Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45162]
Проза [8997]
У автора произведений: 12
Показано произведений: 1-12

Редакторы литературных сайтов – это особая каста. Меня давно занимает вопрос: как в эту касту попадают простые люди? Вот живёт себе человек спокойно, пописывает стишки, публикует их в Сети, общается с кем-то, что-то там пишет в откликах, и вдруг в один прекрасный день – бац! – и он уже редактор! Почему? Он лучше всех пишет стихи? Далеко не так. Отличился в написании отзывов? Ну, может быть, но отзывы у большинства редакторов мало чем отличаются от отзывов других умных и талантливых пользователей сайтов. Написал оригинальный, заинтересовавший многих обзор? Это, пожалуй, да. Но ведь есть среди редакторов и те, кто и в этом пункте не особо выделился, а то и вовсе не отметился. Так что же сделало его редактором?
(В скобках замечу, что случаются, разумеется, разные истории. Например, жил-был себе талантливый человек, любил поэзию, сам неплохо писал, со временем стал разбираться в теории стихосложения, почувствовал в себе силы для чего-то особенного, появились финансовые возможности, а тут ещё правила и условия сайта, где он публиковался, стали раздражать. И вот он взял да и открыл собственную площадку. Потом набрал группу товарищей, многие из которых стали его помощниками, редакторами разных ЛитО и пр., и дело пошло. Или похожая история: на некоем сайте, владельцу которого всё равно, кто будет держать его на плаву, сама собой образовалась сплочённая команда единомышленников и взяла мирным путём бразды правления в свои руки. Тут всё понятно, и я говорю не о подобных случаях.)

Первый вопрос прозвучал. Теперь давайте представим себе, что наш маленький, но, вероятно, талантливый в чём-то герой всё же каким-то образом заслужил значок редактора на своей странице. Что это принесёт ему и другим людям, что изменится отныне в жизни сайта и в его личной литературной судьбе? Подключим фантазию (пусть это будет ключевое слово, как говаривал Алекс Фо) и рассмотрим несколько вариантов.
Вариант первый, оптимистический. Редактором становится действительно талантливый и активный автор, которому есть что сказать. Это, безусловно, приобретение для сайта. В нашей фантазии это светлый ангел, от которого будет одна польза. Он сразу же возглавит своё ЛитО, станет вести различные конкурсы, писать обзоры, участвовать в организационной жизни сайта, почувствует ответственность – и качество его рецензий и откликов значительно повысится, что благотворно повлияет и на качество работ тех, кому он поможет своим советом. Но, говоря откровенно, такой редактор это ещё бОльшая фантазия, чем моя статья. В реальности чаще работает
Вариант второй, нейтральный. Редакторство получает человек, почти ничем не выделяющийся из списка достойных этого звания. Вероятно, такой вариант можно даже назвать случайностью, совпадением определённых условий. Чего ждать от этого редактора? По-настоящему ценного – ничего. Он шатко-валко будет исполнять свои обязанности, воспринимать их скорее как обременение (как раз для таких любое действие на пользу сайту будет «геморроем», как выразился один из редакторов ЛитСети; но зачем тогда вообще подписываться на этот геморрой как на массаж??? любое занятие априори должно приносить человеку радость), активничать только там, где появляется личный интерес, и крайне редко – потому что так нужно – писать жалкие подобия обзоров («в этом стишке лучше сделать так», «вот тут лишний слог», «вы ничего не понимаете в поэзии» и т.д.). Вред от такого редакторства очевиден, потому что в нём нет самого главного – духа творчества. Это однозначный злодей в нашей истории (впрочем, удачно замаскированный). Но есть злодеи и покруче (хотя, возможно, и поневоле).
Вариант третий, пессимистический. Маленькое отступление. Служила одинокая стареющая женщина в одном небольшом офисе, ничем особым не отличалась от сослуживцев, получала не ахти какое жалование и свою порцию наездов от начальства и была, в общем, не особо довольна своей жизнью. И единственной радостью и отдушиной для неё, не считая четырёх кошек и турецких сериалов, была поэзия. Писала она стихи неплохо, иногда даже, начитавшись на ночь Ахматовой, хорошо, и публиковала их на некоем сайте. Вся её нерастраченная энергия (из той, что осталась после общения с кошками) уходила на этот сайт, она писала много откликов на стихи других авторов, встревала в посторонние диалоги и разговоры, активно участвовала во всех конкурсах и в обсуждении их, не проходила мимо различных публикаций и общесайтовских мероприятий и, что немаловажно, оставляла лестные отзывы на творения местных «главных людей». Скажите, вам разве не показался знакомым написанный мной портрет? Так же показалось и кое-кому из тех самых «главных людей», с которыми наша героиня успела завести короткую дружбу. И вот однажды с чьей-то лёгкой руки как бы невзначай прозвучало предложение: а почему бы нам не назначить эту прекрасную женщину редактором? Вон она какая активная, а нам последнее время этого как раз и не хватает!
Так на сайте появился новый редактор. Сначала в нашей героине почти ничего не изменилось, всё та же активность, вездесущность и пр., но со временем в её тоне в общении с простыми смертными стали появляться медные нотки; в любом разговоре на любую тему она неизменно оказывается безапелляционно права, задавленная работой и неудачами в личной жизни, теперь, в своём новом статусе, не упускает случая прикрикнуть на всякого, кто вызовет у неё раздражение, и унизить при случае того, кто посмеет высказать свою собственную, несколько отличную от её точку зрения. И вскоре серая мышь превращается в редактора-монстра, а её самомнение, подтверждённое редакторством и сетевыми регалиями (типа «национального поэтства»), удивительным образом создаёт у неё в голове небезызвестный «органчик» с одной только фразой: «Не потерплю!». И уж этот органчик не сломается никогда. Потому что таких редакторов – с некоторыми вариациями – увы, большинство.
Одной из причин подобных историй является то, что редакторами на сайтах становятся в основном «самодеятельные артисты». Профессионал (не обязательно по образованию, но по призванию) или литературный критик от бога, человек знающий, тонко чувствующий слово и стиль, – большая редкость в наше время. И настоящей удачей для литературного сайта является присутствие такого лидера или – тем более – целой команды таких людей. А если такой команды нет, нет ощутимой пользы от тех, кто призван исполнить её функции, зачем тогда вообще нужен институт редакторства?..
Статьи | Просмотров: 19007 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 07/09/21 13:54 | Комментариев: 304

Завершён конкурс «Фантастический», подведём его итоги (без обид, только сухие факты). В конкурсе участвовало 10 авторов, из них проголосовали 9 (т.е. сами участвовали, сами голосовали), из читателей – 1 (один!). Иными словами, конкурс заинтересовал 1 (одного) читателя! В чём же причины этого, мягко говоря, неуспеха? Может, некоторые работы по своему художественному уровню не тянули на конкурсные, были нечитабельны? Или организация этого литературного состязания оказалась не на высоте? Попробуем разобраться.
На мой взгляд, устроители конкурса подошли к процессу формально. Вместо того чтобы предложить простые и понятные условия участия и привлечь побольше авторов, ввели какие-то надуманные ограничения в виде совершенно ненужных эпиграфов, так и не раскрыв их секретную миссию во время голосования. Для чего с помощью эпиграфов нужно было метить работы, если в результате это разграничение никак не было обыграно? Зато появился формальный повод не принимать работы авторов, выполнивших все условия, кроме – по невнимательности – такой малости, как вставка эпиграфа. Участников в ваших конкурсах и так с гулькин нос…
Далее. Любой приличный литературный конкурс обязательно должен завершаться анализом (кстати, как и любая добротно сделанная работа в нашем мире) – финальным разбором произведений участников. Без этого никак нельзя, иначе непонятны задачи литературного конкурса на литературном сайте. Ну не пряники же просто раздать?! Если вы сами не тянете, привлеките опытных рецензентов со стороны, на сайте их, как я уже успел заметить, немало.
И ещё один щекотливый момент: Пелагея, насколько я понял, ведущая конкурса и сама же в нём участвует. Не комильфо.
Вывод: конкурс был организован и проведён некомпетентно, непрофессионально, без личной заинтересованности устроителей, прошёл вяло, не вызвал почти никаких эмоций у пользователей ЛитСети. Напрашивается вопрос – а на кой вообще нужны такие конкурсы? (Количество участников, читателей и отзывов говорит само за себя, не так ли?)

Надеюсь, устроители конкурса способны адекватно воспринимать не только восторженные возгласы, но и конструктивную критику.

С уважением и пожеланиями творческого роста и развития, А. П.

P.S. Только не надо думать, что во мне говорит личная обида (мою работу как раз и не приняли из-за отсутствия эпиграфа), это есть немного, но больше – разочарование и желание помочь.
Обзоры | Просмотров: 7294 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 26/07/21 10:38 | Комментариев: 105

(Начало см. в «Жесть…» на Неогранке. Послесловие. Часть 1)

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Нет, не переводили. А когда, я уже писал, сборники песен Шейна и пр. датированы, а в самих текстах есть информация о конкретных собирателях, губернии, где записывались тексты, времени, когда это делалось».
У меня нет ни сборников, ни с Шейном я не знаком. Я вас просто спросил об этом. А вы в ответ. И понеслась…

ПРЕДТЕЧИН Александр
Так познакомьтесь. Все эти сборники доступны в Интернете.
Не знаю, какая понеслась, а вот кто понёс, это очевидно. Даже можно посчитать количество постов и объём этого "несения".

ДИОТ
мне пересчитать оскорбительные выпады в мой адрес?

ПРЕДТЕЧИН Александр
А мне?
Я вам уже несколько раз в разных формах предлагал просто покинуть мою страницу и заниматься своими делами на пенсии, поливать цветочки, писать мемуары и пр. И всё, и ничего нет. И никто не знает ни о вас, ни о вашем бреде. И ваша жизнь совершенно спокойна.
Вы же не будете отрицать, что просто дратуете людей, оскорбляете их национальные чувства – и своими формулировками, и провокационными фразами.

А впрочем, посчитайте, посчитайте, это даже интересно. И обратитесь с жалобой в Европейский суд.

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Так познакомьтесь. Все эти сборники доступны в Интернете».
Превосходно. Но мы же говорим о ВАШЕЙ работе, о ВАШЕМ эссе, а я как бэ выразил своё мнение. Понимаете? Этого не хватает вашему тексту, без этой информации он бесполезен и даже вреден кое-кому)).

ПРЕДТЕЧИН Александр
Вы уже несколько раз призывали меня провести какое-то отдельное исследование, об истоках там и пр.
А ответ типа "Автор не ставил перед собой такой задачи" вас не устраивает? Или он обязательно должен решать в своём исследовании задачи, которые вы в националистическом угаре производите своими воспалёнными мозгами?

ДИОТ
КЛЕТЧАТОМУ на цитаты о Суздале:
Жалкое зрелище. Это ответ на вопрос? Где даты, где ареалы распространения, количества людей? Где всё ЭТО? А я отвечу так, как уже писал - эти данные - табу в РФ. Они не то чтобы секретные, но и не афишируются, а 99 процентов древних рукописей - уничтожены. Воть.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «А ответ типа "Автор не ставил перед собой такой задачи" вас не устраивает?»
Вполне. Но ведь такого ответа не последовало, не так ли?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Это же очевидно. А как можно ответить на тот бредовый вопрос, который вы тогда задали?

ДИОТ
Вот ещё раз тот самый вопрос: "Невозможно давать какие-то оценки, делать выводы, не зная кто, где и когда сочинил, записал и перевёл тексты песен. Для ясности: например, Лукоморье, кот на золотой цепи, русалка на ветвях – это из "чухонского" фольклора."

Что тут бредового, учитывая слова В. Даля о "чухне разных молений"?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Бредовый сам по себе вопрос: на каком языке разговаривают русские, зачем они перевели русские народные песни, ну и т. п.
Вот ещё раз мой ответ: Кто – народ, где – в Российской империи (и до неё), когда – с незапамятных времён до конца 19 века. Перевёл с какого на какой?))
Точное авторство (имя, фамилия), точный день (...мартобря) и т.д. – не установлено.

ДИОТ
и как тут учтена информация о "чухне разных молений" от В. Даля?

ПРЕДТЕЧИН Александр
А почему я должен учитывать мнение Даля в работе о песнях? Тем более "информацию". Вы уже извинялись за "гипотезы" и пр.

ДИОТ
и далее могу извиниться, это благородно и корректно, когда человек признаёт свою ошибку, а Диот – это образец всего великолепного и прекрасного)).

ПРЕДТЕЧИН Александр
Тут уже психоаналитик не поможет, нужен специалист несколько другого профиля.
Впрочем, вы уже не первый раз хвалите сами себя и разговариваете сами с собой. Удивительно наблюдать за этим процессом в его развитии. К вам ещё не стучат в дверь?

ДИОТ
Чувство юмора не пробовали включать?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Да я его и не выключал. Но на некоторые темы лучше не юморить. Как-то не очень смешно получается.

ДИОТ
ханжество – это порок, г-н Предтечин. "Смеяться право не грешно..."

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из ДИОТА: «Вы же не можете походя отбросить мнение В. Даля»
его никто не отбрасывает. но оно не является истиной в последней инстанции. у него было своё, довольно упрощенное представление россии. обобщизм. вот так взял, бац, и двумя мазками всё нарисовал))

анекдот про даля знаете?
Замолаживает, однако!" – сказал ямщик и указал кнутом на хмурое небо.
Поручик Владимир Иванович Даль сильнее закутался в тулуп, достал записную книжку и записал в нее: "Замолаживает — диалект средне-русской полосы, означает заморозки, приближение холодов, снижение температуры.". Так родился первый толковый словарь русского языка.
- Замолаживает, - повторил ямщик и добавил, - надо бы потолопиться, балин. Холошо бы до вечела доблаться. Hо-о-о!

Цитата из поста ДИОТА: «и делать выводы только из гипотез ангажированных историков наподобие Трубачёва, Аксёнова, Рыбникова и прочих "подментованых" личностей))».
ну да, канеш, канеш...

ДИОТ
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «его никто не отбрасывает. но оно не является истиной в последней инстанции. у него было своё, довольно упрощенное представление россии. обобщизм. вот так взял, бац, и двумя мазками всё нарисовал))».
Логично. Не отбрасываем, но не учитываем. Вам самому не смешно от такой логики? Где ареалы, где список, где цифры? НЕТ ИХ. Вот и приходится строить картину на основании вот таких обрывков информации.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Бредовый сам по себе вопрос: на каком языке разговаривают русские, зачем они перевели русские народные песни, ну и т.п.»
Вы же не считаете, что русские ВСЕГДА говорили на русском языке? Песни же старинные.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Именно считаю. Песни старинные, но не из 8-го века точно (разве что какие-то мотивы мифов древних остались, обрывки, в том числе и других народов; такое заимствование встречается повсеместно, здесь нет никакого криминала). Я уже писал, что окончательно они сформировались в то время, когда русские говорили уже практически на современном русском языке.

Цитата из поста ДИОТА: «Где ареалы, где список, где цифры? НЕТ ИХ».
"Автор не ставил перед собой такой задачи", помните? Зачем это в теме моего исследования? Ареалы, список, цифры... Бред собачий. Какие цифры? О количестве слов в песне? А впрочем, вы не задумывались об этом? Ведь это я тоже не указал! Пошёл считать. И буквы на всякий случай.

КЛЕТЧАТЫЙ
ослабел дед умишком)) зато чсв усилилось. обратнопропорциональная зависимость – чем тупее диот, тем выше чсв))

ПРЕДТЕЧИН Александр
Да и как-то жаль старика. Но его и понять можно. Будем снисходительны к слабостям подобных персонажей. Всё-таки он нас изрядно повеселил, надо отдать ему должное.

КЛЕТЧАТЫЙ
его-то понять можно. беда в том, как я уже говорил, что он сам ничего понять не может. но будем надеяться, что хоть малость просветится))

ПРЕДТЕЧИН Александр
))) Это правда смешно (не будем ханжами, как призывает диот). Тем более что это правда!))

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Я уже писал, что окончательно они сформировались в то время, когда русские говорили уже практически на современном русском языке».
Точно так же вы утверждали, что Диот - идиот. Почему теперь я должен вам поверить на слово?

ПРЕДТЕЧИН Александр
А почему я должен поверить на слово вам? Или безоговорочно принять "гипотезы" некоторых одиозных "исследователей", почитав тексты по вашим ссылкам? Кстати, кое-что есть и интересное, например, в материалах белгородского университета, но многие идеи вами извращены в комментариях, поняты и поданы однобоко.

ДИОТ
Опять всё свелось к обсуждению великолепных достоинств Диота. А как же история эрзянского языка? Ареал, количество носителей по годам, даты? Вам не болит?
Я предоставил минимум четыре ссылки на найденную информацию об истории языков РФ, а вы? Вы только обзываетесь и кривляетесь.
Судя по той лёгкости, с которой вы, господа (Предтечин и Клетчатый), скатываетесь к одному и тому же предмету, он вас интересует больше, чем история вашего народа, - так мог бы подумать сторонний наблюдатель, но я-то вижу, как вам стыдно за своё невежество, как вы изворачиваетесь, уходите от прямых вопросов. Ну, ну...

ПРЕДТЕЧИН Александр
Как часто вы апеллируете к "читателю", "стороннему наблюдателю", это тоже в дополнение к анамнезу.

Я, кстати, хотел узнать ваше мнение по поводу "Евгения Онегина". Как думаете, зачем Пушкин написал его на эрзянско-украинском и затем перевёл на русский? Ну какой в этом был смысл? Писал бы сразу уж на русском, так нет же...
Только не увиливайте, не юлите, не изворачивайтесь. Вопрос очень серьёзный, от него зависит будущее (а ещё больше – прошлое!) украинского народа. Жду ответа.

КЛЕТЧАТЫЙ
да не было никакого пушкина. была арина радионова, украинка с житомира, она всё и написала. главного героя звали не евгений, а грицко. и одевался он не по лондонской моде, а носил вышиванку и козацкие шаровары, которые до сих пор хранятся в краеведческом музее житомира. татьяна же была то ли эрзянкой, то ли мокшей, хотя по некоторым источникам - половецкой княжной. это потом москали всё переврали. но в украинских сёлах и сейчас помнят подлинную историю...

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Как часто вы апеллируете к "читателю", "стороннему наблюдателю", это тоже в дополнение к анамнезу».
Представьте, г-н Предтечин Александр, этот форум ежедневно посещает около тысячи живых любознательных творческих людей, и естественно, что я тут пишу не только для вас, соответственно, когда я аппелирую к неким читателям – это не фигура речи и не психическое растройство. Переварили информацию? Теперь, после "переваривания", как вы оцениваете ваш пассаж об анамнезе? Согласитесь, что вы написали вздор. Однако, успокойтесь, я на вздор не обращаю внимания, и если вынужден отвлекаться от основной темы, то лишь для того, чтобы наш разговор был более-менее сбалансирован и не очень скучным, поскольку когда какашки летят только в одну сторону спор быстро надоедает)).

О Пушкине отвечу максимально коротко, поскольку длинные посты вам не по силам. АС Пушкин – это не крестьянин, в среде которых сочинялись старинные народные песни в ходе устного творчества, поэтому я оставлю ваш вопрос без ответа.
В порядке справки сообщаю вам, что Александр Сергеевич до отроческого возраста русского языка не знал, его родным языком является французский.

КЛЕТЧАТОМУ: Снова бессодержательное кривляние (ага, мне понравилось слово "кривляться"), ни слова правды – только лапша, которую вы снимаете с ушей и отправляете в нашу симпатичную кастрюльку)).

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Да и вывод-то какой из вашего бреда – что эрзяне, чухонцы (а заодно и украинцы) создали свой язык и письменность гораздо раньше русских, т.е., проще говоря, русские ещё сидели на деревьях (уж точно не имели своего языка, а бекали и мекали), когда условные эрзяне уже создавали высокую литературу типа "Слова..."? (А русские потом всё это наследие захапали, перевели на свой – какой? откуда взялся? – язык и выдали за своё.)».
Позволю себе поднять этот образец каши из головы ПА. Вы запутались в терминологии. Слово "русский" в понятии национальность, окончательно сформировалось только в наши дни, при большевиках. До этого ваш народ назывался великороссами, а ещё раньше – московитами, ещё раньше – на территории нынешней центральной РФ жили различные племена, которых в Руси (современное название – Украина) называли залешанами, поскольку жили эти племена в Залесье. Жили в Залесье и славяне и финно-угры. Если считать кривичей и вятичей славянами (а это в науке вопрос спорный), то славян было примерно двадцать процентов – это моя личная оценка, поправьте если я ошибаюсь. Новгород нужно рассматривать отдельно и от Руси и от Москвы, хотя обязательно нужно учитывать, что Москва его уничтожила и уничтожила практически всё рукописное новгородское наследие.

Поймите меня правильно. Нет ничего плохого в финно-угорских корнях, скорее, наоборот. Я сам наполовину русский.

PS:
Современный славянский состав населения РФ – это результат исторически недавних ассимиляционных процессов в СССР и в Российской Империи.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Представьте, г-н Предтечин Александр... вы написали вздор... Отвечу максимально коротко, поскольку длинные посты вам не по силам... образец каши из головы ПА… Снова бессодержательное кривляние (ага, мне понравилось слово "кривляться")».
Напомню, что вы, засранец, находитесь у меня на странице. Держите себя в рамках приличия.
А ваше убеждение, что ваши бредни здесь читают с сочувствием тысячи адептов вашего идиотского учения, оставлю на вашей совести. Не льстите себе. Скорее всего народ просто потешается над слабоумным стариком, вызывающим только сострадание, но не сочувствие. Что-то не вижу "тысячи" защитников ваших удивительных и одновременно националистических и русофобских излияний.
Жаль вас.

ДИОТ
Меня невозможно вывести из себя, так что не сдерживайтесь))

ПРЕДТЕЧИН Александр
Трудно вести диалог с человеком, который прямо с порога заявляет: "Вы тупые, необразованные, невежественные. И вообще я что хочу, то и ворочу в вашем доме. Хочу – нагажу прямо на ковре, хочу – плюну на образа. И ничего вы со мной не сделаете. Потому что у вас открыты двери, и сюда может зайти каждый и делать что угодно. К тому же меня открыв рот слушают тысячи и именно в вашем доме".
А если я просто не хочу вас видеть в своём доме? И слышать ваши излияния, оскорбления русской – моей – нации тоже не хочу. И просто вас прошу покинуть мою страницу, неужели для культурного человека этого недостаточно?

Цитата из поста ДИОТА: «Позволю себе поднять этот образец каши из головы ПА. Вы запутались в терминологии. Слово "русский" в понятии национальность, окончательно сформировалось только в наши дни, при большевиках».
Термин "русский", грамотей вы наш, взят исключительно для краткости и во избежание путаницы. Беседу мы здесь ведём не в научном сообществе и не на заседании РАН. Хотя и тут лажа. "Мы, русские люди" неужели же подобное летописное выражение появилось только при интернационалистах-большевиках?

Кстати, а "наши дни" это чьи дни? Какие рамки у вашего представления о времени? Мы сейчас в каком веке живём? Сегодня какое число? Как вас зовут? Похожие вопросы вам, боюсь, очень скоро зададут. Ждите.

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «"Мы, русские люди" неужели же подобное летописное выражение появилось только при интернационалистах-большевиках?»
Русский в понятии национальность, г-н Предтечин. Читайте внимательней. Если хотите, я могу написать подробней.
- Хотите?
- Нет!
А я всё равно напишу))) Слово русский вначале закрепилось за христианами и означало буквально "христианин", последователь русской (киевской) веры во Христа, той веры, которую начали вводить на Руси (в Украине). Это ОБЩЕИЗВЕСТНЫЙ факт, я даже не даю ссылок.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Трудно вести диалог с человеком, который прямо с порога заявляет: "Вы тупые, необразованные, невежественные"».
Вы сколько языков знаете, господин учёный? У вас университет за плечами или вы доктор исторических наук? Спуститесь на землю – мы все в истории невежды! и ваш покорный слуга – точно так же всего лишь любитель, а значит – невежда.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «А если я просто не хочу вас видеть в своём доме? И слышать ваши излияния, оскорбления русской - моей - нации тоже не хочу».
Я не виноват, что вы правду воспринимаете как оскорбление.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Я о манере ведения диалога, неужели непонятно?
А правда… Это всего лишь ваша "правда", правда невежды (см. признание чуть выше) и русофоба. Да, такую "правду" я слышать не хочу и воспринимаю как оскорбление. Судя по последним постам, вы прекрасно понимаете, что делаете, понимаете, что ваша "правда" неприятна русскому человеку. Почему вам так приятно делать неприятно другим людям? Почему вам не пойти со своей "правдой" в какое-нибудь другое место?

ДИОТ
Это вы называли меня идиотом, засранцем, кричали "пошёл вон"?
Почему вы упорно считаете нашу общую площадку, предоставленную нам хозяйкой этого сайта, своей?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Потому что на ней моё имя. Она не моя в юридическом смысле, но моя в творческом смысле. Неужели и это надо объяснять? Вы где вообще росли, кем воспитывались? Кто вас окружает сейчас? Почему боль других приносит вам удовольствие?

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Судя по последним постам, вы прекрасно понимаете, что делаете, понимаете, что ваша "правда" неприятна русскому человеку. Почему вам так приятно делать неприятно другим людям?»
Я это понял по вашей бурной реакции и это мне неприятно, но чего не сделаешь ради читателей?

ПРЕДТЕЧИН Александр
А я не готов всё что угодно сделать ради читателей. Мне честь дорога.
Да и не ради просвещения читателей или дискуссии вы шпарите свои провокации – только ради себя, любимого, своих амбиций, которые, вероятно, в жизни реальной удовлетворить не удалось.

И да, я и сейчас повторяю: пошёл вон! А идиотом вы прозвали себя сами. Можно ведь было менее провокационный ник найти, например, Маленький принц или там Ходжа Насреддин.

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Потому что на ней моё имя».
Но вы же не Николай II, а я не ваш подданный.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Она не моя в юридическом смысле, но моя в творческом смысле».
Вы заблуждаетесь.
И вообще успокойтесь и пишите не сразу, остыньте, подумайте, найдите достойные науки аргументы, напечатайте, сотрите, снова напечатайте, взвесьте каждое слово повторно, затем третий раз и только потом жмите кнопку отправить.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Я совершенно спокойно повторяю вам уже в который раз: пошёл вон! Если администрация, прочитав все посты, станет на сторону русофоба и посчитает, что я излишне резок с таким замечательным человеком, я спорить не стану.

ДИОТ
Очередной финиш дискуссии, где потрясающий основы Диот сыпал ссылками и непокобелимыми аргументами, а его достойные, но грубые оппоненты ограничились нелицеприятными выкриками и голословными речами.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Непоколебимые аргументы – это, например, об одной из гипотез (как считает и сам исследователь) об авторстве "Слова.."? Как с гипотезой – никто и не спорит, как с "непоколебимым аргументом" – уж извините. То же касается и всего остального. Если бы многие из представленных "фактов" были поданы как версии, наша дискуссия пошла бы совсем по другому сценарию. Увы, но так не произошло.

ДИОТ
Вы же читали интервью Ужанкова? Речь не об одной из гипотез, а о последней гипотезе, которая верна на 90 процентов по словам автора: «Пока не получил ни одного аргументированного опровержения или возражения на эту гипотезу ни от своих коллег-филологов, ни от историков. Те, кто серьезно и давно занимается изучением древнерусской литературы и «Словом о полку Игореве», пребывают в некотором замешательстве: кто-то поздравляет, кто-то недоверчиво качает головой».
Вам бы бросить всё и посвятить жизнь, чтобы опровергнуть гипотезу Ужанкова, а вы даже не берёте её во внимание и называете одной из гипотез, равноправной гипотезой и прочее. Это – ваше невнимательное отношение к научным аргументам, это – ваша необъективность в суждениях, это – неумение отстраниться от эмоций и гордыни.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Если бы многие из представленных "фактов" были поданы как версии, наша дискуссия пошла бы совсем по другому сценарию. Увы, но так не произошло».
Опять двадцать пять. Я неоднократно писал, что я дилетант, что я прошу меня переубедить, что я прошу информацию, которая бы "наставила меня на путь истинный". Я на ваших глазах отказался от некоторых своих воззрений. Вы слепы?

ПРЕДТЕЧИН Александр
А я вот так просто от своих убеждений отказываться не готов.
90 процентов, 92 процента, 94,5... Кто это определил? А если оставшиеся 10 и перевесят в конце концов? Сколько копий сломали учёные по поводу Влесовой книги, там и 100 процентов было, и 1, и ссорились спецы, и мирились...
А информация, ссылки... «При известном на сегодня корпусе источников гарантированно установить имя автора «Слова» не представляется возможным» (Википедия). Вам же недостаточно мнения проф. Сахарова или Рыбакова? Да, сейчас много новых данных, но эти и подобные им люди тоже не пальцем деланы (хотя у них тоже есть спорные места, версии, гипотезы). А в современном научном мире всё больше выскочки. Как и в сетературе. Почитал я тут некоторых местных поэтов... Тут даже и обсуждать нечего.

Цитата из поста ДИОТА: «Вам бы бросить всё и посвятить жизнь, чтобы опровергнуть гипотезу Ужанкова».
С чего это вдруг?.. М-да. Ну да ладно.

ДИОТ
Это была гипербола, г-н литератор)).

Убеждения – это нравственная категория. Меня не волнует и не задевает изменение точки зрения на возникновение русского языка или украинского или английского, но меня волнует, когда вдруг оказывается, что мне пятьдесят лет врали. Меня волнует когда оказывается, что из всех древних рукописей, свозимых в Москву из русских (христианских) монастырей целыми возами (телегами), сохранилось всего несколько штук. Меня волнует, когда тысячелетний архив крымских ханов, захваченный в Бахчисарае имперскими войсками пропадает бесследно для исторической науки. Меня волнует, когда я узнаю о секретной комиссии по составлению истории государства российского (хороша история, в которой секретный департамент вымарывает страницы). Ну, это про убеждения, это не касается рассматриваемого вопроса.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «90 процентов, 92 процента, 94,5... Кто это определил? А если оставшиеся 10 и перевесят в конце концов?»
Теория атомного ядра тоже верна не на сто процентов. Мы живём в мире гипотез и не доверять наиболее вероятным просто смешно. Вы же понимаете, что установление авторства "Слова..." это не установление авторства "Мурзилки"? Это не популистские изыскания дилетанта, а результат исследований крупнейшего специалиста по русским рукописям (Вики повторяет всеобщее мнение, что такие учёные – один на столетие)? Да, научный мир её ещё не признал, но и возражений всё ещё не последовало. Но вы эту гипотезу отвергаете просто потому, что она вам не нравится, идёт вразрез с вашими убеждениями. Вы и не читали эту монографию, да и не поймёте там ничего, но нет и точка. Вы бы ещё и письмо в ЦК могли написать: "Дорогой Коба! В нашем институте завелась мелкобуржуазная гидра, которая вредит международной солидарности и перманентной истории родины Мировой Революции..."
(что-то я разошёлся ))).

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Вам же недостаточно мнения проф. Сахарова или Рыбакова?»
Почему же? Если они проверяемы, подтверждены фактами, то их мнению я доверяю.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «А в современном научном мире всё больше выскочки».
и поэтому вы не доверяете крупнейшим учёным столетия, логика заката разума)))

ПРЕДТЕЧИН Александр
А по-другому вести диалог совсем не умеете?
И зачем при прямых оскорблениях, которыми вы ходите под себя регулярно, вы, мистер идиот, ставите смайлики? Для усиления эффекта?

КЛЕТЧАТЫЙ
да забейте вы на этого престарелого маразматика)) он неизлечим)) ему о памперсах думать надо при дохлом-то мочевом пузыре, весьма рациональное и полезное размышление, а не троллингом заниматься. он тут одного пациента до нервного срыва довёл, теперь за вас взялся. пацика, кста, забанили в итоге, а этот диот ржот только и продолжает при каждом удобном случае развлекаться. теоретик, млин, в скобках – украинский, в кавычках – русский))
тысячи его читают))) диот... культурой бы сначала занялся, самовоспитанием, если родители не позаботились. ведь указали на дверь. автор темы попросил, тот, кто создал эту страницу, и к чьему мнению надо, как минимум, прислушаться. так нет же... трясёт тут своими... "знаниями".

ДИОТ
Кто с мечём придёт, то от нервного срыва и погибнет)).
Предтечин Александр кричит, плюётся, топает ногами, сыплет идиотами, а Диот рассыпается в любезностях и комплиментах? Такого не может быть просто потому, что я не электронная кукушка, а живой, весьма ранимый человек и если вы меня оскорбляете, то и я пишу не в комплиментарном стиле.

Вы считаете логичной конструкцию: "в современном научном мире всё больше выскочки", поэтому научные достижения мировых авторитетов нужно отвергать, что называется, с порога. Согласитесь, что это не логика, а её противоположность, как поэтически выразился Диот, – логика заката разума.

Должен в который раз констатировать, что вы переводите спор на обсуждение несгибаемых достоинства неподражаемого Диота и не обращаете внимание на суть его аргументов.

А я смайлик обычно ставлю там, где я ставлю точку улыбаясь. Количество "скобочек" зависит от ширины этой улыбки)))).

Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «при дохлом-то мочевом пузыре…»
Я знал, что мои поклонники не преминут использовать данный текст (самоцитата: «это понимаешь особенно остро, вставая в пятый раз за ночь опорожнить дряблый мочевик)) ["гиперболическая" метафора]».
Я специально добавил прямое указание, что хождение по ночам это художественное преувеличение, но для Клетчатых сойдёт любая ложь для того, чтобы свести любой серьёзный спор к метанию дурно пахнущих предметов.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Пожалуй, на этом всё. Закончим. Я, по крайней мере, больше не скажу ни слова.
Dixi

ДИОТ
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «теоретик, млин, в скобках – украинский, в кавычках – русский))»
Лана, продемонстрирую элементы дедукции по поднятому г-ном Предтечином вопросу. На протяжении всего текста своего произведения автор "тащится" по поводу "жесткача в русских народных песнях". Совершенно непонятен смысл данного эссе. Постебаться над расчленёнкой?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Dixi-2

ДИОТ
Ждём "Я сказал-три".

ПРЕДТЕЧИН Александр
Dixi-3

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «И хотя автор имеет по данной проблематике своё собственное мнение, ему кажется правильным оставить в финале место для совместного с читателем поиска возможной истины».
и за мнение, не совпадающее с мнением автора, автор наградит читателя званием идиот))

ПРЕДТЕЧИН Александр
Dixi-4

ДИОТ
Геродот писал, что северней скифов живут людоеды (антропофаги), я бы добавил только, что в наше время среди них встречаются плохо воспитанные людоведы))

ПРЕДТЕЧИН Александр
Dixi-5

На том всё и закончилось… Комментариев на приведённые «комментарии» не даю (хотя очень хочется!), так как понимаю, что авторам реплик сложно будет здесь на них ответить, да и запускать всё по второму (третьему, четвёртому?) кругу нет никакого смысла.
Но всё же замечу: многие вопросы, поднятые в этом, если можно так сказать, «обсуждении», действительно интересны и актуальны, и более внимательное знакомство с ними было бы нелишним для любого образованного человека. Только, разумеется, не в таком формате…
Проза без рубрики | Просмотров: 112 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 30/06/21 11:35 | Комментариев: 2

(Начало см. в «Жесть…» на Неогранке. Послесловие. Часть 1)

Николай МАТВЕЕВ
"Беда, коль пироги начнет печи сапожник" – удивляюсь, Диот, Вашему старанию. Понимаю, что Вам это интересно, мне тоже. Можно надергать массу цитат, растекаться мыслью по древу. Но делать такие выводы!
"А правда проста как всякая правда: русский язык возник не на базе старославянского как все славянские языки, а на базе староболгарского, который назвали церковнославянским". Такого в голову пока никому не приходило. Да Вы перевернули основы филологии. Хотя честно сказать – просто бред. Или провокация?

ДИОТ
Как говорят лекторы: "Спасибо за вопрос" :). Я думаю, что вам не составит труда и даже будет интересно познакомиться с проблемой возникновения русского языка. Наиболее полно и достаточно популярно (выделено Д.) основные гипотезы изложены тут: (Ссылка.)
Пара слов от себя. Все учёные в приведенной статье – россияне, русские до мозга костей. Это не способствует полной объективности, но и той части знаний, которые вам откроются, вполне достаточно, чтобы вы не считали Диота одиноким идиотом – автором бредовой теории о церковнославянском корне русского языка – запишите туда ещё и А.А. Шахматова.
Цитата: "Алексей Александрович Шахматов (5 (17) июня 1864, Нарва — 16 августа 1920, Петроград) — русский филолог, лингвист и историк, основоположник исторического изучения русского языка, древнерусского летописания и литературы. Академик Императорской Санкт-Петербургской АН, член Императорского православного палестинского общества. С 1 января 1901 года — действительный статский советник".
всё та же Вики, слава ей.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Но хоть что-то создали русские?»
Русская нация не хуже украинской. Она другая. Достижений русских невероятно много и вы их знаете гораздо лучше иностранца, но некоторые из них являются достижениями украинской нации или достижениями украинцев, которых поставила себе на службу российская империя. Хоть что-то в этом предложении не соответствует действительному положению вещей?

Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «…удивляюсь, Диот, Вашему старанию».
Я уже семь лет пенсии и без привычного общения с ЧПУ мне скучно, а поделиться с людьми знаниями – это настоящее удовольствие.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Вы никогда не задумывались, почему человек присваивает себе тот или иной ник? Вы же не случайно обозвали себя так, а не придумали себе, например, красивую звучную украинскую фамилию. Так вот, психиатры считают… (далее погуглите, там наверняка найдётся немало ваших соотечественников)».
У меня в подписи под ником ответ на ваш вопрос: "Если вы действительно читали книжку "Идиот", то не могли не заметить, что князь Мышкин был исключительно честным, добропорядочным, благородным человеком – идиотом в глазах подавляющей части общества. ®"

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «…особенно прикольна идея о том, что русские народные песни написаны эрзянами и монголо-чухонцами».
Я такого не писал. Я писал, что многие русские народные песни, это переделанные украинские народные. Я писал, что понятия не имею, кто написал песни, которые вы тут анализируете и хотел это узнать, но вы возмутились и превратили литературоведческий вопрос в чёрт знает что, в "хохлосрач", как выражается Клетчатый.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «А правда проста как всякая правда: русский язык возник не на базе старославянского как все славянские языки, а на базе староболгарского, который назвали церковнославянским».
о, блин, а я эту сентенцию диота пропустил) оказывается, болгары не славяне) или, хрен поймёшь, что тут доказывает диот...

Цитата из поста ДИОТА: «…поделиться с людьми знаниями – это настоящее удовольствие».
вы бы сначала разобрались в этих знаниях, проанализировали, гражданин пенсионер без чпу, и лишь потом делились. лектор)))... скучно ему... цветочки разводите, оно нескучно и для здоровья полезно. и кефир пейте чаще.

Цитата из поста ДИОТА: «Я писал, что многие русские народные песни, это переделанные украинские народные».
и главное – "многие")) прям чувствуется, как хочет сказать, что все))) найдут пару сходствий и панеслось...

Цитата из поста ДИОТА: «Я писал, что понятия не имею, кто написал песни, которые вы тут анализируете и хотел это узнать».
что вы понятия не имеете, таки мы в курсе) а нащот желания узнать... как-то странно вы свои желания выражаете, точнее, выражаете так, что хочеца тут же вам кастрюлю с украинским борщем на голову надеть. звиняйте, канеш).

Цитата из поста ДИОТА: «…но вы возмутились и превратили литературоведческий вопрос в чёрт знает что, в "хохлосрач"».
типично хохляцкое – нагадят и на других всё свалят)

ДИОТ
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «о, блин, а я эту сентенцию диота пропустил) оказывается, болгары не славяне) или, хрен поймёшь, что тут доказывает диот...»
Рукалицо. По порядку: в ходе переселения славян старославянский язык распался на национальные прото-языки. Так возник, в частности, древнеболгарский. На этом языке написаны все церковные книги православных (на древнеболгарском). До этого момента с этим согласны все учёные языковеды и Диот (ы-ы...) ).
Когда в Киев попали эти священные книги, то язык, на котором они написаны, назвали церковнославянским, хотя это чистейший древнеболгарский.
Дальше – читайте приведенную мной в посте №68 статью или вот: (Ссылка.) на украинском – последнее слово украинского языкознания, популярно.

Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «типично хохляцкое – нагадят и на других всё свалят)».
ну да, недонация ублюдков... Не стыдно?
Автор книги – Григорий Пивторак.
Григорий Петрович Пивторак (укр. Григорій Петрович Півторак; 14 июня 1935 года, село Корытище, ныне Недригайловского района Сумской области) — советский и украинский лингвист, доктор филологических наук с 1990 года, профессор с 1992 года, член-корреспондент НАН Украины с 1997 года, академик с 2009 года. Член редколлегии и один из авторов энциклопедии "Украинский язык". Автор свыше 250 работ по истории и диалектологии восточнославянских языков, этно- и глоттогенезу восточнославянских племен, проблемам возникновения письменности у восточных славян и украинско-белорусских языковых связей, истории белорусского языка, исторической грамматике белорусского языка, культуре речи. (Ссылка.)
Про "типично хохляцкое" для Клетчатого:
"Русский выдумал, будто хохол хитер. Это, кажется, насмешка или обидная шутка. Где хохлу против москвича или туляка! Те уж действительно, как говорит пословица, без мыла в щель влезут, продадут и купят хохла, и, вывернув его наизнанку, опять продадут прежде, чем он сам заметит… Сами москвичи знают и скажут вам, что они бедовый народ; а про Тулу давно говорится: "Хорош человек, да туляк!" Москаль в десять раз находчивее и предприимчивее хохла. Это заметно во всякой вещи; более всего, конечно, в хозяйстве и промыслах, но немало и в дороге; беда, коли ямщик ваш хохол, и вы попали в петлю, в одну из тех петель, которых давно уже перестал пугаться наш брат проезжий, знакомясь с ними ежедневно, то есть колесо разлетится в степи, дышло пополам, лопнет ось, завязнет по брюхо в сугробе и т. п. маленькие случайности вояжа. Хохол оробеет и растеряется без остатка и предоставит вас против своего желания вашей собственной изобретательности. Кроме откровенных, честных средств, он не привык иметь в своем распоряжении никаких других и, лишаясь вдруг, по несчастью, возможности их применения, становится в безысходный тупик. Москаль, напротив, тут-то и орел! Тут он всякого немца, выдумавшего обезьяну, за голенище заткнет. Он отыщет такие нежданные негаданные суррогаты для каждой недостающей вещи и с такой дерзкой самоуверенностью обойдется без необходимейшего предмета, что, в самом деле, стоит подивиться ему! Сядет себе с облучка на трехколесную повозку и, перевешивая на свою сторону центр тяжести, летит себе с горки на горку без переднего колеса, поскорее до станции; железный шкворень вдруг заменит своим пояском, переломленное дышло — палочками, вкрученными в бечеву, и валяет себе, горя мало! Так ли, этак ли, только уж выручит! Сидеть вам в поле не даст, как хохол. У него вся вообще сноровка плутовская, так она ему с руки; он, как видите, не прочь и несчастный случай, и судьбу обморочить. Блистательнее всего выражается находчивость русского человека в жизни наших солдатиков, которые из своей денежки в день — куда хочешь день — умудряются удовлетворять разнообразнейшим потребностям своего быта, даже покупают чепцы с кринолинами своим супружницам. Уже одна замена сапожным голенищем раздувальных мехов при ставлении самовара, — обычай, ставший священным на русских станциях и постоялых двора — достойна всемирной выставки… Почему же этот архибестия, москаль, сочинивший себе сотни злых анекдотов про хохлацкую глупость, анекдотов, в роде се не мои, мои в чоботах, уверяют, будто хохол хитер? Право, кажется, оттого только, что он не ожидает от малороссийского простодушия даже той доли ума, которую тому приходится обнаружить в столкновениях с москалем; вот и дивится москаль и думает: "Эх, да ты не такой дурак, как я ожидал, ты только притворяешься дурачком"; и произвел его за эти в хитрецы. Зато, значит, что он не исполнил собою всей меры глупости, которую было бы, может быть, выгодно навязать ему, ему и всему его потомству… " (отрывок из великолепного наблюдения русского писателя на тему "хохол - москаль") Умоляю прочесть полностью главу "I На пути в Крым". (Ссылка.)

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста ДИОТА: «По порядку: в ходе переселения славян старославянский язык распался на национальные прото-языки. Так возник, в частности, древнеболгарский. На этом языке написаны все церковные книги православных (на древнеболгарском). До этого момента с этим согласны все учёные языковеды и Диот».
ага, вот и болгары трындят, что не было никакого "старославянского", а был "древнеболгарский")))
вы больны, ей-бо... ознакомьтесь (Ссылка.) и наведите в голове порядок наконец. у вас же там каша...

Цитата из поста ДИОТА: «…(отрывок из великолепного наблюдения русского писателя на тему "хохол - москаль")».
мне чьих-то наблюдений не надо. я с хохлами в реале общался.

Николай МАТВЕЕВ
Цитата из поста ДИОТА: «…той части знаний, которые вам откроются, вполне достаточно, чтобы вы не считали Диота одиноким идиотом – автором бредовой теории о церковнославянском корне русского языка – запишите туда ещё и А.А. Шахматова».
Недостаточно, Шахматов говорил о развитии литературного языка, а Вы переносите его выводы на весь язык.
Логическая ошибка. Если не было своего Шахматова в украинской филологии, то это не значит, что в украинском языке нет церковнославянских корней. Зачем-то всё переводите на уровень хохол – москаль.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста ДИОТА: «ну да, недонация ублюдков... Не стыдно?»
хохлы это не нация, а менталитет.

Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «Если не было своего Шахматова в украинской филологии, то это не значит, что в украинском языке нет церковнославянских корней».
каша в голове у них)) точнее, есть определённая цель – представить исторические процессы таким образом, чтобы всё выглядело, будто живущие в украине есть исконные славяне, а россияне – сброд непонятной национальности и происхождения)) отсюда вопросы про эрзей, завуалированные под невинное любопытство, и прочее витийство.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Я уже семь лет пенсии».
Тем более неловко за вас, уважаемый. Солидный человек, а отзываетесь на какого-то "Идиота". Было бы правильнее во всех смыслах обращаться к вам по имени, которое вам дали родители, по отчеству, доставшемуся вам от отца, по фамилии, переданной вам вашим родом.
А стоит ли вас уважать, уж простите за прямоту, и доверять вашему мнению, если вы просто Идиот? Ой, простите, Диот. Стыдно, что ли, за свой род, что вы стесняетесь своего настоящего имени? Мне правда это интересно и тревожно за вас. Уже несколько человек намекнули, что у вас не всё в порядке с... логикой. Стоит задуматься.
(Кстати, в качестве альтернативы вашему дурацкому нику могу предложить ещё, например, "Удак". А уж ссылочку на то, какие мудаки хорошие пацаны, вы найдёте сами.)
Задумайтесь. Сделайте так, чтобы вас уважали. Верните себе своё родовое имя.
Ваш русский друг Александр

ДИОТ
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «и наведите в голове порядок наконец. у вас же там каша...»
Старославянским, согласно приведеной вами информации, сейчас называют тот язык, который ранее называли церковнославянским:
Цитата: «В опубликованных в 1919 году «Лекциях по фонетике старославянского (церковнославянского) языка» Ф. Ф. Фортунатов предложил разграничить понятия «старославянский язык» и «церковнославянский язык», назвав язык, на котором были написаны первые памятники славянской литературы, «старославянским», а современный язык церковной литературы — «церковнославянским».
там же: «Термин «старославянский» на сегодня является наиболее принятым в современной русскоязычной науке».
Но от перемены терминов суть не меняется! Кирилл перевёл греческие священные тексты на тот язык, который он знал, а это диалект славян в окрестностях Салоников. И этот диалект по-научному называется "диалект восточной группы южнославянской ветви славянских языков". А по-простому – древнеболгарский язык, а ещё точнее, до района, – древнемакедонский диалект.
Цитата: «С самого начала старославянский был языком книжно-литературным и никогда не использовался в качестве средства бытового общения. К концу X века под влиянием других славянских языков претерпел изменения, и рукописи, написанные позже этого периода, считаются написанными уже на церковнославянском языке. Старославянский язык, основанный лишь на одном из диалектов восточной группы южнославянской ветви славянских языков, (выделено Д.) не следует путать с праславянским языком, более древним языком, ставшим основой для всех славянских языков.
Будете спорить? Уверен, что не будете, а разразитесь очередным исследованием тёмной душонки Диота)).

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Задумайтесь. Сделайте так, чтобы вас уважали. Верните себе своё родовое имя. Ваш русский друг Александр».
Понимаю, что кричу в погибшую душу мокшанина, который называет себя Русским (с большой буквы) и что-то бормочет про родовое (!) имя, но всё-таки скажу: перенесите своё внимание на тексты песен, выясните на каком языке, кем, когда, где написана каждая из них. Вот что действительно заслуживает нашего внимания, а не рассуждения о незнакомом вам человеке. Но. Раз уж мой никнейм вас так озадачил, замечу, что вы находитесь в лечебном корпусе амбулатории, где встречаются творчески больные персонажи и душевнобольной критик тут органичен и непротиворечив))

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Будете спорить? Уверен, что не будете, а разразитесь очередным исследованием тёмной душонки Диота))».
Я, честно говоря, ваши последние посты, слишком многословные, не читаю. Я уже писал, что вы разговариваете сами с собой, занимаетесь самолюбованием и не более. Наблюдать самоудовлетворение диота...
Насчёт душонки – не исследование, а попытка идентификации личности. Попытка понять, почему это украинцы так стесняются своих корней.
А ведь всего-то требуется признать, что три восточнославянские нации – украинцы, белорусы и русские – являются наследниками древнерусской культуры. Древнерусской потому лишь, что наши общие предки сами себя называли не украми или ещё как-то, а русами, русичами, роськими, росами, а государство своё (или точнее землю) Русью. Не Украиной, не РФ, не Белоруссией. Почему это вас так задевает, не пойму.

ДИОТ
Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «Если не было своего Шахматова в украинской филологии, то это не значит, что в украинском языке нет церковнославянских корней».
Есть у нас всё. Читайте Григория Пивторака. А представленная мной статья действительно о литературном языке. Но велика ли разница? Всё взаимосвязано.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Попытка понять, почему это украинцы так стесняются своих корней».
Как раз наоборот. Украинцы возвращают украденные, присвоенные Московией корни.:))

ПРЕДТЕЧИН Александр
Это уже переходит все границы.
Честно говоря, вы меня так утомили… Подите, пжлста, вон с моей страницы. Подозреваю, что не я первый делаю вам такое недвусмысленное предложение. Понятно, что я не могу вам запретить словоблудить и далее, тут, к сожалению, даже ЧС нет, но как вежливый украинец вы ведь можете выполнить мою необременительную просьбу? Спасибо.

ДИОТ
"подите вон" – это просьба? Хорошо же вы выучили русский язык)). Больше аргументов нет, как я понимаю? Отлично.

Прочитал я книжку Пивторака: (Ссылка.) и вынужден признать, что моё высказывание по поводу механизма влияния церковнославянского языка на современный русский соответствует действительности лишь частично, что поделать – сейчас языковых теорий расплодилось великое множество и я (поверхностно) знаком с многими из них)).

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «…вынужден признать...»
Уверен, что вас ждёт ещё много удивительных открытий. Особенно если вы научитесь слушать других людей. Учиться никогда не поздно. Я верю в вас.

ДИОТ
Ваши знания ложны. И вы сами до сих пор не научились слушать других людей.
Насчёт учиться: никогда не учился или учился плохо.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Я верю в вас».
манёвр отхода (военная терминология). Спасибо, Предтечин Александр, на добром слове :))

Перекопал две книжки Максимовича (1827 г.) ничего похожего в малороссийских песнях не нашёл: ни текст, ни настроение не совпадают. Самая "страшная":
Не ходи, Грицю, на вечорниці;
На вечорницях дівки чаровниці!

Одна дівчина чорнобривая,
То чаровниця справедливая.

В неділю рано зілье копала,
А в понеділок пополоскала.

Прійшол вовторок зілье зварила,
В середу рано Гриця отруила.

Прійшов же четвер
Гриценько умер.

Прійшла пятниця
Поховали Гриця. :)

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Прочитал я книжку Пивторака и вынужден признать... Перекопал две книжки Максимовича...»
Похоже, после прочтения моего манускрипта вы можете стать по-настоящему образованным человеком! Гордюсь собой!

ДИОТ
Почему бы вам не занять своё драгоценное время, например, своим манускриптом в части исследования генезиса представленных в нём текстов? Троллить участников – это последнее, что можно делать на литературном сайте.

ПРЕДТЕЧИН Александр
И не стыдно? Очевидно же, что я здесь никого не троллю, это вы этим занимаетесь, причём бесстыдно, используя провокации, оскорбления, демонстрируя русофобию и ксенофобию. И ведь прекрасно понимаете, что делаете! Ясно же, что мой материал совсем на другую тему, здесь не требуется никакое "исследование генезиса текстов". К тому же все мои тексты взяты из сборников, в которых профессиональные и известные всему миру исследователи русской песни сами идентифицируют опубликованные песни как песни русского народа, русские песни. С ними в спор я вступать не собираюсь.
Поглумились, пользователь по имени "идиот", безнаказанно над русским фольклорным наследием – и будет. Пора и честь знать. Хотя о какой чести здесь может идти речь...

ДИОТ
К сожалению, я бессилен перед таким способом полемики.

SHAOL
ну а просто интересно – кому вы стараетесь в уши дуть?.. кто ваша целевая аудитория?.. ну не наблюдается здесь обилия персонажей, которые не увидят со всей ясностью – кто здесь троллит.

ДИОТ
Риторический вопрос, в котором непринуждённо сообщается, будто Диот лжец ("дуть в уши" – лгать, наговаривать, сплетничать). "Куда так стремительно летит черепаха, кто её естественные враги?" – Да? Знаем, плавали...

SHAOL
конечно... но зачем констатировать очевидное?.. а затем, что Диоту нужно в очередной раз обратиться к общественности, с эдакой театральной горечью: "вы слышали это – Диота назвали лжецом!.. и мы же все понимаем – это только потому, что Диот представляет свободную Украину..." а если сказать более точно – "Диота назвали манипулятором и интриганом" – будет уже не столь эффектно, верно?.)

ДИОТ
Прямые, но голословные обвинения были бы восприняты читателем насторожено, ему бы потребовались доказательства, примеры лжи, а вот при упоминании вскользь, при занесении информации в разряд очевидных, манипулятор проецирует свою ложь в сознание читателя, минуя фильтры его "здравого смысла".

SHAOL
ну так и я про это – вы обвинили человека в троллинге, когда просто вывели его из себя избитыми методами троллинга... троллинг – это не сарказм, не ирония и даже не прямые оскорбления, троллинг это системное провоцирование человека на проявление желательных троллю негативных эмоций. Что, не про вас это здесь?.. да ладно.)

ДИОТ
Вы несёте бездоказательную хрень. Хоть бы пруф какой-то дали, чтобы мы (читатели) поняли о чём вы пытаетесь сказать, рассуждая о троллинге. Диот-то тут при чём?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Интересно, а Предтечин, по логике диота, при чём? Это он зашёл к диоту на страницу и стал нести околесицу про то, что украинцы раньше говорили на старомонгольском? Или стал дергать посетителей произведения диота, оскорблять и троллить их, апеллируя к мнению неких "других читателей"? Если это так, то-таки да, Предтечин однозначно тролль, можно даже сказать, троллище.

ДИОТ
Если вам не понравилась правда, мне нужно извиниться и начать лгать? Я плохо знаю историю вашей страны, поскольку вы её не афишируете и переписываете каждые сто лет, но вот данные российской Википедии: «Согласно переписи 1926 г., в России 392,4 тыс. человек владели мокшанским».
Логично задать вопрос сколько людей владели мокшанским, например, в 1700-м году и сколько людей не владели русским в России. Вы это знаете? Вы хоть что-то знаете о распространении русского языка? Не вообще, а конкретно: сколько крестьян общалось на русским в пятом, десятом, шестнадцатом, восемнадцатом веках? Я вот этого не знаю, но по отдельным намёкам, обрывкам информации у меня сложилось впечатление, что даже в окрестностях Москвы в семнадцатом веке русский язык крестьянами не использовался в общении. Поэтому и возник мой вопрос о языке написания старинных (5-16 века) русских песен. И что тут нелогичного ("околесица")?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Если вам не понравилась правда».
Во-первых, в чём именно правда?
Во-вторых, вы так и не прокомментировали вот это:
"Ясно же, что мой материал совсем на другую тему, здесь не требуется никакое "исследование генезиса текстов". К тому же все мои тексты взяты из сборников, в которых профессиональные и известные всему миру исследователи русской песни сами идентифицируют опубликованные песни как песни русского народа, русские песни. С ними в спор я вступать не собираюсь".

Да и прошлый мой пост содержал вопрос о том, как конкретно на своей странице я могу кого-то троллить.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста ДИОТА: «Не вообще, а конкретно: сколько крестьян общалось на русским в пятом, десятом, шестнадцатом, восемнадцатом веках?»
конкретно в десятом – десять, в шашнадцатом – шашнадцать, ну, и так далее, вплоть до двадцать первого году нонешнего столетия. причём все они жили в древлянском уезде улюлюйской губернии. и все старинные русские песни сочинили именно они, ибо мокшанским не владели.

Цитата из поста ДИОТА: «Я вот этого не знаю, но по отдельным намёкам».
я бы вам ещё кое-что намекнул, но пожалею вашу операционную систему. зависнет ведь старушка... мдя.. такое вот чэпэу))

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Во-вторых, вы так и не прокомментировали вот это…»
Вот те раз... Я же написал русским языком, что бессилен перед таким способом полемики.

КЛЕТЧАТЫЙ
ну точно диот))

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Во-первых, в чём именно правда?»
Правда в том, что никто из тех, кто прочёл ваше эссе, не знает точно на каком языке написаны представленные вами старинные песни. Вы утверждаете, что на русском, но это – голословное утверждение. Я уже устал объяснять вам одно и то же.
Вот вам один из исторических фактов. Для того, чтобы облегчить новобранцам заучивание военных команд, им на ноги Суворов приказал привязывать пучки сена и соломы, и вместо сложных слов "нале - во" и "напра - во", начальник кричал "се - но", "соло - ма". В школьных учебниках истории этот пример приводится для рассказа о том, какими забитыми были крепостные крестьяне, но теперь мне понятно, что они ещё и не говорили по-русски, хотя и знали многие слова из церковнославянского, так как ходили в церковь.
Повторяю в который раз: я об этом точно не знаю, возможно я ошибаюсь, но для вас это почему-то очевидно. Почему? Какими фактами вы располагаете? Поделитесь. Это же не трудно?

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Да и прошлый мой пост содержал вопрос о том, как конкретно на своей странице я могу кого-то троллить».
А вы прочтите определение троллинга Шаолом и сопоставьте его хотя бы с вашими последними постами, на которые я любезно дал расшифровку))

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Похоже, после прочтения моего манускрипта вы можете стать по-настоящему образованным человеком! Гордюсь собой!»
расшифрую и этот образец троллинга: "Вы образованы, но не по-настоящему, поверхностно. Читая мой "манускрипт" вы образованным, конечно не станете, так что гордиться особенно нечем, и я поэтому делаю ошибку в слове "горжусь", тем самым нивелируя его смысл. Для закрепления эффекта, и для внесения неопределённости (на всякий случай) ставлю смайлик." Вот, примерно так можно троллить на своей странице, господин нетролль)).

Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «ну точно диот))»
Еще бы. Не собираюсь доказывать, что не верблюд.

ПРЕДТЕЧИН Александр
"Лучше быть идиотом, чем верблюдом". Диот

Кстати, а когда, по вашему мнению, русские люди вообще стали говорить и писать на русском? В 12 веке нет, в 16 – тоже нет, в 18 – уж точно. Так когда? Лет пятнадцать назад? (Я точно и не вспомню, с какого времени стал думать и говорить на русском.)

Цитата из поста ДИОТА: «А вы прочтите определение троллинга Шаолом и сопоставьте его хотя бы с вашими последними постами, на которые я любезно дал расшифровку))».
Если вы не заметили (хотя ещё как заметили, обсуждали это в нескольких постах, обильный вы наш), я ещё несколько дней назад предложил вам покинуть мою страницу. Интересно, как в случае вашего преждевременного ухода я собирался выполнить свои злонамеренные планы по троллингу?
А если посчитать количество постов с долбёжкой про то, что русские это не русские и пр., то и правда задумаешься: уж не начался ли в психушке вашего городка день неделя месячник открытых дверей?

ДИОТ
Пока цитата в буфере обмена выгружаю: «Да и никаких т.н. «восточных» славян не существует. Украинцы\русины и беларусы\литвины образовались на базе миграции целого народа с Полабья, то есть они являются как раз «западными» славянами. Русские же сфрмировались на основе ославяненых фино-угорских народностей. Даже Владимир Даль писал: «…на юге сидели славяне, а во всей Великоруссии чухны разных помолений. (…) они обрусели на глазах наших и нынешнее поколение не знает своего языка». Также, как и болгары являются ославяненными тюрками булгарами». (Ссылка.)
И это, замечу не должно восприниматься как признак некой ущербности, поскольку культура ославяненых булгар и ославяненых фино-угорцев дали начало по своему красивых и уникальных культур.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Кстати, а когда, по вашему мнению, русские люди вообще стали говорить и писать на русском? В 12 веке нет, в 16 – тоже нет, в 18 – уж точно. Так когда? Лет пятнадцать назад? (Я точно и не вспомню, с какого времени стал думать и говорить на русском.)».
Я несколько раз писал, что НЕ ЗНАЮ и даже просил мне об этом рассказать. Наивный...

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «…я ещё несколько дней назад предложил вам покинуть мою страницу».
К счастью для науки, вы не хозяин этой страницы и не можете ни выгонять оппонентов, ни назначать своё мнение истиной в посл. инстанции.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Интересно, как в случае вашего преждевременного ухода я собирался выполнить свои злонамеренные планы по троллингу?»
Не было у вас никаких планов. Вы идёте на поводу у своих страстей и просто ругаете Диота, который задаёт неудобные вопросы, хотя давно уже могли либо рассказать что знаете, либо признаться хотя бы самому себе, что ничего не знаете о старинных языках вашей родины.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «…уж не начался ли в психушке вашего городка день неделя месячник открытых дверей?»
подобные методы научно-познавательной полемики никого не украшают, а на меня не действуют – так что прекращайте кривляться.
Можете ознакомиться с эссе о русском языке: (Ссылка.)
напоминаю, что теперь я не полностью согласен с этой концепцией, но она довольно хорошо согласуется с известными фактами и содержит интересные положения, например, данные о степени совпадения словарей различных языков.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Не вообще, а конкретно: сколько крестьян общалось на русским в пятом, десятом, шестнадцатом, восемнадцатом веках?»
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «конкретно в десятом – десять, в шашнадцатом – шашнадцать, ну, и так далее, вплоть до двадцать первого году нонешнего столетия. причём все они жили в древлянском уезде улюлюйской губернии. и все старинные русские песни сочинили именно они, ибо мокшанским не владели».
Супер!:))

КЛЕТЧАТЫЙ
ну а как ещё этим диотам объяснять историю)) они ж тупо "рухают до керченской протоки" и ничего другого не понимают и понимать не хотят)
сообразуясь приведённым диотом цитатам, тему диспута надо переформулировать так: у кого больше "славянского" – у ославяненных финнов, то есть, россиян, или у ославяненных печенегов – украинцев))

ДИОТ
Клетчатый, вам не надоело перекручивать мои слова? Речь лишь о языке, на котором изначально написаны старинные русские песни. Интерес мой может показаться праздным, но это не так. Это для меня важно, поскольку бытовые подробности (жесткач – по определению автора), которые присутствуют в этих текстах, весьма характерны и существенно поменяли бы моё ощущение предков, если бы оказалось, что эти песни написаны русинами.

КЛЕТЧАТЫЙ
угу, мы поменяем ваши ощущения, диот, не сумлевайтесь)

ДИОТ
Звучит как угроза. Вы это бросьте, Клетчатый, ането...)). Понимаю, что напрасно, но для порядка и для того, чтобы вернуть обсуждение с великолепной личности Диота на языковую проблематику, задаю вам, Клетчатый, вопрос: "На каком языке говорили между собой жители Суздальского, Владимирского, Московского княжеств в 11 - 16 веках, тогда, когда (примерно) были написаны рассматриваемые тут народные песни?"

КЛЕТЧАТЫЙ
))) вопрос, канеш, типично диотский) судя по магнитофонным записям, говорили на смеси молдавского с армянским))
но попробую таки ответить. итак, проведём небольшое расследование по наиболее доступным материалам. возьмём, для примера, суздаль:
«Суздаль — город-заповедник во Владимирской области России, административный центр Суздальского района. Расположен на реке Каменке, притоке реки Нерли, в 26 км к северу от Владимира».
далее:
В Повести временных лет упоминается в 1024 году в форме «Суждаль»: Въсташа волсъви в Суждали.
"В XIX веке Д. Европеус предложил начальный компонент сузда- производить от финского слова «susi» или эстонского «suzi» в значении «волк». А. А. Шахматов в финно-угорском ключе реконструировал название как *susudal, но М. Фасмер его отверг, так как такое слово неизвестно в финском языке.
По мнению О. Н. Трубачёва, название города происходит от старославянского глагола съзьдати, одно из значений которого было «слепить из глины». От него же происходит глагол «создать». В. П. Нерознак считал, что название Суздаль возникло от формы зижду «строю» как существительное, обозначающее результат действия глагола."
как мы видим две равноправные версии – одна финская, другая славянская. но славянская, нмв, выглядит предпочтительней. ибо "постройка", а не "волки")
жуём дальше:
"Согласно археологическим данным, поселение, которое позже стало городом Суздалем, находилось в излучине реки Каменки. В середине — второй половине X века древнейшее славяно-мерянское поселение"
подчеркну, жили там и славяне, и мери.
зырим дальше:
"В 1096 году князь Мстислав Владимирович, сидя в Суздале, «распусти дружину по сёлам». По-видимому, этими сёлами являлись селища с расположенными вблизи них курганными могильниками — Новосёлки, Кидекша, Васильки, Весь, Гнездилово"
возьмём, опять же для примера, гнездилово:
"На южной окраине села Гнездилово на берегах реки Мжара обнаружены древнерусские селища X — XIII веков: Гнездилово-I, Гнездилово-II, Гнездилово-III и Гнездилово-IV. В. М. Горюнова отмечала присутствие в Гнездилове под Суздалем керамики, сходной с западнославянской керамикой типа Фельдберг и Менкендорф"
итак, вопрос - на каком языке могли говорить и сочинять песни в краях, где археологические раскопки обнаружили предметы славянской культуры?
нащот мерянского языка проведите самостоятельное расследование. ну и помозгуйте заодно относительно всяких ассимиляций, миграций и пр. попробуйте представить себе эти процессы не с позиции тупой националистической пропаганды, а как объективный исследователь. если, канеш, способностей хватит...

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «На каком языке говорили между собой жители Суздальского, Владимирского, Московского княжеств в 11 - 16 веках, тогда, когда (примерно) были написаны рассматриваемые тут народные песни?»
А кто решил, что эти песни созданы именно в этот период? Можно рассмотреть вариант "16-18 вв." По крайней мере, когда они сформировались окончательно и эти варианты услышали и записали собиратели песен. Совсем немного текстов песен явно отсылают нас к мифам в былинах и др. разных сказаниях. Согласитесь, между 11 в. и 18 громадная разница во всех смыслах, и делать такие рамки – "11-16" – некорректно.
Вы не ответили, когда, по-вашему мнению, русские стали говорить (а значит, и творить свою мифологию, создавать свой фольклор и т. д.) на русском языке? (Не современном, понятно, о чём я.)
А на каком говорили украинцы?
Да и вывод-то какой из вашего бреда – что эрзяне, чухонцы (а заодно и украинцы) создали свой язык и письменность гораздо раньше русских, т.е., проще говоря, русские ещё сидели на деревьях (уж точно не имели своего языка, а бекали и мекали), когда условные эрзяне уже создавали высокую литературу типа "Слова..."? (А русские потом всё это наследие захапали, перевели на свой – какой? откуда взялся? – язык и выдали за своё.)

КЛЕТЧАТЫЙ
да никаких русских и отродясь не было. были только украинцы и эрзяне)) они же всё и создали. то есть, никакого русского языка не существовало. только украинский, он же славянский (но диот даже определение "славянский" предлагает выкинуть, заменить на "украинский", хотя ни о каких "украинцах" в те времена слыхом не слыхивали))
ну а россия это, соответственно, только эрзяне)

ДИОТ
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «вопрос, канеш, типично диотский) судя по магнитофонным записям, говорили на смеси молдавского с армянским))»
История языка – это история жизни народа и его послание грядущим поколениям. Называя вопросы истории языка идиотскими, вы плюёте в собственную душу.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «хотя ни о каких "украинцах" в те времена слыхом не слыхивали))»
Так действительно в публицистике, периодике, этнографической литературе и т. п. даже в начале 20 века (когда вовсю уже расцвёл украинский национализм) редко встречается такое понятие – "украинцы". Обычно пишут либо о россиянах (широкий термин), либо поминают малороссов ("малороссийская песня", "портрет малоросса" и т.д.). А до середины 19 века слово "украинцы" вообще практически не употреблялось.

Цитата из поста ДИОТА: «Называя вопросы истории языка идиотскими, вы плюёте в собственную душу».
Называются идиотскими вовсе не вопросы истории языка. Об этом как раз очень хотелось бы поговорить, но без националистического угара, фантазий воспалённого мозга и псевдонаучного апломба.

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Вы не ответили, когда, по-вашему мнению, русские стали говорить (а значит, и творить свою мифологию, создавать свой фольклор и т. д.) на русском языке? (Не современном, понятно, о чём я.)»
Владимир Даль писал: «…на юге сидели славяне, а во всей Великоруссии чухны разных помолений. (…) они обрусели на глазах наших и нынешнее поколение не знает своего (эрзянского, мерянского, финского, весянского (?), венгерского, чудского и проч.) языка».
Вы же не можете походя отбросить мнение В. Даля и делать выводы только из гипотез ангажированных историков наподобие Трубачёва, Аксёнова, Рыбникова и прочих "подментованых" личностей)).

ПРЕДТЕЧИН Александр
Чухны обрусели! А не русские "обчухнели". К тому же я тоже цитировал русских собирателей песен с их мнением, которое великий и ужасный диот проигнорировал.

ДИОТ
Я, конечно, работаю в перчатках, но советую вам не игнорировать правила хорошего тона, Предтечин Александр. Единственное, что утешает Диота – это выгодное отличие его постов от хамских выкриков его оппонентов )))

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «А кто решил, что эти песни созданы именно в этот период? Можно рассмотреть вариант "16-18 вв." По крайней мере, когда они сформировались окончательно и эти варианты услышали и записали собиратели песен».
Ну, да. В этом, отчасти, и состоит мой вопрос. Когда записывали эти песни, не переводили ли их на русский.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «А на каком говорили украинцы?»
На руськом, он же – староукраинский.

ПРЕДТЕЧИН Александр
А русские на каком?

Цитата из поста ДИОТА: «Ну, да. В этом, отчасти, и состоит мой вопрос. Когда записывали эти песни, не переводили ли их на русский».
Нет, не переводили. А когда, я уже писал, сборники песен Шейна и пр. датированы, а в самих текстах есть информация о конкретных собирателях, губернии, где записывались тексты, времени, когда это делалось.
Давайте ещё подискутируем, является ли Пастернак российским поэтом, на каком языке он писал, зачем потом переводил свои творения на русский. Ну и так далее.

Цитата из поста ДИОТА: «Я немного запутался)). Виноват)), я не читал. Ну не знаю».
Если не знаешь, так чего прёшь со своим свиным рылом в калашный ряд?
Рассказываю настоящую историю. Русские прилетели с Марса во главе со своим великим кормчим Лениным, который в соавторстве со штурманом Маккартни и сочинил первую русскую народную песню на чистейшем марсиянском – «Revolution». Потом они там чё-то не поделили и на свет появились чухонцы, от которых уже произошли украинцы. Примерно вот так.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста ДИОТА: «Называя вопросы истории языка идиотскими, вы…»
не шельмуйте. я назвал диотскими не вопросы истории, а конкретно ваш вопрос)) точнее, его формулировку. только диот может спросить с наивным любопытством: "на каком языке разговаривали в десятом-шестнадцатом веках". вас же не интересует письменность. вам подавай словеса, на которых мотька с ешкой корову делили) вот я вам и отвечаю – фонографов ещё не было, а устным преданиям вы почему-то не верите)
хотя славянские народы на территории руси уже проживали. в том числе, конечно...

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Нет, не переводили. А когда, я уже писал, сборники песен Шейна и пр. датированы, а в самих текстах есть информация о конкретных собирателях, губернии, где записывались тексты, времени, когда это делалось».
У меня нет ни сборников, ни с Шейном я не знаком. Я вас просто спросил об этом. А вы в ответ. И понеслась…

ПРЕДТЕЧИН Александр
Так познакомьтесь. Все эти сборники доступны в Интернете.

Окончание см. здесь
Проза без рубрики | Просмотров: 86 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 30/06/21 11:29 | Комментариев: 0

Вот такой забавный разговор случился в комментариях к моей статье «Жесть в старинных русских народных песнях» на сайте «Неогранка» между «неогранщиком» Диотом (он просил не путать с идиотом) с Украины и несколькими россиянами. Гражданство сторон (а соответственно и мировоззрение) – очень важный момент в этой истории, и читатель в скором времени поймёт, почему. Впрочем, обо всём по порядку.
Почему я решил опубликовать эти комментарии отдельной статьёй? Темы, затронутые в них, мне показались небезынтересными для широкой публики, а сам ход беседы в чём-то даже поучительным. Искать комменты где-то под текстом произведения обременительно, а в таком виде они будут легко доступны заинтересованному читателю, да и посты под публикациями на литературных сайтах, как известно, имеют свойство внезапно исчезать.
Поскольку обнародованные здесь авторские рассуждения оставлены под моей работой на моей странице и имеются в свободном доступе, я не считаю себя обязанным испрашивать разрешения у авторов на их публикацию.
Комментарии даются без изменений, с незначительными, не влияющими на их общий смысл сокращениями (удалены повторяющиеся слова и т. п.). Орфография и пунктуация авторов сохранены.
Итак...

ДИОТ
Невозможно давать какие-то оценки, делать выводы, не зная кто, где и когда сочинил, записал и перевёл тексты песен.
Для ясности: например, Лукоморье, кот на золотой цепи, русалка на ветвях – это из "чухонского" фольклора.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Это вы сейчас о НАРОДНОЙ РУССКОЙ ПЕСНЕ? Кто – народ, где – в Российской империи (и до неё), когда – с незапамятных времён до конца 19 века. Перевёл с какого на какой?))

ДИОТ
Например, с мерянского или с эрдзянского на староболгарский, а затем на современный русский. Эрзянский (из Вики):
тейтерь вечк-и цёра – девушка любит юношу:). До 15 века писменности не было, с 18 кирилическое письмо. Триста лет письменность была не кирилическая. Какая – Вики не называет. (Вот ссылка.)
Не будем говорить о русских бурятах. Давайте про Рязань.
Цитата: "Эрзянский язык (также эрзя-мордовский; самоназвание — эрзянь кель) — финно-угорский язык финно-волжской группы мордовской подгруппы, язык эрзян, один из трёх государственных языков Республики Мордовия, наряду с мокшанским и русским".
Цитата: "По мнению известного финно-угроведа А. М. Шаронова, исчезнувший мерянский язык был диалектом эрзянского языка".

И это не древность. На мерянском, эрзянском, финском, чудском и других диалектах говорило всё население огромной части России. Ещё в 18 веке в сёлах не понимали русского языка (молились не понимая слов на староболгарском). Не могли же народные песни сочиняться на чужом языке?

ПРЕДТЕЧИН Александр
То есть кто-то сочинил русские народные песни на "хрензнаеткаком", а потом перевёл их на русский? Простите за наивный вопрос, а на каком языке написаны (ах да, письменности до 15 века не было), например, берестяные грамоты или "Слово…", памятник древнерусской литературы?

ДИОТ
"Слово...", летописные списки и прочее писали на староболгарском (церковнославянском). Этот язык знали попы, князья, двор. Точно так же в ЗЕ писали на латыни (знать и попы), а общались кто на чём горазд.
Письменности не было у эрдзян, у некоторых народов она уже была.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «…например, берестяные грамоты».
Это Новгород. У них в ходу была руськая письменность, хотя в основном там говорили на чудском наречии. В частности поэтому и нужно знать какая кому песня принадлежит.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «…То есть кто-то сочинил русские народные песни на «хрензнаеткаком», а потом перевёл их на русский?»
Это моя гипотеза. Может быть всякое, учитывая приведенные сведения. Вы, кстати, можете попытаться эти сведения опровергнуть. Может быть я дезинформирован.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «У них в ходу была руськая письменность».
Я сразу не просёк, откуда вы. Вопросов больше нет.

ДИОТ
Ага, я из Украины. У нас вот такая история. Покажите, что в какой-нибудь Уваровке под Москвой или возле Рязани в 12-18 веках люди пели песни на русском языке. Этим вы поможете мне вырваться из плена лженауки.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Да пожалуйста: Трутовский, «Собрание русских простых песен с нотами», 18 век. Практически современный русский язык (и малороссийска мова тоже есть).

ДИОТ
Вот интересная цитата: "Иностранцы, жившие в Москве, пытались составить словарь разговорник московитского языка для своих купцов, чтобы те могли торговать в Москве своим товаром. Это не литературный язык, это разговорный язык. Для иностранцев одинаково непонятными были и славянский и финно-угорский и татарский, а потому они записывали все услышанные ими наиболее общеупотребительные слова и выражения. Сначала славянизмов в них было довольно мало, что и отметили уже современные ученые, изучая эти словари-разговорники". (Вот ссылка.)
Это в Москве, а что было в деревнях?

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Да пожалуйста: Трутовский, «Собрание русских простых песен с нотами», 18 век. Практически современный русский язык (и малороссийска мова тоже есть)».
В какой местности собрано? Об этом же, в частности, речь.

…Погуглил, Трутовский украинец.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Погуглил, Трутовский украинец».
Это из серии про глобус Украины?

ДИОТ
Это из серии "кто, где, когда" сочинил анализируемые в вашем сочинении тексты. Согласитесь, что прежде чем приступать к анализу, знать это нужно в первую очередь, а происхождение автора сборника песен может дать неожиданную подсказку.
Вы о происхождении олонецких былин киевского цикла знаете что-нибудь? Если нет, то почитайте. Я подозреваю (гипотеза), что часть песен имеет сходную судьбу, и это многое меняет, не так ли?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Именно о былинах киевского цикла моя следующая работа. Удивительно, но они тоже русские, о русских и по-русски (разумеется, древнерусский вариант). А донесла их до нас народная память (пути-дороги разные, но об этом надо писать отдельное исследование). Хорошие подборки былин собраны в журналах 19 века ("Киевская старина", "Русский архив" и т. п.).

Из Вики: "Василий Фёдорович Трутовский — российский гусляр, клавесинист, собиратель народной музыки и композитор. Родился в Ивановской Слободе близ Белгорода". Белгород вроде был и остаётся российским городом.
Википедия, конечно, не супер аргумент, но вы – не авторитет тем более, согласитесь. Особенно ваши фантазии.

ДИОТ
"Василий Федорович (ок. 1740, Ивановская слобода Белгородской губ. - ок. 1810, Петербург) - рус. исполнитель на гуслях, собиратель нар. песен. По национальности украинец". (Ссылка.)
Можете даже не извиняться, хотя следовало бы. Добавлю, что Белгород пять лет таки был в составе Украины и даже был её столицей, недолго.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Именно о былинах киевского цикла моя следующая работа».
То есть, вы знаете, что олонецкие былины киевского цикла – это украинские былины, пере-ные на карельский манер. Или на финский? Кто там жил в старину?
Возможно, что и представленные вами песни или их часть, являются (это моя гипотеза) российскими переделками старинных украинских песен.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «По национальности украинец».
А вам Трутовский лично о своей национальности сообщил? В Российской империи времён Трутовского никаких "украинцев" не было.

А извиняться-то за что?

Цитата из поста ДИОТА: «Белгород пять лет таки был в составе Украины и даже был её столицей, недолго».
Где вы такие данные берёте? Документ, плиз. Только не ссылку на сайты с историческими фэнтези. Напомню, что речь идёт о русском городе Белгороде, основанном в конце 16 века. Есть ещё Белгород-Днестровский и древний Белгород-Киевский недалеко от Киева, вы какой имели в виду?

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «А извиняться-то за что?»
Вы назвали меня фантазёром, лицом, не заслуживающим доверия.
И ведь дед (Трутовский) оказался действительно украинцем! Я привёл цитату, где об этом так и написано, и вам вполне можно извиняться)). Справедливости ради отмечу, что в одном источнике упоминается и о польских корнях семьи Трутовских.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Где вы такие данные берёте? Документ, плиз. Только не ссылку на сайты с историческими фэнтези».
Цитата: "Белгород — город на юге средней полосы европейской части России, административный центр Белгородской области. Расположен на южной окраине Среднерусской возвышенности, на берегах Белгородского водохранилища, рек Везелки и Северский Донец, в 700 км к югу от Москвы, в 40 км от границы с Украиной. Советская власть в городе была установлена 26 октября (8 ноября) 1917 года. 11 апреля 1918 года Белгород был занят немецкими войсками. После заключения Брестского мира демаркационная линия прошла севернее города, Белгород был включён в состав Украинской державы гетмана П. П. Скоропадского.
20 декабря 1918 года, после свержения Скоропадского, занят Красной Армией и вошёл в состав РСФСР. С 24 декабря 1918 года по 7 января 1919 года в Белгороде размещалось Временное рабоче-крестьянское правительство Украины под руководством Г. Л. Пятакова. Город был временной столицей Украины.
С 23 июня по 7 декабря 1919 года город был занят Добровольческой армией, входил в состав белого Юга России". (Ссылка.)
Добавлю ещё, что Белгород построен на украинских землях, то есть там в это время жили украинцы (малороссы по-вашему). Конечно, они подверглись ассимиляции и теперь называют себя русскими (как русские эрзя или русские мокшанцы).
*Киев тоже русский город, по-вашему.:))
Ещё одно упоминание о национальной принадлежности (цитата): Василий Фёдорович Трутовский (ок. 1740, Ивановская Слобода, — ок. 1810, Санкт-Петербург) — украинский и русский гусляр, клавесинист, собиратель народной музыки и композитор. (Ссылка.)

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Вы назвали меня фантазёром, лицом, не заслуживающим доверия».
Вы что, барышня кисейная, что ли? Впервые вижу, чтобы мужик всерьёз требовал извинений за слово "фантазёр" (кста, я вас так не называл, цитата: "ваши фантазии", всё остальное ваши домыслы, как и то, что фантазёр не заслуживает доверия).

ДИОТ
Вы правы, я перефразировал. Если вы полагаете, что нужно было ваши слова "Википедия, конечно, не супер аргумент, но вы – не авторитет тем более, согласитесь. Особенно ваши фантазии" понимать как-то иначе, приношу свои извинения.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Вы не авторитет для меня в нашей дискуссии, как и я для вас. Что обидного в моих словах? Это ведь очевидно. И извинения мне ваши не нужны. Просто потешно поговорить с человеком с другого берега, даже, скорее, с другой планеты.

Цитата из поста ДИОТА: «Белгород построен на украинских землях».
Вы серьёзно? Я, разумеется, знаю про карты, где вместо юга России некое государство (кстати, под названием Окраина, а не Украина), но многими историками общепризнанно, что местность, о которой идёт речь, была как бы ничьей и называлась Диким полем. Украинские беженцы, бежавшие от польского гнёта, были привлечены Московским государством на его южные рубежи для освоения новых земель и их охраны вместе с русскими стрельцами и др. служилыми людьми (из Москвы, Смоленска и пр.). Так что корректнее говорить, что южные города-крепости заселялись (основывались) малороссиянами и великороссиянами.
А Киев, мать городов русских, сейчас столица Украины. Не надо ёрничать над нашей общей историей, ни к чему это.

А Трутовского я вам не отдам. Он был подданным Российской империи, а значит, россиянином.

ДИОТ
Ещё цитата: "Трутовский, Василий Федорович (род. ок. 1740 на Харьковщине, ум. в 1810 в Петербурге) — рус. певец (украинец по национальности), гусляр-виртуоз, композитор, собиратель нар. песен". (Ссылка.)

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «(кстати, под названием Окраина, а не Украина)».
Это вы взяли слишком древнюю карту, тогда правописание было другим да и не было тогда такого государства – Украина. На той карте обозначена местность.
Я же говорю просто – в Курске, Воронеже, Харькове, Белгороде жили украинцы. Говорили на украинском языке. И песни пели украинские. И Трутовский их исполнял, собирал. В том числе и русские.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Правильнее всё же будет так: жили русские и украинцы; говорили на русском и украинском; пели русские и украинские песни (о процентном соотношении живущих в указанных городах русских и украинцев спорить не будем, надеюсь?).

ДИОТ
Сомневаюсь, что вы найдёте данные для спора. Это не афишируется. Я нашёл данные переписи 1897 года, когда ассимиляция в тех местах была завершена. А украинский Интернет ещё в зачаточном состоянии. Но поищите, если хотите знать свою историю не из сказок.

ПРЕДТЕЧИН Александр
"Сказки, придуманные Диотом" – отличное название для книжки ваших сочинений. Дарю.

ДИОТ
Я все свои слова подкрепил соответствующими ссылками на источник, за исключением утверждения, что в Белгороде жили украинцы (преимущественно). Я считал, что это очевидное общее место.
Но раз вы продолжаете издевательски комментировать мои утверждения, вот вам ссылка на краткое изложение истории тех мест, российской истории. (Ссылка.)
Понятно, что цифр там не приводится – слишком они портят российские сказки – но по сути там всё рассказано более-менее верно, с минимальными перекосами, на мой взгляд.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Фразу из указанного вами источника "Компактно заселённые украинцами районы" (небольшие местности в больших русских областях) вы самовольно заменили фантазией, что эти области заселены украинцами полностью, повсеместно. (Это например.)
И далее всё так же притянуто за уши.
А я на вашем месте почитал бы Забылина, Потебню, того же Миллера, Багалея, Бантыша...
Вот ещё фраза из источника по вашей ссылке: "…Колонизация малозаселённых земель Поля в 17 веке великоруссами и малорусами". Просто слово в слово то, что я писал чуть ранее! Вы сами-то хоть читали то, на что ссылаетесь?

ДИОТ
Я писал о Белгороде, та вы цитируете о Курской губернии.

Земли Поля заселяли и русские и украинцы. В Курске было много русских, а на юге, в Белгороде, было больше украинцев. Нас же интересует Белгород? Место, где родился, вырос, научился петь украинец, украинский собиратель украинского фольклора))
Вот ещё:
"Вторая волна заселения Дикого поля (середина – вторая половина XVII в.) характеризуется уже непосредственным привлечением Россией к охране своих южных границ украинского казачества путем предоставления им определенных привилегий (свобод). Эти свободы состояли в праве беспрепятственно занимать пустующие земли (заимки), иметь особое казацкое устройство и самоуправление, беспошлинно заниматься многочисленными промыслами (земледелием, садоводством, скотоводством, пчеловодством, винокурением, мукомольством, дегтярством, селитроварением, ярмарочной торговлей и др.), содержать на откупе таможни, мосты, перевозы.
Поселения, в которых жили украинцы, называли слободами. Слобода, согласно "Толковому словарю живого великорусского языка" В.И. Даля, означает "село свободных людей". Отсюда и происходят названия этой территории – Слобожанщина и Слободская Украина. Ныне это территория, охватывающая большую часть Харьковской, восток Сумской, север Луганской и Донецкой областей Украины и приграничные к ним районы Белгородской, Курской и Воронежской областей Российской Федерации.
Со временем украинская колонизация Дикого поля активизировалась – историки насчитывают несколько миграционных волн из-за Днепра на земли современных Харьковской, Белгородской и Воронежской областей [Щелков 1882; Багалій 1990]. К переселению украинцев подталкивали притеснения польской шляхты, постоянные татарские набеги на украинские степи. Массовый исход днепровских казаков на Слобожанщину начался в период освободительного восстания украинского казачества против Польши.
Московские власти охотно принимали украинцев целыми селами и воинскими ватагами: переселенцы колонизировали свободные земли и защищали их от татар. Так, например, в 1638 г. пришло в Белгород с гетманом Яковом Остряницею, одним из руководителей селянско-казацкого восстания, "...865 мужчин украинцев с женами, детками малыми, с зерном и скотом – конями, коровами, овцами...". Они были поселены на Чугуевском городище, где построили город и крепость. На новых землях переселенцы берегли и уважали свои обычаи, правила и самостоятельно избирали казацкую старшину" [Багалій 1990: 23-24].
По мнению академика Д. Багалия, украинская колонизация края была превосходящей: "они (украинцы – Н.С.) основали много городов, слобод, сел и хуторов, которые собственно и составили из себя Слободскую Украину, или иначе – Слободские казацкие полки" [Багалій 1990: 25]. "Все пять слободских полков разделялись на сотни. Сотенное управление осуществляли сотник, атаман, есаул, хорунжий и писарь. Такая система власти отмечалась двумя характерными признаками: избирательностью старшины, но при этом жесткой иерархией полувоенной власти. В оперативном плане слободские полковники подчинялись белгородскому воеводе, который назначался уже из Москвы (позже из Петербурга), и взаимоотношения с воеводой у казаков были далеко не безоблачными". (Ссылка.)
Знаковая цитата (там же): "Во многих деревнях две народности, малорусская и великорусская, живут одно подле другой, и две части селения, разделённые речкой или оврагом, представляют резкий контраст: с одной стороны вы видите раскиданные поодиночке хаты малороссиян, деревянные домики, обмазанные снаружи глиной и выбеленные мелом, окружённые садами и цветниками; с другой – длинные ряды русских изб, голых бревенчатых построек, без всякой зелени, придающей жилью более весёлый вид".

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «По мнению академика Д. Багалия...»
Ну вот, видите, как вам пригодились мои рекомендации! Вы стали значительно образованнее! (Мои аплодисменты.)
Итак, вывод из всего этого? Я не совсем понял, что вы всё это время пытались доказать, что русские земли вплоть до Полярного круга заселялись и осваивались преимущественно украинцами? (Простите, не русские земли, и дикие поля.)

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «…видите, как вам пригодились мои рекомендации! Вы стали значительно образованнее!»
Манипуляция)). Вместо признания, что украинец Трутовский сформировался в украинской среде, вы переводите разговор на обсуждение достоинств Диота.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Итак, вывод из всего этого?»
А вывод простой. Дискуссия началась с того, что вы удивились почему я попросил вас дать данные о происхождении цитируемых вами текстов. Надеюсь, после нашего небольшого исследования, вам это станет понятней. Нельзя исследовать народную песню, не зная какой народ её сочинил.

SHAOL
Цитата из поста ДИОТА: «Нельзя исследовать народную песню, не зная какой народ её сочинил».
пльять, как будто нельзя исследовать песню – как продукт общечеловеческой мысли... бльиать, как будто та, или иная песня – является монеткой в копилку преимущества одной нации над другой... подобные заявления – есть верный признак болезни нации представитель которой их декларирует.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста SHAOL: «…пльять, как будто нельзя исследовать песню – как продукт общечеловеческой мысли...»
этнос ещё никто не отменял. понять некоторые вещи можно только в культурном контексте. но в космополитическом ракурсе таки, да, согласен)
и да, канеш, существуют нюансы перевода.
все шедевральные русские песни сочинили украинцы. или почти все, что не меняет сути. а всю фигню – москали. какие могут быть дебаты по этому поводу? никаких. и точка)

ДИОТ
Цитата из поста ДИОТА (самоцитирование): «Для ясности: например, Лукоморье, кот на золотой цепи, русалка на ветвях - это из "чухонского" фольклора».
Поправка – дуб с котом, оказывается, из эрзянского фольклора.

Цитата из поста SHAOL: «…пльять, как будто нельзя исследовать песню – как продукт общечеловеческой мысли...»
Странный вы. Если бы Предтечин Александр написал, что он исследует жесть в старинных русских народных песнях, а тексты взял греческие, вы бы промолчали? Вот и я не промолчал.
(вообще-то я понятия не имею, что за песни исследует в своём эссе (?) автор).

Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «…все шедевральные русские песни сочинили украинцы. или почти все, что не меняет сути. а всю фигню – москали. какие могут быть дебаты по этому поводу? никаких. и точка)»
Кто этот подлец или придурок, который такое написал? И, главное, где и когда?

КЛЕТЧАТЫЙ
тююю... подобных придурков щас в украине развелось невпроворот)) и ваши речи, диот, тем же душком отдают. чо гимназистками-то прикидываться)) но это хайп давно протух. засим...

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Если бы Предтечин Александр написал, что он исследует жесть в старинных русских народных песнях, а тексты взял греческие, вы бы промолчали? Вот и я не промолчал».
А Предтечин Александр так и написал: он исследовал жесть В РУССКИХ НАРОДНЫХ ПЕСНЯХ. Не в греческих. Вы уже просто смешны.

И ещё. Вы там человека называете странным. По вашей классификации оскорблений назвать человека странным более криминально, чем фантазёром? Тогда извинитесь перед Shaolом. Он просто высказал своё мнение.

ДИОТ
Странный – это не оскорбление.

Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «…тююю... подобных придурков щас в украине развелось невпроворот)) и ваши речи, диот, тем же душком отдают».
У вас что-то с обонянием или воспаление великоросского шовинизма. Вы не можете спокойно кушать, когда вам напоминают о том, что вы присвоили историю, культуру завоёванного вами народа. Но это как раз нормально, с точки зрения украинцев. Плохо то, что вы это не признаёте и всячески унижаете наш народ, язык, культуру.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Вместо признания, что украинец Трутовский сформировался в украинской среде, вы переводите разговор на обсуждение достоинств Диота».
И где это я, какой фразой перевёл разговор на обсуждение ДОСТОИНСТВ Диота? И каких именно?))
Я, кстати, не отрицал, что Трутовский сформировался в украинской среде, это было бы глупо, я лишь утверждаю, что в его формировании участвовал и русский мир, русское окружение. Отсюда и его интерес и любовь к русской народной песне. Его сборник так и называется: "Собрание РУССКИХ песен...". Да я думаю, он и не заморачивался так в национальном вопросе, как вы.
(Есть ещё сборники Львова-Прача, Шейна и пр., если интересно, ими я и пользовался в подготовке своего обзора.)

ДИОТ
Простите, но вы так и не объяснили, как в старину, например, эрзяне могли написать песню на русском. Эти тексты переведены на русский? С какого языка?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Причём здесь вообще эрзяне??? Кончайте уже, Диот, смешно! Мне моя русская бабушка пела русские народные песни на русском языке. А ей – её бабушка. И т. д. до н-ского колена. Ни мордва, ни прочие чухонцы в этом не принимали никакого участия. И "Слово о полку..." тоже писано без их участия великим безвестным русским поэтом.

ДИОТ
Вместо оскорблений, вы бы могли задуматься по существу заданных мной вопросов. Выяснить историю создания, глубоко изучить, получить новые знания и сообщить нам ко всеобщему удовольствию и к великой взаимной пользе.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Вы, похоже, разговариваете сами с собой и слышите только себя.

ДИОТ
Ага, ага... валите всё на Диота – лишь бы не пришлось исследовать историю старинных текстов, которые вы тут анализируете. Неужели вам самому не интересно?

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «А моя фраза "ваши фантазии", за которую вы требовали извинений, оскорбление?»
Вы не понимаете русский язык. Я предложил вам извиниться за своё невежество, за то, что вы назвали меня фантазёром, когда я написал "Трутовский – украинец".

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «И "Слово о полку..." тоже писано без их участия великим безвестным русским поэтом».
Авторство установлено. Специалисты говорят, что есть 90 проц. уверенности в том, что "Слово..." написал игумен Выдубецкого монастыря. Звали монаха Моисей, в "девичестве" это был, скорее всего (гипотеза), боярин Беловод (Беловолод) Просович. Так что никакого "великого безвестного русского поэта" в действительности не существовало, а был скромный киевский монах, летописец. (Ссылка.)

Николай МАТВЕЕВ
Непонятно, что Вы пытаетесь доказать, Диот. Вы сомневаетесь , что "Слово о полку.." было написано на древнерусском языке ("наступи на землю Половецкую; притопта хлъми и яругы; взмути рѣки и озеры; иссуши потоки и болота, а поганаго Кобяка изъ луку моря отъ желѣзныхъ великихъ плъковъ Половецкихъ, яко вихръ выторже: и падеся Кобякъ въ градѣ Кіевѣ, въ гридницѣ Святъславли")? Мне как русскому он понятнее, чем современный украинский. Автор на этом языке думал и нельзя его назвать ни украинцем, ни русским в современном понимании. А язык называется древнерусским. Даже если автор жил в Киеве. Что же касается русских народных песен. Там не может быть никаких переводов. Сам провёл целое лето на фольклорной практике. Вы записываете текст со слов носителя, учитывая все особенности произношения. А что касается повторяемости сюжетов в фольклоре, то их вообще, насколько помню, по большому счету не более 2 десятков. А архетипические сюжеты уходят в глубокую древность к индоевропейцам.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Вы понимаете, Николай, по логике вышеназванного товарища русские как нация ничего интересного создать не могут по определению, они нагло выдают за своё то, что уже создано до них другими (чуть выше Диот написал: "Русские должны признать, что присвоили чужую культуру"). Собственно после этих слов становится понятно, что диалог с ним продолжать бессмысленно.
Что касается моей темы, то Диот имеет в виду, что носитель, со слов которого Вы записываете фольклорный материал, сначала спёр текст у ничего не подозревающей эрзянской бабушки, затем при свете лучины подло перевёл его с эрзянского (или чухонского, неважно) на русский язык (который он тоже спёр у викингов или протоукраинцев, или ещё у кого-нибудь; чуть позже мы это наверняка узнаем в новых постах Диота) и выдал Вам за русскую народную песню, услышанную им (носителем) от своей прабабки. Если Вы лично не замешаны в этом великом заговоре, Вам повезло, Вы избежите грядущего наказания за это великое зло (от ВАДА, НАТО, Конгресса США и далее по списку).
А если мы в невинном песенном исследовании влезем во все эти архетипы, индоевропейские корни, финно-угорские языковые ветви и пр., то скоро забудем, о чём вообще говорили. Заявленная-то тема не об этом, чёрт побери!))

ДИОТ
Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «Автор на этом языке думал и нельзя его назвать ни украинцем, ни русским в современном понимании».
Но ведь Александр Предтечин называет его "великим русским поэтом" и он убеждён, что его страна РФ имеет к этому поэту самое непосредственное отношение.
Между тем, "Слово..." написано в Киеве украинцем на украинском языке, а то, что вы принимаете за действительный текст, всего лишь обработанная, приближенная к староболгарскому Мусиным-Пушкиным копия, которую он сделал для императрицы. Оригинал же был утрачен (уничтожен – как можно утратить бесценный документ?), как и сотни тысяч першодруків (укр.). Тем не менее специалисты отмечают несомненные признаки того, что первоначальный текст был написан на украинском.
‎Язык "Слова об Игоре", является ‎‎литературным языком ‎‎русин того времени, похожим на язык ‎‎летописей, но с заметно большим влиянием народа.‎‎ Большинство исследователей предполагают, что автор "Слова..." был либо из Киева, либо из Чернигова, другие (Орлов, Югов) доказывали, что он должен быть галицким ("Карпатор"). Есть предположение, что копия XVI века, ‎‎ обнаруженная Мусиным-Пушкиным, уже была значительно деградирована переписчиками, которые в то время вытащили транскрипцию под болгарскую орфографию. Кроме того, он мог быть не из старого списка, а из других копий, которые создавали так называемые "темные места".
Количество слов текста относительно невелико, немного более 900 слов. Whitewuch слова, заметные ‎‎только на украинском языке,‎‎ в "Слове..." ‎‎архаичны, сохранились ‎‎в украинских ‎‎старинах, есть‎‎ и влияния других языков. ‎
‎Сравнивая язык "Слова…" с ‎‎современным украинским языком, можно ‎‎найти довольно много общего. В переводе, сделанном для ‎‎Екатерины II, говорилось, ‎‎что оригинал ‎‎содержит большое количество «южно-русских»‎‎ и польских слов, непонятных русскому читателю. Словам присущи современным окончаниям украинского языка. Необычный для современного русского языка "s" во многих словах звучит по-украински, если их менять на "s". Текст содержит большое количество характерных рутенийских фраз: "А мои куряне сознательные кметы, они во главе с трубами, снаряды порочные, лошади унижены, они им известны, йемуги знают их, луга в них запрягаются, тюли создаются, сабли изолированы, они сами прыгают, как седые‎‎ волосы в поле... "‎‎ (Ссылка.)
(машинный перевод с украинского с минимальной правкой Диота)

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «…русские как нация ничего интересного создать не могут по определению».
Клевета.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «…они нагло выдают за своё то, что уже создано до них другими».
Точно. Так поступает большинство завоевателей.

Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Что касается моей темы, то Диот имеет в виду, что носитель, со слов которого Вы записываете фольклорный материал, сначала спёр текст у ничего не подозревающей эрзянской бабушки, затем при свете лучины подло перевёл его с эрзянского (или чухонского, неважно) на русский язык (который он тоже спёр у викингов или протоукраинцев, или ещё у кого-нибудь; чуть позже мы это наверняка узнаем в новых постах Диота) и выдал Вам за русскую народную песню, услышанную им (носителем) от своей прабабки. Если Вы лично не замешаны в этом великом заговоре, Вам повезло, Вы избежите грядущего наказания за это великое зло (от ВАДА, НАТО, Конгресса США и далее по списку)».
Вы же знаете, как происходит ассимиляция, переваривание этносов. Зачем же рисуете идиотские карикатуры? А я отвечу – вам нечем крыть.

Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «Что же касается русских народных песен. Там не может быть никаких переводов. Сам провёл целое лето на фольклорной практике. Вы записываете текст со слов носителя, учитывая все особенности произношения».
Я имею в виду исторические промежутки времени. Мы ничего не узнаем об истории земледелия, глядя как бабушка ест кусочек хлеба. Вспомните Геракла и Геркулеса.

Николай МАТВЕЕВ
Цитата из поста ДИОТА: «Между тем, "Слово..." написано в Киеве украинцем на украинском языке».
Мы уходим от обсуждения старинных русских народных песен, но интересна логика человека "оттуда". Если всё-таки предположить, что СЛОВО не подделка, а написано в 12 веке, то о каком украинском языке может идти речь – его тогда просто не было. Конечно, на эту тему есть тысячи теорий, о Вашей узнал впервые. Но Д. С. Лихачёв мне понятнее. Так упорно отвергать наши общие корни – ведь в этом нет логики, только эмоции, обида и, пожалуй, комплекс неполноценности младшего брата. А почему по Вашему мнению былины Киевской Руси (или как они у вас называются) были обнаружены в Олонецкой губернии? Носители фольклора явно воспринимали их как своё родное. Но это явно не Украина.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «…о каком украинском языке может идти речь – его тогда просто не было».
как и не было "украины". но украинские пропогандоны тупо настаивают на своём, подменяя понятия. "древнерусский язык" у них стал "украинской мовой". ну и ссылаются, есесно, на своих "специалистов")) то нагло заявят о воровстве, то, сконфузившись, начинают лепетать об ассимиляции. исторические социальные процессы интерпретируются с шовинистским чванством местечкового национализма. чо тут...

ДИОТ
Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «Если всё-таки предположить, что СЛОВО не подделка, а написано в 12 веке, то о каком украинском языке может идти речь – его тогда просто не было. Конечно, на эту тему есть тысячи теорий, о Вашей узнал впервые».
Не совсем понятен ваш вопрос. Если вы об авторстве "Слова...", то это открытие сделано недавно (год не знаю), сделано выдающимся российским учёным (ествено – украинского происхождения (тролю, ага). Нет ни одного серьёзного учёного славянских стран, который бы выступил против, что либо возразил. Все выжидают, переваривают. Сэкономлю ваше время:
А. Н. Ужанков — крупнейший специалист в области древнерусской литературы, исторической поэтики древнерусской словесности, историографии и текстологии древнерусских памятников письменности, герменевтики и русского летописания. Разработал теорию стадиального развития русской литературы XI — первой трети XVIII века и теорию литературных формаций в литературном процессе XI — первой трети XVIII века. Сейчас её изучают во многих вузах страны и за рубежом. Она вошла в вузовские учебники.
Обоснование теории литературных формаций и стадиального развития русской литературы XI — первой трети XVIII века нашло отражение в авторских монографиях, которые были высоко оценены за рубежом (Болгария, Словакия, Украина). Болгарские ученые, например, призывали пересмотреть историю болгарской литературы через призму новой теории А. Н. Ужанкова. Дальнейшей её разработкой стала монография «Историческая поэтика древнерусской словесности. Генезис литературных формаций» (М., 2011).
Теоретические исследования истории литературы А. Н. Ужанков сочетает с конкретным изучением отдельных памятников древнерусской словесности. Он разработал новую методику по атрибутике и датировке древнерусских произведений; уточнил время написания «Слова о Законе и Благодати», «Жития Феодосия Печерского», «Чтения о Борисе и Глебе» и «Сказания о Борисе и Глебе», «Слова о полку Игореве» и др. Выдвинул гипотезы относительно личности автора и времени написания «Слова о погибели Русской земли», «Повести о житии Александра Невского» и «Летописца Даниила Галицкого», «Слова о полку Игореве» и т. д.

Краткая справка:
Дата рождения 18 июня 1955 (65 лет)
Место рождения
Щорс, Черниговская область, Украинская ССР, СССР
Научная сфера Филология, литературоведение, история Руси, русская культура, богословие
Место работы Московский государственный институт культуры
Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачёва
Сретенская духовная семинария
Альма-матер Львовский государственный университет имени Ивана Франко, филологический факультет
Учёная степень доктор филологических наук, кандидат культурологии
Учёное звание профессор

(источник – российская Википедия)

КЛЕТЧАТЫЙ
"слово..." - памятник литературы древней руси, а не "украинской мовы", как утверждают незалежние свидомиты. чувствуете разницу?
ужанков разве отрицает древнерусское происхождение текста?

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «Мы уходим от обсуждения старинных русских народных песен, но интересна логика человека "оттуда"».
Понятно, что это классический троллинг. Такой сдержанно-интеллигентный, завуалированный, иезуитский. Вроде поговорил об истории, о разных версиях формирования этносов, сделал ссылочки на умные сайты, а на самом деле цель только одна – обгадить Россию и русских. По крайней мере подбор версий и гипотез явно тенденциозный. Задумайтесь только над одной фразой этого… диота: "Ведь Александр Предтечин называет его "великим русским поэтом" и убеждён, что его страна РФ имеет к этому поэту самое непосредственное отношение". Ну как? Если сразу не поняли, прочитайте это ещё раз.
А то, что этот… "исследователь" упорно называет древнерусский каким-то староболгарским (почему не старомонгольским?)… Тут вообще говорить нечего. Ну не было у русских никакого прошлого, прилетели с Марса, обобрали наивных хохлов, присвоили их имущество, язык, историю. Короче тут давно уже всё понятно. Возможно, в известном учреждении посчитали, что пациент социально не опасен, а то, что несёт всякую чушь, так кому от этого плохо? Диот, одним словом))

ДИОТ
Цитата из поста Николая МАТВЕЕВА: «…о каком украинском языке может идти речь – его тогда просто не было».
Но язык, на котором разговаривали жители Киева, был? Вот его я и назвал украинским. Вы же не выдвинули претензий Александру Предтечину за то, что он назвал язык, на котором сочинялись песни, русским. Не выдвинули претензий, когда безвестный Александру автор был назван им русским поэтом. Я тоже не выдвинул. Я просто назвал древнего киевлянина украинцем, а его язык украинским.
Понятно, что этот язык отличался от современного украинского и правильно называть его древнеукраинским, хотя его самоназвание – "руський" или "русинский". Учёные мужи России называют его киевским изводом церковнославянского языка. Это в корне неправильно, можете сами почитать Википедию:
В X веке Киевская Русь приняла христианство. Для его распространения необходимо было наличие литургических книг, написанных на языке, понятном населению. В X веке из существовавших литературных языков лучше всего для этой цели подходил старославянский язык.
В то время восточнославянские племена, входившие в состав Древнерусского государства, говорили на разных наречиях, объединяемых в сравнительно-историческом языкознании под названием древнерусского языка.
После введения старославянской языковой нормы в Древней Руси на протяжении нескольких веков был создан литературный язык, который в значительной степени сохранил систему старославянского языка, но также много заимствовал из различных древнерусских разговорных диалектов. Таким образом был сформирован древнерусский извод церковнославянского языка.
После церковно-политического разделения восточнославянской территории на Московскую Русь и Литовскую Русь сформировались отдельные старомосковский и украинско-белорусский изводы церковнославянского языка. (Ссылка.)
Вы заметили, как в приведеной мною цитате появилось слово "церковнославянский"? ИЗ ВОЗДУХА))).
Это следствие того, что кто-то прячет в рукаве правду.
А правда проста как всякая правда: русский язык возник не на базе старославянского как все славянские языки, а на базе староболгарского, который назвали церковнославянским.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «"слово..." - памятник литературы древней руси, а не "украинской мовы", как утверждают незалежние свидомиты. ужанков штоле это отрицает?
Ужанков всего лишь "выдвинул гипотезы" (цитата из поста диота). Мало ли какие гипотезы выдвигаются учёными? Есть и другие, разные. Диотом приводятся только удобные ему, желательно с русофобским оттенком.

ДИОТ
Предтечин Александр, ваши выступления слишком эмоциональны и не имеют ни ЕДИНОГО подтверждения, ни единой ссылки на "умные тексты". Это не делает вам чести.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста ДИОТА: «Но язык, на котором разговаривали жители Киева, был? Вот его я и назвал украинским. Понятно, что этот язык отличался от современного украинского и правильно называть его древнеукраинским, хотя его самоназвание – "руський" или "русинский"».
они даже самоназвание отрицают)) "украинский" и ниипёт))

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «А то, что этот… "исследователь" упорно называет древнерусский каким-то староболгарским (почему не старомонгольским?)… Тут вообще говорить нечего».
Вот цитата (Ссылка.): «Церковнославянский является кодифицированным вариантом старославянского (древнеболгарского) языка».
Извиняться не нужно:))

КЛЕТЧАТЫЙ
тема превращаеца в очередной хохлосрач))

ДИОТ
Цитата из поста А. ПРЕДТЕЧИНА: «Ужанков всего лишь "выдвинул гипотезы" (цитата из поста диота). Мало ли какие гипотезы выдвигаются учёными? Есть и другие, разные. Диотом приводятся только удобные ему, желательно с русофобским оттенком».
Вам удаётся переврать даже только что написанные тексты)))

Цитата из поста ДИОТА (самоцитирование): «Авторство установлено. Специалисты говорят, что есть 90 проц. уверенности в том, что "Слово..." написал игумен Выдубецкого монастыря. Звали монаха Моисей, в "девичестве" это был, скорее всего (гипотеза), боярин Беловод (Беловолод) Просович».
Гипотеза – это о мирском имени автора "Слова...", а само авторство имеет 90 проц. вероятности. Для истории древних веков это равнозначно ста процентам, по моему скромному мнению. Кроме того замечу, что это самая свежая, последняя добытая учёным информация, на которую пока не нашлось НИ ОДНОГО оппонента.

Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «они даже самоназвание отрицают)) "украинский" и ниипёт))»
Клетчатый, не "они", а "я". Причину такой вольности я объяснил.

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Выдвинул гипотезы относительно личности автора и времени написания «Слова о погибели Русской земли», «Повести о житии Александра Невского» и «Летописца Даниила Галицкого», «Слова о полку Игореве» и т. д.»
И в чём же переврал?

Цитата из поста ДИОТА: «…само авторство имеет 90 проц. Вероятности».
А на оставшиеся 10 процентов кто имеет право? А если именно в этих 10 процентах и заложена истина, Диот не допускает? Да и кто, интересно, и каким образом вывел эти проценты? Вам самому не смешно?

ДИОТ
Вы читали интервью, на которое я дал тут ссылку? Эта цифра приводится там профессором Московск. гос. института культуры, работником Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачёва, Сретенской духовной семинарии, автором выдающихся научных достижений.
Насчёт «переврал» виноват)), я не читал подробно раздел Википедии о научных заслугах профессора.

Цитата из поста ДИОТА (самоцитирование): «Учёные мужи России называют его киевским изводом церковнославянского языка».
Я немного запутался)). Так называется язык, на котором писались церковные книги и, в большОй мере, летописи. "Слово..." написано более народным языком, который при переписывании Мусиным-Пушкиным и позднее подтягивался к церковнославянскому\староболгарскому.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста ДИОТА: «Клетчатый, не "они", а "я"».
таки вы не единственный в украине с подобными теориями. к сожалению)

ДИОТ
Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «"слово..." - памятник литературы древней руси, а не "украинской мовы", как утверждают незалежние свидомиты. чувствуете разницу? ужанков разве отрицает древнерусское происхождение текста?»
Это так, но наследниками древней руси являются украинцы и язык древней руси гораздо ближе к украинскому, чем к русскому.

Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «таки вы не единственный в украине с подобными теориями. к сожалению)».
я единственный)). А теория не моя, просто по-моему, она наиболее логична на сегодняшний день. Если вы с ней не согласны – это результат трёхсотлетней (или сколько?) лжи.

КЛЕТЧАТЫЙ
Цитата из поста ДИОТА: «Это так, но наследниками древней руси являются украинцы и язык древней руси гораздо ближе к украинскому, чем к русскому».
гыыы, начинаем делить наследство. дербанить, как в лучших традициях))) только, господа наследнички, родовое имя вспомните для приличия. далее уже решать будем, кто ближе, кто дальше...
ах да, вспомнили таки... со скрипом, нехотя... хороши наследнички))

Цитата из поста ДИОТА: «…просто по-моему, она наиболее логична»
ну таки да)) по вашей логике))

ДИОТ
Если вы не согласны с моим утверждением, покажите мнение авторитетных учёных, которые утверждают, что язык киевских летописей ближе к русскому чем к украинскому, и я заткнусь. Если не можете дать такие аргументы, то помолчите вы – зачем писать междометия с уничижительными словечками?

Цитата из поста КЛЕТЧАТОГО: «в украине».
я вас прощаю...

КЛЕТЧАТЫЙ
я живу почти на границе европы с азией. и всё спорим, спорим... куды ближе, куды дальше...
успокойтесь, малоросский ближе. деревня, она всегда консервативней)) шучу)
различные ветви испытывали разные влияния. современный русский ассимилировался в значительной степени с языками северных народов.
и таки шо? пролился бальзам на вашу душу?))

ПРЕДТЕЧИН Александр
Цитата из поста ДИОТА: «Виноват)) я вас прощаю... Я немного запутался… Виноват... Я вас прощаю... Не досмотрел…»
Мои аплодисменты, Диот!))

Не хотел об этом писать, но раз вы сами упомянули...
Вы никогда не задумывались, почему человек присваивает себе тот или иной ник? Вы же не случайно обозвали себя так, а не придумали себе, например, красивую звучную украинскую фамилию. Так вот, психиатры считают… (далее погуглите, там наверняка найдётся немало ваших соотечественников).

Цитата из поста ДИОТА: «Зачем же рисуете идиотские карикатуры?»
Идиотские карикатуры и даже идиотский памятник вы здесь воздвигли сами себе – именно разборками о том, в ком больше украинца, в чём больше украинского и т.д. Нормальному человеку вся эта хрень и в голову не придёт.
Вершина вашего идиотизма – идея о том, что всё русское создано не русскими, отказ в праве существования древнерусского, особенно прикольна идея о том, что русские народные песни написаны эрзянами и монголо-чухонцами. Но хоть что-то создали русские? Ну хотя бы современный русский язык, на котором вы, диот иванович, здесь размовляете.

Николай МАТВЕЕВ
"Беда, коль пироги начнет печи сапожник" – удивляюсь, Диот, Вашему старанию. Понимаю, что Вам это интересно, мне тоже. Можно надергать массу цитат, растекаться мыслью по древу. Но делать такие выводы!
"А правда проста как всякая правда: русский язык возник не на базе старославянского как все славянские языки, а на базе староболгарского, который назвали церковнославянским". Такого в голову пока никому не приходило. Да Вы перевернули основы филологии. Хотя честно сказать – просто бред. Или провокация?

Продолжение см. во 2-й части
Проза без рубрики | Просмотров: 174 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 30/06/21 11:25 | Комментариев: 6

Часть 2. Взрослые забавы

На кровати-то перина, на перине Катерина,
На перине Катерина, перед ней стоит детина.


Итак, в прошлый раз мы поговорили в общих чертах о частушке и её месте в устном народном творчестве, побывали вместе со своими недавними предками на посидках (или «беседах»), поиграли с ними в молодёжные игры девятнадцатого века с налётом лёгкого флирта, бегло прошлись по летним обрядовым развлечениям и вплотную подошли к разговору «по-взрослому» — о том, как затрагивалась и решалась тема секса и взаимоотношений полов в русской народной частушке. (Напомню, что в прошлый раз мы обещали не пользоваться в своём исследовании текстами скабрёзного содержания, и обещание наше остаётся в силе.)

У собирателя песен Павла Шейна в его знаменитом сборнике 1870 года одна из песен (точнее её финал) записана весьма оригинальным способом:

«Я напился, как бык,
Сам не знаю, как быть,
Круг кроватки хожу,
Круг тесовенькия,
На кроватку гляжу,
На тесовенькую,
На кроватке лежит
Душа Катенька
и т. д.»

Далее благовоспитанный автор сборника стыдливо замечает: «Остальные стихи неудобны для печати». Знал бы он, какие «неудобства» возникнут в этом вопросе совсем скоро, и как разойдутся «по-непечатному» ещё при его жизни бычок-детинка с душой-Катеринкой! Этот процесс мы сегодня и попробуем рассмотреть в развитии.

Ещё раз о коротких песенках-припевках

Для начала, как и в первой части, пройдёмся по незатейливым коротеньким песенкам, являющимся предтечами современных частушек. Прошло совсем немного времени, и они, эти песенные малышки, уверенно встали на ноги, что называется, заматерели, прямо на глазах повзрослели в прямом и переносном смысле. И вот молодёжь, ещё пока робко, густо краснея, но всё же запела:

Уж я выдеру дощечку,
Сама скок в огород!
Кудревятенький детинка
За мной вó след идёт.
Не капусту он торгует,
Красну девушку любует.
Хоть капуста не клубиста,
А я девушка грудиста!

Я нигде дружка не вижу,
Во постелюшке лежу,
Нигде голосу не слышу,
Умереть по нём хочу.
Люди добрые, услышьте
Я об чём вас попрошу:
Вы сходите, приведите,
Кого верно я люблю!

И дальше — всё смелее и откровеннее:

Волна быстрая по реченьке течёт,
А по бережку Иванушка идёт;
Как завидела-то милая его,
Дорогая заприметила его:
Ты зайди, зайди ко мне, моя душа!
Про тебя, моя душа,
Пива, мёду наварила,
Сладкой водки настояла:
Короватушка расписная,
А занавесочки узорчатыя!

Во сямы́им часу ночи, ночи-полунóчи
Прилетал ко мне голубчик, молодой поручик,
Говорил он мне: «Во-первых,
Отвори-ка, Маша, двери!»
Как я двери открывала, голубя пущала,
Пили, ели, забавлялись разными пайлами,
Со серебрина подноса стаканьи роняли…

Ох уж мухи-комары,
Безуёмны головы́!
Спокой-ночки мне уснуть не дали.
Чуть заснула я на первой на заре —
Как хороший сон, младой, приснился мне:
Будто миленький ко мне пришёл,
Он по новым сенюшкам прошёл,
Ко кроватке подошёл,
Раскрыл белое полóтно —
На белы́я груди пал,
Крепко к сердцу прижимал,
В уста алы целовал.
Я проснулась — никого нет у меня,
Взвoлнoвaлocя серднечко у меня,
Взволновамши, я на белый свет гляжу,
Я гляжу — как ровно с миленьким ляжу!

И вот понеслось:

Девушка с молодцами играла,
Проиграла девушка конью шубу с плеча,
С ножек сапожки, с ушек серёжки,
С головушки веночек, с правой руки перстенёчек.
Молодец девушке в глаза насмеялся:
«Ой, как тебе, девушке, двору показаться?
Как тебе, красная, матушке сказаться?»
— «Взумела, молодец, хвалу потерять,
Взумею, удалой, и матушке сказать!»

И вскоре из совершенно невинной житейской фразы

Не копавши криниченьки,
Водицы не пити,
Не сватавши дивчиноньки,
З нею не жити.

получилось:

Не созревши, черёмуху
Нельзя заломать, —
Не узнавши красну девку,
Нельзя замуж её взять!

Кодовый эротический язык

И всё-таки русский народ спокон веку воспитывался в скромности, в чётком понимании, что есть честь, а что есть срам, что разрешено делать, а что — ни-ни. Можно даже сказать, на обсуждение интимных тем негласно было наложено табу, как в быту, так и в народном творчестве (если речь не шла о свадьбе-женитьбе), да табу такое крепкое, что даже в советской России всё ещё «секса не было»!
Но русские фантазёры-эротоманы и тут нашли выход. В устном песенном творчестве появился особый кодовый язык, вуалью тонких поэтических иносказаний прикрывший запретную тему. При этом и волки, и овцы остались довольны: секретный язык был понятен всем, но и моральные аспекты не пострадали. К примеру, о физической близости или лишении девственности в полноценных песнях и в коротких прибаутках знающим людям должны были рассказать образы общипанного, сломанного винограда, потоптанной или скошенной травы, увядших цветов и т. п.
Посмотрите, например, как с помощью кодовых слов девушка сообщает парубку об отказе углубить отношения (отказе не окончательном, но всё же):

Не ходи, не гуляй круг моёво сáду,
Не щипай, не ломай саду-винограду.
Ведь не я ево садила, не я поливала,
А тебя я, мой хороший, три раза целовала!

Другая сразу отшила:

Не топчи, бел-кудреватый,
Во саду пахучия мяты!
Я не для тебя сажала, мяту поливала,
Для того и поливала — кого обнимала!

А тут уже почти созрело решение, хотя сомнения остались:

Неужели ты завянешь,
Травушка шелкóвая?
Неужели замуж выйдешь,
Дура бестолковая?

А вот фактическое согласие на близость:

Сёдне я, мамонька, очень весела:
Видела, слышала милова дружка.
Ходит мил, гуляет в зелёном саду,
Щиплет, ломает зелёный виноград,
Кисточки бросает ко мне же на кровать:
«Кисточки, кисточки, кисти эти вам».
— Миленький, миленький, дели пополам!

Или констатация свершившегося факта:

Как у Колина двора
Большая роза расцвела,
Один цветочек позавял —
То Коля с Дунькой постоял!

Здесь — сожаление, что никому оказалась не нужна (может, причиной стало слишком строгое воспитание?):

Я у батюшки, у матушки
Как розочка цвела,
В люди вышла — позавяла,
Что некошена трава.

Тем же языком — о супружеской неверности:

Косит Ваня чужу травку,
Своя, стоя, сохнет,
Сохнет, вянет шёлковая травка
От жаркаго солнца.
Любит Ваня чужу жену,
Своя с горя плачет,
Она плачет, всё рыдает,
Любовь вспоминает.

Ещё примеры:

Как подкошенная травушка
Не может расцвести,
Глупо сделала девчоночка —
Не может быть в чести!

Хорошо траву косить,
Сама котора косится,
Хорошо милу любить,
Котора замуж просится!

Меня высушил милой
Суше травки полевой,
Я ж повысушу его
Суше сена своего!

— Куда идёшь, куда ведёшь
Девчонку молодёхоньку?
— В чисто поле посидеть,
На травку зеленёхоньку!

Интересен такой же код в частушке-миниатюрке:

Дунул ветер, сломил ветку —
Полюбил сосед соседку!

Но как молодёжь не шифровалась, а народ наш всегда был внимательный и дюже сметливый, сразу всё просекает. Старики даже памятку составили:

Что котора девка щурится,
Та давно уж с милым любится.
А котора и тончава и баска (красива),
У тыё девки по миленьком тоска.
А которая белёшенька,
Та давно дружку радёшенька.
А котора девка сердится,
Будет время — смилосердится.
А котора приколачиват скобой (сапожной подковой),
Поведите ту, ребята, за собой!

Так что шифруйся, не шифруйся…

Село* наше при угоре,
Красны девки при уборе,
Груди выставят вперёд,
На них зарится народ.
А село другое в яме —
Изукрашено блядями.
Стоить третье при в горе —
По три бляди во дворе!

(* в песенке даны названия конкретных сёл)

Парень на меня глядит,
Верно, хочет полюбить.
Кабы волюшка была,
Ночевать дружка б взяла!
Через волюшку ступлю —
Ночевать дружка возьму!
Мы не спали, ночевали,
Вдруг проснулися — заря!
Пора милому с двора!

Ваня Дуню цалавал, начавать он унимал:
«Начуй, начуй, Дунюшка, начуй, светик любушка!
Есть начуишь у миня – падарю, радасть, тибя,
Куплю Дунюшки сирёжычки сиребриныя,
А другия залатыя са падвестычками,
Есть на славушку пайдёшь — зимчужными падарю!»
Спанадеилась Дуняша на Ванины славяса,
Лажилася Дуня спать на Ванину каравать.

А потом, как водится, дело пацана — сторона, а Дуняше самой расхлёбывать. (Хоть приводимая ниже песня и не частушка, но в её коротких фразах явно слышится частушечная перекличка):

«Матушка, лапушка, брюшинка болит!»
— Курва-блядь (так в оригинале), доченька, ляг поди на печь!
«Матушка, лапушка, на печи-то квашня».
— Курва-блядь, доченька, ляг за квашнёй.
«Матушка, лапушка, за квашнёй увязнешь!»
— Курва-блядь, доченька, когда ты принесла?
«Матушка, лапушка, вчерась в петухи».
— Курва-блядь доченька, на кого теперь сказать?
«Матушка, лапушка, скажи-ка на сестру!»
— Курва-блядь, доченька, сестра-то молода!
«Матушка, лапушка, скажи на сноху!»
— Курва-блядь, доченька, снохи-то дома нет!
Курва-блядь, доченька! Куда его девать?
«Матушка, лапушка, спрячь его в голбец!» (чулан)
— Курва-блядь, доченька! Из голбца запах пойдёт!..»

Что дальше сделали, решились ли взять страшный грех на душу матушка-лапушка с курвой-блядь-доченькой, нам не ведомо, песня на этом обрывается. Заканчиваем и мы обзор коротких песенок и переходим к частушкам классического, более привычного для нас вида.

Классическая частушка-эротушка

Мы уже отмечали в первой части, что едва только частушка стала приобретать свою классическую — четырёхстрочную — форму, в дореволюционной печати появились многочисленные обзоры-комментарии, трактовки, исследования этого нового для культуры того времени явления. В толстые исторические журналы, которых издавалось тогда немалое количество (и не только в столицах), из разных уголков страны валом посыпались от местных собирателей народного творчества тексты частушек, и вскоре их стало так много, что даже периодические гиганты вроде «Этнографического обозрения» или «Живой старины», выделяя порой по сотне страниц под публикации этих подборок, не успевали печатать новинки. Да ещё им и приходилось оправдываться, что многое не напечатано «по недостатку места».
Давайте заглянем в различные издания рубежа девятнадцатого-двадцатого веков и поищем частушки по нашей теме, раз уж «глаза совести не знают, кого хочут приласкают». А для пущей драматичности представим их в виде любовной истории, у которой есть начало:

Не ругайте меня дома,
Меня не за что ругать;
Моё дело молодое,
Мне охота погулять!

Ой, тятенька, поилец,
Кормилец дорогой,
Отдавай скорее замуж,
Напостыло спать одной!

Подержи, родимый тятенька,
Во строгости годок:
От красивых да молоденьких
Разстроился умок!

Говорят, что в бабах худо,
В девках хуже и того:
Повернёшься с боку на бок —
Рядом нету никого!

Я хотел ноне жениться,
Да боюся с жёнкой спать:
Во потёмках поцелует —
Утром совестно вставать!

Пойдёмте, девушки, купаться,
Я вас плавать научу,
А котора не умеет,
Ту на лодке прокачу!
(Согласитесь, беспроигрышный вариант!)

Говорят, что я гуляю,
И гулять-то надо мне:
Я на будущую зиму
Неизвестно буду где!

Буду пить холодну воду
Из ковшочка меднова,
Без разбора любить буду
Богача и беднова!

Как во нынешнем году
Я в монашенки пойду,
Срублю келию под елью
И монаха заведу!

…развитие:

Ах вы лапти мои,
Четыре оборки!
Хочу дома заночую,
Хочу — у Егорки!

Нюра, Нюра, Нюрочка,
Ты что сдобна булочка!
Поцелуйчик твой отведать —
Так неделю не обедать!

Целоваться не любила,
Когда маленька была,
Как побольше подросла —
В целованье сласть нашла!

На деревне срубы рубят,
Все меня ребята любят:
Тот тащи́т, другой тащи́т,
Только кофточка трещит!

Погасите, девки, лампу,
Она без пользы здесь горит;
Разведите эту пару,
Она без совести сидит!

У своей мамашеньки
Просилась я в монашенки.
— Хороша монашенка! —
Ответила мамашенька. —
У энтой у монашенки
Четыре целых Сашеньки!

Наши девушки не робки,
Больши охотницы до водки,
Подберут свои хвосты,
Бегут за парнями в кусты!

Забавочка спасается,
В рай попасть сбирается,
Днём всё Богу молится,
А ночью за мной гонится!

Что ж ты, милый, не пришёл,
Когда я велела?
Ведь всё ночку напролёт
Лампочка горела!

Вы девки, злодейки,
Не пейте горелки!
Горелка-злодейка к добру не приводит,
К добру не приводит — с ума девку сводит!

Я попряла бы — куделька вся,
Посидела бы — никак нельзя,
Я сидела — дело молодо,
Целоваться — вроде холодно,
Обнимала во всю силушку,
Изломала другу спинушку!

Федька лошадь запрягает,
Верка вожжи подаёт;
Федька Верку поцелует —
Она гоголем пойдёт!

Пошла Улька по цыбульки,
А Ванюша по чеснок…
Пришла Улька взад без юбки,
А Ванюша — без порток!

Горох cию, горох тóпчу,
Люблю хлопцив та щэ хóчу!
Горох топчу, россипаю,
Люблю хлопцив щэй кохаю!

Я по улице иду,
Заверну налево,
Ко милёночку зайду,
Кому какое дело!

Похудела девка, я,
Но не от работушки:
Переменные дружки —
Мало ли заботушки!

Давай, милый целоваться,
Теперь некого бояться:
Отец в поле, мамка спит,
А братко сам того глядит!

Ты, Ванюха, брат родной,
Давай подделамся к одной,
Давай жеребий кидать,
Кому милашечкой владать!

Ну какое стало время
И какие времена:
Лет пятнадцати девчонка —
Да и то подманена!

У нас беседа в нашем доме,
Мы отчаянно сидим;
Нас и хают, и ругают,
Мы на это не глядим!

…и финал (у каждого свой):

Перед батюшком божилась,
Перед матушкой клялась:
Поверьте, милые родители,
Ничем не занялась!

Отворяй, мама, ворота —
Я с гуляночки иду,
Стели мягкую постелю —
К себе спальщика веду!

Я не столько нагуляла,
Сколько начудесила:
Троим голову вскружила,
Семерым — повесила!

Будет, милый, погуляли,
Пойдём на отдых, полежим,
Полежим, потянемся,
Потом попу покаемся!

Милый — мой, а я — твоя,
Куда хошь девай меня,
Хошь пропей, хошь прогуляй,
Хошь на картах проиграй!

Сошью новую жилетку
На барашковом меху;
Одново люблю для чести,
А другова — для смеху!

Девушки вы, девушки,
Делышко неладно —
Через девок любим баб,
То ли не досадно!

Были сиськи,
Съели киски!
Пришёл вечер —
Мануть нечем!

Ты не смейся, победитель,
Горькой участи моей,
Ты допрежде был засухой,
А теперича злодей.

Когда милый уезжал,
Он мне строго приказал.
Не послушалась приказу —
Полюбила троих сразу!

Рано, рано пташка склалась
На болоте на моху,
Рано девка сбаловалась —
На шестнадцатом году!

Ах вы девки-сволочи,
Не гуляйте до ночи!
Если будете гулять —
Вы наносите ребят!

Как у Сашиной гармошки
Оторвалося ушко,
Как у Сашиной милашки
Прибавляется брюшко!

Как во нашей волости
Появились новости:
Лет пятнадцати, не боле,
Девка принесла в подоле:
— Нате мальчика мово,
Кормите с пальчика ево!

Тятьку с мамкой угрожу —
На лето мальчика рожу!
А своего-то милого
Возле зыбки посажу:
Поглядите, мать, отец,
Какая нянька-молодец!

Пришла с Питера девчонка
Принесла маме ребёнка,
Вот те, маменька, на чай,
Толстопузова качай!

Изломается тальянка,
Её некому чинить,
Опузатеет девчонка —
Её некому любить.

Мою милку Бог несёт —
Скоро двойню принесёт,
Паренька Алёшеньку
Да девочку хорошеньку!

Чок-чок, башмачок,
Жареная рыбка,
Припасай-ка к Рождеству,
Дорогая, зыбку!

На этой счастливой ноте давайте и завершим наше небольшое исследование. На самом деле тема эта неисчерпаема, так что где бы мы ни остановились, всё равно не пройдём и сотой доли пути.

P.S. А чем же там закончилась история Катерины на перине и детины из нашего эпиграфа? Кому интересно — вот полный текст песни.

Как пошли наши подружки в лес по ягоды гулять,
По чёрную черничку, по красну земляничку.
Они ягод не набрали, подружиньку потеряли,
Любимую подружку Катеринушку.
Не в лесу ли заблудилась, не в траве ли заплелась?
Кабы в лесе заблудилась, то бы лесы приклонились,
Иль в траве бы заплелась, вся трава бы повилась.
Пойду по тропинке, найду я три елинки,
А под елью-то кровать, на кровати-то перина,
На кровати-то перина, на перине Катерина,
На перине Катерина, перед ней стоит детина,
Перед ней стоит детина, он просит Катерину:
Коли любишь, так скажи, а не любишь, откажи!
Я любить не люблю, отказать не хочу!

Необходимые пояснения автора:
- В статье приводятся малознакомые широкой публике подлинные тексты, взятые из источников, опубликованных до 1917 года.
- Слово «камасутра» в названии статьи использовано исключительно в просветительных целях — для привлечения внимания молодёжи.
Эссе | Просмотров: 70 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 07/06/21 13:29 | Комментариев: 0

Часть 1. Камасутра для начинающих

Я не скажу наверняка, был ли секс в СССР, но могу предложить читателю вместе со мной попытаться разобраться, как с «этим» обстояло дело в дореволюционной России. Причём мы не пойдём по стопам Лескова или Тургенева, не будем искать типичные черты в русских женских характерах или поднимать проблемы адюльтера или мезальянса. Предметом нашего исследования на заданную тему станут всего лишь маленькие шедевры русского устного народного творчества — так называемые частушки или, по оригинальному определению известного собирателя народных песен Павла Шейна, «возгласы или припевы, произносимые во время плясок плясуном или плясуньей». Вот где можно найти настоящее, живое русское слово, увидеть истинный дух народа!

Новый старый взгляд на частушку

Когда говорят о народном песенном творчестве, чаще всего вспоминают именно о частушке. Живущие в народной памяти простые, легко запоминающиеся короткие песенки в большинстве своём не имеют особой художественной ценности, но дают неисчерпаемые возможности для изучения нравов, быта, мировоззрения, даже философии народа, достаточно точно характеризуют его интересы, взгляды и идеалы. Причём уже в девятнадцатом веке появились исследователи, которые в легкомысленности, карикатурности и довольно фривольном языке частушек видели признаки разложения и чуть ли не падения простого народа, по крайней мере, его вкусов. Это, на наш взгляд, ошибочное мнение. Юмор, ирония, умение посмеяться над собой возвышают любой народ. Да и ментальность большой нации, её творческий потенциал может проявляться не только в высокохудожественных образцах творчества (в живописи, литературе и так далее), но здесь обязательно должно оставаться место и для лубка, «низкопробной» (условно) частушки, всяких побасенок, прибауток, присловиц, ихахошек, набирушек и т. п. Иными словами, народ, являясь высоконравственным умницей-сказителем, имеет право в своих устных творческих экспериментах, балансируя на грани вкуса и приличий, иногда и чуть-чуть расслабиться, пошутить, побыть немного «исказителем» собственной жизни.
Впрочем, не будем сейчас пускаться в размышления на эту тему. Сегодня нас интересует другой — достаточно деликатный, можно даже сказать, пикантный — вопрос: представления народа о сексуальной стороне жизни, выраженные в частушке, мера открытости, откровенности, способности публично произнести слова о самом сокровенном. Наши изыскания убеждают, что в стародавние времена в этой области русский народ отнюдь не был ханжой, и мы постараемся это показать на конкретных примерах. (Кстати, сразу оговоримся, что поминать всуе тексты скабрёзного содержания а-ля заветные частушки из сборника А. Д. Волкова или сказки не для печати А. Н. Афанасьева мы в своём исследовании не будем, а заинтересованных лиц отсылаем к соответствующим изданиям.)
Но сначала давайте определимся, что же такое, собственно, частушка? Оставим в стороне современное толкование, поскольку нам более интересен взгляд на эту уникальную коротенькую песенку, так сказать, очевидцев, то есть людей, живших во время её возникновения и формирования. Российский филолог, профессор А. И. Соболевский определял в конце девятнадцатого века частушку как нечто среднее между короткой песней и прибауткой; из этого будем исходить и мы. Принято считать, что сформировалась частушка из своеобразного симбиоза скоморошьего фольклора (отсюда краткость и злободневность), городских фабричных песен (под их влиянием значительно позже был сформирован классический вид частушки) и хороводных, обрядовых или игровых припевок, которые в свою очередь часто образовывались из обрывков долгих, «настоящих» народных песен-баллад (что подтверждает, например, Д. К. Зеленин в периодическом издании Московского университета «Этнографическое обозрение» в 1903 году: «Частушка — создание индивидуального, личного творчества, выросшее на развалинах старой народной песни»). Именно этот феномен — формирование короткой песенки-обрывка из полноценного оригинала — интересен прежде всего.

Короткие игровые припевки на зимних посиделках («беседах»)

Мой милёночек нарядненький идёт,
В правой рученьке гармошеньку несёт,
Левой тросткой упирается —
На беседу пробирается!


Итак, начнём, пожалуй, с «лёгкой эротики», для чего перенесёмся на сто пятьдесят лет назад и побываем на одной из своеобразных деревенских молодёжных тусовок, в которых частушки (или мелкие стихотворные отрывки, как их ещё называли в этнографической литературе того времени) играли существенную роль. А то, что первые частушки появились в крестьянской среде и пелись они именно на гуляньях (а где же ещё?!), сомнений не вызывает.
Во второй половине девятнадцатого века большое распространение в России получили собрания молодёжи, называемые в разных регионах «беседою» или «посидкою» (посиделками) (а ещё: «вечереньки», «суботки», «ссыпки» и т. д.) и ставшие прообразом появившихся позже сельских и рабочих клубов.

Мы привыкли с этим жить —
Всегда на посидки ходить,
Всегда на посидки ходить,
Красных девушек любить!

Обычно, начиная с осени и кончая великим постом, когда делать особо нечего (в сравнении с горячей летней порой), а погулять, пообщаться друг с другом хочется, деревенские парни и девушки собирались в избе, нанимаемой на сезон у вдовы или у небогатых стариков, которым выгодно было получить хоть небольшую плату или какую-то реальную помощь по хозяйству. Бывало, что вечера поочерёдно устраивали у себя все взрослые девушки деревни. При этом вскладчину покупались свечи или керосин, если в избе была лампа, баранки, чай. Часто ребята, вернувшись с прибыльной работы, скидывались по десять-двадцать копеек на разные вкусности, а девушки, кроме общих угощений, приносили особые свежеиспечённые пирожки, но доставались они исключительно любимому парню, который в свою очередь угощал подругу конфетами и пряниками.

Мой-то миленький скупой:
Купил пряничек сухой,
А я поторопилася —
Чуть не подавилася!

Интересно, что с приходящих только по праздникам молодых людей хозяйкой бралась особая плата, а гости, не уплатившие этот своеобразный сбор, не имели права подсесть ни к одной девушке, тем более — потанцевать с ней. Конечно, охотников играть такую незавидную роль находилось немного, и хозяйка редко оставалась в накладе.

Парень маленького роста
Ходит на беседушку,
Интересу много носит —
Завлекает девушку!

Первыми на «беседу» всегда приходили девушки, они приносили с собой ручную работу, чаще прядение, рассаживались по лавкам, пели песни, немного сплетничали, делились с подружками маленькими секретами.

Все прядут волокна,
Я — одну кудельку,
Не видала милаго
Целую недельку!

На беседушке сидела,
На меня туман нашёл:
Милый в беленькой рубашке
Поздороваться пришёл!

Позже к ним присоединялись парни, обыкновенно с гармоникой, и сразу же включались в общее веселье со своими песнями, загадками, прибаутками. Парни рассаживались к своим подругам, велись сердечные беседы («беседой» часто называлась и сама изба, где проходили собрания), проводились различные игры, танцы. Конечно, некоторые парочки старались уединиться. При этом предприимчивые ребята специально делали для прялки своей возлюбленной пошире площадку, к которой привязывается кудель (волокно, приготовленное для прядения), «чтоб не видно было, как целуются».

Половица лавки ниже,
Подвигайся, милый, ближе
По тесовой лавочке
Ко моей ко прялочке!

Я сижу на лавочке,
Милый на скамеечке,
Только глазом повела —
Милый сел возле меня!

Сполюбилася, сполюбилася
Девица молодцу, приобычилася.
Я со этою любовью, девка,
Шуточки шутила:
Перву шутку пошутила —
Парню на ногу ступила,
Другу шутку пошутила —
Праву ручку подавила,
Третью шутку пошутила —
С милым речи говорила!

Хотела в морюшке напиться —
Вода холодовáя;
Меня забавочка спросил:
Что ж ты не веселáя?
Ну а я ему в ответ:
С другой сидишь — веселья нет!

Меня маменька ласкает,
На беседу не пускает:
Дочка, избалуешься,
С засухой зацелуешься!

Разумеется, молодёжь не только сидела по углам в обнимку, но и танцевала до упаду. Когда же все участники собрания утомлялись от танцев, переходили к играм, не требующим много движения, но с обязательным пением песен. Для наглядности вкратце приведём одну весьма популярную беседную игру того времени — игру «со вьюном». Именно здесь выходила на сцену её величество частушка, точнее, её прообраз в виде специально подобранных коротких песенок с особой припевкой. Проходила игра так: во время общего пения парень вызывал девушку на середину избы и на словах «Дам я за молодца вьюночка, два овса мешочка, поцелую три разочка» (припевки пелись разные, здесь и далее тексты даются для примера; варианты были как мужские: «Со вьюном я хожу, с зелены́м я хожу. Не знаю, куда мне вьюна положить? Положу я вьюна, положу зеленá что ко паве на плечо, что боярыне на поволосы, да ко девице приду, поцелую, обойму», так и женские: «Со вьюнком я ходила, с молодым гуляла. Чем мне вьюночка выкупити? Чем молодого выручити? Дам я за вьюночка две гривны золотыя, четыре серебряныя»)… так вот, на определённых словах песни парень и девушка целовались и, взявшись за руки, садились на лавку. Затем таким же образом составлялись другие пары, для каждой наступала своя очередь, для каждой пелась своя песенка. Далее, когда все рассаживались по парам, пелось: «Уж как голубь-то на конике сидит, а голубка на коленях у него. Ты на что, голубь, голубушку держишь? А мне, грит, голубушка надобна, красна девица спонадобилась: она хлебцы-кокорочки (круглые пирожки из кислого теста) печёт, сухи корочки на полочки кладёт, мягки мякишки по лавочкам, сладки прянички по фартучкам. Мой-то миленький гулять пойдёт, меня, девушку, с собой возьмёт, на гуляньи поцелует-обоймёт». И снова все целовались. Песенки, как уже отмечалось, исполнялись самые разные, составлялись они часто из обрывков широко известных русских и малороссийских песен, порой совершенно теряя первоначальный смысл, но в интересах игры обязательными в них были концовки со словами о поцелуях (чуть ниже мы поговорим о таких припевках подробнее). Собственно, вся игра и сводилась к целованию, чем и объяснялся её огромный успех у молодых людей того времени, ни одно гулянье не обходилось без таких игр. Современники отмечали, что вообще молодёжь на подобных сборищах держала себя крайне свободно — девицы позволяли парню не только целовать себя, но и «сесть к нему на колени или его посадить к себе». Можно только догадываться, что там происходило на самом деле. «Но это, — читаем мы в одном дореволюционном журнале, — на сельский взгляд не представляет ничего особенного… и не ведёт обычно к тем неприятным для девушек последствиям, которые имеют место в городской жизни, несмотря на всю изысканность отношений одного пола к другому».

Завлекательные песенки
Милёночку пою:
Не дурак, так догадается —
Наветочку даю!

— Уж ты миленький ты мой,
Пойдём с гуляньица домой!
— Пойдём, моя забавница,
С весёлого гуляньица!

Кто в тальяночку играет,
Господь счастьем наделяет,
А кто пляшет и поёт,
Господь здоровьица даёт!

Надо также заметить, что нередко подобные вечеринки для молодых людей устраивали их родители, особенно те из них, у кого в семействе было много девок на выданье и кому финансовое положение позволяло потратиться таким образом на потенциальных зятьёв.

Без меня меня женили:
Как на мельнице-то был я,
Приезжаю-то домой —
Поздравляют со женой!
— Не коснуть-ли мне главой,
Не тряхнуть-ли бородой
Для хозяйки молодой? —
Я головушкой коснулся
И кудёрышкам тряхнулся,
Сам себе и улыбнулся!

Краткий обзор летних популярных игрищ, в которых использовалась короткая песенка

Судя по обширным этнографическим материалам того периода, играла молодёжь (особенно деревенская) в свободное от работы время много и активно, причём подавляющее большинство потех сопровождалось песней. Известно немало самых разнообразных игрищ, летних и зимних, в которых центральное место занимали, так сказать, взаимоотношения полов, знакомства девиц и парубков, ухаживания, невинные забавы с налётом лёгкого флирта, частенько ведущие к сватовству и свадьбе (на радость родителям). О зимних вечеринках мы только что поговорили, теперь пройдёмся по некоторым из летних развлечений.
Среди летних игрищ, разумеется, первое место занимали игры хороводные, которые сопровождали многие обряды и праздники, но это отдельная тема. Тут как раз пелись песни специфические и довольно длинные (иногда просто бесконечные, гоняемые по кругу), и места частушке почти не находилось. Хотя небольшие хороводные песенки по типу вполне с ней схожи, в них тоже ирония сочетается с элементом игры (к тому же, заметим, снова все бесконечно целуются, хватаются друг за дружку и обнимаются!):

Разступитесь-ка, народ,
Заведём мы каравод!
Заведём мы каравод:
Парень девицу берёт!

В кругу молодец гуляет,
Себе пару выбирает:
Лизавету — по совету,
А Настасью — по согласью;
Я Алёнушку люблю,
Шёлковый платок куплю —
Сто рублей я заплачу.
Сто рублей нам нипочём —
Гуляй девка с молодцом!

В хороводе были мы,
Сокола мы видели,
Сокола молодчика,
Соколицу девицу.
— Стань, девица, подбодрись,
Двою-трою обернись,
Двою-трою поклонись,
Поцелуй и обоймись!

По улице молодчик идёть,
По широкой удаленький,
Он идёть не пьян — шатается,
К короводу приближается
И за девушку хватается.

Следующий обширный комплекс — игрища, связанные со старинными славянскими народными праздниками и обрядами (кто-то их называет языческими, но мы оставим дискуссию на эту тему в стороне). Вот уж где было раздолье!
К таким игрищам можно отнести, например, обряд крещения и похорон кукушки, когда участники действа выбирали себе «родственников по духу», иными словами, кумились и пели маленькие песенки типа:

Ты кукушка ряба!
Ты кому же кума?
Кума, давай кумиться,
Век не браниться!

Причём здесь мы снова встречаемся с уже знакомым нам «вьюнком»:

Вьюночек мой, да вьюночек,
Лазуревый да цветочек!
Я куда тебя, вьюночек, положу?
Положу тя, вьюночек, на головку
Ко удалому да к молодцу!
Что не кум с кумой да покумилися,
Что не брат с сестрой да посестрилися —
Дорогим с дорогим да подарился,
Золотым кольцом да обручился,
Середи кружка да становился;
Середи кружка да на лужочке
Красны девушки да во кружочке.
— Уж ты, мой кум,
Уж как я, твоя кума,
Где мы с тобой сóйдемся,
Там и обóймемся!

А ещё в качестве бонуса после праздника с помощью раздвоенного корня травы кукуши (одна половина которого белого цвета, а другая — чёрного) замужние женщины повышали своё либидо, возвращая «согласие между супругами». (Вопрос заинтересовавшимся: какой цвет олицетворял жену, а какой — мужа? Ответ см. в конце первой части.)

В целом схоже с кукушкиным «хоронение Костромы». Причём нередко молодёжь затягивала это дело с Пасхи до Петрова поста (а это, между прочим, более двух месяцев!), усугубляя грех участия в языческом обряде бесконечными плясками-гулянками, чем вызывала гнев священнослужителей и порицание стариков: «Ноне ишь девки-то сами к парням лезуть — страмотища!» Потому и прощались с Костромой, не скрывая печали:

Кострома, Кострома,
Ты нарядная была,
Развесёлая была,
Ты гульливая была!

Следом идут Семик и Троица. На Семик после утренних «официальных» мероприятий — завивания берёзки (перевязывание веток ленточками), плетения венков и поминания усопших — «послеобеденное время, как мы читаем в одном из дореволюционных изданий, вместе с вечером окончательно отдаётся веселью и разгульным песням беззаботной молодости». Заплетали девицы берёзку не для красоты, а гадали на будущее счастье: оно обязательно придёт, если веточка берёзки не завянет до Троицы.

Заплетёмкоте на Троицу
Берёзоньки вон те!
Раскудрявые завянут,
Быть у девушек беде.

В Троицын день в обрядовой части идёт обратный процесс — берёзку «развивают» (при этом её срубают, и именно отсюда пошли песни о срубленных или «заломанных» берёзках и рябинках), устраивают гадание на венках, но вечерняя развлекательная программа остаётся неизменной — это время снова отдаётся «на забавы и удовольствия разного рода». В некоторых селениях празднуется вся неделя между Семиком и Троицей: «Подумают, что Семик только этим и кончается. Нет! Он только начался: каждый день собираются девицы вечером около беленькой и смотрят на неё как на какую-то загадку, поют и резвятся до ночи, и так продолжается до Троицына дня». Непонятно, откуда брались у молодёжи силы на ежедневные длительные гулянки, ведь надо было ещё успеть и барщину отработать, и по хозяйству попораться, но наши предки явно были «не то, что нынешнее племя»! И эти песенки понимаются нами уже с другим смыслом:

Йо, Йo, берёзынька!
Йо, Йo, кудрявая!
Семик честной
Да Троица —
Только-только
У нас, у девушек,
И праздничек!

Я по рощице гуляла,
Свой платочек уроняла,
Кто не пойдя, тот подоймя,
Кто подоймя, Дуню любя,
Дуню любя, вина купя,
Купя булку для залуку,
А конфетов для совета,
А изюму — на раздуму,
Винограду для разгаду!

Ещё интереснее и веселее в некоторых губерниях проходила Русальная неделя, которая непосредственно связана с Семиком. Мы выделяем её потому, что здесь главной героиней была не берёзка, а именно русалка. Её роль выполняла девица «в одной рубашке с распущенными волосами, верхом на кочерге, держа в руках помело через плечо». Легко можно представить, сколько веселья вызывала ряженая, сколько шуток и разного рода провокаций происходило, пока она бегала среди толпы и пыталась каждого пощекотать и утащить в «своё царство»! После символических похорон русалки народ, понятное дело, опять всю ночь по доброй традиции оттягивался до самой зари.

Ну и венцом молодёжного разгула был, разумеется, великий славянский праздник летнего солнцестояния — Ярилин день (мы его знаем как Ивана Купалу; впрочем, дискуссию о связи двух праздников мы тоже здесь развивать не будем), отмечаемый в ночь на 24 июня (7 июля по нов. ст.). Собственно, все главные обряды праздника производились ночью, под покровом лучшего друга молодёжи — темноты: и прыгание через костёр, и гадание на венках, и поиски цветущего папоротника, и купание в утренней росе...

Завтра праздник — Иванов день!
Мой миленький пойдёт,
Меня, девушку, с собой возьмёт,
На гуляньи при компаньи
Поцелует-обоймёт!

Давайте, девушки, гадать,
На воду венчики кидать:
У кого потонет венчик,
Той милёночек — изменщик!

Купала, Купала, где ты пропадала?
В лесе под кусточком
Все девки в рядочке,
Одной розы нету,
Роза во садочку
Чешет свою дочку,
Чешет, умовляет,
Замуж собирает.

Из цветов вьюнок совью,
Алой лентой обовью,
Встречу милаго с венком:
Поцелуемся с дружком!

Разумеется, наш обзор не является полным, да это, как понимает просвещённый читатель, и невозможно. Нельзя объять необъятное. Например, отдельной темой — весьма и весьма обширной — выделяются свадебные обряды и песни, сопровождающие их (в том числе вполне подходящие под определение частушки), но это предмет для отдельного исследования, и как-нибудь позже мы, возможно, обратимся к нему. По этой же причине не затрагивались нами рождественские игры, Масленица, обряды, связанные с уборкой урожая, различные гадания и пр.

Её величество припевка. Оригинальные тексты

Но давайте, наконец, вернёмся непосредственно к частушкам. Напомню, что мы пытаемся проследить один из возможных путей формирования современной частушки и исследуем её предшественницу — короткую песенку, припевку, пригудку, прибаутку.
Конечно, появились припевки (не все, но многие) «на развалинах» полноценных («долгих», как их тогда называли сами исполнители) народных песен не потому, что юным певицам-плясуньям лень было допевать длинные песни до конца или они не знали их полностью, а просто цель у поющих эти обрывки из отрывков была другой — завести на сборищах публику, начать игру, поддеть и позабавить друзей, словом, повеселиться на вечере от души. В современном виде частушка состоит обычно из четырёх строк, но, как мы недавно выяснили, её предшественницей в прежние времена могла быть небольшая любовная (или сатирическая) песенка, не очень длинная, но не обязательно совсем уж короткая.
Вот примеры таких песенок (беседных, хороводных, припевальных и пр.), в которых явно слышатся будущие частушечные мотивы:

Черпай, черпай, не качай!
Воду береги на чай!
Гуляй, гуляй, молодец,
Покуда ужинат отец,
А отужинат отец —
Ступай домой, молодец!
Спасибо отцам —
Спотакают молодцам,
Ещё же матерям —
Дают волю дочерям.
Наши матери не знают,
Где их дочери гуляют.
Я гуляла при гульбе,
Всегда милой на уме:
Цаловаться с ним бы мне!

Я подумаю, погадаю,
Головой своей покачаю —
Ах, за что меня люди любят?
Ах, за что меня уважают?
Я у матушки дочь едина,
Я у батюшки дочь игрива,
Всю-то ноченьку прогуляла,
Золоты ключи потеряла.
Находили ключи ребята,
Все ребятушки удалые,
Неженатые, холостые!

Я по цветикам ходила,
По лазоревым гуляла,
Алый цветик всё искала;
Не нашла цветка такого
Супротив дружка милóго.
Эх, мой миленький хорош,
Чернобров, душа, пригож!
Он любовь ко мне принёс,
И подарок дорогой —
С ручки перстень золотой
На мизинец на правóй.
Мне не дорог твой подарок,
Дорога твоя любовь,
Не хочу перстня́ носить,
Хочу так тебя любить!

Вот дешёвое вино:
По три денежки ведро,
По полушке крюк,
И где девки пьют.
А тили, тили, тили-то!
Не солёнаи блины-то!
С овсом пироги-то!
С жемярикою кисель
На коленки присел!
Кабы рог табаку-то,
Я бы лёг на боку-то!
Кабы скляница вина —
Я бы пьяница была!

Как у мόлодца-молодцá
Разгорелися глаза,
Разгорелися глаза,
Что девчонка xopoша,
Что девчонка весела,
Плясать пό кругу пошла.
Сама пляшет, рукой машет,
Приаукивает:
«Ау! ау! пастушок,
Ау, миленький дружок!
Ты скотинушку паси —
Ночевать ко мне ходи!»
Пастух ночку ночевал —
Серу овцу потерял,
Он другую ночевал —
Коровушку потерял,
Он и третью ночевал —
Всё стадо потерял!

Косит Ваня чужу травку,
Своя, стоя, сохнет;
Сохнет, вянет шёлковая травка
От жаркаго солнца.
Любит Ваня чужу жёнку,
Своя с горя плачет,
Она плачет, всё рыдает,
Любовь вспоминает.

Любезная выходила на красно крылечко,
Любезная говорила тайно словечко,
Слово тайно, не утайно:
Гулять с милым полно.
С кем гуляла — не хочу,
С кем гуляно — не скажу!

Лебёдушка белая
По камушкам бегала,
Плясала, вертелася,
Замуж захотелося.
Люди бают, говорят,
И кутят, и мутят,
С милым развести хотят.
Не боюсь я вечной муки,
Боюсь с миленьким разлуки!

По содержанию большинства этих любовно-лирических песенок, часто нескладных и наивных, можно догадаться, кто их в основном сочинял, чьи интересы, чаяния, обиды и разочарования скрыты в их текстах. Разумеется, мы говорим о прекрасной половине человечества, для которой любовь и семья всегда были на первом месте. (Какой-то дотошный исследователь даже подсчитал, что к любовно-семейной проблематике относятся 71,9 процента частушек. Не знаю, как он вывел эту цифру (особенно впечатляют «девять десятых»), но все приведённые в нашем материале тексты говорят о том, что он сильно её занизил!) Посмотрите, как, например, юные плясуньи раззадоривают во время игры своих нерешительных ухажёров (и заодно обратите внимание, что многие припевки — это уже практически готовые частушки!):

Мой-то милой мёд мокал, перекапался,
Он на девушку глядел — сам расплакался.
Вот те гривна, вот те грош,
Поцелуй котору хошь!

Отвяжите-ка переднички,
Пришли новые беседнички!
Наши молодцы не вожены,
Красны девки не целованы!

Чем нам песенку начать,
Чем её окончить?
— Разговорами начнём,
Поцелуем кончим!

Двое ходят, двое бродят —
Не обоймутся.
А во старые-то годы
Не бывало такой моды!
Так что ноныче у нас
Упубликованный указ:
Целоваться девять раз!

Уж на что ж это за месяц:
Ночью светит, а днём нет?
И на что это за милый —
Вечер люби, другой нет?
Мил на ноженьку ступаи, ума-разума пытаи,
Мил за ручку крепко жмёт, поцелуя себе ждёт!

Раскололся сырой дуб на четыре грани,
Кто полюбит старых баб, того ноне драли.
Кто молόдых вдов полю́би —
Вечное спасение,
Красных девушек полю́би —
Всем грехам прощение!

Что ты, дроличка, сидишь
Плохо завлекаешь?
Ничего не говоришь,
Только выглядаешь?

А вот здесь — тайные помыслы девицы об удачном замужестве:

Как Ивану-то жениться пора,
Ивановичу свататься!
Ему тесть-то богатенькой,
Ему тёща-то ласковая,
А невеста хорошая,
Целоваться ни дюжину,
Чтоб на цельную на ужину.
Целовала во сахарные уста,
Почитала за любезного дружка!

Как у милого хоромы хороши:
На дворе столбы точёные, уголки позолочёные,
Подворотенка серебряна, вороточки — немецкого стекла.
Приду к милому скорёшенько, щипну милого легошенько,
Догадался чтоб скорёшенько — поцелуемся милёшенько!

Постелю перинушку новую-пуховую,
Ково знаю, ково знаю, тому подарую,
Ково лю́блю, ково лю́блю, тово поцалую!

Дόсочка-досόчка, дόсочка дубовая,
Девка чернобровая!
Тут никто не хаживал, никого не важивал,
Шёл-прошёл детинушка,
Взял красну девчинушку,
Эта парочка баскá (красива) — целоваться три разка!

По полу хожу, мне не находиться,
Я на милова гляжу — мне не надивиться.
Взгляни, миленький, разок,
А я на тебя дважды, поцелую трижды!

Хожу по полу тесовому,
Говорю парню весёлому:
Что ж ты, молодец, не женишься,
На кого же ты надеешься?
Во любви шутя призналася,
Целый вечер занималася!

Батьке сделаю беду —
Самоходочкой уйду!
По за тыну, по за тыну,
По за дядину овину,
По за нашему двору,
Самоходочкой уйду!
Не даёшь мне, мама, воли —
Улечу, как пташка в поле;
Не увидишь от крыльца,
Как проеду от венца…

У милёночка в избе
Огонёчек светится,
Мой милёночек на мне
Через годик женится!

Ты не сохни, ты не вянь,
Моя душистая герань,
Ты не сохни, я полью,
Мил, посватай, я пойду!

Впрочем, иногда не скрыть и разочарования. И менее опытным подругам предостережение:

Ой, не рвитесь вы, девицы,
Замуж скоро выходити!
Не глядите на ребят, что ребята говорят,
Они божатся-клянутся, а отόйдут — засмеются.
После смеху позабудут,
Вас совсем любить не будут!

Уж как вам, тетеревам, не летать по деревам,
Маленьким тетёрочкам не скакать по ёлочкам!
А женатым мужикам на беседу не ходить,
По две, по три не держать, холостых не обижать.
Холосты — люди просты, а женатыи — проклятыи.
С кем гуляла молода, целовала молодца!

Приходил молодчик молодой,
Приносил перстенёчек дорогой.
Перстенёчек-то хочется,
Целовать его не хочется.
Я любила тишёшенько,
Целовала милёшенько,
Провожала далекошенько!

Не качайте, девки, древо,
Виноград весь упадёт;
Не ходите, девки, замуж,
Всё гулянье пропадёт!

Сел засуха не колени,
Начал уговаривать,
А я плюнула, сказала:
На кой чёрт обманывать?

Не ходите замуж, девушки,
Ни за какие денежки!
Красоту загубите,
Счастливее не будете.
Если в девках плоха жись —
От бабьей жизни в гроб ложись!

Кабы знала, не ломала
Вишенья, не вызревши;
Кабы знала, не любила
Милого, не вызнавши!

Но в финале обязательно — полная идиллия:

Мой-то миленький хорош, хорош,
Со русых кудрей на милаго похож.
Он похож, похож малёшенько,
Целоваться с ним милёшенько!

Ходит сокол по двору, сертук на нём до полу,
Фуражка на боку, курит трубку табаку.
Люди спросят: чей такой?
Она скажет: сокол мой!
Они сόйдутся да обόймутся,
Что обόймутся, поцелуются!

Уж я Настеньку люблю:
Она уборчиста, разговорчиста,
На ей платьице надето —
Точно шёлково,
Раздуваечка баскá —
Целоваться три разка!

Мой милашка — сахар, мёд,
Поцелует и прижмёт!
Милка — жемчуг дорогой,
Не разстанусь я с тобой!

В разгар веселья уже неважно, кто, кого, почему, главное — повод для поцелуя (или для флирта), и этот повод даёт и формулирует коротенькая песенка, та самая частушка, которая как бы говорит: хорош болтать, давайте уже целуйтесь!

Мальчик на ножку ступает,
Ума-разума пытает,
Мальчик ручку крепко жмёт,
Поцелуя, видно, ждёт.
Целуй дéвицу в уста —
Пусть деревня не пуста!

Ерши, вы ерши! Рыбка мяконькая, костоватенькая,
Кто ерша смогёт поймать, того трижды целовать!

Капуста моя любит поливанье,
А ребята — не телята, любят целованье!

Рассыпался горох по белому блюду,
Отойди ты от меня, целовать не буду!

Сама цветики садила,
Сама буду поливать.
Сама милаго любила,
Сама буду целовать!

Уж я чаю накачаю,
А сахару наколю,
Приходи-ка милый в гости,
Вот как сладко напою!

Кирпичу я не хочу, камушка не кушаю,
В табатирке нет запирки (крышки),
Табаку-то ни пылинки.
Поцелуй пожалустá во тобашныи уста!

Подобные песенки выделяются из общего ряда своей лаконичностью, ироничным содержанием и побудительными мотивами к активным действиям и всё более отдаляются от своих предполагаемых оригиналов. Здесь уже вовсю правит бал импровизация, «в нескольких словах, — как пишет известная исследовательница фольклора Е. Елеонская в начале двадцатого века, — певцы стремятся выразить своё ощущение или переживание, иногда просто впечатление данной минуты». И вот на наших глазах уже вызревает настоящая, классического вида частушка.
Давайте заглянем на минутку на молодёжную вечеринку и подслушаем весёлую частушечную перекличку девчонок и ребят с взаимными подколками-подковырками:

— Как на нашем на селе
Девки тужат о себе,
Они тужат и горюют
И не знают, как и быть:
В селе некого любить!

— Ах ты, милая моя,
Такая несговорная:
Раз пятнадцать поцелуешь,
Всё ты недовольная!

— Ко мне милый пробирался
Возле стенок обтирался.
Будь доволен, милый, тем,
Что потёрся возле стен!

— Как к беседе-то подходим,
Телеграмму подаём:
Убирайте старых девок,
Мы к молоденьким идём!

— Кавалеры наши модны,
Никуда они не годны —
По метёлке в руки дать
По амбарам крыс гонять!

— А как наши-то девахи
Не умеют шить рубахи —
Шьют набором наперёд,
Никто замуж не берёт!

— Экий глупенький милёночек
Завёл себе часы!
При часах ходи́т, форси́т,
Сопля дό земли висит!

— Моя мила всем красива,
Просто хоть пиши портрет:
В лапотки обуется,
Как пузырь надуется!

— Сшила платьицо по моде,
На подоле белый пух.
Не садись, милёнок, рядом,
Не люблю сапожный дух!

— Есть красоточки такие,
Не поверишь ты глазам,
Подойдёшь когда поближе —
Краска с пудрой пополам!

— Побежишь, милок, топиться,
Ты зайди ко мне проститься:
Я до речки провожу,
Глубже место укажу!

— А как наши-то девицы
Захотели молока,
Всех коров передоили
И уселись под быка:
Что за лешова корова —
Не даёт нам молока!

— У меня милёнок есть —
Страм по улице провесть:
Рот большуший до ушей,
Хоть завязочки пришей!

Ещё несколько отборных старинных частушек напоследок:

С посиденочки пришла,
Спать на лавочку легла,
Юбочкой окуталась,
О дроле призадумалась!

Мы с цветочком разставались
В поле на дороженьке,
Опустились белы ручки,
Подкосились ноженьки!

Вы скажите мому Пашке:
Записалась я в монашки,
Во монашки, в монастырь,
Ко ребятам холостым!

С миленьким любилися —
Люди все дивилися,
С дорогим разсталися —
Никто не догадалися!

Деревенские ребята
За рекой бутузили,
Чужих девок полюбляли,
А своих конфузили.
Чужи девки хороши —
Погуляли да ушли,
Обещалися опять
К нам по вечеру гулять!

Ходи, милка, веселей,
Полсапожки не жалей!
Если я тебя люблю,
Я с калошами куплю!

Запрягу я кошку в дрожки,
А котёнка в тарантас,
Посажу я свою милку,
Повезу я напоказ!

Ветер веет, повевает,
Лес зелёненький шумит;
Сама девица не знает,
С трёх котораго любить!

Опоздал ты, милый мой,
Не гонись теперь за мной!
На гуляньи без тебя
Приголубили меня!

Не вели́ка, не мала,
Середняго роста,
Проводила холостого
До самого мόста!

Все ребята хороши,
А мне нету по души!
Уж я буду губы дуть —
Мне хорошего дадуть!

Бела рыбица пуглива,
Красна девица тосклива,
Ей сегодня скука —
Со милы́м разлука!

Что ж ты, аленький цветочек,
На окошке не цветёшь?
Что ж ты, миленький дружочек,
Мимо ходишь, не зайдёшь?

Я сама себе сгубила —
Парня не того любила!
А я сам себе сгубил —
Не ту девку полюбил!

Ох и што кому за дело,
Што я с милым села-спела?
Только села, посидела,
Ничего-то не успела!

Полюбила б коваля́ —
Только воля не моя,
И пошла б за торгаша —
Денег нету ни шиша!

Хóди и́зба, хóди сени,
Мово мужа черти съели!
Я на улицу пойду,
Семерых ещё найду!

Шила, шила рукава,
Вышивала ёлку,
Стала с милым говорить —
Никакого толку!

Ах ты, милый, работай,
На помаду денег дай!
— Денег нету ни гроша,
Без помады хороша!

Пойду выйду на реку́,
Где поближе к кабаку:
Не моя ли пьяница
В кабаке валяется?

Говорят, что любый женится —
Застрелю, когда устренется!

Мне, мальчишке бедному,
Приютиться не к кому:
Приютился я к одной —
Отбивает брат родной!

Продам чашки, продам ложки,
Куплю милой полсапожки!

Как у Дуни много думы,
У красавицы раздумы:
Где бы с милым повидаться,
Повидаться, не расстаться?

Давай, милый, целоваться,
Теперь некого бояться:
Тятька в лесе, мама спит,
Брат на посидках сидит!

В поле пташки не изловишь,
В руки счастья не возьмёшь,
Того, девушка, не знаешь,
Куда замуж попадёшь!

Поставь, тятя, самовар,
Дай девочке почваниться,
Пойду замуж, уж тогда
Чаю не достанется!

У меня коса добра,
Ленточка бордовая,
Что, подружка, похудела,
Верно, нездоровая?

Я любила Петю летом —
Петя бегал всё с конфетам,
А Ванюшеньку зимой,
Чтобы он сидел со мной!

Голубёнок ты мой Вася,
По тебе я извелася!

Мой-то милый — дуралей,
Провожает до сеней,
Не сумеет сдогадаться
С девочкой расцеловаться!

Ой, какой большой, высокий —
Только веники ломать!
А молоденьку девчонку
Не сумел поцеловать!

Мой милёнок окосел,
Не на те колени сел!
Я не долго думала —
Взяла и в рожу плюнула!

Меня приятка проводил —
Три дня задумавши ходил,
А мне, девчонке молодой,
Отливали грудь водой!

Подержи, родимый тятенька,
Во строгости годок:
От красивых да молоденьких
Разстроился умок!

Я стояла у ворот,
Мил спросил: который год?
— Совершенные лета,
Люби, никем не занята!

Мои щёчки — что листочки,
Глазки — что смородинки,
Давай, милый, погуляем,
Пока мы молоденьки!

У милого в огороде
Растёт травка чайная,
Неужели не заметил,
Что я с глаз печальная?

Не тужи, моя фуражка,
Козырёк к тебе пришью,
Не тужи, моя милашка,
Вечерком к тебе приду!

Ох-ты, ох-ты, охточки,
Полюбил я в кофточке:
Кофточка с оборочкой,
Милашка с поговорочкой!

Ах ты, милая моя,
Какая разбедовая:
С пяточек до головы,
Как пряничек, медовая!

У моей-то у Любушки
Призасохли губушки,
Это всё из-за того,
Что не целованы давно!

Заболело моё сердце,
Так зажало во клещи…
Милый, дома не застанешь —
На гуляночке ищи!

Мне узнать-то хочется,
Чем любовь-то кончится?
Вижу по твоим глазам я —
Любовь кончится слезами!

Твои, забава, чёрны брови
Привели меня к любови,
А твои серые глаза
Режут сердце без ножа!

Заболело под грудям,
Не скажу добры́м людя́м,
Скажу подружке Олечке:
Душа болит по Колечке!

Белая берёзонька
Всем ветрам покорная,
Сердце девки молодой
Не быват спокойное!

На сердечке что-то есть —
Неизлечимая болесть,
Со пятнадцати годов
Мучит проклятая любовь!

Золотое-то колечко
Всё горит, что огонёк,
Ты утешь моё сердечко,
Приходи на вечерок!

Скоро, скоро снег растает,
Вся земля согреется,
Скажи верное словечко:
Можно ли надеяться?

Ой, милашечка, тоска!
Иссохло сердце, как доска:
По тебе, девчоночка,
Позеленел, как ёлочка!

Не на то я платье шила,
Чтобы в горенке лежать;
Не на то дружка любила,
Чтоб подруженьке отдать!

Я сидела на скамейке,
Отшивала простыню.
Дай-ка, миленький, левольвер,
Супостатку пристрелю! (противницу)

Разругался милый мой
На пятнадцать дней со мной;
Я поразсердилася —
С полгода не мирилася!

Мой милёнок разсердился,
На колени не садился,
А я и не погналася —
С другими занималася!

У милόго лошадь сера,
Звал кататься — я не села.
Я не села оттого,
Что сердита на него!

Что оттуда по мосту
Двое ходят попусту?
Сапогов не рвико-те,
Напрасно не ходико-те!

Кабы знала девка я,
Раньше раскусила бы —
Востроглазого его
К себе не подпустила бы!

Миленький куражится,
Уваги дожидается; (внимания)
Уважу серого кота,
Тебя, игривый, никогда!

Кабы, миленький, не ты,
Мне б купили бы боты́!
А ты с длинным языком —
Я осталась босиком!

У тебя-то сапоги,
У меня калоши:
Мы по улице пройдём,
Оба-то хороши!

Пущу я отголосочек
По тёмному леску:
Не услышит ли забава,
И не бросится ль в тоску?

Сине море глубоко,
Жить-то в бабах нелегко;
Хорошо бы в девках жить,
Только о парнях тужить!

На этом бы и закончить. Да, боюсь, внимательный читатель, вернувшись к началу статьи, спросит: что это мы всё о цветочках да о лютиках, о невинных играх-забавах? А где же обещанные ягодки, то бишь клубничка? Ну что ж, давайте отправим детей спать и поговорим о взрослых вещах. Но уже во второй части.

Необходимые пояснения автора:
- В статье приводятся малознакомые широкой публике подлинные тексты, взятые из источников, опубликованных до 1917 года.
- Слово «камасутра» в названии статьи использовано исключительно в просветительных целях — для привлечения внимания молодёжи.
- О корне кукуши: белая часть олицетворяет мужа, а чёрная — жену.
Эссе | Просмотров: 140 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 15/04/21 12:32 | Комментариев: 0

Часть 2. Муж и жена

Шла я лесом, шла я тёмным,
Не боялась никого.
Да мне некого бояться,
Кроме мужа своего!


В первой части нашего исследования мы выяснили, что в мире народной песни, отражающей, как считается, довольно достоверно бытовую, обыденную, повседневную жизнь народа, многие персонажи постоянно изводят друг друга, а то и вовсе сживают с белу свету. Следует ли из этого, что русский народ в быту такой злобный, мстительный и скандальный? Почему, например, самой популярной песенной историей у нас вот уже почти сто пятьдесят лет является описание «подвига» народного героя Стеньки Разина, с лёгкостью, как собачонку, утопившего несчастную княжну для того только, чтобы позабавить своих пацанов? Откуда столько немотивированной, необъяснимой, не оправдываемой ни тяжёлыми условиями жизни, ни злым роком, ни случайностью жестокости именно в старой народной песне, будь то колыбельная, бытовая или хороводная? Возможно, в какой-то мере нам сегодня удастся найти ответ на этот вопрос…

Но давайте вернёмся к нашим героям, которых мы оставили накануне свадьбы. Итак, наши голубки поженились и стали жить припеваючи, детей воспитаючи, добро наживаючи… Увы и ах! Не у всех такая счастливая доля. И сабля вострая уже блеснула над чьей-то головой.
Чтобы сразу не вводить неискушённого читателя в состояние необратимого культурологического шока чересчур кровожадными текстами (а чуть ниже будут и такие: с печенью на ножичке, кровищей по всей горенке, сожжением живьём, сдиранием кожи и так далее и тому подобное; особенно впечатлительным людям читать не рекомендуется!), начнём семейную тему, пожалуй, с относительно невинной, почти сказочной истории — о ведьме свекрови и её жертве невестке. Смысл песни в двух словах: невзлюбила свекруха невестку, превратила её в дерево, а муж-то оказался подкаблучником слабовольным, да не под жёнкиным каблучком, а под маменькиным. Ну и натворил делов…

Крапивушка стрекучая,
Свекровь моя журливая,
Журила невестку со двора долой,
Вывела в чисто поле
И поставила к рябинушке.
Шёл мимо добрый молодец,
Дивовался на рябинушку.
Пошёл молодец к своей матери
И стал сказывать:
«Мать ты моя, мать родная,
Уж я видел диво дивное:
Стоит в поле рябинушка,
Без ветра шатается,
Без росы обливается».
«Сын ты мой, поди возьми саблю вострую
И сруби в поле рябинушку!»
Взял сын саблю вострую
И пошёл рубить рябинушку.
Он раз ударил, она охнула,
А в другой раз ударил, она сказала:
«Срубил муж жене буйну голову!»
Пошёл сын к своей матери:
«Мать ты моя, мать родная,
Теперь ты мне не есть мать,
А лютая змея, лютоедошница, бездетышница!»
Пошёл сын в нову гореньку к своим детушкам,
Стал он их качать, прибаюкивать:
«Спите, детушки, спите, милые,
Теперь у вас нет матери,
А у меня молодой жены…»

Вот так. И нет в тексте (возвращаясь к вопросу о причинах народной жестокости) и намёка на невыносимый гнёт помещика, голод, лишения, какие-то суровые жизненные обстоятельства, как о том любят рассуждать исследователи дореволюционной крестьянской жизни (кстати, не увидим мы подобных намёков в большинстве взятых нами песен). Тут обычные внутрисемейные разборки, слабохарактерный муж-идиот и свекровь-лютоедошница. Короче, не повезло бедной рябинушке.
С другой стороны, некоторые невестки, возможно, только такого отношения и заслуживают. Ведь они порой такое вытворяют со своими мужьями — мамиными кровиночками, любимыми сыночками свекровей!
Вот тоже песня о дереве, да только… (Помните про берёзку из первой части «Жести…»? Сравните!)

Гей ты берёзка, белая, кудрявая,
В поле на долине стояла;
Мы тебя срубили,
Мы тебя сгубили,
Сгуби и ты мужа,
Сломи ему голову —
На правую сторону,
С правой да на левую.
Семик честной,
Семик радостный!..

Как ясно из финальной пропевки, эту песню пели на Русалчин Велик день, праздник Семик. Весёлая праздничная песенка, ничего не скажешь! Как и следующая, хороводная. Сюжет её разыгрывался во время хороводных собраний в виде ролевой игры: выбиралась парочка, которая, точно следуя изложенному в песне сценарию, наглядно показывала своим ровесникам, что такое будущая семейная жизнь и какие в ней намечаются высокие отношения. (Вот вопрос: почему деточек при пока ещё не поубивавших друг друга родителях заранее называют сироточками?)

Под наши ворота
Подливалася вода,
Разстилалася трава,
Трава шёлковая.
Как по этой по траве
Идёть муж с женой,
Словно братец с сестрой,
Разговор говорять,
Разговаривають:
«Уж как жить-то нам, пожить,
Много денежек нажить,
Хлеба-соли накупить,
Молоду жену кормить,
С малыми деточками,
С сироточками?
Как ещё-то нам пожить,
Да ещё больше нажить?
Во Москву-город сходить,
Плису, бархату купить,
Жене шубочку сошить,
Вкруг шею обложить!
Поскорее мужа сжить,
Под овраг его стащить:
Со живаго кожу снять,
Под себя её послать,
Чтобы мягче было спать,
Веселее утром встать.
— Как моя-то ли жена
Со чужим гулять пошла,
С Иванушкой-щегольцом.
Старый муж увидал,
К хороводу подбежал,
К хороводу подбежал,
Её за руку схватал,
К стороне её отвёл,
По щеке её оплёл.
— Как моя-то ли жена
Стыд-безчестье приняла:
По затылку оплела,
Поклонившись, прочь пошла.

Очевидно, что в одной песне смешались народом несколько разных, но сути это не меняет — всё тот же семейный беспредел.
А как там наша разнегодная девчонка из первой части? Не поуспокоилась ли она в замужестве, не поумерила ли свой пыл? Как бы не так! И дело тут, как мы скоро увидим, не только в неравном браке или домостроевском семейном укладе, довлеющем над женщиной и доводящем её до бешенства. Хотя какой молодухе понравится быть замужем за старым пердуном?

Уж вы, кумушки, голубушки, подружки,
Вы которому святителю молились,
Вы какому чудотворцу обещались,
Что мужья-то у вас да молодые,
Будто ягодки да налявныя?!
У меня-то, младой, старичище!
Старичище не пускает на игрища…

И что же делать с этим старичищем? А вот кирпичищем его (не иначе, чёрный ворон намутил)!

Чёрный ворон воду пьёт,
Воду пьёт, воду пьёт.
Он не нáпил — намутил,
Возмутивши, говорил:
«Не быть девке замужем
За стареньким старичком».
Красна девица сказала:
«Я старому сноровлю:
Постелюшку постелю —
В три рядочка кирпичу,
В четвёртый шипицу колючую,
Крапиву шипучую!»

И пошли бить фонтаном мечты-фантазии молодухи на эту тему:

Свет мои орешики-щёлканцы!
Вы рано цвели, а поздно выросли,
А я, молода, догадлива была:
Пялички взяла, в посиделки пошла.
Мне не шьётся, не прядётся,
В посиделках не сидится,
Веретено из рук валится,
Донце едет подо мной.
«Молодая ты, молодушка,
Молодая ты, хорошая,
Белая, румяная, чернобровая!
Как тебе не скучится
За старым мужем живучи,
На стараго чёрта глядючи?»
— Сестрицы подруженьки!
Пойду разгуляюсь я,
Нарву хмелю ярьяго,
Наварю пива пряного,
Напою мужа пьянаго,
Положу спать середи двора,
Постелю ему постелюшку,
Постелюшку мягкую:
Солому гречишную,
В голова пшеничную.
Зажгу ту постелюшку
Огнём, жарким полымем,
Закричу громким голосом:
«Соседи, соседушки,
Соседи, люди добрые!
Моего мужа гром убил,
Старого моланья сожгла,
А меня Бог помиловал:
С короватки свалилася,
Доской понакрылася,
Рукавом защитилася».

Понятное дело, будучи отданной против воли за старика, хочется-мечтается молодой женщине о ягодке наливной — дружке сердечном, удалом молодце, но есть у неё три сторожа…

Пошла Машенька в лес за ягодам,
Что за чёрною черницею,
За румяною земляницею.
Во лесу Маша заблудилася,
Под рябинушку становилася,
Возле кустика слёзно плакала,
Во слезах она дружка гаркала;
Мне никто, младе, не откликнулся.
Вдруг откликнулись мне три сторожа,
Три сторожа да три строгие:
Первый сторож — свёкор-батюшка,
Другой сторож — свекровь-матушка,
Третий сторож — мой постылый муж.
Вскоре Машенька Богу возмолилася:
«Ты возстань, возстань, туча грозная!
Ты убей, убей свёкра-батюшка,
Во-вторых, убей свекровь-матушку,
А лиха мужа я сама убью.
Со милым дружком я гулять пойду!»

И если решение этой проблемы затягивается, если дружок не проявляет никакой инициативы (а ниже мы увидим примеры совместных преступных действий полюбовников против путающихся у них под ногами сродственников), то достанется и ему. Да так, что сам он уже никому не достанется!

Хорошо тому на свете жить,
У кого нету стыда в глазах,
У кого нету и совести.
Хорошо тому на свете жить,
У кого нету милá дружка.
У кого нету милá дружка,
У того нету и горюшка.
У меня ли у младёшеньки
Превеликия заботушки;
Уж как первая заботушка —
Свёкор да свекровушка,
А вторая-то заботушка —
Муж, удалая головушка,
Уж как третья-то заботушка —
Еся миленькой сердешный друг:
Зазнобил меня, повысушил
Суше ветра, суше вихорю,
Суше той травы кошоныя,
К сырой земле положёныя.
Я сама дружка повысушу,
Я любезнова повызноблю
Суше той травиночки,
Полевой былиночки:
Не достанься, мой любезный друг,
Ни сестрице, ни подруженьке,
Ты достанься, мой сердешный друг,
Одной матушке сырой земле,
Ещё белой гробовой доске!

Молодые парни-женатики не отстают, у них схожие проблемы, только в зеркальном отражении (заметьте, в следующей песне адюльтер показан во всей красе: в зелёной рощице одновременно гуляют и молодец (холостой) с молодушкой (молодой замужней женщиной), и другой (женатый) — с красной девицей):

Ох ты, роща наша, рощица зелёная,
В этой рощице молодец гулял с молодушкой,
А другой гулял с красной девушкой.
Красна девушка заблудилася,
Заблудивши, с дружком проаукалась:
«Ты ау, ау, мил сердечный друг!
Отчего ты мне не отъаукнешься?»
— Ах ты, милая девушка, глупая,
Мне нельзя тебе отъаукнуться:
Что за мной ходят трое сторожи,
Трое сторожи, трое грозные:
Уж как первый сторож — тесть-батюшка,
А второй-то сторож — тёща-матушка,
Третий сторож — молода жена.
«Мы его найдём, да на огне сожжём,
На огне сожжём, пустим в быстру речушку».
— Ах, возмой, возмой, туча грозная,
Ты убей, убей тестя-батюшку,
Сильным дожжичком засеки молоду жену!
Ты спаси, спаси красну девушку,
Красну девушку, прежнюю сударушку!

Но рано или поздно все наши мечты сбываются, особенно если как следует привдарить жену кулаком, проломить мужу головушку да не забыть потом скрыть следы преступления: принакрыть трупы несчастных полотном, забросать их чёрным платьем.

Эх, што хуже таво нету
Мне жанатаво любить.
Вон жанатой, распроклятой,
Его жисть очень бедна.
Где ни ходить, ни гуляеть,
Всё жана за им глядить.
С поневолюшки жанился,
Некорыстну жану взял,
Некорыстну не по мысли,
Не по совести своей.
Да жаны я не боюся —
Я гуляю до поры,
До завутреней зари.
Ох, как зорька занялася,
А я, молодец, пошёл.
Шёл-пошёл я по дорожке,
На устречу смерть идёт.
А я смерти не боюся,
Смерти в ножки поклонюся:
«Ой, ты смерть моя прекрасна,
Воротися, смерть, назад,
Сокончай мою жану,
Опростай мою голову!»
Не вспел смерти я сказати,
Начала жану кончати.
Не дождался я конченья,
Взял на койку положил,
Принакрывши полотном,
Да привдарил кулаком.
Сам на вулицу пошёл,
К карагоду подошёл:
«Играй девки, играй бабы —
Померла моя жана!
Отвалилась жабота!»

Что, Ванюша, ты не весел,
Буйну голову повесил?
Чёрной шляпой призакрылся,
Горячими слезьми облился,
Своей матушке взмолился:
«Ох, ты мать моя родима,
На что на горе меня роди́ла,
Во несчастный день крестила,
Недоросточка, меня женила?
Жена мужа невзлюбила:
На кровать спать не пустила,
Со кроваточки столкнула,
Ручку, ножку вывихну́ла,
Головушку проломила,
Горячу кровь припустила,
Под кроватку затолкала
И чёрным платьем забросала!

Но проще и сподручнее всё-таки действовать совместно.

За малинкой в лес не хаживала,
Стара мужа малинкою не кармливала.
Я же до старова горазд хороша!
Уж я прялочку взяла,
В посиделочки пошла.
Уж как петухи запели,
Я не думала итти,
Как другие-то запели —
Не подумала итти,
А как третьи-то запели —
Тут заря взошла.
Заря взошла, я домой пошла.
Уж я прялочку на лавочку,
Башмачки под кровать,
Сама скок на кровать,
За старова мужа спать.
Как старой-от муж просыпается,
Борода седа, пробуждается:
«Что же ты, жена,
Не теперь ли ты пришла?
Со мной жена не спит,
Всё обманывает».
— «Ах ты, старый чёрт!
Не во сне ли врёт?
Ты не бредишь ли,
Не с ума сошёл?
Я хочу вставать,
Хочу избу топить,
Кисель, кашу варить,
Тебя, старца, кормить».
«Ну, спасибо, жена,
Не забыла про меня!»
— «Как тебя мне забыть?
Не могу чёрта избыть!»
А я петельку на шейку накидывала,
А конец в окно милому выкидывала:
«Уж ты, милый, потяни!
Душа-радость, помоги!
Новы гужи — не сóрвутся,
В'старова не отóрвется».
Старый муж захрапел —
Будто спать захотел,
Ногами забил —
Будто шут задавил,
Руки растопырил —
Будто в пляс пошёл,
Вычалил глаза —
Будто сердится,
Высонул язык —
Будто Вася бузык!

А у следующих заговорщиков здравый смысл возобладал над страстью. Только надолго ли?

Вылетала голубина на долину,
Выроняла сизо перье на долину,
Тяжко быти сизу перью на долине,
Скушно жити сиротине во чужбине.
Летал голубь по долине, сам воркует,
Он сизу свою голубушку шукает.
Доброй молодец по улице гуляет,
Он душу красну девицу пробужает:
«Ох ты спишь ли, моя радость, иль не слышишь?
Ничево ты со мной, радость, не промолвишь?»
— «Уж я рада бы с тобою говорила,
Лежит немил на моей на правой ручке».
«Отвернися, моя радость, от нелюба,
Убью ли я, моя радость, супостата!»
— «Хотя убьёшь, моя радость, сам не уйдёшь,
Никакой себе корысти не получишь,
Лишь получишь, моя радость, ты напасти,
От которыя напасти нам пропасти!»

Далее представляем читателю поэтически-криминалистический отчёт об очередном преступлении. Очень подробный, с весьма натуралистичным описанием злодейских действий младёшеньки-потрошительницы, ходом следствия, признанием и наказанием. (Интересно, что на допросе подозреваемая совсем завралась — где это она в окрестных лесах Саратова видела львицу?!)

Ты звезда ли моя восхожая,
Восхожая, полуношная!
Высоко ты, звезда, восходила,
Выше леса, выше тёмнаго,
Выше садика зелёнаго.
Далеко, звезда, просветила,
Дальше городу, дальше Саратова,
Дальше купчика богатаго.
У того ли у купца богатаго
Солучилося несчастьице,
Несчастьице большое, не малое:
Как жена мужа зарезала,
Как белую грудь она ему изрезала,
Вынимала сердце с печенью —
Сама, младёшенька, испугалася,
Садилася под окошечком:
«Уж куда мне это тело деть будет?
Положу я тело в холоден погреб,
Я засыплю тело песком жёлтыим,
А наверх того землёй чёрною».
Сама младёшенька вошла в гореньку,
Под окошечком передниим
Прилетали к ней двое соколы,
Двое соколы, двое ясные —
Деверья ея любимые.
Они стали её спрашивати:
«Ты сноха ли наша, невестушка!
А где наш братец Иванушка?»
— «Он отъехал во путь во дороженьку.
Во путь во дороженьку — в лес за охотушкой,
За лютым зверем, за львицею».
«Ты сноха ль наша, невестушка,
Что у тея в горенке за кровь набрызгана?»
— «Уж я ли, молода, белу рыбу чистила:
Белая рыбица металася,
По горенке кровь брызгáлася».
«Ах, ты ль сноха наша, невестушка!
На словах ты нас не обманывай!
Его добрый конь на стойле стоит,
Его сбруя ратная на стене висит».
— «Ах вы, деверья, вы, ясные соколы!
Вы возьмите саблю вострую,
Вы снимите с меня буйну голову!
Я своего мужа зарезала,
Вынимала сердце с печенью,
Положила тело в холоден погреб,
Засыпала тело песком жёлтыим,
А наверх того землёю чёрною».

Так эта преступница хоть испугалася-растерялася, а другая сердце мужа на булатном ноже вынула — даже не всплакнула!..

…Жена мужа потрéбила,
Вострыим ножиком зарезала,
Не простым ножиком — булатныим;
На ножике сердце вынула,
На булатныим встрепенулося,
Жена только улыбнулася,
Во холодный погреб бросила,
Дубовой доской задвинула,
С гор жёлтыим песком засыпала,
Левой ноженькой притопнула,
Правой рученькой прихлопнула,
Хоронила — и не плакала…

А третья красотка мужа сначала зарезала, потом повесила, а в финале вдруг передумала и пошла в сад его реанимировать (только я не понял, куда делся ясный сокол?).

Как жена мужа приутешила,
Вострым ножом-дай зарезала,
У зелёном саду-дай повесила.
Сама вошла в дом — села за столом,
Села за столом, с ясным соколом.
Ох, села ж она-дай подумала:
Ох, горе с таким мужем жить,
А и горше-дай без этого.
Ох, пойду в сад — возьму милаго назад.
«Ох, уже ж ты, милый, нагулялся,
Соловьюшков уж наслушался,
Сладких яблочков да накушался?»

Но странное дело, нейдёт муж домой, не спешит почему-то вылезти из петли, спуститься со славного деревца, на котором так славно висел за свою любовь повешенным, в объятья жены своей хорошей!

Ты зима ль моя, зима холодная!
Боюсь я тебя, ознобишь ты меня.
Ты жена ль моя, жена хорошая!
Боюсь я тебя, погубишь ты меня.
За совет жена мужа в сад звала,
За любовь жена мужа повесила
На славном деревце, на яблоньке.
Пришла ко двору, села на полу,
Села на полу, думу думала:
Худо у дому жене без мужа,
Пойду, млада, в сад,
Возьму мужа назад.
«Слезай, муж, долой,
Пойдём, муж, домой!»
Муж домой не лезет
И домой нейдёт.
— «Али ты сладких яблочек принакушался?
Али ты мелких пташечек принаслушался?»

Содержание этой песни, замечает составитель старинного сборника, основано на истинном происшествии. Оно, конечно, всем известно, что у женщины особая логика. Но всё равно непонятно, с чего это ей взбрело в голову мужа прикончить, да ещё за совет, за любовь? А потом свалить на него ответственность за свой необдуманный поступок!
И всё-таки один нормальный, логичный, с адекватной, соответствующей обстоятельствам реакцией всех действующих лиц текст нашёлся:

Что под ельничком, да березничком,
Под частым мелким орешничком
Тут ходил, гулял вороной конь —
Трои сутки не кормлен был,
А две недели не поён стоял,
Черкасское-то седло на бок сбил,
Тесмяную узду в грязь втоптал,
А шёлковой пояс изорвал…
Что у Сидора Потаповича
Солучилося несчастьице:
Жена мужа погу́била,
Острым ножичком зарезала,
На ножичке сердце вынула;
На булатном оно встрепенулося —
А шельма жёнка усмехнулася,
Во холодной погреб бросила,
Дубовой доской прихлопнула,
Чёрным чёботом притопнула, —
Сама ушла во нову горницу.
Она умылася белёшинько,
Снарядилася хорошехонько,
Сама села под окошенько —
Поглядывать в окошенько.
Вот идут деверья милые:
«Невестушка, лебедь белая!
Что ты так поснарядилася?
Ты куда же братца девала? —
Или ты его зарезала?
Ты снимай-ко платье цветное,
Надевай платье печальное,
Да ступай-ко на суд праведный!»

Но есть жёны и поумнее, они стараются с негодными мужьями договориться полюбовно, после небольших, но весьма продуктивных пыток. (Как говорится в объяснительном тексте к подобным песенкам в одном дореволюционном сборнике, «Жена, недовольная своим мужем-недоростком, подвергает его в лесу жестокой пытке, чем вымучивает у него для себя полную волю».)

Я малёшенек у матушки родился,
Я глупёшенек у матушки женился,
Я привёл себе жену молодую,
Словно ягодку, её, налитую.
Повела меня жена к тёще в гости,
Привела меня жена к берёзовой роще;
Привязала меня жена к белой берёзе,
А сама-то и пошла, сама загуляла.
Ровно девять-то денёчков ко мне не бывала,
На десятый ли денёчек пришла, приходила,
Что такия ли речи она говорила:
«Хорошо ли те, негодный, в пиру пировати?»
— Государыня жена, мне уже не до пиру!
Мне соловушки головушку всю расклевали,
Мне комарики-сударики ножки все обкладали,
Мне разбойнички рубашку всю изорвали.
«Уж будешь ли ты, негодный, кормить меня хлебом?»
— Государыня жена, буду калачами!
«Уж будешь ли, негодный, поить меня квасом?»
— Государыня жена, буду сытою (напиток) сладкою, медовою.
«Уж и станешь ли, негодный, пускать меня в гости?»
— Государыня жена, поди хоть и вовсе!

Впрочем, иногда можно и получить в ответку. Героиня следующей песни сначала вроде всё делала правильно, строго по инструкции, но потом повелась на самокритичные откровения мужа, потеряла бдительность всего-то на одно мгновенье — и сразу же получила по роже пнём-кореньем. Ну никому верить нельзя! (А я думаю, дело всё в том, что рановато она мужа от берёзы отвязала, клиент ещё явно не дозрел до правильных решений.)

Недоноском меня матушка спородила,
Недоросточком меня споженила,
Взял я жену переросточку.
Назвала жена мужа негодяем;
Начала жена мужа колотити,
По три у́тра без хлеба морити:
«Уж ты маленьким не родися,
Уж ты глупеньким не женися!
Негодяй, негодяй, пойдём вместе,
Пойдём в лес за малиной,
За второй ягодой смородиной!»
Привязала жена мужа ко берёзе;
Что на первый денёк не бывала,
На второй-от день прогуляла,
На третий-от день побывала.
«Каково тебе, муж, у берёзы,
Каково, негодяй, у зелёной?»
— Сударыня-жена, не корыстно:
Тело бело комары искусали,
Буйну голову ворóны исклевали.
«Отпусти, негодяй, меня в гости,
Отпусти, негодяй, на недельку!»
— Сударыня-жена — хоша нá две!
«Отпусти, негодяй, на лошадке».
— Сударыня-жена — хошь на тройке!
«Отпусти, негодяй, на тележке».
— Сударыня-жена — хошь в коляске!
«Проводи, негодяй, через поле!»
— Сударыня-жена, хоша зá два!
Отвязала жена мужа от берёзы, —
Уж как начал муж жену толочи́ти,
По пенью, по коренью волочи́ти,
Назвала жена мужа Филаретом:
«Филарет, Филарет, пойдём вместе,
Пойдём вместе, станем жить хорошенько!»

Есть варианты и помягче. Просто припугнула (хотя как просто — она и людей-то всех в саду разогнала!) — и он как шёлковый!

Вы раздайтесь, расступитесь, добрые люди!
Не мешайте мне, младёньке, в саду погулять,
В саду погулять, цветков пособрать,
Пока батюшка родимый замуж не выдал,
За того ли детинку, за невежу.
Во кабак идёт детинка — скачет-пляшет,
С кабака идёт невежа — кричит-свищет.
К широку ко двору подходит, жену выкликает:
«Уж, выйдешь ты, жена молодая,
Отпирай-ко ты ворота становыя,
Встречай мужа с работы весёлаго!»
Уж и я ли, молода, была тороплива,
Скорохонько с постели вставала,
На босу ножку башмачки надевала,
Я сеньми бежала — не стучала,
Крылечком бежала — лесенки считала,
Широким двором бежала — поспешала;
Я скорохонько вороты запирала,
Посмелея с невежей говорила:
«Ты ночуй, ночуй, невежа, за воротами!
Вот те мягкая постель — белая пороша,
Вот те высокое изголовье — подворотня,
Вот те соболиное одеяло — частыя звёзды.
Уж будешь ли, невежа, кормить хлебом?»
— Ты, сударыня жена, хоть калачами!
«Уж будешь ли, невежа, возить в гости?»
— Сударыня жена, хоть по всей Москве!
«Каково тебе, невежа, за воротами,
Таково мне, младёньке, за тобою,
За твоею за дурацкой головою!»

Кстати, вот и один из ответов на поставленный ранее вопрос о семейной жестокости: мужик сам виноват, шатается по кабакам, деньги пропивает, позорит жену, а если она в кои-то веки во пир соберётся, так ему, сверчишке поганому, и доверить ничего нельзя — ни покормить цыпыньку, ни присмотреть за дитяткой!
В позапрошлом веке во многих губерниях была популярна весьма странная сюрреалистичная песенка про эту самую цыпыньку. Вот один из вариантов:

Не в погоду лыки драли,
Не в ненастье лапти плели.
Сплету себе лапотки —
Высокие пятоньки,
Частыя головашечки,
Понесу свои лапотки
В торг торговать.
Продам свои лапотки
За четыре копеечки;
На четыре копеечки
Куплю себе цыпыньку.
Моя цыпынька ня́ска была:
По три кокушки на день несла.
Посадил я цыпыньку на трёх кокушках,
Вывела цыпынька одного мне цыплёночка;
А жена родила мне дитятку.
Как пошла моя жёнушка
Во пир, во беседушку,
Как дала мне жёнушка тяжёлу работушку:
«Ты смели пшеницы мешок,
Ты сбей-ко сметаны горшок,
Накорми малу цыпыньку,
Уложи глупо дитятко».
Я рукою-то пшеницу молол,
Я другою-то сметану болтал,
А ногою-то дитя качал,
А глазами-то на цыпку глядел.
Где ни взялся вор-коршун с аршин —
И задрал мою цыпыньку.
Опрокинулся молодец,
Опрокинулся удалец;
Я бросился со всех своих ног —
И разсыпал пшеницы мешок,
И разбил сметаны горшок,
И убил я свою дитятку.
Как идёт моя жёнушка
Из пира, из беседушки,
Я стою, пожимаюся,
Говорю — улыбаюся:
— «Виноват, моя жёнушка,
Виноват, моя сударушка:
Я смолол пшеницы мешок,
Я смесил сметаны горшок,
Накормил малу цыпыньку,
Уложил твою дитятку.
Где ни взялся вор-коршун с аршин —
И задрал мою цыпыньку,
Я бросился со всех своих ног —
И разсыпал пшеницы мешок,
И разбил сметаны горшок,
И убил свою дитятку!»
— «Ах ты мышь подколодная!
Ты лягушка болотная!
Таракашка запечная!
Отмыкалка горшечная!
Сверчишка ты поганый!»

А с другой стороны ты мужик или кто? Иногда и полезно жёнушку плёткой-троехвосткой приструнить, чтоб она не чванилась, не ломалась. Опять же и народ такое воспитание завсегда поддержит, и люди не нарадуются!

Люди вы, люди!
Вы на нас взгляните,
С хозяйкой разсудите:
Жёнушка не любит,
Радость, ненавидит —
К людям ходит личиком,
Ко мне ходит плечиком.
Сяду-поеду
В Новгород гуляти,
В Новгород гуляти,
Товару закупати.
Куплю жене фатку.
Куплю коноватку.
«Прими, жена, фатку,
Прими коноватку,
Прими же, не чванься,
Мною не ломайся!»
— «Мне не надо фатку,
Не надо коноватку:
Тебя, пана, не люблю,
Молодого не терплю!»
Сяду-поеду
В Новгород гуляти,
В Новгород гуляти,
Товару закупати.
Куплю жене плётку,
Плётку-троехвостку.
«Прими, жена, плётку,
Прими шелковую,
Прими же, не чванься,
Мною не ломайся!»
Люди вы, люди,
Вы на нас взгляните,
С хозяйкой похвалите:
Жёнушка любит,
Радость, и навидит:
К людям ходит плечиком,
Ко мне ходит личиком!

Недаром же в народе говорится:

Что это за пожар,
Что не жарко горит,
Да не вспыхивает?
Уж и что это за муж,
Что жаны своей не бьёт?
Тот и мило не живёт!
Ты побей жану к обеду
Да и к ужину ещё,
Чтобы щи были горячи,
И лапша хороша,
Каша маслинная,
Жана ласковая!

Далее мы переходим к циклу трагических песен, в которых рассказывается о том, как казак убивает свою жену, зарывает её, как собаку, во сыром бору, а потом детишкам малёшеньким врёт, что их матушка жива-живёхонька, в новой горенке румянится, в гости ладится (варианты: ушла по ягоды, в церковь, в сад собирать яблоки). Я прочитал, наверное, текстов пятнадцать и только в одном нашёл конкретное объяснение, почему он это делает. Но обо всём по порядку.
Сначала, как водится, наш герой помечтал за чаркой, вылакав целый кувшин:

Спасибо, спасибо синему кувшину!
Разогнал, размыкал он тоску мою кручину.
Не тоска-кручина меня сокрушила —
Сокрушила меня жена нелюбима.
И давно ль ты, жена, не хворала?
Захворай-ка ты, жена, побольнее
И умри ты, жена, поскорее,
И мне будет жить повольнее!
Я свезу-то тебя во мхи, во болота,
Положу-то тебя в гнилую колоду,
Схороню-то, схороню под белую берёзу.
И пойду ли я, пойду, молодец, на волю,
И возьму ли я, возьму секиру острую,
И пойду ли, я пойду во леса тёмные,
Нарублю-то, нарублю лесу ровнова,
Напилю-то, напилю тёса гладкова,
Я срублю-то, я поставлю горницу новую,
Приведу-то, приведу жёнку молодую,
А своим-то я детям мачеху лихую.

А потом приступил к делу:

На быстрой реке коня казак поил,
Не коня он поил — молоду жену губил.
Как жена ему тут восплакалась,
Как жена ему покорилася,
Низёхонько в ножки поклонилася:
«Мой законный муж, ты донской казак,
Родной батюшка моим детушкам!
Не губи меня посередь бела дня!
Пожалей ты наших детушек,
И глупёшеньких, и малёшеньких!
Загуби ж ты меня со полуночи,
Как детушки спать улягутся,
Малы детушки угомóнятся».
Заря белая занимается,
Малы детушки просыпаются.
«Ах ты батюшка наш, донской казак!
Ах, где же наша родна матушка?»
— «Ваша матушка во сыром бору,
Во сыром бору берёт ягодки,
Берёт ягодки, всё брусниченки».
«Ах ты батюшка наш, донской казак!
Не обманывай ты нас, малых детушек,
Наша матушка во болотинке,
Во болотинке, под колодинкой!»

Ещё один вариант, возможно, самый древний (и натуралистический):

У ключа, ключа, ох, да у студёнаго,
У колодезя, ох, да у глубокаго,
Молодой казак, ох, да не коня поил,
Не коня поил, ох, да жену губил.
Как жена мужу, ох, да взмолилася,
Ниже поясу, ох, да поклонилася:
«Ах ты гой еси, ох, да молодой казак!
Не губи меня, ох, да середь бела дня —
Погуби меня, ох, да в тёмну ноченьку,
Чтоб добры люди, ох, да не видели,
Малы детоньки, ох, да спать улягутся».
Наутро дети, ох, да стали спрашивать:
«Ах ты гой еси, ох, да родной батюшко!
Ты куда девал, ох, да нашу матушку?»
— «Ваша матушка, ох, да в новой горнице —
Она белится, ох, да румянится,
Ко Божьей церкви, ох, да собирается».
И пошли они, ох, да ко Божьей церкови:
Перед образом, ох, да помолилися,
На все стороны, ох, да поклонилися,
Стали спрашивать: «Ох, да люди добрые!
Не видали ли, ох, да нашей матушки?»
— «Пролетел здесь, ох, да черной ворон,
В когтях пронёс, ох, да праву рученьку,
Праву рученьку, ох, да с золотым кольцом,
С золотым кольцом, ох, да вашей матушки!»

Скоро злодеянию и свидетели нашлись. Впрочем, судя по неожиданному совету девушки-купальщицы, в какое именно время суток казаку лучше жену сгубить, она сама скорее соучастница-полюбовница, чем свидетель преступления:

Из-под камышка, камня белова,
Течёт реченька, речка быстрая;
На той реченьке мосты калиновы,
На тех мостах девушка мылася.
Тут донской казак выводил коня поить.
Он поил коня, сам думу думал,
Думу думал, как жену сгубить.
«Добрый молодец, ты донской казак!
Не губи жену ты со вечера,
Загуби жену со полуночи,
Как детушки спать полягутся».
На дворе заря занимается,
Малы детушки просыпаются.
«Ты родимый наш батюшка!
Где же наша матушка?»
— «Ваша матушка в новой горнице:
Она белится, румянится,
В гости собирается».
«Ты родимый наш батюшка!
Наша матушка во сыром бору,
Во сыром бору под белою берёзою!»

А в следующей песне упор делается на ложь отца детям о судьбе их матушки. При этом дети не верят отцу на слово, не успокаиваются, проводят настоящее расследование и, что интересно, заставляют-таки убийцу признаться в содеянном!

Забил казак молоду жену,
Осиротил казак дробных деток,
Стали они у батьки пытаться:
«Ах, тата наш, ах, наш родный!
Где подел ты нашу матушку?»
— «Ваша матушка на Дунай пошла».
Пошли детушки на Дунай глядеть:
Стоит Донушко всё тихохонько,
Лежит платьице все целёхонько.
Пошли детушки к тату пытатися:
«Ах, тата-батюшка, где наша матушка?»
— «Ваша матушка в садок пошла,
В садок пошла яблочки щипать».
Пошли детушки в садок глядеть:
Стоят яблоньки все тихусенько,
Висят яблочки все целюсеньки.
«Ах, наш батюшка, ах, наш родненький!
Скажи всю правду, где подел матушку?»
— «Скажу я вам правду всю:
Ваша матушка во сырых борах,
Во сырых борах, в гробовых досках».

И только позже мы узнаём причину его отчаянного поступка. Дело в том, что казак, по всей вероятности, долгое время находился на войне или на службе далеко от дома, и пока он защищал Отчизну, его молодая жена (во сне в нижеследующей песне — «серая утица») родила сынка от некоего «сокола» (или «сокол» и есть сын-байстрюк, это вопрос к снотолкователям). История на самом деле жутковатая.

Как поехал наш донской казак во зелёный луг,
Там раскинул он свой белый шатёр;
Он под шатричком да и под белыем сам лёг, призаснул.
Как привиделось расказаченке да нерадостный сон:
Из-под правой из-под рученьки сокол вылетал,
Из-под левой из-под белоей — серая утица.
Поехал же да раздонской казак во Питер-город.
Как во Питере во славном городе старушка жила.
«Уж бабушка, ворожеячка, да отгадывай сон!»
— «Уж ты миленький, да раздонской казак,
Ты рассказывай сон».
«Из-под правой из-под рученьки сокол вылетал,
Из-под левой из-под белоей — серая утица».
— «Ой ты миленький, да раздонской казак,
Что нерадостный сон:
Как твоя молода жена сынка родила».
Что туго-то казак призадумался,
Что повесил казаченко буйну голову,
Буйну голову со могучих плеч.
Покатилися у казаченка
Да горючие слёзы из глаз...
У ключа-то ключа да студёнаго
У колодечка у глубокаго
Раздонской казак — он коня поил,
Коня сивова, сивогривова.
Он коня-то поил да во лужка пустил,
Во лужка-то пустил, сам к воротечкам стал,
Сам к воротечкам стал, шашку в руки взял,
Да думу думать стал — как домой прийти:
«Мне домой-то прийти да мне жену убить!»
Что жена-то мужу возмолилася,
В праву ноженьку поклонилася:
— «Ты не бей-ко, не бей меня с вечера,
Ты убей-ко, убей да во глуху полнóчь,
Когда люди-то все прилягутся,
Малы детоньки да приспокоются».
Утром рано было на рассветечке,
Что у всех-то людей да печки топятся,
Печки топятся да истопляются,
Что ея-то малы детоньки пробуждаются.
— «Ты, родимый да наш тятенька,
Ты куда девал да нашу мамыньку?»
— «Вы не плачьте, да милы детоньки!
Ваша мамынька да в новой горенке,
Она белится да всё румянится,
В цветное платье снаряжается
Да в Божью церковь собирается».
— «Не обманывай-ка, подлый тятенька,
Ты убил да убил нашу мамыньку!»

Несколько схожи по сюжету (измена, убийство жены) и песни, в которых герой-ревнивец по оговору сгоряча лишает головы свою невинную супругу (тут отсылок ко всякого рода историям, легендам, былинам сколько угодно!), а потом раскаивается, да уже ничего не поправишь. Вот на эту тему очень красивая, полная высоких поэтических образов песня-былина с поистине шекспировскими страстями.

Как женился князь лет двенадцати,
Взял княгинюшку десяти годов,
Он жил с ней ровно три года,
На четвёртый год на войну ушёл.
На войне-то жил ровно семь годов.
На восьмой-ет год победил он всех,
Со победушкой князь домой пошёл.
Повстречалися с ним две монашины,
Две монашины-чернокнижницы.
«Уж ты князь ли князь, молодой ты князь,
У тебя в дому не по-старому,
Не по-старому, не по-прежнему,
Там твоя жена изшалилася —
У ней добры кони приуезжены,
Платья цвéтныя все приухожены,
Питья и кушанья припиты, скушаны,
В новой спаленке колыбель висит с ея мальчиком».
Загорелось князя сердце богатырское,
Закипела его душа молодецкая,
Он хлестал коня богатырскова.
Говорил ему конь слово ласково:
«Их ты князь ли князь, молодой ты князь,
Ты погубишь, князь, две головушки, две невинныя!»
— «Ах, волчья сыть, травовой мешок!
И иди скорей ко граду ко Киеву!»
Подъезжает князь к своему терему —
Все-то крепости отворилися,
Все вереюшки закачалися,
Молода его жена встретила
В одной юбочке с великим трепетом.
Ещё семь годов солнца не было,
На восьмой-ет год высоко взошло!
Вынимает князь остру сабельку
И снимает он княгине голову;
Голова её на землю не падает —
Понесло её прямо под облаки.
Князь вскочил с коня, побежал к коням:
На конях не езжено, по колена в земле стоят;
Пришёл в палаты он — удивился сам,
Резвы ноги подкосилися, белы руки опустилися:
Цвéтны платьица все новёшеньки,
Вина, кушанья все целёшеньки,
Нова спаленка слезами потоплена,
Не столь молено, сколько плакано.
Из палат в беспамятстве князь выбежал,
Со слезами коню в ноги кинулся:
«Уж ты конь ли, мой конь, лошадь верная!
Говорил ты мне правду истину,
Погубил я невинную княгинюшку…
Ты догоняй скорей чернокнижиц тех!»
Они догнали чернокнижиц, сняли им головы.
Потом князь в слезах слово высказал:
«Ты прости, мой конь, лошадь верная!
Ты гуляй теперь в зеленых лугах,
Помираю и я за княгинюшкой».

И снова вспоминается «Солнце нашей поэзии» (см. первую часть). Думается, именно в подобных народных сказаниях черпал вдохновение для написания своих поэм и сказок А. С. Пушкин.

В заключение приведём малороссийскую песню (в русском пересказе), как бы объединившую собой тему трагедии, с которой мы начали сегодняшнее исследование (о жене-рябинушке, ставшей жертвой козней свекрови), и структуру предыдущей песни о князе, сгоряча убившем жену по навету монашин-чернокнижниц. Интересный симбиоз получился.

Вот уже семь лет казака из-за Дону нет,
А на восьмой год казак на Дон идёт.
Настигла его ночь тёмная,
Ночь тёмная да невидная,
Остановился он на кургане,
Да привязав коня к дубовому колышку.
Приползла к нему чёрная змея —
То не змея, а мати его.
«Ой ты иди, казак, быстрее на Дон,
Ой уже твой двор изпустошенный,
Уже жена твоя да замуж пошла,
Уже дети твои осиротели,
Уже слуги твои без пана живут,
Уже жупан твой поношенный,
Уже мёды твои отпечатаны!»
Приезжает казаченко на тихий Дон,
Встретила его молодая жена.
Ой как выхватил он да острый меч
Да и снял жёнке голову с плеч.
Приезжает казак да на свой двор,
Его дворочек — да как веночек,
Деточки его за столом сидят,
За столом сидят, всё пером машут;
А слуги его золотом шьют,
Золотом шьют, шибко плачут
По своей панночке да по добренькой;
Как увидел он в новом погребе,
Что мёды его позацветали.
«Ой мати моя, моя мати!
Ты не мати мне — чёрная гадина!
Съела солнце, съешь и месяца,
Съешь и звёздочек — дробных деточек!»

На том и остановимся, поскольку тема на самом деле неисчерпаема, и до дна нам всё равно не добраться.
Да, но как же финал, спросит читатель? Где обещанные выводы, резюме, ответы на поставленные вопросы? Надо признаться, в нашем сегодняшнем исследовании это самое трудное. И хотя автор имеет по данной проблематике своё собственное мнение, ему кажется правильным оставить в финале место для совместного с читателем поиска возможной истины.
Эссе | Просмотров: 178 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 11/02/21 09:26 | Комментариев: 23

Часть 1. Молодец и девица

Дайте ножик, дайте вилку,
Я зарежу свою милку.


В одном из песенников советских времён в предисловии говорится: «Русская народная песня богата глубиной своего содержания, разнообразием жанров, мелодичностью и распевностью, оригинальностью ритмического рисунка, слаженностью поэтических текстов». Пожалуй, в короткой фразе лучше и не скажешь. Но что, собственно, знает о старинной народной песне современный русский человек? Вспомнится ли ему на заданную тему ещё что-нибудь, кроме «Шумел камыш», Ой-Мороза да Стеньки Разина челнов? (К слову, из перечисленных застольных хитов два последних имеют своих авторов и, строго говоря, народными не являются.) Проведите небольшое самотестирование — и если сумеете назвать хотя бы десять песен («Взвейтесь кострами» не в счёт), вы большой молодец!
Впрочем, для восполнения подобных пробелов в народной памяти и существуют сборники песен. Вот только песни в этих сборниках обычно подобраны тенденциозно и, что самое печальное, «облагорожены», «причёсаны» современными составителями: где-то подправлен ритм, где-то рифма, где-то заменено «неудобное» словцо. В результате зачастую мы имеем популярную осовремененную песню, а не её аутентичный, древний вариант. Иллюстрацией может служить текст одной из самых известных русских песен — «Во поле берёза стояла». Если прочитать его купированный вариант в большинстве современных источников, вообще не понятно, о чём идёт речь. Какой-то хлопец пошёл в поле, сломал несчастное деревцо, понаделал из него свистулек, балалайку и вернулся домой, в новые сени, мешать домочадцам своим бренчанием на трёхструнной почивать после тяжёлого трудового дня (примерно так пересказала мне содержание песни одна знакомая пожилая певица из народного хора). А что на самом деле? Оказывается, у песни не герой, а героиня: молодая женщина, насильно выданная замуж за старика, мучается-мается в доставшейся ей безотрадной жизни и думает, как бы досадить своему постылому мужу (в первом куплете) и заменить его молодым полюбовником (во второй части песни).
В современных сборниках либо публикуется начало песни (вариант с берёзкой, народным умельцем и его балалайкой, введший в заблуждение нашу народницу) без следующих волнительных подробностей:

Стану в балалаечку играти,
Стану стара мужа разбужати:
«Встань ты, мой старой, проснися,
Борода седая, пробудися,
Вот тебе помои — умойся,
Вот тебе онучи — утрися,
Вот тебе заслон — помолися!
Вот тебе сухарь — подавися,
Вот те ложку щей — захлебнися,
Вот тебе шило — заколися!
Ой-люли, ой-люли! — заколися!»

…либо ничтоже сумняся просто берётся второй куплет полного варианта песни, в котором молодуха мечтает о том, как она будет обхаживать своего молодого любовника:

…Стану я милова будити:
«Встань, ты мой милой, проснися,
Ты, душа моя, пробудися,
Вот тебе водица, умойся,
Вот те полотенце, утрися,
Вот тебе башмачки, обуйся,
Вот тебе кафтанчик, оденься».

Как видите, смысл песни при таком подходе теряется или меняется на прямо противоположный, вероятно, в угоду поборникам семейной морали. Вот такое «ой-люли, ой-люли»…

Но давайте оставим подобные вольности на совести тех, кто считает для себя возможным покушаться на создававшееся веками народное наследие, и перейдём, наконец, к теме нашего разговора, анонсированной в заголовке, — о жести в народных песнях.
На самом деле русская народная песня полна насилия, жестокости и изобилует подробными описаниями бесконечных пакостей, учиняемых друг другу супругами, любовниками, членами одной семьи (свекровь — невестка, сестра — брат, зять — тёща и т. д.; недаром в знаменитом сборнике П. Шейна 1898 года подобные песни без всяких обиняков помещены в разделе «семейные») и просто хорошими знакомыми. Причём жестокость эта отнюдь не такая наивно-детская, как в приведённом выше примере со сломанной берёзкой. Вообще около восьмидесяти процентов всех песен посвящены взаимоотношению полов, страстям дам и кавалеров, из них более половины — их кровожадным разборкам. То молодец забивает до смерти свою подругу плёткой, то жена мечтает повесить-зарезать-отравить (причём нередко последовательная комбинация этих вариантов встречается в одной песне!) своего благоверного, то сестра подсыпает яду собственному брату. Впрочем, довольно слов, давайте уже перейдём к делу. Тело, как любят говаривать криминалисты — и в нашем случае эта присказка более чем уместна, — в дело!
(В скобках подчеркну, что в данном исследовании мы будем использовать малознакомые широкой публике подлинные тексты, взятые только и исключительно из источников, опубликованных не позднее 1900 года.)
Для разминки зададимся вопросом: откуда родом жестокость в человеке? Разумеется, как и всё в нашей жизни, из детства, откуда же ещё! Вот скажите, каким может вырасти маленький ангелочек, если мамочка перед сном поёт ему такие колыбельные?

Бай, бай, бай,
Наше дитятко!
Спи да усни,
Наше маленько!
Спи да усни,
На погосте гости!
Бай да люли,
Хоть сегодня умри!
А завтра к дитёнку
На похороны
Кладём цюроцьку
В могилоцьку,
Под бел камешек,
Под сыпуцей песок,
Подле бабушки,
Подле своей родни!
Бай, бай, бай —
Да убайкайся,
Спи, моё милое,
Спи, дорогое!

А то и похлеще:

Бай, бай, да люли,
Хоть сегодня умри!
Сколочу тебе гробок
Из дубовых досок.
Завтра мороз,
Снесут на погост.
Мы поплачем, повоем —
В могилу зароем.
В лес по хворост пойдём,
К тебе, дитятко, зайдём.

А так начинается невинная детская песенка про серого козлика:

Был у бабушки козёл,
У старушки доброй,
Он под печкой живал,
Стару бабку бивал.
Он за то её бьёт —
Пирожки дурно печёт:
Когда кислы, когда пресны,
Когда не солоны.

Следующая песня тоже похожа на жуткую сказку, рассказанную на ночь. Тут — просто психоз какой-то!

Марьюшка Казаковна
По торгу всё ходила,
Ситца, решетца купила.
Шла домой — растеряла,
Пришла домой — разсердилась:
Кошку ремёшкой стегала,
Стараго кота татауром,
А дедка в лоб мотовилом,
Бабку в лоб поварёнкой.
«Дедушка, не сердись-ка!
На пирожка, подавись-ка!
На молочка, захлебнись-ка!
Завтра твои именины,
Послезавтрева хоронины.
Приедут к тебе на именины,
Приедут на хоронины
Два волка седатых,
Два старика горбатых,
Две девки косматых,
Два парня без шапок!»

После подобных сказок да колыбельных малыш в лучшем случае вырастет принимающим жестокость как норму, даже как традиционный, хоть и весьма своеобразный, способ выражения любви в семье. И чего уж тогда удивляться реакции девушки, описанной в одной из хороводных песен:

На лужках было, лужочках —
Тут девушки кружки́ вили…
Одна девка, приуставши,
Спать ложилась к молодцу на колени.
Молодец в гусли играет,
Свою Дуню разбужает:
«Встань, лапушка,
Встань, белая лебёдушка!
Эвон едет твой батюшка!»
— Я батюшки не боюсь,
Родимова не стыжусь.
Мой батюшка не чужой:
Побьёт, побьёт — перестанет,
Перестанет бить, устанет...

Отец бил, мать била, милый бил, а ей всё нипочём! Недельку-другую полежала, оклемалась — и снова гулять-плясать! И всё поёт себе под нос за прядением, мурлычет:

…А я ль, молоденька, охоча гуляти,
Охоча гуляти, скакати, плясати,
Скакати, плясати, в зелéн сад ходити.
За те ль меня скачки, за те ль поплясушки
Мой батюшка бил, бил, меня родной мой бил, бил…
Моя матушка била, меня родная била…
Мой милинькой меня бил, бил…
А я ль, молоденька, а я ль, зелененька,
Я с тех ли с побоев, я с тех ли с тяжёлых
Неделю лежала, другую вставала!

Вроде ерунда, ну поколачивают иногда батюшка с матушкой, да и ладно, может, провинилась в чём, на то оне и родители, чтобы воспитывать. Но вот подслушал молодец, что там тихонько поёт подружка за работой, послушал Ванюша Дуняшу, дослушал до конца — и сделал свои выводы. И при первом же случае, при первой же размолвке взял да и убил её, сердешную.

Как пошла наша Дуняша
Яровое в поле жать.
Один снóпочек нажала,
Не успела завязать,
Оглянулася назад:
Идёт Ванюшка межою,
Несёт чулочки под полою,
Шёлковы чулочки, с решёточкой,
И козловы башмачки.
«Ты садись-ка, Дуняша,
На высокую межу,
Обувайся-ка, Дуняша,
В черевички, башмачки!»
Одну ноженьку обула,
А другую не обуть.
«Мне чулки те негожи́
И на взгляд не хороши».
Распрогневался Ванюша
На Дуняшеньку свою —
Как ударил он Дуняшу
По румяной по щеке,
По жемчужной по серьге:
Не ведь — жемчуг подбирать,
Но ведь — к батюшке бежать!
Как на встречу-то Дуняше
Родной батюшка идёт
С родной матушкой.
«Ты скажи, скажи, Дуняша,
Скажи, милая моя:
Кем подбитые глаза
И растрёпана коса?»
— Ах, родной ты мой батюшка!
У меня головушка болит,
Родная ты моя матушка!
Разнедужилася я…»
К белу свету Дуняша не поправилася,
Не поправилася, переставилася.
За рекой, за речкою
В большой колокол звонят —
Знать, Дуняшу хоронят.
Где собачушки воют,
Тут могилушку роют,
А где волки завывают,
Там Дуняшу зарывают.
А Ванюшенька, молодчик (ещё бы! – говорим мы с вами),
Он догадливый был:
Забежал он наперёд
И на сыру землю пал.
«Ты прости, прости, Дуняша,
Прости, милая моя!
Я хотел ведь пошутить,
Не до смерти тебя убить,
Не достанься ж ты, Дуняша,
И ни мне, и ни тому,
Неприятелю мому!
А достанься ты, Дуняша,
Сырой матушке-земле,
Гробовой доске!»

Вот и вспомнил к месту наш ангелочек тот самый маменькин гробок из дубовых досок!
Впрочем, в долгу Дуняша не останется. Она в лице героинь других песенных историй воздаст бедному Ванюшке за его злодеяния сторицей. Уж будьте уверены, месть обиженной русской девушки будет страшной и изощрённой! Я бы на месте молодца тысячу раз подумал, прежде чем решиться где-нибудь на посиделках девицу «прибесчёстовать» (бесчестить, но как бы слегка, т. е. позорить словами, унижать, насмехаться; ох, люблю я эти старинные словечки-выверты: соединят несоединимое, поменяют пару-тройку буковок в слове — и аж русский дух (слух) захватывает!). Как бы там ни было, но говорить вслух о своих оригинальных сексуальных фантазиях точно не стоило.

У нас да на мураве, у нас да на зелёной
Молодец девку прибезчёстовал,
Цаловал, миловал, да за руки хватал,
Перестеночки (перстеньки) сымал позолоченныи.
Отошедши от ней, насмехаться стал,
Насмехаться стал, насмеиваться:
«Кабы эта девушка за мною была,
За мною была и мною слыла,
Мною слыла, добрым молодцем,
Привязал бы я её к короватушке,
К короватушке, к дубовой доске,
Стояла б она увсию ноченьку,
Увсию ноченьку, увсию тёмною,
Глядела б она вдоль по небушку,
Сшитала б она часты звёздочки».
— Не серди меня, добрый молодец!
Отсмею тебе все насмешечки,
Издивлю тебе все издивочки,
Ведь я девушка не безродная:
У меня, у девушки, есть отец и мать,
Есть отец и мать, да два братца родные,
Два братца родные, два названныи.
Я велю братцам подстрелить тебя,
Подстрелить тебя, потребить душу:
А убейтя яво на полуверсты,
На полуверсты до полусмерти,
Привязитя мне тело белоя,
Тело белоя, молодецкоя,
Молодецкоя, завдалецкоя;
Я из косточек терем выстрою,
Я из рёбрышек полы выстелю,
Я из рук из ног скамью сделаю,
Из головушки яндову́ солью,
Из суставчиков налью стаканчиков,
Из ясных очей чары винныя,
Из твоей крови наварю пива.
Созову я всех подруженек,
Посажу я всех по лавочкам,
Сама сяду на скамеечку.
«Вы подруженьки мои, голубушки!
Загану я вам загадочку,
Вам хитру, мудру, недогадливу:
Во милом живу, по милом хожу,
На милом сижу, из милова пью,
Из милова пью, кровь милова пью».
Тут все девушки призадумались —
Одна девица порасплакалась;
Эта девица была — яво сестрица.
«Говорила я братцу милому:
Не ходи, милый, к девушке в слободу —
Что тебя девушка совсем сгубит!»

Короче, вот и поговорили. И ещё:

Полюбил портной Ваня девчонку,
Он хотел её взять. Он взять её взял,
Насмеяться над ней стал.
«Ты не смейся, душа молодчик!
Душе жизни твоей скоро конец.
Не со всею, парень, красотою,
Не я, девка, сиротою,
Есть у мене не только отец-мати,
Есть у мене два родныи браты,
Два соколика в мене ясных.
Велю я тебе, расканалью,
Среди поля тебе догнать,
Ручки-ножки пообломать,
Душу с телом твоим растерзать.
Ой, из косточек твоих, суставцев
Я высок терем срублю,
А из жиру твово, из сала
Сальных свечек да налью,
А из жил твоих, из мяса пирогов напеку,
А из твоей крови варенье наварю.
Ой, зазову гостей — красных девушек,
Ой, красных девушек и сестрицу его,
Загадаю им загадку — неотгадливую:
«Ой, я на милому сижу,
Я на милаго гляжу,
Милым подчиваю».
А сестрица его догадалася,
Да дробными слезами умывалася.
«Ой ты, братец мой родной,
Отца матушки одной!
Чи я тебе, мой братец, не приказывала,
Што не ходи ты, мой братец,
Поздно вечером один,
Ой, не покупай ты, мой братец,
Сладких водочек!
Ой, не напаивай ты, мой братец,
Красных девушек!
Што им слава хороша,
Тебе, братец, тяжела —
Што у свете не жить,
По улицам не ходить,
Красных девок не любить».

Впрочем, девица и сама вполне может управиться с насмешником, без семейной помощи. Ведь два братца-то у неё, оказывается, это два булатных ножа! Остальное — дело техники. И столярно-разделочных навыков.

Что не ястреб совыкался с перепёлушкою —
Солюбился молодец с красной с девушкою.
Проторил он путь-дорожку, перестал, ходить,
Проложил он худу славу, перестал любить.
«Насмеялся ж ты мной, отсмею и я тебя,
Ты не думай, простота, что я вовсе сирота:
У меня ли у младой есть два братца родных,
Есть два братца родных — два булатных ножа.
Я из рук твоих, ног короватку смощу,
Я из крови твоей пиво пьяно наварю,
А из буйной головы ендову́ сточу,
Я из сала твово сальных свеч налючу,
A послей-то тово я гостей назову,
Я гостей назову и сестричку твою;
Посажу же я гостей на кроватушку,
Загадаю что я им да загадочку,
Я загадочку неотгадливаю:
Ну да что ж таково — я на милом сижу,
Я на милом сижу, об милом говорю,
Из милова я пью, милым потчую,
А и мил предо мной свечою горит?»
Вот тут стала сестричка отгадывати:
«А говорила, брат, я часто тебе:
Не ходи ты туда, куда поздно зовут,
Куда поздно зовут да где пьяне живут».

А я бы на месте героини этой песни ещё призадумался о подружке и разделал бы заодно сестричку милого за её подлую клевету! Это кто здесь всю ночь гуляет и пьянствует?..
Впрочем, пока это всё лишь слова и угрозы. Но вот наша мстительница переходит к действию. Причём делает это мастерски, прибегая к самому верному средству — отравлению зло-кореньями. Тут достанется и милому, и немилому, и дружку, и супостателю, и даже братцу родному. И никто не выживет!

Разгуляюсь я, младенька,
В чисто поле далеко,
Я разрою сыру землю
В тёмном лесе глубоко.
Накопаю зла-коренья
И на реченьку пойду.
Я намою зло-коренье
Разбелёшенько,
Иссушу я зло-коренье
Разсухошенько,
Истолку я зло-коренье
Размелькошенько.
Наварила зла-коренья —
Дружка в гости позвала:
«Ты покушай, моя радость,
Стряпатинья моего!»
Угостивши любезнова,
Я спросила у него:
«Каково, дружок любезный,
У тебя на животе?»
«У меня на животе
Точно камешек лежит,
Ретиво моё сердечко
Во все стороны щемит».
И скончался мой любезный
На утрянной на заре.
Отвозила любезнова
Я на утрянной заре,
Отвозила любезнова
В чисто поле далеко,
Я зарыла любезнова
В сыру землю глубоко.

Или ещё был похожий случай. Главное дело, могла девица и матушку с батюшкой за компанию на тот свет отправить, но почему-то передумала. Зато дружку досталось по полной, хоть он и пытался сопротивляться. Да куда там!

Как под грушей, под зелёною
Строгал стружки добрый молодец.
Он пущал стрелу во чисто поле,
Он убил, ушиб змею лютую.
Тут брала стружки красна девица,
Ах, нашла она в стружках змею лютую,
Ах, изсушила змею сухо насухо,
Истолкла змею мелко-намелко,
На огонь клала зелья лютова,
Пепел веяла, да зелье делала —
Не для батюшки, не для матушки,
А для мила дружка, для насмешника.
Что встречала ево середи двора,
Что брала-то ево за белыя руки,
Ах, что ввела мил дружка в нову горницу,
Посадила ево за дубовый стол,
Налила стакан зелья лютова,
Подавала я дружку милому:
«Ты испей, испей, добрый молодец!»
— «Ты испей сама, красна девица».
Налила стакан зелья лютова,
Капля капнула коню на гриву,
Коню на гриву, дружку на сердце.
А тут его речь переменилася:
«Что ты плохо пьёшь, красна девица?»
— «А я пила, пила, наливаючи,
Ах, я тебя, милой, дожидаючи,
Всё тебе, милой, подаваючи».
У коня грива загорелася,
У дружка голова с плеч свалилася,
Да к коню под ноги покатилася.
Тут на правду с ним распростилася.

Зелье, как я понимаю, просто голову сносит!
Но в таком тонком деле как отравление, легко можно совершить промашку, ошибиться с адресатом. И вот вместо насмешника-супостателя в могилу сходит брат родной (см. первый вариант), а то и ни в чём не повинный мил дружок (вариант второй).

Разнегодна дрянь-девчонка
По лужочку гуляла,
Зло-коренье копала.
Я копала зло-коренье
Глыбко-наглыбко его,
Уж я мыла зло-коренье
Бело-набело его,
Уж сушила зло-коренье
Сухо-насухо его,
И толкла я зло-коренье
Мелко-намелко его.
Я варила зло-коренье,
Я варила, норовила,
Норовила зло-коренье
Я немилому дружку, —
Как попало зло-коренье
Братцу родну моему:
Как со вечера мой братец
Поразохался,
Ко полуночи мой братец
Он попа спросил,
Ко белу свету мой братец
Переставился.
Он успел, моя надежда,
Слово вымолвить:
«Схорони, меня, сестрица.
Между трёх дорог:
Кто ни едет, кто ни йдёт —
Богу молится,
А тебя, мою сестрицу,
На проклёт даёт».

Я копала ли коренье, кое надобно,
Уж я мыла то коренье бело-набело,
Я сушила то коренье сухо-насухо,
Я молола то коренье мелко-намелко,
Я топила то коренье в мёду, в патоке,
Я наклала в то коренье зелья страшнова,
Я хотела опоить-то супостателя —
Опоила невначай-то (невзначай) дружка милова.
Чуть успел мой друг Ванюша слово высказать:
«Ты вели обмыть, Параша, студенóй водой,
Оботрать (обтереть) вели, Параша, шелковóй травой;
Прикажи одеть, Параша, в платье цвéтное,
Проводи меня, Параша, в поле чистое;
Хоронить вели, Параша, при дороженьке,
В зголовах вели поставить колоколенку,
А в ногах поставь, Параша, ты часовенку;
В праву ручку дай, Параша, мне гитарочку,
В леву ручку дай, Параша, мне цыгарочку,
Во уста, подай, Параша, стакан водочки:
Что старóй идёт, Параша, Богу молится,
Молодой идёт, Параша, наиграется,
Веселóй идёт, Параша, он напляшется.
Если ты идёшь, Параша, — ты наплачешься…»

Однако, «чуть успел» Ванюша не только слово высказать, а и целую речь предсмертную толкнуть!
Есть и вариант, где молодец учит зазнобу, как отравить (струтить) её родного брата (и откудова только сам рецепт прознал!), но едва она это делает, наш герой… В общем, читайте:

«Сербина, Сербинушка,
Сватай меня, девчинушку!»
— «Я бы рад тебя сватать,
Да боюсь твово я брата.
Уж струти́ (отрави) ты свово брата,
Тогда буду тебя сватать!»
«Я бы рада иструтити,
Да не знаю того зелья».
— «Ходи, девка, в чисто поле,
В чистом поле долинушка,
На долинушке былинушка,
Под былинкой гадючинка.
На былинку ветром дуеть,
На гадючу солнцем печёть,
Из гадючи трута (яд) течёть.
Подставь, девка, конявочку (кринку, кружку)
Под гадючю головочку».
Ещё братец во дороге,
А сестра ему на помоге:
«Коштуй (пробуй), братец, моё пиво,
Без тебя я наварила».
Братец пива-то напился
И на коничек садился,
За сердечко ухватился:
«Уж и что ж, сестра, за пиво,
Что за сердце ухватило?»
Во все звоны зазвонили,
Сестра братца схоронила.
Сама пошла до Сербины.
«Сербина, Сербинушка,
Сватай меня, девчинушку!»
— «Ты струтила свово брата,
Свово брата-то роднова —
Струтишь и меня, парня молодова!»

Вот те раз! Сам девку на грех подбил — и в сторону! А девчинушка осталась и без братца, и не просватанной… Тут на её месте невольно любая бы задумалась, стоит ли вообще спешить с замужеством?
(Кстати, обратите внимание на ритм и слог в середине песни-былины про Сербинушку — ну чем вам не сказки Александра нашего Сергеича? А уж следующая — так и вовсе из серии «Кабы я была царица».)

Выходили красны девицы
Из ворот гулять на улицу,
Выносили красны девицы
Соловейка на белых ручках,
Соловья ли позолоченнаго
Молодово, позаверчатаго.
Соловеюшко разсвищется,
Красны девицы разыграются.
Возговорил соловушко,
Красным девицам наказывал:
«Погуляйте, красны девицы,
Пока весело во девушках,
Вы покудова у батюшки,
У сударыни у матушки.
Неравён ли сват присватается,
Неравён ли замуж выйдется,
Неравён злодей навяжется:
Либо старый-от удушливый,
Либо малый-от недошленький,
Либо ровнюшка — дурак-пьяница».
Я бы стараго потешила —
Во сыром бору повесила
Что на горькую осинушку,
Да на самую вершинушку,
Добрым людям на посмешище,
Чёрным воронам на граянье.
Я бы малаго потешила —
Раскачала б — в воду бросила.
Я бы ровнюшку утешила —
На кроватку спать полóжила,
На кроватку на тесовую,
На перинку на пуховую
И на правую на рученьку!

Да и как тут не задумаешься, когда замужние подружки-молодушки рассказывают про семейную жизнь всякие страсти-мордасти?

Как у ваших, у наших новых дворов
Как скачет и пляшет мал воробей —
Уж мал-таки мал, горазд маленький,
Уж он бел-таки бел, горазд беленький.
Девушек, молодушек на улицу манил:
«Пойди, девушки, с нами, молодицы с нами!
Уж старых старушек нам не надобно».
Молодицы девицам спозавидовали:
«Вам, дивья, хорошия девушки, своя воля гулять,
Отцы-матери велят и наказывают,
И наказывают, не загораживают.
Наша воля теперь миновалася,
Миновалася и потерялася».
Проявилась моя волюшка у короля в Новегороде —
В новом городу, во высоком терему,
Во высоком терему, на перине на пуху.
Она пусть поспит, понежится,
Неровной сойдёт — горе навидается:
Она без соли щей нахлебается,
Волочащих кусочков нахватается,
Без хлеба на барщину понаходится,
Во чужих-то людях понамается.
Уж как вьют-то кнутки все ремяные,
Уж как плетут-то плётки шелковыя,
Что про наше тело про белое,
Что про нашу кровь про горячую.
Плётка плотно лежит,
Кровь-то ручьём бежит.
Плётка взвизгивает —
Кровь-то взбрызгивает.

А с другой стороны у нас ведь как? Красны девушки — что лазоревый цветок, а молодцы — что гнилая солома. Ещё и на коне толком держаться не научился, а уже норовит плёточкой, плёточкой... А выбор-то у девушки какой?..
(На самом деле заключительная в нашем сегодняшнем обзоре песня очень сложная, объёмная, её текст нужно несколько раз перечитать, чтобы понять все вложенные в неё мудрым народом смыслы.)

Снег на талу землю пал —
Молодец с коня упал.
Он упал, упал — лежит,
Никто к нему не бежит.
Увидала, подбежала
Красна девица-душа,
За белы руки примала,
На добра коня сажала,
Да подсаживала,
С уговором провожала,
Всё приказывала:
«Вставай, милый, не лежи,
Коня в седле не держи!
Как поедешь, мой любезной,
По уездам, городам,
Чужим-дальним сторонам,
Со купцами, господами
Не заторгивайся,
На чужой ли на стороне
Не загуливайся,
На хороших, на пригожих
Не заглядывайся.
Что хорошия, пригожия
Тебя высушили,
Из белаго из лица
Румян вывели,
Без мороза без лютова
Сердце вызнобили.
Что ни чёрная грязь —
То старухи у нас,
Что ни белая капустка —
Молодушки у нас,
Что лазоревый цветок —
Красны девушки у нас,
Что гнилая-то солома,
То молодчики у нас.
На гнилую-то солому
Нонче честь пришла:
Она женится, церемонится,
Что лазоревый цветок
За ней замуж идёт,
За ней замуж идёт —
В ноги кланяется.
А гнилая-то солома
На кроватушке лежит,
А лазоревый цветок
У кроватушки стоит,
У кроватушки стоит,
Слёзно плачет, говорит:
«Уж ты, миленький, прости,
На кровать меня пусти!»
— Я тогда тебя пущу,
Когда плёточку сыщу;
Когда плёточку сыщу —
С тебя шкурушку спущу.
«Хоть и три, милой, спусти —
На кровать меня пусти!»

В общем, созрели наши ангелочки для семейной для жизни, всё про это узнали-прознали, всё повыведали. Ну что ж, дело, как говорится, молодое, совет да любовь! На этой счастливой ноте мы наших героев и оставим. Пока.
Пока не рассмотрим во второй части, что они там друг с дружкой будут вытворять после свадьбы-женитьбы. Поверьте, мало никому не покажется!..
Эссе | Просмотров: 217 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 12/01/21 13:35 | Комментариев: 9

В стародавние времена Бог и Дьявол были мало знакомы. Можно сказать, шапочно. Так, кивнут друг другу при встрече, перекинутся парой слов; ну ещё, бывало, подковырнёт язвительный Дьявол Бога, мол, зачем надо было столько мух штамповать? А тот ему благостно в ответ, с тонким намёком: а тебе одних Ворот не достаточно? Но это всё так, по мелочи.
Так было до тех пор, пока однажды интересы Бога и Дьявола не пересеклись. Виной этому, конечно, стал человек.
Изобрёл как-то Бог удивительных свойств глину и решил её опробовать на создании птиц. Только начал месить раствор в тазике и вдруг запершило в него в горле, он как чихнёт! Прямо на глину: апчхи! – и человек готов!
Получился у Бога человек на загляденье, но хвалиться об этом Дьяволу он не спешил, да и зачем? Но Дьявол сам случайно на богова человека наткнулся. Шёл он как-то в туман по берегу реки, вдруг видит – сидит нечто, животное не животное, птица не птица. Хорёк, что ли, какой?.. Подходит Дьявол и спрашивает так издалека, небрежным тоном, мол, как звать-величать тебя, мой юный друг? А человек ему отвечает: «Сам»; говорить-то он толком ещё не умел, да и говорить особо было нечего. Дьявол видит – существо хоть и недалёкое, а уже жарит себе что-то на вертеле, запах стоит сумасшедший! Он не удержался и хвать кусок, а человек его – хвать дубинкой по ноге, так и сломал. Дьявол как заорёт от боли, а человек тем временем бросился наутёк. На шум сбежались местные архангелы, спрашивают Дьявола: «Кто это тебе ногу сломал?» «Да Сам!», отвечает тот с досадой. «Ну, сам и сам. Сам сломал, сам починишь, бес хромой!», сказали ему в утешение архангелы и удалились; не очень-то они любили Дьявола.
А Дьявол призадумался. Подозрительным ему показалось это событие, особенно его финал. Кое-как подлатал он ногу и пошёл, прихрамывая, к саду Бога, поглядеть из-за забора, что там делается.
А человек был уже у Бога. Создатель его как раз прохаживался по своим владениям после обеденной трапезы и размышлял о том, как лучше воспитать своего подопечного. Начать, решил он, лучше с запретительных мер, со всяких-разных ограничений. Бог окинул хозяйским взором сад и остановился на яблоне. Почему бы и нет? Он подозвал человека и сказал ему:
– Смотри, тебе нельзя есть плодов с этого дерева. Понял?
Человек скосил взглядом на яблоню и кивнул.
– Понимаешь почему? – спросил Бог своего несмышлёныша, сам пока не зная ответа на этот вопрос, и демонстративно откусил пол-яблока.
– Табуирование, – ответил тот.
Бог удивлённо вскинул брови.
– И что ты об этом думаешь? – спросил Бог уже с интересом.
– Экзистенция, – сказал человек и развёл руками.
Бог чуть не подавился яблоком и отбросил его в сторону.
– Так-так, – пробормотал он себе под нос и решил вечерком обязательно заглянуть в толковую скрижаль. Затем повернулся к человеку и спросил:
– А как бы ты вообще… гм… охарактеризовал наши будущие взаимоотношения?
– Коллаборация, – человек, как мы помним, ещё плохо разговаривал и отвечал односложно. – Конфронтация. Конформность…

Ага, подумал Дьявол, исподтишка наблюдая за этой сценой, ко всему ещё и есть с кем поболтать. Хотя наш «хорёк» не так уж и прост, с ним у Бога, похоже, будут большие проблемы. А если ещё и…
И Дьявол тут же побежал создавать свой вариант гомо сапиенс. У него оставался запас глины после экспериментов с пресмыкающимися, и он без промедления взялся за дело.
Поначалу у создателя-2 совсем ничего не получалось. То правда какой-нибудь хорёк выйдет, то вроде и человек, да больше на какое-то косматое чудище похож. Пыхтел-пыхтел Дьявол, мучился-мучился, да как плюнет на глину с досады: тьфу! – и человек готов!
Осмотрел он своё создание со всех сторон. Вроде точная копия богова человека получилась, да что-то не то. То ли лишнее что приделал, то ли наоборот. Впрочем, имея легкомысленный характер, Дьявол не стал особо заморачиваться и решил, не откладывая дело в долгий ящик, устроить презентацию своего варианта человека.

Вечером все собрались у него. После аперитива стали Бог и Дьявол, как всегда на подобных мероприятиях, похваляться друг перед другом. Бог говорит: «Что там его делать, человека? Мне это раз чихнуть!» «А мне вообще раз плюнуть!», в свою очередь хвастается Дьявол. А все вокруг только охают да ахают. И решили вечные соперники выяснить при свидетелях, чей вариант всё-таки лучше. Давай, предлагает хитрый Дьявол, устроим соревнование, кто быстрее съест яблоко! И тут же протягивает пару штук в руке. Бог открыл было рот для возражений, но тут дьяволов человек схватил одно из яблок и практически мгновенно – Бог и глазом не успел моргнуть! – сгрыз его всё без остатка. Дьявол с ухмылкой обвёл взглядом собравшихся и победно развёл руками – мол, знай наших! А Бог стал запоздало оправдываться: я, говорит, запретил своему человеку есть яблоки, у него, говорит, от них изжога. Давай лучше посмотрим, чей человек умнее! А Дьявол ему возражает: разве и так не понятно, чей умнее? Кто быстрее сообразил насчёт яблока? Э-нет, отвечает Бог, твой просто проворнее. А Дьявол ему…

– Пойдём отсюда, – сказал богов человек дьяволову, взяв его за руку. – Им теперь не до нас.
Два человека, практически одинаковые, но кое в чём всё же разные, улыбнулись друг другу и спустились по Лестнице, ведущей на Небеса, на Землю.

…А первенца своего они назвали Адамом.
Рассказы | Просмотров: 153 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 26/12/20 10:14 | Комментариев: 0

1.
Оно, конечно, иногда удивительные дела происходят.
Тут в мае прошлого года возвращался острогожский купец Пётр Никодимыч Струков на своей бричке из губернского города домой. Городок наш маленький, провинциальный, дорога к нему лежит через леса глухие, местами непрохожие. Столбовая заканчивается задолго до лесов, потом она превращается в широкую тропинку, а в чащобе и вовсе найти её можно только по приметам, известным тем, кто ездит нередко.
Пётр Никодимыч катил на бричке один, сначала по столбовой с ветерком, с комфортом, раскачиваясь на новых рессорах, позже помедленнее, подрёмывая или раздумывая о своих делах. Обычно дорога рассчитывалась так, чтобы к ночи поспеть домой.
В пути мысли незатейливые, скачут одна за другой, сосредоточиться на чём-то одном сложно. В лесной чаще, там, где от дороги остаются одни приметы, Струкова разморило, поклевал он носом да скоро и уснул совсем, доверившись опыту и чутью своей кобылки, что нередко случалось и раньше. Спал он крепко, снов не видел, потому как уморился за день в деловых хлопотах.
Проснулся Пётр Никодимыч от лёгкого толчка. Лошадь сразу остановилась. Он спросонья протёр глаза, слез с брички и, оглядев её со всех сторон, определил, в чём оказия: правым колесом бричка налетела на пень, и колесо треснуло в нескольких местах, при этом раскол пошёл и по ступице. Дело было дрянь, без мастера никак не обойтись. На таком колесе можно протащить бричку по большаку, но только не по бездорожью лесному. К тому же, осмотревшись, Пётр Никодимыч понял, что приключилась с ним эта поломка в самой глухоте леса, в непролазном буреломе, в котором не поймёшь даже толком, в какую сторону идти. Скорые сумерки осложняли дело, укрывая и без того не видимую тропинку. Да и была ли то та самая тропинка? Куда на самом деле завела его лошадь, пока он спал? На эти вопросы ответить самому себе Струков пока не мог. Было определённо ясно только, что ночевать ему придётся в лесу и лучше, наверное, под деревом. Он и нашёл себе ночлег под огромным раскидистым дубом, привязав распряжённую лошадку на лесной лужайке поблизости.

2.
Расположился купец кое-как, соорудив себе постель из травы да из веток меж выпирающих из земли толстых корней, глянул на месяц, а тот на него, да полезли бедолаге в голову всякие мысли. Не спится хоть тресни. Он и так пробовал повернуться, и эдак, то руку под голову положит, то шапку под щёку примостит, а всё не пускает его в свои объятья Морфей. Наверное, только под утро забылся Пётр Никодимыч в дремоте, уже не разбирая точно, где сон, а где явь.
И привиделось ему, будто ночью разбудили его странные звуки, похожие на гортанное кудахтанье огромной птицы, только приглушённое и как бы осторожно-сдержанное, и шедшие вроде как откуда-то сверху, из густой кроны дуба. Купец глянул вверх и открыл рот от изумления: прямо над ним, аршинах в семи или чуть выше, лежало на ветвях колоссальных размеров гнездо, с одного края которого за ним пристально следила пара диких, горящих мерцающим светом глаз. От неожиданности и страха члены купца словно бы парализовало, так что он не мог ни двинуться с места, ни вымолвить слова, а вскоре, вероятно, и вовсе потерял сознание, пролежав в полузабытьи какое-то время.
Едва очнувшись, он тотчас посмотрел вверх, на гнездо. И снова изумился, только теперь с облегчением и даже радостью: вверху оказалось никакое не гнездо, а всего лишь несколько веток, причудливым образом переплетённых между собой, а за глаза купец принял две звезды, и сейчас ещё хорошо различимые на бледнеющем предутреннем небосводе. Пётр Никодимыч хмыкнул и… проснулся. На этот раз по-настоящему.

3.
Уже совсем рассвело, и лишь остатки утреннего тумана немного препятствовали свободному обзору. Приподнявшись и оглядевшись, Пётр Никодимыч отметил про себя, что находится на прежнем месте под тем же деревом; всё вокруг выглядело так же, как вчера вечером, и всё же что-то его беспокоило.
Повертев туда-сюда головой, купец бросил взгляд в сторону брички и похолодел: бричка стояла на месте, а вот лошади рядом с ней не было! Он вскочил и пробежался по краю лужайки, окликая свою верную кобылку, но лишь напуганные им птицы ответили ему громким щебетом. Пётр Никодимыч вернулся на место, опасаясь заблудиться, и остановился в растерянности. Отчаяние овладело им. Лошадь могла, понятное дело, просто отвязаться и, возможно, мирно бродила сейчас где-нибудь поблизости, пощипывая травку, ну а как случилось что похуже? Впрочем, если бы на лошадь напали волки, она бы, наверное, разбудила его своим испуганным ржанием…
Струков стоял под деревом и пытался думать. Но сосредоточиться на чём-либо одном никак не получалось. Да и сон этот чудной не шёл из головы. Где это там висело во сне гнездо?
Пётр Никодимыч поднял глаза и стал рассматривать ветви огромного дуба, под которым провёл ночь. Что-то там, вверху, показалось ему очень странным, он нервно повёл шеей и сделал пару шагов назад, отступив в свободное пространство подальше от дерева. И тут увидел… Теперь это были точно не звёзды – из тьмы густой кроны за ним внимательно наблюдали сразу две пары чьих-то глаз! Как ни странно, на этот раз купец почти не испугался. Он даже прищёлкнул языком, в полной уверенности, что на него смотрят какие-то крупные птицы наподобие тетеревов или, скажем, рысья семейка. Возможно, он потревожил животных своей беготнёй и восклицаниями. Рысей, конечно, стоило опасаться, особенно если это мать с детёнышем, но если не делать резких движений и медленно отступить…

4.
Отступить, вероятно, Пётр Никодимыч не успел. Он не знал этого точно, потому что вообще ничего не помнил с момента, как подумал о рысях. К тому же, едва придя в себя, он всё ещё мало что соображал. Голова гудела и сильно болел затылок, из чего напрашивался вывод, что его огрели чем-то тяжёлым, и он потерял сознание. Купец в своей жизни побывал в разных переделках и по собственному опыту знал, какие ощущения испытываешь, когда тебе двинут дубиной по черепу. Следующим неприятным открытием стало то, что его руки и ноги кто-то крепко связал бечёвкой. Этого ещё не хватало! Похоже, он оказался в плену у лесных разбойников. Но что с него было взять? В губернский центр он ездил договориться о поставках товара, ничего с собой не имел, денег и то было совсем немного, да он и сам бы всё отдал, жизнь-то дороже. Бричка, лошадь? И то, и другое можно было незаметно забрать, пока он спал...
Его невесёлые размышления прервал глухой шум, доносившийся… вроде как снаружи? Только сейчас до него дошло, что он находится в… нет, помещением это назвать было нельзя… Купец посмотрел по сторонам и инстинктивно опустил взгляд вниз… Боже, да он на дереве! Сквозь сложенный из крупных веток настил, на котором он возлежал, отчётливо был виден уходящий к земле широкий ствол дуба, узловатые корни под ним, а чуть дальше – зелёная травка и даже край брички. Струков тут же вспомнил свой сон и понял, что никакой это был не сон, а самая что ни на есть явь, от усталости и недосыпу принятая за сновидение.

5.
Пока купец размышлял о своём положении, тщетно пытаясь освободиться, наступил полдень. Солнце стояло в зените, ярко освещая всё вокруг, проникая в каждую щель, и теперь можно было во всех деталях рассмотреть место, в котором он оказался. Пленник сразу же убедился, что это действительно было огромное гнездо, не особо умело сложенное из веток и сучьев. С одной стороны его находилось входное отверстие диаметром чуть менее аршина, прямо напротив него – крупная ветка с насиженным, натёртым до блеска широким стволом. Струков недолго думая решил просунуть голову в отверстие и посмотреть вокруг, но едва он это сделал, как взгляд его наткнулся на… некое косматое существо внизу, под деревом, внимательно наблюдающее за ним маленькими узкими глазками. Существо было без всякой одежды, весьма похоже на крупную обезьяну, только стояло почти по-человечьи прямо, имело не такие длинные передние конечности и было не так волосато. По некоторым определённым признакам Струков понял, что перед ним самка, причём далеко не первой свежести. Бегающие, быстро стреляющие чуть выше его головы глаза подсказали купцу, что существо держит в поле зрения ещё кого-то, и он, медленно повернув голову, глянул в направлении этого взгляда. И обомлел. Чуть выше, аршинах в трёх от гнезда, на ветке сидело ещё одно обезьяноподобное существо женского пола и тоже во все глаза наблюдало за ним. Было оно так же обнажено, но значительно моложе, ещё менее волосато и сидело в весьма непосредственной позе – широко расставив ноги и держась руками за верхние ветки, так что было отчётливо видно все его природные прелести. «Какой срам!», подумал купец, но почему-то не мог глаз оторвать от этой «срамоты»…

Эпилог.
Вот какая странная история произошла с нашим острогожским купцом Петром Струковым. Если кто-то посчитает, что мы прервали её на самом интересном месте, так тому есть объяснение, совершенно нас оправдывающее. Сам Пётр Никодимыч не раз в дружеской беседе рассказывал нам о своих злоключениях, о том, как заблудился в лесу, потерял лошадь и вынужден был плутать чуть ли не целое лето в поисках дороги, питаясь одними кореньями и ягодами. Но едва он доходил до того момента, как оказался в гнезде, плавная речь его начинала сбиваться, он подолгу подбирал слова, смущался и в конце концов, бормоча извинительным тоном что-то типа «да, братцы, жизнь…», растерянно замолкал.
Толки по городу до сих пор ходят разные. Хотя у нас никто не верит, что нынешняя супружница Струкова Маруся и есть та самая самка питекантропоса, встреченная им в глухом воронежском лесу. Оно и понятно. Тем более что приодел её купец по-божески да не поскупился на всякие новомодные женские хитрости вроде белил или румян… Однако всё-таки слишком уж она чернявая и какая-то… взлохмаченная всегда, словно только что встала с постели или вылезла из своего гнезда. Но это острогожские болтуны приписывают больше её нервной болезни и недостатку домашнего воспитания, чем дикому происхождению. Впрочем, у нас это почти одно и то же…
Рассказы | Просмотров: 166 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 15/12/20 10:32 | Комментариев: 2

Вот так бывает – застрянешь вдруг во времени и сам не поймёшь, кто ты и где. Сидели мы как-то с доном Карлосом у больших серых камней на плоскогорье, и я попросил его рассказать, что он видел, когда был ТАМ.
– Попал я ТУДА по пьяни, – заговорил он как обычно после небольшой паузы. – Трезвый бы ни за что не решился. За входом ничего не было. Тем не менее всё ТАМ было до краёв заполнено этим ничто…
Дон Карлос замолчал, медленно раскурил трубку и прищурился, глядя на склонившееся к западу солнце. И стал похож на перекормленного индейца.
Я вежливо кашлянул.
– Тебе надо побольше пить, – отозвался он, не поворачивая головы. – Только не из местных колодцев.
– А откуда тогда? Тут же другой воды нет! – наивно спросил я.
Дон Карлос сплюнул.
– Вода здесь вообще ни при чём. Ты слушай и делай.
И он снова умолк. Вершины гор на западе затягивало сизой дымкой, в зарослях чапараля гомонили припозднившиеся птицы, какая-то мелкая живность деловито сновала по камням.
– Как-то поймал я зайца, – заговорил он через несколько минут, забивая в трубку новую порцию сушёной травы. – Вот было мудрое животное! Тот заяц о многом бы мог рассказать…
– И что же он тебе поведал, дон Карлос? – спросил я, предвкушая услышать что-то вроде очередной мудрой индейской притчи.
– Ничего.
– Почему?
– Он не успел.
Я вопросительно посмотрел на дона Карлоса.
– Мы с товарищем его зажарили и съели. Это большое искусство – общаться с духами!
Он помолчал и добавил, усмехнувшись:
– А женщины совсем не умеют готовить.
Я понимающе хмыкнул, и мы оба молча уставились на ломаную линию горизонта, прочерченную цепью темнеющих вдалеке гор.
Прошло не менее получаса, прежде чем я решился нарушить наше сакральное молчание.
– Дон Карлос, скажи, – спросил я как можно более уважительным тоном, стараясь изо всех сил быть тактичным, – а дон Хуан действительно существовал?
– С этим зайцем всё оказалось не так просто, – проигнорировав мой вопрос, после короткой паузы сказал он. – У индейцев яки есть обычай: перед тем как убить и съесть любое животное, ему дают человеческое имя и просят у него прощения. Наш заяц получил имя дон Хуан. Я сразу же, следуя привычным для меня цивилизованным принципам гуманизма, предложил своему другу-индейцу отпустить дона Хуана, но тот объяснил, что земное существование зайца закончилось. Любое существо становится смертным в тот момент, когда получает своё имя и смерть может отметить его в своих списках.
– Это касается и человека, дон Карлос?
– Разумеется.
– Но ведь любому из нас имя даётся при рождении, и мы продолжаем жить!
Дон Карлос посмотрел на меня с усмешкой.
– Не всякое существование можно назвать жизнью, – медленно, чтобы до меня наверняка дошло, произнёс он. – И я не говорил, что смерть сразу же забирает того, кто получит своё имя. Пока у существа нет имени, оно бессмертно. Однако после имянаречения всё меняется, причём для разных существ по-разному. Человеку даётся время, чтобы он мог создать свою судьбу и принять смерть как воин; у животных судьбы нет, поэтому их в такой ситуации следует убить сразу.
– Почему?
– Потому что им и дают имя только для того, чтобы их убить!
– А разве нельзя животное убить без этого?
Дон Карлос, вынув трубку изо рта, повернулся ко мне всем корпусом и долго смотрел на меня, как на глупца, который никак не поймёт прописной истины.
– Если ты не дашь ему имени, – наконец сказал он с удивлением, – у кого же ты тогда будешь просить прощения за вынужденное убийство?
– Да я и не думал просить прощения у какой-нибудь свиньи или куропатки за то, что я их собираюсь съесть! – не к месту эмоционально воскликнул я. – Так уж устроен мир, все кого-нибудь едят, чтобы жить. Волк же не просит прощения у зайца!
– Волк не просит, потому что у него нет судьбы, так же, как и у зайца. Они равны. А у человека судьба есть, поэтому, чтобы сделать зайца равным себе перед вынужденным убийством, он обязательно должен наделить его хотя бы частью судьбы, дав ему имя.
– А что всё-таки будет, если он этого не сделает?
– Если по каким-то чрезвычайным причинам обрывается жизнь не имеющего имени существа, оно остаётся бродить по земле бестелесным призраком, вредя живым, особенно тем, кто повинен в его гибели. Так что выбора у нас не было, и после того как дон Хуан получил своё имя, нам пришлось съесть его на ужин. Никогда не забуду его вкус…
Дон Карлос трагически замолчал, впав в состояние глубочайшей печали. Мне даже показалось, что он украдкой смахнул с глаз слезу. Словно сочувствуя ему и съеденному им зайцу, тотчас затихли и птицы в чапарале. Я не мог вымолвить ни слова, испытывая неловкость за свои дурацкие вопросы; получалось, что я один своим жестокосердием и глупостью не вписываюсь в их гармоничный прекрасный мир, мир сопереживающих птиц, уважаемых зайцев и мудрого дона Карлоса. Безмолвие затянулось и стало тягостным для нас обоих.
Тем временем солнце скрылось за вершинами гор, сгустились вечерние тени, изменив местность вокруг до неузнаваемости. Дон Карлос приободрился.
– Сумерки. Сейчас начнётся.
Я невольно напрягся, опасливо поглядывая по сторонам.
– Вон, видишь тот камень? – продолжал дон Карлос.
Я повернул голову в указанном направлении, но он резко остановил меня:
– Не смотри!
– Но как же…
– Говорю тебе – не смотри! – шёпотом, но достаточно твёрдо повторил он. – Замри!
И после этих слов сам вдруг как-то обмяк, словно футбольный мяч, из которого выпустили весь воздух. Я замер, изо всех сил стараясь не смотреть на камень, но неодолимое желание бросить на него хотя бы мимолётный взгляд полностью завладело мной. Боковым зрением я, как мне казалось, видел, как камень в полумраке начал менять свои очертания и размеры и медленно двинулся в мою сторону. Дон Карлос тихо сидел на своём месте, то ли затаившись, то ли уснув. Наконец я не выдержал.
– Дон Карлос, так что с камнем-то? – едва слышно спросил я, находясь уже на грани обморока от страха.
– А? – Он посмотрел на меня непонимающе. – С каким камнем?
– Ну, ты же сказал – не смотреть.
– А-а… Так и не смотри. Чего пялиться-то? Всё равно его не пересмотришь.
Я растерянно глянул на своего мудрого наставника, но по его виду совершенно невозможно было понять, подшутил он надо мной или говорил серьёзно. Он по-прежнему сидел с полузакрытыми глазами, привалившись спиной к валуну, и попыхивал своей трубкой.
Стало совсем темно. Близилась ночь. Время нашей встречи подходило к концу. Придя в себя от недавних треволнений по поводу ожившего в моём воображении камня, я вспомнил давний научный спор с одним из своих университетских товарищей и решился на ещё один непростой вопрос:
– Дон Карлос, а что ты всё куришь?
Дон Карлос посмотрел на меня с интересом и, кажется, в первый раз за вечер улыбнулся. Он с необыкновенной нежностью погладил свою любимую трубку, о чём-то подумал и вдруг протянул её мне:
– Да на, сам попробуй!
От неожиданности я чуть не поперхнулся жевательной резинкой. И не придумал ничего лучше, чем сказать:
– Я не курю, дон Карлос, ты же знаешь!
Боже!.. Каких только слов я не вспомнил, мысленно ругая себя за свойственный моей природе идиотизм, – в кои-то веки выпал такой шанс узнать самую главную тайну Кастанеды, и я как всегда…
– А кто здесь курит-то? – снова широко улыбнулся он. – Просто затянись!
На этот раз я не стал испытывать судьбу, довольно бесцеремонно выхватил трубку из рук дона Карлоса и…

Немыслимо! После нескольких затяжек я завалился на бок, стал путать время суток и провалился в щель между мирами, полетев вверх ногами куда-то вниз. И весь полёт меня преследовал чёрный крылатый пёс, который то дружелюбно лизал мне пятки, то нещадно за них кусал.
Мистика | Просмотров: 294 | Автор: Предтечин_Александр | Дата: 03/12/20 10:48 | Комментариев: 15