Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45092]
Проза [8974]
У автора произведений: 57
Показано произведений: 1-50
Страницы: 1 2 »

Этот мир – для тебя, от светил до косматых комет.
Только тронь Млечный Путь – и созвездья счастливые ластятся.
Для тебя – и расхристанный Рим, и святой Назарет.
Оставался бы здесь. Для чего тебе страшная пятница?

Не спеши на Голгофу. Смотри, как печален Отец.
Но холстину с причастным вином собираешь до вечери
И уходишь из дома, накинув терновый венец,
Босиком по холодной воде к рыбарям недоверчивым…

И тебя поминая в быту, суесловно греша,
Звёзды с неба хватая, однажды постигнем, наверное,
Почему сумасбродная птаха – живая душа
Для кого-то дороже, чем вся неживая вселенная.
Религиозная поэзия | Просмотров: 148 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 10/04/21 18:37 | Комментариев: 5

Шатает с похмелья, оскал кривится. Безликий гранитный ряд.
Ей двадцать. Ему далеко за тридцать; за сорок; за пятьдесят…
А он говорил: смерти нет, послушай; живи, пусть умрёт другой.
Четырнадцать пуль не задели душу, а ей хватило одной.
Они так решили: играть без правил; ограбить судьбу, а там…
Сорвался с цепи белокурый ангел и рухнул ко всем чертям.
Ей двадцать; на вечность его моложе, бредущего вдоль оград.
А он говорит: смерти нет, но всё же… есть маленький личный ад.
Лирика | Просмотров: 144 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 10/04/21 18:35 | Комментариев: 4

Вдоль по Стодорожной к Тупиковой,
С вызовом на улицу Крамолы,
По квартирам ангел участковый
Ходит, составляя протоколы.

Здесь не вспомнят, кто ударил первым.
Так ли это важно, в самом деле?
Изводили медленно, но верно;
От пощёчин скулы багровели.

Полня гамом лестничные клети,
Лупоглазов грудится ватага.
Ушлые свидетели-соседи
Ядом дышат, пачкая бумагу.

Что теперь?.. Воздастся, да не свыше;
Дело не в казённом протоколе.
На руках у любящих, но бывших
Снова счастье умерло от боли.
Городская поэзия | Просмотров: 86 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 10/04/21 18:33 | Комментариев: 0

Заплаканная старость - полбеды;
Утешат были, скрасят небылицы.
Но меркнет свет, теряются следы,
И память умирает по крупицам...

Она его давно не узнаёт,
Глядит в глаза растерянно и жалко.
И сына ждёт... уже который год;
О нём одном и спросит у хожалки.

Он редкий гость. И то - на полчаса.
Дела... И сам не верит отговоркам.
Неправедной иконой в образах
Поблёкший снимок женщины с ребёнком.

Ему старушка молится на спас,
Со всей огромной нежностью, за сына.
И каждый раз, с "не-матерью" простясь,
По-детски плачет "бог" её бессильный...
Психологическая поэзия | Просмотров: 284 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 07/12/19 23:16 | Комментариев: 4

Барбос - бесподобный лохматый пёс,
Обласканный целым домом.
В устроенной будке живёт Барбос,
Питается лучшим кормом.

Косматый мужик до бровей зарос.
Кто пустит во двор такого…
Бродягу жалеет дворовый пёс
И носит куски съестного.
Городская поэзия | Просмотров: 247 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 18/11/19 17:18 | Комментариев: 0

Светлой памяти Юдина И.Г.

Пора душевных смут, негромких слов.
Топлёный воздух стелет поволоку
И вязко опускается с холмов
На Старую Смоленскую дорогу.

Бродяга-май раскрыл цветочный зонт,
В ладонях солнце рыжим апельсином.
Бежит волна, целуя горизонт,
По морю фиолетовых люпинов.

Нырни на дно, в духмяный полумрак…
Там старые воронки пасти щерят
И тени захлебнувшихся атак
Попрятались в заросшие траншеи.

Спроси, они ответят, почему
Полынь-трава заплакана спросонок.
...И вынырни, вдыхая тишину,
Глухую до разрыва перепонок.
Пейзажная поэзия | Просмотров: 323 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 16/11/19 09:11 | Комментариев: 4

Скажи, за что такая благодать? -
Спасатели диванные России.
И каждый твёрдо знает, как спасать.
И всякий - без пяти минут мессия.

Сегодня каждый суслик - агроном.
Безумству храбрых - лавры и веночки...
Спасатели приходят всем гуртом,
Спасители - всегда поодиночке.
Гражданская поэзия | Просмотров: 242 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 12/11/19 19:40 | Комментариев: 4

Живу как зверь, за сталью и стеклом.
Вгоняют в угол взгляды приходящих.
Звонки, гудки, слова… Казённый дом,
Бетонный пол и говорящий ящик.
И так сиротски хочется тепла…
Но только тычут пальцами разини.
И будка телефонная темна;
А я служу уродцем в магазине.

Рыдает крокодил и рвёт тельняшку;
В Гавану улетает Че Бурашка.


Психологическая поэзия | Просмотров: 325 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 12/11/19 19:35 | Комментариев: 2

Вырезано цензурой при выполнении задания "Вопросительный пейзаж" третьего этапа МКК "Собака Баскервилей".

Осень - актёрка. Мы верим её небылицам.
Шорох сусальной кулисы по никлой стерне…
Резвая бабка с глазами Леона-убийцы
Пилит адронный коллайдер на заднем дворе...

Вольно смолить на меже до последней затяжки,
Хлябь чернотропа месить, усмехаясь в зипун.
Вересень скачью ведёт золотую упряжку.
Заяц нахрапистый режет морковный табун…


Пейзажная поэзия | Просмотров: 246 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 06/11/19 09:53 | Комментариев: 2




Проигрыш: трымц-тымц-трымц...

Я здесь живу, на девяностой параллели,
Среди снегов и антарктических метелей.
И крылья наших вездеходов леденеют.
Идём по пеленгу на станцию "Восток".
А ты не думай, будто жизнь пошла на минус!
Достань походный котелок и старый примус.
И плескани "рабочей жидкости" глоток
За тех отважных, у которых не сложилось...

А мы живём на девяностой параллели;
В полярных сумерках которую неделю.
Но если силы и надежда ослабели,
Опорой твёрдой будет нам земная ось.
Пускай Антарктика - строптивая подруга,
Мы заколдованы её полярным кругом.
И даже ваш суровый северный мороз
Всегда приходит к нам зазимовать на юге.


Авторские песни | Просмотров: 317 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 03/11/19 20:08 | Комментариев: 10

Пройдя товарно-денежный отбор,
Как можно оставаться имяреком?..
Мы выжили. Но странно до сих пор
Любить в кредит, платить за гроб кешбэком.
Забился смертью чёртов пылесос.
Иваны без родства продали бездну.
Сансары поломалось колесо
О каменные души: не воскреснуть.

Былины о калиновом мосте –
Крутой блокбастер, с порно и поп-корном.
Поклонимся священной пустоте,
Осанну воспевая мониторам.

Знакомо, оцифрованный Шекспир?
Но кто-то же спасёт и этот мир?..

Философская поэзия | Просмотров: 262 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 20/10/19 21:08 | Комментариев: 2

На конкурс "Антиподы-два слова"-4

Съезжает на глаза фуражка капитана,
Гвардейский шоколад в замызганной руке.
Парит воздушный змей, детёныш дельтаплана,
Взмывая к облакам на тонком поводке…

…Потеряны ключи от неба безвозвратно,
Сквозь годы до тебя навряд ли докричусь.
Тогда любой пацан хотел стать космонавтом…
Но знаешь, Юра, я по-прежнему хочу...


Лирика | Просмотров: 257 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 01/10/19 09:19 | Комментариев: 4

У трапа стартовой ракеты
Он снял с лица противогаз;
И воздух гибнущей планеты
Наполнил грудь в последний раз.
Он обводил остудным взглядом
Дома над высохшим каналом,
Пустынный лимб и солнца нимб,
Венчавший в мареве Олимп.
В молчанье поодаль стояли
Не захотевшие уйти.
Прощайте! Доброго пути!
И марсиане улетали
К чужой планете, наугад.
Три миллиона лет назад...


Мифологическая поэзия | Просмотров: 278 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 19/09/19 21:38 | Комментариев: 0

"Любви начало было летом,
Конец - осенним сентябрем..."

Николай Клюев.


«Любви начало было летом,
Конец - осенним сентябрем...»©
Из года в год терзал поэта
Сезонных приступов синдром.

Клише, банальщина сюжета!
Так стыдно, хоть волосья рви!
Вдобавок - просют алименты
Плоды весенние любви...
Пародии | Просмотров: 285 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 16/09/19 11:46 | Комментариев: 7

Желтопад шуршукает по даче,
Нежит засыпающее лето.
Собирает старый неудачник
В пёстрые букеты звездоцветы.

Млечный Путь распахивает полог,
Внемля вопиющему в пустыне.
Осень, легкомысленный астролог,
Обещает горы золотые:

Что скорбеть осталось только малость,
А потери были не напрасны;
И придёт нечаянная радость,
И возьмёт протянутые астры...




Художник: Владимир Жданов.
Психологическая поэзия | Просмотров: 273 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 09/09/19 21:09 | Комментариев: 2

Утро красит нежным цветом
Мегамоллы и дворцы.
Просыпаются с обедом
Нашей родины отцы.

Либерал спешит на митинг,
Блогер пишет в Instagram,
На извозе дядя Митя,
Грузит ящики Рустам.

Оглашает переулок
Забубённым матерком
Человеческий окурок,
Недогашенный плевком.

Всё как надо, все при деле,
От балды и до елды.
Так чего же вы хотели
От священной пустоты?

В просветленье дурковатым,
Окрестясь, шагаю я
С красным знаменем и матом
К стенам древнего Кремля.
Гражданская поэзия | Просмотров: 280 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 06/09/19 07:53 | Комментариев: 7

Лохматый интересуется: а почему у нас нет рубрик "психоделическая поэзия" и " психоделическая
про
за"?


Хорошие рубрики ведь...

Всех неравнодушных прошу высказываться в рецензиях и комментариях к настоящему манифесту.
Если удастся собрать кворум, Лохматый от лица общественности подготовит обращение к администрации сайта с просьбой добавить означенные рубрики к уже существующим в разделе "Категория".
Диспуты и опросы | Просмотров: 387 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 15/08/19 09:47 | Комментариев: 70

Сложены в сумку мячи и орала,
Смята стихов тетрадь.
Грустному клоуну время настало
Цирк догонять.

Смотаны удочки, сточены лясы,
Дальше уж – как-нибудь…
На переправе сменяю Пегаса
На стратостат – и в путь!

Парки судьбу вышивают на пяльцах
Лучиком золотым.
Мысли мои – одинокие зайцы;
Скачут: тык-дым, тык-дым…


Медитативная поэзия | Просмотров: 327 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 12/08/19 12:45 | Комментариев: 2

В таверне бродяги гуляют в умат,
Братаются цы́ган и пьяный пират.
Выводит скрипач вензеля на струне;
Пират: йо-хо-хо! Цы́ган: ай-нэ-нэ-нэ!

«Цыганское солнце» над бухтой встаёт,
И в звёздах пиратских степной небосвод.
А воля одна – на земле и воде.
Пират: йо-хо-хо! Цы́ган: ай-нэ-нэ-нэ!

Братушки чудесят, стаканы звенят;
Махнули, не глядя, коня на фрегат!
А завтра – хоть плаха, хоть шея в петле…
Пират: йо-хо-хо! Цы́ган: ай-нэ-нэ-нэ!

Но вот начался безобразный дебош,
И цы́ган в горячке схватился за нож...
И кортик пиратский блестит при луне…
Пират: йо-хо-хо! Цы́ган: ай-нэ-нэ-нэ!

Весёлую жизнь и бесславную смерть
Отрадно принять и достойно – воспеть!
От лютого бреда мороз по спине;
Пират: йо-хо-хо! Цы́ган: ай-нэ-нэ-нэ!


Авторские песни | Просмотров: 290 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 10/08/19 00:45 | Комментариев: 0

В суетном бедламе беспредельном
Злейшие друзья всегда вдвоём.
Тёмный черновик черкает мелом,
Светлый пишет набело углём.

Сотней оправданий и уловок
Тёмным вся скрижаль обелена.
Светлый антрацитом правит морок;
Белены спадает пелена.

А пройдут назначенные сроки,
Всё умоет дождь, засыплет снег.
Только даты с чёрточкой в итоге
И почивший в бозе имярек.
Философская поэзия | Просмотров: 242 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 01/07/19 09:14 | Комментариев: 0

Он дарил ей мёртвые цветы
И духи с подделанным букетом;
Врал в стихах до сладкой дурноты,
Писанных застреленным поэтом.

Близкие дурачили её:
Вот же кавалер, которых мало!
И рядили в модное шмотьё,
Побрякушки жёлтого металла.

И такая вышла нелюбовь,
Что святых из дома выносили…
Сами наломали кучу дров,
А друзья добавили бензина…

…Сожраны священной пустотой,
Но переродились там, в нирване.
Жду тебя, лохматый и простой,
На клубничной розовой поляне.


Философская поэзия | Просмотров: 265 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 26/06/19 13:53 | Комментариев: 0

Ночь. В темноцветной роще
Зреет созвездий гроздь.
Трудно дышать наощупь;
Сны собираю в горсть.

Память бросает в штольни
Вящий пропащий дух.
Я заклинатель боли;
Я повелитель мух.

Маетно, сонно, вздорно
В сумраке головы…
Плевел роняет зёрна
Будущей трын-травы.
Медитативная поэзия | Просмотров: 355 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 10/06/19 08:12 | Комментариев: 7

Для Конкурс порошков отдыхательных



Профилакторий "Запарнасье",
Литературный высший свет.
Со мной в палате два пегаса
И Фет.

На пляже Пальма-де-Майорка,
Я этой встрече страшно рад.
А ты зови меня де-Ёлка-
Сержант.

Бухал весь отпуск на Майами,
Забыв про местный антураж.
А мог бы просто с мужиками -
В гараж.

Звеня цепями для острастки,
В турфирме призрак нёс байду:
Искал турне на отдых райский
В аду.

"Жуй мухоморы до кумара,
Потом раскуривай косяк." -
Учил на даче хиппи старый
Лося.


Юмористические стихи | Просмотров: 269 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 06/06/19 08:06 | Комментариев: 0

Источник вдохновения
Канцлер Ги, "Горные ведьмы".


В наш аул по зиме приходил адмирал
По фамилии Нельсон… Мандела.
Он был негр одноглазый, за правду страдал,
Ненавидел расизм и Отелло.
Приходил каждый год, не спросив никого,
Осушал «Саперави» и «Киндзмараули».
Только горные ведьмы любили его,
Потому что их тоже боялись в ауле.

Адмирал черепа горным ведьмам дарил,
Отжигал чунга-чангу умело.
Но не знали они, что в стране Сомали
Череп стоит дешевле чурчхелы.
Страхолюдно оскалив беззубый провал,
За банан подставляли обвисшие груди.
И печально смеясь, их ласкал адмирал;
Папуаски Гвинеи ещё страхолюдней.

А когда по весне уплывал он в загул,
Ведьмы горько на скалах рыдали;
В унисон причитая, молился аул,
Чтоб его каннибалы сожрали.
Чтобы сгинул навек в африканской дали,
Подавился в пути контрабандным боржомом,
А в далёкой и страшной стране Сомали
Чтобы злой крокодил откусил ему жопу.

Только горные ведьмы хранили его,
Бормоча заклинанья до хрипа,
От картечи, цунами, ножа, НЛО,
Боевого поноса и гриппа.
Он теперь президент самостийной страны…
Так храните и впредь его, старые дуры,
От импичмента, санкций, дефолта, войны,
Чтобы мирно цвели кишлаки и аулы.


Травести | Просмотров: 325 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 05/06/19 16:58 | Комментариев: 6

"Моя трагедия - комедий балаганных смешней,
И потому безумно мне дорога:
Я научился находить себе прекрасных друзей,
Но не могу найти по силам врага..."
Канцлер Ги.


Есть забулдыги-сослуживцы, ординарец-прохвост,
А вот с врагами получился курьёз.
Виной – смешная борода и очень маленький рост;
Враги таких не принимают всерьёз.

Оглобли-эльфы хохотали, орки ржали в умат,
Когда, кряхтя, на них секиру тащил.
Я очень грозен и свиреп, но мой убийственный мат
Ни одного врага, увы, не убил.

О где же, где же мне найти себе по силам врага?
Но даже людям я в прыжке по плечо.
Я мог бы хоббиту вломить, но быстро бегает, гад,
И метко бьёт издалека кирпичом.


Травести | Просмотров: 366 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 04/06/19 10:46 | Комментариев: 13

"Он проснулся поздно, он проснулся один,
Он изрядно выпил и страшно устал.
Был вчера крестоносец, потом - ассасин,
После - вдруг темным эльфом себя осознал."
Канцлер Ги.


Над ноутом постер Галадриэль,
Баллад недописанных ворох.
Бренчит на виоле усталый эльф;
Ему – безнадёжно за сорок.

На кухне пельмени и добрый эль,
Прокачанный блог – в «Инстаграме».
В столице сдаёт хрущёвку эльф –
Наследство от смертной мамы.

На форуме снова зовёт Леголас
Отмстить неразумному орку.
Но печень тревожит, на улице грязь,
И лень покидать берлогу.

Всё вроде неплохо, и жизнь удалась;
Сияют доспеха железки…
Уткнувшись в подушку, эльфийский князь
Рыдает совсем по-детски.
Психологическая поэзия | Просмотров: 297 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 03/06/19 12:47 | Комментариев: 11

На белом столе – отрывной календарь.
Исчёрканный лист – выписной эпикриз.
И день коченеющий искренне жаль,
Но ты – выдающийся таксидермист,
Человек-вчера…

И горе издохло, и счастье мертво,
И так повторяется тысячи раз.
Ты режешь и шьёшь, вычищаешь нутро,
Вставляешь стеклянные бусины глаз,
Человек-вчера…

В тебе нет "сегодня", а "завтра" не ждёшь;
И чучела дней, не мигая, глядят.
Музейный мирок – безупречная ложь;
Баюкаешь холод, а хочешь огня…
Человек-вчера.
Психологическая поэзия | Просмотров: 358 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 25/05/19 22:20 | Комментариев: 18

Я начал жизнь в пещерах и горах,
Но не стахановский шахтёр.
Когда я кости грыз на пустырях,
Вы пили линдонский ликёр.
Вы, увидав меня, не стройте рож;
Я тоже эльф, хотя и не похож.

За что вы бросили в меня стрелу,
А Гендальф посохом избил?
Сослать бы вас, господ, на Колыму;
О, если б мне набраться сил!
Вы Эру молитесь, он всё простит…
А я мочой лечу радикулит.

Вы ели плюшки матерей и жён,
У орков женщин нет, увы…
Их обещал придумать Саурон,
Когда вернётся из тюрьмы.
По Средиземью мыкаюсь один,
Не зная, кто и где меня родил…


Травести | Просмотров: 335 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 20/05/19 13:43 | Комментариев: 0

Люблю тебя, мой мордорский топор,
Товарищ грозный и разбойный.
Задумчивый Мелькор в Ангбанд тебя упёр,
На гномский бой точил свободный Торин.

Эльфийская рука тебя мне поднесла;
Точнее - засадила в назиданье.
Но в первый раз - не кровь хлестала из ребра,
А слёзы на ребро хлестали состраданья.

И светлые глаза, горящие во мгле,
Исполнились невысказанной болью.
И лезвие, торчащее в спине,
Сверкало в синем ореоле...

Так и торчишь с тех пор, зарок любви немой,
И, что ни говори, лежит меж нами бездна...
Да, я не изменюсь и буду орк душой,
Как ты, как ты, топор железный!



Подражания и экспромты | Просмотров: 323 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 18/05/19 21:29 | Комментариев: 9

Паучатимся мы, и давно – не наивные ламеры.
Мы нашли пятый гугл и WiFi протянули в клозет.
Я любуюсь тобой, поводя третьим глазом веб-камеры;
Тему вечной любви заменил безлимитный коннект.

По андроиду мне толстожопая офисность. Надо лишь
Причепурить страничку и модный залить аватар.
Там, по всем соцсетям, ты меня беззастенчиво лайкаешь,
И, уткнувшись в экран, засыпаешь, минуя реал...

Иронические стихи | Просмотров: 558 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 16/08/16 08:10 | Комментариев: 14



Мост Калинов по пьянке сожгли. Замостили бетонный.
Вот твой меч–АКМ и залатанный бронедоспех.
За спиной – мега-сити Содом под неоновой кроной.
Ну же, парень, не дрейфь! На кону гонорар и успех.

Сотни шрамов на теле души. И ни дома, ни близких.
Разменялась любовь по борделям, и скоро финал...
Голова с бодуна, а враги оторвали пипиську.
Ты конечно – ГЕРОЙ, патамушта чевойта страдал…

Посмотри, паладин: зло крадётся по плитам тревожно.
Пропускаешь удар, и мозги улетают за край…
Ах, какой моветон! Что за время... Но кто-то ведь должен?
Ну-ка, сударь, проспись и помойся! Но прежде – читай:

«Шепот, робкое дыханье.
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья…
…В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы,
И заря, заря!..»

(Афанасий Фет)
Иронические стихи | Просмотров: 500 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 12/08/16 20:40 | Комментариев: 3

Для конкурса "Письмо деду Морозу"

– Так стало быть, на покой собрался, Глеб Егорыч? – директор института смерил испытующим взглядом пожилого заведующего отделением. – Что так… скоропалительно?
– Всё лучше, чем скоропостижно… – угрюмо зыркнул исподлобья Глеб. – Надоело костлявой со мной в поддавки играть… Данилыч, не трави ты душу!
– Ишь ты, лирик нашёлся… Стихов не пишешь, нет? Ты хирург, Глеб! А распустил нюни как зелёный практикант!
– Старею… Уходить надо вовремя, Паша. Давай читай нравоучения молодым, а у меня за спиной целое кладбище…
– Ладно, извини, Глеб. Не на тебя злюсь… Неожиданно всё это, да ещё и под праздник. Кто там из тяжёлых у тебя? Нечаева?
– Нечаева. Состояние стабильно тяжёлое. В Москву её надо…
– В Москву-у-у... – протянул директор. – А помнится, было время, из Москвы к тебе ездили! Она до нового года-то дотянет? А ты говоришь – в Москву…
– Да пойми, Паша, не могу я оперировать! – в голосе Глеба звучала мольба. – У каждого есть своя грань, свой предел! Пятерых я не вытащил за месяц. Пятерых! Понимаешь?
– Понимаю, Глеб. Пятерых, за которых, кроме тебя, никто не взялся. Скажи… а за Нечаеву взялся бы?
– За неё бы и в Москве взялись…
– Глеб, ты и сам прекрасно понимаешь: не доживёт она до Москвы. В общем, давай так… Решай сам. Вот подписанное заявление, а вот… – директор замялся. – В общем, сам поймёшь. – на стол поверх заявления лёг конверт. – Почтальон сегодня принёс. Догадались, куда передать, нашли... Ну, не буду стоять над душой!
Павел Данилович ободряюще стиснул плечо старого друга и вышел из кабинета заведующего.
Глеб медленно поднял распечатанный конверт и достал из него сложенный вчетверо листок тетрадной бумаги, исписанный пляшущими печатными буквами.

«На северный полюс. Дедушке Морозу.
Дорогой дедушка Мороз!
Я просила у тебя на новый год куклу Барби. Не надо куклу! Моя мамочка сейчас в больнице. У неё очень сильно болит сердце. Пожалуйста, сделай так, чтобы она поскорее поправилась! Я буду очень-очень хорошо себя вести!
Настя Нечаева.»


Несколько минут Глеб сидел неподвижно, тяжело опустив локти на стол и закрыв ладонями лицо. Руки пожилого хирурга слегка подрагивали. Но постепенно дрожь унялась, вернулось выработанное годами самообладание.
Глеб отнял ладони от лица и откинулся на спинку стула, закрыв глаза.
«Сочтёмся ещё, костлявая, не спеши…» – глухо процедил он в пространство.
Скрипнул, выдвигаясь, ящик стола. И захлопнулся, скрывая в своих недрах заявление и письмо.
Привычным движением Глеб снял трубку телефона, набрал внутренний номер и произнёс уверенным деловитым голосом: «Алло, Лида? Здравствуйте, Морозов беспокоит. Готовьте операционную.»
Рассказы | Просмотров: 697 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 21/12/15 21:49 | Комментариев: 6

Для конкурса "Эпиграф"

"Там
потом
будет осень.
Коль выживу, значит, учту…
Мне б запомнить пора,
возвращаться – плохая примета."
(Лола Ува)


Старенький жёлтый «ЛиАЗ» дребезжал на колдобинах – пригородный автобус, вымерший в мегаполисах ещё лет двадцать назад.
На замызганном окне задней площадки виднелся стилизованный пятиугольник знака качества с надписью «СССР». За окном гулял ветер. Ветер правил миром: гонял по грунтовке ворохи жухлой листвы, по-мальчишески свистел в проводах, отчаянно трепал покосившиеся деревянные заборы частного сектора, стучал ставнями обветшалых домов, в которых доживали свой век старики.
Зазвонил телефон – назойливо, раздражённо.
– Савельев слушает, – сухо и официально.
– Николай… – настойчивый женский голос, преодолев сотни километров, вонзился в барабанную перепонку. – Перестань дурить! Завтра прилетают чехи. – Долгая пауза. – Коля… Мы взрослые люди. Давай встретимся и поговорим?
– Алла Дмитриевна... Доверенность у юриста. Принимай дела и вступай в должность.
– Ну, знаешь… – растерянно. – Не сходи с ума! Пойми, это… это всё было несерьёзно, просто увлечение! Или думаешь, я ничего не знаю о твоих романчиках на стороне?
– Знала и молчала? Ты права… Прости…
– Ты устал и нездоров, – покровительственные нотки. – Я пришлю машину. Где ты?
– В городе осени... Аля, скажи, а ты… любила?
– Савельев, ты старый идиот! – в сердцах.
Короткие телефонные гудки.

***
Октябрьск почти не изменился: уютный, провинциальный, малоэтажный, с неспешным ритмом и степенным укладом жизни. До него не добрались даже вездесущие супермаркеты – разноцветные коробки, чужеродные, режущие глаз.
Сразу пойти домой, на старую квартиру, решимости не хватало. Призраки прошлого терпеливо ждали своего часа. Подождут ещё немного. Можно было позвонить Лиде и застать её врасплох новостью о неожиданном приезде блудного брата, но хотелось побыть одному.
Ветер крепчал… Казалось, на старую площадь автовокзала слетелись ветра со всех сторон света. Они стонали и плакали, толкались и мешали друг другу, галдели и вкрадчиво нашёптывали о чём-то на разные голоса.
Сильный порыв сорвал с головы шляпу и покатил по мостовой. Плохая примета… Аля в чём-то права: не приведи Господь возвращаться в старые дома, будучи ещё в здравом уме. Такое может прийти на ум только идиоту. Или ходячему покойнику, чья душа почти досуха высосана большим городом. Говорят, что некоторые животные возвращаются умирать туда, где они родились…

***
Мальчишке было лет двенадцать. Белобрысый, немного курносый, он стоял посреди двора и глядел в небо, высоко задрав голову.
Вылитый Алёшка! В точности такой, каким рисовали его мечты и застарелая тоска. Вот только Алёшке сейчас исполнилось бы лет двадцать – двадцать пять…
Высоко над головой мальчишки величественно парил оранжевый воздушный змей с разноцветным хвостом.
– Ветрено сегодня… Алёшка! – сами собой сорвались слова, словно продолжая прерванный разговор.
– Погода мировая! – расплылся в улыбке пацан, ничуть не удивившись появлению незнакомого мужчины, продрогшего, с саквояжем в руках.
– Ты запускаешь солнце? – улыбка Алёшки была настолько заразительной, что невольно заставляла улыбаться в ответ.
– Я ловлю ветер!
– Ну и как, поймал?
– А то! – Алёшка звонко засмеялся. Колокольчики его смеха отозвались в груди так, что ёкнуло сердце. – Хочешь сам попробовать?
Катушка с натянутой леской перекочевала из рук в руки. Ладонь Алёшки была тёплой, совсем не по зябкой погоде.
С минуту воздушный змей трепыхался в бешеных воздушных потоках, потом резко дёрнулся и камнем рухнул на землю.
– Все взрослые одинаковые! – фыркнул Алёшка пренебрежительно. – Кто же так ловит ветер?
– А как… правильно?
– Нельзя лететь против ветра! – назидательно пояснил мальчуган, сматывая леску. – Иначе крушения не миновать!
– А если крушение уже произошло?..
– Ты о змее? Не боись, он у меня крепкий!
– Да так, скорее – о жизни…
– Ты летал против ветра? Зачем?
Этот простой вопрос совершенно неожиданно застал врасплох.
– Трудно сказать, Алёшка… Иногда кажется, что поступаешь правильно, разумно, живёшь с этой уверенностью почти полжизни, а потом оглядываешься назад, и… ничего уже не изменить. Только пустота и ветер…
– Почём знать? – Алёшка пожал плечами.– Осенью ветер переменчивый. И вообще, вы, взрослые, только и делаете, что жалеете себя!
– Тебе легко говорить!
– А ты вечно всё усложняешь! Не так ли? Взрослые это просто обожают!
– Вот я сейчас уши тебе надеру!
– Ага! – Алёшка монументально застыл с поднятым вверх указательным пальцем.
– Что «ага»?
– Повтори, что ты сказал! – потребовал мальчишка.
– Вот кто-то сейчас уши тебе надерёт!
– Кто надерёт? – Алёшка хитро прищурился.
– Кто, кто… Рассерженный старик Савельев, вот кто!
–Всё ясно: плох, но не безнадёжен, – поставил диагноз Алёшка. – Просто потерял сам себя. И ничего ты не старый!
– Ну, знаешь ли…
В пальто противно тренькнул телефон. На этот номер могла звонить только Аля. Пришлось, кряхтя, расстёгивать верхнюю пуговицу и лезть во внутренний карман, чтобы выключить назойливый аппарат.
– Слушай, Алёшка, а твою маму случайно не…
Но мальчишки уже и след простыл. Только оранжевый воздушный змей остался лежать в жухлой осенней траве. Ветер постепенно утихал…

***
Комната совершенно не изменилась, застыла во времени, словно в куске янтаря.
Когда-то здесь жил мальчик, шумный и непоседливый, бредивший научной фантастикой. Затем подросток, чей письменный стол был завален подборками журнала «Авиация и космонавтика». И наконец, молодой человек, мечтавший после армии о лётном училище или авиационном институте; уехавший отсюда покорять большой город.
А вернулся уже немолодой, потрёпанный жизнью торговец старыми авиационными запчастями. Ирония судьбы…
Родительская квартира напоминала музей. Но музей обжитой, без того духа тоски и запустения, который, как ни наводи порядок, всегда витает в воздухе. Удивительно, как Лиде удавалось поддерживать здесь домашнюю атмосферу. Казалось, что хозяева просто вышли ненадолго по делам и должны прийти с минуты на минуту.
Лидочка-Огонёк… Когда они виделись в последний раз? Пожалуй, лет десять назад. Лида всю жизнь потрясающе рисовала, ей пророчили большое будущее. Имея деньги и связи в администрации большого города, организовать для сестры персональную выставку не составило труда. На молодую талантливую художницу обратили благосклонное внимание, предлагали новые выставки, делали заманчивые предложения, но… Лида не захотела. После головокружительного успеха в большом городе она вернулась в родной провинциальный Октябрьск к детям и мужу, и кажется, была вполне счастлива.
Голова закружилась от нахлынувших воспоминаний. Вот в этом старом шкафу нашкодившая Лидка пряталась от праведного гнева мамы. А здесь, за огромным обеденным столом, по вечерам собиралось всё дружное семейство, а отец зачитывал вслух самые интересные заметки из свежего выпуска «Правды». Это была традиция…
Смеркалось. За окном снова поднимался ветер, раскачивая облетевшие скелеты берёз.
Возле этого самого окна, на краешке подоконника, юный Савельев когда-то старательно вывел красным химическим карандашом: «Коля + Надя = Алёшка».
Надпись обнаружила мама и долго стирала её мокрой тряпкой, ворча о падении нравов современной молодёжи, у которой на уме одни глупости. Она всегда ревновала сына к другим женщинам, даже к бабушке.
В тот раз всё закончилось первым серьёзным скандалом, положившему начало разладу в отношениях между матерью и сыном. Если бы время повернуть вспять…
Взгляд остановился на белой шершавой поверхности подоконника. «Коля + Надя = Алёшка» – надпись, выполненная красным химическим карандашом, казалась совсем свежей. Колени подогнулись, так, что пришлось схватиться за стенку.
Ветер за окном набирал силу…

***
Никак не удавалось заснуть. Сквозь мутную пелену дрёмы на поверхность воспалённого мозга всплывали полузабытые картинки из прошлой жизни…
…Наступили смутные и тревожные времена. Найти перспективную работу стало почти невозможно, предприятия закрывались одно за другим. Рассчитывать на заработок можно было только в больших городах.
Во время прощания на автовокзале Надю терзали дурные предчувствия.
Долгие слова, долгий поцелуй на прощание… Каждого ждал свой большой город. Тогда казалось, так больше шансов зацепиться на месте и найти работу, чтобы потом снова встретиться и никогда уже не расставаться.
Там же, на автовокзале, состоялся символический ритуал обмена обручальными кольцами, словно они могли уберечь любовь и послужить порукой будущей встрече через месяц. Месяц – это такой пустяк, когда впереди целая жизнь…
Два жёлтых автобуса, деловито пофыркивая моторами, тронулись почти одновременно, в разные стороны.
В тот день тоже был сильный ветер. А через две недели обручальное кольцо пришлось заложить в ломбард, чтобы не умереть от голода…
***
Утро принесло облегчение. Темнота отступила, а скелеты послушно попрятались по шкафам. Главное – нашлось простое и логичное объяснение таинственному появлению надписи на подоконнике.
Лида обладала уникальной фотографической памятью, и если уж она превратила старую квартиру в семейный музей, то мимо той знаковой истории точно не могла пройти. Конечно, ей тогда было всего лет десять, но Лида и в неполные шесть научилась виртуозно подделывать подписи и почерки учителей в школьном дневнике лоботряса Савельева. В награду её всегда ждала сладкая взятка – кулёк нежно любимых ирисок «Кис-Кис».
Разумеется, она вовсе не собиралась устраивать мистификацию с этой злосчастной надписью. Вот только непутёвый братец даже не удосужился сообщить о своём приезде.
Захотелось немедленно позвонить Лиде, встретиться с ней, обнять и поговорить обо всём на свете.
Телефон довольно запиликал, включаясь. Чтобы не искать очки, пришлось поднести аппарат к лицу.
Трубка выскользнула из ослабевших пальцев и обиженно звенькнула о кухонный кафель. На правой руке поблёскивало обручальное кольцо. Совсем новенькое, оно накрепко вросло в безымянный палец так, словно украшало его долгие годы. Наверное, так и начинают сходить с ума…

***
С мамой примирила только смерть, когда стало уже неважно, что это было тогда: ревность или обычные женские сплетни.
Надя уехала из Октябрьска обратно в большой город, не дождавшись возвращения жениха всего два дня, не оставив никаких весточек. Что внушали ей завистницы и кликуши, о чём злословили? Не о том ли, о чём потом судачила мама, в ярких красках расписывая сыну модные заграничные наряды Нади, её крутых ухажёров? «Будто подменили девку! По рукам пошла!» – всплёскивала она руками, изображая возмущение и негодование…
…Годы спустя, когда начал наконец думать собственной головой, искать Надю, то объясняться было уже не с кем: большие города питаются душами приезжих, а потом выбрасывают опустошённые тела на обочину жизни с балконов расцвеченных неоном высоток…

***
Должно было быть что-то ещё: послание из прошлого, которое так и не дошло до адресата, но так часто вставало перед мысленным взором в минуты тоски и меланхолии…
Интуиция безошибочно повела к старому секретеру, в котором с незапамятных времён хранились семейные архивы.
На пол посыпались перетянутые бечёвкой стопки квартирных квитанций, ветхие фотоальбомы, пожелтевшие письма… Одно письмо, запечатанное в обыкновенный конверт с видом на московский главпочтамт, выглядело так, как будто его положили в секретер не четверть (без малого) века назад, а только вчера.

«Милый мой Коленька!
Я не верю ни единому слову из того, что о тебе говорят.
Просто я хочу, чтобы ты знал: я всегда любила и буду любить только тебя! Слышишь! Только тебя!
Я чувствую, что скоро может случиться что-то плохое, но всё это глупости. Знаю, что ты меня тоже по-прежнему любишь, и скоро мы навсегда будем вместе!
Я нашла в большом городе жильё и работу. Деньги небольшие, но мы как-нибудь справимся. Как только вернёшься в Октябрьск, пожалуйста, позвони! Я не могу без тебя больше!»
Адрес и телефон.

***
«Набранный вами номер не существует, номер не существует, номер…» – монотонно повторял женский голос.
Чудес не бывает. И Нади тоже… не существует уже двадцать лет. Безумие, просто надвигается безумие, вот и всё… Взгляд остановился на оранжевом воздушном змее, который вчера, а может, жизнь тому назад, Алёшка оставил лежать на пожухлой осенней траве. Забыл? Или…

…Пустырь начинался за дворами. Шквальные порывы сбивали с ног, и казалось, что если каким-то чудом змей взлетит, ураган тотчас порвёт его на мелки клочья и унесёт за серый горизонт осеннего неба.
Змей почти сразу уверенно встал на крыло и замер над головой, едва покачиваясь в бурном воздушном потоке. Сначала медленно, а затем всё быстрее катушка начала раскручиваться в руках. Ощущение полёта постепенно захватывало. Тонкая неразрывная нить протянулась между воздушным змеем и человеком, стоявшим далеко внизу.
В кармане заиграл телефон: тревожно, завораживающе.
Пришлось отпускать леску, крепко сжимая катушку одной рукой.
– Вы мне звонили? – пауза длиной в целую вечность. – Это… ты?
– Надя… Наденька…
Резкий порыв ветра вырвал из руки катушку. Оранжевый воздушный змей, отчаянно кружась в потоке, ринулся в неизвестность, унося на себе одинокого пассажира – искалеченную человеческую душу…

***
Старенький жёлтый «ЛиАЗ» дребезжал на колдобинах.
Я почувствовал, как кто-то игриво пихнул меня в бок:
– Эй, лётчик, очнись! Почти прилетели!
Рядом, на обтянутом дерматином автобусном диванчике, сидела Надя – немного повзрослевшая и удивительно красивая…
Мой взгляд остановился на эмблеме октябрьского аэроклуба, нашитой на рукав собственной фирменной куртки.
– Коля, да что случилось? Ты просто сам не свой!
– Знаешь… Я вдруг на минуту представил… Помнишь, как мы прощались тогда, на автовокзале? А что, если бы мы… всё-таки разъехались по большим городам? Если бы потеряли друг друга?
Надя вздрогнула и крепко прижалась к моему плечу.
– Ну зачем об этом думать? Мы ведь всё-таки не уехали! Я и не знала, что ты умеешь так быстро бегать за автобусами!
– А если… если бы я тебя не догнал?
– Какой же ты у меня дурачок! – Надя понарошку нахмурилась. – Да я уже ругалась с шофёром и требовала остановиться, когда пассажиры загалдели о каком-то ненормальном, который бежит по дороге, кричит что-то и размахивает руками!
– Я… я всё равно бы тебя догнал! Веришь?
– Верю! – ответила Надя совершенно серьёзно. – Иначе бы ты не был самим собой!
«ЛиАЗик» дёрнулся и затормозил. Двери с шипением отворились, выпуская пассажиров.
На автобусной остановке встречал Алёшка. Он держал в руках оранжевого воздушного змея с разноцветным хвостом и улыбался…

Рассказы | Просмотров: 773 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 18/12/15 21:00 | Комментариев: 11

Всё те же вихри листопада,
Всё тот же дятел на суку,
Коров непуганое стадо,
Резвясь, пасётся на лугу.

Рассыпал дождь гирлянды капель,
Хандра съедает без причин…
Я горько плакаю, читатель,
Об чём тебе и сообщил!
Сатирические стихи | Просмотров: 599 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 18/12/15 16:39 | Комментариев: 1

Я часто просыпаюсь от собственного крика. Бьюсь на койке, словно рыба, выброшенная на берег, и жадно ловлю перекошенным ртом прогорклый больничный воздух.
Хрип переходит в стон. Глаза застилает едкая туманная пелена. Мгновение – и слёзы ручейками устремляются по щекам, вымывая из глаз липкие тёмные клочья кошмарных видений. На туго перебинтованной груди медленно протаивают бурые пятна.
В такие минуты Марк всегда рядом. Сильными ладонями он крепко сжимает мои содрогающиеся плечи и что-то говорит, говорит… Никогда потом не могу вспомнить его слова. Я вообще почти ничего не помню…

***

Тусклый желтоватый свет, белые стены приёмного покоя – моё первое воспоминание. Марка привезли вместе со мной, положили в одну палату. Говорят, такое здесь случается редко. Статный седоватый врач долго листает мою карту, с лёгким удивлением смотрит на Марка и спрашивает утвердительно: «Я оформляю направление на двоих? Ты у нас ненадолго, но формальности…» Высокий худощавый Марк кивает так, словно речь идёт о чём-то само собой разумеющемся.
Он – необычный юноша: изящный, с тонкими, почти женскими, чертами лица, гривой пшеничных волос. Кто он? Как сюда попал? Время от времени пытаюсь разговорить Марка, но каждый раз он или отмалчивается, или уводит разговор в сторону.
Не знаю, сколько мы уже вместе. Время в больнице течёт совершенно иначе, по своим законам, а может, его здесь и вовсе нет. Тусклый свет, блеклые выцветшие краски, бесконечные коридоры с множеством дверей и палаты без окон, особый режим. Мысли мои часто путаются, словно в горячечном бреду, заплетаются в мохнатый клубок. Память возвращается медленно и неохотно, смутными разрозненными обрывками старой чёрно-белой киноплёнки. Никак не могу вспомнить своё имя. И всё кажется, будто зовёт меня кто-то – жалобно, издалека. Дежурный врач хмурится и говорит, что это скоро пройдёт, что так часто бывает, особенно в моём случае; что навязчивые мысли отступят и придёт покой, не успеют и Марка выписать.
Но Марка не выписывают. Похоже, это всё больше беспокоит его.
Оберегает он меня неустанно: приносит из больничной столовой тёплую манку, которую врачи почему-то считают очень полезной, успокаивает и просит набраться терпения. Я плохо ориентируюсь в пространстве, всё плывёт и смазывается. Марк говорит, что ожоги на моём лице начинают потихоньку заживать, и только рана в груди не даёт покоя – ноет и кровоточит, особенно после кошмаров – падения в пустоту небытия, в котором тебя нет…

***

Здесь много тяжёлобольных, особенно – обгоревших и парализованных. Пожалуй, только Марк внешне выглядит здоровым.
Пациенты разговаривают друг с другом редко и неохотно, каждый погружён в собственные мысли и переживания. Да и какой из меня собеседник? Многие помнят о себе гораздо больше. А у меня есть только голос, зовущий то тише, то громче. Рассказываю о таинственном голосе Марку. Кажется, это его слегка огорчает…

***

Сегодня снова привезли двоих. Точнее, сильно обгоревшего пациента сопровождает хмурый кряжистый субъект с недобрыми глазами-буравчиками. Санитары катят каталку по коридору, сопровождающий что-то втолковывает врачу. Успеваю подслушать обрывки разговора.
«Зачем только вы таких доставляете? И почему ты, а не напарник?..»
«Положено – вот и доставил… Напарник здесь уже не нужен. Он дело в архив канцелярии сдал, по своему ведомству… шансов на выздоровление никаких…»
«…И в чём ещё только душа держится… в хоспис конечно…»
… Эта братия живучая… да недолго ему уже… восемь огнестрельных…»
«Да, редкий случай… И чего они так за жизнь цепляются?»
«А за что им ещё цепляться?..»
Я уже знаю, что в больнице есть крематорий, примыкающий к отделению для безнадёжных больных. Практично, что и говорить…
За следующим завтраком узнаю от Марка, что давешний пациент скончался.
«Совсем обгоревший он был, как головешка, – мой сосед сокрушённо вздыхает. – Так весь в золу и вышел, ничего не осталось…»

***

Колода времени, проведённого в больнице, медленно и своенравно тасуется в моей многострадальной голове. Начинает казаться, что карты дней выпадают совершенно произвольным образом. Одни вызывают ощущение дежа вю, другие и вовсе противоречат здравому смыслу: вот я рассматриваю в зеркале почти зажившие шрамы, вот снова вижу в нём лицо со следами сильных ожогов, а врач успокаивает, что я вовремя успел, поэтому шансы на выздоровление неплохие. Лишь некоторые вещи остаются неизменными: непреходящие кошмары, уродливая рана на груди, зовущий голос, Марка по-прежнему не выписывают…
В нашу палату подселили новенького – тщедушного, заходящегося в кашле старичка с серым лицом. После каждого приступа на его землистых щеках выступают крупные пунцовые пятна. Представляется старичок Михал Митричем.
«Не берёг я себя никогда! – то и дело сокрушается он. – Хорошо ещё, сюда определили, может, подлечат… Спасибо старухе моей – просила, хлопотала. Эх, виноват я перед ней, дурень старый… Всю жизнь крепко обижал, а она – вишь, как…»

***

Калейдоскоп дней продолжает беспорядочно мельтешить. С большим трудом мне удаётся складывать из него осмысленную цепочку событий.
После тяжёлого приступа Михал Митрича от нас отселяют, поговаривают, что дела его совсем плохи, то ли в реанимацию перевели, то ли и вовсе в хоспис.
Мы с Марком снова остаёмся вдвоём. В который уже раз пытаюсь вывести соседа на серьёзный разговор: «Марк, ты вправду тоже совсем-совсем ничего не помнишь? Опять молчишь…»
«Ну, зачем ты? – в голосе Марка звучит неподдельная горечь. – О себе лучше подумай! Сколько изводиться будешь, рану бередить? Забудь, забудь обо всём, и о голосе, и о кошмарах. Ты учти, меня выпишут скоро; придётся тебе здесь только на себя да на врачей надеяться, как и всем остальным!»
«А ведь не выпишут тебя, Марк… – пронзает молнией внезапная догадка. – Пока звучит голос – точно не выпишут. И мы ведь с тобой вовсе не в больнице, верно?»
Сосед тяжело вздыхает и отводит глаза: «Пойми, мне нельзя врать! Это место называют по-разному. Но самое близкое определение – госпиталь. Госпиталь для душевнобольных…» – «Да, положение… Слушай, дружище, я конечно не представляю, как и во что мы впутались. Только чувствую: крепко мы с тобой связаны…. А давай… устроим побег? Если и пропадать, всё лучше – на воле».
Марк с удивлением и любопытством смотрит на меня.
«Ты не спеши отвечать! – добавляю торопливо. – Обдумай всё хорошенько, ладно? Но видишь сам, выписаться отсюда, похоже, можно только через крематорий!»
Слушая мои слова, Марк сдержанно улыбается, так, словно я говорю что-то очень смешное. Впервые вижу его в таком настроении.

***

Выписывают Михал Митрича, в пух и прах разбивая мою крайне сомнительную версию о секретной подземной клинике для жертв тайных экспериментов, страдающих безумием и амнезией. Не знаю, что сотворили местные эскулапы с нашим стариканом, который теперь буквально светится здоровьем. На минуту он заглядывает в нашу палату, неловко прощается:
«Ну, хлопцы, не поминайте лихом! – и немного смутившись, добавляет, глядя почему-то в мою сторону. – Парень… ну, просьба к тебе есть… Старуха моя шибко набожная… Где уж мне… Ты, того… сделай доброе дело, ладно? Как выпишут, поставь свечку за здравие. Анной её зовут…» – «Да когда ещё меня выпишут, Михал Митрич!» – «Выпишут, выпишут, не сомневайся! Пришла на тебя сверху бумага, парень, оформляют уже. Сам в кабинете главврача видел!»
Старик ещё больше смущается и почти бегом покидает нашу палату.
«Чудной старикан! – делаю вид, что не замечаю погрустневшее лицо Марка. – Можешь считать меня душевнобольным. Да так оно и есть, пожалуй... Я ухожу сегодня после обхода. В любом случае». – «Ты ничего не понимаешь! Уйти отсюда можно только здоровым! И тогда всё у тебя будет хорошо! Но…» – «Что «но»? Опять недоговариваешь, Марк!» – «Иногда… очень редко… отсюда можно вернуться…» – «Не вижу никакой разницы!» – «Разница огромная. Если вернёшься, неизвестно, как всё сложится! В каком состоянии ты попадёшь сюда в следующий раз? И попадёшь ли вообще? Если бы не авария…» – «Авария? Я… умер?» – «Да нет же! Иначе бы меня здесь не было!» – «Не понимаю… Но, пожалуй, я не сильно обгорел…» – «В том-то и дело! Обгореть не успел, а вот накоптил уже изрядно…» – «Почему я почти ничего не помню, Марк?» – «Ты знаешь…» – «Потому… потому что… мне нечего вспоминать, да?»
Отчаянно напрягаю память. В голове проносятся смутные картинки, чьи-то светлые образы, солнечные воспоминания из детства. А ещё голос, который зовёт меня всё сильней. Остальное – пепел…
«Неужели я такой страшный человек, Марк?» – «Обычный… – пожимает плечами. – Непутёвый только и легкомысленный. В добре живёшь, а добра не замечаешь». – «Я бы потерял… её, да?» – «Хуже. Ты бы её просто сжёг, заставляя выбирать между любовью к тебе и жизнью собственного сына – испепелил бы всё, что у тебя оставалось. И сам бы сгорел». – «Что… мне делать, Марк?» – «Ты знаешь…» – «Дырка в груди, она…» – «Сильно болит?» – «Сильно…» – «Это хорошо. Значит, не всё потеряно».
«Пусть возвращается… – в палате незаметно появляется седоватый заведующий отделением, ободряюще кладёт руку на плечо Марку. – Всё-таки мы неплохо подлечили его, у парня есть шансы на выздоровление».

***

Свет сменяется темнотой, а темнота – светом... Долго прихожу в себя… Открываю глаза…
Тусклая желтоватая лампа под потолком, белые стены. Меня куда-то везут на каталке. Мимо неспешно проплывают больничные койки. Возле одной из них суетится молоденькая медсестра и плачет пожилая женщина в чёрном платке. На койке старик. Спокойное умиротворённое лицо. Михал Митрич…
Из коридора доносится шум, крики: «Куда ты? А ну, постой! Да в палату, в палату его везут, дурёха! А ты что подумала?»
Слышу скрипучий голос пожилой санитарки: «Да пусти ты её! Пятый день девка из-за этого дурака убивается! Ишь ты, вернула его всё-таки… А говорили – не выкарабкается; машина вдребезги была…»
Надо мной склоняется знакомое лицо – самое прекрасное на свете, с растёкшейся и размазанной тушью, заплаканными опухшими глазами…
Чувствую на своей груди ласковые родные ладони. Машинально вскрикиваю. Но вместо привычной боли по телу разливается невероятное тепло, которое невозможно описать словами. Знаю совершенно точно, что подобного я никогда не испытывал до и никогда не смогу испытать после – с кем-то другим.
Силюсь сказать что-то самое главное… Но я ещё слишком слаб. Единственное, что удаётся в конце концов прошептать: «Давай… назовём его… Марк…»
Вижу сердцем: по правую сторону больничной каталки стоит он. И чуть смущённо улыбается.
Рассказы | Просмотров: 783 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 19/11/15 14:17 | Комментариев: 4

«Сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок!»
А.С. Пушкин


«Ох, уж эти мне сказочники!»
В.Ф. Одоевский




Манифест дуэли

Прежде всего скажу, что задание было не из самых лёгких. Сказки – особый жанр, требующий специфических навыков и авторских подходов.
Отдельно стоит отметить, что определённые трудности участников вызвала жанровая классификация. Что такое сказка? Чем она отличается от легенды и каковы особенности авторской сказки, которую и должны были придумать участники дуэли?
И сказки, и легенды относятся к фольклору – устному народному творчеству, основанному на культурно-исторических и морально-нравственных аспектах развития того или иного этноса, его представлениях об окружающем мире, особенностях менталитета и социальных отношений. И в том, и в другом жанре присутствует вымысел и гиперболизация, нередки волшебство и героизация персонажей. Но есть и существенные различия.
В отличие от сказки, легенды основаны на реальных событиях, либо претендуют на всамделишность. Поэтому эпичный мир легенд разнообразен с точки зрения сюжета и персонажей. Нередко и сами персонажи являются прототипами исторических личностей.
Сказки – повествовательный художественный жанр, в котором народный вымысел сочетается с устойчивыми повторяющимися сюжетными линиями, клишированными персонажами, типовыми предметами и лексическими повторами (например: лексические повторы – «добрый молодец», «в некотором царстве»; типичные герои – дурачок, злая мачеха; сюжетные клише – прохождение трёх испытаний, встреча с бабой Ягой, «в бочку засмолили и в море синее пустили»; типичные предметы – меч-кладенец, шапка-невидимка, живая и мёртвая вода). Сказки – своего рода усреднённое выражение массового бессознательного. Сказки носят, как правило, воспитательный характер (присутствует мораль), но при этом выражена и увлекательная составляющая.
Особым видом являются авторские сказки. Отчасти авторские сказки заимствуют традиции народных сказок, нередко стилизованы под них. В то же время в общем и целом для авторских сказок характерен уход от шаблонов (они используются как антураж), психологические портреты персонажей глубже прописаны, отличаются индивидуальностью, сюжетные линии более разнообразны.
Ну а теперь плавно переходим к конкурсным работам.

Безумная Машенька

По жанру произведение в целом соответствует жанровой принадлежности. В то же время, клишированность и шаблонность в большей степени характерны для фольклорных сказок.
Несколько слов по тексту.

«Женился на самой красивой девушке, что нескольким сватам до него отказала, по взаимной любви и согласию.»
Неудачная инверсия. Получается, что девушка отказала по любви и согласию.

«Шепчутся за спиной – родителей, дескать, извела, что же дальше-то будет?»
Логика мне непонятна: отец погиб на войне, мать умерла от горя. Какой спрос с бедной сироты? Как она могла кого-то извести?

«- Кто там?
Не ответил никто, только шаги удаляющиеся послышались.»

Меня терзают смутные сомнения… Очень уж похож этот Ктотам отнюдь не на фольклорного, а на авторского персонажа – галчонка из «Простоквашино». smile

По сюжету тоже имеются вопросы. Ну, во первых, не такой уж крутой защитник этот Ктотам оказался: промолчал, что золовки стоит остерегаться да замуж не ходить за человека, который вот так запросто начал поколачивать жену, а потом и вовсе выкинул её на улицу. Да и то, что говорил он голосами старосты, урядника и воеводы, в конце концов оказалось медвежьей услугой.
Финал, на мой взгляд, вымучен. В чём мораль, непонятно. Чтобы не дать Машеньке свести счёты с жизнью, появляется призрак Ктотама… Кстати, возвращение этого неудачливого защитника можно было и поинтереснее обыграть. Например: завял цветок, а Маша нашла семечко от него и вырастила новый.

Оценка: 3 балла.

Легенда о тунгусском Солнышке

Интересный рассказ в духе северных легенд. Но именно легенд, а по условиям задания требовалось написать сказку.
В основе легенды, насколько я понял, лежит интерпретация падения Тунгусского метеорита с точки зрения культуры эвенков.
Правда, при чём здесь «тунгусское солнышко», я так и не понял. Да, так звали героиню. Но, собственно, ни Дылачакан, ни Хисэ не успели совершить ничего героического. И Дылачакан после гибели возлюбленного отнюдь не солнышком стала, а звездой, которая криком и взрывом едва не погубила всё живое вокруг. Не сходятся как-то концы с концами, персонажи «не работают».
Вообще, хорошо бы разобраться, сколько в легенде авторского. Пересказ ли это или произведение по мотивам северных легенд. Сложилось впечатление, что заданного объёма не хватило и многое пришлось сокращать или переделывать.
Начало, впрочем, было обнадёживающее:
«Да, Буга`*. Родилась Дылача`кан*. – помолчал и добавил: - Но недавно родился Зверь…»
После такой интриги, разумеется, представляются самые смелые эпико-героические картинки. Ожидаемо, что этот самый Зверь (с большой буквы), гроза всего Срединного мира, схлестнётся с избранной духами Солнышком в лютой схватке.
Но, увы, увы. На поверку Зверь оказался не так уж и крут. Всё, на что хватило волка – сожрать суслика и убить сына охотника.
Солнышко тоже не проявляла никаких особых качеств и вообще выступала чуть ли не второстепенным персонажем до самого финала – обычная влюблённая девушка.
Да и в финале взошедшая звезда, кричащая от горя и сеющая разрушения, смотрится как-то… искусственно. Легенды конечно бывают разными, но по самой очевидной логике роль всё разрушающего Зверя должна бы выпасть именно метеориту.
Резюмируя, могу сказать, что на мой взгляд история (с точки зрения персонажей и сюжета), хотя и печальная, но совершенно бытовая, не легендарная: волк загрыз сына охотника, а его девушка с горя стала кричащей звездой и взорвалась.
Легенду тяжеловато читать из-за специфических слов из языка эвенков, приходится постоянно останавливаться и «нырять» в сноски. Да, они прекрасно создают антураж, но и мешают восприятию.
Как вариант (на уровне приёма), можно размещать значения некоторых слов прямо в тексте. Например: «Да, Буга, творец земли и хозяин верхнего мира. Родилась солнышко – Дылача`кан.» С такими подсказками легче воспринимать текст, не нужно постоянно переключаться на сноски.

Оценка (с учётом снижения за несоответствие жанру): 4 балла.
Обзоры | Просмотров: 750 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 22/10/15 03:40 | Комментариев: 6

Прежде, чем высказаться о каждом рассказе, обращу внимание на две вещи, одна из которых меня порадовала, а другая – не очень.

Порадовало, что оба автора обстоятельно подошли к заданию и написали всамделишные рассказы – с сюжетом, героями, композицией, авторской идеей и выводами.

Но как-то не порадовал подход к раскрытию идеи и в первом, и во втором случае: слишком, слишком, слишком много сказано, просто чрезмерно! Рассказы полностью заполнены и тщательно разжёваны, не оставляя читателям ни малейшего шанса дать собственную оценку и сделать самостоятельные выводы, да и просто поразмыслить.

Всё сделали за них авторы. А ведь в любом произведении важно не то, что сказано, а то, что недосказано, что заставляет читателя думать, строить собственные ассоциации, примерять на себя образы героев, судить и оправдывать, сопереживать. Недаром считается, что одна из главных задач автора – указать нужное направление, подтолкнуть на правильный путь.

Даже самый очевидный и банальный намёк, касающийся авторской задумки, много лучше, чем её донесение прямым текстом.

Впрочем, героев, условия и ситуации авторы создали добросовестно, а дальше – словно растерялись «посередине спектакля», вышли из-за кулис и начали подробно втолковывать: что, к чему, зачем, и какие из этого следует сделать выводы. Но ведь читатель, если он не полный дурак, сам во всём прекрасно разберётся! Это всё равно, что загадать загадку «Зимой и летом одним цветом?», и тут же самому воскликнуть: «Да это же ёлка, ёлки-палки!», а вдобавок – подробно рассказать, почему ёлка одним цветом, чтобы, не ровен час, читатель не сделал каких-нибудь ошибочных выводов. smile

На протяжении всего конкурса я экспериментировал с разными подходами к системе оценки работ, условно упрощая её всё больше, пока не вернулся к традиционным от 1 до 10 баллов за всё в кучу. smile Даже «раздельный учёт» за технику и за художественную ценность в конечном итоге давал «достаточную погрешность» и я частенько ловил себя на мысли, что итоговая оценка – вовсе не та, которую я бы поставил, оценивая конкурсные работы в общем и целом. Слишком уж всё взаимосвязано – и техническая, и художественная часть – на уровне восприятия.

А теперь – чуть более подробно о самих рассказах.
 

«Обычное понятие».

Рассказ о том, как люди на войне постепенно привыкают к бомбёжкам и обстрелам, перейдя определённый психологический порог чувствительности, в том числе чувства страха, и начинают воспринимать ужасы боевых действий как часть повседневного быта. С той лишь разницей, что не знаешь, будешь ты жив в следующую минуту или погибнешь. А может, погибнет кто-то из близких.

Подход к теме классический, но, повторюсь, слишком много говорится прямым текстом. А ведь достаточно даже просто визуального ряда.

Вот площадь у торгового центра после обстрела, вот обезумевшая от горя мать, раскачивающаяся над своим убитым ребёнком, испуганные лица свидетелей драмы. А вот, всего какой-то час спустя, жизнь возвращается в прежнее русло: торговцы перебирают испорченный обстрелом товар, вяло ругаясь, прохожие идут по своим делам, кто-то даёт интервью репортёрам… Сама по себе эта картинка уже о многом говорит и не требует лишних комментариев.

Над названием я бы посоветовал ещё подумать. Слово «понятие» кажется в нём не слишком уместным, не отражающим смысл.

Ведь для людей происходящее вокруг – не понятие, а жизнь и смерть, обычная война, в конце концов, если подчёркивать её схожесть с другими войнами, проводить параллели.

Теперь о героях. Они – журналисты, делающие репортажи из горячих точек. Названия мест опускаются намеренно. Дело не в политкорректности; не давая чёткой топографической привязки, автор намекает, что по большому счёту никто не застрахован от войны, которая завтра может прийти в твою страну, твой город, постучаться в твой дом. Мир, кажущийся таким прочным в мирное время, всего лишь иллюзия, зыбкая и эфемерная.

Главный герой – опытный прожжённый журналист. Героиня, очевидно, совсем молодая стажёрка, ещё и пороха не нюхавшая.

Эту разность восприятия автор начал было обыгрывать, попытался вдохнуть в персонажей жизнь, индивидуальности, но… весьма быстро начал использовать героев просто как свои глаза, уши и голос, рассказывающий по большому счёту и так понятные вещи.

Впрочем, хотя и слишком явно, проводится и другая интересная мысль: да, люди перешагнули болевой порог, смирились с неизбежным, волна насилия и горя настолько захлестнула их с головой, что больше всего хочется мирных «пасторальных» сюжетов, хоть про цветочную клумбу. Лишь бы ненадолго отвлечься и переключиться, вспомнить, какой она была, жизнь до войны, с тысячью привычными мелочами, которые по-настоящему начинаешь ценить, потеряв всё и смирившись с неизбежным.

Оценка: 6 баллов.
 

«Чайка».

Рассказ мелодраматичен, но неплохо подобраны и обыграны главные персонажи. История о девушке, которая потеряла в одночасье всё и осталась одна с ребёнком-инвалидом на руках. Её главный страх – не страх высоты, который даётся в качестве фона, а страх неизвестности и пустоты, в которую она шагнула. И только преодолев в себе этот внутренний страх, по сравнению с которым американские горки и случай на крыше дома кажутся уже такой мелочью, она обретает свободу и уверенность, а потом и личное счастье.

Немного критики.

В рассказе, во-первых, слишком много ненужных отступлений и подробностей. Не стоит заблуждаться, что, чем больше «воды», тем рассказ «глубже». smile Думаю, если его сократить процентов на тридцать (историю с котёнком – так вообще вдвое), рассказ ничего не потеряет, наоборот, только приобретёт.

Неплохо было бы поработать и над частностями. Например, даже здорового ребёнка в возрасте двух-трёх лет не пустят на американские горки из соображений техники безопасности. Типаж бывшего мужа, отказавшегося от ребёнка-инвалида, показан совершенно неубедительно. Ну не может такой замечательный человек, нежно заботившийся о жене и буквально носивший её на руках, выдвинуть такой жестокий ультиматум: «или я, или ребёнок-инвалид». Должна была быть в нём какая-то серьёзная червоточина, тревожащая видимую идиллию и проявившаяся в самый сложный момент в жизни героини.

Что же касается финала, здесь розовая «мыльнооперность» просто зашкаливает все предельно допустимые пределы.

Рассказ смело можно было закончить на фразе: «Идем, солнышко, — вздохнула та, с трудом переставив пудовые от страха ноги и мягко толкнув (инвалидную) коляску.» Или хотя бы здесь: «Теплая волна поднялась снизу и укутала Ларису в мягкий кокон никогда раньше не изведанных ощущений. Скрученный в жгут страх умер. Просто умер, растворившись в этой парной волне.»

Понятно, что все авторы переживают за своих героев и искренне желают им добра (даже если вынуждены их убивать или заставлять страдать), но преодоление главного страха, встреча со старой подругой, будущим замечательным мужем, видение радуги (куда уж красноречивей и шаблонней!), чудесное исцеление сына. И всё это – в последних строчках финала! Честно говоря, для «полноты картины», пожалуй, не хватает разве что многомиллионного наследства, свалившегося, как снег на голову, рождения тройни от любимого человека, а также бывшего мужа, пристыженно валяющегося в ногах героини и молящего о прощении. smile

Оценка: 5 баллов.
Обзоры | Просмотров: 934 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 21/09/15 04:57 | Комментариев: 9



Наталье Бугаре

Пешкам – хлеба, а коннице – пахоты
Хватит вдосталь. Но в маетной лжи
Мы играемся в дикие шахматы,
Прожигая никчёмную жизнь.

Лицедейски тасуются правила,
Квасят квас напоказ короли.
С кротким взглядом убитого Авеля
Топит ферзь боевые ладьи –
Свои.

Бьются пешки за партией партию,
Проедая друг друга насквозь.
А холёная аристократия
Бойко рубит слоновую кость.

Андеграунд. И к чёрту приличия!
Пешка-ферзь бьёт монарха под дых.
Войско собрано, Ваше Величие!
А вокруг – столько клеток пустых…
Философская поэзия | Просмотров: 651 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 31/07/15 08:35 | Комментариев: 0

Для конкурса Музыкальная шкатулка. Игра первая.



Кутит над Москвой маргинальное лето,
Полощется утро в пустой стеклотаре.
Бульварное чтиво под кофе в пакетах –
Тусня массолиток с Тверского бульвара.

От корки до корки – роман за неделю
Под «Хенесси» с воблой, шансоном и Бахом.
И всё, как обыденно, с неба – на землю:
Начнётся любовью, закончится… крахом.

Ме(у)довые слёзы в стакане поэта
С похмелья залётная муза осушит.
Кутит над Москвой маргинальное лето,
Сметая под стол зачерствевшие души...
Авторские песни | Просмотров: 853 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 28/07/15 15:09 | Комментариев: 8

Молочных рек обсохло на губах
Немало.
Останется принцесса на бобах
Какао.

А на бобах какую ночь подряд
Не спится.
Принцесса варит горький шоколад
Для принца.

А принц, хоть в голове и без царя, –
Красивый.
Спешит, махнув полцарства за коня,
На Сивке.

Закусит шоколадом с коньяком,
Не морщась. –
И снова реки птичьим молоком
Полощут.
Авторские песни | Просмотров: 656 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 27/07/15 20:21 | Комментариев: 0



Час волка воет на луну –
Ребро щербатое.
Окурки мыслей на столе
И рюмка мутного.
С тобой на чёрной простыне
Тоска дремотная
Лежит, колени разведя –
Жена законная.
Ты погружаешься в неё
И забываешься.

Пусть лихо – тихо, не буди,
Баюкай шёпотом.
Скрипят, вращаясь, жернова
Небесной мельницы;
Из муки вымелют муку –
Краюха к празднику,
Когда изгложет волк луну
В дремучем логове,
Родит брюхатая тоска,
Да от любовника,
Когда завянет чертоплод
На светлой памяти.
Белые стихи | Просмотров: 1053 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 15/07/15 08:00 | Комментариев: 3

Спотыкаясь, минуты бредут наугад.
Ожидание – зыбкая малость.
На озёрную гладь кровоточит закат
И щемится под рёбрами старость.

День за днём ты проходишь, смыкая кольцо,
Словно дождь по затихшей аллее;
По морщинам бежишь, увлажняя лицо,
Чистотой незабудковой вея.

Сорок мыслей сорочьих, ругаясь, галдят
И надежда бесстыжая мает.
Ожиданий и встреч было жизней на пять,
А всего на одну – не хватает…

Зябнет вечер. Закатный погас уголёк
И висит Млечный Путь полотенцем.
Незабудки упал голубой лепесток
На кленовое жёлтое сердце....
Любовная поэзия | Просмотров: 808 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 29/06/15 18:16 | Комментариев: 17

Для конкурса Стих-в-строчку №2. Литературная игра.

"Ночь, улица, фонарь, аптека..." (Александр Блок)



Тёмная кривая улочка петляет между обшарпанными торговыми лавочками. Петляют и ноги мои, выписывая по брусчатке замысловатые вензеля. Одинокий фонарь бессмысленно и тускло светит в лицо, так, что проходя мимо, приходится зажмуривать левый глаз (правый уже настолько квадратный, что зажмуриваться категорически отказывается).
Над ресторанами за квартал отсюда пьяными окриками правит весенний и тлетворный дух. Но сейчас не об этом. На ресторан и номера не хватило. А догнаться хотелось всенепременно.
Поскребли по сусекам, набрали два рубля медью. Добывать на посошок (а где добудешь, ежели ночных ларьков ещё не изобрели?) вызвался было поручик Пришибейко, но его кандидатуру единогласно отвергли за прошлый раз, закончившийся «штопором» в одну харю и безобразной дракой со швейцаром трактира.
«Кудрявый пойдёт!» – безапелляционно решил штабс-капитан Карацупа, флегматично попыхивая табаком в кавалерийские усы.
Кудрявый пойдёт… Я что, Пушкин? Пожалуй, бери выше, хотя тёзку, известно, уважаю.
И вот она – тёмная кривая улочка, тусклый фонарь… Мысли мои, как это часто бывает у крепко выпивших людей, то принимают обрывочно – конкретную форму, то плавно растекаются философскими размышлениями за жизнь.
«Пройдёт ещё лет двадцать пять, – думаю, горестно вздыхая. – И что изменится? Опять будет «Кудрявый пойдёт!», та же улочка, тот же тусклый фонарь. Да они и после смерти от меня не отстанут! Умрёшь, захочешь начать с начала, и повторится то же самое, исхода нет…»
О чём же я забыл? О чём-то важном… Ах, да, ну конечно, вот же она, у канала – круглосуточная аптека Моисея Соломоновича! Любезный Моисей Соломонович! Сколько раз выручал ты нас, незадачливых забулдыг! Бывало, даже в долг отпускал, пусть и с процентами!
Хранцузского, само собой, старый аптекарь не держит, но и нам не привыкать запивать шампанское медицинским спиртом.
А ещё у Моисея Соломоновича есть хорошая трава, всего по гривеннику за унцию – изумительное лекарство от хандры и скуки! Молодец конечно поручик Пришибейко, первым догадался, что её можно не только заваривать с похмелья, но и курить.
Выхожу от Моисея Соломоновича, бережно прижимая к истомившейся груди четверть с прозрачной жидкостью и свёрток с травой. Душа уже не болит, она поёт. Лечу обратно, как на крыльях. А перед глазами так и мелькают: аптека, улица, фонарь.
Юмористическая проза | Просмотров: 708 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 23/06/15 12:20 | Комментариев: 0



Так неожиданно время седых королев.
Дикие бледные пчёлы слетелись под вечер.
Чалое кружево саваном с мёртвых дерев
Падает, па-де-де, па… на сутулые плечи.

Сносит позёмкой вороний простуженный грай.
Сплин и хандра – пополам со швейцарским глинтвейном.
Выцвели краски, и только упрямый трамвай
Звонко бодрится, кружа по безлюдным аллеям.

Зимних остудных созвездий взошли табуны,
Снуро бредут по туманам заоблачных прерий.
В полночь пробили песочные склянки луны
Мёртвый сезон одиночества... Верю? – Не верю…
Психологическая поэзия | Просмотров: 1571 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 22/06/15 17:49 | Комментариев: 55



Молись, Тускуб, седому богу Марса,
Грядёт суровый пролетарский суд!
С небес гремят огнём стальные яйца,
Вопят сатрапы: "Русские идут!"

В суровый бой летят красноармейцы,
Орудья жахнут по команде "Пли!"
Полковник Гусев думает о мести,
Профессор Лось страдает от любви.

За вас немало кровушки пролито,
Любовь и месть; от века было так!
Ведёт эскадру флагман "Аэлита"
И словно парус реет алый флаг!




* Герои романа А.Н. Толстого "Аэлита":

Тускуб — глава Высшего совета, абсолютный правитель (диктатор) надо всеми странами и народами Тумы (Марса).
Лось Мстислав Сергеевич — петроградский инженер, создатель и капитан межпланетного летательного аппарата (стального яйца).
Гусев Алексей Иванович — демобилизованный красноармеец, авантюрист, отправился на Марс с инженером Лосем, вместе с марсианским инженером Гором участвовал в организации неудачного восстания против режима Тускуба.
Аэлита — дочь Тускуба, возлюбленная инженера Лося. В переводе с вымышленного марсианского языка её имя означает "видимый в последний раз свет звезды".
Юмористические стихи | Просмотров: 893 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 22/06/15 13:51 | Комментариев: 0

Рассказ написан под впечатлением дискуссий "на злобу дня", подсмотренных в ленте комментариев.
В то же время все события и персонажи вымышлены. За основу взяты только самые общие идеи, всё остальное автор домыслил и дофантазировал под впечатлением.


Из протокола допроса.

- Иду, я, значит, иду, гражданин начальник, никого не трогаю…
- Многообещающее начало!
- Прохожу мимо суда. Гляжу – из окна на первом этаже дым валит! И народу никого, по случаю выходного.
- Так... Допустим. И что Вы делали дальше?
- Как это что? Как законопослушный гражданин я первым долгом решил сообщить об этом государству!
- Кому, простите?
- Государству! Дело-то государственное!
- Предположим... Почему тогда не сообщили?
- Я, гражданин начальник, не виноват, что кругом такой бардак! Я пробежал три квартала, пока нашёл телефонную будку! К счастью, в будке был телефонный справочник…
- Скажите, гражданин, а зачем Вам справочник?
- Чтобы узнать нужный номер, естественно!
- А Вы его не знаете?
- Представьте себе, нет!
- Странно-странно... И что, нашли Вы номер?
- В справочнике?
- В справочнике!
- Так я же говорю: бардак! На букву "Г" нужного номера нет!
- Почему на букву "Г"?
- Я же сказал, что хотел сообщить Государству!
- Ага... Так Вы, значит, считаете, что наше российское государство на букву "Г"? Вы что, анархист? Или либерал? Так... любопытно! Продолжайте!
- Так вот! На букву "Г"...
- Это я уже понял! Почему Вы не позвонили "01" или "02"?
- В каком смысле? А это что разве – телефоны государства?
- Да уж не частной лавочки, товарищ! Естественно, это телефоны государства!
- Одну минуту, я запишу...
- Зачем??? Они написаны в каждой телефонной будке! Пожарная охрана и полиция!
- Что-то я не пойму, гражданин начальник! Пожарная охрана и полиция тоже записаны на букву "Г"?
- У Вас и полиция на букву "Г"? Предупреждаю, гражданин! с Вас за это строжайше спросится!
- Но за что?
- За оскорбление сотрудника полиции при исполнении! Дальше, дальше рассказывайте, ну?
- Я вернулся к зданию суда. Решил, что раз такой бардак, начну тушить сам, как законопослушный гражданин!
- И в суде по-вашему бардак? Тоже на букву "Г"?
- Да нет, что Вы, гражданин начальник! Говорю же – в справочнике!
- Не увиливайте от ответственности, товарищ! Что Вы делали, вернувшись к зданию суда?
- Я увидел, что дымит уже два окна, появилось пламя, и я начал считать...
- Считать? Что считать? Что пожар удался на славу?
- Да нет же! Считать огнетушители, они на стене висели, красные такие! Я их заметил с самого начала!
- Почему же Вы СРАЗУ не начали тушить пожар?
- Я Вам уже объяснял, что первым делом должен был сообщить ГОСУДАРСТВУ!
- Государству… Скажите, а если бы пожар начался у Вас дома? Вы бы начали его тушить?
- Конечно! Я бы его мгновенно потушил, гражданин начальник! Своим огнетушителем! Я человек практичный и осмотрительный!
- Почему же Вы не потушили здание суда???
- Да что Вы меня всё время попрекаете, гражданин начальник? Давайте не будем смешивать мои личные дела с государственными! Понимаете?
- Честно говоря, я уже ничего не понимаю... Зачем Вы начали считать огнетушители, товарищ задержанный? Почему сразу не начали тушить?!
- Я – человек практичный и осмотрительный...
- Я в курсе!!!
- Пожалуйста, не кричите, гражданин начальник! Не забывайте, что Вы при исполнении! Как можно тушить пожар, не убедившись, хватит ли тебе огнетушителей?
- Убедились?
- Да, убедился. Огнетушителей было ровно восемь штук. Более чем достаточно!
- И Вы начали тушить?
- Нет конечно! Я начал их тщательно осматривать.
- Заааааачееем?
- Опять Вы кричите! Я искал таблички!
- Какие на хрен таблички???
- Вы ещё и ругаетесь? Ай-ай-ай, гражданин начальник! Таблички, на которых написана дата зарядки и срок годности!
- Уууууууу... Для чего?
- А если бы огнетушители оказались просроченными и не сработали?
- А попробовать? Попробовать нельзя было? Кажется мне всё ясно, товарищ сочинитель! Ну, сочиняйте дальше!
- К счастью, огнетушители не были просроченными, и я...
- Приступил к тушению пожара?
- Нет ещё! Не торопите события! Я самым тщательным образом переписал номера огнетушителей в блокнот. Подумал, а вдруг потом для протокола понадобится?
- Вы предусмотрительны! Понадобилось! Поздравляю!
- С чем?
- Судя по всему, с новым годом, и не одним!
- Опять Вы меня путаете! На дворе лето!
- Да, на тюремном дворе тоже. Итак… Что? Было? Дальше?
- Я – человек практич...
- Дальше!
- Я – человек осмотри...
- Совсем дальше!
- Я снял первый попавшийся огнетушитель со стены и приступил к тушению пожара!
- Да неужели? Радость-то какая! Ну, и?..
- К сожалению, здание суда к тому моменту полностью выгорело изнутри... Потом прибежали какие-то люди, приехала полиция, меня скрутили и привезли сюда. Вот она - благодарность! И человеческая, и государственная! Как говорится, не делай добра - не получишь зла!
- Ясно… Теперь мне всё ясно! Двадцать лет служу, чего только от задержанных не наслушался! Но такого... Вам бы сказки писать! Лет через десять! Эй, дежурный! А ну-ка, проводи в камеру этого поджигателя и анархиста! Пусть посидит, подумает… о будущем, на букву "Г"!

Юмористическая проза | Просмотров: 1153 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 03/06/15 23:22 | Комментариев: 55



Для конкурса "Антиподы-133" (Страна Инкогнита)

Живые здесь не ходят на помин,
Могилы заросли, тела истлели.
Векуют век в дремотности руин
Одряхший сторож, призраки и тени.

Надрывно завывают по ночам
Собаки одичалые в деревне
И вещие кукушки мертвецам
Пророчат – на святое воскресенье.
Лирика | Просмотров: 660 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 31/05/15 22:47 | Комментариев: 0

Под впечатлением от обсуждения касок.

Я спросил тебя: − Зачем надели каски вы? −
А ты на стройку шла, а ты рвалася в бой.
− Ведь там летают кирпичи и бьют неласково! −
Засмеялась ты и взяла с собой.

Ох, какая ты смешливая и ласковая,
Бригадирка моя стенолазковая!
Из котлована каждый раз меня вытаскивая,
Улыбалась ты, стенолазка моя!

А потом за незамазанные трещины,
Когда водку твою я нахваливал,
Получил по каске кирпичом затрещину,
Но не обиделся, а приговаривал:

− Ых, какая ты не близкая, не ласковая,
Бригадирка моя, стенолазка моя!
Под завалом кирпичей меня выискивая,
Ты бранила меня, бригадирка моя!

За тобой тянулся из последней силы я,
Но сорвалась плита мне на голову.
Испугалась ты, а я смеялся, милая.
Ведь я же в каске был! И это здорово!

И хожу с тех пор по стройке без опаски я,
Бригадирка моя, стенолазка моя!
Мы теперь с тобой одною дурью маемся,
Ходим в касках мы, улыбаемся!

Подражания и экспромты | Просмотров: 662 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 20/05/15 23:38 | Комментариев: 2



Змеится Млечный Шлях к звезде Полыни,
Стал одолень-травою имярек.
Железный Феликс опочил в хрустальной стыни
И мёртвый Пушкин провалился в чёрный снег.

Хандра богов бесовской ересью лукавой
Замкнула в круг моей Галактики спираль
И вящий рок незримой векшей беспощадной
Сгрызает звёзды и мутнеет пастораль.

Эй, волчья сыть, довольно пошлых декораций!
Последний акт – срывай берданку со стены!
И тонет, тонет в гуле дьявольских оваций
Мой тихий шёпот строк – на краешке луны.
Лирика | Просмотров: 581 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 20/05/15 23:32 | Комментариев: 0



Тушью город нарисован
в день закрытых дверей –
белым абрисом окован
чёрный свет фонарей.
Неба колотая рана
истекает дождём.
Дай мне руку, Ариадна! –
Я укрою плащом.

Лабиринты, коридоры,
фонарей чёрный свет,
рядом с надписью «НЕТ ВХОДА»
надпись «ВЫХОДА НЕТ».
В тёмных венах автострадных
льётся серая ртуть.
Алой нитью Ариадны
вьётся шёлковый путь.

Заглушает страха шёпот
сумасшедший мотор;
мы покинем этот город,
мы порвём приговор.
Там, где былью станет небыль,
всё ясней и видней
апельсиновое небо
земляничных полей…
Лирика | Просмотров: 662 | Автор: Арчибальд_Лохматый | Дата: 20/05/15 23:29 | Комментариев: 0
1-50 51-57