Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45413]
Проза [9328]
У автора произведений: 163
Показано произведений: 151-163
Страницы: « 1 2 3 4

В комнате два человека:
…..усталый он
……….и она.
Лампы светляк выбеляет овалы лиц.
Он элегантен в одежде,
…..на вид нисколько не нагл,
Он - эталон и гордость
…..венецианской
……….полиции.

Она потёками туши рисует скорбным лицо,
Берёт папироску
…..и смотрит ему в глаза -
Попалась...
…..С кем не бывает в конце концов,
Да мало ль чего,
…..пусть пробует
……….доказать.

«Начальник, дай прикурить» -
…..голос немного хрипл -
«Слушай, начальник,
…..как есть
……....тебе расскажу.
Мне этот мавр не родня -
…..он в баре
……….ко мне
…………...прилип.
Был пьян как извозчик,
…..а рожей -
……….так просто жуть .

Я хрупкая женщина -
…..видишь сам,
……….не слепой.
К таким как я весь мир бывает жесток.
Видать обознался мавр
…..с креплёных заморских пойл,
Подсел,
…..разя перегаром,
……….и требовал
…………...мой
………………..платок.

Могла бы встать и уйти,
…..но я же в своих правах -
Уютное место,
…..хороший коктейль,
……….полутьма.
Кстати, у них папироски...
…..Начальник, - не врёт молва! -
Срывает с катушек,
…..чистейший
……….афганский мак!

Но я не курила.
…..Нет!
……….Я в мыслях жена и мать!
Платок ему подавай.
…..Хоть мелочь, а всё моя.
А мавр вконец обнаглел -
…..полез меня
……….обнимать
И начал шипеть мне в ухо
…..про частного сыщика
……….Яго.

Достал из кармана шарф
…..белых и синих полос,
Видать, продрог,
…..а сам повязать -
……….никак!
И тут на меня накатила,
…..начальник,
……….такая злость,
Как будто он предложил
…..прилюдный
……....любовный
…………...акт.»

Она закрыла глаза,
…..закашлялась, дыму глотнув;
Он терпеливо ждёт.
…..Он чувствует голый нерв.
Веря в себя,
…..в закон,
……….он празднует свой триумф,
Считая, что в бабах
…..с зачатия
……….множится вирус
…………...стерв.

«Всё правда» -
…..она продолжала -
……....«я словно сошла с ума:
Синее с белым…
…..фамильные всё цвета.
А дальше…
…..дальше
……….в памяти
…………...сплошь туман...
Зачем же я тут, начальник,
…..скажи,
……….что пошло не так?»

И он ответил,
…..негромко,
……….словно себе самому:
«Ты шарф повязала мавру
…..туже, чем надо…
……….Глупо!..
Да, кстати,
…..мавр был богат,
……….и тебе,
…………...по метрике,
………………..муж -
Устал я с тобой...
…..Вдова...
……….Ах! Если бы
………..….не было
…………..…...трупа!»

Она улыбнулась:
…..всё шло, как до́лжно
……….идти:
Так мавр поступал,
…..так другие,
……….сдавались
…………...орды.
Лишь Яго не дался -
…..угрюмый и скользкий тип,
В её блестящей игре
…..оставшись
……….фальшивым
…………...аккордом.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 193 | Автор: GP | Дата: 26/09/20 10:44 | Комментариев: 6

Фродо, ты снова надел Кольцо
И видишь тени Великих Отцов —
Их лица, как дым из трубок в мёртвых руках.
А ты кольчугу забыл в Раю —
В ней души праведные поют,
Твоя же душа вбирает как губка страх.

В руке застывшей — обломок ножа.
Но слишком мал он и слишком ржав —
Ты верил: Кольцо — кошмар, забытый давно.
Ты думал: смерть уравняет всех, -
Когда улетал в надоблачный верх,
Швырнув Кольцо на жаркое адское дно.

Но кто владел тем Кольцом хоть миг,
Тому бескрайний Рай - не велик:
Скинул кольчугу, крикнул и бросился вниз!
Фродо, ты тень от пустячных обид,
Что кто-то смеет тебя не любить
В стране, ведущей в счастье без всяких виз.

Какое сладкое слово «власть»,
А тут ненадобно даже красть —
Просто успей вернуть, что выбросил сгоряча.
Ведь сколько мудрых сошли с ума,
Спешащих с пальца кольцо снимать,
Чтобы постигнуть силу, сумев разглядеть печать.

Кольцо не разбить и не сжечь в золу:
В нём гнев и надежда тебя зовут
И в сердце втекают пьянящей струёй тепла;
И каменеет твоё лицо,
Не веря пророчествам мудрецов, -
Ты чувствуешь, Фродо, что ты безусловно прав!

Для слабых приятно лелеять месть,
Но ты придумай: кольцо — твой крест,
И трубку зажги, и нахмурь косматую бровь,
И ржавый нож в руке не держи —
Ты верь в свою великую жизнь
Ведь Бог тебя сотворил, изъяв у себя ребро.

Ты, Фродо, снова надел кольцо,
Ты видишь тени забытых отцов —
И вдруг постигаешь, что ты не один из них.
Кольца ободок — это Млечный путь
В который ты рвёшься из старых пут:
Из некогда важной земной человечьей возни.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 353 | Автор: GP | Дата: 25/09/20 21:12 | Комментариев: 31

"Сегодня начнётся большая война!" -
Бравурно пролаял приёмник -
"Победа по праву достанется нам,
Пусть даже падут миллионы.

Врагов мы одарим могильной доской
За прихоть считаться другими."!
И оперный голос с надрывной тоской
Озвучил величие гимна.

А орды стозвучно орали "Виват!",
Печатая шаг по брусчатке,
Когда их Верховный послал умирать
Рукой в белоснежной перчатке.

Тревожное солнце глядело сквозь гарь,
Как души вплавляются в камни,
Как мертвые душат живого врага
Обняв словно брата руками.

Хоть рядом победа, но всё не спешит -
Бойца бы, да толику счастья...
Последний, пришедший из самой глуши́,
Разорван снарядом на части.

Но выползли дети геройских солдат,
Глазами сверкая жестоко:
Не видеть победы врагу никогда,
Он смерти достоин, и только!

Не детское дело - большие бои
И даже ничтожные стычки,
Но мёртвых подняли - один на двоих -
Снабдив их оружием личным.

Атака сквозь стоны, сквозь тяжесть, сквозь боль,
Где ненависть пули страшнее,
Где мёртвые, стоя бок о́ бок с тобой,
Вовек отступить не посмеют.

"За нами победа!" - приёмник рычал,
И гимн разливался за этим.
И шли, сапогами победно стуча,
Погибшие душами дети.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 204 | Автор: GP | Дата: 25/09/20 20:58 | Комментариев: 6

"Пойду я спать" Альфонсина Сторни

Зубы в улыбке - цветы, руки - густая трава,
Росы, прекрасная мать, - жемчугом в прядях волос.
Дай мне опавшей листвы, я приготовлю кровать,
Мхом-одеялом укрой, чтобы спокойней спалось.
Мать, я устала. Пойду - лягу в траву и усну;
Мне в изголовье ночник, пусть и неяркий, поставь:
Хочешь - созвездие всё, хочешь - звезду лишь одну.
Что ни возьмёшь - хорошо, Что ни поставишь - мечта.
Душу свою не тревожь - что ж позабыла дела? -
В новых бутонах, гляди, жизни продолжится счёт.
Птица, кружа в небесах, сыщет затейливей лад.
Знаешь, спасибо. Прощай!.. Лишь обещай мне ещё...
Станет меня он искать трелью настырных гудков -
Ты отвечай, что ушла. Просто ушла далеко...

****************

Alfonsina Storni
"Voy a dormir"

Dientes de flores, cofia de rocío,
manos de hierbas, tú, nodriza fina,
tenme prestas las sábanas terrosas
y el edredón de musgos escardados.
Voy a dormir, nodriza mía, acuéstame.
Ponme una lámpara a la cabecera;
una constelación; la que te guste;
todas son buenas; bájala un poquito.
Déjame sola: oyes romper los brotes...
te acuna un pie celeste desde arriba
y un pájaro te traza unos compases
para que olvides... Gracias. Ah, un encargo:
si él llama nuevamente por teléfono
le dices que no insista, que he salido...
Поэтические переводы | Просмотров: 343 | Автор: GP | Дата: 25/09/20 14:43 | Комментариев: 11



Кто отметил терпения крайний срок? -
Лижет море грустное мягкий песок,
Поглощая твой одинокий след
К бездонному морю.
Но обратных следов и в помине нет
От пены прибоя.

Только Богу понятен тот путь к воде,
Ведь из боли не выйти как из одежд,
И витает песня в округе легко
Улиток влюблённых -
Ждут тебя улитки на дне морском
Пучины бездонной.

Альфонсина, ты со своею тоской
Ищешь рифмы новые в пене морской,
Да в солёном ветре,
Древнем, как боль и горе.
Он тебя на пляж одинокий привёл,
Приподняв завесу бушующих волн,
Чтоб укрыть твой сон бездонностью моря.

Пять сирен ты встретишь: спешат проводить
Сквозь кораллы с тиной - до чистой воды,
А коньки морские, сверкая во мгле,
Хороводы закружат,
Скажут, столько ждали томительных лет
Мы с тобою дружбы.

Свет слегка приглушим мы - мешает уснуть
Отдыхай, на сердце не взявши вину -
Если станет он звать, мы ответим: - Она ушла.
Дело всюду сердцу пылкому есть.
Скажем лишь: - Она отсутствует здесь,
Вдаль её увели дела.

Альфонсина, ты со своею тоской
Ищешь рифмы новые в пене морской,
Да в солёном ветре,
Древнем как боль и горе.
Он тебя на пляж одинокий привёл,
Приподняв завесу бушующих волн,
Альфонсина, спи, укрытая добрым морем.

****************

Alfonsina y el mar - Félix Luna

Por la blanda arena que lame el mar
su pequeña huella no vuelve más,
un sendero solo de pena y silencio llegó
hasta el agua profunda.
Un sendero solo de penas mudas llegó
hasta la espuma.

Sabe Dios que angustia te acompañó
qué dolores viejos calló tu voz
para recostarte arrullada en el canto
de las caracolas marinas.
La canción que canta en el fondo oscuro
del mar la caracola.

Te vas Alfonsina con tu soledad,
¿qué poemas nuevos fuiste a buscar?
Una voz antigua de viento y de sal
te requiebra el alma
y la está llevando
y te vas hacia allá como en sueños,
dormida, Alfonsina, vestida de mar.

Cinco sirenitas te llevarán
por caminos de algas y de coral
y fosforescentes caballos marinos harán
una ronda a tu lado.
Y los habitantes del agua van a jugar
pronto a tu lado.

Bájame la lámpara un poco más,
déjame que duerma nodriza en paz
y si llama él no le digas que estoy
dile que Alfonsina no vuelve.
Y si llama él no le digas nunca que estoy,
di que me he ido.

Te vas Alfonsina con tu soledad,
¿qué poemas nuevos fuiste a buscar?
Una voz antigua de viento y de sal
te requiebra el alma
y la está llevando
y te vas hacia allá como en sueños,
dormida, Alfonsina, vestida de mar.
Поэтические переводы | Просмотров: 269 | Автор: GP | Дата: 25/09/20 11:24 | Комментариев: 8

Татьяна, ты опять пришла к реке, прикрыв косынкой волосы седые, чтоб бросить в воду маленький букет, отдавши дань истерзанной гордыне. Слепым глазам слезой не истекать — ты под прицелом тысяч папарацци, не девочка, но поколенью мать, учившая с водою не играться. А звуки труб дырявят небосвод, тревожа естество воспоминаний, пусть канул мяч в пучине буйных вод, он не исчез — он вечно будет с нами.
Нет, не случаен бывший детский мяч — он наше эго высветил рентгеном. Теперь — кури, глотай остылый ланч, лети до звёзд потерянной вселенной, но мяч с тобой, он часть тебя уже: он честь и ум, и совесть индивида. Так для чего как из вулканных жерл дым из ноздрей выплёскивать с обидой?! Нет, новый мяч не радостен тебе — теперь мячам не создают религий. Тот крикнул, уплывая: «I'll be back! Девчонка, жди на мартовские иды!» — и ты жда­ла́. Рыдала но жда­ла́, собрав все плачи прошлых поколений. Мяч не вернулся вовсе не со зла — он не вернулся из-за глупой лени.
Пусть по воде плывут теперь цветки — их пресса даст в журналы крупным планом: ты, став легендой, снова у реки — недетских драм кровоточа́щей раны. А докурив и всем махнув рукой, охрану подзовёшь привычным жестом: «Поставить бы свечу за упокой… Без посторонних, только я и пресса».
Поэзия без рубрики | Просмотров: 196 | Автор: GP | Дата: 25/09/20 10:42 | Комментариев: 4



(очень вольный перевод)

По открытым полям, по могильным холмам,
Мимо древних озёр, через крики и боль
Мы бок о́ бок идём, пусть великая тьма
Заполняет бескрайнее небо собой.

Лишь почувствует тьма гордость наших шагов,
Юный месяц заплачет на небе пустом,
Но рассыплются эхом рыданья его
Мы же жаркое пламя в душе обретём.
Смерть, меня расцелуй поскорее, я жду,
Чтобы новых мелодий мотив различить.
Злые сферы давно поглотили мой дух
Пусть же скорбной симфонией вечность звучит.

Погружаемся в тень и страданья грызут
И в сиянии демонов вера падёт.

А из пропасти ада, что где-то внизу,
Смех как яростный гром облетит небосвод.
В этой лютой грозе осознает душа,
Что мелодии кровью кипящей текут;
Мертвецы тишину навсегда сокрушат
Оставляя во мне только страх и тоску.

На земле, там где тени лежат круглый год,
Там где роз умирающих вечный приют,
В миражах красота ласку смерти зовёт
Словно эхо с небес, где святые поют.

Волки, в жажде теней, подбегают ко мне
Красоту достигают проклятия сны
Плачем тихого озера, царства теней,
Рисовавшего небо кровавой луны.

Погружаемся в тень и страданья грызут
И в сиянии демонов вера падёт.

Сквозь объявшую боль духи чувствуют суть,
Как от боли душа превращается в лёд,
В серенаде кровавой найдя свой покой.
Тьма вуалью скрывает лицо мертвеца,
И в словах серенад где то там высоко
Имя я различаю своё без конца.

На земле, там где тени лежат круглый год,
Там где роз умирающих вечный приют,
В миражах красота ласку смерти зовёт
Словно эхо с небес, где святые поют.

* * * * * * * * * * * *

A Dreaming Beauty (Steve Unterpertinger)

Across the open fields, on burial ground
Beside the ancient lake, through painful screams
When pride of darkness rise, upon the sky
We are marching, side by side

As darkness feeling our pride
The moonchild crying in the sky
Screaming echos in the air
Feel the burning flame inside
A kiss of death I will receive
For invoking melodies
Evil spheres enclose my soul
Awaiting (a) mournful symphony

Shadows are grasping - devouring misery
Shining of demons - destroying my faith

From the darkest abyss
Where the laughter pierce the air
They arrive with thunderstorms form the sky
Bloodred melodies
When the silence crushed by dead
As they riding through my soul and my fear

Lying in the shadows
In the place where roses die
Dreaming beauty waiting for her bloodred kiss of death
As the angels singing echos in the torpid sphere of dark

Awaiting in the shadows
Wolves running by my side
Damnation reach the beauty
Wept upon the waveless lake
A velvet painting appearing
On the bloodred moonlight sky

Shadows are grasping - devouring misery
Shining of demons - destroying my faith

Through the spheres of pain
Spirits running to the place
As they hearing your screaming pain
Serenades in red
Darkness falls upon thy veil
As they (are) whispering my name in the air

Lying in the shadows
In the place where roses die
Dreaming beauty waiting for her bloodred kiss of death
As the angels singing echos in the torpid sphere of night
Поэтические переводы | Просмотров: 264 | Автор: GP | Дата: 24/09/20 21:12 | Комментариев: 2

Наша Таня громко плачет:
Уронила в речку мячик.
А. Барто
.........................

Ты плачь, Татьяна, плачь как в первый раз, от боли неизбывной вой по-бабьи, - ты для того на свет и родилась, чтоб наступать на брошенные грабли. Речушка в поле, вечер, соловьи. Чего тебе для счастья не хватило? Но о мяче все помыслы твои: "Ведь он утонет в этой речке стылой! Он для меня как ангел во плоти, он как мечта - прекрасный но ранимый!" И веткою, чтоб мячик свой спасти, цеплять пыталась, попадая мимо.
А мячик плыл, течением влеком... По Ангаре скатился к Енисею, и разрастаясь словно снежный ком, в прибрежных городах он ужас сеял. Ты плачь, Татьяна, - мяч теперь не тот, кого пугали острым краем льдинки, и, ходит слух, спастись не смог никто, когда он прокатился по Дудинке!
И Страшный Суд в мяче узнал народ - оплачь нас всех, несчастная Татьяна... Ведь мяч тот, возмужав средь пресных вод, решил смирять Моря и Океаны. Нам правду не откроют ни за что: не айсбергом потоплен был Титаник - его на дно отправил мячик тот, что в детстве был уронен в речку Таней.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 243 | Автор: GP | Дата: 24/09/20 20:55 | Комментариев: 2

Твоё я вижу лицо
Как маску прошедших дней,
Где глаз прорезанных чернь
Глядит на мою печаль.
Плевать на других глупцов,
Ты маской пришла ко мне,
И бес на моём плече
По-мартовски заурчал.

Наверное, это сны,
Нашёптанные в ветрах,
Где отблеск закатных губ
Пылает в душе зарёй.
Пусть чёрных кошмаров стынь
Не трогает до утра
Мне маска - желанный друг,
Согласный с моей игрой.

Пусть тени безликих вер
Дымами стремятся вверх,
Твердя, что ты не ушла -
Укрылась в туманах мечт.
Я открываю дверь
В моей больной голове,
Где снов прошлогодних шлак
Как память стремлюсь сберечь.

Нотр-Дам-де-Пари
Любит таких дураков,
Любят в ответ дураки
Его колокольный гром:
Громом Бог говорит -
Он тут, пусть Он далеко,
И лезут мыслей ростки,
Что, может, ты есть добро.

Нет, Эсмеральда! Нет -
Мечты улетают в дверь
Раскрытого в крике рта,
И время течёт из глаз
Слезой по щеке-стене.
Ты бьёшься внутри как нерв -
Не вылечить ни черта
Безумства больную власть.

И рвёт колокольный лай
Раздумий тугую суть:
Мне мало того, что есть,
И бес на плече трубит!
Гори, Нотр-Дам, пылай -
Лети на Небесный Суд.
А я же останусь здесь
Бессмертным огнём любви.

* Вариации на тему пожара в Нотр-Дам де Пари
Поэзия без рубрики | Просмотров: 244 | Автор: GP | Дата: 23/09/20 21:18 | Комментариев: 11

Я видел, как вечер играл в листве,
Спешащей в осенний гам,
Я видел, как старый седой рассвет
Улёгся к твоим ногам,
Как птицы спешили собраться в клин,
Чтоб плыть на юга сквозь дрожь,
И яблоки с веток к земле текли
Как нудный осенний дождь.

Я видел ворону в её гнезде,
Кидающей в печь дрова.
(Вороны уют создают везде,
Имея на то права)
Но ты говорила: всё сон-обман,
И мир не такой, как есть.
Что осень и вечер свели с ума,
Что я сумасбродный весь.

Но рядом сидела, одной рукой
Моё обхватив плечо,
Другой же ловила закат легко,
Всем бликам ведя учёт.
А после мы грелись вдвоём с тобой,
Теплом предстоящих дней -
Я думал: "Наверно, у нас любовь..."
И ты улыбалась мне.
Любовная поэзия | Просмотров: 615 | Автор: GP | Дата: 23/09/20 21:15 | Комментариев: 12

Она впервые летела на Марс. До этого никогда не летала даже на небольших самолётах по местным земным маршрутам, а тут подвернулось хорошее местечко в Новых Колониях. Предлагалась приятная зарплата и, главное, появилась возможность убраться подальше от детского кошмара, который преследовал её в снах — летающего фургона, убивающего при приземлении незнакомую старую женщину. Элли надеялась, что всё останется в далёком теперь земном Канзасе — и сны, и старое зеркало, в котором она всё чаще узнавала свою жертву. С возрастом она острее ощущала, что убила себя саму, и за это следовало отомстить. Женщина пугалась этого чувства и искренне радовалась появившемуся шансу бежать, бежать куда угодно, лишь бы подальше от самой себя.
На Луне тоже были Колонии, и в них тоже требовались преподаватели, но предпочтение отдавалось молодым семейным, а Элли была одинока. Да и перенаселение Луны создавало многие неудобства, и тем, кто привык к одиночеству, там не было места. Именно так ей и сказали работодатели — для неё на Луне места нет.
Неожиданно в «Челноке» прозвучал сигнал тревоги. Затем последовал удар, и последнее, что проплыло перед глазами, было белое лицо пилота, спешно залезающего в скафандр. Когда Элли пришла в себя, «Челнок» поразил её почти полной тишиной. Лишь откуда-то издалека долетал тихий свист. «Вот чёрт, приснится же такое! — подумала она — я лечу на Марс... Да нет— это вовсе не сон! Видимо мы прилетели, и пора собирать вещи». Дышать становилось почему-то всё труднее, и тут пришло понимание — случилась катастрофа. «Боже! Где висят аварийные скафандры — немолодая женщина заметалась с несвойственным ей проворством — хоть в Старые Колонии, хоть обратно в Канзас, куда угодно, но непременно живой»!
Скафандр был велик, но стоило ли сетовать на подобные мелочи? Элли огляделась. И Луна, и Земля казались нарядными ёлочными игрушками на чёрном бархате витрины. Рядом плыл лишь «Челнок» с разбитыми иллюминаторами капитанской рубки. И ещё рядом плыл люк. Самый обычный чугунный люк с непонятной надписью «Мосводоканал». «Вот она — неразрешимая проблема общественных дорог и самоуверенных молодых пилотов. А ждать спасателей-ремонтников — не хватит запасов кислорода.» Элли выругалась и пнула люк ногой — он, кувыркаясь, улетел прочь, а на месте где он был оказалась дыра. Бездонный совершенно чёрный провал, выделяющийся на фоне звёздного неба. И этот провал поглотил и онемевшую от ужаса женщину в скафандре, и разбитый космолёт, и всевозможный мусор, образовавшийся при катастрофе.

Женская логика подсказывала: сейчас случится что-то, чего избежать нельзя, и совладать с эмоциями никак не получалось. В стремительном падении глаза выхватывали парящих в провале то грозящего кулачком Белого Кролика, то Чеширского кота с исчезающей улыбкой — его безротая морда грозно хмурилась, как бы намекая: "не болтай!". А потом появлялся он — товарищ Q, и от головы Элли протягивались бесконечным серпантином шифрованные сообщения.
Хотя затиранием ненужных моментов памяти Имперский Отдел Космической Разведки пользовался достаточно давно, бывали сбои. Потерять агента Кэт было бы непозволительной роскошью, но в Отделе знали - лучше всего запоминаются первые и последние детали телепатической связи - их старательно закрепляли, делая всю остальную память ненужной, мелкой, вторичной...

Доктор Джонсон оторвался от экрана и снял электроды с головы бьющейся в конвульсиях пациентки. Отдел С по привычке контролировал всех ключевых сотрудников, но тут всё было явно вне его компетенции. Медсестра отработанным движением ввела успокоительное в вену и Элли постепенно затихла и только тихо всхлипывала. «Ох уж эти старые покорители космоса» — заметил доктор. «Годы одиночного полёта не проходят даром. Стоит ей уснуть, и она снова и снова впервые летит на Марс, и в конце концов падает со своим звездолётом на Землю из ниоткуда и давит маленькую девочку с собачкой. Ну какого дьявола она в таком состоянии осела на Марсе — неужели молодые совсем не хотят лететь к нам в Хьюстон? Ладно, введите удвоенную дозу лекарств — ей ещё сегодня преподавать, и надо привести её в форму».
Студенты любили эту маленькую немолодую женщину — она была олицетворением спокойствия и надёжности, Да и разве бы взяли другую для ведения курса молодых космолётчиков в самой известной школе галактики? Хьюстону не нужны были проблемы.
Миниатюры | Просмотров: 379 | Автор: GP | Дата: 23/09/20 21:12 | Комментариев: 6

Белый слой чередуется с чёрным,
Радугой с неба на землю виснет,
И рак под горою свистит утончённо,
Зная, что рак на горе не свистнет -
Нагорный рак далеко.
Он кормит слонов, на ките стоящих,
Сжимая клешня́ми тучево вымя:
Чтобы слоны не сыграли в ящик,
Из радуги белое дерзко вынув,
Льёт в слонов молоко.

И белое выпив до дна, до мига,
До самой сути небесной тверди,
До мозга солнечных ярких игл,
Вытянув хоботы словно жерди,
Слоны пускаются в пляс.
И падают горы, и рвутся реки,
И птицы взлетают, крича в тревоге,
Когда опадают с деревьев ветки,
Нарушив законы вселенских логик,
На сытых слонов сердясь.

А рак под горою не знает горя —
Он просто свистит обо всём, что слышит,
Ему наплевать, что крушатся горы,
Теперь он нагорного рака выше,
И счастье его бурлит!
Но в свист не пускается рак нагорный —
Из тучи клешня́ми остаток тянет:
Кита под слонами питает чёрным
Чтоб он отыскал свой китовый танец,
Взлетающий до земли.

Задвигался кит у слонов под ногами
И им всё сложнее служить опорой,
И вот на земле в бесконечном гаме
Родятся другие большие горы,
Нового мира ключи.
Рак, на горе примостившись гордо,
Смотрит вокруг и беззвучно хохочет.
Он ведь единственный рак нагорный,
И свистнуть хочется что есть мо́чи,
Но рак на горе молчит...
Белиберда | Просмотров: 267 | Автор: GP | Дата: 23/09/20 21:09 | Комментариев: 20

Никто из людей, живших на земле Яхгашага (которую люди с бледной кожей называют Огненная Земля), никогда не видел северного сияния. Ни отец маленького Яхги — охотник Яхто, ни другие охотники, ни их жёны. И даже мама мамы Яхто и многих других людей, старая-престарая Абуэла, видела только небесное сияние над своей головой, а жила она, как и весь её род, на самом краю света, где южнее была только бескрайняя вода, над которой никогда не ходило солнце. Но очень-очень давно, когда Абуэла была ещё маленькой девочкой, слышала она от стариков, что далеко-далеко, там, где ходят луна и солнце, но куда никто из яганов никогда не добирался, однажды появился человек с бледной кожей. Он спустился с Больших гор и говорил на странном «скользком как лёд» языке, в который иногда вкраплялись слова из языков мапуче и кечуа. Люди, нашедшие его, видели, что он ничего не ел много дней, а человек с бледной кожей показывал на свои глубокие раны, и всё повторял окружившим его аракуанам: «Пума… Пума не еда мне, но и я не еда пуме». Люди с трудом понимали его, но согласно кивали головами. Ему принесли поесть, но он настолько ослаб, что не мог откусить кусок вяленого мяса и лишь сосал его. И вдруг он заплакал, показывая руками на небо, где заколыхались голубовато-зелёные ленты сияния. Потом показал рукой в сторону солнца и заговорил, захлёбываясь и путая слова. Люди вокруг скорее догадывались, чем понимали, что он говорил о своей родине далеко на севере, о северном сиянии и о том, что дочь зари и северного ветра зовёт его на родину предков. А потом он умер.
Много прошло времени с тех пор, стала и сама Абуэла рассказывать малышам про человека, сошедшего с Больших гор, и в заключение всегда повторяла, что на севере сияние совсем не такое, как в здешних местах — на севере оно злое и забирает души людей, чтобы переливаться ещё ярче. А про сияние над головой она говорила, будто это Тупаа — высший Бог-всесоздатель — выходит посмотреть, так ли хорошо на земле живётся его избранному народу, не требуется ли больше дичи на равнинах или в горах, или больше рыбы в окрестной воде. И все слушавшие верили: после сияния недостатка добычи не будет.
Яхга любил смотреть на небо, когда оно начинало переливаться сиреневыми, голубыми и зелёными сполохами и начинало «петь». Он знал, что в это время с ним ничего не может случиться плохого — ведь Тупаа сразу заметит это и придёт на помощь. А ещё мальчик мечтал когда-нибудь, хоть издали, увидеть злое северное сияние и людей с бледной кожей, душами которых оно питается, чтобы превзойти своими переливами все чудеса южной земли.

Однажды охотник Пэчуа собрался в далёкий путь на север, на Большую Землю, за новыми железными рыболовными крючками и наконечниками для копий. Он заготовил припасы на долгий путь, так как из живущих ныне никто не ходил так далеко, а предания рассказывали, что те, кто ходил ранее, даже самые быстрые, не возвращались быстрее, чем сменялось три полных луны. А маленький Яхга крутился вокруг, говоря: «Пэчуа-охотник, возьми меня на север. Я помогу тебе нести припасы, и ты сможешь идти немного быстрее. Я тоже умею ходить быстро, а если вдруг устану, нам вдвоём не будет скучно на отдыхе у огня: ты станешь мне рассказывать всякие истории, а я стану их слушать». И так он упрашивал, что охотник решил: когда-нибудь мальчик вырастет в хорошего охотника, а я могу помочь ему прямо сейчас, и согласился.
Полная луна успела умереть и вновь родиться, когда, наконец, мальчик и охотник подошли к проливу. Увиденное поразило Яхгу — он знал, что вокруг той земли, где жил он сам, где жили другие люди, где жила старая-престарая Абуэла, было много островов. Одни совсем маленькие, другие такие большие, что даже самый умелый охотник не мог дострелить из лука с одного края на другой. Но сейчас перед ними за широкой полосой воды лежал берег, у которого не было видно края ни с одной, ни с другой стороны. «Наверное там и есть север, — подумал Яхга, — и эта вода отделяет его от нашего юга». Однако он ничего не сказал об этом вслух, боясь подтверждения своим словам. Вдруг охотник отправит его домой, чтобы сияние севера не могло захватить душу мальчика, менее крепкую, чем его старая душа, закалённая дальними переходами...
Пэчуа тем временем собрал по берегу обломки стволов деревьев и связал их крепкой верёвкой, сплетённой из тюленьей кожи. «На этом мы можем переправиться на тот берег, — сказал охотник. — Гляди, Ягха, тут вода не больше двадцати полётов стрелы из хорошего лука. Если бы у нас было каноэ… Но у нас нет каноэ, а есть только то, что сделал я. Погляди на небо: Тупаа вышел посмотреть, всё ли у нас хорошо, значит с нами ничего не случится!». Таких ярких переливов мальчик не видел давно — красными и сиреневыми, переходящими в зеленовато-голубой цвет, сполохами Бог прогонял все страхи.
Плот получился небольшой и очень вёрткий, и два человека с трудом удерживались на нём, гребя обломками досок к «северной» земле. Но течение оказалось настолько быстрым, что плот отнесло из узкого места пролива на широкую воду. «Не бойся, — говорил охотник, — течение тут уже не такое свирепое, и скоро мы окажемся на земле. До неё осталось не более двух полётов стрелы, и Тупаа поможет нам».
Яхга посмотрел вверх — на небе по-прежнему вились ленты сияния, но они сменили свой цвет на призрачно-голубой. «Какой холодный цвет… Наверное, люди с бледной кожей имеют такой же цвет, — подумал мальчик. — Да ведь мы теперь ближе к северной земле, чем к южной, и то что я вижу — северное сияние! Оттого оно такое безрадостное и колючее!». Испугавшись пришедшей мысли, он уронил в воду обломок доски, которым грёб, а когда спохватился, тот был далеко от плота. А одним веслом против течения охотник не мог справиться...
Через день, когда и южный, и северный берега пролива были едва заметны, большая деревянная лодка — много больше, чем все, когда-либо виденные мальчиком, — такая большая, что в ней могли поместиться все люди ягана, подобрала его и охотника с плота. Люди с бледной кожей говорили на непонятном языке, и Пэчуа пытался объяснить им, что его надо высадить на большую северную землю, а мальчика — на южную. «Он не пропадёт на родной земле, он сумеет найти дом, ведомый сиянием Тупаа» —показывал знаками охотник окружившим его людям то на Яхгу, то на юг, то на небо.
Люди вокруг смеялись, пожимали плечами и, казалось, совсем не хотели понимать его просьбу. Но охотник настойчиво снова и снова монотонно без всяких признаков раздражения показывал, что он хочет от людей с большой лодки, и в конце концов так и вышло.

Мальчику люди с бледной кожей дали в дорогу вяленое мясо и рыбу, и подарили большой железный нож. Таких ножей на земле Яхгашага не было ни у кого. А охотник отдал ему своё кресало для разведения огня и показал, какая звезда приведёт его к дому. «Мы ещё встретимся, — сказал он, — и я сделаю из тебя великого охотника. Тебе когда-нибудь не будет равных, ты и сейчас зашёл туда, где наши люди не бывают, но тебе пора возвращаться. А я пойду дальше один за тем, за чем мы столько шли вместе. Без железных копий и крючков для ловли рыбы даже с таким ножом, какой теперь у тебя есть, сложно накормить всех людей нашего юга».
Через время, достаточное, чтобы только что родившаяся луна успела состариться, Яхга узнал места, в которых он бывал, охотясь со своим отцом. Но он так устал, что развёл огонь и сел около него немного отдохнуть, и тут его сморил сон. Так его и нашли спящим охотники, увидевшие дым от костра. А вернувшись домой он стал рассказывать, как злое северное сияние чуть не забрало души его и охотника, и как Тупаа послал спасение, дав северу на выбор много-много людей с бледной кожей, но бледное северное сияние захотело ярких красок и заманило Пэчуа в свои безрадостные края.
А когда ещё через две луны возвратился охотник с целой дюжиной железных наконечников для копий и железными крючками для ловли рыбы, которых было столько, сколько пальцев на руках у трёх людей, старая Абуэла рассмеялась и так сказала: «Разве может северное сияние похитить души людей ягана? Разве не защищает нас Бог, давший нам не только много рыбы в воде и животных в горах и на равнинах, но и то, чем мы можем охотиться на них, чтобы быть неизменно счастливыми?!» И она показала на небо, где переливались яркие красно-фиолетовые полосы доброго южного сияния.
Рассказы | Просмотров: 350 | Автор: GP | Дата: 23/09/20 20:54 | Комментариев: 10
1-50 51-100 101-150 151-163