Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45092]
Проза [8974]
У автора произведений: 118
Показано произведений: 1-50
Страницы: 1 2 3 »

Сочинял бытовые драмы,
Мастерил одну за одной,
Бытовые драмы упрямо
По издательствам гнал волной.

Драмы - сплошь одни бытовые,
Вовсе не было небытовых,
Фирмы книжные сбытовые
Не скупясь платили за них.

С неба гром ударил нежданно:
Опостылел публике быт,
Надоели читателю драмы
Бытовые. По горло сыт.

Взялся было строчить романы,
Да опомнился («жанр не мой»);
Нет на свете роднее драмы,
А в особенности бытовой.

Точит душу дрянная рана,
Хоть верёвку вяжи узлом...
Так пришла бытовая драма
В нежилой писательский дом.
Иронические стихи | Просмотров: 70 | Автор: Бакенщик | Дата: 13/05/21 16:16 | Комментариев: 0

«Что, Иванушка, невесел,// Что головушку повесил?»
(Из сказки)


После долгих лет потехи
Отчего-то ты головку
Опустил, дружочек верный,
И никак не хочешь бодро
И напористо воспрянуть —
Стать, как прежде, заводилой
Энергичных развлечений.
Что ж, не может бесконечным
Быть хвалёное упрямство
У таких вот твердолобых,
Озорных и бесшабашных.
Несгибаемость амбиций
Тоже, видишь ли, имеет
Ограниченные сроки.
Эта тягостная хворобь
Возникает почему-то
Иногда у слишком робких,
Малодушных человеков
Перед натиском внезапных,
Деликатных обстоятельств,
Когда волей аль неволей
Прошиба...
... ну наконец-то
Шевельнулся, долговязый!

Это мы ещё посмотрим,
Исчерпал ли ты ресурсы
В мастерстве иносказаний
Психологическая поэзия | Просмотров: 90 | Автор: Бакенщик | Дата: 08/05/21 15:55 | Комментариев: 0

Я бы памятник отгрохал рукотворный
В соответствии с доктриной современной:
Вот в величественной позе Саша Чёрный
Словно вырвался из тягостного плена –
Будто к небу изваяние взлетело...
А в подножии такая мизансцена:
Там другой поэт – Андрей (который Белый);
Он раскаяния полон и смиренно
Опустился перед Сашей на колено.
Гражданская поэзия | Просмотров: 90 | Автор: Бакенщик | Дата: 14/04/21 08:26 | Комментариев: 0

Нравится, не нравится
(капризульки)

Нравится: жить на Гавайях,
В гнезде на высоких сваях;
Виски, шезлонг, бандана,
Голубизна океана;
Смуглянка, которой я нужен,
И рыба-пила на ужин.

Не нравится: чалиться в киче,
Падать от зуботычин,
Бродить с сумой по дороге,
Жить в хлеву и в берлоге;

Не нравится онкобольница --
В ней хочется застрелиться.

(Такая вот «парадигма»
Векторов тяготений --
«Двухполюсная» картина
Вкусов и предпочтений).

А все на меня с укоризной:
«Какой-то ты стал капризный;
Хочешь устроиться, сука,
Там, где сытнее житуха?»

Ворчат с досадой глухой:
«Ты раньше не был такой».
Поэзия без рубрики | Просмотров: 101 | Автор: Бакенщик | Дата: 04/04/21 12:50 | Комментариев: 1

Несовершенства мира очевидны,
Им правят двое – оба недотыки...
Откуда, не пойму, взялись такие?
Один куда-то в вечность утекает,
Не может хоть чуток угомониться,
Другой не удосужится расставить
Границы государств и акваторий
По справедливости, чтоб расы и народы
Не грызлись постоянно меж собою.
Устроено всё как-то по-дурацки –
Часы в другую сторону не ходят,
По Антарктиде ходят вверх ногами,
Историки в трёх соснах заблудились,
Исследуя мистические тайны
Из жизни простодушных человеков...
Доколь терпеть конфуз и неудобства?

Так «правит» ойкуменой эта двойня,
За действия свои не отвечает,
Решили, что управы не найдётся?
Послушайте, я задал свой вопрос,
Вы почему молчите, оглоеды?
Столкнуть вас лбами, что ли, напоследок?

Вот мой диплом марксиста-лениниста:
Не обессудьте, Время и Пространство,
Бросаю вызов революционный!
Не верю, чтоб взамен истлевших рубищ
Не отыскалось новенькой одёжки
На рынке философских категорий –
Представлю её в первом приближенье:
Какой-нибудь такой прехитрый вектор:
События нанизаны на спицу,
Накручены, как детские кудряшки
(Там апокалипсис, и сотворенье мира
Размещены одно внутри другого
И оба совершаются синхронно):
Похоже на игру-головоломку,
Составленную ловким вундеркиндом –
Симфония на зависть горделивым
Яйцеголовым интеллектуалам.

Товарищ Время и дружок Пространство,
Недолго вам торжествовать осталось,
Я вам за просто так не дамся,
Для вас в кармане кукиш заготовлен.
Избавлюсь от постылой вашей власти,
От ваших утомительных объятий;
Пойдите прочь, бессовестная пара!
Разоблачить вас мне давно хотелось,
Да руки всё никак не доходили.
Философская поэзия | Просмотров: 96 | Автор: Бакенщик | Дата: 01/04/21 07:54 | Комментариев: 0

Неосторожные
(посильное подражание А. Вознесенскому)

Мурашки по коже. Постылые рожи.
Одно и то же. Одно и то же…
Горланят вельможи, лезут из кожи,
Обидно гложет привычная ложь их.
В ушах звенит от брехни недужной:
Нет, не услышат злюки друг друга,
А впрочем, не назовёшь «дружбой»
Склоку пушистых и иглокожих.
Внимать словоблудам —
Себе дороже,
Было плохо, а будет — плоше:
Гром небесный конец положит.
Ну сколько можно?
Грузят и грузят неосторожных.
Долой перегрузки!
Пусть станет девизом:
«Хочешь быть русским —
Разбей телевизор!»
Гражданская поэзия | Просмотров: 108 | Автор: Бакенщик | Дата: 22/03/21 09:52 | Комментариев: 0

Как выглядит, по-вашему, Контраст?
Играл в снежки студент из Сенегала,
Нечаянно по лбу ему попало,
Упал в сугроб он. Это поначалу
Необъяснимо рассмешило нас.

Но вскоре что-то боязно нам стало:
Лежит в снегу студент из Сенегала,
Что фотонегатив напоминало
(А я мелодию Интернационала
Никак не мог припомнить в этот раз).

Мела метель, и тело остывало
На чёрный лоб снежинок наметало,
Полоска инея под носом пролегала,
Поскольку к вечеру в Москве похолодало,
Забота тёплая о нём проснулось в нас.

Под белы рученьки был поднят чёрный малый,
Хлебнул он беленькой, и сразу полегчало;
В улыбке белозубой просияло,
Как в копоти, лицо из Сенегала,
Белки смешно задвигались у глаз.

А Белокаменная весело гуляла,
И Новый год «по-чёрному» справляла…
Идиллию картина представляла,
Её подчёркивало и переполняло
Весьма немаловажное: Контраст!
Лирика | Просмотров: 111 | Автор: Бакенщик | Дата: 20/03/21 14:34 | Комментариев: 1

Так бывает: повиснет лапша на ушах,
Из безвкусного теста кудряшки,
И cмущённая в пятки уходит душа,
По спине пробегают мурашки.

Голова на плечах, и бельмо на глазу,
Руки связаны. Весь, с потрохами,
Носом чую: куда-то на брюхе ползу
И язык прикусил за зубами.

В бороде седина, и змея на груди,
На ногах стопудовые гири,
Уши вянут от мрачных моих перспектив,
Будто на ухо мне наступили.

Пыль с ушей отряхаю, а щёки горят,
Близок локоть, да коротки руки;
Сыт по горло... На память коленом под зад:
Не гонись за лапшой, вислоухий!

Против истины горькой ничуть не греша,
Я из пальца повысосал кредо:
На моих легковерных холодных ушах
Да не виснет лапши подогретой!
Гражданская поэзия | Просмотров: 129 | Автор: Бакенщик | Дата: 20/03/21 10:36 | Комментариев: 2

Миловидная дама как будто припомнить пыталась,
Что за тип я такой, не встречались ли ранее где?
С любопытством, одними глазами, она улыбалась,
Остальное лицо – под намордником. Не разглядеть.

Незнакомка моя, как казалось, весьма походила
На кого-то из давних-предавних знакомых моих,
Взволновалось, признаться, моё зачехлённое рыло,
Шевельнулись взволнованно пальцы в перчатках тугих.

Размышляя о тайнах внезапно возникших симпатий,
Я сусальник стянул, носопырку раздев догола,
Визави моя тоже ответной любезности ради,
Подчиняясь порыву, мгновенно повязку сняла.

Жаль, но оба – и я, и она – как на грех обознались,
Оказались чужими друг другу – и я, и она,
Никогда и нигде наши тропки не пересекались,
В разнопутье досадном ничья ни беда, ни вина.

Мы в смущении маски напялили вновь в одночасье,
Оградив от ковида своих организмов житьё;
«Симпатичная тётка», – вздохнул я, идя восвояси,
«Интересный мужчина», – мелькнуло в глазах у неё.
Городская поэзия | Просмотров: 97 | Автор: Бакенщик | Дата: 01/03/21 22:07 | Комментариев: 1

Внутри ухоженного тела
Жизнь беспечальная текла,
Но вот заботушка приспела:
В нём завелись антитела.

Гурьбою вторглись ошалело,
Спросили тело: «Как дела?».
Их тело еле разглядело —
Настолько сущность их мала.

Однако не в размерах дело —
Блудливые антитела
Так размножались оголтело,
Что вскоре заняли всецело
Дом до последнего угла.

Наутро тело обомлело:
От перегрузки запотела
Весов точнейшая шкала;
С чего оно отяжелело
(что за херня произошла)?

Причина ясная была:
Скопились в нём антитела
Почти на 22 кила...
Ну просто не хватает зла!

Отсрочки дело не терпело,
Вовсю работа закипела;
За две недели канители
Как будто вымела метла
Поганые антитела.

Душа запела а капелла,
Здоровых сил поднабрала,
И тело как-то подобрело,
Оттаяло, помолодело,
Фуражку тёплую надело,
Бутылку хереса взяло
И в Детский парк гулять пошло.
Иронические стихи | Просмотров: 102 | Автор: Бакенщик | Дата: 24/02/21 02:42 | Комментариев: 5

Во саду да летом,
Среди былок прочих,
Вырос неприметно
Аленький цветочек.

Мне бы, шалопаю,
Сотворить молитву —
Ведь беда лихая
Стукнула в калитку

Глядь, по огороду
Шарят сноровисто
Наркооборота
Зоркие службисты.

Обступили тесно,
Вижу, как в тумане:
Оцепили место
Люди с кобурами.

Углядели живо
Маковку-головку,
И меня в машину
Повели внаклонку.

Я им, бармалеям:
Мол, невиноватый,
А они наглеют,
А я их — лопатой...

Вот и сгрёб по полной —
Долгие в остроге
За цветочек скромный
Назначают сроки.

Медленно проходят
Много дней и ночек;
Будь ты трижды проклят
Аленький цветочек!
Подражания и экспромты | Просмотров: 121 | Автор: Бакенщик | Дата: 26/12/20 01:04 | Комментариев: 1

У непризнанных стареющих поэтов,
Не наживших себе творческих сокровищ,
Послевкусием ликёра «амаретто»
Между строчек обжигающая горечь.

Хоть ты крутишься ужом на сковородке,
Плетью потчуешь ледащего Пегаса –
Хнычет Муза чередой гудков коротких,
Строит в зеркале ехидную гримасу.

Никакой ты не воитель с «госсистемой»
Не глашатай смутных чаяний эпохи,
Не король душещипательных рефренов
Под амурные лирические вздохи.

Сердце, Божиим отмеченное даром,
Теплохладно, будто в кукле-манекене,
И довольствуется спросовым товаром
Зарифмованных протестных настроений.

А в основе твоих нравственных метаний --
Не психоз и не микроб-хеликобактер,
Но измученный напрасными трудами
Твой тяжёлый, неотзывчивый характер.
Психологическая поэзия | Просмотров: 517 | Автор: Бакенщик | Дата: 24/12/20 22:57 | Комментариев: 18

Ты сегодня не пойдёшь на спевку,
А ключом, в четыре поворота,
Изнутри закроешь крепко-крепко
Дверь свою в гостинице «Дакота».

Твой палач с волыной наготове
Топчется, заглядывая в окна;
Как печать на смертном приговоре,
Только что полученный автограф.

Ты не возражай, не ерепенься,
А послушай доброго совета;
Жаль, когда непрошеная песня
Прерывает фабулу концерта.

Разбегутся уличные толпы
Под аккорд немузыкальной драмы,
Вскрикнут ошарашенные копы,
Дрогнут земляничные поляны...

Огради себя Крестом Господним,
Защити тугим бронежилетом;
Хватит впечатлений на сегодня:
Доброй тебе ночи, мистер Леннон!
Поэзия без рубрики | Просмотров: 130 | Автор: Бакенщик | Дата: 07/12/20 14:00 | Комментариев: 2

Деревцо

Остывшая от ядерного пекла
Очнулась полумёртвая Земля,
Украсилась, очистилась, окрепла,
К творениям живым благоволя.

Возвращено горам и океанам
Законное величие Творца,
Наметились в хаосе первозданном
Границы нарождающихся царств.

А где-то в сердцевине мирозданья
Фруктовое стояло деревцо,
Плодами ароматными дурманя
Молодушку с улыбчивым лицом.

Откусывала мякоть понемножку
От крупного и сладкого плода,
Выплёвывала зёрнышки в ладошку,
Облизывала пальчики она.

А сверху молча притаился кто-то
В сплетении листочков и ветвей,
И чьё-то немигающее око
Приглядывало бдительно за ней.

Очередная тьма тысячелетий
С безмерной многочисленностью бед,
Казалось бы, минула, и на свете.
Забрезжил ожидаемый рассвет?

Но нет! Собою Небо продырявил
Естествоиспытатель Люцифер;
Божественную Вечность отмеряя,
Он перезапустил секундомер...
Историческая поэзия | Просмотров: 220 | Автор: Бакенщик | Дата: 25/11/20 18:16 | Комментариев: 2

Не боюсь тебя, коронавирус,
Потеснее к пугалу придвинусь.
Рассмотрю тебя и даже трону
Якобы смертельную корону.

В хаосе тревоги беспричинной
Видится коварная личина
Кем-то приготовленного круто
Информационного продукта.

На тебя чихаю я публично --
Негигиенично и цинично;
На вот, оботри себя салфеткой,
Нестерилизованной и ветхой.

Ну, проваливай, «коронавирус»,
На свою родную штаб-квартиру,
Посиди, вредитель, в карантине,
В собственной Всемирной паутине.

После мирового резонанса
Там и пропадёшь, откуда взялся.
Гражданская поэзия | Просмотров: 162 | Автор: Бакенщик | Дата: 11/09/20 22:24 | Комментариев: 2

Споткнулась Вера на большой дороге
И, под откос беспомощно скатясь,
Шепнула еле слышное о Боге,
Не соблюдая слов взаимосвязь.

Несбыточная рухнула Надежда,
Собою тучу пыли подняла;
Попутчиков оставив безутешных,
Последняя, но всё же умерла.

Была Любовь, как что-то вроде дыма,
И эту будто сдуло сквозняком,
А горемыки тащатся уныло
Кривым путём, но к цели прямиком.

Покинули их добрые сестрицы,
Явилась, косорука и груба,
Дубинкой тычет в спину и бранится
Назначенная путникам Судьба.

Ораву грешных душ сопровождая
Неведомо откуда и куда,
Судьба неумолимая людская
Их загоняет в здание Суда.
Лирика | Просмотров: 130 | Автор: Бакенщик | Дата: 11/09/20 17:20 | Комментариев: 2

Горшок
(перечитывая Шекспира)

«Когда бы мне во времена лихие
Какая-нибудь пришлая вещунья
Посмела описать, каким предстанет
Влюблённой девочке кумир её Ромео
Спустя полсотни лет,
На предсказанье плюнула бы я.
Ведь мы «погибли» в одночасье оба
Под непреложностью законов жанра,
Не правда ли, Ромео? Но, однако,
Мотивы суицида смехотворны,
И сам великий трагик, сомневаясь
В правдивости описанных событий,
Нагородил с три короба в развязке
Любовной повести, печальнее которой,
Как уверяют, нет на свете.
Увы, как выяснилось, есть...

Промчались беззаботные мгновенья,
Под кров семейный старость вдруг впорхнула
Нетопырём с клыкастою ухмылкой,
Мы замерли над пропастью разверстой:
Вот в сумраке, угасшим полувзглядом,
Я вижу, как ночной горшок Ромео
За мной выносит... Боже правый!
От боли задыхаюсь. Нет ни капли сил,
Чтоб шевельнуть рукою
И выдавить себе глаза от горя.
Известен мне диагноз мой, Ромео:
Мне больше не подняться с ложа.
Суждению веронских эскулапов
Не доверять – с какой бы стати?
Они ведь дело свое туго знают,
Как, впрочем, и гробовщики,
Как помнишь по событиям кровавым
Дрянной средневековой закулисы.

Не знаю, как перенесёшь утрату,
Мой дряхлый неудачник, мой мальчишка,
Отчаянный задира из Монтекки --
Старик, согнувшийся под грузом лет,
Влачит себя по лестнице скрипучей
Опустошённым навсегда сосудом скорби.
К чему затягивать прощанье с полумёртвой?
Пролей святые слезы, мой Ромео,
И как давным-давно в саду у Капулетти
Под глупым, нарисованным балконом,
Шепни опять слова горячей клятвы,
И да пребудут они в вечности со мною!»
Психологическая поэзия | Просмотров: 137 | Автор: Бакенщик | Дата: 06/09/20 15:31 | Комментариев: 2

Стоя на табуретке,
Внутрь петли зловещей
Голову сунул устало,
Чуть не шагнул вперёд,
Но чутьё подсказало:
«Не спеши, паренёк».

В рюмку столичной водки
Всыпал понюшку яду
И разинул хлебало,
Чтобы сделать глоток,
Но чутьё подсказало:
«Не спеши, паренёк».

К жилочкам на запястье,
Лезвием прикоснулся,
Дело за малым стало:
Резануть поперёк,
Но чутьё подсказало:
«Не спеши, паренёк»...

Так и прожил — вполшага,
Горло натёр ошейник,
Скисла во рту отрава,
Вместо ножа — крючок,
Словно в насмешку: «Браво!
Опоздал, старичок».
Психологическая поэзия | Просмотров: 138 | Автор: Бакенщик | Дата: 01/09/20 12:56 | Комментариев: 0

Графомания
(рассуждение)

Слово «графика» в главном значении
Есть искусство изображения
Всевозможных объектов познания
Малеванием и штрихованием;
Вид художнического освоения
Мироздания — от основания —
В начертательном понимании.

Но из данного положения
Вытекает соображение:
Графомания как «заболевание»,
Исходя из её названия —
Главным образом, нанесение
Шаловливым воображением
Силуэтов на маргиналии,
Рожиц, вензелей и так далее.

Графомания как явление —
Не клиническое отклонение
В литераторском вдохновении,
А игривое прикосновение
Рукописным инструментарием
К неисписанным территориям
Для создания настроения,
Мозгового отдохновения
При усидчивых размышлениях
Над созданием произведения.

Налицо, друзья, заблуждение,
Однобокое толкование
Существительного «графомания»:
Это прежде всего «рисование»,
А отнюдь не поползновение
К нездоровому увлечению
Бесполезным стихосложением,
И бездарным прозописанием.
Вольные стихи | Просмотров: 176 | Автор: Бакенщик | Дата: 24/08/20 06:59 | Комментариев: 8

В истории древнейшей из профессий
Нашлась одна забытая страница,
Которая частично объясняет
Причуды орфографии родимой.

В античности, да и в средневековье
При инвентаризации борделей
Специалистам органов надзора
Предстали — вопиющи и масштабны —
Картины беспорядка и разгрома,
Которых ни в одной не наблюдалось
Из смежных отраслей и предприятий
Досугово-культурной индустрии.

Всех изумляло: что ни лупанарий,
То и сам чёрт, пожалуй, ногу сломит...
Хранятся как попало документы,
В полнейшем небрежении отчётность
По мебели, продуктам, капремонту,
По гонорарам, скидкам и налогам —
Не говоря о личной гигиене,
Хоть сдохни, а концов уже не сыщешь.
У многих возникало ощущенье,
Что воцарился первобытный хаос
В фривольных заведениях тогдашних.

К чему же привела неразбериха?
К прорыву в лингвистической науке.
Всемирно-исторически сложилось,
Что самопроизвольно от борделя
Отпочковалось родственное слово,
Чтоб чётче обозначить беспорядок.

В сравнении с классическим борделем
Бардак есть производная лексема.
Однако вот лукавая загвоздка:
Зачем-то буква А сюда прокралась,
Проникла по чьему-то недосмотру;
Предположу, что это проститутки,
Словечком новомодным щеголяли.
Ну что возьмешь с неграмотной шалавы?
Уж где-нибудь, да точно накосячит...

С тех пор бардак на речевых угодьях
Расцвёл самостоятельною жизнью,
При этом сохраняя родовую
Семантику исходного объекта
(а это Дом терпимости обычный),
Но только с усилением значенья
Устойчивого признака разрухи.

Весьма живучим оказалось слово
И накрепко к реалиям приросшим.
Публичный дом, как прежде, называют
«Борделем», а «бардак» обрёл оттенок
Манеры управления хозяйством,
А также состояния активов.

Словарный же запас обогатился
Приметным грамматическим нюансом.
Белые стихи | Просмотров: 149 | Автор: Бакенщик | Дата: 08/08/20 09:08 | Комментариев: 0

Застукали шамана за камланием
Как раз в антишаманскую кампанию.
И вот что заявил он в оправдание:
«Никак нельзя шаману без камлания.
Гори такая жисть да синим пламенем!
У нас, шаманов, спецобразование,
Шаманский бубен — это ведь призвание;
Он вовсе не для стука и махания.
Обязывают точные познания
Камлать не как попало, по-профаньему,
А строго выбирая заклинания
И присовокупляя громыхание».

Так говорил шаман с негодованием,
Камлая в окружении компании,
Не то чтобы враждебной, но заранее
Настроенной на сверхнепонимание.
В России уж давно не по-шаманьему,
Камлается без всякого желания;
Уехать бы в связи с похолоданием
Куда-нибудь подальше, в Мавританию.
Камлана не бывает без шамания...
Тьфу, кажется, запутался в названиях:
Случается порой от невнимания,
Весьма дурное предзнаменование.
Белиберда | Просмотров: 167 | Автор: Бакенщик | Дата: 02/08/20 15:08 | Комментариев: 4

Буянил слон в посудной лавке,
Крутилась белка в колесе,
Быка дразнили красной тряпкой,
Верхом подъехав на козе.

Ослу упрямому на ухо
Нарочно наступил медведь;
Ну ничего себе «услуга»!
Белугой хочется взреветь.

Подобных скотских эпизодов
Полно в учебнике любом,
Несладко зверю в изворотах
Привычных русских идиом.

Судить-рядить об этом здраво --
Мартышкин труд, как погляжу:
Ну не доходит до жирафа
То, что понятно и ежу.

Конь не валялся? Мог бы сдуру
Так и уснуть без задних ног --
Ведь волк надел овечью шкуру
(С овцы паршивой шерсти клок).

Свинью в бараний рог скрутили,
Чтоб не свинячила она,
Но не пришили хвост кобыле,
Из мухи сделавши слона.

Предложат здесь убить двух зайцев,
Под трескотню крылатых фраз,
Или поймать кота за яйца,
(Что неприемлемо для нас).

Так в мире фразеологизмов
Родная фауна живёт:
Куриной лапой пишет письма
И сообща копытом бьёт.

Покорны, как баранье стадо,
Грустят зверушки взаперти;
Им посочувствовать бы надо
И в положение войти.
Иронические стихи | Просмотров: 164 | Автор: Бакенщик | Дата: 28/07/20 08:19 | Комментариев: 3

Приговорённый каким-то дураком,
В собственном доме сижу я под замком,
Выйти на улицу ни-ни,
Кругом дежурят патрули,
Не жди меня, Лили!

Помнишь, как гуляли, обнявшись, до утра,
В парках и скверах резвилась детвора?
Наш бестолковый истэблишмент
Подкинул нам клубок проблем.
Держись, Лили Марлен!

Снится, как в саду для нас играет вальс,
А у меня просрочен «аусвайс».
Меж четырёх постылых стен
Я кем-то взят в домашний плен,
Не плачь, Лили Марлен!

Глупый намордник надевши поутру,
Ящик включаю и слушаю муру,
Стал лежебокой толстым я,
Смотри, не разлюби меня,
Лили моя, моя!

О здоровье нашем так хлопочет власть,
Что, пожалуй, впору замертво упасть.
Вырос на всех семи холмах
Сплошной большой чумной барак,
(Как есть, «архипелаг»).

Ты не вешай нос, девчоночка Лили,
Освободится Шестая часть Земли
От карантинных жёстких пут,
Победы встретим мы Салют
Под дружное: «Капут!»
Подражания и экспромты | Просмотров: 156 | Автор: Бакенщик | Дата: 25/05/20 16:37 | Комментариев: 0

Рождённое в любви и простоте,
Шагавшее уверенно и прямо,
Не тронутое опытом страстей,
Но вероломно сброшенное в яму,

Гнобимое техническим рывком,
Затраханное рыночным процессом,
Добитое нерусским языком,
В первоначальной стадии ликбеза,

Не помнящее матери с отцом,
Всплакнувшее при жертвах геноцида,
Узнавшее агрессора в лицо,
Отбросившее резвые копыта,

Смирившееся с горечью побед
И сладковатым привкусом утраты,
Казалось бы, умолкшее, но нет -
Способное на громкие тирады,

Черпнувшее решимости с лихвой,
Отбросившее стыд и сантименты,
Пославшее всех... очень далеко
Под выслушанные аплодисменты.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 191 | Автор: Бакенщик | Дата: 21/02/20 12:49 | Комментариев: 2

Как склоняется слово «самса»,
Понимают не до конца.

Если нет на обед самсы,
Голодают люди-самцы,
Воспевают хвалу самсе,
Неприметной её красе.
Пережёвывая самсу,
Философствовать недосуг;
Если водку заесть самсой,
То не cделаешься косой.

Вот вам сведения о самсе,
Но они далеко не все.

Предположим, лежат самсы
(При отсутствии колбасы):
Если слопал десяток самс,
Значит, свой использовал шанс.
Относись по-людски к самсам —
Результаты увидишь сам.
Кто питает себя самсами,
Те и выглядят молодцами;
Как подумаю о самсах —
Забываю о тормозах.

Так склонял бы её и склонял,
Пока весь кукан не умял.

Неприятно одно у самсы:
Со стыдом встаёшь на весы.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 200 | Автор: Бакенщик | Дата: 17/02/20 05:59 | Комментариев: 1

Вошёл я в личный кабинет,
А там меня не ждут,
Цветы завяли на окне
И стрелки не идут.

Кто мебель вынес в коридор?
Кто стырил пистолет?
Гостинцы ёлочные спёр:
Ни херши, ни конфет?

Угнали личный самокат
И бабки из казны.
Украли даже компромат
На первых лиц страны.

С тоской оглядываю я
Мой бывший кабинет:
Не понимаю ни ... ,
Он личный или нет?

Обчистил хитрый каннибал
Недвижимость мою.
Узнаю, кто тут побывал -
Поймаю и убью!
Иронические стихи | Просмотров: 214 | Автор: Бакенщик | Дата: 14/02/20 05:02 | Комментариев: 2

Заварушка давно назревала, и вот началось:
В ход пошли кулаки и свинчатка и шилья,
В нашем старом дворе на сугробы закапала кровь,
Это с местной шпаной мы всерьёз поквитаться решили.

А поодаль от драки держались гурьбой чужаки,
Обсуждая сражение между собой по секрету,
И когда мы обидчиков наших загнали в тупик,
Стали нам помогать, чтобы вместе отметить победу.

Только зря мы братались с ватагою пришлых парней:
Не успели сойти с нас следы боевого румянца,
Оказалось, что им, доброхотам, гораздо видней,
Как нам жить у себя во дворе и кому подчиняться.

Верховодят они. Что ни слово, то «барский наказ»,
Расставляют дозоры свои по соседним кварталам;
Нет такого греха, за который не спрошено с нас,
И однажды душа моя горько вознегодовала:

«А пришельцы-то будут похлеще тогдашней шпаны!
Справедливость не в правде — она заключается в силе;
Ох, напрасно не спелись тогда с хулиганами мы,
Жаль, в удобный момент чужакам сообща не вломили».
Гражданская поэзия | Просмотров: 275 | Автор: Бакенщик | Дата: 13/05/19 06:47 | Комментариев: 0

Броня ох, крепка,
Быстры наши машины!
Хоть глухо внутри,
Но грязи не боятся —
Это им башню снесло.

Зимнее поле
Устлано белым ковром,
Но прёт напролом;
Чёрно-пунктирная цепь —
Гусениц след на снегу.

В лес ломанулся,
Только деревья трещат,
Цель обнаружил,
Прямой наводкой ба-бах!
Служу России...
Твердые формы (восток) | Просмотров: 336 | Автор: Бакенщик | Дата: 08/04/19 10:16 | Комментариев: 0



Невнятная, пустая, бестолковая муть,
Колкая шутка из ряда мелких увечий:
Кто-то вздумал слово "жид" умыкнуть
Из словарей и вообще из русской речи.

Выходит, Гоголь и Тургенев не выбирали слов,
Чехов незаслуженно гуманистом признан,
Да и Пушкин недалеко ушёл, и Лесков
Со своим отпетым антисемитизмом.

Запятнали себя Успенский и Даль,
Достоевский с Некрасовым оконфузились малость,
Лермонтов, Есенин... В общем, «черносотенная мораль»
В русской литературе глубоко окопалась.

Давно пытаюсь понять, господа,
Чья такая усердная над нами опека?
Позовите, приведите его сюда,
Я хочу увидеть этого человека.

Кто он — самовластный языковед?
Или вздорный чиновник из старой комедии?
И сколько никчёмных словарных помет
Он ещё навяжет русским в наследие?

Чувство такое, будто под ноги плевок
("Аки тать бесчинствует ночию").
Документы проверить бы у него,
Откуда, мол, такие широкие полномочия?

Вот бы поближе его рассмотреть,
Спрячет ли он взгляд от дневного света.
Я скорее всего обознаюсь, встреть
В тёмной подворотне этого человека.

А он знай тасует себе ярлыки,
Роется в толщах русской семантики
С чьей-то всемогущей лёгкой руки,
Как хозяйчик в собственном палисаднике.

Вряд ли скоро будет получен ответ,
Почему (хоть из терпения выйди мы),
Что "политкорректно", а что нет,
Всегда решает этот... невидимый.

Грозится он и "негр" отменить навсегда,
Слово, привычное слуху от века.
Приведите, пригоните его сюда
Не для насмешек,
Не для суда,
Я хочу увидеть этого человека!
Гражданская поэзия | Просмотров: 326 | Автор: Бакенщик | Дата: 05/04/19 19:16 | Комментариев: 3

Глаза привыкли к полутьме,
Привыкли уши к тишине,
К немногословию привык
Болтливый некогда язык.
Привычный издавая стук,
Привычно валятся из рук
Вялотекущие дела,
Дела, которым нет числа.
Привыкли ноги к неходьбе,
Усы привыкли к седине,
Привыкли мысли к ерунде,
И к пустоте, и к тесноте,
К их усложнённой простоте,
Во всей их скудной полноте.
Одна беда: спокойно спать
Никак не хочет привыкать
Какой-то непослушный уд
(Не помню, как его зовут).
Иронические стихи | Просмотров: 288 | Автор: Бакенщик | Дата: 04/04/19 18:28 | Комментариев: 0

Опальный журналист-международник,
Впоследствии издательский редактор
Виталик, не стесняясь в выраженьях,
Осмеивал марксизм и ленинизм.
Всему виною был взрывной характер,
Хотя он в жизни мухи не обидел,
И обладал, как выяснилось позже,
Достойнейшей из множества харизм.

Мы поняли друг друга с полуслова,
Болтали иногда о сокровенном,
Он выглядел почтенным джентльменом
И вместе с тем весёлым простаком.
За то, что он во времена застоя
Своими вещи называл словами,
К его услугам часто предлагали
Гостеприимный сумасшедший дом.

Ближайшие товарищи по цеху,
Отпрянув, дружно затыкали уши,
Когда он с возмутительной усмешкой
Топтал коммунистический режим.
«Дождёмся, нас из-за него посадят,
Отнимут партбилет и скрутят руки,
Давайте сообщим, пока не поздно,
Конечно, если волей дорожим».

Виталику ли было не бояться
Тюрьмы, сумы или чего похуже?
Обид, угроз и разочарований
Тянулась нескончаемая нить.
Известность и высокая зарплата
Давно уже куда-то испарились,
Семья устала от его чудачеств:
«Скорее бы тебя похоронить!»

Но злое слово пролетало мимо.
Виталик шёл по жизни улыбаясь,
Всех встреченных одаривая шуткой,
Прохожими любуясь и любя.
В руке газета, свернутая плоско,
Расстёгнут лихо воротник рубашки,
Вихрастый, с чуть заметной сединою,
Насвистывает что-то про себя.

Единственный из всех, кого я знаю,
Он был на ранних битловских концертах,
Мне даже в облаках галлюцинаций
Привидеться такое не могло.
Мы пели на два голоса скрипучих,
Но «Girl» у нас неплохо получалось,
Стучали кружки, мокрые от пены,
Сияло их янтарное стекло.

В Москве в восьмидесятом было жарко,
Отплакала Высоцкого столица
И продолжала жить Олимпиадой,
Безлюдная, отмытая извне…
Мне помнится, Виталик был таганский,
Но где он проживал, убей, не знаю,
Общительный чудак с открытым сердцем
Был одиноким при живой родне.

Конечно, не хотелось бы о грустном,
Судьба не обнесла его стаканом,
Падение, поверьте, было страшным
И яма чрезвычайно глубока.
Оттуда без потерь не вылезают,
Израненное тело диссидента
Упрямилось в очередях за водкой,
Не чувствуя помятые бока.

Прости, Виталик, поздно спохватился,
Уходят по-английски, не прощаясь,
На время мы друг друга потеряли
В переполохе всяческих сует.
Какая-то невидимая сила
Однажды подтолкнула к телефону.
И чей-то голос сухо мне ответил:
«Вы больше не звоните. Его нет».
Поэзия без рубрики | Просмотров: 234 | Автор: Бакенщик | Дата: 03/04/19 21:18 | Комментариев: 0

      Я негромко окликнул его по имени — оно мне памятно с тех времён, когда я сидел за партой общеобразовательной средней школы. Он обернулся и несколько секунд разглядывал меня, не проявляя, впрочем, особого любопытства или недоумения, после чего осведомился, что мне угодно-с.
      Что мне угодно?
      Трудновато было ответить. Просто, захотелось непредвзято взглянуть на давно знакомое, подробно изученное лицо. При всеобщей неприязни к нему я почти не надеялся отыскать для него хоть одно сочувственное слово. И всё-таки, попробую это сделать, понимая, что почти обречён на неудачу.
      Пожалуй, вислый нос и тонкие дрожащие губы — было то, что я и ожидал увидеть. Но вот взгляд... Это был совсем не тот змеиный, пронизывающий взгляд, который вызывал страх даже у его родительницы. Нет, что-то изменилось. Это был взгляд выплаканных, обесцвеченный слезами глаз, двух едва тлеющих светильников, свидетельств глубочайшего раскаяния. Мы находились в образной комнате старинной барской усадьбы. Перед иконой Нерукотворного Спаса теплилось несколько розовых и зеленоватых лампадок, запах хвойного ладана смешивался с чадом самоварного угля. Хозяин усадьбы воздев руки, тихонько что-то шептал. Было хорошо известно о его молитвенном усердии: наверное, половину сознательной жизни он провёл в молитвословиях и поклонах.
      Сомнений нет: это был щедринский Порфирий Головлёв. Роста чуть выше среднего, ещё более сутулый, чем его изображали на обложках советских книг, что означало непомерную тяжесть несомого им груза грехов. Руки его то и дело складывались не «лодочкой», как для батюшкиного благословения, а сплетённой из пальцев «корзиночкой», отягчённой, надо полагать, всякой духовной скверной.
     Сейчас я мог воочию наблюдать за ним и сравнивать непосредственные впечатления с теми, о которых свидетельствовали другие.
      Мало-помалу мы разговорились. Горестный шёпот Порфирия Владимирыча был по сути и молитвой и исповедью с включением разных воспоминаний и обстоятельств, сопровождавших эту несчастную, долгую, какую-то безутешную жизнь. Стоя невдалеке от него, я слышал тихое: «Впадох в страстную пагубу и в вещественную тлю, и оттоле до ныне враг мне досаждает». Со стороны он и я представляли картину совершенно ирреальную: он, словно у аналоя, каялся в своих грехах вольных и невольных, а я (никакой не священник, конечно) иногда подправлял его, поскольку текст романа, оказалось, не выветрился из памяти, и кроме того, утешал старика, пытался как-то извинить его, войти в положение, проявить хоть каплю сердечности. Почему-то всегда хочется вступиться за «подлеца», которого осуждают хором, сообща: и грешные люди и праведные и так называемые теплохладные, проявляя в осуждении одного из малых сих удивительное согласие, хотя бы и враждовали между собой.
      Трудновато мне, не получается представить существо «человек молящийся» (homo orantes), которое не снискало бы ни с чьей стороны ничуть доброты или сочувствия.

      Пока «кровопивец» вычитывал Великий канон, я припомнил до мелочей, как сложилась судьба его сыновей и в который уже раз пытался взглянуть на дело со стороны. Почему-то считается, что если великовозрастный женатый детина сидит на папенькиной шее, то это весьма достойно. Почему-то считается, что если другой детина растратил казённые деньги, а старик отец отказывается оплачивать его преступные развлечения (сам нашкодил, сам, мол, и разбирайся), то это с его стороны плохо и бессердечно, а следовательно, потворствуй он растратчику, то это было очень даже хорошо, – по-родственному, – так что детина, пожалуй, так и проживёт жизнь, не вынимая из чужого кармана запущенную туда хваткую лапу.
      Что-то путанны наши представления о добре и зле.
      Нет, не похоже, чтобы желал Порфирий Владимирович своим Володьке и Петеньке зла, тем более нехристианской погибели, как не желал и других досадных семейных умертвий. Не желал... Губы его вздрагивали, он часто упоминал многострадального Иова, а разве потери Иова не были прообразом его собственных разорений?
      Известны случаи, когда литературный персонаж живёт дольше своего творца на полтораста, триста, а то и шестьсот лет. Своё прозвище «Иудушка» мой собеседник получил в детстве, когда и взыскивать-то с невинного дитяти не полагается, ежели судить о нравственном, а вследствие попрёков так и понеслось — трюх, трюх, (использую выражения Порфирия Владимирыча) — аки снежный ком: и такой, дескать, и сякой, и живёт-то под угрозой матушкиного проклятия. Прозвище «обязывало» быть недобрым. Однако если вчитаться как следует в роман, то почти все рассуждения Порфирия Владимирыча справедливы и резонны, и возразить на них нечего. Напрягши как следует память, я постарался вспомнить, о чём же безудержно говорит и говорит и суесловит Порфирий Владимирыч, исследовал, так сказать, вещественный состав изливающегося из его уст «словесного гноя». Что же? О почитании родителей и святости их благословения. О терпении, великодушии и кротости. О неотвратимости Божиего гнева. Какой-то зловещий парадокс: речи мало что правильные, даже праведные, а возмущают в читателе протест. С чего бы все родные и близкие так дружно ополчились на него: он к ним с добрым словом, утешением и молитвой, а в ответ только фыркают, да огрызаются: кровопивец-де... Невольно в голове вертелись иудушкины словесные конструкции: «кому темнёхонько да холоднёхонько, а нам и светлёхонько и теплёхонько», и почему-то не ощущалось привкуса пустомыслия, бесконечной канители бессодержательных разговоров. Я бы, к примеру, не прочь, чтобы в мире всем жилось бы получше, да поскладнее, да без нужды да без горюшка. Живи-тко, брат (думал я о себе) тихо да смирно – и тебе будет покойно, и всем весело и радостно.
      Господи, изыми нас от окаянства! Ну вздорный скуповатый старичишка, так ведь с возрастом очень часто, почти любой человек делается скуповатым, Ну болтлив, конечно, сосуды мозга чуток ссохлись, оскорлупели — но зачем старичка демонизировать-то? Даже любовь к маменьке ему вменена в вину: лицемерная-де, а как выяснилось ближе к концу, любовь была скорее всего искренняя.
      Я видел, как старательно трудится он, освобождаясь от душевного гнёта. Снова и снова осенял он себя крестным знамением — мелко, по-старушечьи. Глаза его были на мокром месте. Он мелко и дробно бубнил, вздыхал , а я больше помалкивал, только изредка уточняя что-нибудь. Не получалось у меня подбодрить его, а только настойчиво припоминалось из Евангелия: «Иди и больше не греши».
      Опять и опять мне невольно думалось: как же русский писатель, традиционный покровитель маленького человека, как это он ни доброго чувства не пробудил в себе, ни словца не замолвил за сотворённую им тварь – плод своего несомненного гения – а даже напротив, составил роман как систему доказательств, как обвинительную речь о том, какой же его герой возмутительный пакостник, и поэтому через каждые двадцать-тридцать строчек великий писатель выпускает авторские когти.
      Порфирий Владимирыч, уже несколько успокоившийся, отирая глаза платком, пригласил меня выпить чаю — пригласил в хорошо известной русскому читателю слащавой манере: («и с сахарцем, и со сливочками, и с лимонцем. а захотим с ромцом – и с ромцом будем пить»). У меня не хватило духу отказаться, встреча затянулась, и правда хотелось пить. Что-то невероятное: перевоплощение происходило у меня на глазах – между иконостасом и накрытым обеденным столом, где дешёвенькая суконная скатерть и наполненная горячая чашка, о которую я, тут же хлебнув и обжегши изрядно рот, не оставляли сомнений в реальности описываемых событий. За окном завывала метель, над степью вокруг усадьбы валил снег, а он потчевал и потчевал меня кренделями своей Евпраксеюшки, думаю, от чистого сердца.
     Признаюсь, мне всё труднее было поддерживать себе школярскую неприязнь к больному, опустившемуся «барину». Мне вдруг показалось, что Иудушка догадывается, что я за птица и откуда тут взялся.

      «Гость из будущего..., — прямо-таки читалось в его несколько ироничной гримасе. - Сам с усам, выступает фу-ты ну-ты, как приободрился, сейчас побежит, побежит молодцом! »
      – А как у вас, добрый мой друг, с этими делами обстоит? – вдруг спросил Иудушка, окинув меня цепким взглядом, – Ну с вырождением личности, – пояснил он, – опять же, с семейными имущественными разборками? Я не к тому спрашиваю, чтобы корысть какую иметь, хотя тяжеленько-таки мне на старости лет. Право, хоть и грешно, а иногда невольно, по слабости человеческой, полюбопытствуешь. Ведь всякий не прочь сунуть нос туда, где ему быть никак не надлежит, так что ли? Знаю, что мои рассуждения глупые, ну и пусть будут глупые...
      Вместо ответа я только рукой махнул.
      Порфирий Владимирыч, поджав губы и скорбно покачивая головою, отвернулся к окну, но спохватившись, и дальше стал с интересом расспрашивать меня. Очень хотелось ему знать, спихивают ли у нас незаконнорожденых младенцев в приют, существуют ли денежные склоки между близкими, тяжбы за наследство, сохранился ли свинский разврат. Пытливость его ума не знала пределов.
      И опять головлёвский барин взялся за молитву. Произнеся слова псалма «Блажен еси, и добро тебе будет. Жена твоя, яко лоза, плодовита в странах дому твоего, сынове твои, яко новонасаждения масличная, окрест трапезы твоея», он всхлипнул, зашмыгал носом.
     – Не слыхать ли чего про Михаила Евграфыча?
     – Давно помер-с.
      – Так и Царствие ему Небесное, – умилился мой собеседник и положил крестное знамение. – Ведь Писание что говорит? На всё воля Божия. Ведь он нам всем вроде как отец, ни обвинять, ни судить не могу. Можно ли без страха даже подумать об этом? Это будет такое святотатство, такое святотатство! Нет, отцу одному известно, как с нами, непокорными детьми поступать. Нет, нет, не смею роптать на родителя своего, заслужил отцовское порицание дерзновенностью ума моего, так и получил.
      Как человек он скорбел, как христианин роптать не осмеливался. Только сгорбившись покачивал в такт словам головою. Я попробовал чуть-чуть подыграть ему, намекнуть на несколько излишнюю горячность Михаила Евграфыча. Порфирий Владимирыч, однако же, не принял вполне моих сомнений и даже вступился за своего литературного создателя:
      – Эпоха такая была, требовала обличений. Не понимаете?.. Всякий писатель уж тем становился хорош, что непременно изобличал, клеймил позором. Иной, даже и со способностями возьмётся изобличать, так и доизобличается до полного непотребства. Житиь-поживать тихохонько да смирнёхонько, во всяком благочестии и чистоте было, пожалуй, не в духе времени. Сейчас в стрекулисты запишут. Дурной, скажут, писатель, бяка! А что у вас нынче поговаривают?
      Опять это «у вас». Конечно, он живо смекнул, кто перед ним, но не подаёт виду. Редкая проницательность Порфирия Владимирыча и впрямь могла привести в мистический трепет кого угодно.

      Так вот, о молитве...
      Не знаю, не верится мне в совсем уж «бесплодную» молитву. На то она и молитва, что оставляет на несовершенной человеческой натуре благотворные следы духовной правки, рихтовки, тайные и явные – постепенно, а при регулярном общении с Богом довольно скоро деформирует, корёжит человека, подгоняя уродливую заготовку под скрытые сакральные очертания тех самых «тесных врат». Я опустился рядом на колени и краем глаза видел, как выглядела иудушкина молитва: с вскидыванием ладоней, с поклонами, когда тело почти врастает в землю, расплющивается во что-то плоское, почти не оставляющее следа. Прикрывая выплаканные зрачки, он шевелил губами, шепча о блуднице, разбойнике, о других предлагаемых нам образах покаяния... Ну не может быть, чтобы Творец не услышал свою плачущую тварь, чтобы холодно отверг её. В это нельзя поверить. Неизбежно проснётся в человеке что-что-то человеческое. Да и лицо его, ежели приглядеться, от действия молитв физиономически делается другим, с лицом успокоенным, почти ясным. Иносторонним, что ли. Даже если и носит оно следы наследственной порчи. Замечу, что ни разу на протяжении романа, в течение всей своей горемычной жизни Порфирий Владимирыч не возроптал на Бога.

      Время ускорялось по нарастающей – идёт Страстная седмица, и уже скоро наступит развязка: обезумевший Порфирий Владимирыч отправится на могилку матери и замёрзнет в пути до смерти, – непохоже ни на кого уйдёт из жизни, – совсем не так, как его новозаветный прототип, бросившийся к суковатому древу с верёвкой на шее. Участь благоразумного разбойника по воле автора обошла грешника, не стала частью сюжета. (С пронзительной силой припомнились вдруг несмелые иудушкины слова: «Чай раскаяние-то приемлется»?)
      Ранние мартовские сумерки окутали анфиладу комнат, за окном постепенно постепенно потухали мерцания серого дня. В конце длинной залы стрекотала и оплывала дешёвенькая пальмовая свечка, образуя своим пламенем небольшой светящийся круг. Я стал потихоньку продвигаться к выходу. У печи заметил я, помимо изорванных игральных карт, которыми, бывало, перекидывались в семье Головлёвых в дураки, – заметил ещё и гору изорванных бумаг со следами арифметических вычислений – тех самых, которым самозабвенно предавался Порфирий Владимирыч, пытаясь внести экономические улучшения в своё день ото дня ветшающее хозяйство; фантазируя на бумаге, каково оно было бы превратить ресурсы и челядь, постройки и скот в деньги и обратно. К чему бы это могло привести? И вправду, жутковато читать эти страницы романа, где скучающий барин занимается бытовым, пещерным марксизмом...
      – Вы у себя в имении так и один всегда? Пожалуй, страшно. Или кто-нибудь навещает?
      Старик встал с дивана, сгорбился, зашаркал ногами.
      – Редко. Обычно школьники, да и те по принуждению. Поглядят на «кровопивца», да и сейчас с облегчением восвояси — труском-труском, – глядь, и след простыл. Серьёзные исследователи иной раз заглянут по старой памяти, ну да тех больше история России, разложение крепостничества интересует, вырождение захудалого дворянства и всякие там... психиатрические выверты. А так чтобы простой человек заглянул, да полистать книжоночку, да умом пораскинуть, так нет-с, редко-с...
      Я подался в сторону сеней, он хлопотливо поспешил за мной.
      – Что ж, прикажу живым манером для вас лошадушек заложить, кибиточку снарядить уютненькую. Чтобы и ногам было теплёхонько. А вот и хлебца в дорогу положим, и курочку и солонинку, не забудем и штофчик... А то остались бы ещё, – радушно затянул мой герой, – завтра панихидку закажем по Михаилу Евграфычу, а помолясь и самоварчик поставим.
      Голос его уже был не дрожащим и прерывающимся, а отвердевшим, как у выздоравливающего после болезни, когда больного хоть и пошатывает, но речь уже перестала быть надтреснутой от слабости, и он шумно сглатывает слюну между словами.
      Иудушка растроганно, по-свойски боднул меня в плечо.
      Сто двадцать моих «лошадушек» под капотом нетерпеливо рыли копытами, готовые рвануть с места, влача японскую внедорожную кибитку по непролазной грязи, деревенским полужидким просёлком прямиком в ХХI век. Странно, казалось, что я не успел сделать чего-то главного, за чем наведывался сюда, много что осталось неразгаданным. Будто побывал на стыке двух жизней: исстрадавшаяся литературная тварь разделилась в своём существе и пока одна ипостась претерпевала наскоки читателя и критиков, другая самообновлялась, перерастала самоё себя, мучительно возрождала в себе увядшие ростки благодати, которой не бывает лишено произволением Бога ни единое из Его созданий. В следующий раз (соображал я) обязательно привезу злодею Порфишке что-нибудь из тёплой одежды, бушлат, валенки, пусть согреется и без опасности ходит зимой на погост к маменьке.
      В зеркале заднего вида в последний раз мелькнула головлёвская усадьба, сжимающаяся в серую точку на запылённом степном пространстве.
      Провожая меня, Порфирий Владимирыч стоял у окна и крестил стекло.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Использованы фрагменты романа М.Е Салтыкова -Щедрина «Господа Головлёвы»
Фантастика | Просмотров: 304 | Автор: Бакенщик | Дата: 03/04/19 05:06 | Комментариев: 2

Ополчилась на людей Вселенная,
В небесах остановились птицы,
Вещества закончились обменные,
Перестали клеточки делиться.

Застоялись реки без течения,
Рыбица не взбулькнет осторожная,
Спряталось лесное население
В норы да берлоги всевозможные.

Не слыхать, как дышат насекомые,
Никому в ключе воды испить нельзя,
Часики уснули электронные,
Руки безнадёжно опустилися.

Соки перестали течь по жилочкам,
Лист сухой с берёзки не срывается,
И премудрость отношений рыночных
На пинки никак не отзывается.

По орбитам по своим космическим
Спутники с приборами слежения
Не летают, что теоретически
Ну не поддаётся объяснению.

Цветики поникли от увятия,
Истончились жизненные стимулы,
Разомкнулись жаркие объятия,
Губы целовавшие остынули.

Механизмы на Земле заклинило,
И уста людей молчаньем скованы,
Суета вдруг сделалась невидима
Или очень, очень далеко она…

Холодно. Потуже запахнулся я
В телогрейку с выштопанным именем…
«Ты о чём там, дедушка, задумался,
Что на полдороге тачку вывалил?»

Бригадир кричит, а я столбом стою,
Громко он клеймит меня бездельником,
Держит наготове палку толстую.
Так у нас всегда по понедельникам.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 276 | Автор: Бакенщик | Дата: 01/04/19 07:47 | Комментариев: 2

Когда-то давно Создатель вселенной
Вошёл в иудейский храм,
Взглянул со скорбью недоуменной
На всё, что творилось там.

Под сводами храма топталась скотина,
Шумно гудел базар,
Мешался запах кадильного дыма
С вонью овечьих кошар.

Торговцы картинно к небу взывали,
Божились красной ценой,
Сойдясь в цене, по рукам ударяли,
Кляня духоту и зной.

Господь обратился к толпе бесстыдной,
Печально храм оглядев:
— Вы превратили Мой дом молитвы
В разбойников злых вертеп.

Умолкли торговцы, их в одночасье
Будто сразил паралич,
А Он из верёвок от коновязи
Сплёл увесистый бич.

— Возьмите своё и прочь убирайтесь! —
Воззвал Господь горячо.
Толпа отшатнулась, к дверям попятясь,
Когда Он взмахнул бичом.

Рухнули стойла, сброшены с лестниц
Скамьи продавцов голубей,
Распалось торжище, бросив на месте
Барыш за несколько дней.

Услышали древние камни ступеней
Скрип вековых столбов
И звон горстями бросаемых денег,
Измученный бас волов.

Бежав из храма, свидетели встречи
С тревогой ждали конца,
Никто из них не посмел перечить
Законной воле Творца...

События древние — нет, не забылись,
Их помнит Новый завет;
Торговцы ушли, но опять возвратились
Спустя две тысячи лет.

От мысли, что близко кончина века,
Пусть коченеет душа —
Ведь сам Творец завещал человеку
Изгнать из себя торгаша.
Религиозная поэзия | Просмотров: 319 | Автор: Бакенщик | Дата: 01/04/19 07:11 | Комментариев: 1

Полемика прискучила немного:
Культуры речи не хватает, что ли?
Не стало интересных демагогов,
Исчезли обаятельные «тролли».

Не слышно остроумной ахинеи,
Весёлого брюзжанья словоблудов,
Число неумных умозаключений
Заметно сократилось почему-то.

А главное, что сивая кобыла
Не радует замысловатым бредом,
Голодная лошадка приуныла,
Но сыто улыбается при этом.
Психологическая поэзия | Просмотров: 283 | Автор: Бакенщик | Дата: 31/03/19 08:01 | Комментариев: 2

Когда воскреснет Бог,
Враги Его отпрянут
И разбегутся прочь,
Как исчезает дым.
Как плавится свеча
Под огоньком упрямым,
Так бесов Он сразит
Крестом Своим Честным.

Пусть торжествует Крест -
Могущество святое
Распятого на нём
Спасителя Христа,
Спустившегося в ад
Покончить с сатаною
И нас вооружить
Всесилием Креста.

Животворящий Крест,
Не устаём молиться:
Спаси и сохрани
От дьявольской тщеты
С Пречистой Госпожой,
Небесною Царицей,
Заступничеством всех
Угодников святых.
Религиозная поэзия | Просмотров: 315 | Автор: Бакенщик | Дата: 31/03/19 05:38 | Комментариев: 5

Журавлям покоряется небо,
Не скучает пернатая рать.
Далеко журавли, ну а мне бы
Хоть синицу в руках подержать.

Подозвал из окна синицу
И с руки клевать приучил;
Захотел своего добиться
Безо всяких на то причин.

Её клювик ладонь щекочет,
Коготки пугливо скользят;
Не пришло мне в голову, впрочем,
Что с пичугами так нельзя.

Оттолкнуть бы глупышку малую,
Не вторгаться в её миры,
Не мешать бы полёту плавному,
Поплотнее окно закрыв.

Бестолковая вышла затея,
Только зря её сбил с пути.
Спохватившись, шепчу себе я:
«Подержал? Теперь отпусти».
Лирика | Просмотров: 235 | Автор: Бакенщик | Дата: 30/03/19 06:04 | Комментариев: 4

I
Часами, днями и годами
Копался в хламе,
Искал успех за облаками,
Моргал глазами,
Отдал со всеми потрохами
Коня и сани,
Ночую в шпорах на диване
Вперёд ногами.
Мечтаю о Прекрасной даме,
О няне:
— Давно не пахнет пирогами
С грибами,
А только гадкими клопами
В стакане.

II
Корейцы, турки и саами
Живут в Рязани,
Пусть знает мир, что мы и сами
С усами,
Не верю чтобы в русской бане
Цунами,
Скорее, в Тихом океане —
С судами
Или в дешёвой мелодраме
В Майами.
— Поведай что-нибудь о БАМе
Обаме,
А то отправлю за дровами,
Частями!

III
Пришел нетвёрдыми шагами
К глубокой яме,
Обжёгся жаркими кострами
Чужих желаний,
Уделан рыжими котами
Татами.
Сную холодными губами
По амальгаме.
Какими говорить словами
С людями?
— Добро бывает с кулаками
В кармане,
Из искры возгорится пламя
С дымами.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 267 | Автор: Бакенщик | Дата: 29/03/19 04:36 | Комментариев: 1

У Дедушки есть Гармошка,
Он жарит на ней Рок-н-ролл,
Бывая хмельной немножко,
Слегка барабанит в пол.
На стук прибегают Соседи,
Но Дедушка невозмутим,
Его понимают
И в такт подпевают,
А он подпевает им.

У Дедушки есть Лошадка,
Он скачет на ней верхом,
Устроен довольно шатко
Домашний его «ипподром».
На шум прибегают Соседи,
Смешно и весело им:
В квартире живая
Лошадь гнедая,
А Дедушка невозмутим.

Спит он подолгу и крепко,
Обняв ногами кровать,
На даче выросла Репка,
Пора её доставать.
Спешат на подмогу Соседи,
Они уже невдалеке:
И Бабка, и Жучка,
И Кошка, и Внучка
С Мышкою в кулаке.

У Дедушки всё в порядке,
Ему ли пить корвалол?
Имеются: Репка, Лошадка,
Cоседи и Рок-н-ролл.
А ещё он любитель в Прятки,
А ещё сосать Леденцы,
Хотя поседели
В рабочем порядке
Его борода и усы.

Считается, что он счастлив,
Семьдесят лет подряд.
«Как сыр, катается в масле», —
Завистники говорят.
На кризисы и проблемы
Он с Прибором кладёт,
Наш Дедушка бравый
В трудах и забавах
Ещё сто лет проживёт!
Лирика | Просмотров: 266 | Автор: Бакенщик | Дата: 28/03/19 20:36 | Комментариев: 1

Я люблю тебя, жизнь,
Посещаю врачей и аптеку,
Берегу организм
Пожилого уже человека.
Стограммовку мочи
Приносить на анализ я рад, но
Если б знали врачи,
Как мне видеть её неприятно.

Я встревожен давно
Вредным уровнем холестерина:
Горсть пилюль перед сном
Пью системой моей эндокринной;
Беспокоит слегка
Проходимость отдельных сосудов,
Влазит в глотку кишка
Изучать мой голодный желудок.

В сердце чувствую грусть,
Сняв рубашку, дышу глубоко я,
Похмеляться боюсь —
(Жизнь, ты знаешь, что это такое).
Подуставший от клизм
И от разных полезных советов
Я люблю тебя, жизнь,
Но не жди от меня комплиментов.
Переделки песен | Просмотров: 382 | Автор: Бакенщик | Дата: 28/03/19 05:59 | Комментариев: 4

Горох. Верёвка. Мыло. Спички.
Соль. Керосин. Чеснок. Лапша.
Йод. Вобла. Крепкие напитки.
Махорка. Ядрица. Ашан.

Дары чудесные Ашана
В приятной тяжести корзин,
В неувядаемости жанра:
«Соль. Спички. Мыло. Керосин...»

Не только улицам, аптекам
Досталась слава звучных строк,
Не чужд другим приоритетам
Поэт. Великий (точка) Блок.
Пародии | Просмотров: 312 | Автор: Бакенщик | Дата: 27/03/19 21:11 | Комментариев: 2

I
Я в весеннем лесу
Пил берёзовый сок,
На лесистом мысу
Врезал водки глоток,
А в лугах не видать
Ни колод, ни пенька,
После водочки всласть
Отхлебнулось пивка.

В заповедник лесной
Ломанулись менты,
Разобрались со мной,
Киданули в поддых,
Я рубил их сплеча,
Оторвался погон,
А сержант сгоряча
Вдарил в грудь сапогом.

Я очнулся с утра
На апрельской заре,
С переломом ребра,
На больничном одре,
Вытираю слезу,
Ослабел и усох,
Ах, зачем я в лесу
Пил берёзовый сок?

II
С ненаглядной певуньей
В стогу ночевал,
Орденами на грудь ей
Геройски упал.
Завизжала она,
Голос сильно певуч,
Тут как раз и луна
Показалась из туч.

А певуньин супруг
Шёл пешком от метро,
Шёл за сеном – и вдруг
Задохнулся нутром:
Бычьим взглядом своим
Углядел адюльтер,
Нам вдогонку двоим
Свой навёл револьвер...

Про моральный аспект
Опущу я слова,
Нижней челюсти нет,
И в бинтах голова.
Не советую тем,
У кого есть кровать,
С незнакомой певуньей
В стогу ночевать.

III
И окурки я за борт
Бросал в океан,
Грыз в трамваях подсолнушки,
В окна плюя,
Живописные виды
Садов и полян
Превратили в помойку
Такие, как я.

Я в весеннем лесу
Появлялся, как тать,
Осквернял красоту
Городов и морей,
Нешто с болью узнает их
Родина-мать
Опосля безобразной
Прогулки моей?

Зачеркнуть бы всю жизнь
И сначала начать,
Осуждён по статье
Как простой хулиган:
На три года – от мусора
Лес очищать!
(Чтоб окурки за борт
Не бросал в океан).
Юмористические стихи | Просмотров: 283 | Автор: Бакенщик | Дата: 27/03/19 16:53 | Комментариев: 3



Жила-была Лемниската,
Скромна и округловата,
Её придумал Бернулли
И содержал в кастрюле.

Была она им обласката,
Но вот настала тоска-то!
Циркулем тычет Бернулли,
Да лопает киндзмараули.

Боялась его Лемниската,
Как колючего ската,
И однажды исчезла куда-то,
Сбежала от этого гада.

В отчаянии Бернулли
Едва усидел на стуле:
«Кривую не укараулил!»
И вдогонку бросился пулей.

Искал в Париже и в Туле,
В Томске искал и в Стамбуле,
А в Китае голодные кули,
Как делу помочь, смекнули.

Два миллиарда каналий
Планету вмиг обыскали
И вычислили кривую,
От страха едва живую.

Явились ночью ребята:
«Тебя зовут Лемниската?
А мы из группы захвата,
Хозяину будешь отдата!»

Событиями небогата
Дальнейшая жизнь Лемнискаты
После того, как кули
В кулёк её завернули
И Бернулли назад вернули.
Юмористические стихи | Просмотров: 338 | Автор: Бакенщик | Дата: 26/03/19 06:13 | Комментариев: 4

«Да будь и негром преклонных годов,
И то, без унынья и лени,
Я русский бы выучил только за то,
Что им разговаривал Ленин»

(В. Маяковский)


Он всё перепутал, дряхлеющий негр,
Соврал без унынья и лени.
Ведь Ленин давно уже нам не пример
И вряд ли он русский, Ленин.

Допустим, я был бы татаро-монгол
Из древней ордынской столицы —
Я русский язык изучать бы пошёл,
Чтоб русскому Богу молиться.

Пускай я француз, и России застрял,
В сугробах, солдат Бонапарта —
Я б русскую азбуку в ранец поклал
И сел бы за русскую парту.

А будь я немецко-фашистский злодей —
В плачевной моей ситуации
Я русский освоил бы, чтоб побыстрей
В советском плену оказаться.

Когда бы я был безработный таджик,
Ленивый и нетолерантный —
Я волком бы выучил русский язык,
И стал трудовым мигрантом.

Допустим, я двоечник. В школу ходил,
Но вырос неграмотным дылдой —
Я русский язык бы учил и учил,
Учил, и учил, и учил бы!

Да будь я простым бессловесным скотом,
Молчащею рыбою даже —
Я русский бы выучил только за то,
О чём словами не скажешь.
Подражания и экспромты | Просмотров: 303 | Автор: Бакенщик | Дата: 25/03/19 18:33 | Комментариев: 2



Что лежишь колодой,
Глупая осина,
Ни цветка, ни плода
Век не приносила.

В трёх шагах отсюда
Пень стоит унылый,
Тоже без приюта,
Тоже сиротливый.

Ты жила, качалась,
Он торчал упрямо,
Одинока старость
Над сырою ямой.

Зря тебе хотелось
Стать пеньку подругой,
В яркий мох оделась,
Модной развалюхой.

Думал пень щербатый:
«Вишь, какая цаца,
На фига нужна ты,
Если разобраться?»
Подражания и экспромты | Просмотров: 361 | Автор: Бакенщик | Дата: 24/03/19 03:30 | Комментариев: 0

Однажды Гоголь Николай,
Откушав чай и расстегай,
Засел, принявши тёплый душ,
За продолженье «Мёртвых душ».

Текст перебеливал пока,
Пришла реформа языка.
Пришлось слова писать… не так,
Исчез куда-то твёрдый знак.

Пал духом он. Какая < . . . >
Из алфавита букву ять
Изгнала заодно с фитой
Из «экономии» пустой?

Каков таков чиновный < . . . >
Что посягнул на букву ер?
От ижицы и след простыл,
Тут Гоголь руки опустил.

Неповторимый, дивный слог
И сам он распознать не мог;
Слова знакомы – да не те
Иль плохо видно в темноте?

Перо с досадой отшвырнул,
Конторку прочь, и сел на стул,
Вздыхая: «Лучше пусть умру,
Чем эту выпущу муру.

Писать не стоило хлопот,
Теперь читающий народ
Тут ни бельмеса не поймет
И горьким смехом обсмеёт».

Бумаги в клочья изорвал,
Поглубже в печку затолкал:
«Пущай горит, огня не жалко»
И мрачно вынул зажигалку…
Иронические стихи | Просмотров: 282 | Автор: Бакенщик | Дата: 23/03/19 22:54 | Комментариев: 0

Говорят, что есть картина
(Неизвестный Айвазовский):
Белый парус одинокий
Под ударами торпед
Погружается под воду
В акватории азовской,
Посягнув на неприступный
Русский суверенитет.

А когда исчезло судно,
Завалилось тенью серой,
Всколыхнуло ил придонный,
К вечной гавани приплыв,
Подобрали уцелевших
Бунтарей и флибустьеров
И защёлкнули браслеты
На оставшихся в живых.

Отзвучало над волнами
«SOS» — спасите наши души;
Погребения в пучине
И врагу не пожелай.
Помолись о заключённых,
Помолись об утонувших,
Ты, заступник мореходов,
Чудотворец Николай!

О ненайденной картине
Ни гугу искусствоведы,
Словно в рот воды набрали,
Соблюдают этикет.
Пусть висела бы в музее
У пролива Дарданеллы:
Белый парус одинокий
Под прицелами ракет.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 297 | Автор: Бакенщик | Дата: 23/03/19 06:22 | Комментариев: 4

Этот полный бокал
Отправляется по назначенью
В дни сомнений, раздумий
О русском нелёгком Кресте.
Буду пить за героев
Классических произведений:
Русских пьес и романов,
Рассказов, поэм, повестей.

В мире вымыслов странных
Нам дороги все без разбора,
Словно члены семьи
День и ночь и пребывают с тобой.
У читателя в сердце
Стучит и стучит животворно
То, что в силу традиций
Обычно зовётся «любовь».

Призываю любить
С детства памятных нам персонажей,
Простодушно, по-свойски,
Хороших любить и плохих.
Уходящая Русь
Напоследок платочками машет —
То мелькают страницы
Когда-то написанных книг.
Лирика | Просмотров: 300 | Автор: Бакенщик | Дата: 20/03/19 17:45 | Комментариев: 4

     Популярный исследователь Мишель Монтень (1533 — 1592) однажды сидел у себя в замке и писал известный трактат. Он как раз закончил главу «О кулачных потасовках в парламенте» и собирался назвать новую то ли «Немного о внешних приличиях», то ли «Почему очень важно соблюдать договорённости».
      И вот, отчасти в силу игривости своего ума либо особенностей писательского темперамента, а может даже вследствие неохватности творческих поползновений и намерений — в общем, непонятно по какой причине Монтень зачеркнул слово «немного» и написал «трохи». Минуту спустя философ написал «дюже» вместо «очень», потом пробежал глазами текст, и охарактеризовал его словом «погано» характерно гхыкнув при этом вслух, чем разбудил сам себя и вывел из полуобморочного состояния.
      Этим дело не кончилось. Бросив украдкой взгляд в зеркало, Монтень обнаружил там не лицо с утончённой европейской внешностью — бородка, кружевной воротничок, умные глаза, — но совсем другое: обстриженную, с молодецким чубом физиономию, преисполненную всякой хмельной дерзости.
      Следующее впечатление от приключившейся метаморфозы окончательно повергло философа в грусть и досаду. Ему представилось, что прогрессивное человечество, к которому он адресовался в философском трактате, пожалуй, откажется принять автора всерьёз, а сочтёт за деревенского дурня, само же сочинение — за насмешку. Стоило ли стараться, если это так? Ничого дывного, що оголосять шкодником....
      Величав и благозвучен язык, который ни с того ни с сего вздумалось употребить Монтеню. А уж по выразительности вряд ли сыщется в каком-нибудь уголке земного шара что-то подобное — лирическое, певучее, нежное, но одновременно и уморительно смешное. Не то чтобы совсем уж непонятен этот дивный язык (как раз наоборот, на уровне трёпа и тостов очень даже понятен), но он нечасто хорош для научных рассуждений и официоза, не обладает он нужной прозрачностью и не всегда адекватно понимаем иностранцами. Так размышлял Монтень, перечитывая только что написанное. Фарс, курьёз, амикошонство какое-то или, проще сказать, буффонада. Этот потешный язык годится разве что на возню с малыми ребятами, для былин и колядок, на зазывные ярмарочные слоганы или любовный шёпот в стогу сена. На полночные гуляния и вздохи у омута. Неплох он и для застольного горлопанства по случаю свадеб или провода парней в солдатскую службу. В языке этом безусловно чувствуются глубина и сила, от него так и веет мудрой народной лаской, но отчего-то при звуках его губы сами раздвигаются в улыбке и вскоре грудь начинает сотрясать от смеха. Не покидает ощущение, что разговаривает с вами не почтенный взрослый человек, а назло коверкающий слова ребёнок. Невозможно обсуждать на этом языке ничто серьёзное, выходящее за пределы балагана — ни государственное устройство, ни основы нравственности, ни насущные житейские проблемы. Даже два вполне воспитанных чоловика, споря о чём-то важном, быстро перестают понимать друг друга и хватают один другого за грудки. Игрушечная речь сама по себе подталкивает собеседников к рукоприкладству.
      «А ведь чего доброго потомки меня поднимут на смех», — обеспокоился Монтень, листая рукопись. Он вдруг представил себе, как его выстраданное сочинение перелопачивают на свой лад якие-то дурни, — и от бестолковости их захотелось крепко дать кому-нибудь в рыло. Философ взялся было за главу «О высокомерии» (Зарозумилисть складаеться з надто высокой думкы про себе та надто нызькой про инших*) и тут же опустил руки: текст становился автопародией... «Батько Монтень, и що це таке за опыты?» — спросит его будущий европейский читатель, и Монтеню очень захотелось тут же сунуть ему в рыло, накласть этому «читателю» взашей; просто-таки руки зачесались у великого гуманиста и просветителя изо всех сил въехать кулачищем какому-нибудь сановному дворянину ХXI века за его непонятливость.
      « Ну добре, — рассудил, отдышавшись, Монтень, — нехай …». И ведь что странно, у Монтеня не было врагов, он слыл миротворцем и всегда стремился утихомирить противников. «Цыц, — сказал себе европейский мыслитель, — нехорошо обличать чужую словесность, это попахивает... гилякой и даже гильотиной — вот чем оно попахивает». Но лукавые мысли так и просачивались из всех щелей его подсознания. Нешто это язык? Это собственно говоря никакой не язык, а набор шутейных словечек и оборотов, рядящихся под цивилизованную речь. Своеобразная лексическая приправа к люльке и гопаку. И вот тут, странно: Монтень обнаружил себя оцепеневшим от стараний, приникшим щекой к бумагам, глядящего на выводимые буквы как-то из-под сбоку, с высунутым дрожащим кончиком языка. Это был не мыслитель, а едва освоивший грамоту забитый бурсак. Искушённая европейская элита, читая «Опыты», пожалуй, будет покатываться со смеху, полагая, что перед ними ломает комедию какой-то проезжий восточный забулдыга.
      «Як странно порой звучание слов управляет качеством мысли. Як причудливо окрашиваются рассуждения действием произносимых звуков, — гадал думку Монтень, — Що же зробыть? Когда-нибудь напишу об этом доброе эссе, но надо, пожалуй, вначале изрядно обдумать мои наблюдения, побачить на дiло с точки зрения просвещённой Европы, а уж потом браться за перо».
      Вслед за тем, отмахнув наваждение, учёный опрокинул добрую чарку горилки и придвинул поближе изрядный шмат сала. После перерыва он опять углубился в сочинение и, привычно разогнав перо, продолжал уверенно писать на родном французском:
      «Чрезвычайно легко зародить в народе презрение к старым нравам и правилам, и всякий, кто поставит перед собой эту цель, неизменно будет иметь успех; но установить вместо старого, уничтоженного государственного устройства новое и притом лучшее — на этом многие из числа предпринимавших такие попытки не раз обламывали зубы».
      Над Францией просыпалась новая заря.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------
* Высокомерие складывается из чересчур высокого мнения о себе и чересчур низкого о других (М. Монтень).
Эссе | Просмотров: 360 | Автор: Бакенщик | Дата: 20/03/19 05:47 | Комментариев: 0

Мартышка слесарем в депо трудилась
И в гаечных ключах познала толк,
Но только к старости ей возомнилось,
Что, мол, Стандарт российский плох.
Он, вопреки рассудку, нелогичен
И полон мелких «блох».
Казаться стало, что привычный ГОСТ
Не так уж слесарям привычен,
Да и в употреблении непрост.
Отжил своё — пора и на погост!
Болты и гайки непослушны и злонравны.
Да будут нам пример другие страны:
Там новизны не принято бояться
И от прогресса уклоняться.
Так рассудил взыскательный примат
И начал действовать (частенько невпопад).
Возобладала к переменам страсть:
Мартышка документ хватает,
Страничку вырвет, сунет в пасть,
Куснёт, потом обратно вставит,
То зачеркнёт, иное переправит,
Полижет, поскребёт, дыру проковыряет,
От следствия причину потеряет...
Вот наконец черта подведена.
Трудов мартышкой вложено немало,
Теперь гораздо «лучше» стало,
Добилась-таки своего она!

* * *
Не взято в рассужденье, что Стандарт,
Коль каждый раз его кроить на новый лад,
Теряет свойство быть стандартом.
Итог печальный не замедлил наступить:
Отечественный ГОСТ преобразован,
Стереотип мышленья сломан,
Да нечем стало гайку открутить.
Басни | Просмотров: 405 | Автор: Бакенщик | Дата: 19/03/19 06:53 | Комментариев: 0
1-50 51-100 101-118