Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45569]
Проза [9075]
У автора произведений: 25
Показано произведений: 1-25

Мир – это фантик огромной и сладкой конфеты.
Фантик заложен в учебник на «выучить стих».
Девочка вовсе не трогает Блока и Фета
И справедливо желает того же от них.

Девочке нравится чёткая, внятная проза:
Если от корки до корки по буквам прошёл,
У персонажей – от Носа до Карлика Носа –
Где-то в конце обязательно всё хорошо.

Мир – это кофе, нечаянно пролитый в сказку.
Слиплись страницы – теперь ни за что не прочтёшь.
Впрочем, событиям так далеко до развязки
И половина из них – откровенная ложь.

Девочка знает, как надо читать между строчек,
Чтобы не скармливать мозгу все буквы подряд.
Это Лаконика, детка. Пиши покороче.
Сплетни – соседям. Для пропасти «пусть говорят».

Мир – это семь миллиардов нехитрых желаний
(Слабо похожих на сказку с хорошим концом)
Молча пройти, не оставив и слова на камне…
Девочке страшно опять оказаться Творцом.

Девочка предана миру, которому трудно,
Ей «накатать простыню» – как два пальца в «Айфон»,
Памятью сердце сжимают послушные буквы:
«Где-то в конце обязательно всё комильфо».

Но, погружённый в обилие знаков условных,
Мир опасается быть до конца непрочит…
Чтобы спасти его, нужно одно только слово.
Девочка знает – какое. Но всё же молчит.
Философская поэзия | Просмотров: 285 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 12/02/20 17:07 | Комментариев: 9

Какие шансы у Ветра?
Маленькое, беззлобное существо,
влюблённое в ад безответно,
а может, взаимно...
Мы встречались. Помните, Рина?
Вас тормознули за превышение
длины черенка,
а я вышел за сигаретами.
Вы пели из «Риголетто» мне
«Сердце красавиц», слегка
матерясь по поводу разрешения
светофора в три мегапикселя.
Я, глядя на Вас, ехал мыслями.

Много смелости – мало шансов
быть вуалью для Ваших танцев,
обнажённости касаться листвой,
прочих женщин отринув.
Трогать во сне
алый рубец на щеке,
оставленный Вашей метлой, Рина.

Говорят, я классно целуюсь.
На бёдрах вечерних улиц
темнеют мои засосы.
С пламенем адским сплетаюсь...
Мои корчи преследует зависть
Иеронима Босха.
Маленькое, беззлобное существо,
влюбившееся безответно,
помните – я в чашке Вашей был Ветром?
Намолотым, свежесваренным по рецептам старинным.
Помните? – на кончиках языков
остывший, невыпитый вздох:
«Ри-на...»

Какие шансы у Ветра?..
Любовная поэзия | Просмотров: 382 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 09/12/19 07:39 | Комментариев: 8

Тростник надломленный заборов
Младенческий скрывает вздох.
Раскрылось небо, как цветок,
Маня доступностью простора.

Летим... Игра хмельного ветра –
Жест неуверенной руки –
Рисует крыши, чердаки
Мазками утреннего света.

Из церкви звуки песнопений
Несутся. Кто-то льёт вину.
Мой взгляд уходит в глубину
Тысячелетних наслоений,

Где, в память древних фараонов
За нами следуя тайком,
Заборы встали тростником,
Плач обернулся рабским стоном

Народа, впавшего в немилость.
Тот горький плен и вечный страх
В твоих задумчивых глазах
Агатом ныне поселились.

Знакомой лестницы унылой
Из детства помнится игра –
Подняться к богу солнца Ра.
По улице, текущей Нилом,

Плывут, подняв трубу как руку,
Домишек ярких корабли.
Как далеко мы от земли...
Как близко мы с тобой друг к другу.

Я обнимаю в поднебесье
Одетый в платье гибкий стан.
Наш город откровеньем стал,
О прошлом недопетой песней

Времён. В сердцах надежду сея,
Из пробудившихся веков
Летит гуденье тростников
И крик младенца Моисея.

My WebPage
Лирика | Просмотров: 286 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 22/09/19 17:24 | Комментариев: 3

Господи, если бы Ты знал, как оно: ждать ответа на своё сообщение, трясущимися руками наводить мышку на Входящие (1) и увидеть там рассылку от мебельного салона...
А, ну да...
В принципе, Ты знаешь...
Миниатюры | Просмотров: 270 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 04/09/19 17:10 | Комментариев: 2

...Осталось узел затянуть...
Немой, коленопреклоненный,
Осенний лист в последний путь
Собрал все радуги Вселенной.

Как жертва летнему костру
На алтаре тепла и света –
Оставив миру красоту,
За горизонт уходит с ветром.
Лирика | Просмотров: 264 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 04/09/19 10:39 | Комментариев: 7

Вот город, который построил Пит
(Ну, так-то Пётр, но легенда гласит,
Что он иноземный любил алфавит,
Поэтому будет Пит).

А это – пиит
(Ну, так-то «поэт» на старинный манер),
Начитан и полон хороших манер,
Чем, кстати, и стал на весь мир знаменит
Город, который построил Пит.

А это – девочка, которая любит кариатид,
Которой однажды поэт позвонит,
Которому девочка благоволит
И так ненароком ему говорит,
Что, если получится, пусть посетит
Город, который построил Пит.

А это – проспект, на котором стоит,
Слегка растерявшись, поэт, что пиит,
Лицо запрокинувший в небо бездонное,
Отныне и впредь нарекая Мадонною
(И Муза от ревности топает и вопит)
Девочку, которая любит кариатид
И с ними – весь город, который построил Пит.

А это – огромный взметнувшийся круг
(Ну, так-то он шар, если дом обойти вокруг).
Он рвётся из гущи протянутых рук,
С его высоты открывается чудный вид
На город, который построил Пит,
Проспект, на котором поэт стоит,
А также на Музу, которая истерит
По поводу девочки, которая любит кариатид.

А это – насмешлив, носат и сердит –
Прозаик, закутанный в каменный твид.
Слегка в стороне – так сказать, не у дел
Проспекта, который когда-то воспел;
Не глядя на шар, под которым стоит
Вконец обалдевший от счастья пиит,
Который практически боготворит
(Дав Музе шлепка с комментарием: «Без обид?»)
Девочку, которая любит кариатид.

А вот (принимаем торжественный вид) –
Поэт Александр, настоящий пиит,
Язык показавший всем русским поэтам,
Урезанный жёстко цензурой за это;
С царём поделивший семейные узы…
Поэт, что и пальцем не тронул бы Музу!
Поэт «наше всё» (не смотри, что архаика);
Поэт, что смеялся над чёртом прозаика,
Который потом написал «Арабески»,
В которых воспет был сияющий Невский
Проспект, над которым, как мира душа,
В руках мореходов покоится шар,
Который в заоблачной выси глядит
На город, который построил Пит,
В который влюбилась девочка, которая любит кариатид.

А это в залив свои воды стремит
Река, что одета в зернистый гранит,
Вдоль русла которой гулял не спеша
Пиит Александр (по-французски «Са-шá»),
Который – ревнив, – не сносил головы
(Моею женою больны, мол, не вы).
В обители многоимённой Невы
Его глубоко отпечатанный след
Гранит сохранил и потрогал поэт,
Который прошёл наконец-то проспект
(Что только ленивым и не был воспет)
И замер, увидев, как в небе бездонном
Вечерние краски рисуют Мадонну,
Чей лик повторяет (и Муза вам подтвердит)
Девочку, которая любит кариатид,
О которой грезит поэт (на старинный манер – «пиит»).

А это – излюбленный зверь королев
(Хоть их не бывало средь Невок и Нев,
Но звёзды решили, в закат посмотрев,
Что «пусть будет Лев»).
Вот он у воды величаво сидит,
С сиденья высокого зорко следит:
А вдруг предприимчивый дерзкий пиит
Навеки в карманах своих унесёт
То место, куда наступил «наше всё»?
Тогда лев пиита зароет в гранит –
Пусть в вечности спит
И не помышляет о девочке, которая любит кариатид.

А это – волшебно поёт карильон.
Его прародитель, малиновый звон,
В окно заглянул, отворённое Питом,
Был взят на заметку, а после – убитым.
Но там, за окошком (где, кстати, полно королев),
Решили, что кошкой не станет родившийся лев.
И «льву», что стоял гол и холост,
Подарен был новый голос.
И там, где царила мгла,
Ударили колокола.
Ударили, лбом разбивая зенит,
И в тон карильону струною звенит
Город, который построил Пит,
Для девочки, которая любит кариатид.

Звенит, над проспектами свой выпрямляя стан.
Звенит, высоту протягивая мостам.
И если бездонное небо по швам трещит,
Звенит, из былых побед выставляя щит,
О том, что уже немало видал беды,
О том, как бывает разнуздан поток воды.
Но он, многожильный, выстоит, защитит.
Он – город, который когда-то построил Пит,
И кто ему запретит
Любить девочку, которая любит кариатид?
Подражания и экспромты | Просмотров: 400 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 27/05/19 16:50 | Комментариев: 6

Быть Музой Гения... В комьях глины
Ломать предплечья, запястья, локти.
Меня художнику в ноги кинул
Господь. И милостив, словно Бог, ты.

Ваяешь, лепишь. То взмах, то матом.
Зовёшь на помощь моё дыханье.
Я в пальцы трепетом льюсь крылатым,
Резцом втекаю в твоё созданье.

Я – миф без имени, дань искусству,
Я – дар отмеченным силой Божьей,
Любви к тебе непокорный сгусток –
Один другого измучить должен.

Я помню долг – я почти не плачу,
Когда сжимаешь мне плечи грубо,
Но – Боже мой! – я так мало значу,
Когда с досадой кусаешь губы

И шепчешь боль своему святому...
Когда от ревности – наизнанку,
Когда от верности – хруст по дому,
Господь Всевышний, прости пацанку.

Проклятый долг – подчинить и править! –
Взаимность в сросшихся наших душах.
Ты будешь мне Рафаэля славить,
А я тебе, задыхаясь: «Ну же!

Скрути. В глаза. Позабудь про жалость.
За руки вздёрни. Рывком. От боли
Я вскрикну. Вырвется с криком малость,
Что не хватало тебе дотоле.

Водой и глиной вложи в скульптуру
Искусства узы, таланта шрамы –
И будет ангел твой белокурый
Бесплотней неба, святее храма».

Твоя работа тебе рвёт крышу,
В резце мерещатся чьи-то муки.
«Ты слышишь стон?»
Помолчу: «Не слышу» –
И разведу так забавно руки.

Ах да, они же... Но я не плачу.
Мой первый мастер, я вздох последний
И всё, что я хоть немного значу,
Отдам во славу тебя, мой Гений.

Ты напоследок кропишь мне кожу
И убираешь с водой жестянку,
Но мне вода уже не... по...мо...жет...
Господь Всевышний... прими... пацанку...
Лирика | Просмотров: 303 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 26/05/19 10:02 | Комментариев: 4

В своё время эти стихи пригодились мне. Возможно, кому-то ещё понадобятся. В данном случае я никого не агитирую сдавать мне деньги.

Здравствуйте!
Да пребудут в ваших домах тепло и уют.
Я ищу милосердия вашего
для бездомных животных. Из подвалов. Где просто убьют –
ещё не самое страшное.
Я прошу на веру хвостов и когтей
в то, что у них должно быть четыре лапы.
Я прошу на гордость ваших детей
за неравнодушие мамы и папы.
На то, чтобы жизнь своею всевластной рукой
не сделала нас самих покалеченными
и, наконец, на сытость, дом и покой
для тех, кому очень трудно стать вочеловеченными.
Вольные стихи | Просмотров: 302 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 22/05/19 22:14 | Комментариев: 0

«Заходите к нам на огонёк», –
Пела плитка ласково и так нежно.
В этот вечер ты не одинок.
Ты так продрог.
Залазь, сынок!

В банке ждёт горячий маринад,
Мятая соседка, а в глазах – уксус.
Что же встрече с нами ты не рад?
Ведь ты томат!
Здорово, брат!
Сегодня болен ты душой,
Но всё закончится зимой.

Сядем да раздавим на двоих.
Литра два, я думаю, сюда входит.
Ну давай, читай свой новый стих.
Да ямбы – что? Плевать на них!
Не в размере дело, ты поверь
(Посмотри, как рядом покраснел мальчик:)))).
Главное в тоннеле из потерь –
Тот свет в конце, что жжёт теперь.
Ты пьёшь от боли – я пою,
И ждут две девочки... тьфу
...веточки в раю.

«Заходите к нам на огонёк», –
Пела плитка ласково и так нежно.
В этот вечер ты не одинок.
Ты так продрог.
Залазь, сынок!
Сегодня болен ты душой,
Но всё закончится зимой.
Переделки песен | Просмотров: 371 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 19/05/19 08:07 | Комментариев: 0

– Играйте, маэстро, мы пришли послушать сказку. Её будут петь белые и чёрные клавиши, самые подходящие для сказки. Именно в сказке жизнь делится на чёрное и белое.

Темноволосый Ангел с бледным личиком бредёт по тёмному лесу, он ищет избушку местной ведуньи. У Ангела с собой волшебная трава, которая растёт только на Небе. А какая же ведунья не хочет заполучить в свои руки – чудесные, мягкие, тёплые колдовские руки – новое снадобье, помогающее от всех болезней? Название этой травы звучит как птичий посвист – «веристе'нь». И вот Ангел добирается до избушки и, приподнявшись на цыпочки (он совсем небольшого роста), заглядывает в окно. В комнате горит очаг, у очага сидит девушка (оказывается, она совсем ещё молода, эта ведунья) и перетирает в ладонях длинные стебли какого-то растения. Ангелу это напоминает человеческие поступки (добрые, разумеется), которые Господь так же свивает в одну нить, для того чтобы впоследствии много-много таких нитей сплести в одну крепкую, прочную верёвку. Эту верёвку иной раз приходится бросать тому, кто находится на самом дне глубокого одиночества и не может подняться сам. Тому, кому не хватает поступков других людей, а в своих он вязнет. У девушки тонкие белые пальцы. Она кладёт измочаленные стебли на широкий стол и начинает прочёсывать их на пару с большим костяным гребнем. Чёрные зубья гребня ползут с одного края стола, пальцы девушки движутся с другого. Иногда они переплетаются, чёрные и белые клавиши, рождающие божественную музыку – чьё-то исцеление. Ангел заворожённо смотрит и слушает. Ему чудится, будто девушка поёт песню:

Травы и струны,
Струны и травы,
Звёздный и лунный
Взгляды лукавы.

Ангела прядки,
Ведьмы забавы.
Сердце в порядке –
Глазки лукавы.

Ангел стучит в окно, и ведунья, подняв голову, несколько мгновений вглядывается в темноту, а потом с лёгким вскриком бросается отодвигать засов двери. Она знает, что это Ангел, хотя ни разу его не видела. Просто... ну, у кого ещё может быть такое лицо?
– Я принёс тебе траву, исцеляющую любой недуг, – говорит Ангел, – но ты должна пойти со мной.
– Хорошо, – легко соглашается ведунья. – Я пойду с тобой. Но подожди, пока я вытку до конца плащ. Мне кажется, я смогла наконец создать такое плетение, в котором травы не связывают и не заглушают друг друга. Голос каждого стебля свободен и чист. Если люди будут носить такие плащи, их сердца и помыслы будут такими же чистыми и свободными от всякого зла.

– Отчего вы остановились, маэстро? Разве вы не верите в то, что люди могут быть такими?
– Я не верю в то, что кто-то или что-то сделает их такими.
– Зачем же тогда вы рассказываете эту сказку?
– Чтобы люди знали, чего желать.

Была уже глубокая ночь. Лес спал. Ангел легко и бесшумно просачивался сквозь густые заросли орешника и безбоязненно проходил через полчища крапивы.
– Куда ты меня ведёшь? – спросила девушка спустя полчаса их пути.
Ангел словно улыбнулся – вокруг его головы разлилось сияние.
– Куда обычно ведут Ангелы? – спросил он в ответ.
– К Богу, – тихо сказала девушка.
– Почти, – кивнул Ангел.
– Почти к Богу?
– Почти пришли.
В этом месте полагалось быть поляне. Все идущие по ночному лесу путники рано или поздно выходят на поляну, к костру или хижине. Девушка огляделась. Не было поляны. Были всё те же заросли. И было тёмное бесформенное пятно на земле – чьё-то распростёртое тело.
– Ему нужна помощь, – прошептал Ангел. – Поэтому я пришёл к тебе и принёс самое чудесное исцеляющее средство – веристень. Если ты спасёшь жизнь этому человеку, Господь расселит веристень по Земле.
Ведунья покачала головой:
– Прежде чем лечить, я должна узнать, кто он и что с ним случилось.
– Этот человек ехал к тебе, потому что слышал о твоём чудесном плаще. Он надеялся, что плащ исцелит больное сердце его сына. В пути на него напали разбойники.
Ведунья стала растирать траву пальцами, затем ладонями. Запела, глядя в небо, в такт пению покачиваясь и раскатывая травяные шарики между ладоней. Поплыл горьковатый аромат. Девушка опустилась на колени перед бесчувственным путником и приподняла в ладонях его лицо. Аромат небесной травы сделал своё дело: человек зашевелился и приоткрыл глаза.

– Маэстро, вам словно кажется скучной эта сказка.
– Да, она ничем не отличается от других: раненый воин, прекрасная целительница и посланец Неба, призванный соединить их.
– Для чего же тогда вообще рассказывать её?
– Чтобы люди могли убедиться, что сказка не обманывает их. Всё происходит так, как и должно быть.

Вскоре человек уже смог сидеть, прислонясь к дереву. Ведунья обмывала его раны, самими движениями своими, лёгкими движениями рук, окуривая воздух вокруг ароматом и целительной силой веристеня.
– Я искал вас на своём пути, – проговорил человек. – Я слышал, что в лесу живёт колдунья, которая исцеляет якобы любой недуг. Я хотел просить вас поехать к моему маленькому сыну, но... в пути меня настигла весть о его смерти.
Человек замолчал, потому что девушка стала обмывать ему губы.
– Твой сын болел не от зла в своём сердце, – произнёс Ангел, – и плащ не помог бы ему. Его сердце страдало от слабости, ему нужна была вера в то, что отец любит его и способен защитить. А ты... ты оставил его в последний миг жизни.
Человек зло дёрнулся.
– Я был у его постели во время самых тяжёлых приступов. Я, подобно Богу, научился возвращать ему дыхание. Разве это не любовь и не защита? Кто ещё был у моего сына, кроме меня? Даже сейчас, опустошённый потерей и истерзанный разбойниками, я не чувствую себя ни слабым, ни поверженным.
Девушка посмотрела на Ангела.
– Мне кажется, ты должен забрать его с собой. К его сыну. Я избавила человека от телесных страданий, но он страдает душой.
– Мы можем забрать, если последнее деяние человека – добро, – тихо проговорил Ангел.
Он помолчал, а потом опять обратился к путнику:
– Почему ты не вернулся домой, услышав о смерти сына? Ты избежал бы встречи с разбойниками.
– Потому что... – человек опустил голову. Переглотнул, собираясь с мыслями, вскинул взгляд на ведунью. Прошептал почти умоляюще:
– Я хотел попросить у вас плащ, чтобы моё сердце хранило любовь моего сына. Зло, которое я испытываю при мысли о том, что его больше нет со мной, способно уничтожить её.

– Маэстро, значит, Ангел заберёт этого человека? Ведь его последнее деяние – порыв к любви.
– Его последнее деяние – неусмирённая гордыня.
– Ну, в жизни не всё так однозначно. В его гордыне – горе, а в его горе – любовь к сыну.
– Да, жизнь не делится на чёрное и белое. Именно поэтому надо слишком яростно, слишком одержимо выбирать белое, чтобы для кого-то оно не оказалось чёрным.

Темноволосый Ангел молчит. Он не знает, как поступить. Он пришёл сегодня за девушкой-ведуньей. Её последнее деяние – спасение человека. Но этот человек останется в одиночестве и увязнет в своих поступках. Ангел ощупывает скользящую вдоль руки спускающуюся с Неба верёвку. Она очень тонкая, непрочная, её надо плести ещё вечность, чтобы она могла выдержать горе и тоску отца, только-только потерявшего сына. Ангел не знает, что ему делать. Заплакать бы.
– Я отдам свой плащ, – говорит девушка. – Я принесу его из дома. Ты побудешь с этим человеком? – обращается она к Ангелу.
– Нет, этот человек пойдёт с тобой, – одними губами произносит Ангел.
– А ты?
– Мне пора.
– Куда?!!
– Куда обычно идут Ангелы?
– К Богу, – одними губами произносит девушка.

– Вы закончили сказку, маэстро?
– Нет, она сама закончилась.
– А что было в жизни?
– Прошла вечность.
– И Бог сплёл верёвку покрепче?
– Да нет, верёвка-то осталась на Земле. Ангел протянул её от места прощания к избушке ведуньи, чтобы раненый мог опираться на неё.
– Влетело ему, наверно, за верёвку? Ангелу-то?
– Не думаю. Человек ведь перестал быть одиноким, значит, и вытаскивать его не понадобилось.
– Ну, а что было спустя вечность?
– Ты хочешь сказать, что будет спустя вечность?

Будут лунные струны, две тонкие тени,
Горьковатый ночной аромат веристеня,
Будут россыпи рос – жемчуга и рубины,
Будут травы, проросшие в сердце мужчины.

Будут женские чары и очарованье,
Клавиш чёрных и белых борьба и слиянье,
Будет час удивительный с Богом за чаем,
Будет путь через вечность – туда, где прощаем.

Будут глазки лукавые – смех и веселье,
Будут руки сплетённые – словно качели.
И, как сила огня в выстужающих зимах,
Будет вера в защиту и силу любимых.
Сказки | Просмотров: 314 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 18/05/19 18:41 | Комментариев: 0

Видеть, радость моя, радость твою,
Знать, что от радости этой во-ю
На Луну, до которой хоть по лестнице, хоть из пушки.
Я готов отдать тебе всю песочницу, все игрушки:
Мишку, кубики, автомат...

К маме кинуться, зареветь, уткнувшись в колени:
«Эта девочка слишком хрупкая для моих впечатлений
(Для моих впечатлительных впечатлений),
Рассыпается от малейших прикосновений».
И рождается детский ад.

«Тебе что ни купи, через полчаса – лишь обломки!»
А я что, виноват? Я ведь тоже мир и такой же ломкий!
Меня тоже сминали, комкали и песком кормили,
И от сказок моей колыбели седели были –
Даже всхлипывать отучили.

Строить замки, ломать их... Что вы знаете о трёхлетних?
Чистый лист? Пластилин? «Им не больно – они же дети.
Поревел – и забыл». Можно действовать без наркоза.
Ах, поэзия детства! Вот вырастешь – будет проза!
И тихонечко в борщ – бух! – перчик чили.

Поржали – забыли.

Дети добрые, благовестники созидания.
Всё прощают, уроды... ангельские создания.
«Кто их только родил?» Но, кто б ни был, за них в ответе – да –
Со своим вечнолюбящим: «Прости, Господи, поебетина!
Да кому ты нужен?»

И от маминых тёплых рук никуда не деться.
Здесь ни логики нет, ни чувств – это, детка, детство.
Мальчик девочку бить не должен – ведь он мужчина.
Только если девочка бьёт его по местам причинным –
Кто ей станет мужем?

Инфантилы, чайлдфри... Да мы в семь лет уже выродки.
У нас ненависть к людям не то что в крови – в сыворотке.
У нас ненависть к детям – тем, что с приставкой «благо-».
Мы не верим в героев типа «назад ни шага»,
Потому что поверишь –

И придётся полжизни всю жизнь соскребать с подкорки,
Не прощать себе в тридцать, как в пять верещал от порки,
Быть мужчиной, забыть стараясь, как был девчонкой,
Тряпкой, бабой, слюнтяем, трусом, дерьмом, подонком.
И от веры – звереешь

И ломаешь, крушишь целый мир, порождённый Светом,
И вытаскиваешь стихи из руин пинцетом,
Вечный город родительских чувств пытаешься возвести
Из стекла любви и гранита безумной ненависти.
И куда там Риму,

Чьи чудовища по незнанью распяли чудо?
Я один только раз это выплюну – и забуду.
Столько ...летий прошло – крик давно тишиной оплачен,
Но от трёх до пяти мир заполнен вселенским плачем
По Иерусалиму.

А ты далека. До тебя – как пешком до неба.
Я и шагу не сделаю, словно на свете не был.
Потому что любую любовь свою, как трёхлетний,
Обовью, заласкаю нежней виноградной плети
И сломаю – чёрт! – сломаю от восхищения.

Это страх прикоснуться – такой же как «прикоснутся»,
Потому что любить – это утром с тобой проснуться,
Просиять сероглазо, руками за всё потрогать
И вцепиться, и укусить (ухажёр от Бога),
И за то, что любишь... хоть раз... не просить прощения.
Психологическая поэзия | Просмотров: 284 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 20/02/19 18:06 | Комментариев: 0

Она – океан. Завораживает. Манит.
Пьянит глубиной и могуществом сильных мира.
Она неизменно притягивает – магнит,
Сбивающий с ног и привычных ориентиров.

До стука зубов пробирает её волна,
Когда за глаза и в глаза выдыхаешь: «Боже!»
С ней каждая встреча безбрежно обнажена,
И каждое слово её – словно плеть по коже.

Стихия извечно покорна мужским рукам,
Рывкам вопреки захлебнувшейся солью глотке.
Захочешь её обуздать – и познаешь сам,
Как волны баюкают щепки, но топят лодки,

Как, холодом гибели скован и красотой,
В ушах нарастающий гул победить не волен,
Во тьму погружаешься – вымотанный, пустой –
Изведать её глубины и горчащей соли.
Любовная поэзия | Просмотров: 545 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 16/12/18 17:54 | Комментариев: 20

Сохрани меня сильным, Боже!
Ослеплённый её улыбкой,
Созерцаю который год:
Подбородок, пленённый скрипкой,
На потёртое всходит ложе,
На продавленный эшафот.

Рокот публики – звуки травли.
Застываю в её ладонях,
Свято верю, что не любой
Близок с нею, душой бездонной,
И с отчаянием, на равных,
Выговариваю: «С тобой».

Не от страсти, а по приказу
Трогать пальцев её орнамент –
Даже этому буйно рад,
Опалён четырьмя ветрами,
Через боль выпеваю фразу:
«Твой смычок, обнажённый раб».
Лирика | Просмотров: 287 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 04/11/18 19:52 | Комментариев: 0

Королеву терзают сомнения: дать или нет мне,
За минутой на ложе последует вечность на плахе,
При хорошем раскладе от ложа рождаются дети,
Не гляди, что вокруг короля всё сплошные монахи.

Да и сам самодержец – любитель походов налево,
Как мужик мужика он поймёт, но вот женщину – вряд ли.
Я молюсь небесам за спасенье души королевы,
Как зачинщик, до родов готов в монастырь её спрятать.

Кардиналам не свойственна страсть, но ведь рёбра для беса,
И король их считать мне не будет, боясь за корону.
Всё, что сделано мной, Ришелье, свято чтит интересы
Королевского дома и дарит наследников трону.
Юмористические стихи | Просмотров: 324 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 22/10/18 20:01 | Комментариев: 9

На чердаке чуть теплится свеча.
Вдыхая жар и сухость детской кожи,
Крадётся смерть на нищенское ложе,
А я не смею, не могу кричать.
Преступник-Ветер, я оставлен здесь
Немой молитвой, материнским страхом,
Дрожащий свет от рокового взмаха
В ладонях прячу, не давая сесть
Зловещей тьме на шаткую кровать.
Мне завтра снова руки обжигать,
Невольный трепет сдерживая в теле.
Но благость Ветра людям невдомёк,
И мать тревожится за огонёк,
Мерцающий у дочкиной постели.
Лирика | Просмотров: 383 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 11/08/18 20:30 | Комментариев: 2

1
Костюмчик сидел. Из-за девушки по имени Валя. Накануне их свадьбы Костюмчик пришёл к ней домой, увидел свою невесту с другим и молча ушёл. Дома он переоделся в приготовленный к завтрашнему бракосочетанию чёрный костюм с белым цветком, вернулся к Вале и убил этого другого. Белый цветок Костюмчик оставил на полу в прихожей Валиной квартиры.
Костюмчиком его прозвали, потому что по телосложению до взрослого, настоящего мужского костюма он недотягивал.
Освободившись пораньше за хорошее поведение, Костюмчик вышел за ворота тюрьмы и облегчённо вздохнул. Ему было двадцать четыре года. Вся жизнь ещё была у него впереди.

2
Костюмчик сидел.
Его хозяин тоже.
Костюмчик приобрели из-за девушки по имени Валя. Накануне свадьбы, когда костюмчик уже был готов к бракосочетанию, хозяин внезапно пришёл и взял его «на дело», за которое и сел.
Костюмчик тоже хотел сесть с горя, но качество ткани не позволило. Горе усугублялось ещё тем, что из атласной груди костюмчика был вырван белый цветок, за который строгий чёрный костюм и прозвали «костюмчиком».
Провисев «от звонка до звонка» в шкафу и будучи проданным за хорошее состояние, костюмчик облегчённо вздохнул. Ему было два года. Вся жизнь ещё была у него впереди.

3
Костюмчик сидел. Абсолютно на всех детях младшей группы. Надевался, пристёгивался, шнуровался, затягивался, крепился; зажимал, выпрямлял, фиксировал, корректировал и стабилизировал. Дети двигались через сопротивление резиновых ремней и, не выдержав напряжения, летели на пол. За это костюмчик прозвали «костюмом космонавта». В Дом для детей-инвалидов он попал благодаря спонсорам и мальчику.
Мальчик не сидел. Он ползал, ковылял, хромал, переваливался, уставал, спотыкался, опускался на коленки, поднимался, падал и снова вставал. За это мальчика называли «перспективным», несмотря на отсутствие речи и неестественно вывернутую левую руку. В Дом для детей-инвалидов он попал благодаря девушке по имени Валя, которая не захотела «тянуть на себе калеку и сына убийцы».
Время от времени мальчика отдавали в больницу. Там, кроме привычного засилья уколов, капельниц и катетеров, его мяли массажисты, ломали мануальщики, протыкали иглотерапевты и высасывали пиявки. Мальчик мужественно терпел до четырёх лет, но потом сдался со словами: «Не отдавайте меня в больницу. Буду себя хорошо вести».
То, что мальчик заговорил, удивило всё детское неврологическое отделение. Посмотреть на мальчика приезжали врачи, медсёстры и студенты. Консилиум, не ожидавший от обычных назначений такого необычного результата, постановил: «Усилить интенсивность лечения».
Спонсоры тут же обеспечили Дому для детей-инвалидов «костюм космонавта», а мальчику – дополнительный курс иголок и пиявок, которые хорошо влияют на речь. Итог был неожиданным – мальчик стал говорить только одну фразу: «Ах я дурак!»
В первый же день по возвращении из больницы на мальчика надели костюмчик, который крепился, зажимал, выпрямлял… И мальчику тоже пришлось на протяжении часа выпрямлять спину, зажимать слёзы и крепиться.
Освободившись, наконец, от костюмчика, мальчик тяжело вздохнул: вся жизнь ещё была у него впереди.
Рассказы | Просмотров: 438 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 11/08/18 20:00 | Комментариев: 8

Я, как пчела, твоим питаюсь соком,
Мой горький ландыш в сумрачной тени.
Из многих слов о трепетном, высоком
Простые строки эти сохрани,
Твоим янтарным сотканные светом,
Моей любви нектарной теплотой,
Косноязычьем, странным для поэта,
И молчаливой солнечной мечтой.
Любовная поэзия | Просмотров: 447 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 07/12/17 20:45 | Комментариев: 2

Моё лето… Оно опять будет состоять из найденных фантазий, из потерянных мечтаний.
Прошлым летом я нашёл сотовый телефон. В песочнице. Я догадывался, кто потерял эту мечту: девочка. Её сверстники хвастались мобильниками, сравнивали, у кого круче, а она в стороне чертила на песке палочкой. Там же, в песке, я и нашёл телефон. А девочки уже не было. Вечер.
Я пошёл с этим телефоном в руке, стараясь не касаться тополиного пуха.
Вы знаете, как отличить потерянную мечту от выброшенной? И я не знаю. Тем летом я подумал: надо просто вернуть мечту. Если человек обрадуется – значит, мечта была потерянная, если нет – значит, выброшенная. Просто? А мне почему-то сложно. Я ни разу ещё не сумел сложить пасьянс из людей и их… м-м-м… мечт… мечтаний.
Я с этой мечтой-мобильником подошёл к девушке, у которой в руке был настоящий телефон с разбитым дисплеем. Думал, в самый раз. Ей же нужен новый телефон. А чтобы он у неё появился, она должна мечтать о нём.
Она обернулась ко мне – лицо всё в слезах – и с надломом в голосе проговорила:
– Ну какая же ерунда лезет в голову! Ненавижу сотовые телефоны!
В следующий момент её телефон лежал у моих ног бездыханным. Девушка ушла.
Быть Ветром – значит, жить тысячу лет, а потом родиться заново. Всё знать и ничего не понимать.
Я решил вернуться к песочнице. Захватил с собой телефон, брошенный девушкой. Ну и пусть разбитый, зато точно такой же, как в мечте.
Девочка появилась утром. Увидела телефон и… расплакалась.

Потом был светлый дом на сто окон. Там было много солнца и детей. По-моему, они были сиротами. Нечаянно такие мечты не теряют. Их только выбрасывают. К сожалению. Я не знал, что делать с такой находкой. Искать хозяев – глупо. В смысле, искать бывших хозяев – глупо. А новых – попробуй найди.
Мечта есть не просит. А дети?
Я отправился в парк. Подумал, что рядом с настоящими детьми дети из найденного мною дома не будут чувствовать себя брошенными. В парке я встретил ту самую девушку с телефоном. Вернее, без телефона. Она сидела на спинке скамьи, поставив ноги на сиденье, и наблюдала за детворой. Качели, карусели, сладкая вата, ванильное мороженое. Я поздоровался, но она только досадливо откинула волосы со лба. Тогда я присел на скамью и стал тихонько насвистывать: «А песни довольно одной, чтоб только о доме в ней пе-е-лось».
Я думал, девушка обрадуется этой мечте.
А она... расплакалась.

А потом я нашёл баночку, полную мыльных пузырей. Я открыл её: оттуда на меня пахнуло мандаринами и почему-то зелёнкой. Что-то совершенно детское. И вдруг меня осенило: имя! Я нашёл имя!
Когда Ветер долго носит с собой найденную мечту, она умирает. От холода. Мечте нужно живое тепло души. А у Ветра какая душа? Сквозняк. От сквозняка – холод, от холода – смерть. Но имя надо очень быстро пристраивать, потому что оно не умирает, оно вбирает в себя холод, а потом передаёт его своему владельцу.
Я кинулся искать кого-нибудь, кому срочно нужно имя. Ну и, как всегда, когда торопишься, получается всё шиворот-навыворот. Сломанные тополя, оборванные линии электропередач… Среди всего этого хаоса я увидел котёнка. И девочку. Ту самую, из песочницы. Она заглядывала под поваленный ствол дерева, куда забился котёнок. Ливень хлестал её по спине, а она шлёпала ладонями по грязному мокрому асфальту и звала: «Кис-кис».
– Ненормальная! – кричали ей из подъезда мальчишки. – Тебя молнией убьёт!
Я рванул ветки поверженного тополя так, что зелёные шарики разлетелись по всему двору. Плевать. Всё равно пух из них уже не выклюнется. Из растерзанной кроны послышался писк, и девочка, перегнувшись через ствол, вытащила наконец котёнка. Я подумал: раз она зовёт его просто «кис-кис»…
Я снова отвинтил крышку и опрокинул баночку над котёнком. По двору разнёсся сладкий мандариновый запах, смешанный с запахом озона. Девочка посмотрела в мою сторону так, словно могла меня увидеть.
– А у меня тоже нет имени, – вдруг тихо сказала она.
– Как? – растерялся я.
– Меня все называют ненормальной. Потому что я вижу Ветер и могу с ним разговаривать.
– А… родители?
Девочка грустно улыбнулась:
– У меня нет родителей. Дети без имени никому не нужны. – И, помолчав, добавила: – Их ведь даже с улицы домой не позовёшь.
Я всё так же растерянно смотрел, как остатки имени вытекают из баночки, как котёнок жмурится и облизывает переднюю лапу.

А потом…
…Обо всех находках и не расскажешь. От ужинов при свечах до свечных заводиков под Самарой.
И вот опять наступает лето. Пора выброшенных на Ветер мечтаний.
Мечте нужно живое тепло души, а у Ветра какая душа? Сквозняк.
Но если вы спросите меня, о чём я мечтаю этим летом, я отвечу: найти ещё одну баночку с мыльными пузырями.
Рассказы | Просмотров: 658 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 18/11/17 22:10 | Комментариев: 9

Вечер лета. Утро спелых вишен.
Королевский пурпур горизонта
Властно будит заспанные крыши
В день рожденья Королевы-Солнца.

Кто-то должен раскалить всё небо,
Печь пирог имбирный Королеве.
Королева ждёт к обеду Феба.
Королева языкаста в гневе.

Мир сияет белым опереньем,
В облака имбирь мешками льётся,
На десерт – вишнёвое варенье
В день рожденья Королевы-Солнца.

Летний вечер. Остывают крыши.
Сердце Феба пол-Земли прогрело.
Королевский пир на славу вышел!
Слава Богу, хоть не подгорело.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 589 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 18/11/17 19:33 | Комментариев: 7

Мой помазанник вишенный, пленник зелёных крон,
Передай на проезд, ибо к солнцу ты чуть поближе,
Льды твой край заковали в доспехи со всех сторон.
Тронешь – тронешься, сквозь оглушающий лязг и звон
Призывая молчание, кроткое, словно «иже».

Я никак не пойму, что мне надо от тех краёв.
Тёплых мятных лугов? Сероглазо-серьёзных взглядов?
Я, наверно, ещё не готов для таких боёв,
Да тебя-то не спросят: родился – и будь готов
Обдираться средь вишенья, слизывать сок-награду,

Ты на шаре земном жилка, венка долгот, широт,
Крестоносец, закованный в сказку о Божьем даре.
Серебру нипочём золочёные реки вброд.
Промолчи… передай на проезд от Его щедрот
До вишнёвых закатов на том же зелёном шаре.
Лирика | Просмотров: 582 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 14/11/17 19:13 | Комментариев: 6

Я был рождён судьбой и мамой
На перекрёстке трёх культур
С обширной жизненной программой
«Всё включено»: и гид, и тур.

Я ел под папино «Эль Греко»,
Пил сок с бабулей tête-à-tête,
Гулял под мифы древних греков,
Купал «Вольферля» только дед.

Качаясь сонно в колыбели
(Ну почему я не молчал?),
Я подпевал виолончели
И этим взрослых восхищал.

И вот он – тяжкий крест таланта
И приговор для детских рук:
«Он вряд ли станет музыкантом,
Но мы попробуем. А вдруг?»

От бытовой мирской юдоли
Меня освободили вмиг.
Увы моей «завидной» доле!
Хотел посуду вымыть – фиг.

Дар Себастьяна Иоганна
Прижился в Вадике вполне.
Сижу, ищу на струнах гаммы,
И не заходит уж ко мне

Соседский Эдик, друг мой лучший.
Ну как себя не пожалеть!
Его талантливые уши
Нашёл спасительный медведь!

Воюет Эдька с пылесосом,
Как будто дразнит: вжжжи да вжжжи,
А я, пошмыгивая носом,
Бренчу струной своей души.

Судьба детей несправедлива,
И оттого печален я:
В моей квартире – пииииу, пииииу,
А за стеной – полёт шмеля.
Юмористические стихи | Просмотров: 791 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 07/11/17 20:02 | Комментариев: 17

Водопады столетий, пороги веков, эпох,
Реку жизни питает великий потоп времён,
И скользят по воде сотни лодок и – видит Бог –
В бесконечном потоке событий, людей, имён

Ты уже научился грести и ты сильным стал,
И любое течение стало попутным, но
Мир спасает летящая парусом красота,
И у каждого выбор – за ней или с ней на дно.

…И ладонь – на штурвальный круг. Ощути: дрожат
Нервы-спицы – и каждый впаялся в тягучий шкот.
Им ещё предстоит в лавировку и оверштаг,
И кипящий под килем бурунами новый год.

Завтра в плаванье. Ждёт планета, и ветер стих,
Но проснётся, лишь только разбудит его прибой,
И натянется тонкий леер – беречь других,
Кто захочет твои горизонты делить с тобой.

Ловишь взглядом текущий с паруса перламутр,
Океан серебра влажно стряхиваешь с волос.
Ты – корабль и… Здравствуй, море пурпурных утр,
Наш сегодняшний путь на компасе стрелой пророс.
Лирика | Просмотров: 457 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 06/11/17 20:18 | Комментариев: 2

Нежности!
Боже мой, нежности!
Солнечных стрел на твоей золотистой коже,
Моя добрая, странная, ласковая, хорошая.
Расстояние гложет,
От меня оставляя, как косточку,
Блестящие, гладкие, отполированные рейсы
К рельсам.

Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы,
Доберман лежит усталый,
Караулит запоздалый,
Недоехавший вагон.
Вдруг рассыпался перрон

Сотнями, тысячей, тысячами горошин,
Обутых, одетых, головых, двуногих,
По-человечески нехороших,
Незамечательных...
Совсем-совсем не замечательных пса.

Нежности...
Боже мой, сколько нежности!
Как я устал.
Любовная поэзия | Просмотров: 430 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 06/11/17 20:17 | Комментариев: 2

Обвей меня хвостом, русалочка моя,
И утяни на дно из водорослей диких
Жалеть губами цвета земляники.

Я знал и слёз солёные моря,
И смеха солнечные океаны,
А ты всегда была несбыточной и странной.

Челнок привязанный с душою корабля,
От шалости твоей вознесшийся на гребень,
Замру, от страха недвижим и бледен,

И оборву внезапно якоря
Одним рывком, не обращаясь к ветру.
Я захлебнусь от кабельтовых, миль и метров.

На глубине морской не так страшна земля,
Как на ладони. Погружаюсь невесомо.
Бездвижимою, древнею истомой

Сковала золотая чешуя
Черты отрёкшихся от жизни кораблей...

На дно уходят чаще добровольно –
Мол, там отталкиваться легче, там не больно...
...Но дна не видно за рядами рей.
Лирика | Просмотров: 475 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 06/11/17 20:13 | Комментариев: 2

И на слове «моя» кто-то ёрничает и смеётся,
Дразнит шелестом леса, шатром заходящего солнца,
И сквозь щебет и свист лёгкий поскрип невидимой дверцы –
Вековые стволы невесомую тайну хранят.
В тихом омуте сон, тихий час. Время тихо крадётся
И крадёт тишину – усыплять озорных чертенят.

Ночь струится листвой через тонкие, гибкие пальцы –
На деревьях приют ищут боги и ветры-скитальцы.
Задремав поутру, слышу птичье безумное скерцо –
Этот мир гомонящий покоя счастливей стократ.
Чертенята встают, собирают оброк с постояльцев
И на завтрак рассветных лучей разрезают гранат.

Мне бы в путь, но стою, непонятною робостью скован,
Виноградной лозой, сказкой леса навек околдован.
Мне в тарелку (вот черти!) подсыпали красного перца –
Мол, не зарься, чужак, на чужое, не твой это клад,
Наших нежных сестёр не мани ты ни зовом, ни словом…
...Впрочем, я не в обиде. Мне райский привиделся сад.

Этот шелест и смех, пряный запах ветвистой аркады.
«Что любуешься, Ветер? Ни разу не видел дриаду?
Неужели огонь полыхает и в ветреном сердце?
Иль от спелых, созревших желаний и губы горят?»
И заливистый смех: «Ну, не надо смущаться, не надо…»
…Пред глазами туман. Слышу томное, топкое «ладо»
И на слове «моя»… да, вкушаю пленительный яд.
Лирика | Просмотров: 483 | Автор: Лионель_Садорро | Дата: 06/11/17 20:10 | Комментариев: 6