Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45598]
Проза [9405]
У автора произведений: 88
Показано произведений: 1-50
Страницы: 1 2 »

У Серёжи лоб весь в шишках,
На коленках синяки.
Он порой резвится слишком,
Словно козлик у реки:

То попрыгал на диване,
То по лестнице бежит…
Потолок у тёти Ани
Словно палуба дрожит.

Ведь квартира у соседки
Там, на нижнем этаже.
Тётя Аня пьёт таблетки
И почти не спит уже.

Возит по полу мальчишка
Самосвалы, тягачи.
Всё бросает шалунишка –
Ручки, кубики, мячи.

Лишь когда сестричка Соня
Подключает Интернет,
Наш Серёжа - вновь тихоня,
И его как будто нет.

И тогда, взглянув на это,
Мама только и вздохнёт:
«Поскорей пришло бы лето!
Может это нас спасёт…
Стихи для детей | Просмотров: 378 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 14/02/19 19:50 | Комментариев: 0

Три заповеди выполнил мужчина:
Построил дом, при нём посажен сад;
Две дочери, да три красавца сына
И душу греют, и ласкают взгляд.

Но счастье, почему-то, как в тумане:
Забрезжит рыжим солнышком – и нет...
За горизонт обманчивое манит.
Туда ж идти – не хватит ног и лет!

Вот и гадает, в чем секрет таится:
Ждать журавля, синицу ли ловить?
Или, вздохнув, напиться и забыться...
Ну, есть же всё!
Ан, нет былой любви...
Философская поэзия | Просмотров: 333 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 07/11/18 08:32 | Комментариев: 2

А я свой город маленький люблю,
Хотя больших и значимых не мало.
Не важно, где причалить кораблю:
Была б земля, да сходни у причала…

Бесспорно, что милы и хороши
Париж и Прага, Питер и Одесса.
Отыскивая гавань для души,
Я был влюблён как уличный повеса

В Святых Мадонн на Карловом мосту,
Задумчивых гаргулий Нотр-Дама,
И в тот «Бульвар Французский, весь в цвету»,
Что нежные в душе оставил шрамы,

В державный облик Питерских дворцов,
Атлантов незабвенную античность…
Но всех милей родимое крыльцо,
Где всё привычно, просто и статично.

И лишь один всё снится город мне
В кошмарном сне, полынном, как отрава:
Я видел в нём всю правду о войне,
Что так горька, жестока и кровава.

Я видел ставший ДОТом райотдел,*
Заложников измученных колонны,
Десятки изуродованных тел,
И боль, что перевесит мегатонны,

Расстрелянных бандитами – по пять,
Под стенами Буденновской больницы…
Во сне, конечно, проще воевать,
Но, пусть такое вовсе не случится!

Другие мне не снятся города –
Такая вот причуда подсознанья.
Но память всё ж доносит иногда
Тот горький дым на грани осязанья…

* - Районный отдел милиции (РОВД) г. Будённовска Ставропольского края, первым подвергшийся атаке боевиков Ш.Басаева в июне 1995 года...
Гражданская поэзия | Просмотров: 513 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 02/04/18 11:40 | Комментариев: 5

На зеркале пыльном разводы художеств –
Не вывеска, но и совсем не мольберт,
А вязь неразгаданных судеб и множеств,
Что спрятать нельзя ни в карман, ни в конверт…
В зеркальном квадрате
Как шизик в палате –
Холерик, сангвиник я и экстраверт.

А время немеряно для размышлений –
Лежи себе бревнышком, плюй в потолок…
Ты сам себе Троица, Троцкий и Ленин.
Клинком ледоруба – стола уголок.
И символы века
Фонарь и аптека,
И тень человека с фамилией Блок…

А зеркало кривится, корчит мне рожи:
- Ты принял мельдоний? Привет и физкульт!
Разбить его хочется жутко, до дрожи,
А после – хоть в топку, хоть «alles kaputt»!
И веко от тика
Вдруг дёрнется дико
Боясь, что рисунок случайно сотрут…

Я сущности нынче и правлю, и множу,
Сдирая как кожу тщеславье свое.
Так часто мы все же друг с другом похожи,
За миной хорошею пряча вранье.
В зиянье квадрата
Двойник Герострата –
Подобно себе отраженье мое…
Философская поэзия | Просмотров: 401 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 05/06/17 19:23 | Комментариев: 0

“Знаете, каким он парнем был!..”
Н.Добронравов

Под птичий гвалт над стрехами апрель расцвёл над миром
В тот год, когда развеялась космическая тьма.
Сказав лишь раз: «Поехали!», - для всех он стал кумиром
И человечьей вехою в поэмах и в умах.

Да, он мечтал о космосе, смоленский парень русский,
С глазами чуть раскосыми, с улыбкой, что в веках
Для всех людей запомнилась, когда дорожкой узкой
Он шёл по Красной площади, в приветствии рука…

Я помню, как напрасно мы до слёз смотрели в небо,
И все наивно верили, что видели «Восток».
И жизнь предстала сказкою, а смерть казалась небылью,
Хотя судьба отмерила единственный виток.

А как непросто, знаете, быть первым на планете,
И как остаться в памяти, растаяв в вечной мгле?

Пешком к своей обители, космической ракете,
Простые небожители шагают по земле…
Гражданская поэзия | Просмотров: 476 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 17/04/17 07:52 | Комментариев: 0

Болезни каждый в жизни испытал.
А что поделать? Такова природа…
Болеют и деревья, и металл.
И вовсе не причина – время года.
Любой живой болеет организм,
А тот, что выжил – заболеет снова…
Иммунитет, среда, метаболизм –
Всё ерунда, поверьте мне на слово:
Когда Весна придёт в который раз
И запорхает сердце мотылёчком,
И оголятся смело, напоказ
Соски черешни – розовые почки!
Всё кувырком: и мысли, и дела,
И закипает кровь адреналином.
О, как красивы женские тела
Без шуб, пальто – коротких, или длинных.
И пусть отнимут жизни мне на треть,
Хоть режь меня, и хоть пинай в подвздошье –
Готов я вдрызг Весной переболеть
Опять и снова, и как можно дольше!
Лирика | Просмотров: 647 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 22/02/17 08:38 | Комментариев: 11

(Посвящается 240-летию основания Азово-Моздокской оборонительной
линии и моего родного села Александровского, бывшей крепости св.
Александра.)

Эльбруса сахарные головы
торчат за Арфою Эоловой,
и с Машука порой в рассвет
Кавказский видится хребет
и Пятигорский променад
в грозящих пальцах колоннад.

Здесь ночи пьяно-фиолетовы,
а встречи кратки и поэтовы,
и каждый камень говорит
о том, что здесь погиб пиит,
и подползает к Арфе лес,
как за невестою черкес.

Вот, за станичною околицей
вдруг облака взметнулись конницей,
и стремянную спел казак,
да про хопёрских, про рубак,
и в такт звенели стремена
за те лихие времена…
***

Циклопом зван. Ходил по кромке,
порой, по лезвию ножа,
и словно Катеньку держал
в руках империю Потемкин.
Могуч как бык, напорист духом,
привычен брать в нахрап, в бою,
любил Россию – мать свою
и хлеба ситного краюху,
и погулять, и выпить чарку,
и в драке встать спина к спине…
Был полководцем на войне
и человеком цельным, ярким,
в атаки шёл и, нет, не прятал
себя за спинами солдат,
считал святою кровь солдата
светлейший князь.
За то и свят…
За Крым, за флот, за Севастополь,
за дерзость мыслей и побед
так раздражал он Старый Свет
и ненавидим был Европой
и свитой жадною дворцовой,
чья зависть, словно трупный яд.
Что слава, деньги, звон наград
перед убойной силой слова…?
Но, нет забвенья фавориту,
что был велик в своих делах.
Пройдут года, истлеет прах,
и поминальную молитву
по нём прочтут его потомки,
и Крым восславит, и Кавказ.
Не грех сказать в который раз,
чем люб доныне князь Потёмкин!
***

Перс слащав и абрикосов,
режет всех, кто любит россов.
А степняк – и есть степняк,
вор и каверзы мастак.
Турок алчен и продажен,
для него Кавказ так важен.
Князь Потёмкин-душка хват
Катерине шлёт доклад
с диспозицией великой,
как смирить всю эту клику.
Вслед хлестнул кнутом указ:
- «Взять под крылышко Кавказ!»
У России на Кавказе –
штык, нагайка, шомпол в вазе…
Горцам пламенный привет-
ствол ружейный в тот букет.
Хмель свободы в два промилле
выпьют гордые шамили.
Хочешь мира – будь вдвойне,
рус-шайтан, готов к войне…
***

Широта ставропольских просторов
от предгорий до сальских степей
неохватна ни мысли, ни взору,
неподвластна ни татю, ни вору.
Только ветер, ковыль, да репей
ханской дланью облапили склоны
Томузлова, Ташлы и Кумы.
Здесь, где скифии дух испокону,
спят терновники в сизых попонах,
и разводами хны и сурьмы
от Моздока до плавней Азова
разукрашена дикая степь.
По веленью из града Петрова
воплощеньем светлейшего слова
возвели неприступную твердь.
Крепостцы в сером камне, как в латах
для ногаев и горцев – гроза.
Вслед за стенами – ставили хаты
казаки, разночинцы, солдаты.
Мой прапрадед – хопёрский казак
шёл с полком своим с тихого Дона,
чтоб в степях ставропольских осесть…
Слышу медь колокольного звона,
и храню по наследству икону,
шашку деда, и память – как честь!
***

Луна над над речкой Томузловкою
блестит серебряной подковкою,
и от окраины села
видны златые купола.
Атлантом держит небо храм,
как мост к синеющим горам.

Я коренной, я – александровский,
иду селом походкой грандовской:
засел в крови казацкий ген,
пытливый ум интеллиген
та тарских скул упрямый срез –
поэт по прозвищу черкес*.

Дорог и вёрст немало пройдено,
но я к тебе вернулся, Родина!
Родился здесь и хлеб растил,
здесь корни заново пустил,
здесь мой раздался первый глас
И здесь приму последний час…

*- творческий псевдоним автора – Сергей Черкесский…
Гражданская поэзия | Просмотров: 852 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 24/12/16 19:05 | Комментариев: 3

Фонари – вопроса знаки,
Спят бомжи, и спят собаки,
Только бродят буки-бяки
Вдоль фасадов и аллей.
Привидения – не враки:
Присмотритесь, в этом баке
Кто-то злой и в черном фраке,
В грудь стуча, кричит: - «Налей!»

А под клёном, из бурьяна
Тот же клич несётся пьяный.
И друг друга лупят рьяно
Принц, Кощей и Бегемот.
Нынче пятница, ребята,
День рожденья супостата,
И число, что всеми клято,
Если память мне не врёт.

Хают зря число тринадцать!
Что зазря зубами клацать -
Лучше под гитару сбацать,
Чёрной пятницы блюзон.
Да, не любят эту дату
Те, кто сами же рогаты,
Те, кто сыты и богаты,
Те, кто духом не силён.

Этой ночью пахнет серой,
Кошки как обычно – серы,
А котяры – кавалеры
Злей волков. Не подходи!
Здесь тебя в объятья примут,
Скрутят, скурят вместо «Примы».
И залёг змеёй голимой
Скользкий страх в твоей груди.

А луна, размежив веки,
Слёз янтарь роняет в реку,
Цапнет рак за руку Греку, -
Впредь наука дураку!
Да плеснёт волною Лета,
Запечатав рот поэта…
Лишь рассеет морок этот
Хриплый глас: «Ку-ка-ре-ку-у-у!»…
Мистическая поэзия | Просмотров: 549 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 25/11/16 18:33 | Комментариев: 4

Амальгамой ночной серебрилось окно,
Ветер в кольца свивался пружинно,
Пахло осенью ранней, и было темно,
Словно в старом кувшине у Джинна.

Стол к окошку по-братски прижался бочком.
Сыр в тарелке, бокал недопитый…
И приёмничек старый запечным сверчком
О цыганочке пел Кармелите.

Одиночество веткой стучалось в стекло.
Не пилось, не писалось, не пелось…
И вином фиолетовым время текло,
Расслабляя и душу, и тело.

Распласталась торшерная тень упырём –
Так и вмазал бы сдуру дуплетом…
Мы прощальную пили вчера с сентябрём,
С самым лучшим на свете поэтом.
Городская поэзия | Просмотров: 642 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 27/09/16 18:03 | Комментариев: 5

«Инесса – иней на осоке,
звон колокольный, сон глубокий…»
(Юрий Беликов. «Два имени»)

Елена – капелька елея,
Дым, уголёк, что долго тлеет.
Елена – пальчики в росе,
Елена – блуд во всей красе.
А Сергий – серые печали,
Степные конники с мечами,
И скифский каменный курган,
И стылый холод по ногам.
Витает рок над именами
И даже жутко временами,
Когда который раз в судьбе
Они в единстве и борьбе,
Когда до судорог хмелея,
Друг другом до смерти болеют.
И, разойдясь на миг, навек,
Сольются вновь как русла рек.
И губы сладостно елейно
Прошепчут радостно: - «Елена!»
И уголёк запалит степь,
И затрещит кургана крепь,
И скиф, сердитый как стихия,
К ногам как дань швырнёт стихи ей.
А если дань не принята –
Была любовь, да вновь не та…
Любовная поэзия | Просмотров: 792 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 22/09/16 12:51 | Комментариев: 10

(Героям Керченско-Эльтигенской десантной операции 1943 года посвящается.)

Эльтиген, Эльтиген*, тьма огнём разъята.
В красно-льдистой шуге бьёт волна накатом.
И в Крыму просто «швах» в ноябре погода.
Перегруз в катерах, но дошли, и в воду…
Тянет хлопцев ко дну вес десантной клади,
Но сигают в волну, напирают сзади.
Ты по горло в воде, ты хрипишь и стонешь.
Чем теплее одет – тем скорей утонешь…
На бушлатиках лёд, да не время сохнуть.
Помним только: - «Вперёд!» Добежать, не сдохнуть.
Ведь война для солдат – тяжкий труд, работа.
Заряжай автомат, да стреляй, пехота!
У войны сотня лиц: кто бывал, тот знает,
Кровь и боль без границ, без конца и края.
А по венам траншей, тел солдатских тромбы,
Нет спасенья от вшей, не сбежишь от бомбы.
Пережить артналёт, и опять в атаку…
Жив пока – знать, везёт! Бит – на то и драка.
Не тушуйся, солдат, не кричи без толку –
Ведь в окопе ты, брат, не в стогу иголка:
Подберёт медсестра, перевяжет споро.
Потерпи до утра, полегчает скоро…
Бой скатился в закат. Дым и гарь над полем.
А в тылу медсанбат истекает болью.
Эльтиген, Эльтиген – сорок дней геройских.
Ты с осколком в ноге, на больничной койке.
Медсанбат, медсанбат – все битком палаты.
На войне медсанбат не курорт, ребята.
И не ангел в раю медсестричка Рая…
Много проще в бою, на переднем крае:
Там лицо – здесь душа вся в крови и гное.
Кто лежит чуть дыша, кто кричит, кто стонет.
И стоит духота, как в преддверье ада.
И дилемма проста: тут хоть стой, хоть падай.
Здесь карболовый смрад заглушает звуки,
Стонут стены палат от солдатской муки.
Три сестры, да медбрат, военврач в очёчках –
Вот и весь медсанбат - болевая точка.
Обессилел десант без воды и пищи.
Хоть какой провиант, но в трофеях сыщем.
Есть кинжал в сапоге, да под сердцем фляжка.
Эльтиген, Эльтиген – отступать так тяжко!
В первый рейс – медсанбат, а потом – кто сможет…
- Будь живым только, брат!
- Да и ты, брат, тоже!
Бьёт свинцово волна в близкий берег Крымский,
На изломе война и Победа близко.
Непомерна цена, не напрасны жертвы –
Тех бойцов имена все в Полку бессмертном!
Что года? Что слова? Что судьбы извивы?
Если память жива – и герои живы!

Август – сентябрь 2016

Историческая справка:
*- Эльтиген – ныне Героевское, микрорайон города Керчь, расположен на берегу Керченского пролива, на крайнем юге территории. Керченско-Эльтигенская десантная операция (31 октября — 11 декабря 1943 года) — операция войск Северо-Кавказского фронта (с 20 ноября 1943 года — Отдельная Приморская армия), Черноморского флота и Азовской военной флотилии, проведённая с целью освобождения Керченского полуострова. Итогом операции стал захват плацдарма на Крымском полуострове.
*- Швах – разговорное (с нем.) плохой, скверный…
*- Десант в районе Эльтигена осуществлялся силами 18-й армии:
• 1331-й стрелковый полк 318-й стрелковой дивизии
• 1337-й стрелковый полк 318-й стрелковой дивизии
• 1339-й стрелковый полк 318-й стрелковой дивизии
• 335-й гвардейский стрелковый полк 117-й гвардейской стрелковой дивизии
• 1-й батальон 255-й стрелковой бригады морской пехоты
• 386-й отдельный батальон морской пехоты Черноморского флота
Всего: 9418 человек. Не имея возможности оказать помощь десанту, советское командование 11 декабря на судах Азовской военной флотилии эвакуировало его, вывезя за два дня 1440 человек. В живых из состава десанта остался только каждый седьмой боец…
Гражданская поэзия | Просмотров: 1233 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 13/09/16 11:04 | Комментариев: 9

«…Скучно жила и не знала, как сердце болит -
Словно во сне: безмятежно, спокойно и пресно.
Вот я тону, пропадаю как сто Атлантид,
Словно Варяг! Только я не хочу на поверхность!...»

«Бабушка» Леди_Дождик
http://litset.ru/publ/16-1-0-24546

Скучно ходить мне по твёрдым покрытьям дорог.
Вот бы в трясину, иль в море подбитым фрегатом.
Но, поманила нежданно любовь за порог –
Как не пойти, ведь за это не требуют плату.

И за любовь буду биться я словно «Варяг»:
(был такой крейсер, затопленный в бухте Чемульпо).
Лягу на дно, не спуская Андреевский флаг,
Только всплываю опять я наверх почему-то…

Знаю я точно, где прячется сто Атлантид!
Врали историки нам, что одна Атлантида.
Всем расскажу, пусть душа от стыда не болит.
Скука пройдёт. За «Варяг» не проходит обида...
Пародии | Просмотров: 680 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 30/03/16 17:40 | Комментариев: 3

«…Кружится снег, шаги зимы тихи,
Мужчина спит – беспечный и наивный…
Всё впереди: цветы садов и ливни,
В ладони – яблоко,
Нектар в бокале винном,
Вкус женщины.
Расплата за грехи.»

«Спит женщина» Леди_Дождик
http://litset.ru/publ/16-1-0-25820

Сейчас зима, а раньше был ноябрь,
И яблони стояли без нарядов.
Как женщины, невинность не храня,
И соблазняя спящего меня.
А в общем, так беспечному и надо!

Проспал я все что было позади:
Цветы садов, и яблоки, и ливни.
И ты меня напрасно не буди,
А рядом ляг и чувств не береди,
Ведь я такой мальчишески-наивный.

Я никогда нектара не вкушал,
Меня страшили женщины-кокетки,
Не ведала безгрешная душа,
Как женщина бывает хороша
На вкус. Ну, словно ягода-конфетка.

Зима, зима – расплата за грехи.
Медведи спят с мужчинами как дети.
Пишите им, пишите им стихи.
Во сне они беспечны и тихи,
И видят сны о яблоках и лете…
Пародии | Просмотров: 682 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 30/03/16 17:37 | Комментариев: 0

Cвет фонарей мерцающе молочен,
Больших жемчужин вызрели шары.
Пьянит тепло шальной весенней ночи,
Зовёт гулять до утренней поры.

А купол неба розовато–сизый,
Нет ни луны, ни звёздочек на нём.
На фонари туманный шёлк нанизан
И воздух пахнет хвоей и дождём.

Бульвар курортный в ярких серпантинах
Ночных реклам и праздничных гирлянд.
Взметнули крыши на горбатых спинах
Свои антенны, чудо-стапеля,

С которых сходят к людям сновиденья,
И уплывают словно корабли.
А ночь, как пёс, бредёт за мною тенью –
Вспугни её – и скроется вдали…
Городская поэзия | Просмотров: 632 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 28/03/16 11:04 | Комментариев: 8

Бета Каф Кассиопеи в пышной пене облаков.
Пламя дюз сдувает пену, но вода - не молоко…
Как боялись мы обжечься о чужой и странный мир,
Улетая с болью в сердце, карты вытерли до дыр:
Выпадали Туз с Валетом и разлука - Дама пик,
Но чудесная планета светлый свой открыла лик
И встречала нас цветами под напевный звук фанфар,
И восторженно взлетали в воздух чепчики. А в дар
Нам вручили сто три тома их истории в стихах,
И теперь везём до дому впечатлений столько… – «Ах!»
И пока к Земле дорога, словно скатерть – так чиста,
Нам поведать нужно много, и задача не проста:
Всей командой мы слагаем не отчёт и не доклад, а
Чем занятна жизнь другая на земной и русский взгляд.
На планете вечно лето, и тепло как на Югах.
Невеличка та планета – лёгкость в теле и ногах.
И живут аборигены лет по триста! (Браво, бис!)
Покопались, видно, в генах, словно Мендель или Фриз…
В городах ни грана пыли, им неведом чадный смог,
И летят светомобили по стеклярусу дорог.
И живёт в прозрачных реках Чудо-юдо рыба-кот…
- Эх, туда бы человекам просто ездить на курорт!
А детишки – вундеркинды: что там Гёте и Ампер.
(Нам, ребята, было стыдно приводить кого в пример).
Знал бы правнук Ганнибала, (душу, Бог, его прости),
Что «Онегина» читала кассиопка лет шести…
В общем, наш командный Нестор, всё опишет от и до…
Долго нам лететь до места - до своих, земных садов.
Хоть в гостях и рай небесный, (ну, почти – что, как в Кремле),
Только дома, как известно, всё же лучше на Земле!
Поэзия без рубрики | Просмотров: 528 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 21/02/16 11:32 | Комментариев: 2

Наш межзвёздный «Альбатрос»
Мчится сквозь галактики.
Вновь зовут сигналы «SOS» -
Не дремать, десантники!

За планетой Бета-Три
Пояс астероидный.
Там ночами жгут костры
Братья гуманоиды.

На планете, вот беда,
Нету скорой помощи.
Вот и мчимся мы туда,
Чтоб спасти сокровища…

Корабельный Айболит
Не в контакте с пушками.
- Что тревожит, что болит,
Что с хвостом, что с ушками?-

На ушиб положит лёд,
Ранка? – Пластырь разовый…
Он всегда язык найдёт
С братьями по разуму.

Гипс и шина? Не вопрос!
- Дайте-ка, конечности.-
Свяжет звёзды «Альбатрос»
Духом человечности.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 526 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 21/02/16 11:29 | Комментариев: 2

Привычны в космосе сады
Для века двадцать пятого.
Планета третья от звезды
Цветением запятнана.

На Бета-три буянил Март,
И массою критической
Он слишком много спутал карт
На станции космической.

Ведь в этот високосный год,
Не испугавшись искуса,
Ушёл в загул наш Васька – кот
От тёплых стен и Whiskasa.

Нашлись амурные дела
У блудного Василия:
Не кошка Ваську увела,
А тигро-крысо-птилия.

За Мартом следом шёл Апрель
Походкою упругою.
Через одиннадцать недель
Вернулся кот с подругою…

И малышами восемью
С раскраскою комической
Они пополнили семью
Флотилии космической.

Мышей не слышен перепляс -
Конечно, не до танцев им:
Теперь усатый ловелас
В любимчиках на станции.
Юмористические стихи | Просмотров: 638 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 21/02/16 11:25 | Комментариев: 0

Ломая лёд и старые мосты,
я шел через кордоны и посты,
кондовые кресты и пень - колоды.
Как лучик, преломляясь в гранях призм,
мой разум, отращённый атавизм,
искал самозабвенья и свободы.

Теряя клочья кожи на бегу,
свалился я на правом берегу,
оставив все сомнения на левом.
А льды ушли оранжевой весной,
мосты покрыли дубом, не сосной,
и храмы вознеслись на месте хлевов.

Кордоны и посты сменили масть,
крестами же красна любая власть,
гораздая дурить умы и плющить.
Одна зола осталась от колод –
(шашлык-машлык так любит наш народ),
а ржа покрыла помыслы и души…

Шалашик я построил у реки,
хоть здесь лишь детвора, да старики,
что ждут своей последней переправы.
Крестьянин от пера и от сохи,
посеял чувства, мысли и стихи:
берите – не сочту я за потраву…

06.02.2016
Философская поэзия | Просмотров: 523 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 06/02/16 21:02 | Комментариев: 0

Я не Коннор Маклауд,
не яростный Горец,
не скитаюсь в веках, а хотел бы…
Я не прусский Пиллау,
поэт-миротворец
с сединою в висках, мыслью в небе.

Растекаются лавой
с моей Фудзиямы
и слетают слова злые камни.
Я не балован славой,
не предан друзьями,
не простак, хитрован, муракаменн…

За окном интернетным
рассветная плазма
слепит ум и глаза. Жаль, стихами
я не стану бессмертным.
Стихи – как оргазмы…
Только жизнь – как слеза высыхает…

05.02.2016
Философская поэзия | Просмотров: 553 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 05/02/16 23:51 | Комментариев: 4

О. М.

Мне снилось – я украл невесту…
Сбежав со свадьбы озорной,
Смеялись - к месту и не к месту,
И это ты была со мной.

Светило солнце, птицы пели.
И словно крылья за спиной
Нас уносили.
Лёгкость в теле
Рождало юности вино.

Мой сон с зелёными глазами,
Как отзвук чаяний и дум,
Что нас невидимо связали.
Проснувшись, я тебя найду

И обниму, и поцелую.
Пусть и пройдёт немало лет –
Я буду врать напропалую,
Что Счастье есть, а горя нет!

И, может, сбудется примета:
Коль расскажу свой сон тебе,
Из прошлых лет мой лучик света,
Пролегший Счастьем по судьбе…

16.01.2016
Любовная поэзия | Просмотров: 566 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 17/01/16 16:41 | Комментариев: 10

"Мне её подарили во сне..."
(Константин Случевский)


Мне её подарили во сне,
Легкокрылую эту одежду.
Старый ангел мне подал надежду,
Что подарок придётся по мне…

Я примерил: и вправду, моё…
И орлом воспарил в поднебесье.
Как из воздуха сделан был весь я:
Невесом и горазд на подъём.

Беспокойно клубились внизу
Облака густо взбитою пеной.
А вокруг бесконечной вселенной
Завивалась спираль. Бирюзу

Лили звёзды - что небу под стать.
И в воздушных бурлящих потоках
Я умчался навстречу востоку,
Чтобы солнце в постели застать…

Только тело для ornithos – клеть.
Я проснулся, ищу эти крылья –
Пусть, чужие, подбитые пылью…
Хоть разок ещё в небо взлететь!
Мистическая поэзия | Просмотров: 724 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 17/01/16 16:36 | Комментариев: 8

Слушаю музыку. Плачет труба -
Грустно и мне... И на сердце тревожно.
Дым сигаретный пристыл на губах
Горечью вязкой. В окно осторожно
Ветер стучит. А старушка Луна
В небе висит оттопыренным ухом.
К музыке, жаль, равнодушна она:
Бог обделил её, скорбную, слухом…

© Copyright: Сергей Гамаюнов Черкесский, 2011
Свидетельство о публикации №111092007615
Пейзажная поэзия | Просмотров: 620 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 15/01/16 09:58 | Комментариев: 2

Дождь упал с небес,
На мокрых ниточках.
На далёкий лес,
На дом с калиточкой.

На цветущий сад,
Что от жары поник.
Прогуляться рад
Шалун и баловник.

Бьёт ладошкой он
По синим лужицам.
Синий, синий звон
Плывёт и кружится.

Синий, синий гром
По крышам - молотом,
По окну – багром:
Стекло расколото…

Слепит молний свет -
Скорей зажмурь глаза.
Синий, мокрый след -
Ушла за лес гроза...
Пейзажная поэзия | Просмотров: 683 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 18/12/15 16:00 | Комментариев: 4

В День воинской славы России.

Корабли горят как спички. В дымном мареве Синоп.
Черноморскую водичку пил осман тогда взахлеб…
И среди огня и дыма, несгибаем как скала,
Вел дивизию Нахимов в бой, на славные дела.
Вот и нам России слава, флаг Андреевский и честь
Все ж важнее, Боже правый, чем желание поесть
Всласть турецких разносолов, в их Анталье и Сиде.
Выпью сто. Запью рассолом. Вспомню снова о беде,
Что пришла с ударом в спину: эх, доверчив наш народ…
Ну когда ж все войны сгинут и всемирие придет?
Вот за это можно двести… Ну, а там, как ляжет масть.
Все путём, когда мы вместе. Вместе – точно не упасть.

01.12.2015
Гражданская поэзия | Просмотров: 533 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 02/12/15 07:58 | Комментариев: 0

«Ветер всхлипывал, словно дитя…»
(Николай Рубцов)

Ветер всхлипывал, словно дитя,
Бился в форточку птицей продрогшей.
То слабел он, то вновь обретя
Злую силу, швырялся порошей.
Словно пудрой присыпал дома,
Тротуары, дороги и скверы.
Полновластно на город зима
Опустилась. По улицам серым
Час назад было грустно идти.
Грай ворон предвещал потепленье.
Разбросала зима конфетти,
Отмечая своё наступленье.
Закружил над землёй карнавал:
- Новогодние маски в продаже!

В старом парке мороз раздавал
Деревцам ледяные плюмажи…
Пейзажная поэзия | Просмотров: 594 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 29/11/15 09:21 | Комментариев: 2

Бездомный пёс на клумбе сжался,
Под рыжий хвост упрятав нос.
Он неухоженный и жалкий
До спазмов в горле и до слёз.
Лежит как лист опавший рыжий
Среди такой же вот листвы.
«Проснись, бродяга, не обижу!», -
Коснусь косматой головы,
Поглажу: - «Эх, ты, мой болезный…»,
Подам кусочек колбасы.
Слова о добром бесполезны,
Когда вокруг бездомны псы.
И я шепну ему, прощаясь:
- «Не падай духом, братец пёс!
Ведь я и сам, как ты скитаюсь,
В свои стихи упрятав нос.»
Гуляет ветер по бульвару.
Пойду и я. Пора, ей-ей.
И рыжий пёс со мной на пару
Уйдёт как тень души моей…
Городская поэзия | Просмотров: 752 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 15/11/15 08:46 | Комментариев: 4

Какая ж сука ты, война –
слепая, мерзостная сука.
Ты смерть, ты боль, ты грязь, ты мука
и пасть твоя обагрена
огнём пожарищ, что слюной
стекает с морды , вея смрадом.
И на земле ты стала адом,
что погребает рай земной.
А в чреве чёрном зреет плод
другой войны.
И век от века
приходит сука к человеку –
убьёшь одну, а зло - грядёт…
Зачем, Господь, такая тварь
тобою создана на свете?
За суку эту ты в ответе…
Прости, помилуй и избавь!
Гражданская поэзия | Просмотров: 698 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 09/11/15 09:59 | Комментариев: 3

Заснул я с книжкою в обнимку,
И снится мне престранный сон:
Купил я шапку-невидимку
В ларьке для сказочных персон.
Примерил - знатная вещица:
Пошита, словно на заказ…
И я, забыв, что это снится –
Прошёлся в шапке напоказ.

Вот и знакомая сторонка.
(Волнуюсь я, не без того…)
Хвостом вильнула собачонка,
Учуяв рядом своего.
Морозно скрипнуло крылечко,
Пахнула дверь парным теплом,
Сырым углём стрельнула печка…

Семья вся в сборе за столом.
Вот чудеса: я – в нашей хате,
Лет пятьдесят тому назад…

Подушки горкой на кровати,
Диван, с лампадой Образа,
Комод с салфетками из кружев,
Машинка «Зингер», круглый стол,
А в сковородке – скромный ужин,
В стакане водка – граммов сто…
В кисейных юбочках оконца,
До искр плита раскалена,
И словно маленькое солнце
Её чугунная спина.
Гудит огонь в печном застенке,
А дед, смешно ерша усы,
Качает внука на коленке…

Ах, счастья детского часы -
Неповторимо безмятежны!
И всё, как будто бы вчера.
Коснусь усов колючих нежно,
Тайком.
Пожалуй, мне пора…
А дед, внучка схватив в охапку,
Прижал, усами щекоча.
И я, в порыве сдёрнув шапку,
Проснулся.
Ночь.
Луны свеча…
Поэзия без рубрики | Просмотров: 556 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 19/10/15 14:41 | Комментариев: 3

«…Так и живу. Не очень ровно может,
Но ты, мой край, навек судьбой мне дан.
Я верный сын твой, я твоя надёжа.
И я твой Пимен – Кашпуров Иван…»
(И.В. Кашпуров. «И если б я подумал…»)

Он будет жить в своих стихах,
В сердцах друзей, родных и близких,
Тех, кто в его заветном списке
Любви, служенья и греха…
Что плоть? –
В конце концов труха.
И лишь душа и память вечны.
В реке далёкой, звёздной, млечной
Они не будут затухать,
Они вольются в макрокосм
И станут частью мирозданья.
По вере, делу и страданьям
Нам всем воздастся.
И без слёз
Мы сквозь года взглянем назад,
Где было всё: любовь и счастье,
И бед непрошенных ненастье,
Так, что хватало – за глаза…
Свой час узнаем мы навряд,
Но, верим, верим без сомненья,
Что жив поэт в стихотвореньях:
Стихи и мысли не горят!
Он будет жить в своих стихах,
И глас его, как Пимен звонкий
Над ставропольскою сторонкой
Звучать останется в веках!

13-14.10.2015
Гражданская поэзия | Просмотров: 644 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 14/10/15 19:54 | Комментариев: 2

Летит ветеран за границу,
Российский солдат Иванов,
И майское солнце искрится
В эмали его орденов.
От самой Москвы прошагал он
Пешком до берлинских ворот.
Пять раз был осколками ранен,
Но выжил.
И дожил.
И вот,
Летит не для отдыха в Ниццу,
А в Трептов* на Шпрее, в Берлин,
Чтоб в праздник святой поклониться
Погибшим друзьям фронтовым.
Но, вышел конфуз на границе:
Таможня «добро» не даёт…
Металлодетектор взбесился –
Звенит и звенит, обормот!
Всё лишнее сняли с солдата –
В одежде не найден металл…
- «Да вы не пугайтесь, ребята, -
Смущённо солдат прошептал, -
Осколки с войны распроклятой
От вражеских мин и гранат,
Кромсавшие тело когда-то,
Во мне, затаившись, сидят…».
Пусть кто-то мне скажет возможно,
Что всё это я сочинил,
Но, клерк из заморской таможни
Вдруг голову низко склонил
И встал, распрямив поясницу,
Хоть был из немалых чинов…
Летит ветеран за границу,
Российский солдат Иванов!

*- Трептов-парк, знаменитый берлинский парк, расположенный в восточной части города на берегу Шпрее в районе Альт-Трептов. Главная его достопримечательность — монумент Советским воинам-освободителям, открытый еще в 1949 году. Это самый большой мемориальный комплекс, посвященный погибшим во Второй мировой войне, за пределами России.

11.10.2015
Гражданская поэзия | Просмотров: 679 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 12/10/15 08:55 | Комментариев: 4

Бесстыже пьяная луна
На небе крымском пляшет голой.
И шумно вторит ей волна
Под рёв и грохот рок-н-ролла.
А я под терпкий рок-н-ролл
Пью темный ром карибских мачо
И ветер, крепкий как рассол...
Уснувших шхун проткнули мачты
Тугой как парус небосклон.
А по душе волнами дрожи
Течет тепло.
Под рок-н-рол
Луна шалунья корчит рожи.
Гуляй, весёлый Коктебель! –
Ударник лихо врезал соло.
Я нынче крепко сел на мель
Под рёв и грохот рок-н-ролла.
Согрели кровь кубинский ром
И кофе мелкого помола.
Идём с луною вчетвером
Домой под грохот рок-н-ролла…
Иронические стихи | Просмотров: 727 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 29/09/15 18:50 | Комментариев: 4

Коктебель.
Спит вулкан Кара- Дага.
Желтым окном пиратским луна
три полоски российского флага
озирает скептически. На
променаде нарядно и шумно,
бродят пары, как сто лет назад.
Мне же попросту грустно безумно –
ведь один я гуляю. А за
облачками луна как шальная:
то мигнет, то смеётся в лицо.
Будет счастье – я верю, я знаю,
ведь Сансара свое колесо
все кружит…
Я иду по бульвару:
- Здравствуй, Крым, приключений страна!
Здесь вольготно и юным и старым…
- Потанцуем, подруга луна?
Пейзажная поэзия | Просмотров: 494 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 29/09/15 18:49 | Комментариев: 0

У любви, как у природы,
Столько крайностей.
От случайности живём порою
До случайности.
Одиноким жить на свете –
Только маяться.
Горше только зверю в клетке
Выть, да лаяться.
Хуже нету ожиданья,
Лжи, да проводов,
Не случившихся свиданий,
Ссор без повода.
Ну, а вовсе без любови –
Как без солнышка.
Соль, да горечь в каждом слове –
Выпью с горюшка!
Нынче вечер коротаю
В одиночестве
И листаю жизнь, листаю –
Плакать хочется…
У любви, как у вселенной,
Нету возраста.
И горит тоска, не тлеет,
Жарче хвороста.
Так уж вышло, что случились
Все случайности.
А тоска, как перец чили,
Жжет до крайности!

04.09.2015
Любовная поэзия | Просмотров: 624 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 04/09/15 21:12 | Комментариев: 6

Пол Тиббетс с экипажем стоят нога к ноге.
Их вылет нынче важен. Их ждёт «Энола Гэй».
Пол Тиббетс - сын прилежный и боевой пилот
Назвал в честь мамы нежно свой грозный самолёт.

Винтами вспенив утра тишь
Безжалостно и зримо,
«Энола Гэй», а в ней «Малыш»,
Державы явствуя престиж,
Уйдут на Хиросиму…

Двенадцать бравых янки шутили меж собой:
- Вот завтра спозаранку вспорхнет наш «Little Boy»…
На Хиросиму ляжет кровавая заря
И наши миллионы потратим мы не зря!

Лети, «Малыш», спеши «Малыш»,
Лети на цель, не мимо!
Внизу видны чешуйки крыш,
К бессмертной славе ты спешишь,
К японской Хиросиме! -

- Ведь вы, сынки, - солдаты, - сказал им Президент, -
И ваше дело свято, и выбора здесь нет:
Сейчас война народов выходит в апогей
И пусть несёт свободу для всех «Энола Гэй»!

Лети, «Малыш», лети и пой
О мире и свободе!
И дьявол с ней, с чужой бедой,
Ведь кровь смывается водой,
Хоть не водица вроде… -

Давно на пьедестале «Энола Гэй» стоит,
Стервятник из дюрали в плену бетонных плит.
И миру горделиво напоминает он,
Как нёс на Хиросиму те двадцать килотонн…

Летел «Малыш», как ангел зла
И ветер выл протяжно.
А после – пепел и зола,
И крови чёрная смола
На журавлях бумажных…

06 августа 2015 года
Гражданская поэзия | Просмотров: 670 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 06/08/15 15:08 | Комментариев: 0

Мчит яхта на крейсерской скорости.
За бортом - мельканье чудес.
И лишь облака в невесомости
зависли под сводом небес.

Термометры снова зашкалило
от жара июльских лучей.
И вдруг - налетело, зашквалило,
плеснуло, блеснуло...
-Эгей!!!

Весь мир потерял равновесие
от яростной пляски волны.
А мне беззастенчиво весело:
- Играй, диксиленд - три струны!

А ливень тропический, бешеный
Не в шутку водой захлестнул.
На ниточках мокрых подвешенный,
кораблик похож на блесну:

Взрезает пространство стремительно,
Бликует от молний металл.
Ах, лето! Ты так упоительно!
Жаль, дождик идти перестал…
Пейзажная поэзия | Просмотров: 643 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 05/08/15 19:26 | Комментариев: 2

Медузы, как и карты, не солгали:
Назавтра разлохматил море шторм,
И волны – злые гуси, набегали,
Шипели, волочились за ногами,
Хватая жадно гальку на прокорм.

Туманной дымкой скрадывался Сочи,
На рейде вахту нёс сторожевик,
Буйки мотались шлейфом многоточий.
Пригладилось волненье только к ночи,
И пал закат под облаком в крови…

Безудержно пиликали цикады,
Как будто ткали тысячи станков…
Шторм выдохся. Ни ветра, ни прохлады.
Аверс луны утерянной наградой
Вдруг заблестел меж рваных облаков…

02.08.2015
Пейзажная поэзия | Просмотров: 607 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 03/08/15 09:10 | Комментариев: 0

Снова выпала дорога –
Как всегда не врали карты.
Перемены в скучной жизни –
Освежающий бальзам!
Ночь пути – не так уж много.
Тепловоз рванул со старта,
И огней перронных брызги
Резанули по глазам.

В пять утра блеснуло море
Серебристый рыбкой робкой
В серых гребнях волноломов,
С поплавками кораблей.
«Тири - так» колеса вторят.
С глупой радостной улыбкой
Я смотрю в окно вагона
На такой парад-алле…

А к полудню все поблекло:
Пляж гравийный, ноги сбиты…
Это вам не Коста – Браво,
Не Египет, не Тунис…
И стоит такое пекло!
Много пива и «Мохито»,
Грязь, бардак, еда – отрава.
И кричит душа: «Вернись!»
Лирика | Просмотров: 604 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 30/07/15 00:30 | Комментариев: 0

Постучал в окно весенний дождь.
Как давно не звал он за собою.
Я грущу - ты снова не придёшь,
Не согреешь лаской и любовью.

Я забросил срочные дела –
Дождь идёт, ну как сидеть под крышей?
Мокнет ночь, прохладна и светла,
Фонари гулять со мною вышли…

Я бреду по ниточкам аллей
Мимо окон через пятна света.
В розоватом комнатном тепле
Где-то ждут меня, я знаю это!

Стоит только просто сделать шаг,
Позвонить,
(Смешны порой терзанья…),
Ощутить на встретивших губах
Вкус разлук, тоски и ожиданий.

Сделать шаг...,
Но я бреду опять
Через ночь, промокший и усталый.
Как мне нелюбимых целовать,
Если ты судьбой моею стала?

Жаль, что ты сегодня не придёшь.
Мы тебя так ждали, я и дождь…
Любовная поэзия | Просмотров: 694 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 29/06/15 19:41 | Комментариев: 3



Часть 3

«ПРИВЕТ ОТ БАСАЕВА»

«Достигнув конца того, что следует знать, ты окажешься вначале того, что следует чувствовать.»
Д. Джебран

«Три пути у человека, чтобы разумно поступать: первый, самый благородный,- размышление, второй, самый легкий,- подражание, третий, самый горький,- опыт.» Конфуций

Из письменного объяснения зоолога-инфекциониста Буденовского противочумного отделения Петра Николаевича Коржова:
“…Экстренную дезинфекцию, подвергшихся нападению чеченских боевиков объектов, мне довелось проводить с 20 по 26 июня, то есть сразу после того, как разбойники покинули город. Работал вместе с другими специалистами из Буденновска и Ставрополя.
Начали с центральной районной больницы, где боевики почти пятеро суток удерживали заложников. Учитывая важность работы, прибыли рано утром. Полагали, что нас ждут, и будут поторапливать: все-таки лето, несносная жара, быстро разлагающиеся трупы. Но постовые на воротах (рядовые да сержанты) на все наши доводы отвечали одно и то же: “Никого пускать не велено!”.
А доводы наши и впрямь были “убийственные”:
- разлагающиеся, кишащие червями и мухами трупы людей – реальные источники опаснейших инфекций;
- бандиты могли привезти с собой ампулы с чумой, сибирской язвой, холерой, сапом и прочими инфекциями могли, а покидая больницу разбить их здесь;
- нам было известно, что на территории Чечни еще до нападения на Буденновск, выявлены дифтерия, холера и некоторые другие инфекционные заболевания. Не исключено, что среди террористов могли быть носители этих инфекций;
- наконец, бандиты согнали в одно помещение людей, больных разными заболеваниями, в том числе и инфекционными…
Только после двухчасовых хождений от одного начальника к другому, нудных разговоров и убеждений нам позволили заехать на территорию больницы, обработать морг, пищеблок и подвалы. К обработке главного корпуса мы смогли приступить лишь спустя двое суток, поскольку там работала оперативно-следственная группа. В главном корпусе больницы мы работали с 22-го по 24-е июня.
Продезинфицировали все помещения главного корпуса кроме подвальных: там работали саперы и следователи, а главное – не было света.
Жуткие картины представали перед нами. Всюду страшный погром. Отделения реанимации и функциональной диагностики сгорели полностью. Медицинское оборудование, мебель, постельные принадлежности - все разбросано, разбито, покорежено. Бинты, одежда, простыни, подушки – в крови. На полу в коридорах и палатах – остатки гниющей пищи, фекалии. Стены испещрены пулевыми пробоинами. В некоторых помещениях не осталось даже оконных рам – зияли лишь проемы.
На одной стене я увидел надписи: “Аллах Акбар”, “Свободу Чечне!”, “Исламские горные волки”. А ниже всего этого рукой заложника крупно и четко выведено: “Суки!”
Позже пришлось обрабатывать машины-рефрижераторы и больничный морг. Хорошо еще, что обработку трупов и мест, где они лежали, произвели, в общем-то, вовремя. Иначе бы дней через 7-10 из червей вывелись бы мухи, и понесли заразу по городу. Не найду подходящих слов, которые бы передавали весь ужас от увиденного и пережитого. Бывало, у трупа волосы вместе с кожей отваливаются от головы, кожа студнем сползла с тела, зловоние непередаваемое…
О, Русь Святая, в кои веки ты переживала такие ужасы?!”

В таких условиях пришлось работать следственно-оперативной бригаде Генеральной прокуратуры РФ сразу после освобождения больницы от боевиков.

1.

Следственно-оперативная бригада зашла на территорию Буденновской больницы со второй попытки.
Первая оказалась неудачной.
Накануне руководство бригады разбило её на следственно-оперативные группы, части которых поручалось отрабатывать потерпевших и свидетелей, а другой части предстояло произвести детальный осмотр последнего места происшествия – территории и корпусов больницы. Затем протоколы осмотра отдельных объектов, участков территории и помещений будут сведены в единый, масштабный протокол осмотра места происшествия.
Сложности с осмотром территории, объектов и помещений больницы возникли сразу же, как только следователи и криминалисты прошли первые метры по ее территории. Дело в том, что боевики, а затем и заложники выходили из больницы одними и теми же проторенными тропинками, чтобы не подорваться на оставленных басаевцами повсюду разнообразных боеприпасах, штатных минах и самодельных минах-ловушках, так называемых растяжках.
Растяжка – это часть самодельного взрывного устройства, состоящее из куска шнура или проволоки с жестко закрепленными концами, один из которых соединен с чекой гранаты, взрывателем мины или фугасного снаряда. Все это, конечно, маскируется в рельефе местности, под предметами или трупами.
Примерно так…
Тронешь труп или неприметную на первый взгляд вещь – и считай, что нашему полку на небесах прибыло…
Знающие люди утверждают, что этот подлый способ минирования придуман душманами в Афганистане. Что ж, им виднее! Оказывается, восток – дело не только тонкое, но и подлое. Но тем, кто шел первыми по нашпигованной подобными «подарками» больничной территории, от этого было не легче.
Растяжки были обнаружены в котельной, в здании морга и на кислородной станции.
Опытный, прошедший не одну горячую точку прокурор-криминалист Саша Сучков обнаружил первую растяжку под трупами расстрелянных боевиками лётчиков, рядком уложенными в кузове тоже расстрелянного боевиками в первый же день захвата больницы и сгоревшего, приспособленного под грузовые перевозки бортового «Москвича» - пикапа, стоявшего недалеко от ворот, а также под аналогичными жертвами боевиков, сваленными ими на полу в помещении больничного морга.
Раздувшиеся, кишащие червями, черные от копоти, разложения и злого, беспощадного июньского степного солнца тела эти словно вцепились скрюченными пальцами рук и впечатались в металлические борта кузова «Москвича» и в бетонный пол морга, не желая сдвигаться с места, оставаясь и после смерти верными воинскому и человеческому долгу и предупреждая о таящейся под ними смертельной опасности.
О наличии растяжек сразу же доложили прокурору края и руководству следственно-оперативной бригады.
Команда «Всем стоять, не двигаться!» сразу охладила пыл следователям, криминалистам и операм, очумевшим от жары и бездеятельности в ожидании окончания штурма больницы и освобождения заложников и ринувшимся делать дело, как только последняя вереница измученных, истерзанных людей выползла за ограду больницы.
Было принято решение всех удалить с территории и сначала очистить больницу от штатных мин и растяжек, а затем только разрешить работать следственным группам. Кроме безопасности членов следственно-оперативной бригады, её руководство волновала и безопасность жителей города, так называемого гражданского населения, которое, несмотря на воинские и милицейские посты оцепления и постоянные предостережения в средствах массовой информации, проникало на территорию больницы. В основном это были искавшие приключений и военных трофеев дети и взрослые мародеры.

2.

Следственные группы откатились за территорию больницы.
Дождались сапёров.
Пока суть, да дело - занялись осмотром прилегающей территории, допросами свидетелей и потерпевших, число которых вскоре перевалило за тысячу...
Отделение сапёров, выделенное командованием армейского штаба контр - террористической операции - четверо юных, худеньких, необстрелянных мальчишек-первогодков во главе с их начальником, сержантом - сверхсрочником, вооружённых пожарными баграми, шестами с металлическим стержнем на конце – щупами да двумя рамками допотопных миноискателей - сутки бороздило территорию больницы и расстрелянные, закопченые и местами ещё чадящие её корпуса.
Самым простым и безопасным способом обнаружить и заодно обезвредить смертоносную ловушку - было металлической «кошкой» на тросе сначала сдернуть с места каждый обнаруженный труп или подозрительный предмет. «Кошку» зацеплял эксперт-криминалист, потому что солдатики боялись трупов. А саперы потом тянули трос…
Тела погибших с кузова «Москвича» сдёрнули БТРом, привязав их тросом за ноги. Хоть и кощунство это было с одной стороны, но мёртвые последний раз послужили живым, спасая их от таящейся под телами смертоносной закладки. Иначе разминировать было рискованно: не подобраться, да и трупы уже сильно разложились…
Таких же, а то и более изощрённых «подарков» от боевиков набралось вагон и маленькая тележка. Растяжки были практически повсюду. Так, в подвале №3, где выгружался «КАМАЗ» террористов с оружием, было сразу две растяжки: по низу и по верху - в расчете, что хоть одну из них просмотрят. Особенно сильно была заминирована кислородная станция, взрыв которой мог разнести всю больницу.
К 23 июня разминирование было полностью закончено. При этом обезврежено порядка двадцати пяти растяжек и штатных мин. В общей сложности при осмотре территории больницы и ее помещений были обнаружены более десятка гранатомётов и гранаты к ним, автоматическое стрелковое оружие, десять килограммов взрывчатки и средства взрывания, детонаторы, мины и другое оставленное боевиками вооружение.
Как и полагается, следователи с участием криминалистов всё осмотрели, описали и, отобрав необходимую часть в качестве вещественных доказательств и образцов для криминалистических экспертиз, в тот же вечер, 23 июня, произвели подрыв остальных обезвреженных боеприпасов в овраге за городом, о чем Сучков А.М. с саперами составили соответствующий акт.

3.

Во второй раз на территорию больницы следователи уже шли с опаской: мало ли что затаилось под грудами горелого мусора, стреляных гильз, битого шифера, кирпича, искорёженного металла и много чего другого, того, что оставляет после себя война…
На сапёров надейся, как говорится, но и сам не плошай.
Разделились на группы по количеству объектов для осмотра. Как только сапёры докладывали об окончании разминирования очередного объекта, следующая следственная группа приступала к осмотру.
Группа под руководством Саньки Сучкова пошла в главный административный корпус больницы, туда, где во время штурма располагался штаб Басаева.
Когда ступили на площадку второго этажа, то от неожиданности шарахнулись в разные стороны: прямо перед лицами промелькнула чёрно-белой молнией невесть откуда взявшаяся ласточка. Странно, что тут было делать этой пугливой вольнолюбивой чистюле в грязных, обгорелых коридорах больничного корпуса?
Разгадка оказалась рядом, у входа на этаж. На кафельных плитках площадки лежали трое недавно вылупившихся из яиц и выпавших из гнезда птенцов. Ласточиное ажурное гнёздышко прилепилось в углу под потолком коридора. От этих птенчиков и отвлекала самоотверженно ласточка пропахших потом, железом, пороховой гарью и опасностью людей.
- Возьми в кадр! – велел Сучков криминалисту с видеокамерой.
- Останется для истории.
- Надо же и как она здесь уцелела, не испугалась ни огня, ни дыма, ни стрельбы, ни взрывов? - изумлялись бывалые «следаки» и опера, повидавшие всякого за свою практику, но такое чудо увидевшие впервой, водружая птенцов с помощью подручных средств - стола и двух стульев - обратно в их саманный домик.
А вот и третий этаж, где во время осады и штурма располагался штаб главного террориста - Басаева, волею безмозглых и беспринципных высокопоставленных чиновников отпущенного из Буденновской больницы живым на свободу - гулять и сеять дальше смерть и горе до тех пор, пока его, почти одиннадцать лет спустя, не остановит и не разнесёт в клочья тонна тротила.
Из обстановки – тумбочка с телефонным аппаратом, обрывки телефонных проводов, матрацы, несколько разломанных пулями и осколками стульев, бумаги, окровавленные бинты и тряпки, пепел, горы мусора и кирпича. Хищно зияют щербатыми ртами с зубчатыми осколками стёкол черные провалы выбитых окон с обгоревшими деревянными рамами, а посередине, как маленький памятник, как монумент – издёвка: горка кирпичей под грудой окровавленной одежды с воткнутой в навершие почти не увядшей кроваво-алой розой…
Сразу на неё не обратили внимания: устали у ребят глаза от вида крови, замылились.
Криминалист машинально захватил эту композицию в объектив видеокамеры и, не поняв вначале, что там такое, «наехал», увеличив кадр трансфокатором.
- Во, бля, чудеса, неужто уже кого успели помянуть? – не удержался он от изумлённого возгласа, оторвавшись от видоискателя камеры и тыча в сторону неожиданной находки пальцем.
Вся следственная группа и понятые разом отвлеклись от собирания разбросанных бумаг, стреляных гильз и вещей и сгрудились у импровизированного монумента.
И быть бы на том месте действительно потом монументу или памятной мраморной доске с именами всех участвовавших в осмотре, не заори в хрип всё тот же многоопытный Сашка Сучков: - Не трогать! Не трогать! Мать вашу…!
Все мигом отхлынули в стороны, заторможено осознавая, что были, возможно, на расстоянии вытянутой руки от мгновенной гремучей смерти…
Толстую, мясистую и шипастую ножку розы туго и незаметно обвила змеистая жилка медного позеленевшего провода, уползая под основание кирпичной пирамиды. Как прошли мимо и не заметили растяжку сапёры – выяснять было бессмысленно: оно и так понятно, что времени у них было в обрез, а опыта и того меньше.
Под этой пирамидой вызванные по рации сапёры обнаружили ту самую, мгновенную и неминучую, гремучую смерть - связку осколочных противопехотных гранат Ф-1.
Верным себе остался циничный и коварный Басаев - пошутить решил на прощанье, надеясь, что кто - нибудь из неопытных и сентиментальных следователей или сапёров попадётся на его «подарок» - ловушку!
А я с тех пор, покупая розы, выбираю только белые или кремовые цветы. И не люблю заранее приготовленных букетов с кустиками всяческой прочей, проволочного вида, растительности…

На фото заминированная роза - "подарок от Басаева"...
Мемуары | Просмотров: 940 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 14/06/15 17:45 | Комментариев: 0



Часть 2

«ПЕРВЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ. ПОЖАТЬ РУКУ БАСАЕВУ?»

В Будённовске действовал также милицейский штаб по организации обеспечения общественного порядка и решения вопросов оперативного сопровождения работы оперативно-следственной бригады. Возглавлял его тогдашний начальник ГУВД Ставропольского края генерал – майор милиции Виктор Константинович Медведицков. Он же был и членом главного штаба контртеррористической операции. И заметно выделялся среди других генералов какой-то безоглядной смелостью, независимостью суждений и принимаемых решений. Высокий, худощавый, отчего постоянно несколько сутулился, он много и часто курил. Головные уборы Медведицков, видимо, не любил, ходил и в жару с непокрытой головой, с загоревшей до черноты лысиной, не прикрывавшейся редкими выгоревшими на солнце волосами. Жёсткое, с обтянутыми кожей калмыцкими скулами, со щёткой прокуренных, подбитых сединой усов лицо генерала говорило о недюженной силе воли. В Ставропольской милиции его уважали, и побаивались генеральского крутого нрава, любовно называя за глаза Батей. Как там у классика: слуга царю, отец солдатам?
Утром 15 июня Виктор Константинович первым пошёл на переговоры с террористами. С собой он взял бывшего министра внутренних дел Чеченской республики Ваху Ибрагимова. Их встретил на втором этаже главного корпуса больницы сам Басаев (террорист №1 был легко ранен в ногу). На Ибрагимова он даже не смотрел, говорил сквозь зубы. Виктор Константинович, много лет проживший на Северном Кавказе, хорошо знал обычаи горцев. Подав для приветствия Басаеву руку, он понимал, что если ответного рукопожатия не последует, то можно поворачиваться и уходить - переговоров не будет. Басаев выдержал паузу секунд в тридцать, после чего на рукопожатие ответил. Лед тронулся…
Дышать было нечем от гари и жары. Виктор Константинович присел на стул у выбитого окна. Это чуть было не стоило ему жизни - не выдержали нервы у кого-то из федералов, и внезапная автоматная очередь переросла в шквальный огонь из всех видов имевшегося у осаждавших оружия. Несколько пуль пролетело чуть выше головы Медведицкого. Пришлось падать на пол. Когда генерал по рации высказал армейскому штабу всё, что он о нём думает, стрельба прекратилась.
После обсуждения требований обеих сторон Медведицков возвратился из больницы с четырьмя заложницами. В осаждённую больницу он ходил по нескольку раз в сутки.
На переговоры Медведицков ходил с двумя рациями, обеспечивавшими ему связь с главным штабом во главе с Ериным, и со штабом внутренних войск, возглавляемым первым заместителем министра внутренних дел М.К.Егоровым. Егоров руководил всеми объединенными силами спецподразделений МВД, а так же практически силовой частью спецоперации (командный пункт замминистра располагался в здании детского сада в ста метрах от главного корпуса больницы). Так вот еринскую рацию Медведицков, как правило, отключал - чтобы не мешали…
Кампания «перевода стрелок» после буденовских событий коснется и В.К.Медведицкова. С должности начальника краевого ГУВД СК ему придется уйти. Унизительную коллегию МВД РФ, где происходили «разбор полётов» и «раздача пряников», он без крепких слов впоследствии не вспоминал, да и не хотелось её вспоминать, потому что закончилась она его отстранением от должности, нервным срывом и долгим лечением в больницах.

«100 ГРАММОВ ДЛЯ ПОДНЯТИЯ БОЕВОГО ДУХА. АТАМАНЫ НОСЯТ «рыцаря чести» НА РУКАХ»

«Вчера, прервав участие в работе Совета Федерации, глава администрации края Е. Кузнецов прибыл в Буденновск, где с начала событий находятся первый заместитель главы АСК П. Марченко и зам. Главы администрации А. Коробейников, руководители краевых силовых структур».

16 июня 1995 года, “Ставропольская правда”.

Ближе к утру первых суток антитеррористической операции атмосферу неопределенности и ожидания в штабе нарушило появление главы администрации Ставропольского края Е.С.Кузнецова (ныне покойного). Человек крупного телосложения, громкоголосый, шумный (внешне он чем – то даже напоминал президента Ельцина),он с ходу начал «казаковать», обвинив присутствующих в нерешительности и бездеятельности.
Сразу бросилось в глаза то, что Евгений Семёнович был, мягко говоря, в состоянии сильнейшего подпития (такая слабость за ним наблюдалась, тем более что пример для подражания восседал тогда в Кремле).
Резкий в высказываниях и вспыльчивый О.И. Гайданов сразу же осадил Кузнецова, потребовав покинуть помещение чрезвычайного штаба и не мешать работе. В случае повторения инцидента Гайданов посулил о поведении Кузнецова доложить на заседании Совета безопасности России.
И доложил...
Второй инцидент с участием Е.Кузнецова произошел 16 июня в день прибытия в Буденновск депутата Госдумы России и правозащитника Сергея Адамовича Ковалева.
Сам я свидетелем этого инцидента не был. Утром 15 июня, возмущенный атмосферой безынициативности в работе главного штаба, в котором моя роль сводилась фактически к адъютантской, я обратился к прокурору края Ю.М. Лушникову с просьбой предоставить мне возможность заниматься исполнением своих непосредственных служебных обязанностей - участвовать в проведении наиболее важных следственных действий. Просьба моя была удовлетворена, и я немедленно покинул штаб.
Правозащитник С.А. Ковалев в 1994-1995 гг. получил широкую известность как последовательный и резкий критик политики Кремля в Чечне (за что был награжден Д.Дудаевым в начале 1995 года орденом «Рыцарь Чести» непризнанной чеченской республики Ичкерия). Он прибыл в Буденновск как политический представитель Егора Гайдара в основном с целью заработать политический капитал в преддверии предстоящих в декабре 1995 года выборов в Государственную Думу.
Что же произошло в штабе с приездом «рыцаря чести»? Вот почти дословный рассказ об этом бывшего прокурора края Ю.М.Лушникова: «Недовольный тем, как к нему отнеслись в штабе операции, Ковалёв при всех позвонил Гайдару и начал высказывать свои претензии. Один из присутствовавших в штабе генералов, обутый по причине жары в домашние тапочки, как бы невзначай зацепил ногой телефонный провод и вырвал его из розетки. Ковалев еще долго под смешки присутствующих пытался докричаться до Егора Тимуровича, но безуспешно. Наконец, присутствовавшему в штабе губернатору края Кузнецову эти крики надоели. Он встал и, обращаясь ко всем присутствующим в штабе, сказал:
- Господа, я считаю присутствие здесь Ковалева неуместным. Я требую, чтобы его отсюда вынесли!
Ковалев возмущенно стал требовать прокурора, а Кузнецов скомандовал присутствующим в штабе казачьим атаманам из своей свиты:
- Атаманы выполняйте!
Подоспевшие казачьи атаманы с удовольствием выполнили это указание, поскольку Ковалев популярностью на Северном Кавказе, а особенно у воинствующих казаков, не пользовался. Все знали политические мотивы, которые им двигали, когда он фактически давил на штаб, требуя немедленного выполнения условий террористов Басаева о прекращении боевых действий в Чечне и выводе оттуда войск».
Сложно сказать, какой из описанных мною инцидентов повлиял впоследствии на решение Президента Ельцина Б.Н. об освобождении Е.С.Кузнецова от должности главы администрации Ставропольского края по непопулярному п.1 ч.1 ст.254 Кодекса законов о труде Российской Федерации - за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей руководителем. (Указ Президента Российской Федерации от 30 июня 1995 года № 659).
По другим версиям, распространенным тогда в СМИ, Кузнецов подпортил в глазах Москвы свою репутацию «надежного провинциала» независимыми суждениями о причинах сложной социально-экономической ситуации в стране. И довольно резкими заявлениями об откровенном стремлении ряда политических деятелей на старте предвыборного марафона удачно засветиться на фоне буденовских событий. В действительности такой уход Кузнецова от конкретики задач спецоперации к чисто политическим вопросам имел тогда место. Так это или иначе, ответить смогут только бывший Президент России и те, кто готовил проект Указа.
Но, ах, как сильны были ещё тогда в России старые проверенные установки и принципы работы компартии, и сильны были ещё многие выходцы из КПСС. А один из основных работавших тогда принципов гласил: «Партия кадрами не бросается! Сняла с одной руководящей и ответственной работы – переведёт на другую не менее ответственную…» Уже 6 июля 1995 года формулировка президентского Указа в отношении Кузнецова «по просьбе общественности» была изменена на «освобожден от должности по собственному желанию». Евгений Семёнович был назначен торговым представителем России в Аргентине. Потом был общественным представителем и советником губернатора Ставропольского края Алкександра Черногорова. 3 ноября 2005 года Е.С. Кузнецов нелепо погиб под колёсами милицейской автомашины на одной из улиц Ставрополя.

«ДЕПУТАТЫ. «Вы почему не делаете штурм»? Бутылка «Жириновки» для настоящего полковника. «Чудотворец из депутатов», или «Депутат из чудотворцев».

К вечеру 15 июня в Буденновск прибыли депутаты Госдумы РФ В. Курочкин, Ю. Рыбаков, В. Борщев, О. Орлов. А ночью нагрянул В.В. Жириновский в окружении крепких парней в белых рубашках, каких-то генералов, корреспондентов.
Жириновского, в отличие от других депутатов, узнали и пропустили в главный штаб сразу. Как позднее рассказывал мне Ю.М. Лушников, войдя в помещение, Жириновский с полководческим апломбом сел на стол, закинул нога за ногу и стал верховодить:
- «Ну, какого хрена вы тут штурм не делаете?!»
Владимир Вольфович предлагал уничтожить всех боевиков вместе с родильным отделением, в котором они засели: дескать, для великой России ничего не жалко: разбомбить больницу и конец проблеме...
Ему тактично объяснили, что в больнице две тысячи заложников и если “делать штурм” без подготовки, то погибнут люди – в основном женщины и дети.
Присутствовавший в штабе заместитель начальника ГУВД Ставропольского края полковник Николай Кривцов попытался разрядить атмосферу шуткой, впрочем, довольно мрачной: мол, он перед штурмом положит в карман записку о том, что в случае смерти он просит считать его членом ЛДПР… (Н.М. Кривцов трагически погиб в авиакатастрофе спустя десять лет после описанных событий).
Довольный Жириновский рассмеялся:
- А, вот это слова настоящего полковника, давайте сюда бутылку!
Адъютанты из его свиты принесли бутылку водки «Жириновка», огромное количество которой они привезли с собой и раздаривали налево и направо. Кривцов потом эту наградную бутылку всем показывал в штабе.
Порассуждав ещё на тему о том как надо штурмовать больницу Владимир Вольфович вышел на крыльцо и, собрав вокруг себя большую толпу, указал на здание штаба:
- Вот там сидят подлецы, которые хотят штурмом взять больницу! Я не допустил этого, я сказал, что если они это сделают, погибнет две тысячи человек!!!
В ответ толпа принялась восторженно скандировать:
- ЖИ – РИ – НОВ - СКИЙ! ЖИ-РИ-НОВ-СКИЙ!
Теперь, когда я слышу расхожее мнение, что политика – грязное дело, то всегда вспоминаю эту историю.
Кстати, в больницу на переговоры с Басаевым лидер ЛДПР идти отказался: мол, много чести этому негодяю Басаеву, чтобы я к нему пошёл. После бесславного штурма, когда погибли часть заложников и несколько бойцов спецподразделения “Альфа”, команда Жириновского покинула город.
В отличие от Владимира Вольфовича, одного из членов его команды, снискавшего громкую славу целителя и чудотворца, лавры миротворца прельстили. Накануне телевидение сообщило о желании молчаливого психиатра и народного целителя, депутата Госдумы от фракции ЛДПР Анатолия Кашпировского прибыть в Буденновск из Старого Оскола и лично уладить все проблемы с террористами до вторника 20 июня.
В главном штабе операции по освобождению заложников он со своим помощником появился во второй половине дня 17 июня и с порога заявил, что хочет разделить судьбу заложников. На что Ю.М.Лушников ему посоветовал воспользоваться историческим шансом пойти в больницу вместе с журналистами и с помощью своего уникального дара внушения усыпить бандитов. Мол, если такое удастся, то ему благодарное Отечество поставит золотой памятник.
Кашпировский начал говорить, что дело это очень сложное и непростое, но он попробует. И он действительно пошел в больницу с группой депутатов и журналистов, где просил у Басаева дать ему вывести несколько заложников, чтобы оправдать свой приезд и принадлежность к депутатскому корпусу. Но Басаев ему отказал и, смеясь, словно подслушал слова прокурора края, предложил подействовать на них своими паранормальными способностями экстрасенса и целителя. Как и следовало ожидать, «чудотворец» из депутатов, или «депутат из чудотворцев», ничего не смог сделать.
Когда делегация собралась из больницы уходить, он попросил дать ему вывести хотя бы двух-трех детей, на что Басаев сказал, что даст, если Кашпировский переночует с ними в осаждённой больнице.
Те из женщин, которые были уже выпущены на свободу, да бывший председатель Конституционного суда Чеченской республики Ихван Гериханов, присутствовавший в это время в больнице с миссией парламентёра, а также освещавшие буденновскую трагедию журналисты рассказывали, что Анатолий Кашпировский, общаясь с заложниками, сначала пообещал остаться вместе с ними. Однако затем ему стало плохо в тесных, с удушливым воздухом больничных коридорах, и он покинул больницу на руках своих коллег, сопровождаемый возгласами испуганных женщин:
- Куда же вы?!
В тот же день Кашпировский уехал из Будённовска. Правда, напоследок успел, захлебываясь от восторга, рассказать любопытствующему народу о том, что не такие уж террористы «страшные и жестокие». За что едва той же публикой не был избит.

ГЕРИХАНОВ ЛЕТИТ В БУДЁННОВСК. КОРИДОР ДЛЯ БОЕВИКОВ. РАСПИСКА СО СМЕРТЕЛЬНЫМ ПРИГОВОРОМ.

“Менее чем через час мирное соглашение было подписано. От чеченцев подпись поставил, конечно, Шамиль Басаев, от российского правительства - Ковалев, Рыбаков и я. Под документом так же подписались Сергей Попов /от администрации Ставропольского края/, Олег Орлов от “Мемориала” и Джабраил Хангошвили от имени чеченской диаспоры. Но насколько я помню, в больнице был бывший председатель Конституционного суда Чечни Ихван Гериханов, он и составил текст соглашения, который я потом переписал начисто в трех экземплярах. Басаев удостоверил свою подпись печатью с надписью: “Чеченская Республика Ичкерия. Разведывательно-диверсионный батальон. Вооруженные силы”. Рядом поставил время и дату: 10 часов 03 минуты, 18 июня 1995 года”.
Виктор Васильевич Курочкин, “Миссия в Чечне”, Москва, 1997.

Депутат Госдумы РФ В.В. Курочкин был абсолютно прав: в переговорах с Басаевым во время проведения операции по освобождению заложников из Буденновской больницы в числе полномочных представителей Правительства России участвовал Ихван Баудинович Гериханов - бывший председатель Конституционного суда Чеченской республики и мой однокашник по очному отделению Свердловского юридического института имени Р.А. Руденко (ныне Уральская государственная юридическая академия),
Шел 1975 год. Мы с Ихваном учились в параллельных группах первого курса института. Объединяло нас многое. Прежде всего, земляческое братство: оба с Северного Кавказа, оба ночами подрабатывали: Ихван -сторожем в детском садике, я - грузчиком на овощной базе. Активно занимались общественной работой - я в комитете комсомола института, Ихван - в профсоюзном комитете. Ходили в студенческое научное общество, где под руководством доцента П.Г. Щекочихина “грызли” Советское государственное право. Ну и, наконец, писали курсовую работу мы с Ихваном по одной теме: “Является ли Грузия федеративным, либо унитарным государством?”, поскольку оказались оппонентами по этому государственно-правовому вопросу. Я защищал позицию советских государствоведов со сталинской концепцией унитарности грузинского государства, основанной на единстве этнических и культурных корней населяющих Грузию народов. Гериханов отстаивал концепцию федеративности Грузии, основанную на непонятной многим тогда идее национального самоопределения и независимости народов, противоречащей великодержавной политике Советского Союза.
Кто мог тогда предсказать, что идеи эти подтолкнут центробежные тенденции в развитии союзного государства, развалят его до основания, а братские некогда народы будут отстаивать свою национальную идею с оружием в руках. Кто мог тогда предвидеть где и на какой стороне баррикад окажется Грузия с её автономиями через два десятка лет, где окажемся мы сами с Ихваном...
Я с июля 1987 года стал работать в органах прокуратуры Ставропольского края и к дню трагических событий июня 1995 года и нашей новой встречи с Герихановым пятый год как исполнял обязанности Буденовского межрайонного прокурора.
Ихван же после окончания института вернулся в Грозный, где, пройдя длинный путь от адвокатской конторы до Дворца правосудия, стал депутатом Парламента Чеченской республики, возглавив комиссию по этике. В начале 1993 года Гериханова избрали председателем созданного в Чечне Конституционного суда республики.
Во время буденновских событий Ихван, приехавший навестить семью в Москву, через своих земляков получил приглашение министра по делам национальностей Правительства РФ Николая Михайлова вылететь на Ставрополье и принять участие в переговорах с Шамилем Басаевым. Утром 15 июня Гериханов встретился с Н. Михайловым, который, подтвердил свое предложение, сославшись на поручение премьер–министра Правительства России В.С. Черномырдина.
Надо сказать, что Гериханов знал Басаева с 1992 года, да и Басаев хорошо был осведомлен о Гериханове как одном из высших должностных лиц Чеченской республики. Необходимо было использовать любую возможность для спасения невинных людей. Считая себя морально ответственным за это, Гериханов, не задумываясь, согласился и в тот же день отправился в аэропорт “Чкаловский”. Там его уже ждал самолет, в котором находился В.В. Жириновский со своей командой.
В Буденновск самолет приземлился около 12 часов ночи 15 июня. Потом были встречи и консультации с членами штаба по освобождению заложников Егоровым, Степашиным и Медведицковым, были неопределённость, тревога и ожидание развития событий. А когда боевики, не дождавшись встречи с журналистами, расстреляли пятерых заложников, обстановка стала еще более нервозной.
Гериханов предложил главному штабу свои услуги в переговорах с Басаевым. Его попытались убедить, что Басаев после того, как в переговорах пытался принять участие его двоюродный брат, в случае появления в больнице кого-либо из земляков грозился расстрелять ещё пятерых заложников. Но Гериханов настоял на своём под тем условием, что предварительно согласует свои действия с Басаевым.
Он позвонил в больницу из штаба. Трубку взял один из заместителей Басаева Асламбек Исмаилов, или, как его называли, Асламбек - младший. И хотя он хорошо знал Гериханова, но разговаривал очень сухо, пообещав лишь, что о звонке доложит Басаеву.
Басаев встретиться отказался, доверив ведение переговоров своим помощникам. Гериханов пошел в больницу вместе со своим сопровождающим Джабраилом Хангошвили. Встретил их Асламбек-младший. Гериханов изложил, в чем заключается главная их миссия - сохранить жизнь заложникам и узнать мотивы действий и цель тех, кто взял в заложники невинных людей. На этом переговоры закончились - террористы отказывались от диалога без представителей депутатского корпуса и журналистов.
По возвращении в штаб разразился большой скандал по поводу того, как Гериханов мог пойти в больницу без санкции вице-премьера правительства Николая Егорова. Но после беседы с Ихваном, Егоров изменил своё отношение к нему и попросил Гериханова продолжить переговоры. При этом Егоров заявил: “Сами мы в переговорах участвовать не будем, наша задача уничтожать бандитов...”
18 июня Гериханов дважды с группой депутатов, журналистов и представителей штаба ходил к боевикам. Басаев в очередной раз высказал заранее заготовленные требования - прекратить боевые действия в Чечне, вывести оттуда федеральные войска и сесть за стол переговоров с Дудаевым. Парламентерам вручили написанные рукой Басаева требования. В ходе обсуждения и пришло решение - отвести от осажденной больницы войска, создать коридор для отступления боевиков и дальше продолжить переговоры. Документ подписали: Ш. Басаев, Д. Хангошвили, О. Орлов, Ю. Рыбаков, В. Курочкин, С. Ковалев. Затем его по сотовому телефону зачитали Черномырдину, и тот его одобрил.
После того, как соглашение было подписано, Басаев дал команду отпустить еще часть заложников. С Герихановым из больницы вышло более ста человек женщин и детей, а депутаты и журналисты остались в больнице до утра следующего дня. Больше суток ещё уточнялись нюансы ухода боевиков в Чечню - их прикрытие, сопровождение, обеспечение транспортом, водой, продовольствием, медикаментами и многое другое. Парламентеры приходили в больницу еще несколько раз, и Басаев разрешал небольшим группам заложников покидать больницу вместе с ними.
После принципиального достижения соглашения об освобождении всех заложников Гериханов, считая свою миссию выполненной, направился в аэропорт «Минводы». В голове засела фраза Басаева:
- Помни, что ты чеченец. Если в пути с головы моих бойцов упадёт хоть один волос, отвечать будет весь твой род!
В это время появился провокационный документ, предложенный, якобы министром внутренних дел В. Ериным, чуть было не погубивший результат всего переговорного процесса. Был подготовлен бланк расписки, смысл которой состоял в том, что покидающие согласно договоренности больницу боевики, сопровождающие их заложники, депутаты и журналисты добровольно входят в преступную группировку Шамиля Басаева. Фактически, в случае непредвиденного развития ситуации, это означало смертный приговор каждому подписавшему этот документ.
По дороге в аэропорт Гериханова догнала машина с посланцем от С. Степашина с просьбой возвратиться в Буденновск - переговоры под угрозой срыва, помощник Басаева Асламбек- большой заявил, что без председателя Конституционного суда Чечни дальнейшие переговоры вести не будет.
Возвратившись с полдороги, Гериханов с негодованием потребовал у В.Ерина объяснений. В ответ министр заявил, что расписка предназначена на тот случай, если в дороге с боевиками и заложниками произойдет что-либо непредвиденное, и он не желает из-за случайностей рисковать своими погонами. Из разговоров в штабе стало известно, что по дороге в Чечню планировалась очередная силовая операция по захвату боевиков. Обо всем этом Гериханов сообщил по телефону В.С. Черномырдину, который тут же аннулировал провокационную расписку. Переговоры вновь продолжились.
Когда автобусы с боевиками и сопровождающими готовились к выезду, Ихван решил зайти в Главный штаб антитеррористической операции. Но его не пустили даже в здание РОВД, а дежурный подполковник с ненавистью произнес:
- Да ты не лучше боевиков...
Назревала взрывоопасная ситуация. Готовая устроить самосуд, бурлила разъяренная толпа горожан. Доведенные до исступления кровавыми событиями этих дней люди, были недовольны исходом переговоров и тем, что Правительство России пошло на поводу у террористов. Страсти к тому же подогревали казаки, требующие взять в заложники всех проживающих на территории города и района чеченцев, либо выдворить их за пределы Ставропольского края.
С Ихваном мы случайно встретились на дорожке у здания РОВД. Его невысокую, коренастую и крепкую фигуру борца я узнал издали. Обнялись. И хотя не виделись 16 лет, обстановка не располагала к расспросам о жизни, семье, делах, да и времени не было. Я не без труда оттеснил Ихвана от толпы в сторону. Гериханов коротко рассказал о своей миссии в Буденновске и попросил организовать встречу с директором ФСБ Степашиным.
Поручив бойцам из оцепления отсечь делегацию чеченцев от толпы горожан, я быстро нашел в штабе Степашина, и передал ему просьбу Гериханова. Перед отъездом в аэропорт «Минеральные Воды» Ихван зашел ко мне в прокуратуру попрощаться, после чего чеченская делегация на трех выделенных Степашиным машинах уехала.
В 2004 году мы вновь встретились с Ихваном в Екатеринбурге на торжествах по поводу 25-летия окончания Свердловского юридического института. Годы практически его не изменили: те же неповторимые, неподражаемые, как у прославленного командарма Буденного, усы, та же щегольская нотка в одежде. Разве что в чёрных смоляных волосах седин прибавилось, да макушку украсила ранняя залысина.
Как оказалось, Гериханов ведет кочевую жизнь беженца, не имеет собственного жилья, отказавшись по этическим соображениям от предложенной ему после командировки в Буденновск квартиры в Москве. С должности председателя Конституционного Суда ЧР он давно подал в отставку, и несмотря ни на какие беды и невзгоды он остался тем же, что и 25 лет назад - идеалистом и порядочным человеком.

На фото Ихван Гериханов (справа) на переговорах с Ш. Басаевым и С. Ковалёвым
Мемуары | Просмотров: 1199 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 14/06/15 17:42 | Комментариев: 0



Часть 1.

«САМОУЧИТЕЛЬ» ДЛЯ МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ. СЫЩИКИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ

«Для непосредственного руководства операцией по обезвреживанию бандформирований в город Буденновск прибыли заместитель председателя правительства России Николай Егоров, министр внутренних дел Виктор Ерин, директор ФСБ Сергей Степашин и командующий Северо-Кавквзским военным округом Анатолий Квашнин…».

16 июня 1995 года, “Российская газета”.

Шли первые сутки проведения антитеррористической операции по освобождению заложников и задержанию боевиков. Руководство операцией было сконцентрировано в так называемых оперативных штабах. Всего в те дни их было пять.
Центральный, или главный, штаб по проведению антитеррористической операции и освобождению заложников располагался в здании Буденновского РОВД и состоял из силовых министров, полномочных представителей Правительства РФ. Отсюда по прямой связи докладывали о ситуации лично премьер-министру Виктору Черномырдину, а также вели переговоры с боевиками. Задача штаба прежде всего состояла в аккумуляции и анализе всей поступающей оперативной информации, координации действий силовых структур, задействованных в проведении операции и принятии основных тактических решений. От решительности, компетентности и согласованности работы центрального штаба зависел успех всей операции и жизнь сотен и даже тысяч людей. Официально руководителем этого штаба являлся министр внутренних дел России генерал армии В.Ф.Ерин.
По указанию О.И. Гайданова, заместителя Генерального прокурора России, я с первых часов трагедии был определён в главный штаб и, находясь в гуще событий, имел возможность наблюдать за генералом Ериным.
Нужно было принимать активные и адекватные меры к освобождению заложников, предотвращению их расстрелов, чем не переставал угрожать Басаев. Только- только сдвинулся с места переговорный процесс с террористами. В него включились официальный представитель правительства России заместитель главы администрации Ставропольского края А.В. Коробейников и начальник краевого ГУВД генерал - майор милиции В.К. Медведицков, а также некоторые другие представители краевых и центральных структур власти.
В.Ф. Ерин, погружённый в думу, молча сидел в уголке, но в тоже время и как бы во главе большого стола для совещаний. Вокруг него все ходили с таким видом, словно боялись разбудить министра. Для силовика был он как-то несообразно вял и потерян. Бездействовали и многие другие представители Москвы.
Живым и активным был только Сергей Степашин. Его плотная невысокая фигура, веснушчатое непроницаемое округлое лицо, короткий ёжик рыжеватых волос мелькали то тут, то там. К нему постоянно заходили с докладами крепкие ребята в камуфляже, с которыми он общался вполголоса, чтобы не мешать тем, кто находился на телефонах прямой оперативной связи. Был он похож на вездесущего, хитрого лиса перед большой охотой - профессия всё-таки накладывает свой отпечаток…
Дым от сигарет стоял сплошной завесой. Не спасали даже настежь открытые окна и несколько вентиляторов. Напомню, что днём жара стояла неимоверная - до 35 - 40 градусов в тени, и некоторое облегчение наступало только с утренней прохладой, да и то ненадолго.
Ближе к утру инициативу, наконец, решил проявить Виктор Ерин:
- Ну, что, прокурор, - заметно картавя и кривя раненную когда-то щеку, обратился он ко мне, - в каком месте штурмовать будем?
И без перехода попросил набросать приблизительный план расположения корпусов больницы и обозначить подходы к ним. К тому времени сотрудники местной милиции, не найдя руководства Бюро технической инвентаризации города (потом выяснилось, что почти весь персонал БТИ оказался в заложниках), взломали двери в архивные помещения и все необходимые документы – карты города и поэтажные планы корпусов осаждённой больницы - доставили в главный штаб. Я показал генералу на карте примерные маршруты, по которым нескольким заложникам удалось сбежать из больницы, но от советов по поводу штурма воздержался - это дело специалистов, а не прокурорских работников.
Зуд активной полководческой деятельности у министра с утра заметно прогрессировал: он вызвал к себе начальника Буденновского РОВД Н.А. Ляшенко. Николай Андреевич рассказывал, что застал Ерина листающим самоучитель игры в бильярд, найденный в книжном шкафу кабинета, где расположился штаб. Для начала генерал поинтересовался количеством сотрудников уголовного розыска, имевшихся в отделе. Их насчитывалось 27 человек. По задумке генерала армии, сыщики должны были, переодевшись в белые халаты и спрятав под ними оружие, на нескольких автомашинах «скорой помощи» под видом медбратьев войти в первый контакт с боевиками и отвлечь их от главной ударной силы – «Альфы». Такую операцию мог навеять только бильярдный самоучитель, поскольку накануне террористы уже расстреляли две «скорых помощи», пытавшихся проехать на территорию больницы.

«В ПОИСКАХ «СТРЕЛОЧНИКА». ПО ПРЕЗИДНТСКОМУ ВЕЛЕНИЮ, ПО СВОЕМУ ХОТЕНИЮ»

Многие руководители края и региональных структур и большинство грамотных и думающих сотрудников оперативных и специальных подразделений выступали против штурма больницы, при котором минимальные потери личного состава могли составить 30, а среди заложников - до 90 процентов.
Однако решающее слово было за руководителями главного чрезвычайного штаба, хотя их действия, как мне кажется, были заранее предопределены на самом высоком уровне.
- Решение о штурме главного здания больницы в Буденновске предварительно было принято с министром внутренних дел Виктором Ериным еще до моего отъезда в Галифакс, - сообщил Борис Ельцин журналистам в Канаде. - Мы договорились подождать день-полтора и подготовиться, чтобы не натворить что-нибудь во вред.
Но, даже несмотря на эту предварительную установку, брать на себя всю полноту ответственности за силовое решение проблемы никто из высокопоставленных членов главного штаба не спешил. Руководителям операции явно был нужен повод для штурма, на который они могли бы сослаться в случае неблагоприятного исхода операции. С этой целью на вторые сутки в главный штаб пригласили Ю.М. Лушникова, бывшего тогда прокурором Ставропольского края и предложили ему… потребовать от руководства штаба исполнения данных Лушниковым санкций на арест террористов, личности которых уже были установлены. То есть краевого прокурора пытались, по существу, назначить «стрелочником».
Между тем переговоры продолжались. Помимо основного их предназначения – попытаться освободить как можно больше заложников, переговоры с Басаевым, по сути, маскировали подготовку к штурму, позволяли тянуть время и сбивать напряженность и агрессивность в стане террористов. При разработке плана силового захвата либо полного уничтожения террористов с одновременным спасением заложников оперативники УБОП при ГУВД края и спецназовцы предусматривали минимальное применение оружия широкого поражающего спектра – пулемётов, гранатомётов, автоматических пушек, поскольку боевики выставили в окнах в качестве живого щита заложников. Однако этот вариант операции одобрения министров и генералов не получил. И кто тогда лично одобрил план штурма, который привёл к многочисленным жертвам, сейчас остаётся только догадываться. Как установлено материалами предварительного следствия, при штурме погибли примерно 20 заложников.
Позднее, 29 июня 1995 года на Совете безопасности России Б.Н. Ельцин дал такую оценку работы штаба: «Сегодня мы должны определить виновных за события в Буденновске… Россиянам, всему миру продемонстрирована низкая способность наших спецслужб выполнять возложенные на них задачи...»
Уроки и выводы из трагедии в Буденновске были жесткими. Указами Президента РФ были освобождены от занимаемых должностей: заместитель председателя Правительства РФ, министр по делам национальностей и региональной политике Н.Д. Егоров; министр внутренних дел генерал армии В.Ф. Ерин; директор Федеральной службы безопасности генерал-лейтенант С.В. Степашин. Все расстались с должностями по собственному желанию…

«ДЫРКИ В ЗАБОРЕ ДЛЯ СНАЙПЕРОВ. ДЕЙСТВУЙТЕ ПО СВОЕМУ УСМОТРЕНИЮ…»

Еще один штаб – армейский, возглавлял командующий Северо-Кавказским военным округом генерал-полковник Анатолий Квашнин. Сразу же по прибытии в Будённовск Квашнин высказал мысль, что нужно поднять в воздух вертолёты и расстрелять больницу. И вообще, мол, возня с террористами и заложниками – дело милиции, армии здесь делать нечего. Один из очевидцев событий, заместитель начальника ГУВД Ставропольского края полковник Н.М.Кривцов, рассказал мне позже, как в первые дни операции по освобождению заложников он зашел в штаб Квашнина. Тот спрашивает: сколько у нас снайперов и где они? Человек пять, отвечает Кривцов, и все расположены вокруг больницы. Тогда Квашнин предложил расставить снайперов вдоль бетонного забора, опоясывающего территорию больницы, и проделать в заборе отверстия, чтобы только ствол винтовки пролез. И таким образом уничтожать боевиков. Для человека понимающего, что собой представляет снайперская винтовка, у которой работает не только ствол, а больше всего важна оптика, все понятно без комментариев…
Характеристика самому себе – любимому, данная Анатолием Васильевичем Квашниным три года спустя после описанных мною событий, говорит сама за себя: «Если Генштаб – мозг армии, то я – главная извилина».
( «АиФ», 1998, № 23)
Пришлось близко столкнуться с руководителем армейского штаба и членам следственно-оперативной группы Генеральной прокуратуры РФ, которая по возбужденному по факту бандитского нападения на город уголовному делу проводила осмотры места происшествия. В первую очередь следовало произвести осмотры трупов убитых при штурме здания РОВД девяти сотрудников милиции, шести боевиков и четырнадцати жителей города, которые были свезены во двор здания УВД.
Руководили проведением осмотров трупов старший помощник прокурора Ставропольского края, начальник отдела по надзору за расследованием особо важных дел прокуратуры края Ю.И. Змиевский и начальник методико-криминалистического отдела прокуратуры края А.М. Сучков (позднее присоединился к участию в проведении этих следственных действий и я).
Все следственные действия в обязательном порядке фиксировались помимо протоколов еще и на фото - и видеокамеры. И тут возникла проблема с работой видеокамеры - шла наводка сигнала от высокочастотных кабелей связи (во дворе РОВД стояла автомашины спецсвязи командующего СКВО).
Александр Михайлович Сучков поднялся в штаб к командующему и, представившись, попросил временно отключить радиостанцию. Квашнин, хотя и не сразу, но согласие все же дал. Однако связисты, видимо, хорошо знавшие крутой и непредсказуемый характер своего генерала, отказались выполнять устное распоряжение, требуя письменного приказа. После повторного обращения криминалиста, Квашнин «разрешил» ему «действовать по своему усмотрению», хотя письменного распоряжения вновь так и не выдал. И когда прапорщик-связист в очередной раз отказался выключать радиостанцию, Александр Михайлович «по своему усмотрению» просто обесточил её, открутив фишку силового кабеля...
Осмотр продолжился.
Мемуары | Просмотров: 840 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 14/06/15 17:36 | Комментариев: 0



К двадцатилетию трагических событий.

-Sine ira et studio-
(Без гнева и пристрастия)
Тацит, «Анналы»

«У правды нет урочного часа.
Ее время всякий раз наступает тогда и
только тогда, когда она кажется самой
несвоевременной».
А. Швейцер

События в г. Будённовске Ставропольского края в июне 1995 года, с захватом города и нескольких тысяч заложников бандой террористов во главе с Шамилем Басаевым, давно уже стали историей, много раз переписанной как очевидцами этих событий (к числу которых относит себя и автор этих строк), так и профессиональными журналистами, сотрудниками правоохранительных органов, экспертами, специалистами по антитеррору, депутатами и разного рода политиками и политиканами.
Я умышленно не акцентирую внимание на этнической принадлежности террористов, поскольку спустя годы мы, наконец - то, пришли к очевидному выводу, что терроризм не имеет ни национальности, ни конфессиональной принадлежности.
О Басаеве сегодня известно достаточно много, хотя и тогда, в июне 95-го он уже зарекомендовал себя активным участником «чеченской революции» 1991 года; находился в розыске как организатор и участник угона самолета из аэропорта Минеральные Воды в Турцию в ноябре 1991 года; участвовал в боевых действиях в Карабахе на стороне Азербайджана в конце 1991 – начале 1992 года, возглавляя так называемый «абхазский батальон».
14 июня 1995 года банда террористов, возглавляемая Басаевым, была остановлена сотрудниками милиции в пути следования в сторону аэропорта Минеральные Воды на выезде из степного провинциального городка Буденновска, что расположен на перекрёстке дорог из Чечни, Дагестана, и Калмыкии на юго-восточных границах Ставропольского края. Изменив свои первоначальные планы в соответствии со сложившейся обстановкой, террористы попытались захватить здания УВД, администрации, узла связи и других значимых объектов города. Затем, понимая, что в стратегическом отношении эти объекты расположены для них не очень выгодно, они, захватив более 1500 заложников, укрепились в здании центральной районной больницы, где удерживали оборону вплоть до 16 часов 19 июня, когда последний автобус с боевиками и добровольцами – заложниками выехал за пределы территории расстрелянной и горящей больницы.
Общее число погибших мирных жителей, включая четырёх бойцов спецподразделений, составило тогда 127 человек. Нанесённый бандитами материальный ущерб в ценах 1995 года составил сумму более 186 миллиардов рублей.
О событиях того горячего во всех отношениях лета написано много слов шокирующей правды, и откровенной лжи. Год от года воспоминания некоторых очевидцев приукрашивались новыми, неизвестными ранее подробностями; росло число лично застреленных рассказчиками боевиков, выведенных ими из захваченной больницы заложников; увеличивалось и количество героев буденовской эпопеи…
Идея написать книгу о буденовской трагедии возникла незадолго до памятной даты: в июне 2004 года, когда я встретился с одним из непосредственных ее участников – Ихваном Герихановым. Встреча состоялась в Екатеринбурге на торжествах по поводу двадцатипятилетия окончания Свердловского юридического института, студентами которого мы оба в свое время были.
Вначале идея оформилась в зарисовку на тему воспоминаний о наших встречах с Герихановым, где события в Буденновске являлись одним из связующих эпизодов. Но, по мере углубления в историю, я все отчетливее стал ощущать потребность сказать больше. Помимо желания поделиться личными воспоминаниями о трагических событиях июня 1995-го мне захотелось рассказать и о некоторых неизвестных фактах и моментах истории этих событий. Кроме этого я преследовал и другую цель: описать оставшийся за рамками многочисленных газетных публикаций, книжных исповедей, за рамками сухих и четких оборотов обвинительных заключений и приговоров, самоотверженный труд следователей прокуратуры, ФСБ и милиции, оперативных работников, технического персонала. Людей, благодаря стараниям которых лица, виновные в совершении преступлений в процессе бандитского нападения на Буденновск, в большинстве своем, оказались установлены, а многие из них задержаны и преданы суду. И, прежде всего, мне захотелось рассказать об особенностях расследования возбужденного по факту терроризма уголовного дела, беспрецедентного по своей сложности из-за огромного количества эпизодов, подозреваемых и обвиняемых, потерпевших и свидетелей; из-за самого масштаба происшествия, местом которого стал целый город.
Преследовал я так же и цель поделиться с нынешними прокурорами опытом профессионалов, принимавших непосредственное участие в организации расследования данного уголовного дела. Некоторые из них продолжают работать в органах прокуратуры. Многие, как и автор этой книги, приняли решение поменять сферу приложения своего профессионализма по тем или иным объективным или субъективным причинам. Но это тема отдельного разговора и, наверное, другой книги…
Надо сказать, что в апреле месяце 1991 года я, работая в органах прокуратуры Ставропольского края, был назначен Буденовским межрайонным прокурором и исполнял эти обязанности вплоть до декабря месяца 1995 года, когда до истечения установленного прежним законодательством пятилетнего срока полномочий был переведен на должность заместителя прокурора краевого центра - города Ставрополя.
Для воплощения своей идеи в жизнь мне пришлось проехать не одну тысячу километров по дорогам Ставропольского и Краснодарского краев, по дорогам России; изучить не один десяток томов архивных и процессуальных документов, газетных материалов; просмотреть десятки лент видеозаписи и сотни мегабайт иной информации. Конечно, самое ценное – это личное общение с людьми, которые были причастны к описанным событиям.
Описывать все ужасы и тяготы, выпавшие на долю заложников и других участников буденовской трагедии я не собирался. В этом не было необходимости, поскольку за прошедшие годы об этом написано уже достаточно много. К тому же, боль и горечь воспоминаний бывших заложников невозможно передать словами – их можно почувствовать только сопереживая…
Довольно подробно и достоверно буденовские события 1995 года изложены в книге Т.И.Ревяко «ТЕРРОР И АНТИТЕРРОР: Покушения, взрывы, убийства». – Мн.: Литература , 1997.- ( Энциклопедия преступлений и катастроф), в главе «ТРАГЕДИЯ В БУДЕННОВСКЕ». Автор дал достаточно точный анализ причин и условий, способствовавших совершению бандитами преступлений, анализ ошибок, допущенных в ходе переговоров с боевиками и при проведении силовой части операции по освобождению заложников, в том числе, с точки зрения авторитетных экспертов по терроризму.
Добавить что-либо существенное к мнению экспертов довольно сложно. Хотя несколько основных уроков Буденновска лежат на поверхности:
- Отсутствовала концентрация в одних руках специалиста – профессионала по вопросам антитеррора всех властных полномочий по руководству операцией по освобождению заложников и захвату, либо уничтожению террористов;
- Не было четкого плана операции и приоритетных задач ее проведения, что не позволило принять адекватные меры и применить соответствующие ситуации спецсредства и оружие, в результате чего погибла часть заложников;
- Слишком долго формировался состав Главного штаба операции. Его руководство проявило непростительную медлительность и нерешительность в выборе приоритета действий – штурмовать больницу, либо добиваться мирного разрешения ситуации, позволило террористам укрепить свои позиции, использовать в свою пользу «синдром заложника»;
- Бюджеты всех уровней - от местного до федерального не имели специальных целевых средств на антитеррористическую деятельность, что существенно осложняло материально-техническое и продовольственное обеспечение задействованных в операции сил, в частности, работу следственно-оперативной бригады по расследованию уголовного дела, возбужденного по факту вооруженного нападения и захвата заложников.
Вскоре после трагических событий, в 1996 году, в издательстве «ПРИКУМЬЕ» вышла книга «БУДЕННОВСК. ЧЕРНЫЙ ИЮНЬ 95-го». Её авторы А.М. Апалькова, А.С. Кабалалиева, Л.П. Медуница, Н.М. Назаренко, И.А. Пасько, А.Д. Сердюков и М.В. Сосина - жители многострадального города, очевидцы и в большинстве своем непосредственные участники тех событий. Книга эта очень эмоциональна по содержанию, а потому противоречива с точки зрения логики и четкой хронологии уголовного процесса, субъективна в оценке действий, как террористов, так и заложников, а особенно, Главного штаба по ликвидации чрезвычайной ситуации и освобождению заложников, представителей депутатского корпуса, должностных лиц Правительства России и Администрации Ставропольского края.
Впрочем, все это вполне понятно и объяснимо. Дело в том, что последние впечатления, по утверждениям психологов, могут оказаться самыми сильными и временно заблокировать, либо гипертрофировать все ранее отложившиеся до неузнаваемости. Таким свойством человеческого восприятия пользуются политики в период предвыборных кампаний, а также создатели рекламных клипов. Я помню, как заложники, покидавшие освобожденную, едва не ставшую братской могилой, больницу, находясь в шоковом, почти невменяемом состоянии, неистово ругали федеральные войска и рассказывали при этом о доброте и человечности чеченцев, державших их почти пять суток в душных расстрелянных палатах под дулами автоматов. Мол, те давали больным лекарства, приносили воду в баночках из-под анализов, угощали детей шоколадками, советовали укрываться от пуль и осколков матрасами…
Это и есть так называемый «синдром заложника», или «Стокгольмский синдром».
Пройдет несколько дней, месяцев, а то и лет, и восстановившаяся память вернет им воспоминания о том, как и по чьей злой воле, они оказались в заложниках; о том, как детей и стариков прикладами и автоматными очередями сгоняли на площадь перед администрацией города, гнали по его улицам в больницу, расстреливали непокорных и немощных, а затем и всех, кто вызвал подозрения или чем-то не понравился.
Тем не менее, это коллективное произведение реально воссоздало атмосферу боли, горя, ужаса и позора, окутывавших те трагические события, пережитых не только заложниками и их близкими, но и всем российским народом. Авторы поведали практически обо всех сторонах событий «черного июня 95-го». Это был взгляд изнутри.
Я попытался взглянуть на те же события не только, как непосредственный их участник, но и отстраненно, аналитически, как прокурор и юрист-профессионал.
Поскольку хронология событий, конкретные действия практически каждого террориста расписаны в обвинительных заключениях по направленным в суд уголовным делам, а так же в приговорах судов в отношении установленных и задержанных членов банды Басаева, это значительно облегчило мою задачу. Однако отдельных эпизодов трагедии с соблюдением хронологии событий мне пришлось все же коснуться, поскольку все описанное мною не художественный вымысел, а реальные факты, ставшие историей и положенные в основу уголовных дел.
Фамилии всех участников событий настоящие.
Трудно было воздержаться от критических высказываний в адрес политики Российского государства, а национальной особенно. Ведь без анализа сложившейся внутриполитической обстановки того времени не понять основных, глубинных причин возникновения в России терроризма. Не случайно именно политическими мотивами пытались прикрыть свои преступные действия в Буденновске Басаев и его боевики.
Однако, это совсем другая тема, для отдельной книги и, честно говоря, дело неблагодарное и чреватое для меня обвинениями в некомпетентности: я не политик, а прокурор, хоть и бывший. (Правда, профессионалы, говорят, бывшими не бывают…)
Все по тем же причинам не стал я глубоко анализировать и ошибки в проведении антитеррористической операции. Да и сколько их, эти ошибки, впоследствии не анализировали, а в результате были в нашей жизни и Дубровка, и Беслан; остались Ингушетия и Дагестан; а в конечном итоге, виноватым в череде повторяющихся ошибок и просчетов оказывается пресловутый «человеческий фактор»…
Каждый автор претендует на приоритет в правдивости и точности изложения Буденновской трагедии, при этом каждый по-своему прав и неправ.
Почему? А всё предельно просто. Когда я опубликовал впервые книгу воспоминаний «Будённовск. 10 лет спустя. Воспоминания прокурора», многие читавшие её, потом с изумлением спрашивали, почему так мало плохого сказано автором в адрес министров и генералов, руководивших антитеррористической операцией по освобождению заложников и захвату бандитов?
В таких случаях я всегда отвечал одно: - «Дерьма и грязи вылито на всех без исключения, как истинных героев, так и «героев» за прошедшие годы столько, что хватит на многотомную энциклопедию из серии «Жизнь не совсем замечательных людей». Я хотел рассказать только правду, а оценку пусть даст каждый её прочитавший сам…»
А один из «виновников торжества», милицейский полковник в отставке, бывший начальник Буденновского РОВД, а затем глава администрации этого города, от коего в некотором роде зависел вопрос о проведении презентации моей книги в дни траурных мероприятий, всерьёз обиделся на то, что в книге отведено столь мало места его персоне и его «хождениям по мукам» по воле подлых высоких милицейских и прокурорских чинов.
Ну не мог понять человек, что книга не о нём геройском, а о других, более или менее известных…
Здесь я с удовольствием приведу историю, рассказанную любимым мною и одним из непревзойдённых современных мастеров в жанре рассказа Михаилом Веллером в его литературно-эмигрантском романе «Ножик Серёжи Довлатова». Это история – притча, о том, как испанский живописец-сюрреалист Сальвадор Дали ответил на вопрос своего старинного приятеля кинорежиссёра Луиса Бунюэля о мотивах и причинах его нелицеприятных отзывов о себе в мемуарах Дали.
«Луис! – сказал он, - ты ведь понимаешь, что эту книгу я написал, чтобы возвести на пьедестал себя! А не тебя…»
Ну, это так, к слову.
А презентацию книги о Буденовских событиях пришлось проводить в другом городе…
Вообще сам по себе жанр исторических воспоминаний, мемуарный жанр, более близок к публицистике, к жёстким рамкам и канонам журналистского расследования, что естественно не позволило мне в той, посвящённой проблемам антитеррора, книге, раскрыть более широко образы и характеры отдельных участников трагедии.
Хотя личности, встретившиеся мне тогда в Будённовске, в большинстве своём были интересными, колоритными и запоминающимися.
Кто чем: кто настоящим героизмом и талантом, кто бездарностью и скандальностью…
О чём мне и захотелось сказать именно так, как оно виделось с моей колокольни…
Этими соображениями я и руководствовался и в первую, и во вторую очередь, возвращаясь вновь к истории событий.
Мемуары | Просмотров: 893 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 14/06/15 17:26 | Комментариев: 0

Ветер распахнул ночное небо.
В струях мирового сквозняка
В вышине стремительно и немо
Падают на звёзды облака...
Пейзажная поэзия | Просмотров: 581 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 01/06/15 11:14 | Комментариев: 0

Небо прохудилось.
В точечки сквозные
Ярко-васильковый просочился свет.
Утром распустились звёзды озорные
Синими цветами на степной траве...
Пейзажная поэзия | Просмотров: 590 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 01/06/15 11:07 | Комментариев: 0

Расплескалась инверсии лента
По небесной глубокой лазури:
Я в бокал голубого абсента
Брошу кубики льда.
И закурим…

Мне глоток терпко-синего неба
Вмиг обжёг и гортань и сознанье.
Отдышаться, зажмуриться мне бы,
Но в глазах голубое мерцанье…

Лёд с огнём – переход в иномирье,
А полынная вязь послевкусья
Наполняет небесною ширью,
И в неё с головой окунусь я.

Оседают на донышке льдинки,
Меньше, меньше абсента оконце…
Улетают осколки-грустинки
К облакам, где свобода, где солнце!
Поэзия без рубрики | Просмотров: 682 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 01/06/15 11:04 | Комментариев: 6

Ушел еще один солдат -
из тех, бывалых, настоящих.
Жаль,сиротеем мы все чаще,
и за собою, тужась, тащим
обоз немерянных утрат.

Изведав ратного труда,
Он знал войну не по наслышке,
сбежав на фронт еще мальчишкой,
хлебнув солдатской доли с лишком,
в строю остался навсегда.

Он не любил о ней писать,
войну всем сердцем презирая,
и сам душою выгорая,
шел за героями по краю...
и возвращался к ней опять.

Он там, среди однополчан,
ушел теперь за ними следом
в тот край, что нам пока не ведом...
Мы всех помянем в День Победы!
В помин их душ, гори свеча.

В твоем огне - бессмертный Брест
и «тихих зорь» кровавый отблеск...
Займется сердце тихой скорбью,
Вгляжусь - и кажется, он - подле:
присел за стол, сойдя с небес.

Как мотылек летя на свет,
в огне войны сжигая крылья,
он стал легендой, правдой, былью
солдат пера - Борис Васильев -
писатель, воин и поэт...

11.03.2013-06.05.2015
Гражданская поэзия | Просмотров: 898 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 21/05/15 18:29 | Комментариев: 0

Карты, кристаллы, да звёзды – старо.
Верою в них не страдаю.
Взял, заварил себе кофе ведро:
вот уж теперь погадаю!

Выпил до гущи всё, перевернул,
глянул – какая-то рожа…
Взял, и тарелку в окошко пульнул –
будет потеха прохожим!

Вскоре от трелей зашёлся звонок.
Дверь открываю…
- Жестоко!
В вечер крещенский - сам чёрт на порог:
тёща в кофейных подтёках.

Дальше подробности все не важны:
стоны, упрёки, скандалы,
«скорая» - тёще, бойкот от жены,
мне по макушке шандалом...

Вот и не верь в достоверность примет:
зря чертыхался и плюнул
в чёрную кошку, когда в туалет
битую чашку засунул.
Юмористические стихи | Просмотров: 512 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 17/05/15 11:37 | Комментариев: 0

Ночь на исходе, часовые дремлют
И до рассвета надобно успеть.
Саперным взводом роем, чистим землю,
Мембраной клеток ощущая смерть.

Но, хочешь – нет, а с нею мы бок о бок -
В тылу, на фронте, в холод и в жару.
Ползёт рассвет, как первогодок робок,
Сквозь горизонта рваную дыру.

И наготове танки и пехота,
К броску вперёд на вражьи рубежи.
А чтобы кровью не умылась рота -
Сапёрный взвод над минами лежит...

Из инструмента – щуп, кинжал и руки.
Цена ошибки – только наша жизнь.
Шипит ракета. Замерли все звуки
И струйкой липкой пот бежит, бежит…

Извлёк запал - и снова ищешь мину.
Душа в груди поставлена на взвод.
Судьба слепа, а смерть не смотрит в спину -
В лицо глядит! А там – как повезёт…

И вдруг мгновенно над передним краем
Как будто демон смерти заплясал,
И, ткань вселенной в клочья раздирая,
Швырнул он землю к серым небесам.

В размер воронки съёжилось пространство,
Я в ней лежу, обняв земную ось.
И боль в печёнке с подлым постоянством
Пронзила жутко: значит, началось -

Артподготовка, точно, как по нотам!
Теперь – отход. Сто метров – не верста.
Хватай винтовку – и вперёд, пехота!
А весь мой взвод - как будто снят с креста…

Успев настать, рассвет смешался с темью,
У той межи, куда ушла война.
А нам опять от смерти чистить землю:
Здесь людям жить.
И что нам ордена...

17 - 20.04.2015
Гражданская поэзия | Просмотров: 1087 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 17/04/15 19:34 | Комментариев: 12

1.
Гордый русский Севастополь,
В шрамах штурмов и осад…
До сих пор костьми в окопах
Гренадёры всей Европы
На твоей земле лежат!

Помнишь горький сорок первый
И стоявший насмерть СОР*?
Каждый бой был смертью верной,
И дела слагались скверно,
У Макензиевых гор.

Но, держались до июля*…
Каждый дом здесь стал как дот.
И крошили камень пули,
И броню осколки гнули,
Но вгрызался в камни флот!

Дым, огонь и свист металла,
Жизнь и смерть в одной горсти.
Жаль, гранат обидно мало,
А сдаваться не пристало,
И сметая всё с пути

Моряки, братишки, черти
В штыковую шли не раз.
И в свинцовой круговерти
Нас прозвали чёрной смертью,
И бежала смерть от нас!

Не зазорно, что пехота,
Греет тельник как шинель.
Мы – душа и слава флота,
А война для нас – работа.
На войне – как на войне:

И в живых – лишь четверть роты,
И от голода знобит…
Но, как принято на флоте –
Ленты в зубы!
- Что, не ждёте?
Все в строю, кто не убит!

Кто прикладом, кто гранатой,
Кто работает штыком,
Кто сапёрною лопатой –
- Ну, держись, фашист треклятый!
И вдогонку – матерком!

Но, сдана фашистам Горка*
И Английский взят редут.
Отступали, как ни горько,
До конца сражались стойко,
И легли навеки тут.

2.
Помнишь, я упал в атаке,
Нашпигованный свинцом?
Что, не страшно лечь под траки,
Иль от пули сдохнуть?
– Враки!
Смерть страшна любым концом!

Был приказ любой ценою
Уничтожить миномёт.
Я рванул, и друг за мною…
Смерть стояла за спиною.
Думал:
– Всё, теперь возьмёт!

Сколько я лежал – не знаю,
В жарком, липком забытьи.
А очнулся –
- Мать родная!
Жив. В санбате.
Поздравляю,
Старшина второй статьи!

В коридорах и в палатах
Места нет, жара и смрад.
В окровавленных халатах –
Медсестра, да три медбрата
И хирург - что Гиппократ…

Эх, ты, Катенька сестричка –
Третий флотский медсанбат,
Жизнь на фронте – свечка, спичка…
Жить – не худшая привычка,
И не худшая судьба.

А у раненых, увечных,
Кто идти не в силах в бой,
Шанс, но мизерный конечно,
Не уйти дорогой млечной*,
В поддавки сыграв с судьбой.

Катя, Катя, Катерина –
Госпитальная сестра,
Помнишь, как накрыли мины,
И как вы, срывая спины,
Нас таскали до утра.

На полуторках разбитых
В дыме, в гари и в пыли
Просочились, как сквозь сито
К морю, в бухту, где открыто
Жались к пирсу корабли.

Тесно в бухте Камышовой
От повозок и машин.
Берег словно бы изжёван:
Иссечён и освинцован,
Обгорели камыши.

И над этим сущим адом
Хладнокровно метя в цель,
Фокке – Вульфы, хищным стадом,
Рассыпая бомбы градом,
Крутят в небе карусель.

Дым и гарь закрыли солнце –
И не к месту ветерок…
Мало кто из нас спасётся:
Под «завязку» миноносцы
И торпедный катерок.

Но, последний долг исполнив:
Каждый раненый – он свой!
Ты осталась, Катя…
Помню!
И смыкались с плеском волны,
И вскипали за кормой…

3.
До Победы я не дожил:
Лёг под Керчью через год…
Но сюда вернулся всё же,
К тем камням, что всех дороже:
Их в веках прославил флот!

Мы стоим на пьедестале –
Два бойца: Солдат – Матрос *…
В тоннах мирного металла
Память тем, кого не стало,
Кто как споры в камни врос.

И всегда, цветущим Маем,
В День Победы он и я
Поимённо вспоминаем*
Всех погибших, тех, кто с нами
Севастополь отстоял!

Декабрь 2014 - апрель 2015.

*- 4 ноября 1941 года для объединения всех сил Главной базы Черноморского флота был создан Севастопольский оборонительный район (СОР).
*- Зелёная (Красная) горка - Высота юго восточнее Пересыпи, между Лабораторной, Сарандинакиной и Делагардовой балками.
*- 1 июля 1942 года сопротивление защитников Севастополя в основном было подавлено, но отдельные группы советских воинов продолжали сражаться вплоть до 9-14 июля.
*- В дни обороны медицинские работники флота и города, за 8 месяцев спасли жизни десяткам тысяч людей, возвратили в строй 30927 раненых и 10686 больных.
*- Мемориал - памятник солдату и матросу на мысе Хрустальный в Севастополе.
* - Мужество, отвагу и стойкость в боях за Севастополь проявили бойцы и командиры 7-й бригады морской пехоты под командованием полковника Е.И.Жидилова, 8-й бригады морской пехоты полковника В.Л.Вилыпанского, 25-й стрелковой дивизии им. В.И.Чапаева генерал-майора Т.К.Коломийца, 95-Й Молдавской стрелковой дивизии генерал-майора В.Ф.Воробьева, 172-й стрелковой дивизии полковника И.А.Ласкина, 345-й стрелковой дивизии полковника Н.С.Гузя, I -го Севастопольского полка морской пехоты полковника П.Ф.Горпищенко, артиллеристы майора Н.В.Богданова, 10, 30, 35, 19-я батареи береговой обороны, гарнизон дзота N 11, летчики-черноморцы и многие другие.
Гражданская поэзия | Просмотров: 986 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 12/04/15 16:15 | Комментариев: 6

Лежу в прокуренной гостинице -
Усталый дервиш под смоковницей.
Кровать натруженная выгнется
Под телом ласковым любовницы…

В жару экстазном руки сомкнуты,
Подушки скомканы и сброшены.
Есть ты и я, и снова только ты,
Моя запретная, хорошая!

Бегут, бегут часы с минутами -
Пускай, украденные, краткие.
Любовью связаны, опутаны,
Мы здесь встречаемся украдкою.

Фасад с неоновой кириллицей -
При встрече горькая пилюля нам.
Прими опять меня, гостиница,
Не дай остаться недолюбленным…

18.03.2015
Любовная поэзия | Просмотров: 665 | Автор: Сергей_Черкесский | Дата: 18/03/15 19:44 | Комментариев: 2
1-50 51-88