бились о стены, падали, разбивались. От их крика раскалывалась голова. Почти под самым куполом я заметила крепкие деревянные перекладины, нужно было добраться туда - там можно передохнуть. Но как я не старалась - не могла подняться выше и до них дотянуться. Страх парализовал мышцы. Неожиданно пришло осознание, что могу сорваться в любой момент. Это конец. Тогда я закрыла глаза и стала молиться. Неожиданно в куполе с той стороны, где я висела, возникла дверь. Та, что всегда виднелась над океаном - светлая, верхняя, с голубым светом изнутри. В проеме двери появился силуэт человека: он протянул руку, крепко схватил меня за запястье и вытащил наверх.

Утром в душе возникло ощущение, как будто этот человек действительно находится где-то недалеко от меня. Я не запомнила его лицо, только большую и сильную ладонь.
А через несколько дней я встретила этого человека на острове. В честь прощания с летом на берегу проходило множество вечеринок - с танцами, маскарадом, фейерверками. Там мы и познакомились - юноша пригласил меня на танец. Мы посмотрели друг другу в глаза, обнялись и я сразу почувствовала, что знала его раньше. Что когда-то давно мы уже жили вместе и любили друг друга. Что мы говорим на одном языке, ценим одни вещи, мы старые добрые друзья. Как много нужно было рассказать, сколько всего поведать, эмоции переполняли нас.
Так сбылась моя мечта. Мы покорили вместе сотни жизненных океанов, пережили десятки штормов, сохранили свой новый дом и чувства. Теперь я думаю, что та верхняя дверь открывается силой молитвы.
Главное, чтобы за дверью был кто-то, кто тебя услышит. От чего это зависит - мне не известно.
Рассказы | Просмотров: 150 | Автор: Мотылёк | Дата: 29/12/21 15:39 | Комментариев: 0

В больничной палате частной клиники по лечению бесплодия царила напряженная тишина. Всё здесь казалось Соне обманчивым и ненастоящим. Услужливые улыбки врачей, дорогая дубовая мебель и модный сейчас дизайн в стиле лофт cулили светлое будущее в атмосфере отдыха и развлечений. Персонал подчеркнуто безмятежно ворковал с беременными пациентками, обещал чудеса отчаявшимся бездетным парам, откуда-то доносилась возвышенная классическая музыка. Но Соня была здесь уже не в первый раз и прекрасно знала, через какие адовые испытания проходят женщины по программе ЭКО.

Соседка по палате Надя лежала с белым, как стена, лицом. Когда она приподнималась, чтобы попить воды, было видно, что её ногти - синего цвета. Сегодня до трёх часов ночи лучшие врачи клиники не могли остановить открывшееся у Нади кровотечение, гемоглобин упал до сорока, и сам главврач сидел у её постели до утра, следил за пульсом и поил крепким сладким чаем. Эмбрионы опять не прижились.

У девочки из соседней палаты (с ней Соня познакомилась при поступлении) - внематочная беременность (третья по счёту), и девочку готовили к операции. Соня знала, что вечером, когда персонала станет намного меньше, и звуки больницы и медицинских процедур затихнут, зашелестят по палатам десятки историй об испытаниях, выпавших на долю девушек, мучительно пытавшихся стать мамами. Огромные суммы денег на дорогих врачей, тонны выпитых гормонов, стимулирующих зачатие, месяцы заточения и неподвижности в постели в надежде сохранить зародившееся семя. Море слёз и разочарований, когда все попытки становились тщетными.

Сегодняшний вечер - не исключение. Выслушав рассказ Нади, Соня сжалась под одеялом и задумалась о том, какой дорогой ценой приходится иногда платить за то, чтобы иметь возможность обнять своего малыша.
И какой это сложный вопрос - стать родителем крошки, созданной в пробирке. Оплодотворённые яйцеклетки подселяют в матку. Если прижилось больше одного-двух, возникает необходимость остальных убить.

Вводят длинную иглу, которая прокалывает сердца зародышей. Как тяжело это всё отражается на психике беременных, а впереди ещё около сорока опасных недель.
Атмосфера больницы давила на присутствующих, несмотря на роскошь внутреннего убранства комнат.

У самой Сони давно был свой ребёнок, она стала мамой рано - в девятнадцать лет. Отказалась делать аборт, хотя видела, что любимый колеблется и не уверен ни в чувствах, ни в желании стать отцом. Рождение дочери оказалось настоящим чудом, и ни секунды она не пожалела, что растит дочку одна. Приходилось, конечно, много работать.
Соню приглашали в эту клинику как психолога помогать парам справиться со стрессом. Она обладала особенным даром: умела внушить доверие, возвратить спокойствие потерявшимся душам. Ещё она хорошо чувствовала, понимала и любила детей. Иногда у её клиентов после общения с ней получалось зачать ребёнка без помощи врачей. Как правило, она принимала пациентов официально, в кабинете психолога.

Но в этот раз главврач, Николай Петрович, предложил ей лечь как будто на обследование, чтобы пройти плановую проверку бесплатно, и присмотреть заодно за Надей. Муж Нади - мэр города, человек важный и обеспеченный. Сама Надя - директор туристического агентства. Её бурная молодость принесла несколько ранних абортов, несчастливую любовь, разбитое сердце. Сейчас это всё в прошлом. А в настоящем - прекрасный муж - известная личность, хороший бизнес. Им не хватало только одного - наследника.

Эта попытка ЭКО была третьей. Вчера она сорвалась. И в глубине души Надя боялась, что муж будет настаивать на четвёртой. А сил уже не осталось. При весе сорок пять килограмм вчера она потеряла много крови. Жить не хотелось.
Ещё проблема - Надя боялась одна ходить в туалет. Годы неудачных беременностей приучили к страху - увидеть кровь в унитазе.

Эта кровь предвещала выкидыш, символизируя смерть неродившегося ребёнка. Несмотря на вчерашние события и отсутствие беременности, сейчас страх достиг катастрофических размеров. Надя призналась об этом Соне, и в туалет они ходили вместе. Надо отметить, что такой страх был присущ большинству пациентов этой больницы.
Около полуночи тишина стала почти невыносимой. Соня не могла уснуть. Её мучили мысли о том, правильно ли она делает, что находится здесь.

Существовало много теорий о причинах бесплодия в тех случаях, когда на физиологическом уровне проблем нет, но естественная беременность не наступает. Одна из них - в подсознании женщины не хотят иметь детей. Кто-то просто не желал заботиться о ком-то кроме себя, болезненно переживал за своё тело.

Кто-то не любил мужа, обижался на него - не хотел иметь ребёнка от этого человека. При всём внешнем желании и стремлении инстинкт материнства отрицался. Возможно, если верить в реинкарнацию, им не положено иметь детей за грехи в прошлой жизни. Сейчас такие клиники манипулируют процессом деторождения, но правильно ли это? Сыграла негативную роль и урбанизация, усиление ритма существования. Мы перестали слышать себя, понимать своё тело, принимать себя и других. Уважать. Ведь лоно женщины - это храм. Храм творчества. В этом храме должно состояться таинство.
Соня заметила, что над дверным проемом палаты висело распятие. Оно символизировало, что помещение освящено. Главврач приглашал священника, и тот окрестил каждую комнату. “Зачем?”- подумала Соня и забылась в зыбком сне.

Она проснулась в холодном поту от громкого жужжания мелких мошек. В палате кроме неё никого не было, только под потолком гудели большие скопления насекомых. Свет в плафоне мигал, стояла невыносимая жара.
“Нужно принять душ,” - решила Соня, взяла полотенце и вышла в коридор.

Зайдя в санузел, с опаской посмотрела на унитаз, подумав, сколько женщин потеряли здесь своих малышей. В комнате было чисто, пахло мятой и лавандой. Серебристо-голубая плитка затейливо украшала стены душевой.

Девушка сняла халат, открутила кран, стала под летящие брызги воды и вдруг услышала тоненький плач под потолком. На минуту ей показалось, что она сходит с ума. Там кто-то был. Соня закрыла кран и прислушалась. Ничего. В какой-то момент тишина стала удушающей. И вдруг с другого угла тоже послышался плач. Свет в комнате замигал, чёрные тени под потолком сгустились и стали двигаться в сторону девушки. Чувство нереальности происходящего охватило Соню.

Казалось, что на неё смотрят десятки глаз. В воздухе висело напряжение, как будто открылась дверь в другое измерение. Ощущения тоски, одиночества и страха тянули к девушке свои щупальца из всех щелей. “Нам плохо,” - отчётливо слышались детские голоса. “Иди сюда, нам плохо,”- девушка как будто впала в оцепенение, стала мелко дрожать и сползать по стене.

Очнувшись, не выдерживая напряжения, Соня закричала.
И проснулась.
Обвела взглядом палату, соображая, где находится. Потом встала, наскоро собрала вещи, с сожалением посмотрела на спящую Надю, и вышла. Тихо проскользнула по коридору к выходу на лестницу.

На улице весенний ветер обдал лицо прохладой и свежестью. Тени исчезли. Она расправила плечи, выдохнула и зашагала на остановку к своему трамваю.
Рассказы | Просмотров: 324 | Автор: Мотылёк | Дата: 23/12/21 17:49 | Комментариев: 2

Ты мне всё даёшь через боль,
Безответной любви клубок,
И отчаянья адский клин
Вновь коснётся моих глубин.

Я заглатываю крючок,
И безумству пошёл отсчёт:
Приношу на алтарь любовь,
Забывая, что ты - не бог.

Пью ошибок полынный чай
И учусь в тишине молчать,
Чтоб прощения стебельки
Проросли в белизну строки.
Лирика | Просмотров: 124 | Автор: Мотылёк | Дата: 23/12/21 17:46 | Комментариев: 0

Капитуляция
Медведь-Шатун
С внутренней тьмой бесполезно сражаться и о чём бы писать не старался - начинаю за здравие, а кончаю за упокой. В голове треск и скрежет - идёт деформация, на шее табличка - "душевнобольной".
Теряю способности к самоанализу. Мой враг выбрал хитрую тактику - начинает за здравие, а кончает за упокой. Есть один только выход - капитуляция с затянутой туго на шее петлёй.

Декламации | Просмотров: 153 | Автор: Мотылёк | Дата: 10/11/21 11:40 | Комментариев: 0

Прощальный диалог
Медведь-Шатун
Проходи...не стесняйся. Моя дверь приоткрыта.
Я замочное сердце из неё вырвал с корнем,
Чтобы больше не прятать от тебя беспорядок
В моём выцветшем доме с покосившейся крышей,
С потолком грязно-серым, с кучей мусорных мыслей,
Порождённых наивной и болезненной верой
В кособокие бредни про незримое счастье,
Наделённых душою, дрессированных тварей.

Сядь со мной и послушай, как скулят эти стены,
Как полы скрипом режут застоявшейся воздух,
Как костлявое время чёткий ритм отбивает
И мой мир заражает пустотою-проказой.
Тяжело она дышит, да хрипит мне в затылок.
Я тону в этом хрипе - по ночам часто маюсь
Одиночеством лютым, сам себя проклиная
За ошибки-просчёты, за надежды пустые.

Уходи...здесь опасно! Здесь любить - значит гаснуть!
Я тебя отпускаю, так беги же скорее!
Без оглядки, без боли и живи летним солнцем.
Прислонись к новым стенам, приглядись к новым окнам.
Брось зацикленность в омут и забудь день вчерашний.
Он тебя не достоин - потому что холодный,
Потому что не знает, как теплом наслаждаться
И привык всюду видеть беспросветную осень.

Декламации | Просмотров: 156 | Автор: Мотылёк | Дата: 10/11/21 11:29 | Комментариев: 0



Она была сиреневого цвета
В помятом фиолетовом пальто,
Делила книги, шарфы и секреты
С котом чеширским в парке под зонтом.
А он ходил ссутулившись, весь в сером,
Лечил собак, не понимал людей,
Был странен, замкнут, грустен и рассеян,
И гладил по субботам лошадей.
Она растила в кухне орхидеи,
Читала ночью сказки и стихи.
А в нём горели вздорные идеи
Сбежать на Марс и Землю сдать в архив.
Её душа застенчиво искрилась,
Накрытая стеклянным колпаком.
Его - тонула в боли и курила,
Предательства глотая горький ком.
Он вышел ночью погулять на крыше
И вдруг решился спрыгнуть в пустоту.
Она, как будто шёпот чей-то слыша,
Пришла на крышу дать еды коту.
В её глазах увидел он фракталы,
Орбиты неизученных планет.
Она в его - межзвёздные порталы,
Уютный дом, глинтвейн и тёплый плед.

И серо-фиолетовая пара
На самокате мчится вдоль аллей
Осеннего простуженного парка,
За ними - кот чеширский на метле.
Мистическая поэзия | Просмотров: 669 | Автор: Мотылёк | Дата: 09/10/21 07:38 | Комментариев: 6

Я в лес иду изжить свой старый грех,
Избавить душу от проклятой боли.
Сожгу полынь, багульник на костре,
Улягусь спать под шелест зверобоя.

Укроют тело листья старых лип,
Упрячут в кокон, усмирив мирское.
Печали леса шёпотом молитв
Войдут в меня под действием настоя.

И станет кровь тягуча и густа,
Из чёрных губ змеёй полезет нечисть,
Волос коснутся корни диких трав,
И духи леса хворь мою залечат.
Мистическая поэзия | Просмотров: 155 | Автор: Мотылёк | Дата: 02/10/21 17:43 | Комментариев: 0

Фонари согревают янтарным свечением снег,
Ночь дыханием севера делает мир холодней,
Кто-то прячется в хижине, кутаясь в заячий мех,
Я под утро краду потерявших дорогу людей.

Не жестокости ради в зеркальных иллюзиях лжи,
А скорее от скуки, чтоб колкости будням придать
Я ловлю только искренних, тех, кто торопится жить,
И дарю вместо сердца обрубок бездушного льда.

В моем замке отсутствуют бедность, болезни и смерть,
Всё безвременно тут, всё рассчитано, предрешено.
Не реви, крошка Кай, ты бы лучше отведал десерт,
В твоем городе все позабыли тебя давно.
Сказки в стихах | Просмотров: 143 | Автор: Мотылёк | Дата: 02/10/21 17:39 | Комментариев: 0

В тёплую августовскую ночь с бездонного небесного океана на влажную
землю городского парка упали маленькие звёздочки. Словно семена, они
проросли и распустились светящимися в темноте яркими цветами с
необычным названием – энотеры. Между столетними дубами и клёнами
взошли крохотные сияющие лужайки небесных созвездий. В воздухе
разлился сладковатый аромат ночных бутонов-свечей, в каждом из которых
родилась маленькая фея. Заполночь, когда почти все существа на земле
спят и видят сны, феи вылетают из энотеры, как ночные мотыльки, и спешат
по своим делам. Времени у них мало: коротка их жизнь – всего до утра.
Нужно успеть возвратиться в свой цветочек и увянуть к утру вместе с ним.
Тогда они снова попадут на небо и станут звёздочками. А работы – ой, как
много. Привести к дому заблудшие души, подбодрить отчаявшихся и
одиноких, накормить голодных и бездомных, зажечь огонёк веры у больных.

Цветы энотеры пестрели в темноте лимонно-жёлтыми, голубыми и
розовыми лепестками. Иримэ вылетела из белого. Она очень красива:
длинные золотые волосы, глаза удивительного фиалкового цвета. Фея
потянулась прямо на лету, расправила крылышки и направилась к Люмусу -
высокому фонарю, одиноко стоящему посреди пустынного в это время
парка. Люмус был старым и мудрым философом, освещал уютную большую
скамейку рядом с музыкальным фонтаном, любил петь колыбельные и
читать стихи собственного сочинения. Каждый раз, возрождаясь из цветка и
попадая в этот мир, Иримэ в первую очередь летела к Люмусу, чтобы узнать
последние новости. Сегодня от фонаря исходило ровное сияние с оттенком
созерцательного настроения.
- Я давно не видел Мари - рыженькую девочку с рюкзаком-божьей
коровкой за спиной, хотя раньше она часто навещала меня и танцевала под
мои песенки, – затараторил Люмус при виде Иримэ. - Синицы чирикали
днём, что она упала и сломала ногу, проведай-ка её, что-то мне тревожно.
К скамейке был привязан круглый изумрудный воздушный шарик, а Иримэ
воздушные шарики просто обожала. Она заглянула внутрь шара, и увидела
на дне маленькую фигурку чёрного котёнка.
«Поиграй со мной», - попросил котёнок. Фея аккуратно отвязала нитку от
лавочки и полетела вместе с шаром к фонтану. Они покружились под
музыку, причём котёнок успевал ещё и покувыркаться, и высоко попрыгать,
исполняя сальто. Тут налетел сильный порыв ветра и фею вместе с шаром
понесло к проезжей части, где, словно огромные улитки, сонно ползли

трамваи. Потом шар зацепился за ветку тополя на детской площадке и
лопнул. А котёнок из маленького резинового превратился в самого
настоящего чёрного пушистого. «Иногда я так развлекаюсь, - улыбнулся
котёнок, - заходи ко мне в гости почаще,» - мяукнул он и убежал в крайний
подъезд. Видно, там была его квартира.
Фея владела несколькими волшебными предметами, которые обладали
мощными магическими свойствами. В волосах светилась заколка –
светлячок – она зажигала надежду, радость в каждом, к кому прикасалась, и
лечила болезни. Изящное запястье обнимал тоненький замшевый ремешок
удивительных часов, стрелки которых своим размеренным тиканьем
отгоняли беды и страхи и приносили сон и умиротворение. В кармане платья
лежал маленький котелок из бирюзы, умеющий в одно мгновенье
приготовить лунное печенье. Это лакомство утоляло любой голод и дарило
везение. Но самым любимым магическим артефактом было серебряное
колечко на безымянном пальце. Это колечко истинной любви и дружбы. Его
Иримэ никогда не снимала и всегда носила с собой. Когда-то в этом
огромном городе фея жила, как обычная девушка самой простой жизнью.
Однажды с ней случилось чудо: в лифте своего дома она встретила
молодого человека - Лео и полюбила его. Он работал художником и писал
картины: пурпурное небо перед грозой, окутанное белоснежными
лепестками вишен, лавандовое поле, обласканное ветром под закатным
солнцем. Влюблённые жили очень счастливо. Но потом что-то пошло не так,
и Иримэ попала в мир фей. Всё в новой жизни было прекрасно, если бы она
не тосковала по своему возлюбленному. Это колечко ей подарил Лео. И
сейчас оно стало обладать такой мощной магией.

***

Лили и Тони остались дома одни. На кухне на полу под столом валялись
пустые бутылки из-под пива. Грязные кастрюли одиноко ютились в мойке,
затравлено глядя в потолок. Мама Лили и Тони почти всё время была то на
работе в киоске, то гуляла с друзьями. Друзья шумно веселились и много
пили. Маме пришлось продать всю мебель, купленную бабушкой, чтобы
расплатиться с долгами. Лили прижала Тони поближе к себе, чтобы
согреться, так как лежали они прямо на одеялах на полу в спальне. Мама
обещала скоро купить кровати и заполнить холодильник вкусной едой, но

пока она проводила всё время с друзьями, забывая о детях. Очень хотелось
кушать. Лили вспоминала жареную курочку, пиццу и тортики, которые они
ели с братом в школе на дне рождения одноклассницы. А вчера тётя Поли
угостила их пирожками на лестнице, и с тех пор они голодали. Окно в
спальне распахнулось, в него влетела маленькая золотистая бабочка. Это
была Иримэ. Она села у изголовья детей, достала волшебный котелок и
произнесла слова заклинания:

«Ты вари-вари дружок,
хлеб, картошку, творожок,
угости-ка всех печеньем
и малиновым вареньем.»

На серебряном подносе появились: бутерброды с ветчиной и паприкой,
клубничное суфле, цветочные кексы, румяное лунное печенье с изюмом.
Дети сели и стали наблюдать за Иримэ. Она покружилась под потолком,
потом подлетела к каждому малышу, поцеловала в щёчку и вылетела в окно.
Фея недолго парИла над домом и влетела в соседнее с комнатой ребят
окно, где проходила гулянка взрослых. Около шести пьяных людей шумно
ругались и размахивали руками. Иримэ нашла маму Лили и Тони, незаметно
подлетела и прикоснулась волшебным колечком к пальцам её левой руки.
Мама новых друзей Иримэ сразу затихла, сгорбилась и погрустнела. Она
вспомнила о детях и её сердце болезненно сжалось. Женщина решительно
встала и вышла из грязной, задымленной квартиры. Она поспешила вниз по
лестнице домой.

Рыженькая девочка, о которой переживал Люмус, жила в небольшом
частном доме на берегу озера за городом. Врач запретил ей вставать, так
как на всю ногу – от ступни и до бедра, наложили тяжёлый гипс. Нога болела
так, что даже повернуться на бок не было никакой возможности, поэтому
Мари лежала все время на спине. По ночам было особенно грустно и
одиноко. Все друзья летом где-то отдыхали, никто не приходил её
навестить. Они писали иногда сообщения, присылали смешные картинки, но
Мари с каждым днём всё больше падала духом и отчаивалась. Два месяца
девочка не сможет выходить во двор гулять, прыгать на скакалке, бегать к
музыкальному фонтану и танцевать.
Иримэ влетела к ней в окошко и сразу увидела на тумбочке возле кровати
растаявшее клубничное мороженое, а на стуле – милый рюкзак-божью
коровку. Фея покружилась возле ночника, чтобы ребёнок её заметил. А
потом осторожно поднесла к уху девочки волшебные часы, произнося слова
заклинания:

«Тик-так на часах,
Пусть исчезнет боль и страх,
Обнимаю крепко-крепко,
Сладко спи, моя конфетка.»

Когда Мари под мерное тиканье крохотных стрелочек стала засыпать,
Иримэ прикоснулась к её волосам магической заколкой. Сны девочки
наполнились радостью, сердце – надеждой, и травмы стали заживать
намного быстрее. Совсем скоро Мари побежит в парк танцевать и играть с
Люмусом.
Иримэ вылетела на улицу и увидела, что небо порозовело – ей пора
возвращаться к своему цветку. Задерживаться в этом мире при свете дня
феям было строго запрещено. Она молнией метнулась снова в город к
знакомому дворику, где ещё недавно жили они с Лео. Под окнами стояла их
любимая скамейка и висели качели. Как будто ничего не изменилось с тех
пор. Возле качелей кто-то забыл флакончик мыльных пузырей. Фея села на
качели, и стала пускать в воздух целые гирлянды разноцветных шаров,
пахнущих ирисками. Она хохотала, ветер раскачивал фею всё выше и выше,
волосы струились водопадом по спине. Потом она подлетела к палисаднику
под окнами и увидела, что её любимые астры и гладиолусы пышно цветут,
возле взрослых растений ютились крохотные росточки деток. Фея погладила

лепестки цветов, пощекотала спинки трудолюбивым шмелям в бутонах
лилий.
Иримэ вспомнила, что время заканчивается и поспешила в их с Лео
комнату на втором этаже. Занавески развевались на ветру, как паруса, в
спальне витал лёгкий запах жасмина и красок – Лео не спал, а рисовал,
низко склонившись над мольбертом. Он изобразил на холсте красивые
полянки светящихся в темноте цветов, похожих на примулы. На белом
бутоне сидела маленькая улыбчивая куколка–фея с золотыми волосами и
фиалковыми глазами. Иримэ заботливо оставила для Лео лунное печенье
прямо на подушке, незаметно поцеловала возлюбленного в щёчку и
поспешила в парк, чтобы успеть до восхода солнца снова улететь к звёздам.
Сказки | Просмотров: 294 | Автор: Мотылёк | Дата: 02/10/21 17:25 | Комментариев: 2

Ночью приснилась мне старая мамина шуба -
Рыжие пятна на чёрном, податливом ворсе.
Зеркало в спальне, из окон доносится Шуберт,
В шубе танцую - мне скоро исполнится восемь.

Мягкий атлас на подкладке заботливо гладит
Острые плечики солнечной девочки-феи,
Мама на кухне сварила варенье к оладьям,
Персиком сладким июльский закат розовеет.

С мамой обнимемся, кружится дней вереница,
Годы распишут в дневник мне уроки и роли.
В маминой шубе в кармане надёжно хранится
Точка опоры - мой маленький внутренний кролик.
Психологическая поэзия | Просмотров: 693 | Автор: Мотылёк | Дата: 24/07/21 11:02 | Комментариев: 8

Ты живёшь, словно тень, в преисподней сырого чулана,
В зеркалах исчезая, вдыхаешь безвременья пыль.
Дни твои - это горы из мусора и целлофана,
Пряча боль по углам, погружаешься в хаос и гниль.

Я к тебе прихожу - к незнакомке опасной и жалкой,
Утешать не пытаюсь - мне легче тебя пристрелить.
Но какая-то мелочь - стихи, лёгкий запах фиалок -
Включит звёзды в чулане, моя дорогая Лилит.

Деревянными пальцами медленно губы подкрасишь,
Выпуская на волю желаний бесчисленных полк,
Я стою улыбаясь, любуясь тобою, как в трансе,
А потом обнимая, вгоняю осиновый кол.

И скучаю отчаянно пресными длинными днями,
А ночами ложусь в безопасный надёжный футляр.
Иногда ты мне снишься, вплетаешься в сердце корнями -
Суть моей темноты, испытание, кармы петля.

Психологическая поэзия | Просмотров: 221 | Автор: Мотылёк | Дата: 04/06/21 14:56 | Комментариев: 2

Город ставит преграды, душит,
Заглушая асфальтом травы,
Отрывает от неба сушу,
Множит стены и сеет гравий.

Вместо тёплых объятий - хаос,
Птицеловов коробки - клети,
Город каменными богами
Выжигает на крыльях метки.

Свёрла паники углубляют
Ощущение несвободы.
Обмелела река больная,
Неживую разносит воду.

В обескровленных мёртвых башнях
Поутру не поётся птицам.
И молитвы читать страшно -
Мало неба, чужие лица.
Городская поэзия | Просмотров: 223 | Автор: Мотылёк | Дата: 23/05/21 19:18 | Комментариев: 3

Чуда не будет. И ты никогда не воскреснешь.
В тело к тебе никогда не вернётся душа.
Вина прокиснут, хлеба станут месивом пресным,
Метод "рот в рот" никого не научит дышать.

Ты - суррогат, имитатор, безликая цифра,
В ложе прокруста пихаешь испуганный мир,
Липовый мальчик на собственном эго зациклен,
Вместо сочувствия: Еrror, пробел и пунктир.

Тайны любви преподносятся карикатурно,
Будто уродство, помеха, дурной атавизм.
Только ночами фантомный обрубок ноктюрна
С воплями боли вольётся в мясной эротизм.

Все эти годы любовь собирала по крохам,
Нежно лелеяла, в срок поливала ростки.
Вместо цветов - только головы чертополоха.
Донор устал. Ухожу. Ради бога, прости.
Любовная поэзия | Просмотров: 207 | Автор: Мотылёк | Дата: 26/03/21 23:28 | Комментариев: 4

Обвеянный духом полей, распустился цветок
В гостиной моей на заваленной книгами тумбе.
В щербатом горшке он разросся, как будто на клумбе,
И каждое утро искал лепестками восток.

А ночью ловил наши души в прохладный бутон
И прятал от боя часов в галактическом рае.
И мы в этом рае, пьянея от счастья, сгорали,
Исследуя космос в межзвёздном тумане густом.

А утром, спеша на работу, хранили в стихах
Прелюдию ветра, дыхание левиафана.
Цветок приютил наш июль в эйфории нирваны,
А осенью - высох, оставив мой дом на бобах.
Любовная поэзия | Просмотров: 171 | Автор: Мотылёк | Дата: 26/03/21 23:23 | Комментариев: 0



По профессии я врач, обычный терапевт. В школе была отличницей, рано вышла замуж, семья, работа — казалось бы — успешный реализованный человек. Но вдруг в какой-то момент посыпались проблемы.

В понедельник, во время приёма в поликлинике у меня на руках чуть не умер пациент от анафилактического шока, развившегося из-за укола магнезии. И если бы не своевременная помощь реанимации, мой укол мог бы стать причиной смерти здорового мужчины, у которого просто повысилось давление. Тяжело переживая случившееся, в среду я узнала, что муж на работе увлекся сотрудницей, и, возможно, мне изменяет. В субботу заболел сын, а в воскресенье — пришёл мамин анализ крови с критически низким уровнем гемоглобина. Ей до сих пор не могли поставить правильный диагноз, чтобы начать необходимое лечение.

Прямо на глазах привычный мир рушился. Обычно тёплые, доверительные отношения с мужем превратились в грубые скандалы и упрёки. Я натыкалась на каменные стены непонимания, земля уходила из-под ног.
Мама перестала вставать с постели, гемоглобин продолжал падать, муж несколько дней не возвращался домой. Бессонные ночи с приболевшим ребёнком, отсутствие денег, разочарование в своей профессиональной пригодности — все эти события выжимали последние силы.

Проваливаясь в чёрную яму отчаяния, я теряла контроль над ситуацией и не понимала, что происходит. По вечерам, оставаясь одна, чувствовала острую боль в груди и сильное желание оборвать свою глупую никчемную жизнь. Я ни в чём не видела смысла, мир стал пугающим и удушливым, исчезла точка опоры, я больше не доверяла ни себе, ни своим близким.
Безмолвные вечера и ночи в полузабытьи стали для меня привычным делом. Я часто сидела на кухне, читая старые письма мужа. Иногда слёзы бежали из глаз, но своей болью мне не с кем было поделиться: кому такое расскажешь.

В один из вечеров экран моего ноутбука неожиданно засветился — я услышала, как тихонько щёлкнуло пришедшее письмо в соцсетях. Некто по имени Бес интересовался, как дела. Я пробежалась взглядом по его страничке и вспомнила, что это мой бывший пациент с пневмонией, благополучно исцелившийся около года назад. Во мне накопилось много обиды и отчаяния. Я не видела логики в происходящих бедах, не знала, куда идти дальше. Наверное, поэтому ответила. Ещё подумала, какой пафосный ник. Добро и зло, свет и тьма.

Во мне тьмы очень мало, я человек не искушенный какими-то низкими энергиями и не раздираемый желанием делать то, что “нельзя”. Мой путь был прямым и понятным, я всегда находилась по “эту” сторону, и “другая” сторона меня не касалась. Но в какой-то момент эта система перестала работать. Простое честное мироустройство дало сбой, всё рушилось на глазах. И я сделала шаг в неизвестность. Наверное, просто искала сочувствия. И мне было уже всё равно, откуда оно придёт.

Мысленно возвращаясь в те дни, вспоминаю, как поначалу трудно давалось общение, не хотелось ни во что верить, я сопротивлялась исходящему от экрана теплу. А потом что-то случилось.
Сквозь густые потоки времени и расстояния я почувствовала точно такое же чёрное одиночество, как у меня. Иссушающее, убивающее, словно глубокий колодец или пропасть, как будто не знаешь — кто ты и зачем сюда пришёл.
Мы стали общаться как два голодных человека, которые знали ответы на вопросы, мучившие каждого из нас. Иногда это даже напоминало монолог с самим собой, со своей душой, с чистой незамутненной её стороной. Или осторожное исследование тёмных непознанных глубин.
Моему порядку не хватало капельки его безумия и хаоса? Возможно. Мы стирали рамки, убирали границы, спорили и не могли оторваться друг от друга. Говорили день и ночь. И пространство стало меняться.

Прошло много времени, но я до сих пор чувствую мощный целительный поток света, исходящий от него. И этому потоку искренности, нежности невозможно было сопротивляться. Он заботился обо мне как о ребёнке. Спрашивал, как прошёл день, какие чудеса произошли со мной сегодня. И когда я хмуро и потерянно говорила, что нет никаких чудес, он начинал рассказывать удивительные вещи. Словно заново строил мою реальность, вкладывал в душу новый смысл, учил видеть невидимое и слышать еле уловимое. Показывал, что чудеса можно создавать самим, нужно только в них верить.

Он придумывал необычные сказки, смешил, дарил игрушки. В моей жизни сказок не было очень давно. Настоящих, волшебных. Раньше я не тратила время на сказки, а он научил жить рядом с ними. Бес присылал много стихов - своих, чужих. Мы говорили на языке поэзии — предчувствиями, ассоциациями, сгустками сильных образов и обжигающих метафор, мы вместе понимали этот язык и он роднил, связывал нас неразрывными нитями.

И в какой-то момент я посмотрела на мир его глазами. Увидела то, что раньше не было мне подвластно. Как это у него получилось, как? Где он взял силы, чтобы оживить меня? Хмурый ворчливый Бес. Расчетливый циник, властелин тьмы.
Все проблемы ушли на десятый план, я легко жонглировала ими, как маленькими яблоками. Даже забыла, из-за чего дни стали вытекать из меня. Всё плохое исчезло.

И этот дар — воскрешать - у него настолько мощный! Как я потом не старалась, так и не смогла его превзойти или хотя бы дотянуться. Он научил меня летать. Вылечил, как раненую птицу, возвратив веру в себя, подарив новые крылья.
Этот период счастья, сопричастности и узнавания длился не долго. Мы расстались. И сейчас общаемся очень редко.
Мама выздоровела, в отношениях с мужем снова наступила гармония.

Мне не ведомо, зачем судьба послала такое испытание. Кем мы с Бесом были друг для друга в прошлой жизни. Почему встретились в этой так странно? Почему иногда кажется, что я понимаю его настолько близко и хорошо, как ни одного другого человека на земле.
Однажды он признался мне, что Бесом стал недавно, а до этого был Ангелом. И я знаю, что это чистая правда.


Написано на конкурс http://litset.ru/publ/15-1-0-65228
Рассказы | Просмотров: 274 | Автор: Мотылёк | Дата: 20/03/21 15:27 | Комментариев: 2

Вчера Таню из кардиологии перевели в хирургию, с третьего этажа – на второй. Детская областная больница казалась ребёнку тёмным и недружелюбным местом. Холодный отстранённый медперсонал, посеревшие от старости и сырости потолки, выкрашенные болезненно голубой краской бугристые стены. В палате витал дух страха и обречённости. Таня застыла на краешке кровати и боялась даже пошевелиться. Ей отвели место возле окна, ещё пять человек на соседних койках занимались своими делами, а Тане очень хотелось, чтобы в палату зашла мама. Она бы как солнце осветила это унылое серое место. По характеру смелая и решительная, мама умела сделать жизнь близких людей не такой страшной и непредсказуемой. Её мама — борец, а Таня – маленький парашютик из семени одуванчика, гонимый ветром в огромном изменчивом мире. Тане ужасно захотелось ощутить крепкие мамины объятия, уткнуться носом в шею, согреться и спрятаться от тревожащих предчувствий и страхов.

Больница, как огромный дракон, жила своей особенной жизнью, угрожая уничтожить хрупкие ростки надежды, теплящиеся в душах детей. В отделение хирургии маму не пускали, а Тане не разрешалось выходить на улицу: здесь запрещалось видеться с родственниками. Это самая болезненная новость за все эти дни. Даже уколы не так пугали, как осознание того, что теперь неизвестно как долго она не увидит маму.

По сути Таня в своём десятилетнем возрасте совсем не ощущала себя самостоятельным, отдельным от семьи человеком. Крепко связанные друг с другом невидимыми нитями, они везде и всегда были вместе. Таня начала представлять, что сейчас мама так же потерянно стоит на первом этаже в приёмном отделении и думает, что ей нужно уезжать, не повидав дочь, потому что скоро – последняя электричка. И мама сядет в эту электричку, и начнёт отдаляться от больницы и Тани на много-много километров, а потом придётся долго идти по лесу и только поздно ночью она попадёт домой. Зайдёт в квартиру, приготовит чай с жасмином и ляжет спать возле младшего братика, а Танина кровать будет пустовать.

Девочку от нахлынувших переживаний начало мелко трясти. Дрожь усиливалась, Таня почувствовала, как начинают стучать зубы. Соседка по кровати – рыжая, веснушчатая, с жвачкой во рту — перестала читать книгу и стала как-то странно на неё поглядывать. Таня быстренько легла на постель и отвернулась к стенке. Слёзы хлынули из глаз горячим потоком, их никак не удавалось остановить. Первый раз в жизни она ощущала такое одиночество и отчаяние. Девочка крепче прижала к себе любимого мишку, изо всех сил стараясь взять себя в руки.

Все эти неприятности начались две недели назад, когда вечером, играя во дворе с друзьями в прятки, Таня почувствовала, что закололо в груди. Так сильно, что ей стало больно дышать. Малышка решила не паниковать и немного посидеть на лавочке под домом, дожидаясь с работы маму. Она старалась дышать по чуть-чуть, не делая глубоких вдохов. Слева в груди находилось сердце, это Таня помнила точно.

Время шло, но легче не становилось. Стемнело, все друзья разошлись по домам. Бабушка Стеша, которую мама просила приглядывать за ней, позвала к себе в гости на второй этаж поужинать и посмотреть мультики. Таня хотела встать и пойти, но дышать всё так же было больно, и она снова села, затаив дыхание. Тогда баба Стеша дала ей выпить каких-то мятных капелек и позвонила маме и папе. Взрослые пришли и вызвали скорую. Папа аккуратно взял её на руки и стал подниматься на третий этаж. Дома же прямо в одежде уложил на прохладную белоснежную постель.

Пожилой лысый врач со скорой внимательно послушал фонендоскопом сердце, измерил давление и грустно констатировал: «Надо везти в город и обследоваться.»

И вот теперь она здесь. Таня не понимала, из-за чего с ней случилось такое несчастье. Всё лето они с Наташкой с огромным азартом находили и ели трёхлистную и пятилистную сирень, приносящую счастье. Таня не пила молоко прямо из холодильника, как просила мама. Ей не перебегал дорогу чёрный кот, а на шее всегда висел охраняющий кулончик в форме сердца, который защищал от порчи и проклятий злой соседки с первого этажа. Но несчастье всё равно случилось. Сегодня у них в клубе наверняка крутят новое кино, подружки с мальчишками за старыми сараями строят шалаши из пушистых кленовых веток, обкладывают полы мягким мхом и играют там с куклами. Или ходят по грибы, бегают на танцплощадку, чтобы потанцевать за берёзами, где не видят взрослые, палят костры и рассказывают страшные истории. И всё это без неё.

Разбудили Таню рано. Медсестра принесла градусники, все в палате проснулись и стали сонно, вяло разговаривать. Таня немного освоилась и вспомнила, что голодна. В тумбочке у неё ютились бутылочка берёзового сока, яблоко и пирожок со смородиной — передача, оставленная мамой. Но в палату зашёл высокий худой мужчина в белом халате и сразу подошёл к ней. Он заговорил весело и дружелюбно:

«Как дела, принцесса? Вставай, идём со мной. Я покажу тебе что-то интересное.»

Тане он сразу не понравился, но из вежливости она решила согласиться. Бросив грустный взгляд в окно и подумав о том, как быстро несутся облака, девочка боязно завернулась в байковый халатик, надела новые жёсткие зелёные тапочки и осторожно ступая, как по раскалённой лаве, пошла за доктором.

Казалось, что по длинному больничному коридору шли целую вечность. Потом доктор распахнул дверь и, они попали в большое, почти пустое помещение, в центре которого стояло высокое коричневое кресло из дерева, обитое дерматином.

«Садись, — всё так же весело и дружелюбно сказал доктор. — Не переживай, всё пройдёт очень быстро».

Таня не переживала, ведь в комнате не было ничего страшного. Она не знала, зачем из кардиологии её перевели в хирургию, не понимала, что такое «хирургия», и спросить было не у кого. Справа от кресла, возле стены, стояла большая этажерка с игрушками. Там расположились улыбчивые тряпичные зайцы, большая фарфоровая кукла с длинными ресницами и белыми волосами, валялись кубики, книги, детская посуда. Она послушно сидела и наблюдала, как врач привязывает кожаными ремешками её запястья к подлокотникам кресла, а потом крепко связывает щиколотки.

«Зачем вы это сделали? – вырвалось у неё.

«Да это ерунда, сейчас побежишь в палату играться с подружками, — заверил он.

В небольшом мутном окне напротив кресла всё так же быстро проплывали облака, сновали грачи, кряхтели вороны. Лето шло в полном разгаре. Мама сейчас, наверное, печёт пирожки, потом пойдёт поить курочек, покормит Дружка супом. А папа трудится в гараже, чинит мотоцикл и любуется, как плодоносят его любимые вишни и яблони, которые он без конца прививал, чтобы улучшить породу и повысить урожайность.

Врач отошёл к столику возле двери и вернулся с огромным шприцом.

— Открой рот принцесса, я обещаю, это совсем не больно, ты даже ничего не заметишь.

Он накрыл грудь и ноги пациентки белой простынёй, повесил ей на шею металлическую миску – лоток.

Взгляд врача был настолько спокойным, добрым, что у Тани даже не возникла мысль сопротивляться, чтобы не дай бог его не расстроить. До этого ей встречались добрые и честные люди, она привыкла слушаться взрослых и доверять им, поэтому послушно открыла рот.

И тут начался ад. Глаза резанул яркий свет, язык чем-то зажали, уколы в горло оказались горькими и болезненными. Место укола взорвалось болью, как будто в него вонзили десятки ножей. Врач быстро вставил между зубов какую-то прямоугольную штуку, и теперь она не могла сглотнуть, чтобы унять боль. Девочке показалось, что она не может даже дышать. Врач тем временем взял металлические щипцы, скальпель и стал что-то тянуть, резать, откусывать у неё в гортани. Таня истошно закричала, пытаясь вырваться. Но вспомнила, что руки и ноги — связаны. У неё началась паника. Девочке чудилось, что её разрывают изнутри, вбивают в глотку гвозди, она снова начала дрожать, не переставая кричала и плакала. Казалось, этот кошмар никогда не кончится, и доктор хочет её просто убить.

Пытка длилась невероятно долго. Горло немного занемело, по губам побежала красная солёная жидкость, в лоток упали два окровавленых кусочка мяса.

Как она очутилась в палате – Таня не помнила. Гортань горела огнём, хотелось часто глотать, но при глотании всё тело содрогалось от боли как от удара электрическим током. Ребёнок ждал, что боль немного утихнет, кровь перестанет собираться во рту, но легче не становилось. Она долго лежала и глотала кровь, обречённо глядя в окно. А потом ощутила сильную тошноту и колики в животе. Её стало рвать кровью. Девочки из палаты позвали медсестру. Медсестра прибежала и стала ругаться:

«Разве ты не слышала? Я же сказала тебе: кровь выплёвывать, не глотать! Что за глупый странный ребёнок! Иди рвать в туалет!»

Таня не помнила, сколько времени она находилась в туалете. Сидя на холодном кафельном полу, наблюдала за пауками, копошащимися на бледно-жёлтой плитке, вглядывалась в грязное поцарапанное зеркало, в котором она сама себе казалась не человеком, а призраком. Ноги и руки заледенели, сил плакать больше не было, Таня удивлялась, как от пережитых событий она до сих пор не умерла.

В палате все спали, когда девочка вернулась. Уже другая медсестра измерила ей температуру и забегала, засуетилась – температура была высокой.

Малышка не помнила, как прошли следующие несколько дней. На какие-то мгновения она выплывала из густого вязкого тумана, а потом снова погружалась в него – без цели, осмысленности или желаний. Как-то проснувшись ночью, девочка подумала, что ей совсем не хочется жить. Тело горело, в голове мутилось, реальная жизнь казалось глупой и чуждой. «Когда же закончатся эти мучения», — устало думала Таня.

На следующий день она так же безучастно лежала в палате и смотрела в потолок.

Вдруг в окно с улицы кто-то бросил камушек. Таня сначала не обратила внимание, но стук об стекло повторился и девочка, облокотившись на подоконник, выглянула в окно.

На улице прямо под окнами больницы стояла мама.

«Мама!» — крикнула Таня и всё её существо рванулось навстречу дорогому любимому человеку, застывшему за двойными рамами окна. Мама стояла внизу и смотрела на неё, а Тане казалось, что за спиной вырастают крылья – так ей захотелось выйти из больницы, чтобы снова обнять мамочку.

«Она уставшая, после работы, долго шла через лес, потом ехала два часа в электричке, в метро и трамвае, чтобы просто посмотреть на меня в окно», — думала Таня. Слёзы непроизвольно хлынули из глаз. Она послала маме воздушный поцелуй и показала жестами, что у неё всё замечательно. Они долго смотрели друг на друга. Малышке так много хотелось маме рассказать. Стемнело. Таня показала на несуществующие часы на запястье и стала махать руками, проганяя маму, понимая, что той нужно снова проделать долгий путь домой, а утром рано вставать и идти на работу.

Через полчаса медсестра принесла передачу. Мама написала длинное письмо, где подробно рассказывала, что и как у них дома. С каждой строчкой Таня как будто оживала, наполняясь родными необходимыми мелочами: младший брат нарисовал для неё щенка, мама закрыла на зиму клубнику и помидоры, папа принёс от соседей маленького рыжего котёнка и купил куклу, ту, что она просила на Новый год. В конце письма мама напомнила, что нужно обязательно пить все таблетки, которые назначил врач. А Таня вспомнила, что таблетки давно не пьёт, а выбрасывает, хотя ей и приносили их целыми жменями. Слишком сильной была ненависть ребёнка к грубому и бесчувственному медперсоналу.

В кулёчке ещё тепленькие лежали мамины пирожки с вишнями, термос с чаем и большой гранат. Таня знала, что эта штука называется гранат, но ела его очень редко — в деревне такие не продавались. Девочка почувствовала, что в её душе поселяются жёлтые огоньки – светлячки, они кружатся в причудливом танце вокруг чудесных благоухающих роз. Ей обязательно нужно вернуться домой здоровой и как можно скорее. В этом чужом и опасном мире есть место, где её любят и ждут. Свет в палате вдруг показался ребёнку оранжево-уютным и милым, как от фонарей в саду, щебет соседок по палате – приятным и усыпляющим. Она впервые за всё время пребывания в больнице почувствовала голод и жажду. Открыла тумбочку, взяла бутылочку берёзового сока и стала пить большими жадными глотками, возвращая себе силы и веру в жизнь.
Рассказы | Просмотров: 304 | Автор: Мотылёк | Дата: 04/03/21 23:46 | Комментариев: 7

Каждый час, проведённый с тобой, для меня удивителен,
Тонкий профиль, ребячливый взгляд, голубые глаза.
Оживает мой дом, становясь на мгновенье обителью
Волшебства сопричастности, будто молитвенный зал.

Пить твой голос густой, словно мёд, наслаждаясь пульсацией
Самых нежных и сладких аккордов ночных городов.
Ты моя затаённая боль и воронка фрустрации,
Неизвестности выдох и чуда спасительный вдох.

Спелый август - как шанс обернуться свободными птицами,
Чтоб коснуться рассвета расправленным тёплым крылом,
День проснётся индигово-сочным, тюльпаново-ситцевым
Ты - моё наваждение, лета саднящий надлом.
Лирика | Просмотров: 191 | Автор: Мотылёк | Дата: 04/03/21 23:43 | Комментариев: 0

Мой август сыт, доволен и мурчит,
Пусть он бездомен, но игрив и рыжий.
Он ловит лапой вечности лучи,
Его топили, но он чудом выжил.

Мой август горько-прян: полынь, шалфей,
И ранки на губах врачует вермут,
Мы потерялись в стареньком кафе,
Где верилось в любовь, стихи и верность.

Где верилось. Мой август тих и пьян.
Вокзал. Часы пробили ровно полдень.
Трясёт по рельсам ржавый порожняк,
Туда, где кто-то ждёт его и помнит.
Лирика | Просмотров: 224 | Автор: Мотылёк | Дата: 04/03/21 23:43 | Комментариев: 0

В доме много сирени и хочется жадно жить - растворяется горечь, запущен хмельной режим, надышаться прохладой, впуская в окно весну, чтобы свечи горели, и мы не могли уснуть. Чтобы ветви качались, из крон изгоняя мрак, гиацинты - в стакане, на тумбочке - Пастернак. Чтоб в случайных прохожих всегда находить родных, чтобы вместо нирваны хотелось стихов и книг. Покоряя стихии, вещей познавая соль, незаметно взрослея, достигнув своих высот, вновь захочется в травы из города убежать, отыскать мандрагору, руками поймать стрижа. Очень нежно касаться тяжёлых и личных тем, и потом целоваться, рискуя попасть в эдем. Оставаться в постели, вскрывая защитный код, став безумным и смелым, сорвать заповедный плод.
Лирика | Просмотров: 551 | Автор: Мотылёк | Дата: 29/01/21 10:31 | Комментариев: 11

Ты мамин бог и папин хвостик, знаток причуд и громких действ, ночь рассыпается на блёстки, и мимикрирует под день. На пальцах - сок из сладких яблок, твой сон - как звёздный капюшон, всё, что угасло и озябло - твоей согреется душой. В страну чудес отыщешь норы, в шкафу настроишь баррикад,
спасёшь от крыс садовых гномов, оставишь Морру в дураках. Сбежишь от сумеречных страхов, укрывшись радужным зонтом. В кислинку будней лунный сахар добавишь, оживляя дом. Теплеет ветер, беды тают, медовым счастьем льётся чай, туда кладёшь цветы и травы, чтоб светлых духов привечать. Ты мамин бог, кострами пахнешь, гуру шмелей и Робин Гуд. Давай оставим это в тайне, продолжив добрую игру.
Лирика | Просмотров: 226 | Автор: Мотылёк | Дата: 28/01/21 22:21 | Комментариев: 2