Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45163]
Проза [8997]
У автора произведений: 217
Показано произведений: 1-50
Страницы: 1 2 3 4 5 »

Женщины. Не! Ну что вы женщины как бабы? Даже как-то стрёмно стало. Вот тут читаю - плачутся, вон там - мужика клянут. А почему бы не взять и не поговорить? А? О делах, о проблемах и потребностях?
Конечно, я не обо всех, но всё же.
Может будет немного сумбурно, но кто захочет тот поймёт.
А мама? Ну как мама то могла? Свекровь называется…
В общем начну.
Счастья привалило в наш дом! Жена мне родила дочку.
Спасибо за поздравления. Может я и не такой как другие, но я хотел дочечку. Да чтоб похожа была на жену. Да чтоб лапочки были обе…
Ну ладно. Это лирическое отступление, так сказать.
Вторым будет сын и точка.
Радости нет предела!!!
Но тут из роддома сообщают, что что-то пошло не так и пришлось делать кесарево сечение.
Ужас!
Какой кошмар! Мою Юленьку резали. Мучили. И может быть чуть не убили.
Даже всплакнул немного. Мужик, что тут скажешь. Жалко ведь своё!
Но нашлись люди. Успокоили. (Мама).
- Не переживай ты так. Зато схватками не мучилась. Раз и заснула, а проснулась у тебя уже дитя.
Меня попустило. Доля правды в этом же есть. Ладно. Вылечимся…
Легко сказать, но как получится не знает никто.
У Машеньки определили желтушку новорожденных и на третий день отправили в детскую больницу. Жену же после операции решили оставить в роддоме ещё на три дня.
Слёзы, уговоры, почти взятки – результатов не имели.
Их разделили!
Я долго не думал. Юленька большая – за собой присмотрит.
И вот я в детской больнице. Хорошо, что взял справки в роддоме и мне разрешили находиться в палате с Машуткой.
А тут уже решили, что она брошенка.
«Такая хорошенькая, а уже несчастна»
Когда я приехал, медсёстры даже обрадовались – папа нашёлся!
В палате четверо. (Ну кто для меня отдельные условия будет создавать).
Когда женщины кормят и сцеживаются, я стою в коридоре. Потом мне дают молоко. Я его сливаю в бутылочку и кормлю Машеньку.
День и ночь прошли спокойно. Отвернувшись от всех (Чтоб не смущать) – мирно спал.
Утро началось не так радужно. Машутка беспокойна. Возится, ёрзает. Проверил – сухо. Дождался и стал кормить, а она и ест беспокойно.
Через час после еды начался плач. Я её на руки. По коридору и вдоль и поперёк. И так, и эдак. Ничего. Плачет и всё.
На меня уже женщины смотрят с укором.
- Что за папаша, не может дочку успокоить!
А что придумать – ни каких мыслей нет.
Ну плачет моя красавица и уже навзрыд плачет.
Качаю на руках и хожу по коридору. Тут ко мне подходит Мирьем (успели в палате перезнакомится):
- Витя! Попробуйте её подмыть.
ЧТО? Подмыть? Я? А что это и как?
Увидев мои глаза, округлившиеся от ужаса и не понимания, молодая мамаша быстро зашла в палату.
Женщины! Вы же бабы! Должны понимать, что такая гигиена для мужика – полное непонимание.
Но справился!
Разложил Машутку на столике для пеленания как цыплёнка табака. Снял памперс. Осмотрел.
Точно. Всё красное. Жёлтые полоски.
Ну не дурак же. Ещё когда готовился к экзекуции в карман положил и ватные кругляши, и палочки. Бутылочку масла для детей, вроде Бэби Джонса.
Смочил палочки и стёр всё лишнее. Потом ватным кругляшом с маслом тщательно вытер всё вокруг. Начиная от пяток и до самой шеи. Спереди и сзади.
И! О чудо! Машутка успокоилась и заснула.
Дорогие женщины! Ну разве во блага ребёнка вы не могли мне это раньше сказать?
Пошёл ругаться к медсестре.
Там глухо:
— Это проблемы родителей.
Попросил правда подсказать, где и как я могу искупать своего ребёнка.
Ну буду честен. Мне объяснили.
Правда не пришлось воспользоваться советом. Выписали Юленьку и она на такси приехала меня сменить.
Ещё три дня и…
В общем выписались и привёз своих красавиц домой.
Дома это вам не где-то. Тут и стены лечат.
Машутка растёт и нас радует. Всё прекрасно.
Одно огорчает. После кесарева сечения – Юленьке плохо вытащили шовные нитки (кетгут называется). Весь шов гниёт.
Месяц мучений. Ежедневных издевательств по очистке шва. А дырки чуть не сквозные. Боль и мучения.
А малышку кормить грудью не может – желтушка. Надо готовить. Я на работе. Приходится самой вставать и плестись на кухню, с подвязанным шарфом животом.
Но всё прошло. Вылечились.
И тут читаю в новостях что девочке – сироте, в Джанкое сделали кесарево и плохо зашили шов. Живот гноится.
Поднялась шумиха. Врачей ругают. Девочку спасают. Отправляют в новую больницу и всё для неё!!!
ЧТО???
Так оказывается это не норма?
Ну да! Я мужик! Не подумал. Не сообразил! Не понял.
А где же вы были – бабы? То есть вы – женщины!
Значит мою Юленьку выписали из роддома с такими дырками в животе и с тоннами текущего гноя. Норма?
В детской больнице рядом лежали женщины и молчали! Не подсказали.
Медсестра давала (Скрытно) календулу и физраствор, и – тоже молчала!
И Мама! Моя мама и её свекровь - видела и молчала!
Да что же вы за бабы такие что слова боитесь сказать?
Мне молодая мамочка, почти девочка 17-ти лет, смогла сказать, что ребёнка надо подмыть, а вы бабы – не смогли.
А разве я, мужик должен знать, что такой шов у жены на животе – нонсенс.
И никто из баб не подсказал что делать и как.
Мама – за что ты так нас не любишь… Плачу и грущу…
Теперь вот думаю, что многие проблемы в семьях именно из-за того, что вы, женщины – не можете сказать всей правды своим мужикам.
Выдавая это за скромность, стыдливость или ещё за какой маразм!
А мы да, не догадливы. Не коммуникабельны. Не всё сами понимаем.
Но сказать то можно!
А мы ведь всё для вас сделаем. Поможем, принесём, подадим!
Знать бы только что вам надо, и когда.
Не молчите!!

А у нас всё уже хорошо, и мы решились на сыночка.
Это стоило мне седых прядей, но для Юлечки я всё сделал что смог и не было таких страшных последствий как в первый раз.
Люблю! Любим! И вам того желаю!
Рассказы | Просмотров: 23 | Автор: xax33 | Дата: 10/10/21 21:50 | Комментариев: 0

Слёзы - 1
- Нет! Ну для чего ты едешь? Мы там выпьем, посидим, рыбу половим и всё. С утра едем домой.
- Витя! Пейте! Я вам не помешаю. Я еду только удостовериться что вы туда баб не возите.
— Вот ты дура! Ну как там баб не будет, если едешь ты? Ты-то сама кто?
- Ну да! В этом вроде есть доля правды, но только доля. Я не баба, я твоя, Витенька жена! Законная, так сказать, супруга!
И мы продолжили наше путешествие в тихой тишине.
Давящей. Удушающей и удручающей!
Еду и плачу.
Но видели бы вы наши лица, особенно Марины, когда мы подъехали к реке. Где уже стояли три машины, а вокруг них, крутились женщины!
Целых три! (Боялась, что увидит хоть одну.) И каждая возле отдельной машины.
Марина очень ярко вспыхнувшим взглядом, дала мне отменную оплеуху! Я её даже почувствовал. Но только не понял, что да как?
И почему в нашем, сугубо мужском, рыболовном клубе, столько женского обаяния…
Что за Оля? – 2
- Здравствуйте.
Марина, выйдя из машины, решительно отправилась к ближайшему джипу.
- И вам, здравствуйте.
- Разрешите задать вам один не скромный вопрос?
Начала свой допрос из далека. Морально, внутри себя, подогревая котёл ненависти.
А ушки то уже и покраснели!
- Да.
Немного вздрогнув от громкого голоса, ответила соперница.
- Кто вы? И что здесь делаете? Какого…
Почти выкрикнула Марина в лицо…
- Я, Мишкина Вероника. Я с мужем на рыбалку приехала.
- О! Так вы жена, одного из этих?
Указывая рукой на мужчин, спросила уже успокаивающаяся воительница.
В это время к ним, с двух сторон, подходили ещё две, поднастроенные женщины, со сложенными руками на груди.
Но услышав диалог первой пары, вся нервозность у всех как-то и поубавилась.
- А я, Олегова Ольга, - улыбнувшись сказала одна из подошедших.
- И я Сашкина жена. Ой, нет. Сашина Саша. Фу ты. Сашина супруга Александра.
Женщины стояли, явно рассматривая друг дружку и не скрывали этого. Нотка недоверия ещё оставалась.
- Так, оказывается, мы тут все жёны наших мужей. И я, Марина, вон того, Виктора.
Последние слова полностью расслабили обстановку. Все заулыбались.
- А я уж подумала, что мой по бабам поехал, а рыбалка — это так, отмазка. Ведь никогда почти больше одного-двух карасей не привозил.
- И я так подумала, - подхватила Александра.
- А мой весь вечер Ольга да Ольга, на кухне по телефону талдычил. Вот и решила с ним ехать. А как о своём решении ему сказала, так он чуть с ума не сошёл. Всё меня отговаривал.
- Да-да. И мой про Ольгу всё твердил. Что та отказывается.
- Ой девочки. Так это они моего Олега, Ольгой зовут. Это ему такую кличку дали. Олег - Ольга. Вроде как одно едино. Ещё и я Ольга Олеговна. Мой то обижался в начале, а потом ничего. Притух. Стало даже нравится – Олег Ольгович и Ольга Олеговна. Смешно.
- Ну теперь всё понятно. А то я думала приеду. Поймаю! Все космы повыдергаю. Вы уж Сашенька простите что я к вам с таким видом подошла.
- Да ничего. Хотя честно, сначала испугалась. Подумалось что приехала какая-то воевать за своё рабочее место.
- Аналогичные и у нас мысли были. Но вот теперь перезнакомились, а что делать-то будем?
- А что на рыбалке делают? Давайте рыбу ловить. Не на их пьяные рожи ведь смотреть…
- А я не умею… Я вам не рыбаловка.
- И я…
- Да и я тоже.
- Никто не умеет. Но вот гляньте на наших. У них ведь уже подгорает. Явно хотят выпить, но мы им мешаем. Вот и поставим условие. Научат нас рыбачить – пусть пьют. Мы будем ловить и не будем им мешать. Как, я надеюсь, все и обещали.
Клубная карта – 3
- Ну что, мужики? Наигрались?
- Чего?
- Так это вы всё, Ольга, да Ольга. Вот моя вчера как услышала, так и начала допрос. Вы, типа, к Ольге на глядки ездите или рыбу ловить? С тобой поеду. Как ни отговаривал, не отвертелся. Хотя смотрю, вы тоже…
- Во! И моя тоже про Ольгу твердила. От куда только узнала. И ни в какую. Поеду с тобой и всё. Я уже сам хотел не ехать. Так она новые выводы начала делать. Раз типа я боюсь её с собой брать, то там точно одни бабы, а я их прикрываю.
- Хм. А моя то с чего? – Да ты, Олег Ольгович вообще молчи. Всё из-за твоей Ольги Олеговны. Ералаш, да и только. А всё она!
- Да что сразу она? Ольга у меня тихая.
— Вот насмешил. Умора. А ты вспомни как у друзей в день рождения она встала и как рявкнет: - «Больше не пить! Всё убрать!», - да так что и хозяева и гости по вскакивали и стали быстро еду и посуду уносить. Со стола убирать. Нам с мужиками потом на кухне наливали, чтоб догнаться, но твою не раздражать.
- Да ну что вы. Это её неправильно поняли. Это она себе приказала не пить. Ну выпила немного и всё. Хватит есть и пить. Диета. И жёстко так себе приказала – как солдафон. Но ведь перебрала немного. Пьяненькая была! А потом, на утро, когда рассказал, то она чуть со стыда не сгорела. Так вся раскраснелась, что чуть кровать не спалила, да и меня тоже.
- Ну хорош хвастаться своим утренним сексом. Мы тебе всё равно не завидуем. Лучше думайте, что теперь делать будем? Выпить то охота, а наши благоверные вон, поди ж ты уже и перезнакомились. Сейчас в атаку пойдут. Тогда только держись. Ольга Олеговна прикрикнет – руками будешь ловить. Нырять и ловить. Всё это из-за тебя и твоей кликухи…
- Ну что опять из-за меня? Чуть что так вам Олег и виноват. Сами такую кличку дали…
- Всё! Тихо! Идут. Вон договорились меж собой. Сейчас начнётся! Э-эх! Такой денёк солнечный, и насмарку…
Рыболов учитель – 4
- Ну Марина! Ну что тут не понятного? Вот видишь у него жопу? Вставляешь туда крючок. Но так чтобы он изо рта не вылез. Иначе рыба его увидит. Ясно?
- Хи-хи!
Прыснула со смеху Вероника.
- Смехуёчки на уроке!..
Грозно окликнул учитель.
- Ясно, я спрашиваю?
– Нет.
- Что не ясно?
- А где у него жопа?
— Вот тут. По середине! Ближе к хвосту.
- А хвост где?
- Да где хочешь.
- Как так?
- Ну всё ментально! Всё у тебя в голове. Хочешь, закрой глаза и представь!
- То есть! Где хочу, там и жопа?
- Если так нравится, то пусть будет так.
- Готово!
- Молодец! Понимаешь. Теперь плюёшь три раза и в воду.
- Я?
- Червяка!
- А я?
- А ты стоишь и смотришь на поплавок.
- Где?
- Вон, в воде плавает. Видишь?
- Да.
— Вот когда встанет, значит готов.
- Как ты?
- Да при чём здесь я? Хотя… Ну да. Всё у вас, баб, на одну тему…
- Кто бы говорил.
- Давайте не будем. Во! Видишь? Стоит!
- Ага.
- Теперь жди. Когда нырнёт – тяни.
- И всё? Рыба моя?
- Ха! Всё. Попробуй поймай. А вы девоньки тоже смотрите. Учитесь.
- А скажи, зачем на червяка плевать, да ещё три раза?
- О! Это на удачу. Ну. Вроде как, вы через плечо плюёте, чтобы не сглазить. Так и здесь, чтоб рыба клюнула по больше, а не маленькая. Но вы не заморачивайтесь. Это тоже всё ментально.
- Ментально? А если конкретно?
- Конкретно не знаю, но есть такое предположение, что слюна имеет определённый, не обычный для рыбы привкус, вот рыба и идёт пробовать. На этом и ловится.
- Ух ты, как интересно.
- Ну всё, девоньки. Я вам всё рассказал, показал и научил. Теперь мы по стопочке, за лучший улов и готовим на стол. Как будет готово, так мы вас и позовём на пикничок. Отдыхайте.
И Олег, чуть не вприпрыжку побежал к нарезающим помидоры, друзьям.
Первый улов – 5
- Ну что, девоньки? Попробуем?
Спросила Марина, подходя к берегу.
- С кого-то надо начинать. Вот ты и будешь первая.
- А вы берите скамеечки и садитесь.
— Вот так началась первая серия кино про рыбалку.
Марина посмотрела, на извивающегося на крючке червяка. Смачно на него плюнула и отпустила леску.
Поплавок упал в воду и поплыл по тихому течению. Потом резко дёрнувшись, встал и застыл на одном месте.
Девчонки принесли походные скамеечки и расставив все четыре, стали усаживаться. Но не удачно, так как раздавшийся вскрик, подняд их вновь на ноги:
- Тонет!!!
Марина дёрнула удочку и высоко в небо взлетел, а потом шлёпнулся позади девчонок, небольшой карасик.
- А!
- И!
Резко закричали девицы.
Мужики, которые подняли рюмки за очередной тост, были оторваны от дела, просьбой отцепить улов.
- Витя! Иди сними то что я тут поймала.
Пришлось идти, помогать.
Но вот карась в садке.
Урок снятия и хранения улова завершён.
Виктор вернулся к столу. Но тут были отозваны три других составляющих компанию, для приготовления удочек, наживки и садков для улова.
Наконец-то наступила полная идиллия.
Четыре супруги с удочками азартно ловят карасей. Четыре мужчины выпивают, сидя за столиком, но не забывая при этом супруг, периодически нося им то помидорку, а то и огурчики. На перекус.
Каждый занят своим любимым делом.
Лесоохрана и рыбнадзор-6
- Добрый день. Вас приветствует лесоохрана и рыбонадзор.
На краю поляны остановилась «Нива» и из неё вышли мужчина и женщина .
Разговор начал мужчина, но женщина не долго оставалась молчаливой.
- Вы здесь устроили пикник. А это значит будет костёр, шашлык и алкоголь. Всё что запрещено сейчас в лесу в связи с повышенной пожароопасностью.
Женщина продолжила:
- И лов рыбы вы скорей всего нарушаете. Сети, путанки, закидушки и многокрючковые удочки запрещены.
К ним подошёл Михаил:
- Ну что вы, ребята. Мы же не первый раз видимся. Всё у нас по закону. Огня не разводим, сети не ставим. Просто приехали с жёнами отдохнуть и научить девочек ловить рыбку, а не только джипы водить. А для них, как для новичков и один-то крючок на удочке, много. Пойдёмте мы всё покажем.
Группа стала подходить к сидящим на скамеечках с удочками рыболовкам.
Но тут резкий крик, рывок и полёт очередного небольшого карасика прямо в лицо женщине из рыбнадзора, всех остановил.
- Поймала!!! И я поймала.
Александра, вскочив, прямо пустилась в пляс…
Но тут же её остановил звук от хлёсткого удара хвоста рыбы по лицу служительницы рыбнадзора. А следом за этим и её внешний вид.
Сашенька даже присела от неожиданности.
Лицо служащей имело явный след на щеке, в виде размазанного тонального крема, с нежными блёстками чешуи и вдобавок огромные, удивлённые глаза на «мокром месте», готовые вот-вот разразиться нескончаемым потоком слёз.
Женщина даже сделала несколько шагов назад, да так что её напарник попытался её поддержать.
- Спасибо! Мы всё увидели…
Сказал лесоохранник, и подхватив спутницу под руку, попытался увести.
Но тут раздался ещё более истошный крик. Полный боли и ужаса!!!
- А-а-а-а а а! Меня Марина за жопу поймала!
Служивые бегом бросились к своей «Ниве».
Все остальные к Веронике. Спасать! Помогать! Лечить…
Когда крючок был аккуратно вынут, благо он вошёл не гллубоко, пришло время обработать рану.
Смеясь и плача (Девочки), стали уговаривать своих мужей:
- Вы хоть, бестолочи, не смотрите. Место-то ведь срамное…
— Это в каком смысле? Прямом или переносном?
- Болтун. В переносном. Не видишь, что ли что девочке не по себе? Вероника, да плюнь ты на этих пьяных дурачков. Задирай юбку. Мы сейчас ихней водкой всё вылечим.
- Э-э! Только не водкой! В аптечке зелёнка есть, или йод.
- Ну так принеси! Только бы на жопы глазеть. Охальники.
Принесли зелёнку и обработав ранку, прилепили лейкопластырь.
- Ты ей крестик поставь на её нолик.
- Гы-гы-гы…
Все засмеялись.
- А видели, как рыбнадзор, получив по морде, быстро свалил? Даже лесоохрана не помогла. Вот умора.
И опять все заржали, так как смехом это назвать вряд ли получилось бы.
Пикник-7
Вот так и перешли от рыбной ловли, к пикнику.
Не большим количеством водки, мужчинам всё же пришлось поделиться.
Для того чтобы Веронике можно было нормально усесться на скамеечке, пришлось налить ей пятьдесят капель – успокоительного.
Правда она, до приёма «лекарства» пыталась усидеть на одной половинке пятой точки. Вторая ведь болела. То после приёма во внутрь –«смазать ранку» - Вероника упала спать прямо рядом со скамеечкой. Успокоилась!
Пришлось пострадавшую отнести, в наспех поставленную, но не закреплённую палатку.
После этого все уселись дальше отмечать удачу первой рыбалки. Результатом которой были три из четырёх возможных уловов. А это ни много ни мало, а целых два карася и жопа Вероники.
Приближался вечер. Солнце красиво снизилось над лесом и всем своим видом грозило через час просто утонуть в реке. Романтика и красота. Душевность и достоинство.
После выпитого (девочками шампанского, а остальными бутылки водки?) почти все жёны успели посетить палатку с болящей и поспать, а теперь с новыми силами собрались у столика, возле фонаря «летучая мышь»! Не понятно почему его так назвали, но довольно интересно и романтично.
Даже Вероника, изредка потирая место атаки крючка, подсела к столу.
И тут вдруг выяснилось, только благодаря их поведению, что пока девочки ходили на отдых, оргия с распитием не останавливалась.
И первым это проявил Виктор:
- Я по знакомству достал «Файр Флекс». Это американский спиннинг. Такого вы в нашем захолустье и не найдёте. Мне посылкой брательник из-за «бугра» прислал.
- Да чеши больше! На Алли экспресс подделочку за гроши купил, а нам тут втираешь.
Вечерело. Солнце уже коснулось края воды. Закат…
В глазах Виктора блеснули искорки гнева.
- Ты… Ты мне..., да я докажу... Да посмотри... Пошли…
Чуть не задыхаясь, выпалил он.
- А пойдём.
- Идём, докажешь…
- Да я вам сейчас… Идите смотрите. Сейчас закину, пара минут и улов у меня. Главное… Главное свои языки от зависти не проглотите.
И вся компания медленно пошла к берегу.
Девочки расселись на скамеечки, расставленные с утра.
Сашенька в руках держала «летучую мышь», освещая в сумерках место будущего ристалища.
Виктор чуть замешкался возле машины, но когда подошёл, то был полностью готов к «боевым» действиям.
- Запомните, школота! В приваренную перловку я добавляю воду, которая осталась после размораживания мяса или окорочков. А это лучший запах и приманка для хищников. Так что щука нам обеспечена.
Гений-рыболов с силой размахнулся и в угасающих лучах мелькнуло ситечко, наполненное приманкой.
Но, почему-то, всплеска воды не последовало.
- Ах! Видели, как мягко легло. Вы и не услышали. Учитесь! Подводим. Ещё чуток… Ещё… Чуть… Рывок! Видали как туго идёт? Точно щука! Помогайте.
Удилище и правда выгнулось дугой. На том конце лески и правда было что-то большое!
Мужики кинулись помогать.
Четыре руки поддерживали удилище! Катушка с натугой потрескивала, вытаскивая добычу. Стало ясно что улов неотвратно приближается к берегу!
Александр схватил сачок и приготовился подхватить невидимый пока улов, который был явно велик…
Водяной – 8
Саше не удалось применить сачок. Не успел.
Улов сам, одним махом, как по мановению волшебной палочки, вдруг, оказался на берегу.
Шерсть, волосы, лилии, водоросли, пара кувшинок и большие, блестящие чёрные глаза – уставились на рыбаков!!!
Это Нечто…
И ОНО оказалось прямо перед рыбаками…
Немая сцена…
Огромный, более полуметра комок, лежит на берегу и смотрит на всех своими огромными глазищами…
Все, на секунды, просто онемели…
Но после того, как изнутри Этого раздалось:
- Ры-гы-га- ры!!!
И громкое чавканье, на полянке моментально произошло….
Дикий, не понятно чей крик:
- Чёрт!!!
И…!
И Виктор просто ушёл по воде в неизвестном направлении.
Александр в три скачка оказался уже в лесу, на довольно высокой берёзе, где среди листвы успел увидеть лучи, давно зашедшего солнца.
Михаил так рванул в сторону лагеря, что не заметил палатки и ворвавшись во внутрь, так и побежал в ней внутри, пока палатка не увязла в чащобе зарослей березняка.
Олег отпрыгнул в сторону камышей, и резко зашуршав, оказался на том берегу реки…
С девочками всё было проще. С визгом и криками все разбежались в разные стороны.
Все да не все!
Раненая Вероника от ужаса и прошлой боли просто не нашла в себе сил подняться и бежать.
Она просто упала на бок и лежала в диком оцепенении и плакала. По щекам текли слёзы и вдобавок по ногам потекло тёпленькое. В ранке сильно запекло. Девочка заплакала ещё сильнее.
Это Нечто вдруг заскулило.
За трусилось.
И выбравшись из вороха водорослей подбежало к Веронике.
Такса!
Просто такса, а никакой там ни чёрт и не водяной. Милая собачка.
Она нежно лизнула Веронику в нос и щёку. От такой милоты Вероничка даже перестала плакать.
Но вдруг на том берегу реки раздался крик и два выстрела!
Собачка с ходу прыгнула в воду и уплыла.

Компании школы рыбаловок удалось собраться только к десяти утра следующего дня.
Никто не хотел верить Веронике, что водяным оказалась всего лишь такса.
- Да ей с перепугу и после того, как сама на крючок попалась, всё что угодно могла показаться.
- Да она вообще лежала без сознания…
- Да она вообще спала и не видела, как из воды на нас водяной выпрыгнул.
- Да это вообще был чёрт!
— Вот ужас то был…
Представляете?
Байки | Просмотров: 185 | Автор: xax33 | Дата: 15/09/21 06:56 | Комментариев: 1

В нашем Пгт. Короток, Егеньского района, есть небольшая пекарня. Ну она на столько небольшая, что хлеба выпекает ровно на своих жителей и не более. Хотя, зачем более, если свои накормлены.
Ну да ладно. Люди сыты и финансовый поток постоянен. Что говорит и о постоянной зарплате и прибыли. Всё, уже много лет не более и не менее. Ну может оно и не плохо, такое постоянство.
Только случилось у нас.
По какой-то дикой случайности, наш Пгт. стоит совсем не на широкой дороге, водитель машины, на которой ехала в большой город комиссия, свернул не на ту дорогу. И вот к вечеру эта машина (с комиссией) добралась до нашего Городка.
Не! Ну мы, конечно, не дикий край. У нас и гостиница есть, в которой пришлось заночевать «высоким» людям. И ресторан при гостинице работает. Так вот от сюда и началось…
Вот не понимаю я как в ресторане кушать хлеб. Есть ведь и на много вкуснее еда. Но видимо в связи с тем, что комиссия работала от хлебопекарного и кондитерского форума, они и кушали хлеб.
И что хочу сказать!
Наш хлеб им так понравился, что они утром не уехали из Коротка, а посетили нашу пекарню.
И на пекарне оказалось всё в норме. За исключением устаревшего, послевоенного оборудования. На котором мастера своего дела, пекли шикарную продукцию.
И были наши пекари и кондитера приглашены на все Российский конкурс хлебопёков. На котором, надо сказать, одержали великую победу, заняв второе место. И это для такого маленького городка как наш – величайшее достижение.
И посыпались на наш завод новые, шикарные предложения.
Правда директор наш, по возрасту и состоянию здоровья, сразу написал заявление и ушёл на заслуженный отдых.
Новым директором стал, заслуженный мастер спорта, призёр и многократный чемпион, по какой-то там борьбе. Я, честно сказать, не вникал. Оно в общем мне и не надо. Просто приятно – большой человек.
И вот, в связи с поступлением больших инвестиций, новых предложений и вообще кучи разных и выгодных вливаний – началось массовое переоборудование.
Первое что изменили – это технологии.
Ну не выгодно ведь выставлять опары и ждать по часу, когда она подойдёт (или нет), когда можно всё делать без опарным способа. И в союзе знали этот способ, но не использовали из-за низкого качества выпускаемой продукции. Но союза давно нет, а ускорить процесс необходимо. И не страшно, что вид, качество и вкус немного пострадают. Главное – уменьшение затрат.
Дольше больше. Можно от свежих, живых дрожжей, которые могут испортиться, для которых нужен холодильник, лишние траты и заботы – перешли на сухие дрожжи.
Тоже допустимое действие.
А после сухих дрожжей стали использовать и химические добавки, о которых в союзе и понятия не имели.
Я чего союз то сюда приплетаю? Пгт у нас небольшой, людей не больше и не меньше. И всего своего хватало. Раньше. Но тут молодой, амбициозный руководитель решил расширяться и увеличивать прибыль.
Решить то он решил, но за счёт чего и кого? Вот вопрос.
А так как наша пекарня призёр – нам выделили денег.
И вот тут бы обновить старое оборудование. Ан нет.
Закупили кучу нового. Дополнительного.
Стали печь пирожки, кулебяки и пироги с тортами.
По первам – ух ты, новая продукция, - пошло, поехало.
Но городок то наш, Короток, как был не большим, так и остался.
А первые прибыли сильно вскружили голову молодому директору.
Финансы потекли рекой. Мало финансируют из министерства, так ещё и тут не плохо капает. Правда не долго.
Когда дают – приходят и спрашивают.
Пришлось кроме себя – потратить часть денег на закупку чего-то не очень нужного, но ёмкого и красивого, что сразу бросается в глаза. Купили. Поставили. Показали. Списали.
Прокатило.
Ассортимент увеличиваем – надо же как-то поддерживать поток финансов! Не можем качеством, сделаем количеством. (Но городок не увеличивается).
Не получается количеством – возьмём ассортиментом.
Появилась другая проблема… При том что работы в городке и так нет, но люди стали уходить с производства. И даже немного бежать.
Уходят профессионалы. Знатоки своего дела.
А с другой стороны – ну ушли старики – придут молодые, новые.
Только и молодёжь не хочет тянуть эту лямку, да за такие гроши.
А директор уж тут распинается – мол типа городок маленький, людей и прибыли маловато. Не могу платить больше.
Только не слышит он как за его спиной обсуждают его новый «Лексус» и вторую квартиру в Егеньске. Да и его свита, инженер с заместителями, не слишком скромничают.
Тьфу ты!!!
Да не о машинах я или квартирах! Производство жалко. Качество. Сам завод!!! Людей…
Ведь в погоне за прибылью, совсем забыли о вкусе и качестве.
«Ну люди ведь берут! Покупают! Наговариваете вы, батенька»
А что делать? Приезжающие комиссии дальше кабинета директора ничего не проверяют. Что наводит на дурные мысли.
Продукция мало что низкого качества, так ещё и в пыли. (Ремонт полным ходом – без отрыва от производства).
Людей увольняют и убирают старые кадры (много знают) – нужна свежая «кровь».
Вот так и живёт теперь наша пекарня, в маленьком Пгт. Короток, Егеньского района.
К этому всему появилась другая напасть. Ассортимент и количество увеличили в разы, но людей то в Коротке не прибавилось. Появился новый поток. Страшный на первый взгляд. Даже не знали, что с ним делать. Появился поток возврата продукции. Не проданной. Бракованной, не ликвидной. По началу стали этот возврат людям раздавать. Потом чуть поумнели – стали продавать. Так, по бросовым ценам. А ещё подумав – стали вывозить на подсобные хозяйства, в обмен на их товар. Мы вам хлеба-булок, вы нам мяса-тушек. Ну и ещё пару тройку таких мест для сбывания под нашли.
Поток возврата увеличивается. Не берут обыватели то, что не вкусно и надоело, да ещё и чего слишком много.
Так к чему это я?
Разговор то мой не о побочных проблемах! Пишу о том, что хлеба хочется! Настоящего! А то, что вы выпускаете – хлебом назвать нельзя. Язык не поворачивается. И вот если мы сейчас не остановим отток старых, проверенных мастеров своего дела, то ни мы, ни наши дети не попробуют больше хлеба. НАСТОЯЩЕГО! Ароматного. Не черствеющего на третий час своего существования. Не спрятанного в целлофановые и полиэтиленовые (вредные) кульки хлеба. А спрятанного для того, чтобы как-то сохранить его свежесть. Но от чего ещё больше страдают его вкусовые качества.
Из-за увеличения ассортимента – перестали успевать печь хлеб с утра. Пекут заранее – с вечера. И горячих хлеб (не батон) – сегодня непозволительная роскошь. Позволить которую жители нашего Пгт уже себе не могут.
В погоне за прибылью – потеряли вкус и качество. Сто раз это повторю!
Убили производство…. Скорблю!
Хлебопекарный & Кондитерский Форум и Оджа Зенгин.
Рассказы | Просмотров: 32 | Автор: xax33 | Дата: 15/08/21 06:06 | Комментариев: 0

Ушёл наш друг.
На долго, не до завтра.
Хоть мы и знали на перёд
Что жизнь не вечна
И уж невозвратна.
Ушедшего никто нам не вернёт…
Вот и похоронили мы Колю…
- Сколько ему было-то?
- Да ещё молодой. Жить бы ещё и жить.
- Ну садитесь уже за столы… Помянем.
И народ стал проходить вдоль стульев, табуретов, скамеек и рассаживаться на свободные места.
Осталась стоять только Светочка. Дочка покойного:
- Все вы знаете, ради чего мы все здесь собрались. Рождается человек, все собираются. Умирает человек и опять мы все вместе. Давайте, хоть и говорят, что это грешно, а всё же поднимем по рюмочке, в память о покинувшем нас. Наливайте…
За столом началось движение. Кто-то наливал в стопки наливочку (особенно мужчины), а кто-то, особенно женщины, усиленными темпами раскладывали в тарелки, особенно мужчинам, салаты, картофельное пюре и нарезочку. Разливали компот и минералку.
- У всех налито? Ну… Пусть земля будет пухом. Царствия небесного и… Вздрогнули.
Народ опрокинул рюмочки и принялся усиленно закусывать.
Хотя нет, не все… Вот некие руки потянулись повторить налитое, но твёрдая женская рука, как и команда:
- Ешь!
Предотвратили повторное налитие наливочки.
Все, даже недовольные и неудовлетворённые взявшись за вилки, принялись уничтожать оливье.
Затем селёдочка к пюрешке и капуста квашенная…
Ну как под капусточку, да и не налить?
- По второй! Поехали…
А уже после второй рюмочки, языки развязались. За столом организовались группы по интересам и общим темам.
В одной из таких групп уже и я.
- Маш, а Маш! Ну ты мне скажи, ну вот ради чего он жил? Ведь Колька был хороший мужик. Не. Выпивал, конечно, но не запойный же. Так, по выходным.
- А ты Надь, вроде и не знаешь. Ради дочки, ради Светочки своей и жил. Ты вот вспомни. Пока малая была, он с ней везде носился. И в школу её и на работу с собой. Благо что хоть в туалет одну отпускал. Да и то, когда подросла. Был как блаженный.
— Это ты зря на Таньку наговариваешь. Она тоже малую любила. Старшие сами росли, а эта нет. Хотя та любила, конечно, только отца.
- Младшую, то Танька любила, а самого Кольку нет. Когда Светочка учиться уехала, в Москве поступила, Коля то и захирел весь. Ходил не мытый и не чёсаный. Пять лет в одной рубашке.
- Так они же за учёбу ей платили.
- Ну ты ещё скажи, что Танька ему стирала, а сама новые наряды не примеряла.
- Так-то у неё любовник был. Он и одевал и по ресторанам водил. Она ведь даже одно время к нему уйти хотела…
- У Татьяны любовник?
Переспросил я.
- Сиди. Не твоего ума дело, а Коле уже всё равно.
- А я и не знала, что у неё… А по виду и не скажешь. Мышка серая да тихая.
- В тихом омуте…
- Да-а-а…, - протянула Надежда, - не то, что я… То на двух, то на трёх работах тянулась. Всё ради детей. Всё в дом, в семью, а где благодарность? По молодости ведь ещё, в уборщицы пошла, чтоб дома больше быть. За детьми, мужем присмотреть. А где благодарность я вас спрашиваю…
- Так я это…
- Молчи уж. Не о тебе речь. Могла ведь я на заводе работать. Получалось у меня. В бригадиры выдвигали, да и по профсоюзной линии порядок был. Шла, шла и на вот тебе – пришла. Всё бросила. Дети главное. А где они, эти дети? Разлетелись. Меньшая, на которую была большая надежда, первая и выскочила в замуж. Сбежала. Нет, живут. Всё хорошо, но от нас далеко. А пацанам мы разве нужны? Старшего вот кое как женили, а средний всё не нагуляется ни как. От одной юбки, до другой. И в кого он такой? Мой вон, пока одну мою ниву вспашет, уже никакой. А тот балбес до пол ночи в соседней комнате молотит. Где силы то берёт? И ведь работает тяжело. Не сидит дома. Эх! Хороших парней мы вырастили.
И Надежда прижалась к моему плечу.
- Ты Надюха права. Живёшь так живёшь. Кладёшь свою жизнь на алтарь, как жертву, а отдачи-то никакой и ни от кого и нету.
- Да тебе бы Катька жаловаться. Мужиков меняла как перчатки. Сколько у тебя мужей-то было? Из официальных?
- А ты не завидуй. Я может такого как твой искала. Счастья хотела. Да только где оно, это наше, женское счастье…
- Так может не в штанах искать надо было, а в голове или в сердце?
- Ох ты ж и умная. Чего же раньше не подсказала?
- Тише девочки. Вы же на поминках.
- Ох! А и правда! Прости господи! Разгалделись чёй-то!
- Да что вы спорите. В штанах, а ли под юбкой. Я вот тоже счастья хотела, как и каждая из нас. Да боялась дочке отчима привести. Вдруг забижать станет?
Подключилась к разговору Раиса, соседка справа от меня.
- А теперь вона. Меня, хозяйку дома, из моего же дома, да и в замуж выталкивают. Говорят, что мужик хороший, иди и живи у него. Это мне раньше он хороший был нужен, а сейчас то чего? Поезд, как говорится, со здоровьем и силами тю-тю, уехал. К нему идти, это только в служки, а я сама пожить хочу. Чтоб никого рядом. Чтоб не было подай, принеси, постирай, уноси. Кто бы мне помог, присмотрел, приготовил, постирал…
- Ой-ли! Тебе бы Райка плакаться. Дочка в отличницах всю школу ходила. Теперь работа прекрасная. Денежная. Вся на людях. И красивая, и успешная.
- То-то и оно-то! На людях красавица, а дома, да с матерью, по хуже мачехи!
- У-у-у-у-у!
Тихо завыла Райка.
- Бабы! Бабы, ну что вы как не живые. Давайте нальём да помянем. Было бы чего нам плакать и причитать. У всех семьи. Вон Зинка, с десяток абортов ради своих танцев сделала, а где те танцы? Уж двадцать лет как не танцует, и детей уже нет и не будет. А нас ведь хоть какую ни возьми, у каждой квочки свои заморочки. Взяли, налили, подняли и вздрогнули.
Очередная рюмка наливочки. Закусили остатками капусты
- Ой да бабе не спало-ося-а.
Муж, ушёл с молодкою-у.
Только счастия ему-у.
Не поднять лебёдкою-у-у-у-у-у!
Затянула Раиска, а потом запнулась и тихо завыла.
Только теперь уже никто не останавливал горьких причитаний и горючих слёз. Женщины тихо вытирали мокрые от слёз глаза.
Всё же мы на поминках.
Поднялась дочурка Николая. Его любимица и помощница.
- Гости дорогие! Давайте все поднимемся и скажем:
- Упокой господи душу ушедшего раба Божия Николая. Пуст земля ему будет пухом и царствия небесного.
Гости исполнили просьбу Светочки и опрокинув ещё по рюмочке прекрасной, красной, вишнёвой наливочки, стали выходить из-за стола и отправляться восвояси.
- Э-э-эх! Повезло тебе Колька! Хорошо посидели. Помянули честь по чести. Хорошим человеком был, хорошо и помянули. Многие пришли.
Всплакнул и я.
Да не судите строго. Бабы! Что с них взять? Всю правду со дна своих сундуков памяти достали.
Как говорится:
О покойном иди хорошо или нечего кроме правды.
Рассказы | Просмотров: 46 | Автор: xax33 | Дата: 23/07/21 06:38 | Комментариев: 1

(Фантастические кошмары перенаселения)
Я вам предсказывал что будут и паспорта по вирусу и с работы будут отправлять не привитых.
Не хотелось верить! Смеялись.
Сам такой!
Но вот – достигли!
Готовлю для вас новый, шоковый проект. Уверен, что, не поверите, а некоторые даже обсмеют. Но! Жизнь не стоит на месте.
Вирус прогрессирует и движется вперёд семимильными шагами!
А, как говорят, всё новое – это хорошо забытое старое!
Даже на скальных рисунках встречаются люди со сферой на голове. Во всех рассказах в стиле фантастика – так же люди закрыты от окружающей среды в скафандрах. Но это будет позже.
По нашим сведениям, ускоренными темпами идёт разработка нового, защитного аквашлема, который полностью защитит от проникновения вирусов в экосистему человека.
Да-да! Вы не ошибаетесь. Это будет сфера, одеваемая на голову, с подворотником, ложащимся на грудь, плечи и спину. Две антенны сверху – первая: телефон, вай фай и интернет-соединение, вторая – контроль расположения индивидуума в пространстве. Постоянный контроль.
Зачем вас чипировать, когда можно просто отслеживать ваше местоположения по геометкам телефона.
Ну вот! Некоторые уже догадываются что сфера не будет обычным, перевёрнутым аквариумом.
Во-первых, передающие и принимающие антенны! Во-вторых, не рукаве вашего комбинезона набор кнопок управления.
В шлеме можно вызвать голосом, нужного абонента, но до этого надо нажать кнопку включения телефона, чтобы не случались голосовые накладки.
На переднюю панель вашего аквашлема проецируется видео картинка, принимающего ваш звонок. То есть вы разговариваете – лицо в лицо!
Как Вайбер или ват цап!
Далее кнопка подсказок, по домашним вопросам. Готовка, уборка и т.д.
Третья кнопка решение рабочих вопросов.
Ну и ещё пару кнопок, не имеющих большого влияния на окружение, но необходимых в личной жизни. Как-то – гигиена, питание, отходы.
Так же пара камер слежения за окружающей средой. Датчики температуры, концентрации кислорода и радиации в окружающей среде.
Все цифры отображаются в левом углу лицевого экрана – постоянно!
Ну и самый, я думаю, взволновавший вас вопрос в названии аквашлема. Почему именно аква? Вода!
Да. Мы не рыбы, но последние потопы и наводнения предполагают нахождение, а главное спасение человека в воде. Вот к этому и будет сводиться разработка новейшего скафандра – выживание в любых условиях.
Единственное успокаивающее пока, именно Пока, условие – в домашних условиях находится возможно без новейшей разработки.
Конечно же это пугает. Мы и сейчас не верим в вирус и его воздействие на людской организм. Ну, или не хотим верить. Как вам больше нравится.
Но уже сейчас с разных сторон слышны редкие, пока, но вполне конкретные утверждения что вирус произведён человеком и направлен именно на уничтожение человечества. То есть как там говорится – «Выживет золотой миллиард»
Остальное вымрет за ненадобностью.
Ну а что? Заметьте! Мы практически полностью обходимся без сельского хозяйства и животноводства. Всё химия!
Одеваемся, так же используя только химволокно. Мебель, машины, аппаратура – чистый пластик. Опять же - Химия.
На других, работающих пока предприятиях, требуют четырёх дневную неделю или же их вовсе закрывают.
Что делать с неработающим, и всё поедающим населением? Бунтами и протестами?
Я вам это не говорил.
Вы сами ответили – не нужны!
Но начинать примитивную войну нет смысла. Можно самому, лидеру и подстрекателю, попасть на виселицу. Легче обвинить летучих мышей и убить три, четыре миллиарда – вирусом из ничего.
Уже начинается пир во время чумы! Блогеры, тиктокеры и прочая подобная шваль пляшут голыми на телах мертвецов. На трупах. Уверяя что это весело и сгребая неоправданные выплаты чтобы от бессилия и бессмыслия стать новой жертвой на утеху публике, в основном состоящей из молодёжи.
Те, кто мыслящие – на такое не ведутся. Но и их поджидает безработица и голодная смерть, если они не входят в число золотого миллиарда.
Как же впихнуть своё бренное тело в число заветного миллиарда?
Об это мы поговорим в следующей фантастической фантасмагории, а пока у нас насущная проблема – Вирус. И надо знать – Как не попасть в число погибших от этой не существующей болезни.
Может сделать прививку? А???
Фантастика | Просмотров: 59 | Автор: xax33 | Дата: 19/07/21 06:49 | Комментариев: 0

Когда я добрая- готовлю,
Когда недобрая- я ем.
Пироженкой заем обиду
Иль тортик сладенький дам всем!
Могла ногою пнуть Тортиллу.
И муху пожалеть при том
Что муха в сладости увязла,
а у Тортиллы личный дом!
Гоняют муху по квартире
и травят не понятно чем.
А черепаха просто медлит
И угодить не может всем.
Поэтому…. Взяла котёнка
Ну и щенка в свой новый дом
На улице они ютились
За нашим красочным двором.
Помыла лапы, хвост и уши.
Расположились у двери
В тарелку положила кушать.
Вот отогрелись и они.
Когда тепло и сытно – в душах
Проснулись шалостей огни
И мне теперь не скучно с ними
Не много с ними и возни.
За то в душе такая радость
Спасла я жизнь и не одну
Они же платят мне любовью
За нежность, ласку, доброту!!!
Городская поэзия | Просмотров: 46 | Автор: xax33 | Дата: 15/07/21 13:55 | Комментариев: 0

(О хорошо известной неизвестности)
Спит уставший старый дом.
Ночью всё утихло в нём.
Все уснули наконец
Только месяц как венец.
Над трубой склонился он
Домовому шлёт поклон!
Полночь!
Наконец-то все угомонились. Уже не скрипят половицы. Даже обои по комнатам не хрустят, ночь повернулась к заре, и первая влага росы уже немного ослабила натяжение бумаги.
Только на верху, под крытой толью крышей, слышно, как осыпается отставший от смолы песок, да тихо вздыхают тени воспоминаний.
Шорох!
Тише! Тише мыши! Сейчас не время.
Только дедушка домовой в этот час хозяйничает по дому.
С некоторых пор, дом опустел. Некому стало помочь старой хозяйке. Вот он и старается.
Но и он, домовой, уже очень стар и поэтому часто просто сидит на чердаке, в продавленном кресле и тихо, мягким дыханием трогает воспоминания, висящие разноцветными шарами под самой стрехой.
Вон тот, большой и белый образ-шар, был самый первый. Это воспоминание о строительстве этого дома и рождении самого домового.
Молодая семья, получившая надел земли, роет колодец и укладывает первые камни в основании дома. Это ведь самое главное – есть вода, будет и жизнь. Так уж здесь повелось – на каждом подворье, своя вода.
А с первым камнем и хозяин приставлен. За всем присмотрит, поможет, подскажет – шепнув на ушко правильную мысль или идею
Да-да! От него, от домового много чего зависит.
Где и какую печь поставить. На какую сторону дверь входную вывести. А вы как думали? Эта работа не из лёгких. Такому не научишься – это только домовой знает – ему эта наука с рождения дана, как нашим деткам дышать и двигаться.
И вот дом построен!
Один белый шар-воспоминание, сменяет пять розовых шаров по меньше. Это он, домовой, развешивал воспоминания, каждый раз когда к крюку на потолке подвешивали люльку. Да уж. Пятеро детей! И все как башибузуки! Бегали, прыгали, кричали, а потом вдруг выросли и разлетелись по разным краям.
А вот висят качаются, голубые шары-воспоминания. Это уже внуки! Их много, но они не большие. Ведь не живут при доме. Так, наезжают изредка. Что с них взять? Вот и воспоминания не большие.
Лёгкий вздох и самый первый и больший из розовых шаров, вспыхивает яркими огоньками картинок воспоминаний.
Первенец! Самый долгожданный. Послевоенные годы. Разруха и возрождение. Всё некогда и не досуг. Хочется чего-то достичь, прежде чем обзаводиться наследником. Но, как вроде, вдруг! Раз и родился. Почти не ждали, лишь мечтали. Каким он будет? Как с ним все будут?
А он сам рос. Как бурьян. Родителям некогда. Надо страну поднимать, работать. А он вырос одним из лучших!
Всех любил, за всеми ходил и всех братьев, и сестёр сам воспитал и вырастил. И только он, молодой ещё домовёнок, знает, сколько сил, энергии и труда, было положено на воспитание и исправление ошибок. Но прекрасный результат – всегда подарок!
Вот же ж, все видят, что малец шкоду делает, но так любя и по-доброму, что просто лучше промолчать. И мать с отцом молчат. Лишь домовой ночами нашёптывает, что консервную банку к хвосту кошки привязывать нельзя. Даже для того, чтоб дети успокоились и не плакали.
Дохнул домовой и заиграл, заискрился воспоминаниями самый последний из розовых шаров. Самая младшенькая из деток.
Болезненной уродилась. Да такой что доктора не помогли. Совсем доходила.
Жалко стало домовому девчоночку. Сам в лес отправился.
К лесному ведуну обратился, а тот, выслушав, отправил к лесному-пасечному. Указав дорогу и направление. Долгая дорога приключилась. Три дня домовой отсутствовал. Но принёс из лесу гриб-груздь с полною шляпкою мёда с прополисом. Стал ночами губы девчушке мазать. Подошло лекарство. Порозовела малютка, да и встала по времени на ноги.
Да! Домовые тоже бывают молоды.
Если дом старый, достался по наследству, то и домовой тоже стар. Бывает, что домовые по пятьсот лет живут. А рождается домовой, с первым камнем, уложенным в основание дома.
Вот и наш домовой был юным. Сам иногда шалил.
То нож или вилку спрячет, а то муку рассыпает или воды на порог нальёт.
Нет, конечно, не со злости. Из шалости. О себе напоминает!
Это злой, глупой и ленивой хозяйке во вред делают. А тут пара трудолюбивая, дружная и весёлая.
Насыпает, к примеру домовой пшена на столе, а хозяйка не ругается, а ходит весь день и причитает:
- Ох забыла я за тебя, дедушка, но ужо к вечеру отработаю.
А вечером молока в блюдце нальёт и за печь поставит или пирога большой ломоть отрежет. Да чтоб с вишенкой!
Лакомится домовой за печкой и сверчка с котом подкармливает. Кот просто его друг закадычный, вместе шалят, а сверчок просто чтоб пел веселее и громче.
А сверчок в ночной тиши, не хуже соловья заливается! Вот времена были!!!
А ныне сидит домовой на чердаке, скучает.
Дедушка в том году как ушёл, а за ним и кот, друг любимый.
Хозяюшка старая стала. С ней не забалуешь. Только и забот осталось, накормить да разбудить.
А тут раз, и мысль, маленькая, но дерзкая.
Достал домовой свою коллекцию столовых приборов, собранную со стола в разные годы.
Сложил всё до кучи. Натёр до блеска, да один, самый первый из унесённых, возьми, да и положи на стол, прямо перед хозяюшкой.
По старости, сначала не обратила на него женщина внимания.
Взяла в руки, хлебца отрезать. Да так и выронила на стол. Вроде как горячий очень:
- Батюшки святый, да это же мой!!! Тот, что мне матушка с собой в замуж, на наследство положила. Да блестит-то как! Точно зарево.
И тут же спохватилась:
- Ох дедушка – домовой, забыла я тебя, старая. Вот я тебе сейчас, молочка то в блюдце налью.
Взяла ковшик с молоком, блюдечко… Да так и застыла.
Жизнь одним махом назад вильнула…
И видится ей как они с мужем первые дни проживали.
Как хату строили, белили, скоблили и ладили. Как пол деревянный стелили.
Нахлынули воспоминания – не отойдёшь.
Жалко стало домовому хозяюшку. Ну сколько она будет с этим ковшиком у стола стоять? Взял, слегка, подтолкнул руку. Разлилось, плеснулось молоко на стол.
- Ох! Чтой-то я старая заснула совсем. А молоко к чему.
Но увидя блюдце в другой руке, вспомнила.
Налила молока и блюдце за печку поставила.
Сидит домовой на печи, в тепле. Молоко попивает. А хозяйка за столом сидит. Задумалась. Вся в своих воспоминаниях.
Люди стареют. Дома ветшают. Так и домовые бородой зарастают.
Нет приливов молодости. Нет больших и светлых ремонтов.
Жить стало тяжело и домовому.
Дни летят, месяцы. Годы. Вот и сам домовой задряхлел.
С чердака не слазит. Воспоминания теребит, да хозяюшке посылает. Так и живут своим прошлым. За жизнь держаться.
И тут… Тихое такое:
- Мяу!
С порога!
Нежданно нагадано! Трах бабах, веселье новости! Внучка!!!
Первенца младшая дочурка приехала, как снег на голову!
Белит, скоблит и красит! Убирается. Как положено впереди себя в дом котёночка запустила!
И так весело и тщательно занялась домом, что вся бородища у домового по вылезла! Рубаха и ряха-то обновилися!
Старую хозяйку в красный угол определили. Всё ей самое лучшее и вкусное несут. За домового не забывают!
Свадьбу справляют!
И ныне новая хозяйка с мужем домом правят!
Помолодел на них глядячи и наш домовой. Почти тридцать годков скинул не глядя. Молодость.
То всё столовое серебро, старой хозяйке с воспоминаниями возвернул, а тут раз, и за старое принялся. Лучший нож молодой хозяюшки, да и припрятал.
А молодёжь, нет чтоб возмутиться, смеются, заливаются. Бабушкиных сказок наслушавшись.
Но молока за печку в блюдце поставили и пообещали не забывать впредь за домового! За хозяина дома! А добр и ухожен хозяин дома – будет лад в семье и порядок при дворе. Скоро детки пойдут – воспоминаний прибавится. Будет о чём в старости помечтать.
А пока – домовой с котёнком подружились и вместе за порядком приглядывают да мышей гоняют.
Рассказы | Просмотров: 60 | Автор: xax33 | Дата: 02/07/21 09:56 | Комментариев: 2

Вечереет. Хотя, где там. Всего-то два часа по полудни. Но так темно что впору спать ложиться.
Сижу в машине. Точнее прячусь от урагана и медленно еду.
На против меня огромное дерево. Под ним расположилась летняя площадка.
Люди, которые минуту назад ещё сидели и пили кофе, просто стоят и жмутся к ножкам зонтиков, установленных прямо на тротуаре. Ветерок разгулялся не на шутку!
Пара парней прикрывают своими мощными торсами своих подруг. Повезло кому-то. А вот две девчушки жмутся друг к дружке. Просто слились в едином объятии с зонтом. Поначалу они пытались удерживать свои развивающиеся как флаги, на ветру, юбки. Но последний порыв ветра показа что лучше плюнуть на ту юбку и держаться крепче.
Клён медленно протянул свои длинные ветви в мою сторону. Так и кажется, что сейчас схватит.
Я бы со страху даже попятился, но я же в машине. Включил заднюю и стал медленно отъезжать назад.
И тут грянул ливень!
Лобовое стекло заливает. Дворники мечутся из стороны в сторону и всё равно не успевают.
А дерево тянется и тянется за моей машиной. Я отъезжаю, а оно всё ближе и в просветах очищенного дворниками стекла, вижу листья зовущие за собой:
- Постой! Куда ты? Мы идём! Стоя-я-ять!!!
Выдаёт новый, усиленный порыв ветра.
Успел глянуть в зеркало. Сзади никого. Больше газу и вовремя…
Жуткий треск и только окончания веток розгами хлестнули по капоту.
- Фух! Успел! Такая махина рухнула! Да раздавила бы на хрен, если б не отъехал!
Ветки огромной копной расположились посреди дороги.
Надо объезжать. В потоках воды уже не видно бордюров. Апокалипсис!
Мимо почти пробежал зонтик, прыгая с ножки на макушку и обратно. Но вдруг успокоился и медленно поплыл по течению, подняв ножку вверх как мачту парусника.
Медленно. Боясь упереться в бордюр, подъехал к кустам. Повезло. Не врезался. Теперь можно проехать в образовавшийся между упавшим деревом и кустами коридор.
Медленно, не спеша тронулся вперёд.
Уф! Миновал дерево. Люди, ещё десять минут назад пившие кофеёк под зонтами, теперь пытаются добраться от этих зонтов до дверей кафе.
Два парня, взявшись за руки и придерживая одной рукой открытую дверь пытались передавать девушек друг другу. Ура! Им повезло! Всё удачно. При том что одна из девушек упала, но её всё равно подхватили и втолкнули в кафе. Дверь захлопнулась!
Тут новый порыв ветра и пара пластиковых стульев просто полетели в мою сторону.
Но! Опять повезло. Один стул не долетев упал и просто развалился от удара, а второй, взлетел чуть выше, но в этот же миг был поглощён, машущими во все стороны ветками, упавшего дерева.
Ну вот зря! Зря, я поехал. А ведь моя говорила:
- Завтра Танюшку поздравим! Сегодня так, по телефону, а завтра уже отвезём её новый планшет.
- А! Дорога ложка к обеду! Сегодня четверг. Отмечать будут в субботу и что теперь? Она должна ждать, когда все соберутся? Я отвезу, отдам, чмокну в носик и домой. Ей же приятно будет. Семь лет уже! Совсем взрослая!!!
- Ну ладно. Езжай. И за меня поцелуй. Смотри не долго. Дождь собирается.
А дождь совсем и не собирается, а просто хлещет. Хуже, чем из ведра. Точно Армагеддон наступил. Небо каждые пять минут сверкает и с грохотом падает на землю. Страшная красота!
Не бывалая! Неимоверная! Необычайная!!!
Какие ещё эпитеты подобрать, чтобы описать?
Поток воды уже такой, что она начинает уже просачиваться в салон авто, под дверью. Теперь главное не заглохнуть, не останавливаться и смотреть чтоб не залило.
Улица пустынна. Никого.
Молодёжь успела всё же спрятаться в кафешке.
По дороге вода несёт кучи мусора. Пластиковые бутылки. Дрова от шашлычников. Обломки столиков и стульев. Да много разного хлама и тряпья.
Наверное, не буду съезжать с тротуара. Тут выше. Не кому ведь не мешаю.
Сейчас до перекрёстка доеду и сверну. Поеду домой. Ветер как раз в ту сторону, не так дождь будет заливать лобовое стекло.
Что-то ярко красное мелькнуло в потоке. Чуть спереди. Но не до этого. Как бы до угла-то доехать? Дождь льёт рекой. Вода снизу прибывает. Но не останавливаюсь. Не заглохнуть бы!
Опять мелькнуло яркое. Мельтешит. Поднесло ближе. Стал присматриваться.
Вот это подарок! Кукла.
Яркая. Красная. Плывёт и кувыркается в воде. Ну такая вещь. Ещё подарок внучке. К нашему планшету в придачу. Такое яркое платьице. Ради такого подарка и намокнуть не грех. Открыл дверцу.
Дождь так обрушился на салон и на меня, что за секунду стал мокрым. Но зато вовремя. Кукла проплывала рядом и вот-вот нырнула бы в ливнёвку.
Успел схватить её за белый сандалик и быстро вдёрнул в машину, одновременно закрывая дверцу.
И всё это на ходу. Едучи медленно по тротуару. (Простите Гайцы – что нарушаю).
Дверца закрыта. Вытер рукой лицо и глаза.
Подправил направление движения своего авто (чуть не съехал с тротуара) и только после этого глянул на выловленный для внучки подарок.
Глянул и чуть не остолбенел. Но точно остановился!!!
Кукла не кукла, а живое дитё!
Девочка!!!
Личико в грязи. Во рту песок. Царапины по телу, где платье порвалось.
Но живая!!!
Шевелится!
Остановился. Рванул ручник. Дитя в руки. На колени. Изо рта пальцами выдираю песок.
Закашлялась!
- Ну Слав тебе Боже!
Вода потоком из неё!
Что делать? В больницу? Далеко! Но другого выхода ведь нет. Что я сам могу?
Машине не заглохла. Девочку, плачущую и трясущуюся от судорог – на сиденье и вперёд!
Съехал с тротуара на дорогу. Рискую, но так быстрее будет.
Еду. Вода во все стороны. А тут, на перекрёстке – волна.
Машина дёрнулась. Ругнулась матом и встала.
Что дальше? Только бегом. Схватил девочку и выпрыгнул на улицу. Под дождь. Стою на перекрёстке. Оглянулся во все четыре направления.
- О Боже! На счастье! Метрах в пятидесяти, под деревьями стоит скорая помощь!
Бегом к вам. Даже дверь не захлопнул.
Стучу. Врач открыла и всё с ходу поняв, приняла девочку из рук. Они стали ей заниматься, а я вот к тебе запрыгнул.
- Ну вот и хорошо. Я записал на телефон то что ты мне рассказал. Потом полиция будет брать твои показания…. Стой! Стой куда ты?
- Там в машине подарок для внучки. А машину вон потащило потоком. Надо спасать…
И убежал в дождь.
Машина скрылась за поворотом, а потоки ливня быстро скрыли удаляющуюся фигуру.
Мужчина! Отзовитесь!
Вас ищет полиция. Вас ищет скорая.
Вас ищут безмерно благодарные родители девочки, которая пропала с детской площадки с первыми порывами ветра и первыми каплями дождя.
Из десяти деток на площадке, где отмечался день рождения, пропала именно именинница. Валюшка! Которой в этот, второй теперь день рождения, исполнилось три года!!!
Рассказы | Просмотров: 56 | Автор: xax33 | Дата: 19/06/21 06:46 | Комментариев: 0

Решилась моя благоверная сделать семье прививку от вируса.
Ну раз решила, то ты хоть умри…
А она у меня женщина нежная, можно сказать даже хрупкая. Как рявкнет:
- Дорогой! Надо сделать…
И ты тут хоть на колени падай, хоть помаду ей новую подари, но делать всё равно придётся. Это вам не какая-то там Матильда Аристольдиевна! Тут понимать нужно – ЖЕНА!
Одно не осторожное слово и можно без обеда остаться. Я так однажды бельё не снял. Да тю на тебя! Не с себя, а с верёвки. Дождь пошёл и бельё вновь намокло. Так она мне даже мивину не дала самому заварить. Стояла над душой и высказывала. Ну какой уж тут обед. Взял молоток и пошёл полку прибивать, о которой она полгода уже просит. Она орёт, молоток стучит! Она сильнее всё орёт – а дрель аж свистит.
А как полку привесил – успокоилась. Даже улыбнулась.
Но за бельё ещё с неделю напоминала, хотя и кормила меня.
И тут вот вам вирус.
Оно бы всё ничего, но это же Укол делать!!!
Мы, мужчины, народ крепкий и сильный. В огонь и в воду. Пока речи не идёт об этих, так сказать, не красивых, не честных и не правильных применениях врачами неких своих штучек, под названием – шприц!
Ну возьми ты самый большой шприц, набери в него крема и украшай себе торты. Так нет же! Возьмёт зараза самый острый и тычет тебе в мягкое место!
А оно ведь мягкое!!! Нежное! На нём сидеть нужно, а она в него самым остриём попасть хочет.
В руку?
А что плохого вам рука моя сделала? Вон полку прибил. Даже бельё стал снимать. Пусть не досохшее, но ведь снимаю! Как и просила.
А тут этот вирус. Да пусть бы сдох тот, кто его придумал. За что мне терпеть такие муки и унижения?
Вон Колька сделал, так у него температура подскочила, хотел скорую вызывать, так его мегера не дала. Ну в смысле вызвать не дала. Сказала, что чаем с лимоном снимет воспаление.
Колька, правда сказал, что лимон помог и температура спала. Надо тоже будет купить себе штучки три. На всякий случай. Вдруг у меня тоже температура поднимется.
Пришёл день –«Б»!
Ну так «Б»ольно же!
Взял с собой большое яблоко. Это чтоб не заорать и не позорится. Перед кабинетом прививок – «Процедурный» - засунул яблоко себе в рот. (Благо в маске надо входить. Не заметно).
Зашёл. Сел и отвернулся. Пытаюсь разгрызть яблоко.
Ага! Чувствую – трёт!
Сейчас ведь уколет – зараза!
Зажмурился…
- Следующий… Мужчина. Мужчина! Ау! Идите. И помните – три дня не пить.
Ничего не понимая встал и покачиваясь вышел из кабинета.
А тут моя! Чуть не на шею ко мне кинулась:
- Ну что, сделали?
- Му, ны, Ю а, у.
Сунул руку под маску и с трудом, за хвостик вытащил яблоко из рта.
- Не захотела. Протёрла руку и выгнала.
— Это как же так…, да я её…
И супруга ринулась в процедурку…
Вышла из кабинета придерживая белую ватку на своём плече.
- Пойдём дорогой. Врач сказала две недели не пить и снова прийти к ней на приём. Тогда и уколет.
Выходя из больницы, выкинула ватку в ведро. Потом погладила меня по плечу и, бросив ещё что-то в ведро, потащила меня в кафетерий.
Заесть свою прививку пироженкой.
Кофе то ей можно пить. Это мне стопку нельзя.
Вот хорошо же ей! Съела сладенького и порядок!
А мне ещё две недели ждать экзекуции. Не пить, не спать спокойно, и всё думать…Думать…
И чего это плечо слегка ноет?
Наверное, от предчувствия самого страшного!
Будущего укола!!!
Удачи и не болейте!
Иначе уколют….
Рассказы | Просмотров: 99 | Автор: xax33 | Дата: 13/06/21 13:39 | Комментариев: 1

Рождение
Прекрасно окончил юридический институт, в который поступил после окончания школы при детском доме.
Общежитие не было в тягость. Привычка жить в коллективе очень помогает. Когда другие жаловались на музыку, на кучу народа и на постоянную нехватку денег- меня это совершенно не волновало.
Как попал в детский дом? Это другая история и я ещё не всю её разобрал. Слишком уж маленьким меня туда определили. Но я разбираюсь, ищу концы и связываю в целую ниточку. Может когда-то и эту историю смогу вам рассказать. А пока…
Детский дом принёс свои плоды в моей жизни, и даже помогал иногда.
Ну, к примеру, когда после окончания института, меня распределили и отправили работать в Крым, то пока не устроился и не получил общежитие от предприятия, провёл несколько ночей в местном детском доме.
Просто пришёл к директрисе и представившись сам, показав документы, попросил о ночлеге.
В таких домах работают отзывчивые люди.
Мне было разрешено месяц провести в сторожке, но хватило и двух недель, после которых поселился в своей, отдельной комнате, семейного общежития.
Но переселившись не перестал их посещать, а иногда и радовать мелкоту, новыми игрушками Сам ведь так рос. Но главной причиной, стала Она. Катерина.
Ну да. То есть в жизни стали светить две звезды – работа и десятиклассница.
Мы хорошо дружили. Правильно.
Я помогал ей с учёбой. Заставлял. И после девяти классов безделья, ей приходилось очень трудно.
Трудно, но полезно. Даже училка с директрисой не возражали против нашей дружбы. Она шла Катерине на пользу.
Выпускной не заставил себя ждать.
Настоял, чтобы сразу подавала документы в техникум.
Ну я же с этого начал. Вся судьба как по писанному…
За лето переделали кучу дел.
Подготовились и она сдала экзамены. Катя – студентка!
Восстановили документы и вселились в её заброшенное жильё!
Сделали в нашей квартире первый, посильный ремонт!
Ну чем вам не семейное счастье?
Семейное??? Как же мы забыли?
Расписались в октябре. Я работаю, Катюша учится. Не только на бухгалтера, но и на примерную супругу.
Вместе стираем, вместе убираем, готовим. Ну чем не игра в дочки матери. Но о детях пока ни-ни.
И как-то удачно у нас всё в жизни получается, что иногда, среди ночи проснёшься, а грустные мысли, ожидание чего-то плохого, так и рояться в голове. Гонишь их, развеиваешь. А утром оказывается, что просто собрался дождик и в комнате было душно спать
Годы летят как недели. Дни как часы.
Вот и техникум для Кати закончился. По доброй, хорошей моей репутации, Катюшу взяли на работу в нашу фирму. И она не подвела!
Тут уж нам совсем полегчало. Две зарплаты. Премии.
Сделали хороший ремонт и купили машину. Не новую, конечно, но всё же не пешком.
Стали откладывать на …
Катя беременна!!!
И животик такой кругленький. Большенький! И сердца бьются в унисон…
Две красавицы – близняшки поселились в наших сердцах и душах. Ну за одно и в отдельном, оборудованном для деток уголке, в нашей квартире.
Опять трудное, но такое прекрасное и занятное время. Девчонки растут. Радуют первыми шагами, словами, шкодами и нарядами!
Полезный выходной
При всей нашей, насыщенной работой и детьми жизни, мы умудряемся ещё и проводить поиски своих родных и близких, а также, изредка, выбираться на природу. В лес или к морю.
С Катиными родителями было всё понятно. Поездка на машине. Попали под обвал. Родители погибли под огромной, обвалившейся прямо на машину скалой. Её же саму просто чудом выкинуло из открывшейся двери на дорогу. Откуда её и успел оттащить, находившийся рядом милиционер. Кате было на тот момент почти одиннадцать лет.
Тут без вариантов. Хотя, конечно, стоит поискать дядей и тётей, может такие имеются? Но это отложили на по позже, так как проклюнулся небольшой лучик света в моей биографии. Вроде как жива моя мама!
Но это не точно. Поэтому не буду об этом. Чтоб не сглазить.
Собрались некие документы.
А мы, для большего результата, вели поиски не зависимо друг от друга. А обсуждали результаты всегда в походе.
Когда сидишь у костра, девочки уже уснули, и мы достаём собранные материалы и делимся или сопоставляем найденные факты или предположения.
Дочурки? Так они с нами в походах, с первого года жизни! Первый поход был, смешно сказать, совершён ими в рюкзаках, за нашими спинами. Потом ещё и ещё. А дальше сами ходить стали. Растут и тренируются. Спорт и воздух помогают растить здоровых детей.
Так мы собрались и на этот раз.
Катя, сидя за ноутбуком, резко вскрикнула. Я обернулся
- Нашла! Ура нашла! На субботу собираемся в поход! Для тебя есть очень хорошие новости!
- Ну раз так, то покупаю мясо. Гулять так гулять. Объявляю пикник1 Идём на шашлыки!
Четверг и пятница прошли в интригующем ожидании и подготовке. Пойдём с ночёвкой. В горы. Лето в разгаре.
Долгожданный день. Выезд. Поход. Палатка и открытые прекрасные красоты. Мы на плато.
Облака рукой достать, а некоторые даже к ногам подплывают. Чудно!
Нагулялись. Цветы и ароматы, солнце и скалы. Всё дало массу впечатлений. А к вечеру развели костерок и жарим шашлык. Полусонные девочки съели по два кусочка мяса и полезли в палатку. От массы полученных впечатлений – сон только в радость.
Катя достала фонарик и разложила возле ног исписанные листочки.
Костёр догорает и его света уже не хватает для того чтобы читать.
Я тоже достал свой, исписанный листок. Мои результаты за этот месяц почти не обновились.
- Ну что? У меня, как я вижу, пирог больше и жирнее. Так что ты давай со своего начни.
- Ну Катюша. Я сейчас умру от ожидания и нетерпения. Два дня же уже прошло. Всё терплю.
- А я ещё кушаю. Не могу же я с полным, набитым ртом тебе ещё и читать. Кхе…
- Ну давай я сам.
- Кхе. Кхе. А. О. Кхе.
- Что? Что случилось?
Темно. Но что-то происходит. Катя как-то не правильно легла на бок. Фонарик светит в догорающий костёр.
Вскочил. Допрыгнул. Схватил.
Её трусит и бьёт в судорогах.
Что происходит? Не пойму!
Время идёт!
- Дышит?
Нагнулся. Нет дыхания… Тихий хрип.
Или стон…
Подавилась что ли? Фонарик.
Лицо тёмно-синее. Глаза на выкате…
(Пишу, слёзы капают, как всё долго, а это секунды).
Понял. Схватил. Стукнул по спине.
Нет. Видел, что надо сильно сдавить живот, став позади. Перепрыгнул. Сдавил грудь. Стукнул. Ещё и ещё! Тихо…
Кинул Катю на колено и сложил по полам, как утопленников, чтоб изо рта всё вышло. Опять с силой стукнул. Придавил…
Вроде захрипела и… И затихла. Вытянулась…
Что делать? Куда бежать? Кому звонить?
Да куда бежать? Девочки спят. Ночь. Горы. И лето…
- МАМА!!!
Только и смог прокричать
Теперь только корить себя.
Ярче вспыхнул костёр, осветив место трагедии.
Это сгорели листочки с результатом поисков Катюши…
(К чему это)?
Да-да. Мобильник. Позвонил в службу спасения. Сбивчиво, но всё рассказал. Сказали, что выезжают.
Накрыл Катюшу пледом. Не дай Бог, девочки проснуться. Увидят.
Только к утру, часам к пяти, приехали и скорая, и спасатели, и полиция.
Осмотрели. Расспросили. Девочек не будили. Забрали Катю и уехали. Обещали вызвать.
Вызвать? Гады! Им бы вызвать! Поиздеваться! Нет бы тут же меня пристрелить! Сбросить со скалы! Забить ногами и камнями…
На сколько бы легче мне было! Ну почему она, а не я?..
А девочки?!?!?!
Как им сказать? Как объяснить? О чём с ними говорить?
Как жить-то теперь?
Господи! Как хорошо, что они не повторили Катину судьбу, у которой погибли оба родителя. Но как же плохо что погибла она! Как бы мне было легче, просто лежать, а Кате остаться с ними.
Чушь!
Чушь не чушь, а детям с матерью лучше.
Так надо сделать так, чтоб они не почувствовали, или, хотя бы, не сильно ощущали отсутствие мамы. А то умереть… Камнями… Жить ради девочек! Вперёд! А если…
Ни каких если, только всё для детей!!!
- Вика! Люда! Подъём! Пошли домой!
- У-у! Ещё так рано!
- Мам, ну дай поспать…
- Всё. Все собираемся. Мама уже ушла домой. Вызвали на работу.
- Как ушла? Почему?
Поинтересовалась Людочка.
- Да вот так. Ушла прямо по небу. По облакам, что у нас под ногами.
- Ух ты!
Восхитилась Виктория.
- Как пошли? А вещи, а палатку?
- Свои вещи берите, а остальное нам уже не понадобиться.
- А мы и кушать не будем?
Опять спросила Люда. И её поддержала Викуся:
- Вон ещё шашлык остался на палочках…
- НЕТ! Только шашлык мы есть не будем. Хватит с меня и того кусочка….
И я со всей силы, со злостью пнул ногой шпажки с мясом, остававшиеся на мангале.
- А какого кусочка?
- Пошли. Не выводите папу. Нам пора.
Взяв из палатки детские рюкзачки с вещами, мы неспешно отправились домой.
Нет смысла рассказывать о похоронах. О слёзках детей и своих.
Надо продолжать жить
На работе взял отпуск за свой счёт и весь месяц просто гулял с детьми по паркам.
Поминки. Девять дней. Сороковины…
Всё сделано для того, чтобы добить твою безутешную душу.
Девочки за месяц вроде, как и привыкли жить на троих. Изредка выкрикивая:
- Мама… Ой! Папочка….
Чтобы ходить на работу, нанял няню.
Не будет у девочек мачехи! Вырастут со мной.
Скоро школа, а там и глазом не успеешь моргнуть… Им сейчас уже по пять…
Вышел на работу. Дел невпроворот.
Жизнь стала налаживаться. Свыклись с мыслью что нас трое и няня.
Нет. На работе конечно же есть на кого посмотреть, но решил же обойтись без мачехи. Может оно и неправильно. Девочек должна воспитывать женщина. А вдруг моим девочкам станет хуже от неё?
Всё. Буду сам!
А вот и первый класс! Первый звонок! Красавицы в бальных платьях…
Как бы была счастлива Катюша…
Спокойно…
Дети счастливы, значит всё хорошо.
Ещё год прошёл, и ещё…
Что-то стал замечать, что меня полюбила простуда. Донимает кашель.
Долго тянул. То времени нет. То девочек не с кем оставить. Но вот выбрался к участковому терапевту. Анализы, кровь, моча, флюорография, КТ, развёрнутый снимок лёгких, МРТ и направление к онкологу.
Всё это время я не бросал начатых поисков. Проверил Катин ноутбук, но там только намёки. Ни одного прямого следа. Мистика какая-то.
Все ведь листки сгорели в костре, в момент смерти Катюши…
И вдруг! Так вот же…
Прямая ссылка на роддом, от куда меня переместили в дом малютки.
Вот же Катин запрос!
И даже ответ она получила.
Но где он?
Наверное, распечатала не сохраняя. Придётся отправлять запрос повторно.
Онколог тоже долго рассматривал снимки, результаты анализов и…
И отправил по новой всё обновить…
Опять лето. Девочкам уже по десять лет. На работе дали по две путёвки на каждую. То есть девочки по две смены проведут на море.
Хорошо!
Я тоже не буду сидеть на месте!
Сам поехал в архив родного города и с помощью денег и какой-то матери нашёл адрес женщины, числившейся моей мамой.
Но как выяснилось, она живёт где-то в Крыму и под другой фамилией.
Поиски вновь приостановились, но теперь это всё же ближе к дому. Легче и проще искать.
Вот и осень. Девочки в школу, я на работу. Кашель донимает.
Онколог сказал:
- Не нравятся мне ваши анализы. Надо лечь на обследование
- Доктор, я не могу. У меня дети.
- Ну вы же не хотите оставить их сиротами?
А мне прямо как по голове - гром и молния:
- Катюша осиротела, когда ей было почти одиннадцать.
- Несчастье настигло Катюшу, когда она вышла на прямую в поисках моей матери. И я уже на этой прямой…
Мистика! Или это страх заболевшего и уставшего головного мозга?
Маразм.
Что делать??? Прямо Чернышевский. Только не до смеха мне.
Искать свою мать? Вдруг что со мной, будет родной душой для девочек – внучек. Хотя – какая бабушка если она их никогда не видела.
Срочно ложиться в больницу? Может ещё не всё потеряно и меня спасут, но судя по скептицизму врача…
Обзавестись женой, и мачехой для девочек? Скинуть своих крошек на чужие плечи. А будет ли кому из этих троих хорошо?
И честно ли это с моей стороны по отношению к ним?
А время неумолимо летит вперёд.
И судьба вся как по писанному.
Очень боюсь перевернуть эту страницу…
Рассказы | Просмотров: 62 | Автор: xax33 | Дата: 11/06/21 16:30 | Комментариев: 1

И снова архива – пыльные папки
И тайны большие что скрыты в тени
За папкой с тесёмкой, забытой, закрытой
Судьба не закрыта, но с грифом – «умри»!
Очередная работа за столом, с архивными документами. Гриф секретности давно снят, но вынос из помещения категорически запрещён. Читая некие бумаги, удивляешься тому, что в них вообще не было смысла запрещения. Но кому-то ведь это стало надо?
Суть документов папки:
Главный редактор, некой газеты, (название заштриховано), в городе Альтенхайм, дал задание журналисту взять интервью в доме престарелых, у нескольких престарелых фрау. Находящихся в более-менее здравом рассудке и адекватном состоянии, на предмет послевоенной жизни. Издевательствах, изнасилованиях и безнаказанных убийствах жителей Германии.
На войне да мужички расслаблялись.
Да на жёнушек чужих, на кидались.
Страшно на войне мирным – голодно.
Да с солдатами гулять было выгодно…
Фрау Гретель Кёниг
Моншау. Близ Эрфурта.
- Фрау Гретель. Выражаю вам своё восхищение и благодарность, за ваше согласие на наше сотрудничество.
- Не забудьте молодой человек передать мне десять марок, за интервью. И будет лучше если вы расплатитесь заранее. Это сделает меня более разговорчивой.
- О! Да, да! Деньги довольно-таки небольшие и я готов их отдать вам сразу.
- Мне они в общем-то не нужны, у меня здесь всё есть и всем обеспечена, но наличные в кармане всегда греют душу. Это, наверное, последствия войны и послевоенных лет…
— Вот возьмите марки и расскажите мне всё что вы помните именно про те, не лёгкие годы.
- О! Это будет длинная история. Мы, старики сентиментальны. Нас донимает холод и одиночество. Говорить могу долго и без темно, поэтому лучше задавайте вопросы.
- Хорошо! Что вы помните из последних месяцев войны? Ну, к примеру, сразу после рождества.
- Холод! Темно, голодно и холодно. Всё!
- Но это слишком обще. Немного конкретики.
- Рождество 44 года принесло полное разочарование. Я родилась в 1920 году. К началу войны у меня был один ребёнок, но в начале 42 года я родила дочь. Моего мужа, Горста, призвали и направили в действующую армию в конце 41 года. У него плохое зрение было. Он попал в похоронную команду. Как он сам писал, он не убил ни одного человека, но десятками закапывал их в землю. Когда его только призвали я думала, что нам станет на много тяжелее выжить. В материальном плане. Но у нас, практически ничего не изменилось. Горст очень часто присылал посылки. Вещи, обувь, часы. Иногда золотые зубы. Так что мы не нуждались до ноября 44 года, когда его взяли в плен. Вот тут-то, а это и пришлось как раз к рождеству, мы и узнали, что такое голод. А дальше ещё хуже. Эти ужасные бомбёжки. В добавок кругом рассказывали о диких русских, готовых всех поднять на свои рога и вдобавок кого изжарить, а кого и просто съесть живьём.
- Ну это же всё не правда. Сказки…
— Это вам сказки, а нам в подвалах, сидящих с мерцающей зажжённой свечой, казалось, что в каждой тени, за каждым углом русский и смерть. В добавок голод и жажда. Водопровод в доме испортился, и ни воды набрать ни помыться было негде.
- А расскажите, как к вам относились захватчики? Многие утверждают, что их насиловали. Над ними издевались.
- Насиловали? Зачем? За хлеб, за воду, за жизнь, почти любая была готова идти с любым русским. Нет были, конечно, некоторые, но у меня дети. Их необходимо было кормить. Чтобы я сказала Горсту, если бы кто-то из детей умер?
- То есть вы хотите сказать, что вы добровольно?
- Ах молодой человек. Если бы ваша бабушка не кормила вашего отца, то вы вряд ли задавали бы мне эти не этичные вопросы. Да, я спала с русскими. Они не когда не отказывали детям, прибегавшим с тарелками к печкам на колёсах. Всегда давали порцию, но это же не выход. Они просто не могли кормить нас постоянно. И эта каша…
- И что? Как?
- Да вам то что? Офицеры всегда давали марки, а солдаты тушёнку и много других продуктов. Вот так мы и дожили до того, как вернулся Горст. Пошёл работать на стройку. Я в магазин. А вы не верьте разному. Русские всегда были честны и обходительны. Правда не всегда чисто выбриты.
- До свидания.
- Скорее прощайте. Приятно было вспомнить.
Фрау Карлот Рихтер
Носсен
- Добрый день. Я по поручению редакции. Спасибо что согласились сотрудничать.
- Добрый день. Я простите, не совсем поняла темы вашего интервью. О чём вы хотите услышать?
- Нас интересуют последние месяцы войны и жизнь сразу после её окончания.
- Последние месяцы войны у нас прошли спокойно. Точнее война стороной обошла наш городок. Наши быстро проехали по улицам на машинах. Мы сразу всё и поняли. Родители вывесили наволочку из окна, а на стёкла, чтоб не вылетели при взрывах, наклеили полосочки. Но войны и не было. Русские тоже проехали по улицам на машинах и танках. После этого на долго воцарилась гнетущая тишина. Мы просто не знали чего ожидать далее.
- Так что, захватчики больше не пришли?
- Кто? А! Ну как не пришли. Рядом с городом был не большой аэродром, вот на нём они и построили свои длинные дома. Казармы. Поселились в них, а в город приходили патрулировать и за покупками. Проверяли рынок, кинотеатры и просто окраины. Только зря вы их назвали захватчиками. Ничего подобного, ну там убийств или издевательств не было. Да, они ходили как хозяева. А мы боялись. Прятались и убегали в подворотни, только при звуке приближающихся машин. Но это было не долго. Нас не трогали. Можно сказать, почти не замечали, и мы осмелели. Спокойно начали встречать патруль на улице. Правда и сейчас, если русский заходит в магазин, все стараются пропустить его вперёд. А в пабы им самим не разрешено заходить. Там уж мы, немцы, чувствовали всегда себя спокойно.
Как-то возвращаясь вечером домой, очень спешила. Вот-вот должен был начаться комендантский час. А за это на улицах арестовывали и держали до утра. Потом везли домой, для проверки. И вот я бегу. До дома оставалось немного. Но вижу, что там, где дом, там и патруль. Остановилась. Думаю, что делать? И тут из улицы с боку, выходит молодой солдатик. Посмотрел на меня. Потом туда, куда смотрела я м всё понял. Подошёл, взял под ручку, и мы медленно пошли по дороге.
Когда подошли к патрулю, солдат показал документы, и мы прошли дальше. Он провёл меня до дома и ушёл. А через два дня, утром, пришёл. И мы весь день гуляли по городу. Я плохо выговариваю его имя, но точно помню – Мьиша Кочьмарик из Пернополя. Мы с ним подружились. Он учился говорить по-нашему, а я по его. И очень скоро мы стали понимать друг дружку. Я его очень полюбила. Но в один день он не пришёл. На другой тоже. А на третий день я пошла на аэродром, в его часть и мне рассказали, что он погиб на окраине города. В перестрелке. Его хоронили. Я очень много и долго плакала и переживала.
- Так он вас изнасиловал?
- Ой! Что вы! Я так и вышла девицей замуж, за нашего, городского парня, вернувшегося из плена. Так мы с ним и прожили всю жизнь. Но я всегда помнила и любила Мьишу.
Фрау Бруна Крюгер
Бахарах
- Здравствуйте.
- Что вы хотите?
- Ну, я вам говорил по телефону, что мне хотелось поговорить о последних днях или месяцах войны и сразу после войны.
- А нечего мне рассказывать.
- Ну как же так? Я узнавал, ваш муж, Корбл Крюгер, был офицером.
- Он не состоял в СС и не убивал. Он был просто солдат, хоть и при погонах. Он выполнял приказы.
- Но я не хотел говорить о нём. Речь должна идти только о вас и о вашей семье.
- А что моя семья? Мы не воевали. Больше мучались.
— Вот. Вот об этом и хотелось бы получить информацию.
- Давайте конкретнее. Что вас интересует?
- Последние дни войны. Пришли захватчики и вашей семье стало плохо жить.
- Нет. Ещё не пришли. Ещё наши солдаты пытались удержать город. Нас бомбили. Улицы обстреливали танки и пушки. Как наши, так и русские. Мы прятались по подвалам. Не было ни еды, ни воды. Вот только там, многие из нас осознали, в какую авантюру втянул нас Фюрер и прокляли его на веки вечные.
- Ну ладно. Хорошо. А когда пришли эти?
- Когда пришли русские? Да, было страшно, так как нас пугали и описывали их чуть ли не посланниками ада. С красными глазами и капытами вместо ног. Но голод, я вам скажу, спасает от многих страхов. Мы вышли из подвалов и те же русские делились с нами супом и кашей. А вот когда русские ушли, и пришли их союзники, то кроме как кусочек шоколада, американцы детям не давали. В это время я и продала очень много нужных нам самим вещей. Нужно было кормить детей. Многие тогда не брезговали связями с солдатами, но я не из этих. Хоть и не осуждаю. Не люблю американцев. Бесстыжие и наглые.
- Ну от чего вы так? Они всё же лучше русских.
- Лучше? Кто вам сказал? Я вот вам сейчас расскажу.
Корбл пробыл в плену три года. Он, когда вернулся много рассказывал. Жили они в бараках. Работали по восемь часов в день. Даже высшие офицеры, бывшие с ними и освобождённые от работы, помогали на разборке завалов. Никого и никогда не били, и не убивали. Бывало, шутили русские над немцами. Стучат палкой в висячую железку. Тревога. Все выходят, а им говорят, что через пол часа отправление домой. Все бегают, собирают вещи, упаковываются и выстраиваются на площади, а русские смеются. Обидно было после трёх часов стояния и ожидания машин, узнать, что над тобой пошутили. Это было обидно пока они не вернулись домой. Когда Корбл вернулся домой, он вообще оказался никому не нужен. Он военный, а такие остались не у дел. На него косились. Соседи тыкали пальцем в его сторону и крутили пальцем у виска.
Когда же Корбл пошёл в магистратуру, узнать о работе, то над ним долго смеялись, а потом просто выгнали. Выкинули на улицу.
После этого нам пришлось покинуть свой собственный дом и переехать жить во Францию. И вот, только спустя тридцать лет, мы смогли вернутся. Так что нашей семье русские доставили меньше хлопот, чем наши нынешние союзники, американцы. Вот эти и грабили, и насиловали. Хозяева жизни. А золотые кольца и серьги меняли по заниженному курсу или вообще отнимали. А теперь всё! Идите! Разбередили раны. Корбл так и ушёл, не простив этим союзникам двойную игру. Идите.
От редактора
Редакционное задание не выполнено. Материалы о зверствах советской армии не собраны и не соответствуют действительности. Данные материалы отправить в архив за ненадобностью.
Рассказы | Просмотров: 73 | Автор: xax33 | Дата: 07/06/21 19:32 | Комментариев: 1

Иисус Христос - самая "неудобная" личность в истории, люди Его отвергают, потому что, "если" всё, что Он сказал, правда, то у них большие проблемы...
У Него не было образования, а Его звали Учителем. Не было лекарств, а Его звали Целителем. Не было войска, а цари Его боялись. Он не побеждал в битвах, но покорил весь мир. Не совершал преступления, но был распят. Он был распят, но жив и по сей день.
Иеромонах Савватий Собко
Пасха. Возле иконы стоят мужчина и женщина. Женщина искренне восхищена ликом, изображённом на иконе:
- Потрясающий портрет (все в нем есть: милость, доброе, чистое, детскость, открытость и миролюбие, сострадание) кто художник?
- Вы наверно не видели икону из монастыря Сурб-Хач. Иисус с закрытыми глазами. И только верящий, и видящий вперёд - увидит Его открытые глаза. Надо только верить и смотреть - Его глаза откроются! Это бесподобно и неописуемо. Это надо видеть
- К сожалению, не видела! Где находится монастырь? Спасибо за расширение моего кругозора!
- Город Старый Крым. На выезде есть армянский монастырь. Вот в нём.
- Благодарю, при возможности постараюсь посетить. А вы можете выслать фото этой Иконы?
- У меня нет. Но в сети есть. Только это не то! Просто картинка. Нужно именно Видеть!!! Даже может чтобы понять себя. Каков я хрестиянин? Откроет ли передо мной глаза сей лик святой?
- Круто! Надо, конечно, видеть оригинал.
- Поэтому я и не купил себе копию. Ещё открою небольшую тайну. При входе в церковь две могилы на пороге и меж ними круглое отверстие в полу. В нём когда-то стоял деревянный крест. Каждый входящий может преклонить колени и коснувшись земли в отверстии на месте бывшего креста - может загадать желание или попросить помощи в нужном деле. Это всем известно. Только не всех предупреждают что под полом есть улей диких ос. И если человек не готов увидеть вылетающих к нему насекомых - может многое произойти. Но в этом и суть!!! Кто искренне верит - того и не тронут. Приезжайте проверить и друзей родных привозите.
- Столько удивительного, особенно в местах веры !!! надо обязательно посетить такие места!
- Не только удивительного, но и сильного. Исцеляющего и помогающего. Это Вера!
- Согласна! Очень хочу укрепиться и возродиться!
Тут в разговор вступила иная проходившая мимо женщина:
- Так, вроде бы, этот лик создан при помощи компьютера... Может я и ошибаюсь...
- Бог через все общается с нами, к каждому приходит по-особенному, даже если этот лик создан при помощи компьютера, но вряд ли.
И развернувшись все отправились по своим делам.
Кто ставить свечи, а кто и освящать у батюшки свои дары. Куличи да паски с яйцами и водой.
Всех поздравляю со светлым Воскресением Христовыми.
Христос воскресе!!! Воистину воскресе!!!
Здоровья, мира и веры!!!
Рассказы | Просмотров: 76 | Автор: xax33 | Дата: 04/05/21 17:10 | Комментариев: 0

Вот и прошло Вербное воскресенье. Большой праздник.
Люди в этот день ходят в церковь святить веточки вербы, а потом расходятся. Кто домой, кто в гости, а кто и на кладбище.
Одно могу сказать, даже работать, после посещения церкви можно, и на могилках порядок наводить тоже можно. А вот пить алкогольные напитки в этот день – точно нельзя!
Чревато это тяжёлыми последствиями.
Вам судить, были ли это просто видения и привидения, или может «белочка» (белая горячка) посетила нашего юбиляра, но случилась с ним эта история, сразу же после посиделок с друзьями, отмечавшими с ним его сорокалетие.
После не больших возлияний, так как он человек мало пьющий, но тут пришлось, довелось нашему юбиляру вечером Вербного воскресенья возвращаться из бара домой.
Он хорошо помнил, как вызвал себе такси.
Попрощался с друзьями, вышел и сел в машину…
А вот дальше…
Туман. Темно и серый туман стелется над землёй. Сыро. Как-то сразу и протрезвелось, когда открыл глаза. Всюду кресты и памятники.
Кресты и Кресты! Могилы…
Кладбище. Вообще протрезвел. Вскочил на ноги., но тут же и сел на близко стоящую скамейку. Руки положил на столик и замер.
Сил двинуться нет. Страх и ужас заставляют шевелится волосы на голове.
И только мысли медленно и ровно текут интересно, как река. Уверенно журчат, переливаясь различными красками и отблесками ярко светящего Солнца. Но солнца-то и нет! Луна! Да и та по за тучами прячется. Шелест кустов, попискивание мышей в норах и вздохи…
Удивительно. Как мог очутиться на кладбище? Где делось такси? Ограбили? Так кроме телефона и взять нечего. Наличных денег нет, всё на карте. Телефон при мне.
- А? О! Вздохи? Какие вздохи? Кто здесь?
Чуть не закричал, но прикрыв рот ладонью, выдал только мычание.
Попытался осветить телефонов вокруг себя, но не получилось. Включён энергосберегающий режим. Садится батарея. Можно успеть только позвонить.
Ну и что теперь? А куда? Сестре? Маме? Только напугаешь. Вызвать такси? Кто на кладбище сейчас поедет? Время?
Ага! Ещё можно посмотреть.
- 23 часа 48 минут.
Почти полночь. Да. Такси не вызовешь. Как объяснить, где ты сейчас. На каком кладбище и как далеко от входа? Может друзьям позвонить? Вместе же пили, пусть выручают. Ну да! Ключевое слово – пили, Вспомогательное – вместе. Может им сейчас не лучше.
И всё же вопрос:
- Кто это так тяжело вздохнул, совсем рядом.
Луна выглянула из-за тучи буквально на секунды. Заметил кусты. Вытянул руку вперёд – туя или кипарис. Мягкие и приятные. Отвёл руку за спину – укололся. Сосна или ель, а сбоку большая стела, почти в полный рост.
- Получается, что я прикрыт с трёх сторон. Мало заметен. Если положить голову на руки, на столике, то можно и прикорнуть с часок. Всё равно сил идти куда-то нет.
Сказано, сделано.
Положил голову на руки. Прикрыл глаза…
Шаги. Тихие. Шаркающие. И в придачу что-то тянется по земле, и за этим, чем-то, перекатываются камешки, создавая шум.
- Евлампий.
Раздалось рядом. Почти за елью.
Взглянув в сторону голоса, на фоне тёмного неба увидел:
Из развалившейся могилы протянулись руки с длинными ногтями и ухватившись за ржавый качающийся крест, помогли подняться древнему старику из могилы. При этом ноги и борода его оставались в земле.
- Евлампий, глухая тетеря.
- Да иду я, иду. Гермоген. Сейчас помогу.
- Давай. А бороду волочёшь?
- Волоку. Куды ж ты ея закудыкнешь?
- Пошли к Исай Гедеоновичу.
- Опять к этому еврею?
- А ты можешь предложить ещё кого-то?
- Да нет.
- Или хочешь ещё год таскать эти бороды?
- Так он обдерёт как липку.
- Тебе что, ногтей жалко?
- Не жалко, но у Руфы Яновны ногти можно на корешки цветов сменять, а бороду на воду. Так и украсить свою квартирку.
- Да твоя могилка уже все развалилась и травой заросла, какие тебе ещё цветы? Хотя как хочешь, а я пойду до цирюльни.
- О! Привет деды! Ну вы и монстры! Ни хрена себе заросли! Ни моемся, ни бреемся, со вшами в чесалки играемся.
- Изыди сатана, не то крестом наверну.
- Не ругайся Евлампий, это же молодёжь. Не видишь, что он первый раз.
- Привет Внислава. Ты чего его защищаешь? Бес какой-то, а не молодёжь.
- Парнишечка, а ты с каких будешь?
- О чём ты старая? Что за космы у тебя по земле волочатся? Все в траве, да в земле. Отойди страшилище.
- Ха! Классно ты эту уродицу отшил.
- Во! Клёвая тёлочка!
- Спасибо на добром слове.
- Да прибей ты их, Евлампий. С говором их бусурманским.
- Но-но! Как это прибей?
- Да вот так вот крестом по башке, или памятником. Да так чтоб ещё год не вставали.
- Вы чего й то дуды? Успокойтесь.
— Это вы успокойтесь. Первый раз вылезли и свои порядки наводят. Здесь без вас был покой и уют. Всё без шума!
- Так со скуки помрёшь с вами.
- Помирать уже дальше не куда. На том свете уже.
Кто-то вскрикнул.
- Не реви, Карина.
- Но мы же умерли.
- До тебя это только дошло?
- Я думала, что я в больнице, без сознания или там в коме, но не это!
- Какая хорошенькая!
- Конкордий! Ты хоть и молодой, всего 1940 года, но тебе поздно на прошлогоднюю засматриваться.
- А тебе Ваенга Фртиевна, не смысла меня ревновать
- Гермоген Дариевич, вы по старшинству не обучите правилам сожительства нашу молодёжь?
- С большим удовольствием, но борода велика и тяжко рот разевать, пусть Боримира Рувимовна расскажет и научит – она же и ритор словесности.
- А и я с успехом исполню ваше желание. Но для начала молодёжь должна представиться. Имена при жизни, год и причина прибытия к нам.
- Ха! Мы с герлой на точиле катались. Ну я там руля не туда крутанул и поэтому тачка столб обняла, а мы внутри оставались.
- Я, Карина Игоревна, в прошлом году с ним ехала…
- А я, Максим Сергеевич, тоже с ней.
— Вот теперь и нам про вас всё понятно, и вы многое узнав – поймёте. Только что закончилось Вербное воскресенье. Для людей, там, большой праздник. До этого дня они приходили на кладбище убираться, красить, белить и подправлять могилы – наши квартиры. А теперь всю эту неделю люди будут готовится к Пасхе. Печь, красить, наводить порядки в своих квартирах и мыться. Корче. Будут заняты две недели. Сначала готовиться, а потом праздновать. Это наше время. Неделя до Пасхи и неделя после отданы жизни духов. Такие старейшины как Гермоген Дариевич 1864 года смерти и Евлампий Ипатиевич 1915 года смерти, уже просто по срокам жизни своих близких никого не ждут. Никто их не помянет и о них не вспомнит. А каждое поминание, молитва и вспоминание это как деньги у людей. Чем больше тебя помнят, тем ты богаче и ярче. За свою яркость ты можешь получить такие блага как стрижка волос и ногтей, которые растут ежечасно. Вкушение воды и цветение цветов на твоей могиле-квартире. Чем больше тебя помнят – тем ярче ты выглядишь и тебе легче всё переносить. Наших старожил уже никто не вспомнит и не помянет. Поэтому они черны и их могилы заросли травой. Старейшие заранее идут в цирюльню, чтоб хоть как-то поухаживать за собой. Все остальные ждут Радоницы. Это праздник поминовения усопших во второй вторник по Пасхе. Мы все надеемся на память. На поминание. И кто как воспитал своё новое поколение, кто как прожил свою жизнь, кто сколько сделал хорошего и полезного, тот так и получит. Всё по заслугам. А как вы думаете – к вам придут? За вашими могилами ухаживают7
- Ко мне брат и мама приходили. Друзья вспоминали.
- А у вас молодой человек борода и тень на лице. Не многим-то вы доставляли радость. Может пойдёте бриться?
- Я ещё подожду, как вы и говорили. Радоницы.
- А скажите старики, почему вас так мало? Один вон 1800 какого-то года, а другие, не старые, да и прошлого года не пришли?
- У кого грехи слишком тяжкие, Землица-матушка не пускает. А иные, всеми брошенные, просто истлели и встать не могут. Просто лежат. Без поминания они лишены последней радости – увидеть луну и дождаться родных. А кому-то родные не могут поставить памятник или просто крест, а без креста встать невозможно. Не за что придержаться.
Кто-то всхлипнул и шмыгнул носом.
- Кто плачет? Здесь есть человек! Нас не могут видеть всех вместе. Разлетаемся…
И тишина…
Мужчина, сидящий на скамье, положил голову на руки, лежащие на столике, и прикрыл заплаканные глаза.
- Мужчина! Эй! Мужчина! Вставайте. Хорош спать. Все давно разошлись. Бар закрывается. Уже понедельник. Шесть утра!
Мужчина поднялся. Не твёрдой походкой дошёл до барной стойки.
Достал из портмоне кредитную карту и рассчитался.
Позвонил и вызвал себе такси. А выйдя на улицу, прошёл до магазина цветов и купил букет роз.
Подъехала машина.
- Вы такси заказывали?
- Да-да. Едем.
- Адрес назовите.
- Едем на кладбище. К родителям.
Таксист обернулся. Его глаза готовы были выпрыгнуть из глазниц. Но клиент выглядел вполне адекватно.
Машина медленно покатила к окраине.

Помните! Вспоминайте и поминайте – это единственное что мы можем передать родным на тот свет!!!
Рассказы | Просмотров: 77 | Автор: xax33 | Дата: 26/04/21 05:36 | Комментариев: 0

Поход
Походы, походы, пикники и вылазки. То к морю, то в лес. К рекам или озёрам. То в горы, под облака.
Как повезёт, какая, мысля, в голову взбредёт!
Интернет всё же присутствует в нашей жизни, как бы мы не отказывались от даров цивилизации.
- Папа! Я тут познакомился с Кириллом. Он правда чуть по старше меня, но занимается в клубе спелеологов. А иногда даже участвует в спасательных операциях службы «Крымспас».
Заявил мне как-то Вовчик, в понедельник, перед работой.
- И что ты хочешь этим сказать?
- Ну как что? Мы же давно собирались выбраться в настоящие горы, а не так, на пенёк по средь лужи.
— Это смотря что ты называешь пеньком. Если Красные пещеры, то горы там нормальные. Мы, кстати, ещё полностью их не изучили.
- Кизил-Коба – это красиво. Но Кирилл предлагает подняться на нижнее плато Чатыр-Дага!
- О! Это хорошее восхождение, но ты знаешь, что для этого очень много необходимо.
- Ну пап! Кирилл сказал, что зарегистрирует нашу группу и получит разрешение на выход в горы. Он же там их всех знает. Вот всё и оформит.
- Хорошо. Это уточним. Сколько будет стоить сам поход и экскурсия в придачу. Нам ведь интересно узнать, что и где находится, как выглядит и как называется.
- Пап. Ну какие деньги! Кирилл в «Крымспасе» проходит стажировку, а вообще учится на гида и экскурсовода. Ему нужна практика. Вот он и предложил выход группой. Ему одному скучно.
- Как-то странновато всё. В наше время мало найдёшь бессребреников. Все хотят заработать.
- Так ведь и он хочет. Но чтобы делать, надо уметь. На нас он и будет тренироваться. Такая плата для него в самый раз.
- Ладно. Тут уговорил. Но как бы нам с твоим Кириллом встретиться. Обсудить какие вещи, продукты или ещё что упускаю. Ты давай, договорись о встрече, а мне пора на работу.
Два дня, дом-работа, дам-работа, а в среду вечером Вовчик встретил меня возле входа. Рядом стоял худенький парнишка. Немного по выше и на вид по старше.
- Здравствуйте Константин Петрович.
- Здравствуйте. Я так подозреваю что Вы Кирилл.
- Да. Вы правы. Тот самый гид, что отведёт вашу группу в одно из десятков, красивейших мест Крыма.
- Очень интересно.
— Вот посмотрите, мои документы. Удостоверение спасателя и ученический…
- Я вам верю, так как сын с вами знаком. Мне встреча была важна по двум причинам. Во-первых, это визуальный контакт, а не интернет переписка. И, во-вторых, необходимо знать, что брать, как одеваться. Время в пути. Количество человек. Ну вот такие, чисто организационные вопросы.
- А? Ясно. Так как я ещё учусь, группа не может превышать десяти человек. Для полной регистрации группы необходим ваш паспорт и письменное разрешение родителей, если будут с нами не ваши дети.
- Чужие дети будут, но с родителями. Итог: если с тобой, то девять человек.
- Подходит. Дополнений ничего не надо. Только чтоб у них паспорт был.
- А что брать с собой? Снаряжение какое, или ещё что?
- Так мы же на один день идём. Выходим в шесть утра. Спортивная одежда. Кроссовки. Еда и обязательно запас воды. Хотя бы по паре бутылок на человека. Обычно людям неохота тащить воду на себе, а потом от жажды изнывают и плачутся что всё плохо.
- Ну с этим проблем не будет. Теперь дата.
- У меня тоже всё в порядке. Заявление и запрос готовы. Ставим дату, время и можем отправляться.
- Как на субботу?
- Превосходно. У нас тренировка в воскресенье, значит не пропущу.
- Решено.
Сколько раз буду повторять – мы семья мобильная. Всё, всегда и для всего готовы. Единственное дополнение – каждому в рюкзак воткнули по три, двух литровых бутылки воды.
Возражений, после предупреждения о жажде не последовало.
Суббота. В пять вышли из дому, а без двадцати шесть, на вокзале, уже встретили Виктора и Викторию с детьми. Через минуту подошёл и Кирилл.
Как раз успели на отходящий троллейбус.
Не долгая дорога и вот оно: -«Перевальное».
Перейдя небольшой мостик, начали восхождение.
Круто сказал: - «Восхождение»!
Тут Кирилл начал свою экскурсионную лекцию:
- Путешествие по «Ишачке», как её сокращенно величают туристы, начинается в селе Перевальное. Пройдя по мосту через реку Ангару, нужно подняться по сельским улочкам и углубиться в лес. По правую руку останется небольшой ставок, тропа же, уводя в чащу буково-грабового леса, начнёт постепенно взбираться всё выше и выше.
По пути вам встретится небольшой родничок, где можно попить воды и умыться (в летний зной чаще всего он пересыхает, и на него лучше не рассчитывать). Здесь же, у родника, в лесной прохладе, можно перевести дух перед затяжным подъемом по сыпучей тропке. Но теперь путешествие продолжится по открытой местности, и вы будете с лихвой вознаграждены красивыми видами на Долгоруковскую яйлу, Перевальное, массив Тырке, Аянское водохранилище и Симферополь….
Ну всего пересказывать я не буду. Нет смысла. Это можно и в интернете прочесть. Расскажу о нас дальше
Первый подъём хоть и крутой, но не долгий. Взошли играючись. Ноги привычные. Дальше идёт протяженный пологий участок, тропа протоптана очень хорошо и больше напоминает грунтовую дорогу. Особенно красиво здесь весной, когда начинают пробиваться навстречу солнцу и теплу горные цветы – примулы, адонис, дикие пионы, сон-трава.
Красотища неимоверная. А ароматы!!! М-м-м!
Перед подъёмом Кирилл предложил всем взять хотя бы по одному камню. Пообещав раскрыть каменную тайну чуть позже.
Далее – еще один подъем, преодолев который, мы выходим на нижнее плато Чатыр-Дага. Ишачья тропа приводит к геодезическому знаку – металлической треноге. Отсюда уже виден внушительный каменный «шатёр», верхнее плато Чатыр-Дага, напоминающий разлегшегося на отдых огромного зверя.
- Ишачья тропа хорошо маркирована с помощью каменных туров – насыпей из камней. Однако в сильный туман и при наличии снежного покрова нужно быть внимательным, дабы не уйти с тропы. В этом случае весьма кстати будет навигатор.
Кирилл стал объяснять, откуда взялись эти насыпи:
- Каждый идущий снизу в верх, думает о возврате домой. Каждый берёт с собой камень и несёт его вверх сколько сможет. Вы видели, насыпи ниже были большими, а чем выше мы поднимались, тем кучи становятся всё меньше.
- Так что это за кучи, или туры, как ты их назвал?
- Я продолжу. Каждый идущий на верх несёт камень и кладёт его на кучу. Если туриста застанет ночь, или вдруг опустится туман, начнётся сильный дождь, по этим кучам, видимым из далека, можно вернуться назад, вниз. Это даже вернее компаса. Но люди нетерпеливы и оставляют камни почти внизу. А мы с вами геройски донесли камни до верху. Пополним самую маленькую кучку.
Кирилл первым, а за ним и все остальные сложили свои принесённые камни.
- У-у! А она всё равно маленькая.
- А чего трактором сюда не привезут много камней?
- А почему так мало? Сюда что, совсем никто не ходит?
- Ходят! Ходят и очень многие. Но дожди и снега, а также ветер, постоянно раскатывают эти туры по сторонам. Вы же видели сколько камней внизу, у подножия? Вот весь труд людской туда и смыло. И ваш смоет.
- Тю-у!
- Но до этого, эти камни сослужат свою службу. И вам кто-то скажет спасибо.
- Как интересно! Ой! А от куда эти люди идут?
- А? Эти? Мы шли пологим путём по тропе Ишачке, почти как ослики. А эта группа идёт из Сосновки. Тут трудный и более крутой подъём. Хоть и короче. Смотрите. Они все устали и раскраснелись. А мы ещё и ничего…
Подошедшая группа состояла в основном из ребят и девчат, годков 12-14ти.
Взобравшись на нашу поляну, они просто попадали вдоль всей тропы.
- Молодой человек! Не могли бы вы дать нам водички попить.
Обратилась к Вовчику одна из лежащих на траве, путешественниц.
Вовчик достал из рюкзака бутылку воды и отдал девочкам.
Вокруг сразу образовался кружок из страждущих.
— Вот видите? О чём я и говорил. Жажда!
Сказал Кирилл.
А дети, быстро найдя общий язык, быстро растворились среди туристов.
Через пять, семь минут, бежит Вовчик
- Пап, а пап! Дай бутылочку воды.
На щеках у счастливого обладателя воды, видны следы от поцелуев.
- Нет Вовчик! Вы свою воду раздали, вот и всё. А у меня только на возвращение домой осталось.
- Мама, мам!
Бежит к нам Ленуська.
- Не дам!
Отрезала Марго.
- Ещё не знает, что, а уже не дам.
- Так ты же воду будешь просить, а её мало. Только до дома.
- Ну мам.
- Ну пап.
В общем ещё одну бутылку всё же отдали и пошли дальше.
Пикник удался на славу. Горы! Цветы! А виды!!! Одни облака под ногами многого стоят. Незабываемо
После обеда и осмотра пещер, пошли вниз. Домой.
Спускаться оказалось на много труднее чем подниматься.
Воды конечно же не хватило.
На обратном пути, в месте прошлой стоянки, собрали все те пустые бутылки, что отдавали с водой.
Ну не все бывают культурны.
Спустившись вниз, припали к животворящей влаге Ангары.
Полегчало…
А на утро! Это что-то и с чем-то! Ни встать, ни сесть, ни походить.
Звонок мобильного. Кирилл.
- Доброе утро. Я звоню вас спасти. Конечно же ноги у вас с непривычки болят.
- Не то слово – болят. Их просто нет…
- Но если вы сделаете так как я вам скажу, через силу, то вам полегчает
- Ой говори уже скорее…
- Надо присесть десять раз и всё!
- Ты что? Издеваешься? Ты как себе это представляешь? Тут сил нет шаг ступить.
- Ну вы хоть попробуйте. Кто-то один, а остальные удивятся эффекту.
Я как старший и как Папа, провёл эксперимент.
И… И почти ровно пошёл пить свой кофе, пока все остальные приседали…
Поход просто супер. Такого чуда здесь, внизу, не увидишь и не узнаешь. Ходите в горы друзья.
А лучше в Крымские горы.
Следующий наш поход в Долину приведений, а затем на Демирджи к голове Екатерины. Кирилл нас ведёт.
Присоединяйтесь.
Рассказы | Просмотров: 59 | Автор: xax33 | Дата: 23/04/21 19:43 | Комментариев: 0

Белые ночи
Дети. Молодёжь. Нужно обязательно уделять для них время. Иначе они найдут другой источник для вдохновения. От вас уйдут к друзьям. А просто необходимо чтобы вы присутствовали в их общении с жизнью. Друзья, друзьями, но вы всегда рядом. Ну или почти всегда.
Есть в Крыму несколько площадок, для проведения музыкальных фестивалей, концертов и мероприятий. Да ещё вдобавок бывают стихийные.
Вот так, услышав о Казантипе, дети «загорелись».
- Хотим и всё тут.
Не буду рассказывать, что за фестиваль такой, просто, если интересно, прочитайте отзывы в нете и всё поймёте. Это явно не для нас.
Но что же делать? Отпуск на подходе…
Просто поехать на море? Хорошо, но вот если бы….
И вы знаете. Нашёл.
- Ленчик! Вовчик! Идите-ка сюда. Смотрите.
Реклама на экране гласила: -
«Фестиваль христианской песни на море – «Белые ночи».»
Ну и там продолжение, что, где и когда…
- Ну пап. Это что-то церковное. Мы не хотим.
- Так дело не пойдёт. Читаем отзывы. Кто первый?
- Ладно. Только чтоб ты отстал.
Сказала Ленуська и начала читать:
- «Фестиваль проходит в пятидесяти метрах от морской волны. Пять дней и пять ночей несмолкаемой музыки».
- Ну и что?
- Вовчик, читай дальше.
- «Рок. Панк рок, Тяжёлый рок. Последователи группы «Ария», «Queen», «Led Zeppelin» и других. Приехав однажды –, станете поклонниками на всегда»
- Ну пап!
- Да что пап? Мама очень любит «Арию», и я её в этом поддерживаю. Мы будем слушать рок, а вы купаться на море. Если не понравится – поедем дальше. У нас две недели отпуск. Пять дней на море, а дальше куда скажете вы.
- У-у!
Немного побурчали, но всё же согласились. Да и условие, что, если им не понравится, поедем куда скажут, очень уж их подкупало.
И вот настало время!
Дорога Симферополь – Судак, очень красочная. Особенно когда проезжаешь Белогорск и начинаются большие лесные массивы.
Красоты неимоверные. Яркие лиственные, сменяются тёмно-зелёными сосновыми посадками. По осени здесь множество грибов. Особенно в распадке, где находится село Богатое.
А вот и село Радостное. Здесь всегда остановка. Ну как проехать мимо самых вкусных, Крымских чебуреков.
Здесь и родники с необычайно вкусной водой. А поэтому и чебуреки, тесто для которых замешивают на этой воде, получаются превосходные.
Едем дальше.
Из далека показались купола Топловского монастыря. Место тоже красивое. В одном из рассказов я скорей всего поделюсь своими впечатлениями о походах в монастыре.
Вот и Грушевка. Тут дорога раздваивается. Или как говорит наш грузинский друг – раздвояица. На лево, в Феодосию, на право к Судаку. Нам по правой дорожке.
Горка, спуск. Горка, затяжной подъём и долгий спуск. Горные сёла и серпантин дорог между ними. И красоты. Разные и прекрасные. И вот, вот смотрите. Слева лягушка на скале. Размером с пятиэтажку, а как живая. Чудо. И легенды сложены про неё. Про эту земноводную, висящую почти на отвесной скале. Чудо!
Большущее село Дачное, облюбованное отдыхающими со всего света. Не смейтесь. Мы здесь и Французов, и Англичан встречали. Поболтать долго не получалось. Село мы проезжали почти всегда рано утром, но раз довелось подвезти этих иностранцев, просто к морю. Чуть влево от Судака, но не доезжая до Меганома. Вот они нам и рассказали, на своём, ломанном русском, что ездят они сюда, больше десяти лет.
Проехали пару сёл и большой винзавод. Красивый. Как замок! На стоянке рядом, с десяток машин, но нам сюда не надо.
Есть цель и мы движемся к ней!
«Солнечная долина» - Гласит придорожный знак. Проезжаем один магазин, другой. Надо примечать, вдруг что из продуктов понадобится. Поворот. Спуск. Вот и село Прибрежное. Спускаемся к морю.
С лева от дороги, огороженная сигнальными лентами большая территория.
Уже стоит большой шатёр с надписью – «Столовая». Рядом стоит солдатская полевая кухня. Из трубы идёт дымок. Обед готовится.
Чуть в стороне, ближе к дороге, суетятся люди. Стучат молотки. Это делают сцену. Крыша и стены почти готовы. Уже развешивают фонарики и гирлянды. Ряды скамеек для слушателей.
Мы на минутку притормозили, и поехали дальше. Нам ведь тоже нужен дом. Ставим палатку на площадке. И хорошо, что мы рано приехали.
К обеду, когда мы уже всё установили и расположились полностью, вокруг нас не осталось метра свободной территории
А дальше…
Мы только расположились, как до нас донеслись первые аккорды настраиваемой аппаратуры.
И понеслась, душа в музыкальный рай…
Пять дней музыки…
И детей почти не видим…
Прибегают только поесть или просто показаться…
А нам отдых на двоих, как молодожёнам в медовый месяц.
Нет, мы конечно же попереживали первое время. Даже сами сходили на концерты, но там так всё красиво и хорошо организованно, что мы успокоились и отдались отдыху на славу.
На концерты мы и позже ходили. Хоть и на берегу всё было прекрасно слышно, но Ленуська договорилась с ребятами и выходила на сцену на подпевки и в группу массовки.
Фоток наделали – уйму!
Пять дней пролетели – не заметили!
Фестиваль завершился. Все стали разъезжаться, но дети были под такими впечатлениями, что даже не думали о переезде куда-либо. Так здесь и прошли две недели. Пора домой.
Но ещё долго дети созванивались со своими новыми знакомыми. Друзьями.
Появилось увлечение живой музыкой.
Прекрасный фестиваль. Хороший отдых. Если ещё узнаем, где они будут проводить фестиваль – обязательно поедем. А на недельку в Солнечную долину – это как закон.
Солнце, воздух и вода, наши лучшие друзья.
Чего и вам желаем. Удачи. Приезжайте!!!
Рассказы | Просмотров: 66 | Автор: xax33 | Дата: 21/04/21 14:52 | Комментариев: 0

Баня
Вспоминая наши молодые годы, ну никак не могу не рассказать одну историю с эротическим уклоном, из-за которой нам стыдно обоим. Но, вроде как не за себя стыдно, а за те обстоятельства, в которые мы попали.
Не устаю повторять что мы семья пешеходов. Ходим и ездим везде, где нет телевизора.
Горы и леса, степи и море. Это наши лучшие друзья. Но мы всё же обитаемся в городе и бывает посещаем другие похожие поселения.
Так, через год после свадьбы, в отпуск мы отправились за Урал. В небольшой, провинциальный городок, где проживали прародители Маргоши. Ну если точнее, бабушка и дедушка.
Название не буду называть преднамеренно. Кому-то история покажется невероятной, а кому-то, возможно, вызывающе привлекательной или отвратительной. Вот что бы избежать кривотолков, не будем требовать уточнений.
Итак, мы в отпуске. Купили билеты и сели в поезд. Конечно же плацкарт. Нам скрывать нечего, а общение приветствуется. Нам повезло. Ехало в вагоне больше молодёжи.
Песни, карты и даже лото (у кого-то нашлось) (После чего, и мы его полюбили).
Три дня пути прошли очень быстро. И вот вокзал. Или полустанок.
Длинное бревенчатое здание. И даже оштукатуренное. Часы над входом, вместо названия станции.
Нас встретили! В то время, когда из поехавшего уже вагона кричат и машут руками дорожные друзья, и, не поверите, не бабушка с дедушкой, а человек двадцать различной родни! Не одинаковой степени родства. То есть двоюродные и троюродные. Братья и сёстры, и даже внучатый племянник. Или наоборот? Ну не знаю. Это последний вопрос, который хотелось бы выяснять в момент, когда нас со всеми знакомили.
И вот!
Вместо выходов в лес, к озеру и за грибами – походы по гостям, а иногда по два похода в день! Когда же люди работают?
Оказалось, что даже с работы отпрашиваются, только для того, чтоб нас приветить и пообщаться со столичными жителями.
Приятно, конечно же, но мы же хотели на воздух. Посмотреть на местные леса. А так и ходили из одних гостей в другие.
Пить не пили, но закармливали нас вкусностями и вопросами, до самой макушки! И вот. В субботу. Проснулись чуть раньше. Лежим в постели.
- Костик.
- Ау.
- Давай убежим от всех и скроемся.
- В смысле, «скроемся»?
- Я уже есть не могу. У меня живот растёт не от беременности, а от обжорства.
(У Марго третий месяц)
- Так это ж твоя родня.
- Чего?
- Наша. Наша родня. А куда сбежим?
- Давай в баню. Я уже вся чешусь. Как приехали, кроме как в ушате и помыться не где.
- Я не против, но тут хоть баня-то есть? Ну, кроме родственников. Наших.
- Есть. Мы вчера мимо проходили. Не заметил?
- А когда и как сбежим?
- Давай, когда будем сегодня домой к обеду возвращаться. Отправим деда с бабой по раньше, а сами вроде как за продуктами зайдём.
- Не поверят. Какие тут продукты, если за каждым углом и так кормят.
- Ну придумаем по ходу пьесы.
- Попробуем. А пока вставай. Бабушка уже шанежки жарит. Слышишь аромат? С голубикой, наверное.
- С брусникой. Она красная и пахучая, а голубика – синяя.
- А ещё с жёлтой малиной мне нравятся.
— Это не малина, а, ну как её? А! Морошка!
- Ага. Морошка – понарошку. Прикольно!
- Пошли. Обжора.
- Чего сразу обжора-то?
- Так ты в гостях ешь всё что ни подадут.
- А что тут подают? Грибы-ы!!! У нас таких даже в магазинах не купить. Надо наслаждаться таким необычным. Не скоро мы сюда ещё приедем.
- Дети!
Донесся голос бабушки. И мы, вскочив с кровати и накинув по быстрому вещи, пошли на кухню.
По ходу помогли слезть с печи дедушке и умывшись уселись за стол. Завтракать.
Когда после обеда возвращались из гостей, даже не пришлось придумывать предлог. Марго просто сказала:
- Бабуля, идите домой. Мы в баню зайдём. Попаримся.
- Так там это…
- Ничего, ничего. Я полотенце взяла, а в чистое дома переоденемся.
- Ну как знаете. Смотрите не долго. Нас сегодня у Серёжи ждут. Суббота ведь. Там бы и попарились. У него банька своя. Отдельная.
Вроде нас в другие дни не ждали.
В общем мы зашли в баню. На кассе купили два билета. В душе было занято, до вечера. А номеров здесь отродясь не было. Взяли в общую.
Поцеловав Марго, (расстаёмся ведь – а я всегда её целую) пошли каждый в свою сторону.
Оказалось, что здесь можно запросто взять простыню и вафельное полотенце. Это входит в стоимость билета. Не было необходимости таскать полотенце с собой.
Ну, в общем, разделся. Мужиков было человек с десять, или чуть больше. Кто уже помылся и пил пиво, а кто, как и я, только раздевался.
Ну вот. Взяв шайку, мочалку и мыло, прошёл в общий зал.
- А-а-ах! Парок!
Справа стоит скамья. Моются и сидят слева. Тут же и краны с водой. Рядом парящий ушат. Подошёл. Потрогал рукой воду.
Хороша. Набрал шайку и скатился. Превосходно!!!
Ш-ш-ш-ш! Зашипело. Это кто-то плеснул воды на камни в углу.
Увидел свободную лавку в центре. Прошёл. Положил мочалку и мыло, а сам к крану, набрать воды.
Донёс шайку до скамьи. Уселся и стал обливаться, мылиться и опять обливаться. А так как уже изрядно нагрелся, вода приятно охлаждала тело.
Кайф!
Сижу. Моюсь и осматриваюсь.
Баня вся деревянная, как и все дома в городе. Сложена из брёвен и даже ничем не отделана. Брёвна просто хорошо подогнаны. Без щелей.
Там, где печь – там вокруг везде кирпич. Наверное, огнеупорный, а камни лежат вокруг раскрасневшейся буржуйки. Иногда тело, в простыне плескает на камни воды, и сразу поднимается ароматный парок. Видимо запарены душистые травы.
Хорошо!!!
Но вот пар немного осел. Это тело в простыне вышло и не прикрыло плотно дверь.
Но что это! Стоп! Не может быть! Да нет! Мираж! Чушь какая-то!
Женщины! Голые женщины сидят и моются на против нас на лавках. Во! Вон и Марго! Кошмар! Если она это увидит, то упадёт в обморок. Она же беременна, а тут горы голых мужиков!!! Бедняжка.
Между мужчинами и женщинами, по середине, стоят только лавки.
Но их же можно спокойно обойти.
Что я и сделал.
- Маргошенька! Ты только не пугайся. Это я. Твой муж. Костик.
- А что ты здесь делаешь?
Как мне показалось, удивлённо спросила она.
- Понимаешь. Я здесь моюсь и тут вижу, что и женщины моются. И ты тоже, и я вот. Ты не смотри туда.
- Костик. Что ты? Что с тобой?
- Ты не пугайся, дорогая, но там мужчины моются.
- Да ты-то что здесь делаешь?
- Я тоже, вроде как моюсь, а потом смотрю, ты…
И тут такой басище на весь зал:
- Ты что тут забыл пацан? На женской-то половине. Охальник!
Оглянулся. А это оказалось тело в простыне, и это тело тоже женщина. Только в рейтузах по колено.
- Ой! Извините. Вы понимаете, у меня жена. Она беременна. Ей нельзя волноваться. А тут мужчины.
- Здесь женская половина. А волнуешься здесь только ты.
Сказала она, указывая ковшиком мне между ног, на моё со—стояние.
- У меня здесь и девочки без страха моются.
Тут слово взяла жена:
- Костенька! Ты что, никогда не был в общей бане? Иди и мойся спокойно. Здесь нельзя переходить на женскую половину. Выгонят прям на улицу…
- Я был. У нас тоже общие бани, но для мужчин, а тут…
Голова как-то закружилась. Наверно глотнул много пара, когда женщина плеснула полный ковш на камни….
Открываю глаза…
Маргоша и ещё пару женщин сидят рядом на корточках. Держат мою голову. Окинул взглядом вокруг. Остальные женщины стоят вокруг… голые…
Открываю глаза. Лежу на лавке. Рядом Маргоша. Всё в пару.
Помогла подняться и проводила до двери в переодевалку.
Прошёл и сел на лавку у своих вещей.
Подошёл мужчина и подал бокал пива.
- Я это. Не пью я.
- И правильно. Пить вредно. А это лекарство. Тебе необходимо. Ты так головой хряпнулся что это обязательно. Чтоб сотрясения не было.
И просто влил весь бокал в меня…
Похорошело….
Я как только смог быстро оделся и, качаясь, вышел на улицу.
- Воздух…
- Костенька! Живой. Как хорошо. А я тут испереживалась. Уже чуть не час тебя жду.
- Какой час. Я только из бани и мне хорошо.
- Пошли домой, родненький.
Вышедшая следом за мной женщина тихо сказала:
- Болеет, наверное, а такой молодой. И не скажешь, что болезный. Думала охальник до бани зашёл, а оно вона как. Вишь, весь качается.
И пошла себе. А мы себе.
Пока дошли до дома, я уже и протрезвел. Да так что мы снова пошли в гости.
Только ночью, ложась спать, почувствовал, как болит голова.
Пощупал.
- Ого шишара!
- Бедненький. Болит? Да? А ты что, и правда в такой бане не был никогда?
- Да у нас тоже есть бани с общим отделением, но оно общее только для мужчин, или общее для женщин. Но чтобы общее совсем общее…
- А тут кто не хочет мыться в общем, строят свои личные бани или дворовые. Это в двухэтажных домах. И моются каждый в свой день. Бабушка ведь предлагала у дяди Серёжи помыться. У них своя баня.
- Да я просто не подумал. Я и подумать не мог. Я не думал.
- Ну, ну-ну. Успокойся. Ничего ведь страшного.
- Да там мужиков куча, и ты…они все на тебя смотрят… Ну и женщины вокруг.
- Ну и моются все себе спокойно. Чего ты. Всё прошло. Успокаивайся. Давай спать.
- А как?..
- Сегодня у тебя голова болит. Вон шишка какая. Спи.
Вот так мы ездили в гости и как мне стало стыдно и Маргоше стыдно за меня.
После такого происшествия мы долго уже не оставались.
Но, правда, перед отъездом сходили в баню к дяде. Вот где прелесть. Сами себе. Вдвоём. Пара сколько хочешь. Время не ограничено. И никого – в рейтузах или голых, рядом. Чужих.
Люблю баню. Люблю парилку. И люблю кружечку пива перед выходом. Полное расслабление и релакс.
И здоровья прибавляет и нервы лечит.
Ну вот вроде бы и всё! Пойдём до другой истории!
Удачи и лёгкого пара!
Рассказы | Просмотров: 72 | Автор: xax33 | Дата: 21/04/21 05:47 | Комментариев: 0

И о любви и о себе
Как-то не логично, но довольно экзотично, рассказывать о себе и начале всего, почти в середине повествования.
Начну с того, что фамилия Моя – Лесной. И исходя из этого, пишу – «Лесные истории».
Да я тоже передумал множество изменений и исправлений. Были и «Лесновые» и «Лестные», и «Лесновские». Всё как-то отвлечённо. Вот и остановился на этом. Всё как есть.
Это так сказать для затравки. А теперь о семье.
Как студента, летом отправили вожатым в лагерь труда и отдыха. В лес. Рядом речка. С другой стороны и чуть дальше – озеро.
И правильно! Я так считаю. Мне, как будущему преподу, необходима практика общения с молодёжью, а тут и заработок, и отдых в придачу.
Одно плохо. Дали мне отряд по старше. И что я им? Не друг, не брат и не вожатый. Просто пацан по взрослее.
А может так даже и лучше. Я везде с ними. И купаться, и в футбол погонять, ну и всё такое.
Вот моей сокурснице, тоже девочки по старше достались. И как быть? Ну не в дочки же матери с ними играть? Тут интересы уже другие. Уже на мальчишек засматриваются.
А Маргарита (моя сокурсница) – по ходу ботан. Всё время учёбе отдавала. Ни тебе дискотек, ни общих встреч, с прогулками.
В общем я её почти не замечал на потоке. А тут смотрю – ничего себе такая. Подразделась. Купальничек там. Юбочка мини. Девчонки отряда даже на дискотеку её вытащили. Но она всё равно, малообщительная. А на меня так вообще ноль внимания. Игнор полный. Да ну и пусть. Проехали…
Зато со своими парнями – я вообще свояк. На танцы. У костра посидеть. Позагорать и искупаться.
Вот. Кстати, о купании.
Приноровились мы себе так, с утреца да по раньше, бегать на речку. Окунуться перед завтраком.
Беззаконие конечно, но мы же все свои. Дух противоречия и всё такое в придачу. Да ещё и купание голышом. Романтика и азарт.
Есть у нас и сони, что до десяти готовы дрыхнуть. Так они о походах ничего и не знают. Нас, разбешак, всего семеро. Со мной конечно!
Но всё тайное, когда-то становится явным. Директор как-то всё же проведал про наши вылазки. Вызвал к себе, и….
- Ты придумал? Лесной.
- Ну как вам сказать…
- Смотри чтоб больных не было. А закалка, дело хорошее. И да! По аккуратнее там. Темно ещё, а они всё же дети. Понял?!
Последнее слово почти выкрикнул.
Я понял, что кроме меня этот монолог кто-то ещё слушал. И это, последнее слово, должно выглядеть как выговор. Как укор и назидание.
Опустив низко голову и делая вид что чуть не плачу, вышел. За дверью стояла медичка.
Вот всё и прояснилось.
Я для неё слишком молодой чтоб детьми руководить.
А выйдя на улицу, про себя воскликнул:
- И-и-и-есссссссс!
Значит всё кайфово. Какой же я молодец!
На встречу мне прошла Маргарита. Кинула на меня косой, уничтожающий взгляд и прошла дальше. В здание администрации.
- Предатель!
Донеслось мне в след.
Оглянулся, но уже поздно. Она зашла.
А вот на утро всё и случилось…
В четыре утра растолкал всех, кого надо и на ходу влезая в шорты и прихватив полотенца, двинулись к забору.
Доска сдвинута в сторону. Странно.
Мы всегда тщательно всё закрываем. Чтоб ни каких следов. Надо будет на обратном пути всё перепроверить.
Идём по знакомой тропинке, почти в слепую. Темно. Вот и речка. Справа от камышей и кустарника, пляж. Но нам туда не надо. Берег пологий, в воде долго мелкота. Холодно и долго идти до глубины. Мы всегда ходим на левую сторону. Тут нырять можно прямо с берега. Сразу глубина.
Скинув с себя всё (шорты и плавки в лагере должны быть сухими), сходу кинулись в воду.
Обалденно!!!
Ещё влетая в воду, ощущаешь обжигающую прохладу, а потом…
Потом только блаженство. Тихое течение реки успокаивает и убаюкивает. Вот так бы лёг на воду и отдался течению. И пусть несёт меня река, за крутые берега, за дальние горы на большие просторы.
Мечты. А сами стоим в воде по шейку и наслаждаемся потоком. Вода ласкает, обтекая все части тела. Рай на земле. Точнее в воде. И тут смотрю… На фоне сереющего уже неба, над водой, тёмные силуэты. Чуть выше камышей. у лагерного пляжа.
Стоят фигурки, тихо переговариваются, и слегка брызгаются водой, друг на дружку.
Одна из фигурок, явно старше остальных. Это понятно по отражению и высоте. И, как мне показалось, фигурка была без купальника.
Вот она наклонилась, погрузив голову в текущую реку и вдруг, резко поднялась, выпрямилась и откинулась назад.
Волосы веером пролетели за поднятой головой, разбрызгивая капли воды вверх и в стороны.
Красотища! Я замер от удивления…
И тут, кто-то из пацанов, проследив за моим взглядом, воскликнул:
- Девчонки! Скорей одеваться.
На его голос обернулись и фигурки. Раздался девичий визг.
Все ринулись из воды, мелькая белыми частями своего тела…
Быстро вытеревшись и одевшись, побежали к лагерю.
Тут отвлекусь на минутку, чтобы описать в двух словах наш забор.
По низу идёт всего четыре ряда кирпичей, всего сантиметров пятьдесят. На этом ряду, каждые два метра стоят кирпичные столбики, а пространство между ними, обшито досками и всё побелено.
И вот. Бежим. На светлом фоне забора ясно видны тени, движущиеся к лазу.
Тени нас заметили и, взвизгнув, стали быстро исчезать в дыре забора.
Парни не растерялись и попрыгали прямо через забор. Сходу.
Ну я же не пацан. Пошёл к пролому. Отодвинул доску в сторону и пролез.
Оп-па!
Передо мной стоит Маргарита.
- Так вот кто за нами подсматривал. Так вот кто нас выдал директору, так что меня на ковёр вызывали и ругали. А сам-то нарушает не меньше нас.
Говорит, а сама отводит руку назад. Замахивается. Но я же не дурак, пощёчины получать. Как только её рука пошла на меня, я как дёрну головой в сторону. Вправо… И…
Салют… Боль… Искры… Звёзды… Небо и Маргарита… Что-то давит мне на грудь и, изредка обжигает щёки…
Начинаю приходить в себя.
Понимаю происходящее с трудом.
Маргарита сидит рядом со мной. Значит я лежу.
Ага. Звёзды и небо вижу…
Она то давит мне на грудь, а то вытирает на моих щеках, свои слёзы. И говорит… говорит… Медленно начинаю вникать в смысл:
- Ну миленький, неу не умирай. Ну не надо.
Гладит мою голову и причитает:
- Я же тебя не била, ты сам ударился. Только не умирай, пожалуйста.
Вытерла солёную слезинку, упавшую мне на губы.
- Не умирай пожалуйста, ну что ты всё молчишь-то7
Давит руками на грудь.
Это, как я понял, делает искусственное дыхание.
И тут она наклоняется к моим губам. Зажимает мне пальцами нос…
А я обхватываю её за шею и прижимаю к себе.
Страстный поцелуй.
Сопровождаемый, двумя, тремя ударами по голове, и… мягкие объятия…
Как только отпустил, тут же получил пощёчину.
- Тут же дети. Дурак.
Я оглянулся. Трое ребят и две девчонки смотрели на нас, широко раскрытыми глазами и с превеликим восхищением…
- Дурак. Повторила Маргарита, поднимаясь.
- Ты так дёрнул головой, уворачиваясь от меня, что ударился о каменный столбик. А потом упал и лежишь. Мы все подумали, что ты умер. Вставай!
И Маргарита, первой поднявшись, подала мне руку.
Ещё не совсем придя в себя, в голове шумело, я поднялся на ноги. При этом умудрившись, чмокнуть её в щёчку. Разочек.
За что получил… Нежный взгляд.
Это любовь.
На всю жизнь.
А на следующее лето, когда мы опять работали вожатыми в лагере, Маргоша была на четвёртом месяце.
И институт закончила с красным дипломом, Вовчиком на руках и Ленуськой в животе.
Вот такое наше счастье. И это всё что я могу рассказать о себе.
Дальше больше – читайте на здоровье!
Рассказы | Просмотров: 67 | Автор: xax33 | Дата: 20/04/21 14:54 | Комментариев: 0

Однажды, а это случилось довольно-таки давно, когда мобильные телефоны только-только начали вживаться в нашу повседневность, с нашим семейством произошла маленькая история. Да, в общем то, может ничего и необычного, с кем не бывает, но дочка не за какие коврижки не разрешала мне эту историю рассказывать «для всего мира».
Теперь же она выросла, и одним вечером, отмечая день рождение нашей мамули, за столом вспомнилась эта история. Хором все посмеялись и только после этого я получил разрешение на это повествование. Кто-то уже читал мои «лесные истории», а кто и нет, поэтому в кратеньком абзаце о составе участников нашей семьи.
Папа! Я! Константин Петрович. Мама! Моя супруга и мама двух прекрасных малышей погодок, Маргарита Сергеевна. Марго или Маргоша. И наши сорванцы - Вовчик и Ленчик.
Семья мы мобильная. Лёгкие на подъём и поэтому за любой кипишь, если он без драки и пьянки.
Только зима за порог, солнышко на небо, мы уже в дороге и в пути.
Данная история относится к тому времени, когда Вовчику случилась дюжина лет, а к Ленчику, соответственно припёрся год из двух барабанных палочек. Одиннадцать.
Знатоки сразу угадали в предыдущих словах, любителя настольной игры «Лото». Не подумайте, что это только зимний вид застольного спорта. Мы и летом, при выезде на природу, вечерами позволяем себе покричать на бочонки.
И как вы понимаете, чем чуднее назовёшь цифру, нарисованную на бочонке, тем труднее играющим отгадать этот мини ребус.
К примеру? Да пожалуйста. Одиннадцать – барабанные палочки. Девяносто – дед. Так как последняя цифра в лото. И соответственно, восемьдесят – бабка. Один – начало. Двадцать один – очко. Восемнадцать – совершеннолетие. Ну, понятно? Вроде и не сложно, но при этом ещё и интересно.
Вот и в этот раз, лото мы взяли с собой. Авось пригодится.
Вообще-то у нас каждый носит свои вещи. Ну, типа, спальник, смену белья и то, что ещё нужно. И, кроме этого, есть ещё дополнение общего пользования. Вовчику достался казан-тормозан. Что за тормозан такой?
Да просто большой казан, чтобы еды на всех хватило, а вешается он сзади, внизу рюкзака, а при ходьбе, раскачиваясь, часто, сзади бьёт парня по ногам, что тормозит его движение.
Ленчику достаются четыре не большие, пластиковые скамеечки. Они хоть не высокие, лёгкие и вставляются одна в одну, но тоже мешают при ходьбе.
Марго несёт наш вечный чайник.
Ну а мне достаётся самое лучшее. Палатка и еда. Так что меня им всем, точно терять нельзя. Со мной и сытно и тепло.
Очень часто с нами ходят наши друзья, но сегодня я их не буду описывать. В этой истории они себя мало проявили и поэтому не заслуживают особого внимания.
Ого! Вот это наговорил! А ещё говорят, что женщины болтушки. Да тут на пол часа перечитывать, а о самой истории ещё ни слова. Всё, умолкаю, а точнее начинаю опять рассказывать. Оксиморон, или точнее, ну или по-нашему, лучше – чехарда.
В общем выехали, как всегда. Семь утра – мы на пороге. Закрыли дверь, ключи в почтовый ящик и вперёд. К новым свершениям и достижениям.
Суббота, это вам не какое-то вам воскресенье. Два дня вне дома, вне цивилизации. Романтика. Выживание и экстрим.
Автобусом подъехали ближе к лесам. Вышли прямо в поле и по бездорожью к лесу.
Местные, что тоже ехали на автобусе и вышли, пошли к селу по дороге. Оглядываясь на нас и недоумённо переглядываясь, обсуждали.
Ну да. Достопримечательностей в округе не было и нет. Куда эта толпа по пёрла? Ну мы, то есть.
А нам всё одно куда. Дальше в леса, где нет никого и вас не будет.
Немного, минут семь, по полю, прямо по стерне. Вот и лес. В основном здесь сосны. Есть большие экземпляры, но встречается и молодняк. Совсем мало елей и лиственных деревьев.
Прошли немного вдоль леса. Углубляться мы не очень любим, но и встреча с местными не входит в наши планы.
А вот и дорожка. Шлагбаум поперёк. Заросло всё травой, значит давно не езжена. То, что надо. Прошлись по ней ещё минут пяток и свернули прямо в лес, меж сосен, на виднеющуюся поляну.
- Пап. Смотри. То, что надо. И палатки встанут и для костра место есть. А ёлка по центру напоминает новый год.
- Ну и прекрасно. Молодёжь помогает папам ставить палатки, а мамы, расстелив пледы и накрыв их клеёнкой, организуют нам что-то перекусить. Вкусненькое!
- Что? Уже? Только ведь ели.
- Так мы ещё палатки не поставили.
- А-а! Ну-ну! Вперёд!
Да. Палатки — это не быстрое дело. Тем более что я, как папа, больше руковожу чем помогаю. В каждой работе должен быть старший. Кто, если не я? Между делом помог застелить место для стола и получил первый бутерброд. Но, правда, потом пришлось идти разгребать то что у детей получилось.
Пока я отвлёкся на стол, стоящая уже почти палатка – рухнула. Накрыв собой моих помощников.
Вытащил детей. Помог установить и натянуть наружный кол. А дальше пошло как по маслу.
- Ура! Мы первые! Не взирая на то, что наш дом чуть не улетел от порыва ветра, и ещё раз рухнул при строительстве, мы построились быстрее. Вот что значит хороший начальник и правильное разделение труда.
Итак. Дом на сутки готов. Необходимо разложить вещи и проверить что забыли взять на этот раз. Ну не бывает такого, чтоб всё необходимое взяли. Не бывает.
То ли спички, а может соль или туалетную бумагу. Оно ж всегда так, или забыли или все вместе набрали.
Мы раз так пятьдесят коробок спичек взяли, на две семьи. Можно было костёр из спичек выложить, а всё почему? Да потому что в предыдущий раз все спички забыли, и грызли сухую мивину, запивая чаем из родника.
После первого осмотра, вроде есть всё необходимое. И это прекрасно. Значит нет необходимости, отправлять кого-то до ближайшей деревни.
- Все за стол! Все к столу! Большой семейный совет!
Мы потянулись к растеленному пледу, в центре которого клеёнка имитировала стол.
У каждого своя скамеечка.
Папы по центру от пледа, мамы по бокам и дети между ними по углам.
Бутерброды и разлитый из термоса чай уплетаются на ура. Всё-таки совместный труд, объединяет и вызывает чувство голода.
Когда немного утолили потребность животов, началось обсуждение.
- раз так получилось на этих выходных, не поход, а просто большой пикник на природе, то необходимо определиться с желаниями, пожеланиями и потребностями всех и каждого из присутствующих. И так! Кто первый?
- А что тут начинать? Пикник не поход. Нужны дрова, не жарить ведь мясо на спиртовке. А потом игры и разное веселье.
- Есть какие другие предложения?
Но конкретно никто и ничего не предлагали и поэтому все отправились за дровами.
День прошёл просто превосходно! Набегались и напрыгались, а к вечеру, из собранных дров соорудили костёр.
Пока жарили шашлычок, успели покричать пару партий в лото, но, когда по нашей полянке стал разноситься аромат жаренного, всем стало не до бочонков. Собрав атрибуты игры в мешочек, передвинулись со скамеечками по ближе к костру.
Вкусно по ужинав, ещё немного посидели у догорающего костра. Рассказывали различные истории и пели песни, а потом пошли в палатки спать. День удался. Как хорошо, что пришла весна.
Утро. А вот утро началось с кипиша.
Пропала Ленуська!!!
- Папа! Папа! Леночка пропала! Все здесь, а её нет.
Крик Вовчика заставил вскочить как укушенного.
Что тут началось. Вскочили или точнее выскочили из своих спальников все.
Проверили спальник и обе палатки. Поляну и округу. Покричали…
- Так! Всем успокоиться. Далеко от лагеря никому не отходить. Каждый делает десять шагов от лагеря и прочёсывает свой сектор. Затем, двигаясь по часовой стрелке идём к месту впереди стоящего. Так мы проверим круг. Когда завершим первый, перейдём ещё на десять шагов дальше. Главное, чтобы видеть впереди идущего. Всегда! Главное спокойствие! Марго – не паникуй. Ты же помнишь, как она любила засыпать на горшке. Может так же где-то под кустом. Найдётся.
Все разошлись в разные стороны, но не успели сделать и пары шагов, Вовчик закричал:
- Папа! Сюда, сюда.
- Вовчик аккуратнее, не затопчи следы.
- Ой! Я кажется в след наступил. Фу-у!
Почти все прибежали к месту обнаружения.
На ветке ёлки болтался большой кусок туалетной бумаги.
- Нет. Это не наша. У нас розовая.
- Она в темноте могла и не разглядеть, где чья бумага.
- Могла, то могла, только «след» уж слишком большой. «Столько» она точно не могла. Надо было хоть к дороге, в канаву отойти, а не тут, прямо возле лагеря, свой след оставлять.
- Тише.
- Что?
- Тише все! Голос! Ленуська кричит.
Все стали прислушиваться. Со стороны лагеря раздался приглушённый крик о помощи.
Мы побежали.
Лагерь на месте. Голос, вроде от сюда. Но ведь никого нет!
- Смотрите. Ель что на поляне выше была?
Вовчик быстрее других сообразил и побежал на неё посмотреть с другой стороны.
- Сюда! Сюда! Ленуська здесь висит.
Закричал он.
Перепугавшись ещё больше, куча нас двинулись на зов сына.
В среднем, ель не большая. При этом она была согнута у макушки и на ней, вверх ногами, усиленно ими дёргая и махая свободными руками, висела дочурка.
Тысяча вопросов, как она туда попала, что произошло, кто так поиздевался над ребёнком, да и другие, возникали в голове, наблюдающих эту картину.
Но самое главное:
Ей очень плохо, от того, что она висит вниз головой.
- Мужчины, ну помогите хоть кто-нибудь.
Взмолилась Маргарита.
- Интересный вопрос, конечно. Давайте друг на друга залезем и стянем её вниз.
Предложение хоть и тупое, но мы попробовали.
Единственный кто смог залезть на меня, был Вовчик. Но даже дотянувшись до сестры, не смог за неё ухватиться.
Тогда мы его загнали на ель.
Вовка почти долез, но ель сама наклонилась к нам под его тяжестью.
Мы почти дотягивались, но. Ну ни как.
Вовчик отпустил ноги и повис на одних руках. Ель закряхтела и сделала полный реверанс.
Мы схватились за Леночку, но шарф, которым она была привязана, её не отпускал.
И тут... Вовчик сорвался.
Я поймал падающего сына. А ель выпрямилась, подняв девчонку к самым небесам.
Ну, то есть на вершину, выпрямившейся ёлки.
- Скорей развязывайся. Снимай шарф.
Закричали снизу.
Леночка стала пытаться. Что-то дёргала и крутила.
Макушка ели стала опять наклоняться. Мы приготовились ухватить её или хоть дочь за руки. Но!
Не знаю, что да как там Леночка дёргала и тянула, только когда макушка ели наклонилась, она…
Да просто выскользнув из объятий шарфа и своих штанов, рухнула мне просто в руки.
Слёзы радости и стыда. Красные как буряк щёки и крик:
- Прикройте меня.
Всё бы ничего, но тут и чужая семья.
Отнёс дочь в палатку. Растёрли. Одели. А когда уже все успокоились, сели пить кофе и завтракать, стали расспрашивать.
Нет. Сначала поблагодарила подругу, потому как пока мы занимались дочкой, друзья приготовили завтрак и накрыли на стол.
- Ленуська! Ну поведай нам, ту странную историю, что закинула тебя на самую макушку ели.!
- А вы будете смеяться?
¬ — Это как расскажешь. Мы ведь незнаем всех нюансов произошедшего. Может на тебя бандиты напали и ограбили. Кто ж тут засмеётся.
- Пап! Ну что ты говоришь? Какие бандиты?
Вступилась Маргоша.
- Мам! Это не бандиты. Это всё Вовка. Вечером, у костра, когда ели печёную картошку, он сказал, чтобы я не кидала шкурки в костёр. Иначе на запах придут дикие кабаны и ночью нас съедят. Мы посмеялись и всё, а ночью, мне приспичило по-маленькому. Я вылезла из палатки, и чтоб далеко не идти, вдруг заблужусь ночью, присела за ёлкой. И тут такой громкий и дикий рык раздался. Раз! Потом Другой! Но мне и одного хватило. Я в миг, даже сама не заметила, как, вскочила на ёлку. На мне был мамин шарф, я им укрывалась, вот этим шарфом я себя и привязала к стволу, но потом подумала, что свалюсь, если усну, так для верности перевязала узел шарфа ещё и шнурком от штанов, что вместо резинки. Потому узел и не развязывался, и я не падала. Позже я ещё раз, уже на ёлке услышала дикий рык кабана, но следом услышала голос тёти Вики. Она говорила дяде Вите повернуться на бок и не храпеть. И тут я поняла свою ошибку, но в темноте отвязаться сама уже не могла. Вот и не слезла. Потом я уснула и только утром, когда подул небольшой ветер, я с макушкой наклонилась вниз.
Тут выступил Вовчик.:
- Могла бы на другое дерево залезть. Зачем тебе ёлка. Я из-за тебя весь искололся.
- А я с испугу и не заметила иголок. Просто запрыгнула на верх и всё.
Завтрак закончился. Все посмеялись и стали собираться домой. Хорошо, когда всё хорошо кончается.
А Витька и правда бывает храпит. Особенно когда мяса на ночь наестся.
Удачи в походах на природу. До новых встреч.
Рассказы | Просмотров: 69 | Автор: xax33 | Дата: 20/04/21 06:53 | Комментариев: 0

(из объяснений на допросе)
Мы ведь дружили с Андрюшкой со школы. Он всегда за мной ухлёстывал. Я ему нравилась, и он это ни от кого не скрывал. В тот вечер тоже всё было как обычно. Дискотека, а потом прибрежный бар.
Он мог быть навязчивым. При том, что мне нравились совсем другие типы парней, Андрей всегда всех от меня отпугивал.
Оберегал меня от всего плохого, но по-своему это понимая.
Не кури, не пей, не ходи в одиночку.
Выпили мы не много. Всего по одному коктейлю.
Я танцевала и веселилась. Андрей был рядом. И тут я увидела Его!
Ну так. На вид ничего суперского, но как-то он притягивал к себе.
- Всех?
- Нет. За всех я не в ответе. Я потянулась к нему. Что-то ёкнуло, где-то там, в голове.
Танцуя, я придвинулась ближе. Ещё ближе… И вот мы рядом, но втроём.
Зная, что Андрюшка для меня всё сделает, шепнула:
- Хочу кофе.
И он вмиг испарился. Побежал покупать.
Я приблизилась к парню:
- Пошли покурим, на улице…
И мы быстро вышли, но не остановились на дороге, у бара, а пошли к морю. На пирс. Иначе Андрей нас быстро найдёт…
Ночь. Море. Лунная дорожка. Романтика…
Чувства зашкаливают. Мы стоим и смотрим в даль. Держимся за руки.
Его рука немного дрожит. Это волнение передаётся и мне.
Тут незнакомец делает шаг вперёд и разворачивается. На его лице улыбка и он усиленно трясёт мою руку. Вроде как здоровается.
Тут откуда ни возьмись, прибежал Андрей, и встал, между нами.
Парень отпустил мою руку и, взяв аккуратно за плечи Андрея, подвинул его немного в сторону.
После этого сделал несколько движений руками, как настоящий фокусник и вдруг, раз и протягивает мне конфету. Я захлопала в ладоши и засмеялась.
Андрей протянул мне купленный кофе, который до этого держал в руке. Я просто не заметила.
— Вот. Ты просила.
Я взяла бумажный стаканчик и сделала глоток, а парень, сделав поклон, прошёл мимо нас и двинулся в сторону от пирса, на котором мы стояли.
- Как ты достал. Такого парня от меня отпугнул.
Прошипела я, а потом крикнула:
- Эгей! Не уходи!
Незнакомец остановился. Оглянулся. И глядя на нас простоял с минуту. Думал. Потом, видимо приняв какое-то решение, медленно пошёл к нам.
Но как-то так шёл. Ну не понимаю. Не могу объяснить. Что-то на лице его было странное. Мы даже на пару шагов отступили назад. По пирсу. И Андрей как-то так встал, что прикрыл меня собой.
Парень подошёл. Наклонил голову. Посмотрел через плечо Андрея мне в лицо, а потом опять немного отодвинул Андрея в сторону.
- Дама замёрзла!
Сказал он тихим, с хрипотцой голосом.
Затем сделал движение, напоминающее расстёгивание и снятие пиджака. Хотя сам был в футболке.
Потом, вроде как снимает с себя пиджак и накидывает мне на плечи.
- Теплее?
Я приняла эту игру и кутаясь в представленный пиджак сказала:
- Как тепло! Спасибо.
И рассмеялась.
Тут незнакомец протянул руку в мою сторону.
Ладонь сжата в кулак.
Андрей быстро эту руку отодвинул, но незнакомец согнул руку и раскрыв кулак показал тонкий и длинный лоскут ткани. Платочек.
- Возьми. Не бойся.
Сказал он.
Андрей сомневался.
- Что Андрюшка, струсил?
Прыснула я от смеха.
Андрей взял платочек.
- Растяни его…
Андрей взял другой край платка и расставил руки.
Тут незнакомец выхватил из кармана нож и резко им взмахнув, разрезал платок на двое. Мы даже вздрогнуть не успели.
Я захлопала в ладоши и опять засмеялась. Мне было очень весело.
Этот фокусник взял один кусочек и подбросил его в верх.
Нежный ночной ветерок подхватил лоскут и унёс его в море.
- Растяни.
Вновь прохрипел незнакомец.
С берега слышна музыка. Вся набережная светилась огнями. По пляжу гуляют отдыхающие. Время близится к полуночи. Мне было очень весело, и я много смеялась.
Андрей нехотя растянул ткань перед собой.
Незнакомец протянул мне нож.
- Теперь твоя очередь. Давай!
Я взяла, смеясь этот нож. Сделала к нему один шаг. Но, то ли от выпитого, а может просто споткнулась. Я не поняла. Этот незнакомец очень хотел меня удержать или нарочно подтолкнул. Я не поняла. Как так получилось.
Я ведь не хотела его убивать.
Он просто упал с пирса.
Упал в воду и не выплыл.
Я смотрела. Я кричала.
А незнакомец громко захохотал и исчез.
Скажите – это ведь не я? Ну не я виновата? Я не хотела в него ножом. Я ведь тоже чуть не упала в море. Он меня просто удержал. Поймал…
- А вы что-то ещё пили кроме коктейля, или может курили?
- Да! В дамской комнате, девочки уговорили покурить какую-то дрянь. Я два раза затянулась, но мне не понравилось. Я ушла. А потом мы только танцевали. С Андрюшкой. Мы ведь давно дружим… Дружили…
Сказала и опустила голову…. Отпустило….
Рассказы | Просмотров: 86 | Автор: xax33 | Дата: 20/03/21 13:43 | Комментариев: 0

(Эротически сказочная фантазия)
(Перевод с Испанского – не мой)
(Да от куда я знаю чей)
Проснулась в приподнятом настроении. Праздник.
Можно полежать и понежиться в кроватке.
С улицы донёсся шум голосов и звуки гитары.
Глянула на часы. Только начало одиннадцатого. Ну уж нет. Ещё рано. Это самые первые и нетерпеливые вышли на улицы. Спешат начать.
Проверено. Если так рано идти, скоро устанешь и к вечеру, к самому разгару карнавала уже ничего не захочешь.
Как же хорошо! Солнечные лучи медленно ползут по стене.
Э-эх! Пора завтракать. С вечера всё приготовлено и сейчас осталось дождаться только закипания чайника.
Кофе парит, круассан хрустит, ну а вместе они издают шикарный аромат. А я в кресле и на балконе. Ну чем на рай!
Насладившись первыми приятными впечатлениями, приступила к перебору нарядов.
Да конечно же я знаю, в чём я сегодня пойду, но ведь примерить что-то красивое и модное, а затем покружиться перед зеркалом – это тоже радость и удовольствие. Зачем же лишать себя такого?
Я молода, красива и привлекательна. Мне очень льстит, когда за мной увиваются парни. А ещё более мне нравится осаждать их, когда они подходят к краю или пытаются предложить свои «услуги».
Я не переборчива и не вредина, но куда спешить?
До тридцати ещё так далеко и хочется получить от жизни сполна. А мужчин мне и без мужа хватает. Зачем менять объём на единицу.
Думаю, а сама кручусь перед зеркалом. Ну вот! Наряд выбран и одобрен моим отражением. Костюм расположен на шикарном теле и это тело готово к выходу.
Сегодня произойдёт что ни будь необычайное. Радостное и приятное. Сегодня или никогда!
Повеселилась от души, пора и поделиться.
Договаривались с друзьями встретиться в парке цветов.
Будем делиться впечатлениями и приятными новостями. Карнавал.
Иду в парк. Здесь ещё не так много людей. Все на улицах. Представления, концерты и фейерверки в парке только вечером. После семи.
Пока что посетители медленно переходят от одной сцены к другой.
Я тоже не дошла до места встречи. Послушала музыку и отошла к озеру. Встала возле ограждения.
Лебеди! Какие красивые птицы. Парами они расположились по разные стороны и мирно воркуют о своём.
Купила кулёчек распаренной пшеницы и уже хотела покормить птиц, но тут подошёл мужчина с фотоаппаратом:
- Подождите минутку. Здесь, с моего места, просто необычайно красивый вид. Сейчас я сфотографирую, и вы их покормите.
Я не стала кидать зёрна, а подошла к мужчине.
От сюда и правда открывалась другая картина.
Лебеди были напротив друг друга. Их изогнутые шеи и приближённые головы, создавали эффект белого сердца с красной точкой по середине (слияние клювов).
После фотосессии стала бросать пшеницу. Лебедь кавалер галантно уступал своей даме. Ревниво оглядывая окрестности и не притрагиваясь к пище.
Тут заметила, что вдоль ограждения озера идёт клоун. Да-да. Обычный клоун в цветном одеянии и с красочным лицом.
Подошёл. Протянул к нам руку. Открыл ладонью вверх. Пусто. И тут же… Взмах руки и он протягивает мужчине розу, указывая на себя.
Мужчина берёт розу и протягивает мне:
- Поздравляю.
Клоун расплылся в улыбке. Взмах руки и вот мне подарили шарик.
Весело. Я смеюсь. Они улыбаются.
Клоун достаёт из кармана чёрный платок.
Резко взмахивает им перед нами, так что аж слышен хлопок.
И вот уже это не клоун, а джентльмен во фраке и в цилиндре.
В руках коричневый платок.
Взмах. Хлопок.
И пред нами прекрасный тореадор с красным мулете.
Мулета — кусок ярко-красной материи, которым во время корриды тореадор дразнит быка.
- Господа! Я хочу предложить вашему вниманию уникальный фокус. Одним взмахом мулете, я поменяю местами ваши нижние части тела. Не на долго. На очень короткое время. Вы сможете ощутить себя в другой ипостаси. Будучи мужчиной, ощутить женские чувства, а вы, оставаясь женщиной- попробуете мужские эмоции. Есть только одно условие. Между вами, на уровне талии будет находиться вот это мулета. Постарайтесь его не трогать руками. Если вдруг вы отойдёте друг от друга или выдерните её из своего соседа, то вы так и останетесь не до мужчиной и не до женщиной.
- Я против. Сразу говорю. Чего я там. в мужчинах не видела. Мне это не надо.
- А я тем более против. Я её вообще не знаю. Вдруг она там не пойми кто. Ещё ко мне что прицепиться.
- Что это вы имеете в виду? Объяснитесь.
- Не ссорьтесь, иначе ничего у вас не получиться. Итак… Я делаю взмах…
- Я…
- Я…
Хлопок.
Вроде ничего не изменилось. Как стояли, так и стоим.
- Фух! Ну у вас и шутки. Напугали.
- А? Да? Фокус не удался?
- Всё прекрасно удалось. Не делайте только больше одного шага друг от друга. Я скоро вернусь. Вы сейчас получаете уникальный опыт. Пользуйтесь моментом. До скорого.
- Постойте. Что это значит?
Я делаю шаг в сторону уходящего клоуна…
Что-то за пояс меня потянуло назад.
- Стойте.
Заорал мужчина.
- Что это?
Между нами, натянуто красное мулете.
- Так это что, не шутка что ли? Давайте его догонять скорее.
- Кого догонять? Где он? Исчез и всё.
- Мужчина. Не надо меня дурачить. Вы с этим… ну, с этим клоуном за одно?
- Я тоже хотел вас об этом спросить. Вы меня опередили. Что теперь будем делать?
Я стала пытаться заглянуть под ткань, но она оказалась довольно большая, но всё же…
Мои ножки… Колготы сеточкой и красные туфельки были ТАМ! У мужика. На себя я вообще побоялась смотреть.
Посмотрел он. И вдруг сказал:
- У меня там портмоне в левом кармане. Верните. Там только документы. Денег нет.
Всё ещё не веря всему происходящему, полезла под ткань рукой в карман БРЮК! О ужас…
- Ну что вы там копаетесь. Давайте уже.
- У меня всегда мёрзнут пальцы, а у вас тут тёпленько.
- Что? Что вы там делаете?
- Греюсь.
- Пожалуйста аккуратнее. Не поцарапайте там ничего своими когтищами. Мне Это ещё пригодится.
- Ой как интересно!
- Что вы там делаете?
- Изучаю.
- Осторожно пожалуйста, а лучше вообще не трогайте.
- Мне приятно. Ну и вы тоже можете погладить мои ножки.
Мужчина провёл руками от талии к низу.
- А ничего. Приятно.
— Вот видите! Понимаете, теперь, чего вы нас лишаете, не применяя такие ласки.
- Ну вы знаете, у каждого свои точки. Мне всегда больше нравились груди.
- Да что в них такого? Висят, болтаются и мешают. Всё тоже самое что и у вас.
- В смысле.
- Ну нам их помогают удерживать в спокойном состоянии – ненавистные бюстгальтеры, а вам трусы и ноги.
- Ну нет. Если бы у меня была грудь, я бы её гладил целыми днями.
- А я с ними выросла и привыкла к ним. Только мешаются.
- Постойте. Вы уже и туда руками добрались?
- Почему бы и нет. Я же говорю, что пальцы мёрзнут, а тут тёпленько.
- Осторожно!
- Мужчина! Нет! Не лезьте туда своими лапищами! Руки мыть надо, а не лезть туда, куда не просят.
- А я тоже не просил.
- Так у вас тут тепло.
- За то у вас ветер гуляет.
- Так сдвиньте ноги. Попривыкли расставлять. Куда не зайдёшь, хоть в автобус, хоть в метро. Везде сидят свои ноги растопырив.
- Ну теперь я понимаю, для чего вы ноги скрещиваете. Чтоб ветер не свистел на просторах.
- Нахал.
- Сама начала.
- Фу-у!
- Что там?
- Да движение какое-то. Что-то растёт.
- А вы ещё не поняли…
- Так это… Ну вы наглец…
- Я??? Вы там перебираете мои богатства, а ещё и наглец. Бесстыдница. Сейчас я…
- Стойте, стойте. У меня бельё дорогое. Давайте договоримся. Я тоже руки уберу.
- Напугал? А я ведь тоже что-то почувствовал. Не так ярко, конечно, но что-то ёкнуло внутри.
- Ну вот и хорошо. Давайте остановимся на этом.
- Почему? Давайте я ещё и груди ваши пощупаю. Узнаю, чего я лишился, не получив вашей верхней части.
- У себя трогайте. На что настроите свои мозги, то и получите.
Мужик запустил руку себе под рубашку.
- Нет. У меня руки шершавые. Не впечатляет.
- Ага! Теперь ещё потритесь не бритой мордой и многое поймёте.
- Что многое.
- Ну вы поняли, что грудь – это нежность, а вы её то руками с мозолями, то щекой не бритой.
- Да нет. Просто у вас грудь больше и воспринимает всё тоньше.
- Ничего разного в восприимчивости груди у нас нет. Тело как тело, а вот то, как к этой части тела относитесь вы и мы. Вот тут разность и есть.
- Всё это конечно же хорошо. Познание и узнавание, но как я домой покажусь, да и на работу с вашими ножками ну ни как.
- Ха! Вы думаете, что мне в ваших галифе приятно. Хотя, наверное, есть своё преимущество. Когда идёшь, штанины трутся о ноги. Ни одной волосинки не останется. Брить ноги не придётся.
- Ну у нас же не вылазят все волосы. А я вот понимаю теперь почему вы ходите в колготах. Мне сейчас тоже не холодно, а довольно-таки приятно. Ноги так облегают эротично. Прямо чувствую.
- Давайте попробуем разъединиться.
— Это как это?
- Выдернем эту тряпку и всё.
- А если мы и правда останемся такими как сейчас? Нас ведь предупреждали.
- Не хотелось бы.
- Так ото ж.
- Где делся этот клоун? Говорил же что уходит не на долго.
- Меня друзья ждут.
- Да и я договаривалась на встречу. Карнавал ведь.
— Вот мы и переоделись в костюмы.
- Ха-ха, не весело.
- Ну как вы тут? Не скучаете? Только не кричите и не ругайтесь. Сейчас всё исправим.
Перед нам стоял клоун.
- А мы и не собирались ругаться.
– Да. Только нас ждут в других местах.
- Тогда извините. Чуть задержался. Не все так как вы реагируют. Кое кто и передрались. Пришлось разнимать и успокаивать.
- Разъедините уже нас.
- Один момент. Один взмах.
Красная ткань взлетает вверх.
Хлопок.
- Ну вот и всё. Разрешите спросить? Этот опыт вам хоть немного помог разобраться в людях?
- Ну да. Я многое узнала о мужчинах.
- А мне раньше, казалось, что я понимаю женщин, а вот теперь стало понятно, что я ничего в них не понимаю.
- Спасибо и счастливого праздника.
Клоун быстро испарился.
Мы стояли друг на против друга.
Я, ещё не совсем веря в происходящее ощупывала свои ножки.
Он стоял и носком туфли ковырял ямку в земле.
- Так что вам там стало не понятно в женщинах?
- Ну понимаете. Это не объяснить так словами. Может посидим в кафе.
- Давайте уж лучше у меня дома.
- А как же праздник?
- Ещё спросите, как ваши друзья!
- А ваши?
- Ну я чувствую какую-то недосказанность в нашем общении. Тем более что я вроде как виновата, что вы перестали понимать женщин.
- И вы сможете мне объяснить…
- Какие же вы мужчины недогадливые…
И взявшись за руки мы пошли ко мне домой, весело болтая о том и о сём.
Надо относиться снисходительно к недостаткам некоторых….
А вам всем любви, удачи и взаимопонимания.
Вот же ж Фокусник.
Рассказы | Просмотров: 80 | Автор: xax33 | Дата: 12/03/21 08:37 | Комментариев: 1

Тех, кто хочет разоблачений или весёлого финала – разочарую. Тут другое! Философское, что ли!
Сама ещё не разобралась. Вся в мыслях.
Есть у меня две подруги. Почти со школы вместе.
Со Светой мы соседки, а с Ленкой просто столкнулись как-то в баре.
Если в двух словах, то погрызлась со своим и зашла после работы в соседний бар. Всё равно было куда, лишь бы не к нему. Идиот…
Но я не об этом.
В общем сижу. Заказала кофе и пироженку. Надо ведь обиду заесть.
Потом будет спорт и тренажёр, а пока…
Жую. Давлю обиду.
Тут, ни слова не говоря, подсаживается за столик, баба.
Графин на стол, тарелку с салатом, на стол. Рюмку, вот так просто, без тоста, опрокинула в себя и пустую хрясь! На стол.
- Меня Лена зовут. Вижу, ты тут грустишь! С мужем нелады или любовник бросил? Хотя нет, слишком порядочная. Любовника у тебя нет. Так заведи и отомсти своему козлу. Как звать?
- Людмила.
- Так. Людка значит. Хорошее имя. Ёмкое. Многое объясняет и обещает. Да не смотри ты на меня так. Я тоже своего сегодня ненавижу. У него, видишь ли, сегодня трудности на работе. А я как? Я то что? Виновата? А ты меня спросил? Ты достань и полож. Ты муж или где?
Дама налила из графина полную рюмку. Одним махом перевернула её в себя и взяв из тарелки пару капустных отрезков, закусила.
- Тебе не предлагаю. Слишком порядочная. И не смотри. Я знаю, что это уже говорила. Но мне сегодня хреново. Прости. У тебя есть телефон? А на работе? Нет? Ну ладно. Не хочешь давать, не надо. Я тебя и так завтра найду.
Дёрнула за подол, проходившую мимо официантку, расплатилась и ушла.
Бывает. Я б, даже, может быть, тоже выпила. Но не сегодня. Надо идти домой.
Кстати сказать, хоть и рассказ не об этом, муж повинился. Букет цветов приготовил, и ещё одну (про первую он не знал) пироженку подарил.
Помирились.
А на утро, на работу ко мне, зашла Лена. Извинилась за вчерашнее. Постояли. Поболтали. И стали дружить.
Это так сказать предисловие.
Хотя нет. Ещё пару слов. Со Светой мы познакомились, когда они со своим мужем купили квартиру по соседству то нас.
Потом, пару раз встречались на дне рождения у меня дома. Вот так и сложилась наша троица.
Выходим, так сказать, на мир посмотреть и от своих отдохнуть.
Тот раз ничем не отличался от предыдущих, да и от последующих, не особо.
Сидим за столиком. Болтаем о том, о сём.
- Девочки! Мне сегодня такой сон приснился! едем мы со своим на новенькой, красненькой машинке. Такая маленькая и миленькая, ну просто прелесть. И вижу то я всё это ну просто так, в живую.
Мечтательно сказала Света, но Ленка у нас, просто ручной тормоз (я тоже водитель, права получила, правда машины у нас пока нет):
- У вас уже есть старая машина, вот и радуйтесь. Это мы безлошадные. Вот я видела сон…
И аж глаза закатила.
- Иду я вся такая, с молодым парнем под венец… Проснулась и аж вся дрожу от возбуждения. Но тут храп моего, быстро отрезвил и привёл мысли в порядок…
- Мечтательницы вы, девки. Машины, женихи! Дети обуты, одеты, накормлены – вот и счастье.
- Дура ты Людка! Хоть в мечтах побыть женой молоденького «жеребца». Что у тебя за пресная жизнь. Всё одно – муж и дети. Никакого полёта фантазии.
- Лена…
- Да что Лена? Лена. Лена ей! А вот! У меня в сумочке открытка есть. С рекламой от страховой, в почтовый ящик бросили. На…
И передаёт мне открытку, на которой изображена машина.
- Не. Такую не хочу. Во-первых, она синяя. Мой не любимый цвет. А, во-вторых, хочу по выше и по больше.
- Ага! Так значит тоже мечтаешь! Только скрытничаешь? Ну и зря! О своих мечтах надо говорить громко. Мысли и слова – материальны. О чём говоришь, так и будет.
- Хорошо, хорошо. Веришь в это, твои проблемы.
После этой вечеринки прошло более полу года. Работа, проблемы. Всё как у всех.
Ленка потеряла работу и мужа, за одно. Сбежал с молодухой.
Света, со своим, продали старьё и купили, в кредит правда, но всё же красненькую машинку.
Ещё прошло больше года. Мы встречались несколько раз.
На последнюю вечеринку Ленка притащила мужика. Так, только на пять минут. Познакомила и выпроводила. У нас девичник, а не посиделки.
(У нас правда закралось подозрение, что он сильно ревнивый, но она этому рада).
И вот! Сегодня…
Ну да! Именно сегодня. У нас девичник.
Я шла настроена решительно.
- Всем привет! Давненько мы не болтали.
— Это всё ты. Мы с Леной перезваниваемся, а ты всё занята. И сейчас вон на взводе. Что случилось?
- И да! Буду возмущаться! Это всё ты, Ленка виновата! Всё из-за тебя!
- О! Я-то тут при чём? И вообще, что у тебя случилось? Вроде кричишь, а сама улыбаешься.
И тут я из сумочки достаю открытку и небрежно бросаю её на стол.
- Я тебе говорила, что не люблю синий цвет. Да и машину хочу побольше чем эта. А ты мне – «Мысли материальны». Вот мой вчера взял и купил, точную копию вот этой что на твоей открытке нарисована. И откуда он узнал, что о такой ты говорила? Открытку он эту точно не видел.
- ШАМПАНСКОГО!!!
Как заорала Ленка, что мы аж подпрыгнули.
Девчонки вскочили, и мы стали обниматься.
Вот и не верь тому, что мысли материальны.
Всего-то и прошло несколько лет и всё о чём мы говорили – вот оно!!!
Я девчонкам напомнила о прошлом нашем девичнике. Мы дружно поохали и поахали.
Как-то бутылки шампанского оказалось мало.
Девчонки! Мыслите позитивно.
Нам всё подвластно. Всех цём. Удачи!
Рассказы | Просмотров: 96 | Автор: xax33 | Дата: 09/03/21 11:13 | Комментариев: 0

Сон. Всем сняться сны. Яркие или тусклые. Красочные или чёрно-белые. Запоминающиеся или такие, ежедневные что и вспоминать не хочется, да и не получится.
Вот сегодня приснился такой, яркий и запомнившийся. К чему бы это?
И вот сниться мне… даже спрашивать не интересно, все сразу догадаются. Что может присниться счастливому человеку, тихой, весенней ночью…
Работа!!!
Улыбнулись? Догадались! Расшифровывайте.
И вот. Стою у окна. Подходит сослуживец. Оказывается здесь его рабочий стол.
Наклоняется и быстро стучит по клавиатуре.
- Ну вот. Больше боялся. Смотри Андрюха. Купил программу за четыреста тысяч. Жена ругалась. Тёща чуть не съела. Кредит ведь брал, своих не хватало. И вот результат. За два дня написал и продал пять программ по восемьдесят штук. Долги раздал теперь буду работать только на себя. Кайф. Уже почти лям в кармане.
- Ну ты!.. Молодчага. И рисковый парень. Я так не умею.
Сказал вслух, а подумал совсем другое. Где бы мне хоть половину этого взять? Зарплата – мизер. За картины, что пишу, много не выручишь. «Талант должен быть голодным» - кто-то сказал. Но это ведь не значит, что даже на кисти и краски не хватает денег. Нет ноутбука, где можно хранить копии своих произведений искусства. Э-эх! Еду на рынок. Может что-то продам.
Сегодня хороший день. Три своих картины продал за тысячу рублей. Чисто символическая сумма. Собрался уже ехать домой, но тут встретился Тофик. Другой мой сослуживец.
Очень грустный. Но на все вопросы отвечал очень туманно и неопределённо. Затем, махнув мне рукой, ушёл к центральным воротам рынка.
Зелёные стены. Белая арка.
После ремонта
Шикарно как в рамке.
Площадь у рынка
Красок полна.
На загляденье людям дана.
Стою. Любуюсь картиной.
И тут… Подходит моя женщина-мечта.
Нет. Не то что там, где-то и что-то. Просто женщина которая мне нравится.
Мы почти незнакомы. Так, видимся изредка на работе. Мы из разных отделов.
Я, наверное, чаще любуюсь её фото на аватарке, чем в живую. А тут сама подходит.
Каламбур: Сама не сама, а с подругой, но сама, потому что лично. Во как!
- Ты не видел Тофика?
- Только вот на рынок пошёл.
- Помоги нам его отыскать. Очень нужен.
Говорит мне Виктория, а подруга всё подталкивает её сзади.
- Ну пошли.
И мы, уже втроём, отправляемся на рынок.
Долго искать не приходиться
Тофик сидит у шашлычника Гоги. Старого и седого мужичка, которому все, кто к нему подходят – родня.
Перед Тофиком парит шашлык и лежит большая лепёшка, но Тофик не ест.
Голова опущена и из глаза стекает слеза. Чистая и блестящая.
Женщины стороной обходят Тофика и усаживаются за стол, не далеко от гуляющей компании.
Ну и что теперь делать? Подходить не стал.
У мужчины свои проблемы. Мужчина задумался. Зачем мешать?
Поднимаю голову и показываю глазами на Гоги-шашлычника. Они закивали головами.
- Подходи брат дорогой. Скажи, что ты будешь и я доставлю твоей душе удовольствие.
- Добрый день. Есть домашние колбаски?
- Для тебя всё что захочешь есть. Ты же брат мой!
И поднимает из-за прилавка тарелку с тремя видами жаренных колбас. Все прожаренные и тёмные.
- Смотри родной. Маленькие по двести. Средние по триста и большая за четыреста. Выбирай и присаживайся. Пожарю – поднесу.
- Давайте мне одну маленькую и две большие.
(Помните ведь, что картины продал за тысячу).
И тут, кому-то, подают тарелку с хорошо прожаренным, тонко нарезанным салом.
- Нет Гоги. Давай две маленькие и одну большую и вот такое сало в придачу.
- Вай! Хорошо дорогой! Я дам тебе две большие колбаски и одну маленькую. И за всё возьму с тебя восемьсот рублей, а сало от меня тебе в подарок.
Тут я достаю отварные говяжьи рёбра и отсчитываю ему девять больших рёбер.
- Ай молодца. Шутник.
Говорит Гоги. Берёт рёбра и убирает в карман, а мне отдаёт ребро по меньше.
Но тут парень, сидящий рядом, берёт ребро из его рук и достаёт из него крупную денежную купюру, сложенную вчетверо.
- А-а! Слушай! Отдай человеку.
Говорит Гоги.
Парень отдаёт мне и ребро, и деньги. Беру.
Оборачиваюсь.
Тофик большими кусками откусывает и ест лепёшку. Женщины смотрят в мою сторону. Поворачиваюсь к мангалу. Гоги ставит небольшую бутылочку передо мной на поднос.
- Я не пью. За рулём.
— Это уксус, дорогой. Уксус.
И тут эта бутылочка падает на землю и из неё вроде как что-то льётся.
Я подхватываю её с пола.
Последняя мысль:
Как же я пьяный поеду домой.
Стою на площади, перед входом на рынок.
Пьян.
Полная белиберда и ничего не понятно, но очень интересно.
Приснится же такое…
Как бы ещё и понять:
К чему бы это???
Рассказы | Просмотров: 88 | Автор: xax33 | Дата: 02/03/21 18:32 | Комментариев: 0

Основываясь на личном опыте, да и на ссылках из различных источников, точно определила:
— Это нонсенс!
Все вместе, да и по отдельности тоже, вы видели такие объявления типа:
- «Ищу мужчину для совместного проживания»
Или
«Ищу женщину для весёлого времяпрепровождения».
Всё ясно и понятно. Но то, что встретилось мне…
Привожу дословно, чтобы не быть превратно понятой:
- «Мастер. Мужчина, средних лет, немного даже привлекательной наружности, средне специального образования, знающий толк в работе, ищет женщину на два часа. Собственное жильё приветствуется. Интим не предлагать. Зовут Сергей…» И далее номер телефона.
А? Что? Удивил мастер? Так и я была несказанно удивлена.
Тут пишет – практически красавчик.
Без высшего образования – точно самец.
Знает толк в работе – значит вынослив.
Да ещё и приветствует чтобы была своя территория для встреч.
Ну, типа, метить будет.
И тут хлоп, ладошкой по лбу! Интим не предлагать!
Сказать, что обескуражена, это ничего не сказать.
Скорее сбита с толку, а последними словами объявления, так просто втоптана в грязь.
И это мужики, у которых на уме только одно…
Нет! Не вы меня не поймёте, ни я себя не поддержу.
Надо звонить, или спокойствия в душе не появиться…
- Алло. Здравствуйте. Это Сергей? Превосходно. Я тут наткнулась на ваше объявление и у меня возникла некая мысль. И даже, скорее сказать растерянность…
- Что у вас случилось?
- У меня? Ничего. С чего вы взяли, что у меня должно что-то случиться?
- Ну вы же звоните мастеру.
- Какому?
- Женщина! Вы позвонили по объявлению. Мне, чтобы приехать к вам и устранить проблему, необходимо знать, какой набор инструмента брать. Электрику, сантехнику или малярно-столярные инструменты.
-А, так? Тогда у меня утюг перегорел. Любимый. Можете починить?
- Ваш адрес и время, когда мне подойти.
Назвала свой домашний адрес и время, туда по ближе к вечеру. Мне ведь тоже необходимо приготовиться.
Ну со мной понятно, макияж и гардероб перебрать. Главное ведь что на стол поставить. Путь к сердцу мужика, как известно… Не где-то встречаемся. К себе пригласила. Вот он хитрец, ещё не виделись ни разу, а уже сама пригласила.
Но с другой, стороны, мужик то ведь не знакомый. Не разносолы ведь выносить.
Сделала пару салатиков. Для него отварила яйцо, чтоб под майонезом и сардельку. Красиво всё уложила, типа с намёком.
Поставила на стол яблоки с мандаринами и порезала апельсин. Коньячок как само разумеющееся. Всё. Я готова.
В точно назначенное время- звонок. Я так подозреваю, что топтался под дверью, выжидая нужную минуту.
Впустила.
Разулся.
- Да не надо было.
- Я по делу, а не на посиделки.
А вроде на посиделки надо обутым проходить. Подумала, но сказала другое.
- Проходите в комнату.
- Давайте на кухне и несите прибор.
- Какой?
- Ну вы же говорили, что утюг перегорел.
- А! Да-да-да! Несу.
Он на кухню, я в комнату.
Возвращаюсь с утюгом, а он уже расположился.
Вы знаете, на сколько малы наши кухни.
Восседает за столом. Уже включил свой вонючий паяльник, а на вторую табуретку водрузил свою, почтальонскую сумку.
Пришлось возвращаться в комнату и нести себе стул, не стоять же над ним столбом.
Присела и смотрю, а он лихо так, орудуя одной отвёрткой, разобрал утюг на одни кусочки. Руки, конечно, золотые. Орудует быстро и аккуратно.
Рассмотрела его самого. А ничего. Ну не Ален де Лон, но всё же и не страшко.
И тут смотрю, в сумке, две, а то и три пачки презервативов. Ха! Вот как раз тема для разговора. Сам же писал, что без интима, а тут... Только открыла рот спросить….
Мастер выуживает из сумки один вытянутый презик. Развязывает его и ловко так, как пинцетом просто выхватывает из него какую-то мелкую детальку. Опять завязав, опускает изделие в сумку, и тут же паяет утюг. Завоняло паяльником усиленно.
А дальше, как станок на заводе, что показывают по телевизору. Авто робот.
Бум. Шлёп. Стук. Бац.
- Всё дамочка. Можете проверять. Утюг работает.
И называет сумму за ремонт. Ого! Высоковата. Но, с другой стороны, если посмотреть, то для семьи это то, что нужно.
Сходила в комнату за деньгами.
Когда вернулась, весь инструмент был уже убран. Стол вытерт. Утюг радостно мигал огоньками.
Расплатилась.
Он ушёл.
Не! Ну это не дело. Я даже пару слов ему толком не сказала. А мужик-то, то, что надо. Ничего! Ты меня ещё не знаешь. Звоню соседке:
- Люся. Привет. У тебя случайно нет утюга, перегоревшего, или там чайника?
- Нет. А тебе зачем? Я тебе целый могу дать.
- Да у меня целый у самой есть. Поломанный надо.
- Всё что перегорает, я сразу выбрасываю. Дешевле новый купить. Это когда мужик был и сам всё чинил
- Я понимаю, но тут… Короче надо. Ладно. Поищу ещё.
- Стой! Может тебя паяльник устроит?
- Какой паяльник?
- Да от мужа остался. Знаю, что перегоревший. Сам не успел отремонтировать, ну а я не выкидываю. Дорог как память. Возьми. Только верни потом.
- Годится. Мне его отремонтируют и верну.
- А! Так ты в этом смысле. Это дело святое. Сейчас принесу.
Стою жду.
Хех! Он меня ещё не знает. Пять минут и бежать. Нет уж милый-дорогой, раз я глаз положила, никуда не денешься. Влюбишься и женишься. Как говорится в одной песенке. Ну, до этого не дойдёт, наверное, но опровергнуть твоё лживое объявление – «Интим не предлагать» - я опровергну. Будь спокоен.
День выждала и звоню.
- Здравствуйте. Можно к вам ещё раз обратиться?
- Что-то с утюгом?
- Ой, нет! Что вы. Гладит как мужчина – горячо и нежно. У меня другая причина. Паяльник перегорел.
- Паяльник?!
- Да. А что вас так удивило?
- Нет-нет. Ничего. Назначайте дату и время, адрес я помню.
Сказала ему на пятницу, на пять часов. Это чтоб не зависеть от времени. Два дня впереди.
Визуально готовиться не стала. Минимум косметики, я же с работы буду. Но в холодильнике всё что надо, будет.
- Здравствуйте!
- Ой! Здравствуйте. Еле успела. Только вот зашла, перед вами. Успела только чайник включить. Проходите.
Зашёл. Разулся и на кухню. Всё как в прошлый раз. Ну ничего. Я сегодня молчать не буду. А тут он сам завёл разговор.
- О! Это у вас хороший паяльник. Профессиональный. Ваш?
Я тут и придумывать ничего не буду.
- Нет! Что вы. Это соседка, увидела, как вы починили утюг, вот и пристала, дай, пусть мужу отремонтирует. Он у неё всё на работе да по командировкам мотается. Самому некогда. Вот и решила ему такой подарок сделать. Отремонтировать нужную вещь.
- Сейчас проверим работоспособность и…
Мастер вставил вилку паяльника в розетку…
Что-то взорвалось. Где-то бахнуло. Вспыхнуло и по квартире разнёсся ядовитый аромат палёной проводки.
- Ой! Что это?
Темно и тихо…
- Вы живы?
В свете уличных фонарей, на фоне окна появилась тень.
- Не переживайте. Сейчас посмотрим. Скорей всего выбило пробки.
- У меня автоматы.
— Это хуже, но не смертельно. Минуточку.
- А почему хуже.
Спросила я, отправляясь за ним в прихожую
- У вас есть стремянка?
Спросил мастер и включил фонарик.
- Нету, но я вот стул несу за собой.
- Давайте стул и отойдите пожалуйста, тут может быть не безопасно.
- Почему?
- Откуда же я знаю. Но что-то же ведь вспыхнуло и грюкнуло. Сейчас посмотрю.
Ладно. Сама себе думаю. Мне это тоже на руку. Иду на кухню. Достала и установила свечи. Зажгла. Романтика!
С подсвечником в руке прошла в прихожку.
- Может так вам светлее будет.
- Ну что я вам скажу, хозяюшка. Перегорел подводящий провод. Нужен представитель от энергокомпании, снять и поставить пломбу. У меня есть знакомый, но вряд ли он приедет сегодня. Я ему сейчас позвоню.
Достал телефон и дозвонившись быстро договорился.
- Ну что? Вам повезло. Скоро подъедет. Сегодня всё и сделаем.
- А может, пока его будем ждать, перекусим. Я ведь с работы.
- Так это. Я, если честно сказать, тоже голоден.
- Тогда идёмте на кухню. Только защёлку на двери откройте. Звонок ведь тоже не работает.
Мастер открыл замок, и мы пошли за стол. Убрала злополучный паяльник и открыв холодильник, быстро выставила всё приготовленное на стол. И хорошо, что чайник перед этим нагрела. Ужин при свечах.
Посидели. Поболтали. Многое о нём узнала. Он долго говорил, а я слушала. Машина у него в ремонте. Авария. С женой три года как развёлся. Ей надоело что он всё время на работе, да по чужим квартирам ходит, технику ремонтирует. И что каждая третья пытается его в постель затащить. А дети уже выросли. Ну и ещё там всякие разные мелочи.
Тут и электрик пришёл. Я не выходила. Что-то там зашуршало, пару раз стукнуло и загорелся свет.
- Ура! Да здравствуют золотые руки мастера!
Сам мастер вернулся на кухню.
— Вот и всё. Хорошо, что всё так обошлось. Мог ведь и пожар начаться. Опасное это дело – проводка.
- А где ваш помощник? Ему ведь заплатить нужно. Человек приехал, сделал.
- Ну делал положим всё я сам. Он только снял старую и поставил новую пломбу. Вот вам акт на проведённые работы. Надо зарегистрировать в РЕСЕ.
- Но всё же ему надо заплатить.
- Я с ним уже рассчитался, и он ушёл.
- А! Ну хорошо. Скажите сколько, я вам за всё оплачу.
- Ну что? Возьмёмся за паяльник?
- Вы знаете, уже так поздно и я на работе очень устала. Давайте я вам в большой комнате постелю, а утром и отремонтируете. Поздно уже. Ну куда вы поедете? Тем более что машина у вас на ремонте.
- Ну. Не в моих это правилах. Но так и быть. Стелите.
Прошли в зал. Он разложил диван. Я достала подушки, простыню и одеяло.
- Спокойной ночи!
И пошла в свою спальню.
Он не долго шурудился, выключил свет и затих.
Проснулась рано. Приготовилась и стала ожидать.
Сергей не заставил себя долго ждать. Прошёл, не глядя в мою сторону, в туалет. (Кстати вечером и перезнакомились).
Дверь в свою спальню специально оставила приоткрытой. Выставленная из-под одеяла, согнутая ножка, и приподнятый халатик в районе груди, завершают условленный образ.
Возвращаясь назад, Сергей постучал и заглянул в спальню.
- Хозяюшка!
- А? Что? А, это вы!
Сделала вид что только проснулась и садясь на кровати, «случайно» показала некие интимные части тела. Вскользь.
Если мужик и правда развёлся три года назад, то клюнет.
- Простите. Я вас разбудил?
- Ой! Нет! Что вы. Я рано встаю. Просто суббота. Обычно я по выходным нежусь в кровати. Спешить не куда. Совсем забыла, что вы у меня гостите. Сейчас завтракать будем. Минутку.
Но завтрак пришлось на немного отложить.
И да. Бухгалтер я или нет!
Серёжа уже не бегает по квартирам, а мирно работает в нашей фирме. Работы не много, а сколько ему получать, я контролирую и регулирую.
Паяльник у соседки я выкупила. Вместе с необычным объявлением теперь лежат в коробочке. Просто приятное воспоминание о выигранной битве.

Правда я была достойна победы!?
Улыбнитесь. Мы уже не первый год вместе.
Всем нам побед и удачи.
Рассказы | Просмотров: 111 | Автор: xax33 | Дата: 26/02/21 16:51 | Комментариев: 1

Море. Солнце. Снег и пляж. Редко кто отправляется на отдых в середине зимы. А мы поехали. Точнее сказать полетели, а уж потом поехали, мы с мужем блогеры.
Зачем? За необычными фото и шикарными видео. Всё для вас. Это наша работа.
За необычными ощущениями и непередаваемыми моментами жизни!
У нас всё будет! Море со льдом, горы и снег, заснеженный лес и лыжный курорт. Мы всё успеем, так как всё распланировали и рассчитали.
Самолёт в шесть утра. В девять прилетели. Сразу хотели взять такси, но троллейбус лучше. И едет медленнее, и он выше легковых машин, а всё это позволяет сделать шикарные, неповторимые снимки.
Попросили притормозить на перевале.
Шикарные фото! Памятник троллейбусу и ГИБДДешник как памятник рядом. Просто прелесть.
Едем дальше. Виноградники в снегу Фото. Кипарисы. Ещё кадр. Горы. Лес на склонах. Всё убелено снегом. Чудо! Просто чудо которое очень редко бывает в Крыму. Особенно на южном побережье.
Два часа такого незабываемого путешествия и мы приехали.
Тут можно и на такси. Город мы и раньше видели.
Гостиница заказана заранее. Оставляем вещи и гулять.
Нет! Ну нам просто везёт! Такие виды. Такие кадры.
Да такой Ялты вы ещё не видели!
Пальмы! Да-да! Южные пальмы присыпаны снегом. Набережную чистят, но налетающий ветер с холодными брызгами, вновь покрывает всё тонкой и скользкой корочкой льда. Делая напрасными усилия дворника.
- Ага! А я тебе говорила, надень плащ. Теперь я защищена, а ты промокнешь.
- Мирьем! Ну как ты себе представляешь мужика в ярко жёлтом плаще? Позорище!
- Ты у меня не просто мужик! Ты знаменитость и неформальная личность. Ты не должен походить ни на кого другого и поэтому жёлтый плащ для тебя в самый раз! А если учесть, что и у меня такой же, то мы довольно-таки необычная пара. То есть мы креативны. Идём к воде.
- Там мокро и скользко.
- Ха! Ты боишься упасть или промокнуть?
- Я за тебя боюсь, чтоб не простудилась.
- За хорошие снимки, можно и переболеть. Идём.
- Не подходи слишком близко.
- Бери камеру. Снимай всё на видео, а на телефон делай эффектные фотки. Потом выложим как отчёт. Все обзавидуются.
- Я тебя прошу – будь осторожнее. Шторм ведь.
А море и правда, как взбеленилось. Волны яростно бьются о пристань. Брызги фонтаном взлетают над головой. Красотища! Дух захватывает!
- Да ну что ты заладил одно и то же? Делай что говорю. Нам нужна эта фотосессия. Наш рейтинг падает. Эти съёмки спасут нас и дадут не плохо заработать. Во! У меня мысль зародилась. Я тут слышала песню – «Девочка и море» называется. Включу её, будет сюжетно. Хотя нет. Из-за шума волн, звук будет отвратительный. Потом музыку наложим на видео. А для себя всё же включу, чтобы двигаться синхронно. Будет красиво! Там ещё слова такие, из детской игры: -«Море волнуется раз. Море волнуется два». Всё? Готов? Снимай! Начали! Я на пирс.
Артур работает двумя руками. Навык. Молодчага! В левой руке камера и снимает постоянное видео, а в правой телефон. Он умудряется делать просто обалденные снимки! Умничка!
Для себя включила выбранную музыку и, вальсируя, приблизилась к морю.
И тут… Волна! Вспышка камеры. Брызги вверх, прямо за моей спиной. Вспышка камеры.
Те, немногие люди, что гуляли по набережной, застыли в восхищении и смотрели на нас.
Оборот! Ещё оборот. Мой ярко жёлтый плащ развевается на ветру как знамя. Очередная волна. Салютом сноп искр взлетает над головой.
Вспышка. Ещё вспышка. Ещё…
Молодчина. Хорошо работает.
Будут просто шикарные фото!!!
Пирс! Кружусь в диком вальсе музыки и фантасмагории буйства волн и брызг.
Артур подошёл ближе. Камера подмигивает красным глазом. Снимает!
Периодически срабатывает вспышка телефона. Фотографирует. Всё идёт как надо. Я счастлива.
«Море волнуется раз…»
Очередная вспышка и я оборачиваюсь вокруг своей оси.
«Море волнуется два…»
Подмигивает огонёк камеры и брызги летят сплошным потоком.
Плащ уже не защищает и не сдерживает влаги. Не только голова, я уже вся промокла. Пора заканчивать…
«Море волнуется три…»
Нога скользит по пирсу. Вспышка телефона. Я, падая, оборачиваюсь и вижу, как очень медленно открывается пасть бездны. Нижняя губа упирается в пирс, поднимая сноп брызг-искр, а верхняя губа (волна), накрывает с головой и втягивает меня в широко разверзшуюся пропасть.
Я лечу в тартарары, но тут меня подхватывает нижняя волна и кидая обратно, со всей силы бьёт об пирс.
Я с ужасом слышу, как рвётся мой жёлтенький плащ. Оставляя яркие куски на неровностях пирса.
Меня оттаскивает за ноги по дальше, но только лишь для того, чтоб с новой силой шмякнуть о бетонные шершавые блоки.
И снова тянет назад.
В этой круговерти замечаю, как по пирсу бежит Артур и с ходу кидается в воду.
Меня подхватывает и несёт к нему на встречу.
Но мы разминулись и меня с силой бьёт о бетон.
Его запоздалый крик доходит до меня, но пропадает в рёве бушующих волн.
Нет. Я не теряю сознание. Я вижу кровь, стекающую с разбитого лба и заливающую глаз. Открытым глазом пытаюсь найти моего Артурчика, рядом.
Но тут новая волна подхватывает меня, но не бьёт, а просто тащит вдоль пирса, крутя как юлу. Остатки одежды лоскутами разлетаются в стороны
Опять меня тянет в море, но тут же, стирая как наждачкой, трёт об пирс и кидает к берегу.
Бетонные углы, выступы и ямки рвут уже моё тело, оставшееся без защищавшей меня ранее, одежды.
И тут я вижу летящее в меня нечто. Но мне уже всё равно. Удар по голове и в грудь. Меня тянет.
Да. Я чувствую, что меня тянет вопреки желанию волн, которым я до этого отдалась. Меня тянет.
Я чувствую, как вода пытается ухватить мои голые ноги, но они мокрые и скользкие.
И тут… Тут я начинаю ощущать как по ногам стучат уже не волны, а камни.
И дальше какой-то мужик снимает с меня спасательный круг, кидает на берег и склонившись на до мной, начинает своими ручищами давить мои груди. Затем яростно впивается губами в мой рот.
Удар! Брызги! Мужик просто всей своей массой падает на меня, накрываемый волной сзади.
Вскакивает. Хватает меня до ужаса больно и тянет.
А меня после удара рвёт. Я содрогаюсь и извиваюсь от извергаемой моим организмом морской воды, которой успела наглотаться.
В голове мутиться.
Я только успеваю увидеть жёлтые приведения в пластиковых костюмах, несущих моё голое тело куда-то, подальше от волн…
И тишина…
Кажется, я прихожу в себя…
Перед глазами мелькают кадры событий.
Шторм… Волны… Музыка…
«Море волнуется раз» …
Артурчик бежит по пирсу и сходу прыгает в бушующее море!!!
Как жалко, что у меня не было с собой камеры.
Какой бы это был – «Шикарный кадр»
Интересно, уцелели ли камеры?
И, кстати! Где мой муж???
Рассказы | Просмотров: 79 | Автор: xax33 | Дата: 24/02/21 06:59 | Комментариев: 2

Как-то недавно, в самом начале шестидесятых, шёл рядом с мамой за ручку держась.
На углу улицы Батурина, сразу при выходе из парка Шевченко, стоял деревянный ларёк. В этом ларьке жила добрая женщина. Когда мама передавала тёте монетки, та в ответ передавала маме, для меня, тюбик с клюквенным джемом. Мама доставала невидимку и делала в горлышке тюбика дырочку, что бы я мог лакомиться.
Что такое невидимка я не знал и не видел, но на то она и невидимка чтобы быть невидимой.
И вот, идя по улице, до своего дома, держась одной рукой за руку мамы, в другой руке я держал волшебный тюбик. Когда его давишь, он выдаёт в рот удивительно- сладко-кисло- вкусную кашку. Я морщился от кислоты, но был несказанно счастлив от вкусности и сладости.
- Мама, давай я с тобой поделюсь.
Искренне предлагал я, желая увидеть мамину улыбку. Она ведь такая красивая и счастливая, когда улыбается. Но случается это теперь очень редко.
В нашей маленькой семье, большие проблемы, о которых мама мне рассказывает вечерами, когда сидит рядом со мной, на моей кроватке.
Она советуется со мной. Я ведь мужик и совсем взрослый. Мне уже целых три года!
- Мам. Я купил в магазине тебе джем. Брусничный.
- Зачем ты тратился, сынок. Не надо было.
Укоряет меня мама, а сама по немножко давит на тюбик с джемом и морщится от кислоты. Но ей так вкусно и сладко, что она улыбается.
А я сажусь возле неё, у её кровати и рассказываю, как прошёл день. Как дела на работе и как поживают её правнуки, которым уже больше трёх лет.
Мама улыбается. Она ведь такая красивая и счастливая, когда улыбается.
Долгих лет.
И почаще улыбайся, родная.
Рассказы | Просмотров: 70 | Автор: xax33 | Дата: 11/02/21 19:10 | Комментариев: 0

(рецепт хорошего холодца, но в своеобразной форме)
Мираж
А проснулся по утру
В старом доме наверху.
На четвёртом этаже
С головой, но в неглиже.
Я вообще-то философ, как тот Хома Брут, но когда по утру болит голова, не то, что думать, жить не хочется.
Оторвал от придавленной подушки пудовую головушку и уселся на кровати. Замер на пару минут. Отдохнул. Боль притупилась, и я удачно поднялся на ноги. Неуверенно сделал несколько шагов и открыв дверь, оказался на балконе.
Если сейчас не закурю – просто сдохну. Всего пару затяжек…
Женщина на соседнем балконе, увидев меня, широко раскрыла глаза и задом, задом вошла в свою квартиру.
Закурил. Затянулся. Ещё разок.
Вокруг всё в дыму, как в тумане, а вот туман в голове слегка рассеялся.
Постепенно колея мыслей, приобрела прямое направление.
Выкурив первую сигарету, сразу подкурил вторую. Боль в голове прошла и стала понятна обалдевшая физиономия соседки по балкону. А может это и не от сигареты. Просто, потому что некие нижние части тела стали подмерзать. Глянул и сам ошалел, увидев, что стою на балконе с сигаретой, но совершенно голый.
Так же, как и соседка, задом-задом, вернулся в комнату. Прикрыл дверь. Обернулся.
Да! Философские беседы иногда приводят людей в смятенье чувств и переосмысливание своего положения, но это никак не касается самого философствующего.
В данный момент происходило именно моё переосмысление.
На кровати лежало обнажённое тело.
Белоснежная кожа, лёгкий пушок и небольшие выпуклости в районе груди, указывали на принадлежность тела к женскому полу. Подошёл чуть ближе.
Голова закинута назад. Волосы резным веером легли за подушкой.
Глаза открылись.
Девушка увидела меня и села на кровати.
- Ты кто?
- А ты?
- Ну я тут живу.
- И я!
- С какого это?
- Ты сам сказал.
Девушка протянула руку и ухватившись за здесь, притянула всего меня к себе.
Оргия была не долгой и девочка, вскочив с кровати, подхватив с пола некие свои вещи, скрылась в ванной комнате. А я закурил прямо лёжа в кровати.
- Н-да! Дофилософствовался!
Произнёс в слух.
- Ты что-то сказал?
Раздалось из ванной.
«Хороший слух и тело ничего, но от кого примчалось это тело? Я ведь не мог её подобрать на улице. Менталитет не тот. Среди моих учеников такие точно не значились. Да и вернулся я с работы, в полном, так сказать сознании. Это только дома позволил себе немного расслабиться. Пятница ведь.
И да! Соседка точно в шоке от моего дефиле на балконе. Как это я?
Размышления были прерваны ангелочком в нижнем белье (Кстати сказать, безупречно-белоснежном и таким тонким, что почти незаметном), который выпорхнул из ванной комнаты и порхнув к сумке, что стояла при входе в комнату, извлекла небольшой свёрток. Оказавшийся таким же белоснежным махровым халатом, как и её бельё. Накинув халат, пушинка опустилась рядом:
- Ну как я тебе?
- Ты прекрасна спору нет, но есть на свете та девица, что в жёны мне только годится. И это явно не ты. Мелковата.
Предвидя её возмущения, отрезал я.
- А вечером, когда меня занёс на кухню, и просил приготовить закусь, это было лучшим во мне. Ну то что мелковата.
- От куда занёс?
- С лестничной клетки.
- И что ты там делала?
- Ночевала.
- Почему?
- Да просто. Мне здесь некуда идти.
- Почему?
— Вот почемучка. Давай вкратце изложу, а ты философствуй.
- Почему?
- Поняла. Заело. Сама я местная. Отец давно нас покинул, а мама в том году «ушла». Я ещё пожила немного в нашем старом доме, а как деньги закончились, решилась идти покорять столицу. Подумалось что в лёгкую поступлю учиться, будет общага и стипендия. Проживу. Да где тут?! Всё платное. На бюджет не прорвёшься. За всё и за вся плати. А с чего?
Вагоны разгружать я не умею. Просилась посуду мыть в кафе, ростом не вышла. Месяц поработала няней в семье, но жена стала подозревать что мужик еёный на меня глаз положил. Выставила. Так вот и перебиваюсь разными знакомствами. Тут тоже мой рост подводит. Только по предъявлению паспорта. Ну что не малолетка. На зону никто не хочет. Ты тоже вчера за дитятко принял, но паспорт посмотрел, с физией сверил, и поверил. А чего такой слабый? С двух рюмок и свалился.
- Да не пью я в общем. Препод я, по-вашему. Только за неделю так достали, что вот клюкнул малость. Попустило. Но что вокруг было – не помню.
- Так ничего и не было. Ты уснул, я телик вырубила и тоже спать. Ты тёпленький. Первый раз за неделю согрелась. Спасибо.
- За что?
- Ну что не выгоняешь сразу. Хочешь я тебе завтрак замостачу? Там есть у тебя из чего. Видела.
- Уговорила. Но только быстро. Мне тут надо.
Девчонка умчалась на кухню и загремела посудой.
-«Дела! Как же я не помню, что её сам притащил? И как теперь быть с Саней? Не! Друг – он на всю жизнь, а это так, проходящее. Пусть, наверное, побудет, а там разберёмся.
Обдумав ситуацию, ринулся на завтрак.
На столе уже парит яичница и по паре гренок.
За едой я откровенно её рассматривал, а она смотрела в окно, своими огромными, голубыми глазами, иногда косилась на меня (и не возмущалась).
- Послушай. У меня сегодня дела. У друга наметился день рождения. Он его всегда отмечает в третью субботу января. Ну чтоб не сбиться и не забыть. При этом удобно что два выходных. Не ехать я не могу. Друг детства. Ты меня дождёшься?
- Нет.
- Почему?
- Я с тобой поеду.
Я опешил.
- Как со мной? Я даже не знаю как тебя зовут. В качестве кого я тебя представлю?
- Если секс подразумевается, то представь невестой или женой. Если всё будет целомудренно, то я и за дочку сойду.
- Хм. Сойдёшь. Но как же так? Тут ничего не было и вот на тебе, приехали…
- Папочка! Придумай сам как будешь меня звать. Я должна привыкнуть к новому имени.
- Ты что, дура? Как ты в паспорте записана, так и буду звать. И вообще, переоденься. Есть во что? Этот белый свет от тебя слепит и рябит в глазах.
Мы как раз закончили завтрак. Она встала, налила мне чай и вышла из кухни.
Когда вернулась, несла в руке паспорт.
- На, прочти. Иначе скажешь, что не видел его никогда.
Прочитал и схватился за голову.
«Исамбет-Абаева Ленара».
- Как так? Ты не русского Бога что ли?
- Я альбинос.
- Этого мне ещё не хватало.
- Да тебе то что? Это отец не смог принять русоволосую дочь. Из-за этого и сбежал. Друзья ему твердили что мать меня нагуляла.
- А мне ничего, но я в постели с мусульманкой! Ещё ваши же и прибьют!
- Дурак?
- Почему?
- Я так вижу, что «почему» твоё любимое слово. Вот если ты меня бить или убивать будешь, то за меня заступятся, а если я с тобой живу, то кому какое дело до этого?
- Да нет. Я не то имел ввиду. Ну там праздники у нас разные. Пост может держишь или ещё чего?
— Вот-вот! Ещё чего. Моя мама почти на пол города паски пекла к Вашему празднику. Ну ладно. Я поняла. Пора уходить. Сейчас соберусь и айда на вокзал.
- Со мной что ли?
- И ты на вокзал? Тогда я в парк, на скамеечку. Лишь бы не с тобой.
- И чем я так плох стал?
- Не догадываешься? Спроси почему?
- Что почему?
- Почему ты меня гонишь? Почему я ухожу? И ещё сто почему.
- А я тебя пока и не гнал. Звать буду Ленкой. Дома будешь женой, а за этими стенами – дочкой. Ещё в педофилы запишут. Поняла? Нагулял я тебя в молодости. На стороне! Поняла? Ты приехала погостить к папе! И чтоб ни-ни мне! Поняла? Я пока сам в себе не разобрался. Вот. Поняла?
- Во, у тебя новое любимое слово! Папочка, а как тебя зовут?
- Не ёрничай. Николай Петровичем – студенты кличут.
- А можно, папочка, я с тобой учиться буду ходить?
- Если ходить только на мои уроки – быстро свихнёшься. Думаешь от чего я вчера выпил?
- И от чего?
- Нервы! Будь они не ладны. Вот ведь трезвый был, а ничего вспомнить со вчерашнего и не могу. Ни как домой пришёл, ни о том, где тебя нашёл. Полный провал памяти.
- Может приболел? Давай температуру измерим.
Проявила заботу. (Так не привычно холостяку, но блин приятно).
- Нет. Сейчас не до этого. Оденься на выход и идём.
Что-то в ней всё же странное. Ну не такая как обычные многие бабы.
- Что ты делаешь?
- Ты сам сказал, чтоб переоделась на выход.
- Ну не до гола же раздеваться, да ещё и при мне.
- А как? Под синие джинсы белые трусики не идут.
- О Боже. Она ещё и модница. Всё! Пошли!
Проворная. Оделась и выскочила быстрее меня.
(Ещё одна странность. Она не красится по два часа.)
Ноль Три
Спускаясь по лестнице, так, с ничего, вдруг вспомнил как в детстве рассматривал и гладил завитушки перил. Все эти повороты, изгибы и лилии. Подумал, что и Ленке, когда она укладывалась на подоконнике спать, на площадке между этажами, эти завитушки, по которым можно блуждать глазами хоть целый год, помогали уснуть.
- Стой здесь. Я к Ноль Три зайду на минутку. Потом позову.
Малая уселась на подоконник, туда же впёрла ноги. Положила голову на колени и уставилась взглядом на улицу.
«Ну что за человек? Другая бы баба за такое отношение не то, что обиделась, но и учинила бы допрос с пристрастием. Мозг бы последний вынесла, а этой хоть бы хны. Ну не интересует её Ноль Три и всё. А ведь это женщина – Клад! Безотказна! Во всём и всегда! Хочешь борща? Идёшь, стучишь в двери, и вот ты уже за столом. Тряпьё там моё перестирать, или любовью заняться, ни в чём отказа нет. Я давно к ней присматриваюсь! Женился бы, если б не одно «но».
Не один я у неё такой. А это обижает.
Меня!
И, наверное, её!
А может быть и других.
Спустился на площадку. Двери как двери, но одна просто шикарна. Сам делал. Она меня попросила, и я расстарался. Как ко мне, так я ещё лучше отвечу. Всё сам купил и сделал. Картошечкой с селёдочкой и стопочкой благодарила.
Постучал. Дверь открыла обыкновенная женщина, (а не то, что я вам тут нарисовал). Лет тридцати. В халате и с черпаком в руке.
- О! Привет! Заходи! У меня сегодня суп харчо. Уже закипел. На двоих готовила.
- Нет. Спасибо. Сегодня у Сашки день рождения. Но гости, правда, придут только завтра. Так вот он, хочет удивить собратьев по оружию, отменным холодцом. А самый обалденный холодец готовишь у нас только ты. Выкладывай рецепт.
- И что? Ты будешь готовить? Или он?
— Это не важно. Он сам будет готовиться. Ты растолкуй что за чем идёт и – в путь. Мне ещё всё купить, и довезти, а ему свариться надо. Типа холодцу, а не Сашке.
- Запишешь или в памяти отложится? Ладно, так запоминай. Люди берут голову или хвосты, ноги говяжьи или свиные, но мне запах от коровьих не очень, а от головы жирноват выходит. Как для меня, так это одна большая, жёлтая, домашняя курица. Одна мясная рулька и две свиные ножки. Запомни! Никакого желатина. Весь набор помыть, уложить в десяти литровую кастрюлю, залить под самый верх водой и поставить на газ. После закипания, уменьшить огонь до минимума. Снять образовавшуюся пену, смотри не прозевай, иначе бульон будет мутным. Добавляешь очищенные и помытые луковицу и морковь. Соль перец и лавровый лист. Всё. Можно расслабиться на пять часов. Пусть по тихонько варится. По окончании варки добавляешь три – пять зубчиков чеснока. Хотя для тебя я кладу - семь. Выключаешь газ и шумовкой вынимаешь в чистое блюдо всё мясо. Теперь мясо надо перебрать от костей и мелко порубить. Кости собакам, мясо в тарелки! «Смотри не перепутай, Кутузов». Хи-хи! Постарайся заранее рассчитать сколько посуды понадобиться. Бульон хоть и выкипит, но его всё равно ещё много. Литров восемь. Когда посуда подобрана, заранее. Мясо разложено. Заливаешь все ёмкости бульоном, но через дуршлаг. Чтоб жидкость не имела никаких твёрдых примесей. Всё что в дуршлаге, вплоть до чеснока – в мусор. Ясно? Даёшь немного остыть и в холодильник.
- То есть мясо и вода.
- Правильно. Только бульон и мясо. Ох наваришь ты. Принёс бы мне продукты, а бы тебе сварила.
- Э! Не! Ты не понимаешь. Тут дело принципа! Сашка сказал – Сашка сделал. По-другому не будет. Спасибо! Бегу.
- Смотри там, не сорвись. Знаю я вас. Каждый год всё повторяется.
- Не. У меня сейчас стопор есть. Ну или закодируюсь.
- Что за стопор? Чего я не знаю?
- Ошибка молодости нашла и приехала погостить.
- Ну ка покажи!
- Не. Стесняется всех. В глазок потом глянешь, когда пройдём.
- Всё! Запомнил? Если что, перезвонишь. Напомню. Покупай всё в магазине, там чище моют. Тебе меньше возиться.
И закрыла двери.
Какая женщина!!! Иногда невозможно объяснить, что ты к кому - то чувствуешь, просто знаешь, что этот человек заводит тебя туда, где ты никогда не бывал.
Спустился на пролёт ниже и тут вспомнил что шёл не один.
- Лена!
- Иду!
Догнала, когда я уже выходил на улицу.
- Привет нимфы! Как подагра поживает?
Поприветствовал сидящих на лавочке старушек.
- Доброе утро. Что-то ты сегодня спозаранку. Выходной ведь.
Но я не слушал. Увидел подъезжающую маршрутку и побежал к остановке.
- Не отставай.
Крикнул через плечо.
Я всегда считал себя в прекрасной форме. Даже бегал на физре, со своей группой, но тут она меня как лежачего обогнала. Фантастика. И не я, а она стоит в дверях и не даёт уехать пока я не добежал.
Скоренько доехали и немного прошлись по супер, гипер, мега маркету (вроде никого не обидел, хоть и без рекламы).
- Так! Нам необходимо купить всё….
- Для холодца. Ясно. Пойдём, я знаю, что где искать.
- Ты-то от куда знаешь? Подслушивала?
- Папочка! Я должна оправдываться или быстро всё купим и к дяде Саше на днюху? Вам ещё и готовить!
- Ладно. Веди. Потом обсудим.
Мы максимально быстро всё купили. Набили три полных сумки и помчались на вокзал. Пару остановок на маршрутке.
Ура! Успели на почти уходящую электричку. Дорога не долгая. Всего двадцать минут в сторону Сибири Крыма и вот нужное поселение.
Вышли. Электричка сделала, - «Ту-ту» - и умчалась прочь, по рельсам ниточкам. Мы пошли следом.
Не. Не в том дело что она уехала без нас. Просто Сашка живёт на краю посёлка и лучшего способа, чем дойти по рельсам, здесь не существует. Можно, конечно, и селом идти, но там грязь и лужи, и навоз. На рельсах всегда сухо.
- Ленка! Я в поезде хотел, да народу много, не спросил. А здесь давай, колись, как про холодец узнала? Правда, что ли под дверью слушала?
- Ну какая дверь, Коля? Ты ещё с вечера, после того как рюмку выпил, сам себя уговаривал, больше не пить, так как холодец варить. Но уговорил себя в обратную. Выпил вторую рюмку, ну вроде как для тренировки, чтоб у Сашки быстро не захмелеть. Вот и уснул сразу за столом.
- Фух. Аж полегчало. Я уж, грешным делом, подумал, что ты как моя вторая.
— Это как?
- Забудь. Тебе это не надо. Да и мне повтор не грозит. Идём быстрее.
- Идём? Да ты сам плетёшься.
На вид, так и получалось. Я сзади, вроде как на поводке плетусь. Прибавил шагу. Но сумки тяжеловаты. Кроме холодца ведь набрал ещё много чего необходимого для приёма гостей.
Свернув от рельсов в малозаметный переулок, между домами и пройдя ещё с квартал, увидел сидящего возле дома на приступке и дымящего козьей ножкой, Сашку.
- Вон, видишь? Ждёт старина. Год не виделись. Заходи дочка в калитку.
Сказал нарочито громко, чтобы слышно было во дворе. Дабы избежать первых, неудобных вопросов.
Саня поднялся на встречу. Мы обнялись. Оглядев Ленку с низу до верху, притянул протянутую руку к губам и поцеловал.
- Молодец! Хороший выбор!
- Саш! Это дочка. Ну грехи молодости.
- Не шурши! Не с тобой, братан, разговаривают. Проходим в дом. Давай сумки.
Мы прошли в открытую им дверь.
Глаза привыкли к полумраку.
За год ничего не изменилось. Холостяцкое жильё, как эталон мужского ведения хозяйства. Но, правда, с уклоном на начальный класс чистоты. Соседка, восьмидесяти трёхлетняя Галина, пытается улучшить качество существования Александра. Но, не совсем успешно. То ли её возраст, или его безалаберность мешают, наведению порядка.
Сумки разобраны. Водка в холодильнике. Консервные банки, тремя стопками на холодильнике, мясо и наглый кот на столе.
Кота согнали. Кота согнали во второй раз. Кота вынесли со стола на улицу. Залез зараза на окно, наблюдает за нами и орёт благим матом. Правда по-своему. По котячьи. Нам не понять.
Ленку заставил чистить картофель. Сам режу мясо. Сашка пошёл по селу, искать чистую, большую кастрюлю.
У меня всё готово. Жду кастрюлю. Малая тоже справилась с картошкой и уже ставит вариться.
- Поставь ещё овощи со свеклой, винегрета хочется.
- Хорошо. Может сейчас яичницу пожарить, вам закусить?
- Нет. Мы пока пить не будем.
- Ну тогда я по два на каждого сварю.
- И на салаты с десяточек.
- Колян-братан, готовься, я иду!
Сашка притащил алюминиевую пяти десятку.
- Пойдёт. Только почти всю плиту займёт.
- А вот сейчас картошка довариться, и газ освободиться. Свеклу я в духовке запеку, в фольге и с солью. Так ещё вкуснее получится.
Мясо сложено. Принесено и влито два ведра колодезной воды и кастрюля водружена на плиту.
- Ну вот. Первый этап из трёх неизвестных, выполнен. Ждём закипания.

Хороший друг – это такой друг,
которого хочется иногда просто прибить,
а вот бросить или забыть – никогда.
Сашка
- Не буди. Он всегда после первой отключается. Работа нервная. Да и вчера, видимо перетренировался.
- Было дело.
- Каждый год одно и то же. Не меняется вот уже лет восемь. Всё женщины. Не все, в общем, а именно те, к кому его тянет. Пусть он спит, а мы пока займёмся сексом.
- С чего это, дядя Саша?
Лена аж подпрыгнула от испуга, и отстранилась.
- Да нет это я так. Его третья очень любила. Всё равно где и с кем.
- Но я не его третья, и даже не вторая. Я сама по себе.
- Кого-то ты мне напоминаешь, и именно в связи с Колькой, но очень давно... Не из жён. Я их хоть и знал, но очень не любил. Особенно первую. Она нашу дружбу пыталась разорвать, а когда мы в армию ушли, сама и загуляла. Не дождалась, а потом ещё и претензии выставляла, что это я её с ним поссорил. А мир не без добрых людей, хотя и не без злых, но факты предоставили. Расстались они мирно. Он учиться, я работать отправились. Там-то у него и завелась вторая. Эта тоже его от меня отваживала. Говаривала что друзей не бывает, только нахлебники, и алкаши. А сама с подругами профукали фирму, которую, Колян открыл и успешно продвигал. Только подруги и Мальдивы дорогого стоят. Вот и влез в долги. А там кредиторы и коллекторы. Еле выпутался. Гол как сокол. Вот она и сбежала с богатеньким. Долго Колян держался, но всё же встретил свою, третью…
- Подождите дядя Саша. Холодец закипает.
- И что?
- Надо пену снять и огонь уменьшить.
- А, ну давай, хозяйничай.
- Так вроде вы варите? Плохо, когда на кухне две хозяйки. Чтоб не посолить дважды и не переперчить.
- Молодец! Соображаешь. Правильно. Нечего делать работу, на которую другой подписался. Одобряю. Ну давай, рассказывай, что за чем.
- Надо сделать меньше газ. Взять ложку и аккуратно снимать вот это тёмное.
- Ага!
Сашка всё сделал как подсказывали, а Ленка включила чайник.
- Нам долго сидеть, попьём чайку.
- Давай. Но ты правда против уединения.
- Вы уж простите, но это не ко мне.
- Одобряю. А я ведь с Колькой работал, в его фирме. Всё видел. Как и почему разорился. Да сделать ничего не мог. У него как краля заведётся, так сразу мозги набекрень.
- А когда гости-то будут?
- Да завтра с утра и подтянутся. Тебе наверно не интересно будет. Это наши, армейские друзья. Мы вместе Осетию защищали от Саакашвили. И будем мы перемывать друг другу кости.
- Раз это всё будет завтра с утра, то я хочу попросить вас помочь мне сделать все заготовки для салатов. Давайте всё нарежем, и поставим в холодильник. Утром только останется смешать и заправить майонезом.
- И голос. Где-то я уже слышал этот детский голосок. Правда давно. Очень!
И тут Колян проснулся.
Николай
- Сашка! Пить!!!
- Вон ведро. Вон кружка.
Опустил лицо в воду и с шумом глотая принялся пить. Затем просто полностью засунул голову в ведро.
- Не захлебнись, братан! Вылазь!
Голова вылезла из ведра и потоки стекающей воды устремились на пол.
- Извини братуха, но твой друг, полная тупица. И это не в том смысле, что хочу сразу съесть две пиццы – Tu pizza (на английский манер), а именно потому что тупой.
- Брат! Ты меня обижаешь. Не может мой лучший друг, сослуживец и браток, быть тупицей. Если он такой, то и я с остальными друзьями не лучше. Такими словами о нашем друге – ты нас оскорбляешь!
Цок. Бум. Дзинь.
- Сашок! Остановись. Не греми костями.
Приятель разбирал холодец и отбирал кости из мяса. Падающие в ведро, стоящее на полу кости, издавали разные звуки. Тяжёлые, свиные, делали: - цок и дзынь, а мягкие куриные – бум.
- Не могу. Ты сам меня инструктировал, что мясо надо быстро достать, отделить от костей, порезать, разложить в тарелки и как окончание, залить ещё горячим бульоном. Твои слова – мои действия. Всё максимально быстро.
- Да нет! Саш! Ты делай. Это я сам с собой, точнее с умным человеком разговариваю. Обсуждаю его глупые поступки. Понимаешь: Мы с тобой всю жизнь рядом. Почти вместе. Но есть пара моментов из этой повести, о которых ты не имеешь никакого представления.
Я ведь сейчас не был пьян. Просто был в каком-то оцепенении. И снится мне сон не сон, полу явь какая-то. Молодая девочка, и я рядом с ней. Сначала дело было дома, даже вроде, как и секс был, а потом я к тебе с ней приехал. И вы с ней холодец варили и говорили обо мне. Вы говорите, а у меня в голове вся жизнь киселём течёт и все, мне кажется, что я что-то упускаю. Что-то очень важное. И вот немногое всплыло. Ты помнишь девчонку из нашего подъезда, ну ещё живёт на два этажа ниже и на год младше нас. Вспомнил? Вот с ней у нас случился первый мой секс. Это после выпускного сразу. И я загордился. Тут же под меня легла моя первая и я женился. Или она меня на себе женила. Завертелось. Ну в общем я о девочке той и не вспоминал. Да и тебе не рассказывал. Вот и думай. Ну не дурак ли я? Она же говорила, холодец варила на двоих, а для тебя кладу семь зубчиков чеснока, а не три как надо. Да, вот даже вчера, когда к ней за рецептом заглянул, сказала, что харчо приготовила на двоих. И спросила, буду ли я есть.
- Кто она? Девочка?
Но я не стал прерываться.
- А во мне то ревность взыграла. Хахаля нового завела!!! На двоих готовит уже. И невдомёк дураку – что второй это я сам. Идиот! Сколько лет прошло, а она всё любит. Я три раза женился, а она всё любит. Я, бывало, в запой уходил, а она кодирует и молча любит. Понимаешь Саня! Есть всего два человека в мире, кому я не безразличен. Это Ты и Она!!! Иногда невозможно объяснить, что ты к кому - то чувствуешь, просто знаешь, что этот человек заводит тебя туда, где ты никогда не бывал.
- Ну я тебе напомню, что знаю её. Мы ведь играли с ней во дворе. Она ведь татарочка и имя у неё такое интересное. Сейчас не вспомню. Извини.
- Да я и сам не мог вспомнить. Само во сне пришло – Ленара. Ленка по-нашему. Я ведь и думать за неё забыл. Сразу после армии ушёл на квартиру, потом свою купил. А домой уже вернулся, когда родителей похоронил. Сразу было не до неё, а потом пользовался её молчаливой любовью. Сволочь я братан. Такую женщину недооценивал. Извини. Ждать не могу. Еду.
- Постой брат. Ночь на дворе. Возьми мою машину.
- Так перегар.
- Понято. Минуту.
- Алло! Товарищ лейтенант? Нужен водитель.
— Вот так братан. На то мы и друзья. Не переживай. День рожденья пройдёт как надо. Мы выпьем за ваше здоровье.
Холодец
Три часа ночи. Звонок. Ещё звонок. Стук в дверь.
И вот из-за двери вопрос:
- Кто?
- Я, Ленара!
Дверь распахнулась. Женщина, в наспех накинутом на ночную рубашку халате вышла на лестничную клетку:
- Что случилось, Коля?
- Я тебя люблю и прошу выйти за меня замуж.
Женщина сделала шаг назад и облокотилась на дверь:
- Мумкюн олса, текрарласанъыз.
— Вот так и думал, что ты будешь материть меня на своём языке, а я ничего не буду понимать, но всё равно: – Выходи за меня замуж.
- Дурак и шутки у тебя глупенькие. Машалла!
- Ты у меня из головы – даже на перекур не выходишь. Я всё вспомнил. Я всё понял. И очень хочу всё исправить.
- Чокъ сагъ олунъыз! Прости. Больше не буду. Большое спасибо! Я согласна. Просто волнуюсь. Так приятно и неожиданно!
Слезинка покатилась по её щеке.

Гости начали собираться уже с восьми утра. Столы расставили прям во дворе. Погода позволяет.
К десяти, уже изрядно подвыпившие мужики, стали усаживаться за стол.
Но тут заметили идущую по рельсам пару! И все присутствующие ринулись на встречу….
Да тут не передать всего словами. Крики, тосты, смех и веселье.
Только к вечеру, Николай смог перекинуться с Сашкой парой слов:
- Прости братан. Мы испортили тебе весь день рождения. Тут вроде как наша помолвка или свадьба проходили. Нет лучшего подарочка, чем жена татарочка!
- Друг Колька! Счастлив ты и всем нам радость. Никогда у меня не было такого весёлого, доброго и счастливого дня рождения. Спасибо всем. И тебе Ленка за холодец особое спасибо.
- А мне то за что? Ты ведь сам его варил.
- Варил то я, а вот рецептик твой. Ты этим холодцом Кольку приворожила. Теперь только мне, из нашей когорты осталось найти кого приворожить. Э-эх! Только надо ли?
- Надо Сашка! Надо! Это ж не справедливо получается, что ты один свободный остался. Все остальные окольцованы.
- Ну раз надо, так надо. Буду искать. Холодца много получилось.
Всем нам удачи и счастья в жизни.
Рассказы | Просмотров: 89 | Автор: xax33 | Дата: 27/01/21 08:33 | Комментариев: 0

Блогер! Странное, расплывчатое название из серии молодёжный сленг. А на самом деле обычная баба Трындычиха. Ну, или, если хотите, на российский манер, то баба Перепелиха. Но всё одно баба, и всё одно болтливая. Потому как если Трындычиху зацепить, то её так понесёт, что все косточки зараз перемоет. И так далее и тому подобное.
Всё это правда. Вот только с некоторых пор, немного изменил своё отношение к блогерам. Правильнее сказать к блогеру. Я знаю одного лишь такого. Но Такого!.. Что…
Только рассказывать лучше с начала и по порядку.
Рос я в большой семье и было нас две дочери и я. В семье хотя и не без урода, но главное не дурак.
ХУ-дожник
Любил я это дело. Художества всякие. И было в нашей квартире всё в моих художествах с самого детства. Обои, дополненные штрихами акварельных красок, придавали стенам изысканный вид. Неповторимый. Инклюзив. Такой же, как и зеркало в ванной комнате. Как окна и дверь со стеклом на кухню.
С сёстрами я жил мирно. Интересов общих у нас было мало, и мы мирились, а вот сами девчонки скандалили по поводу и без повода почти ежедневно.
На тот момент, с которого хотелось начать своё повествование, я учился в девятом классе. Старшая сестра, Елена, поступила в университет, а младшая Маша, как и положено, оставалась самой младшей. Но всё же подросла и уже имела то, что могло привлечь к ней внимание. Внешность.
На улице шикарная осень
Ленка собирается на свиданку и наносит на лицо воинственный макияж. Я сижу напротив, ну как обычно, и рисую в альбоме «картину за окном». Точнее просто смотрю как она красится.
А вот Машка, мечется из комнаты в комнату и не может найти себе никакого занятия, что очень странно.
И странно это всем, кроме меня конечно, потому как сегодня осенний бал в школе, и она кое чего ждёт именно от меня, а сестра мешает.
Сам я не пойду. Чего я там не видел?
Но Машка! У неё ведь сегодня первый осенний бал в её взрослой, как она считает, жизни. А она мечется, то на кухню, то в комнату.
- Маша! Ты что, на бал не идёшь?
Поинтересовалась Лена.
- Иду!
- Так чего не собираешься? Уже время.
- Сейчас.
И Машка ушла в нашу комнату, за шкаф, которым отделена в комнате моя кровать. Долго там пыхтела, а потом позвала:
- Лёша! Лёш! Помоги пожалуйста.
Пришлось оторваться от созерцания, тем более что урок визажа окончился, и пройти в комнату.
Но увидев, что Машка машет руками, пришлось прикрыть за собой дверь в зал, где теперь единолично восседала наша «пример для подражания».
- Закрыл? А не видел, собралась она уже или ещё нет?
- Да вроде готова, но ещё сидит у зеркала.
— Вот зараза. Специально ведь сидит. Может догадывается?
- Да с какого перепугу? Вряд ли.
- Хорошо бы чтоб не догадывалась. Помоги колготы натянуть, у меня аж руки ходуном ходят, так волнуюсь.
Пришлось присесть рядом.
- А руки у тебя чистые? Ещё испачкаешь ИХ своими красками. Они же белые!
- Да чистые у меня руки. Во. Ну не хочешь, так чего звала?
- Не. Помогай, только не спеши.
Собрав гармошкой одну чулочину, одел на пальцы и на пятку, так же и вторую чулочину.
- Всё! Спасибо. Иди посмотри, не ушла ли?
Я прошёл к залу, приоткрыл дверь. Никого. Там посмотрел и там. На кухне и в прихожей никого.
- Маша! Она ушла. Нет нигде.
- Не кричи, я рядом. Раз ушла, давай скорее.
- А в чём ты пойдёшь?
- Джинсы и свитер.
- Так оденься сначала, иначе всё сотрёшь.
- Ой! Точно. Я сейчас, готовь всё.
Я прошёл к трюмо и открыв дверцу, достал и разложил на столе мамину и Ленкину косметички. Машка прибежала с маминым халатом.
— Это для чего?
- Прикроюсь, чтоб не испачкаться.
Плюхнувшись в компьютерное кресло, укуталась в халат по самое горло и сказала:
- Крась!
Конечно, это был не первый раз. Так бы она и отдалась в руки новичка.
Я уже несколько раз на ней экспериментировал, и получалось довольно удачно. Пару раз за этим делом нас ловила мама, но Ленке не выдала.
И вот! Я начал творить.
Лицо сеструхи это вам не альбомный лист.
- Тут, на лице, могут решаться жизненно важные проблемы!
Как выразилась однажды Мария!
Увлечённый своим занятием, я не обратил особого внимания на то, что где-то там что-то скрипнуло. Машка вообще сидела с закрытыми глазами. А когда я всё закончил и сделал шаг назад, чтоб оценить, то, что получилось, услышал:
- Ой!
Аж вздрогнул от неожиданности, а потом заорал из-за боли в ухе, за которое меня тащили к потолку.
- Так вот куда исчезает моя косметика! Так вот какие тут хулиганы визажисты развелись.
- Леночка!!! Только лицо не трогай! Пожалуйста!
Это с кресла вскочила Машка и сразу отпрыгнула к двери.
- Лешка! Как ты смотрел? Где она пряталась?
Свет из окна попадал прямо ей в лицо.
- Стой! Замри! Хм! А получилось ничего. Молодец. И давно ты эту Машку растеряшку украшаешь?
- Ну как давно? Это ведь её первый осенний бал!
- Только не ври что впервые взял мою косметичку.
- Нет, конечно, но то мы так, баловались. А сейчас ведь на показ. Я старался.
- Ну ладно. Я вас прощаю. Мне понравилось. Иди на свой бал. Смилостивилась старшая сестрица.
И когда Машка улизнула на улицу, Ленка села в кресло и сказала:
- А ну ка посмотри и подправь мне лицо.
Я понял, что признан в семье как домашний визажист. Весь десятый класс я украшал лица домашних и ещё некоторых своих и Машкиных одноклассниц. В моём портфеле было больше косметики чем тетрадей и учебников вместе взятых.
Вот так я и понял своё предназначение в жизни и пошёл учится именно по этой профессии. Кем и сейчас работаю в своём салоне.
Это, так сказать, всё предыстория и вот теперь мы подошли к самому повествованию.
Визажист
Однажды у меня зазвонил телефон. Номер не определился. Не очень-то я люблю эти звонки от неизвестных на личный телефон. Для клиентов есть рабочий, который везде афиширую и раздаю на визитках. А вот личный телефон – это табу!
Но трубку взял.
- Алло! Нам надо встретиться.
Ни здрасте тебе ни прощай.
- А кто это и что вы хотите?
- Я блогер. Зовут Максим. Но вам пока, наверное, это ни о чём не говорит. Только если захотите, то легко найдёте мои видео в сети. Я вам скину парочку ссылок. Когда и где мы сможем поговорить определитесь сами, но очень прошу, это важно. Не откажите.
- Хорошо. Давайте в понедельник, с двух до трёх у меня окно. Вы ведь знаете где я работаю, вот в соседнем кафе. Я всегда там пью чай.
- Договорились.
И отключился.
Очень странный звонок. Нет. Мужчины, конечно, тоже заходят в салон, но этот то именно поговорить захотел. Ладно. Увидим. Услышим.
Через три дня, в понедельник, а я уже и забыл о звонке, захожу в кафещку, на обед, а за моим любимым столиком сидит парень. Лет так за двадцать.
Сначала растерялся, а потом вспомнил о звонке.
Подошёл. А он даже встал на встречу. Руку протянул
- Здравствуйте Алексей! Меня зовут Максим! Вы посмотрели видео что я прислал?
- В принципе просмотрел. Хорошим вы делом занимаетесь, только я не понимаю причём здесь визажист?
- Вы видели ролик про умирающую деревню?
- Ну да. Там ещё вроде девочка с бабушкой живут. Видел.
- Ну то не бабушка, но не в этом дело, да и видео старое, прошлогоднее. Мы там уже несколько раз после него ездили. Возили продукты и кое какие вещи. Но не в этом дело. Суть вопроса такова, что девочка ходит в школу за семь километров. В соседнее село и зимой и весной, и осенью. Она полная отличница. И вот, как это часто бывает, дети не очень любят её. Во-первых, одевается не броско, а где вещи брать? В село из одного дома ни одна лавка не заезжает, даже с продуктами, а не то, что с вещами. Во-вторых, девочке уже пятнадцать, а её все сторонятся. Переходный возраст. И, в-третьих, на 25 декабря назначен школьный бал. И вот мне захотелось сделать такой подарок этой девочке. Она станет принцессой бала, и вы мне в этом поможете. Я всё оплачу.
Чуть не выкрикнул он, когда я поднял руку.
- Вы себе даже представить не можете, как расписан день перед новым годом. Я заказан ещё с весны. Изменить ничего невозможно. Вы ведь даже не представляете себе какие люди у меня в очереди. Нет. Я и хотел бы вам помочь, но не в этот раз. Обратитесь к другому. Я же не один на весь город.
- Вы лучший и вы нам поможете. Выбирайте клиентов кого можно сдвинуть по времени или передать вашим помощникам, и я сам с ними договорюсь…
Он говорил долго и много… Блогер…
Я сумасшедший. 25 декабря. Ночь. Пять часов утра. Мы едем на Мерседесе «Вито». Я, моя помощница и ещё парикмахер и стилист дремлем на задних креслах. Много места занимает оборудование, вещи и продукты. Ну идиот! И на что я согласился? Мне правда выделили человека, который везде таскает за мной чемодан с инструментом и косметикой. Помогает.
Умирающее село
Подъезжаем. Светает. Чистое поле вокруг нас. Редкие деревья.
- А как вы узнаёте, что подъезжаем?
— Вот как эти деревья появляются, то за ними и будет село. А вот и оно!
За тополями появились строения, но они мало напоминали людское жильё. Три сарая по бокам и один, по более, в середине.
Первая машина приехала немного раньше нас и люди уже копошились возле строений.
Остановились. Открыли двери. Сразу определили, что работает генератор. Значит своего электричества в доме нет.
Зашли в дом, если это можно так назвать, в нашем, городском понятии.
Возле печи хлопочет женщина, а за столом девочка что-то пишет. Увидев нас очень обрадовались и пошли нам на встречу.
- Здравствуйте!
- Доброе утро Татьяна Владимировна! Вы уже поняли, что мы снова навестили вас. Но в этот раз мы не одни. С нами приехали визажист, парикмахер и стилист. Сегодня у Дарьи бал в школе, и она там будет принцессой. Нет, спасибо, чай мы пить не будем. У всех перед праздниками совсем мало времени, так что приступаем к решению наших проблем. Несите коробки с бельём и платьями.
Много чего происходило вокруг. Все бегали и суетились, а я, понимая, что на бал за семь километров в ночи девочку будет сопровождать мама, занялся преображением именно её.
- Татьяна Владимировна! Есть ли здесь местечко, где мы сможем переговорить.
- Только если в спальне.
- Пройдёмте.
Я взял свои саквояжи, и мы втроём прошли в комнату.
- Вы что? Хотите мне лицо разрисовать? Я против. Не хочу.
- Я хочу, чтобы у принцессы на балу, была соответствующая свита. Вы же не можете сделать для дочери подножку на всю жизнь. Садитесь и терпите. Ради дочери.
Пока я готовился, женщине помыли голову и убрали немного лишнего.
Когда мы вышли из спальни в комнату ко всем.
Шок!
Даже девочка не сразу узнала свою мать.
Когда мы приехали, на вид женщине было за пятьдесят. Теперь же ей можно было дать лет тридцать. И это ещё без полной укладки, от которой она отказалась, и без красивых нарядов, которые будут позже.
Дарья со слезами кинулась к матери:
- Мамочка! Родная! Какая же ты у меня красивая.
Женщина прижала дочь к себе и засмущалась. А когда ей показали её саму в зеркале то чуть не расплакалась.
- Только не плачьте пожалуйста! Вы сильная! Вам надо соответствовать дочери на балу. Держитесь!
- Татьяна Владимировна! Вы ли это? Так вам лет тридцать, наверное. Извините если ошибся, но я думал, что Даша поздний ребёнок, а вам далеко за пятьдесят.
Воскликнул Максим.
- Мне тридцать шесть.
- Невероятно! Вот что значит профессионал. А мы тоже не сидели без дела. Смотрите какая девчонка получилась, и мы отдаём вам её в руки. На бал теперь едет принцесса с своей матерью королевой.
Супер!!!
Ну что хочу сказать. Вернувшись домой, почти всё успели, а что не успели вовремя, доделали чуть позже. Всё удалось! И мы никому не испортили новогоднего настроения.
Сразу после новогодних праздников Максим прислал видео школьного бала. Но я видел отрывки, которые он посылал на телевиденье и там показали бал в местных новостях. Конечно же получилось превосходно. Дарья блистала как звезда на небосклоне. Единственная и неповторимая.
«Максим»
Телефонный звонок раздался немного неожиданно. Рано утром. Но это уже был звонок не от неизвестного абонента.
- Доброе утро! Надеюсь, что разбудил. Но знаю, что ты спишь до восьми часов.
- Макс! Что ещё случилось?
- Лёша! (Да, вот так по-простому). Ты же видел видеоотчёт нашей акции? А видел, что школьный бал показали даже по ящику? Я и там договорился.
- Красиво всё прошло. Макс, спасибо тебе. За то спасибо что дал возможность поучаствовать в такой благородной акции.
— Это тебе спасибо. Наша принцесса блистала на всю школу и даже на всю область.
- Ну с твоими – то возможностями, связями и умением, не пробиться в лидеры, просто невозможно. А как они там сейчас. Ты давно ездил. Полгода почти прошло! Я хотел бы тоже их проведать.
- Да! Ты же не знаешь! У нашей истории прекрасный, но немного грустный финал. Татьяна Владимировна, на том, Дашином балу, тоже не была обделена вниманием. Наш оператор так запал на неё, что буквально через месяц поехал и сделал ей предложение. Теперь они все вместе живут в городе. Грустно, конечно, что
«Деревня умерла».
Но прекрасно то, что Даша с мамой живут в городе. Девочка так же прекрасно учится и ей не надо далеко идти до школы. Заканчивает школу на отлично. И я вот подумал, что ты, наверное, не откажешься помочь ей с выпускным.
На этот раз я не отказывался. Ещё там, в селе, сделав свою работу, обратил внимание на особо правильные черты лица. На эрудированность и отзывчивость девочки
- Хорошо Макс. Я сделаю её! Где и когда?
- Мы подъедем завтра, к тебе в салон часа в два. Устроит?
- Жду.
Старенький «Опель» Макса остановился под окнами. Я заканчивал работу с директором супермаркета. Дверь открылась и в салон вошла высокая, стройная девушка, в сопровождении Макса.
Глянув на меня, она улыбнулась, вся зарделась и засмущавшись отвернулась.
Я, наверное, скоро женюсь! Оплачу институт, немного подожду и всё.
Блогеры бывают разные. Некоторые из них, даже полезные.
Удачи в делах и жизни. Здоровья.
Рассказы | Просмотров: 106 | Автор: xax33 | Дата: 04/01/21 07:01 | Комментариев: 1

Ну что я вам скажу.
Получая по заслугам, всегда считаешь, что люди перебарщивают. Ну не мог я так им насолить. Наверное.
Вот с утра. Идёт мне на встречу мужик. Всё нормально. Вроде в маске, да ещё и с клапаном. Присмотрелся и разглядел, ну, когда подошёл ближе, а у него-то нос не закрытый. Ну типа маска рот только прикрывает. Вот себе и думаю:
- Не дышит же он открытым ртом.
И чтоб удостовериться, взял рукой за клапан, и оттянул маску. Благо она на резинке. Глянул – рот закрыт. Вот и отпустил сразу маску, да так чтоб и нос прикрыть.
- Хлоп!!!
- Шлёп!!!
А это уже он мне по уху. Ну вроде как сдачу возвернул.
Всё ничего, но мне что-то показалось что он мне лишнего отвесил.
Обидно!
Мне то ведь чужого не надо.
Так с разворота, хотел не сильно, чтоб много не отдавать, коленом под зад. Так этот неадекват, наверное, ждал, или просто остановился прикурить.
Ну в общем, я отдал ему немного больше, чем ожидал. Я это сразу и понял, глянув в его глаза, когда он поднимался из придорожной лужи.
Ну я же говорю, что это неадекват.
Вот теперь из-за неправильно одетой им маски, лежим на соседних кушетках в травмпункте и ждём, когда затвердеет на ноге гипс.
И опять несправедливость. У него только левая нога, а у меня то правая!
Это я ещё из-за него и страдаю.
Лежу и думаю, как ему объяснить, что он не прав, а тут бац! И новая несправедливость.
К нему! Не ко мне, а к нему подходит мед сестричка, и наклонившись, ощупывает гипс.
Хотел дёрнуть её за халат, чтоб подсказать ей как исправить её ошибку. Я ведь больше пострадавший чем он, ко мне и надо первому подходить. А получилось, что я не дёрнул, а приподнял халат. Да так ещё не скромно, что ОЙ!
Сосед нахал, со второй кушетки и рад! Как заржёт!
И опять не справедливость. Он ржёт, а оплеуху мне первому, да так сильно что все звёзды в глазах замелькали и в голове зазвенело.
Ему, правда тоже плюха досталась, но не такая сильная. После неё у меня ни звёзд, ни звона не возникало.
Как только звенеть перестало, расслышал что главврач больницы выделил скорую помощь чтобы доставить двух каких-то придурков домой.
Вот думаю повезло идиотам.
Правда потом оказалось, что это нас отвезут и мой сосед уже поднялся и хромает до машины.
Не, ну ведь это явная нечистоплотность нахала, из-за которого я тут. Ну и он тоже.
Вскочил я с кушетки и решил поставить того на место. Я буду первым!
Не мой день, сегодня.
Скорую отменили, потому что, упав на ступенях я сломал руку и теперь остаюсь лежать в больнице.
За то у меня большая радость!
- Я буду лежать с этим ненормальным в разных палатах.
Я с рукой и ногой в травме, а этот так веселился, когда я катился со ступеней, что сам упал и свернул себе челюсть. Его положат в челюстно-лицевую.
Вот опять ему везёт. Там мед сёстры помоложе. Да и руки у него целые.
Нет в мире справедливости. Ну разве я не прав?
Юмористическая проза | Просмотров: 136 | Автор: xax33 | Дата: 22/12/20 20:16 | Комментариев: 1

- Алло! Здравствуйте! Это Наташа Эдисон.
- А я Серёжа Франкенштейн.
Воцарилось минутное молчание по обе стороны диалога. Блуждала одна общая мысль:
— Это прикол такой что ли? Или просто издевательство?
Она откликнулась первой:
- У моих родителей тоже фамилия Эдисон.
- А у моих Тракула.
- Не поняла?
- Ну такая неправильная фамилия. Не «Д» впереди, а «Т». И вот только сейчас родители решили на мне восстановить справедливость.
- А? Ясно! Хотя ничего не ясно, но сочувствую.
- Да нет! Ничего. Я уже привык, и к смерти, и к крови, да и к трупам тоже. Вы ведь помните, что позвонили в анатомичку.
- Ах да! Я хотела узнать расписание нашей группы.
- Первое занятие сегодня, всего через час. Не опаздывайте.
- Ой!
Раздалось в трубке и всё смолкло.
Приготовления шли своим чередом. Я готовил инструмент, а мой ассистент аудиторию. Точнее просто чертил линии и подписывал их мелом. Да! Именно те, что указывают места нахождения студентов для лучшего обзора.
- Сергей Николаевич! А подписывать как обычно, или это уже приелось?
— Это тебе, Витенька, приелось, а для наших первокурсников всё в первый раз.
- Хорошо. Как скажите.
И выговаривая слова по слогам со скоростью написания, принялся подписывать начертанные полосы.
-Левая, дальняя: Рент-ге-но-ло-ги и те-ра-пев-ты. Последняя полоса: хи-рур-ги и эс-ку-ла-пы. Правая линия, ближайшая к выходу: ал-лер-го-ло-ги и ви-ру-со-ло-ги.
- А не подскажите, почему такая несправедливость? Хирурги, которым это больше всего необходимо, стоят у вас дальше всех от стола. Бардак!
Я обернулся на голос.
- А! Вот и первые почитатели зрелищ! Расскажите-ка почему вам кажется всё это бардаком? Обсудим батенька, обсудим. Вы наверно старший группы? Вот смотрите. Первые от двери, аллергологи и вирусологи, это такая категория будущих врачей, кому плохо станет только от запаха да и от самого присутствия в нашем анатомическом театре. Они сбегут первыми. Дальние от дверей – рентгенологи. Это те, кому станет плохо при вскрытии и при виде крови. Их придётся выносить, или они просто будут убегать, прикрыв ладонью рот и нос. Кто будет выносить? Не я же, с пилой и скальпелем в руках. Именно хирургам и эскулапам достанется это право. После этой не большой разминки я и продолжу, а все оставшиеся займут любые удобные для обзора места. Прошу Вас. Вы уже определились со специализацией? Тогда занимайте место и помогайте определиться остальным, особенно девушкам. Скоро начнём.
Буквально через несколько минут собралось около двадцати человек. Парень, пришедший первым и задававший вопрос, оказался молодцом. Шёпотом разговаривая, помогал определиться с местом нахождения, некоторых колеблющихся.
- Ну что, Сергей Николаевич, везти?
- Да. Давай Витенька. Не будем ждать опоздавших, они сами к нам присоединятся. Давай того, кто уже никуда не спешит.
Открыв дверь морозильной камеры, ассистент водрузил на каталку труп пожилого человека и подвёз его к студентам для лучшего обозрения.
Одна из стоящих девушек, закрыв рот рукой, быстро выбежала из помещения. Следом вышла ещё одна девушка и три парня.
— Вот видите, молодой человек, вы не совсем справились с разделением группы, но всё равно вам большое спасибо. И так продолжим. Витенька, а подайте-ка нам беспечного на стол. Не побрезгует ли кто из присутствующих помочь переложить рабочий материал?
Всё тот же высокий парень подошёл ближе и помог переложить умершего на бетонный стол.
Спасибо батенька, становитесь на место. Вот посмотрите. Это особь мужского пола. Она отжила своё. Тело тоже повидало множество перипетий. Вот рана от пули, а вот это от ножа или штыка. Из чего делаю вывод что этот человек в молодости побывал на фронте.
Скальпель, издавая характерный звук, прошёлся по обездвиженному телу.
Тихий топот. Громкий стук и переговоры шёпотом. Сопение тех, кто выносил упавшего в обморок.
Прервали лекцию.
- Ну что? Все теоретики от медицины покинули трудовое ристалище? Я надеюсь, тут остались одни практики. Хотя всё равно, никого не задерживаю.
Послышалось ещё несколько неспешных шагов.
- Теперь все?
- Сергей Николаевич! А расскажите пожалуйста, откуда взялась ваша фамилия? Ну если честно. Раньше ведь фильмов про Франкенштейна не было.
Тут уж мне точно пришлось прерваться и обернуться.
Высокий, уже знакомый мне студент, ещё пара его сокурсников и….. Она!!! Ну да! Такая скромная и прекрасная.
В голове полыхнуло! Сделал пару шагов.
- Девушка. Будьте добры, вытрите мне пот со лба.
Она оглянулась по сторонам, но поняв что кроме неё больше не к кому мне обратиться, сделала шаг ко мне и достав влажную салфетку, протёрла мне всё лицо.
От её прикосновения я покраснел и вспотел ещё больше.
- Как ваша фамилия и почему вы не ушли со всеми другими особями женского пола.
- Я Наташа Эдисон. А не ушла потому, что твёрдо решила стать хирургом.
- Очень рад. Ну типа это, знакомству. Так это вы утром звонили?
- Я. А Вы и правда Франкенштейн. Я думала просто студенты так э… прозвали.
- Ну вот, вы же слышали? Даже хотят узнать мою родословную.
- Ой! А вы и правда всю свою родню знаете?
- Ну всю это громко сказано. Всю только до царской России. Но это не так интересно. А вот прародителя при царе батюшке, знаю точно.
- А расскажите?
- А урок? Хотя вас так мало осталось что проводить занятие не имеет смысла. Но, вскрытие делать надо. Подходите ближе, я буду работать и рассказывать, вы слушать и просто смотреть. Даже это врачам идёт на пользу.
Все придвинулись к столу, и я приступил к работе и рассказу.
- 23 января 1857 года в семье лютеранина дворянина Франкенштейна, родился седьмой по счёту ребёнок. Имя ему нарекли Евгений.
Евгений Владимирович фон Франкенштейн получил домашнее образование, после чего поступил на службу в 1876 году. В 79 году окончил Тверское кавалерийское училище и был выпущен корнетом в Ямбургский уланский полк.
Далее стал штабс-ротмистром и женился. Дослужился до начальника жандармского полицейского управления. Генерал-майор.
В семье Евгения Владимировича было девять детей. Но нас интересует сын Николай, 1902 года рождения.
Когда умер генерал-майор, мой пра-пра и ещё три раза пра дедушка не понятно. То ли он выехал в Америку или же остался в Китае, Японии, до сих пор неизвестно. Сведения о его жизни и деятельности после 1917 года отсутствуют.
Вернёмся к Николаю Евгеньевичу, 1902 года рождения. В семнадцатом году вся семья рассеялась по территории России и следов нигде и никаких не прослеживается. Николай же взял себе видоизменённую фамилию графа Дракулы, (увлекался чтением в детстве) а точнее назвался как Тракула Николай. Так и жила его семья до моего рождения. Это годы окончание существования СССР. Вот родители и решили на мне восстановить утраченную когда-то родословную фамилию. Так я и стал Сергей Николаевич Франкенштейн.
Ну всё. Вот, кстати сказать, мы закончили и наше вскрытие. Расскажу по-простому – видите увеличенную и начавшую разлагаться печень? А это значит, что никто его не избивал и не убивал. Пил много, болезный, от того и скончался.
- Витенька, а не закипел ли там наш чайничек? Я бы не отказался сейчас от кружечки кофейку. Может и вы, молодые люди поддержите меня стаканчиком свеже молотого?
За всех ответила Она:
- Да мы бы и не против кофе, но хочется чего-то съесть для начала. Тут так прохладно, что от голода живот к спине прилипает.
- И что? Все поддерживают Наталью Эдисон?
- Ну да, а что?
- Господа! Я вас поздравляю. По своему опыту знаю, кто после посещения морга может кушать, тот станет-таки врачом. Витенька, убирайте пока последствия нашего пикника, а мы все, давайте пройдём в кабинет. И вы, перекусывая бутербродами с кофейком, расскажите мне свои впечатления от увиденного. То, что я рассказывал это одно, а то, что вы увидели – это необходимость.
В завершение своего рассказа скажу, что Наталья Эдисон-Франкенштейн родила мне двух дочерей и на большее мне рассчитывать не приходиться. Взять чисто мою фамилию она на отрез отказалась, по тому, как кто пойдёт на приём к хирургу по фамилии Франкенштейн.
Вот так в России расправились с одной из старейших и интереснейших фамилий – Франкенштейн. Даже после попытки её возродить.
Удачи всем читающим. Счастья и здоровья.
Рассказы | Просмотров: 118 | Автор: xax33 | Дата: 12/12/20 17:12 | Комментариев: 1

(Зарисовочка)
Дорога!
Только сказал это слово и сразу представляешь себе ленту шоссе, улетающую в даль.
Просёлочная или городская дорога! Сельская, деревенская.
И вот уже представляю вдоль тротуаров величественные многоэтажки. Или избы. Да-да. Избы возле дороги и возле каждой избы палисадник с цветами. Но это правда летом, а сейчас…
Где-то гоняют крутые тачки, а где и грузовики. А то и телега с парой гнедых.
Какова дорога, таков и транспорт, использующий детище человеческой мысли.
А что можно сказать о транспорте в бездорожье?
О да! Это надо видеть!
Переваливаясь при поворотах с боку на бок, лежишь в санях, закутавшись в тулуп и моргаешь заснеженными ресницами, прикрывая глаза от колючих снежинок, летящих на встречу.
Живой Дед Мороз – как с картинки.
А на следующих санях, улыбаясь, восседает маленькая снегурочка. Она весело покрикивает на свою пятёрку четвероногих.
Один поворот, другой. Сани входят в вираж, кучно поднимая хлопья снега, оседающие на едущих позади.
Вот такая вот дорога по бездорожью.
Одна, вторая, ещё несколько облепленных, с одной стороны, снегом сосен.
А вот ель. Степенно разложила свои лапы от земли до небес. Одна её сторона обильно покрыта снегом как покрывалом.
Сани огибают ель слева и тут же, чуть не упираются в другую. Обошли её справа.
В такой завирухе больше рассчитываешь на нюх своих ездовых, чем на то, что сможешь разглядеть дорогу.
Хотя какая тут, между елей и сосен может быть дорога?
Даже если ты исходил этот лес вдоль и поперёк, то теперь ты его не узнаешь.
Два, а местами и три ряда еловых лап ушли под снег. Сейчас ты на два метра выше земли и тут ты летом точно не ходил.
Дорога в бездорожье.
И попробуй угадать направление.
Ребус или загадка. Шарада или кроссворд.
По звёздам в метель, или по мху под снегом.
Скорее нюх верных собачек, стремящихся быстрее попасть домой, согреться и поужинать, дотянут сани по своей интуиции.
Хотя! Чего греха таить. Не первый год уже здесь. Не первая зима.
Зато детворе весело. Из-за вируса их перевели на удалёнку и нашим школьникам мамы разрешили посетить геологическую стоянку в Сибири. Везу неожиданные подарки отцам - геологам. Пусть поучатся с детьми.
Остановились на пять минут.
Вон три ели подряд. Стоят одна подле другой. С подветренной стороны на них столько снега нанесло, что можно подняться почти до самых макушек.
Показал детворе, где и как подняться на вершину елей. А оттуда они уж сами, по лапам елей, засыпанным снегом, скатились почти что к самым саням.
Пока пили чай из термоса и наблюдали за обедом Клеста, детвора каталась и кувыркалась.
Останавливались на пять минут, а уехали лишь через час.
Нас ждут. Мы хоть и не спешим, но всё же чай, это вам не обед в тёплом доме. Да ещё и дорога впереди…
Наши ездовые отдохнули и переминаются в нетерпении.
- Чу!
И собаки рванули с места.
Из лесу выскочили на простор! Замёрзшая Лена.
Помчались ещё быстрее. От радости и от предчувствия приближающегося жилья, наши милые собачки аж подвизгивают. Можно было и на снегоходах забрать детей, но сани с собачками романтичнее. Да ещё ночёвка в стойбище.
- Дым!
Понеслось над санями.
Оно и взаправду, вдали стали заметны белые столбы. Это дым из печных труб.
Поднимается ровно вверх – быть морозу.
Собак стало что-то беспокоить, но мы быстро добрались и стали разгружаться.
Детвору загнали в дом. А сами принялись ладить всё по хозяйству.
Собачек распрячь, завести в псарню, что под общей крышей при сенях, и накормить. Вещи и тулупы в дом. Сани развесили по стенам и закрепили от ветра.
Вот теперь можно зайти и расслабиться.
- Ай молодца, что Григорича приехали. Вовремя.
- А что случилось, Айкын?
- Нет, нет. Всё хорошо. Однако метель будет.
- Да какая метель? Мы только заходили, дым столбом стоит. Мороз намечается.
- Айкын правду сказал. Смотри на небо. Видишь? Облака побежали. Пурга идёт. На два - три дна непогода.
Чего бы мы себе не предполагали, а Айкын по погоде никогда не ошибается. Сказал пурга – значит заметёт.
Так оно нам и на руку. Два дня ведь добирались. Устали все.
Зато теперь, с кружечкой ароматного травяного чая, можно посидеть у печи и, изредка посматривая на непогоду за окном, слушать потрескивание дров и необычные местные легенды от Айкына!
Рассказы | Просмотров: 137 | Автор: xax33 | Дата: 02/12/20 07:28 | Комментариев: 0

Жили были не тужили
Лук с картошкой жарили.
Там капусту посадили,
Здесь морковь посеяли.
А пришла пора уборки,
В миг родни прибавили.
Помидорчики собрали,
Деду куст оставили.
Хороша была сказка про ленивого медведя и крестьянина. Только медведи нынче перевелись, и их усердно заменяет городская родня…
- Мать! Како сёдня число, та?
- А те-е Коль на чё?
- Дык дети на дысь приедут.
- А- а! Так-то завтра. Поштарку видала, с утра сказала и принесёт пенсию. Соскучился чоль?
- Соскучишься тут. Еле дожили. Уж и на хлеб не осталось. Спекла б что, старая. Без хлеба капуста не лезет.
- Давай пирог капустный закатаю.
- Опять капуста. Давай с картохой.
- Тогда с тыквой. Боюсь нам картошки до весны не хватит.
- Давай с тыквой. Только про капусту ни слова. Слышать уже не могу. Выгребли ж всё под чистую. Саранча городская.
- Коль! Ну чо ты? Дети ведь! Где им в городе том взять?
- То-то и оно-то. Дети! Зато городские. В земле никто копошиться не хочет. Всем помой и на стол покладь. Да я ничего. Живут не жалуются – вот и прекрасно. А мы поможем. Приезжали б чаще. Не только за деньгами, подарками. Так бы проведывали. А то только и ждут пенсии. Господи, дай мне веры в наших детей!
- Ну видишь, Коль! Живут ведь. Вон Татьянины не смогли. Домой с города того вернулись. На шею сели и не работают. Как там Таня с Митей. Не видать их. На улицу не выходят. Корову даже не выгоняют.
- Да съели они свою корову.
- Не может быть! Кормилица ведь.
- А что им есть-то? Все в избе сидят. Носа не кажут.
Оно и правда. Как вернулась Марина, дочка Татьяны и Дмитрия, с зятем и сынком, так старики вроде, как и пропали. Сами не выходят. В огороде не пашут. Корову не выгоняют. Как живут?
После небольшого молчания разговор продолжился. Да оно и заняться другим нечем. Осень. Пасмурно на улице. На погоду кости ломит, да суставы выворачивает. Дед ещё держится, а ей невмоготу.
- К дождю чтоль, ногу выворачивает. Силов нема терпеть.
- Софорой намажь. Припечёт, попустит.
- Дык мазала с утра. На долго не хватает.
- Ещё намажь.
- Та я тряпицу примотала и поливаю по трохи.
- Смотри шкуру то не сожги. Там первак хороший я заливал.
- Та выдохся той первак уже.
- С утра сам на почту схожу. А потом в магазин.
- Ты чего это? Поштарка сама принесёт.
- Да что мне поштарка? Скупиться надо, пока молодёжь не набежала. Подарки взять, да в дом разного. Греча есть? Рис? Тото. Ещё пшена прикуплю и муки. Ты мне с пшена тыквенную кашу в печи наладишь. Хорошо протомишь, да с маслицем.
— Это ты хорошо придумал. Каши давно не ели.
- Ты новости слушала? Пока я в птичник ходил?
- Да малость слышала. Всё про Беларусь твердят. Люди бунтуют. Сковырнуть Лукаша хотят.
- Глупцы. Кого поставят? Вон ту бабу? Да кто им даст. Это пока бунт, она прыгает, а как до дележа дойдёт найдутся твари.
- Ты только не нервничай, политик ты мой кухонный.
- А что? Я не прав? Не я ли тебе говорил, когда против Янека пёрли, что предстоит большой делёж! И кто прав оказался? Сначала люди, люди, а потом раз и выскочки у власти. По награбили. Обобрали народ и по заграницам. Так и там будет. Господи! Дай мне веры в людей и в справедливость.
- Ну чо ты кипятишься? Кто нас слушать то будет. Прав. Ты был прав, а что смог изменить? Нервы не восстановишь. Попей чайку с мятой.
- Во! Все вы бабы так. Чайку, да с мятой, а у власти кто? Такую страну….
Дед махнул рукой и стал скручивать себе цигарку. Давно прошли времена, когда курил сигареты. Были раньше «Черноморские» по десять копеек, да и «Беломор канал» папиросы, которые не плохо горло драли. Сейчас такого не делают, и дед перешёл на самосад. Настоящий табак занимает в огороде небольшой участок, но красиво цветёт, вкусно пахнет и имеет приятный дым при курении. Такой что даже супруга перестала выгонять старого с самокруткой во двор.
По кухне заструился нежный аромат. Женщина принюхалась, а старик закашлялся.
- Хор0-ош! Ядрёный получился!
Они ещё немного посидели и пошли во двор. На улице распогодилось и появились дела, поважнее политического обсуждения на кухне.
Куры, гуси, утки, да и корова, хорошее подспорье в деревенской жизни. Но уход нужен постоянный. Уход и забота.
Корову кормить, доить, за ушком почесать – это так сказать, женская забота. Тут и нежность с лаской, да и руки мягкие.
Деду с птичником по проще. Травы за огородом нарвал, секирой мелко порубил, с дертью всё перемешал и на три корыта разделил. Всё! Можно заняться любимым делом. Дровишек нарубить. Огород прополоть. Садом заняться, где подбелить, что перекопать.
А тут уже и вечер. Темнеет.
- Ну вот. Куры, утки зашли, и мне надо. Мать! Накрывай на стол. Пора вечерять.
- Коля! Всё уже на столе. Ты стопочку то будешь? Или завтра в люди, на почту идёшь. Может пропустишь?
- Наливай. До утра пройдёт. Потом, если что, твоей мятой закушу.
Старики сели ужинать. Разговор не заладился, и они ели в тишине.
- Э! Кать! Ты чего это?
Спохватился дед.
- Ящик включи. Пусть балаболит.
- Да чёй-то задумалась. Как там внучатки? Трудно поди?
- О! Я же говорю, что на почту сам схожу. Она уже всю свою пенсию на всех расписала. Сейчас за мою возьмётся.
- Коля! Я ведь за всех думаю.
- За всех кроме нас. А ты подумай, если мы сдохнем, кто им поможет. Всё! Я спать.
Дай Господи веры в завтрашний день.
Почта. Наша почта особое заведение. На этом месте она, как бают старики, находится ещё с 24 года.
Не. Ну конечно в войну её немцы сожгли. Одна печь осталась. Зато в сорок седьмом, на том самом месте, почти в первозданном виде, вокруг печи её и возродили. Как была деревянная, так и срубили. Дощаткой отделали да в синий цвет окрасили. Ну ещё над порогом краской написали: «Почта». Во!
Начала работать. Газеты там, журналы. Письма.
И вот как-то встал вопрос, и даже три!
Зимой на почте холодно, пора класть новую печь. Нет у нас сельсовета, надо бы построить. И третий вопрос ещё более важный.
Для нашего совхоза были выделены деньги.
А окромя почты в совхозе не было официальных зданий. Ну, если не считать клуб и школу. Сам председатель принимал людей или на дому, или в дороге.
Ну в общем, негде эти выделенные деньги хранить.
Посидели. Померковали. Умишком то пораскинули.
Решили ставить большую печь и пристраивать к почте сельсовет. Оно и дешевше. А старую печь замуровать в железо и повесить замок. Получится хороший, несгораемый сейф!
Сказано – сделано! С района привезли листов железа и отдали кузнецу. Тот три дня колдовал, но сделал. Хороший сейф. Крепкий.
Но вроде как заколдованный.
Из-за его, за этого сейфа, посадили два наших почтаря.
А как дело было. Вечером, председатель, бухгалтер и почтарь втроём считают и кладут в сейф деньгу. А на утро денег меньше.
Следствие. Проверки. Суд и лагерь.
Другой так же.
А вот с третьим случилась оказия. Всё было так же.
Вместе считали. Вместе положили. Нема!
Приехал правда другой следователь. Долго ходил. Что-то нюхал.
И нашёл-таки дымоход. То ж раньше не сейф был, а печь. Но в трубе оказалось сухо. Никто сажу не трогал. А он, ну следователь ентот, смекнул. Полез в печь и деньги нашёл! Да ещё и те, что раньше пропадали. Оказалось, что через колосники деньги вниз проваливались. В поддувало.
Обрадовались все. Оправдали почтаря. Хотели и двух первых возвернуть, да они уже сгинули в лагерях тех.
Ну, в общем, дед с утра по раньше да на почту. Чтоб значит первым быть. Через пол села протопал.
Ан нет. Не первый. На лавочке уже Дмитрий, сосед сидит, между зятьком и дочкой.
Сидит и как вроде спит, а ли пьяный. Качается меж двух своих.
- Привет Митька.
Поприветствовал дед соседа.
А тот вроде, как и не слышит. Качается себе.
- Ну и хрен тебе, а не привет.
Ругнулся Николай и отошёл в сторону. Скрутил самокрутку и задымил. Затянулся.
- Привет Коля. Ты что ли последним будешь?
- Привет Петровна. Да, я буду. Вот за Митькой, оболтусом. Сидит и молчит.
- Давно ли стоишь?
- Дык, только пришёл. А ты в сельпо давно была?
- Вчерась.
- Крупы там не перевелись? Что нового?
- Та не. Ни чего нового. И крупы есть, и консерву разве что новую, рыбную завезли. А так всё как есть.
- Не, рыбу нам не нать. Кашу бы с тушёнкой.
— Это все хотят, да не везут. Сам делай. Я вон гуся в печи три часа томила, а потом гречкой присыпала. Такая же тушёнка получилась. Только не досолила малость. Ну так присаливаю. Зато с лучком и морковкой.
- Здравствуйте молодёжь! Чтой-то вы с утра да по раньше? Я же вчера сказала, что всем по домам разнесу. Не терпится? Ну пойдёмте.
Это пришла поштарка. Открыла замки и вошла.
Пока Николай докуривал, Дмитрий с дочкой зашли во внутрь. Зятёк остался в дверях. Не давая войти другим.
Но вот на пороге появилась Марина с дедом.
Молодые быстро подхватили под руки старика и ретировались.
Николай с Петровной вошли во внутрь.
- Дедушка, - обратилась почтальонша, - вы не обратили внимания, что с дедом Митей? Он какой-то не живой, что ли. Маринка с меня пенсии за обоих вытребовала и пошла, а дедушка всё стоял и качался.
- Дык и со мной не поздоровался. Странный какой-то. Первый раз за всю жизнь промолчал.
- Ой не к добру всё это. Как бы не инсульт.
Запричитала Петровна.
Дед вышел с почты и отправился в сельпо, намереваясь опосля зайти к соседу и всё выяснить. Но закрутился и…
Когда всё необходимое было куплено, и дед было собрался уже уходить, в дверях случилась заминка.
Шорох, шум и толкотня. В дверь ввалились двое.
Первым мальчонка, внучок Татьяны. И с порога закричал:
- Дайте мне конфет, разных, на сто рублей. Мне мамка денежку дала.
За ним вошла баба Катя.
- Ой дед. Еле успела. Запыхалась так бежала. Пошли скорее. Не бери ничего. Там такое…
И ухватив своего деда за рукав, потащила из магазина.
- Да! Послушаю я тебя. Не бери ничего. Я всё уже успел. Купил что надо и сложил. Всё про запас.
Бурчал Николай, покорно идя за супругой и таща в руке большую авоську продуктов.
А во дворе! Во дворе то…
Уже во всю ставились столы, накрывались скатерти. Бегали дети и жгли костры.
Перед домом, между абрикосом и яблоней была натянута простыня, на которой было написано:
С 50-ти летием молодожёны.
С золотой свадьбой Вас родные.

Когда старики вошли в отворенную калитку, раздались крики и со всех сторон сбежалась родня их поздравлять.
Шум! Крик! Гам!
До слёз!
Давно такого не слышал деревенский дом и его обитатели. Ещё с тех пор, когда отгремела последняя свадьба младших молодых.
И завертелось всё! Закружилось.
Соседи и соседи соседей. Знакомые и друзья. Толпы народу.
Старики во главе стола. Под натянутой простынёй.
Весь день пили и гуляли, стариков прославляли. К вечеру остались единицы.
На столы поставили фонари и керосиновые лампы. Сидели и пели песни. Свои местные и всеми известные.
- Коля! Каких мы детей вырастили хороших. Такой нам праздник устроили. И помнят же. А я вот совсем позабыла. А ты чего такой смурной сидишь? Устал?
-Да нет, Кать. Чтось на душе не спокойно. Утром Митька не поздоровкался. Потом поштарка. Малец в магазине, сам и с деньгами. А когда домой шли, видел, как Маринка со своим, огородами да с чемоданом тащились. Чтой то не так. И во! Во! Слышишь? Где-то малец ноет.
- Вроде нет. Не слыхать. Это тебе с устатку так. Поют же все.
Николай поднялся.
- Ты далече? Коля.
- Да пойду, Митьку отругаю. С утра качался, на праздник, нас чествовать, не пришёл. Чтой то здесь не так. Сиди, сейчас приду.
Дед вышел со двора и вошёл в соседскую калитку. А через некоторое время раздался зов:
- Катя! Катерина! Дети! Сюда! Сюда! Свет несите. Скорее.
- Дети! Бегите скорее, что-то с отцом! Быстрее. Свет ему несите. Не дай Бог плохо стало ему.
Мужчины, женщины, похватали фонари, со столов и ринулись в соседний двор.
Дед Николай стоял в дверях сарая. К его ногам припал малец и горько рыдал:
- Бросили. Они меня бросили. Мамка, где ты?
- Батя! Как ты? Что случилось?
- Там! Там помогите. Мне нормально. Иди!
Указывая рукой на сарай, дед сел прямо на землю.
Принесёнными фонарями осветили сарай.
И было не понятно, что наводит на людей больший ужас.
То ли, то, что всё кругом было в крови. Везде валялись кости, а как апофеоз кошмара коровья голова с торчащим в ней топором или прикованные к столбу с надетыми на шею цепями, измождённые старики, лежащие на земле. Вдобавок у старухи на руках был серый, из мешковины, пищащий свёрток с младенцем. Старик был без сознания.
Крики! Шум! Местная фельдшерица. Через час две машины скорой помощи и полиция.
Господи! Дай мне веры в людей и справедливость.
Слава Богу все выжили!!!
- Мать! Како сёдня число, та?
- А те-е Коль на чё?
- Дык дети на дысь приедут.
- А- а! Так-то завтра. Поштарку видала, с утра дети звонили. Сказали, что привезут и Дмитрия с Татьяной.
— Это хорошо. Поживём ещё. Может с Митькой на рыбалочку сходим.
А что там новости передают?
- Да всё по-старому. Вчерась, ты уже спал, сказали про наше село. И про Маринку сказали. Поймали её. Хахаль то бросил. Деньги выкрал и сбежал. Её теперь материнства лишат и посадят. А детей в детдом отдадут.
- А что, Тане с Димой не дадут?
- Да нет. Шибко старые. Может если кто из родни помоложе захочет.
- Как же так, она новорожденного мальца бросила? Старший то ладно, со стариками бы жил. А малец как?
- На мужика повелась. А он таким оказался, прохвостом.
- Бабы дуры. Пальцем кто поманит, как куры на зерно сбегаются.
- А я и не спорю. Только не все такие. Есть ведь и нормальные!
- Есть конечно! Вот ты у меня самая лучшая. Всем бы по такой жёнушке и вся жизнь в радость.
Всем бы счастья и удачи, и здоровьишка в придачу.

Господи! Дай мне веры в человечество.
Дай нам Любви и Веры! Господи!
Рассказы | Просмотров: 123 | Автор: xax33 | Дата: 05/11/20 06:26 | Комментариев: 1

(Очередная история необычного знакомства)
А началось то всё с ничего.
Иду по улице и вижу, лежит шариковая ручка на дороге. Почти новая. Да любой бы на моём месте поднял. Вот и я наклонился и протянул руку.
- Ой! Мужчина! Стойте! Это я потеряла.
Раздалось спереди.
Я выпрямился.
- Могли бы и поднять.
Передо мной стояла женщина Бальзаковского возраста. То есть годков тридцати.
«- Малолетка.»
Подумалось мне.
Тем более эта короткая юбка, типа колокольчик. Подрезанная под самое не могу, и так открывала её шикарные ножки, даже без моего взгляда снизу. А вырез декольте типа сердечко, вообще давал представление о женщина глубоко свободной и находящейся в широком поиске.
«— Это заманчиво»
Промелькнуло в голове.
Тем более я давно вдовец.
- Я пытался, но вы меня остановили.
- Если мужчина хочет, его ни что не остановит.
- Да мужчина то хочет, но сомневается.
- А вот это зря! Надо быть решительным.
- Да вот возраст, и красота.
Промямлил я. А в голове пронеслось:
«- Чем длиннее юбка, тем меньше у женщины личных проблем. Или, если перефразировать: чем короче юбка, тем больше нужен мужик».
Пошлость, но верная.
- Ну не прибедняйтесь насчёт возраста. Года – богатство.
- Ну что Вы! Красавица!
- А! Так это вы мне комплимент? Типа – молода! Ну спасибо. Но мне, кажется, что мы почти ровесники.
- Да где уж нам. Мы вот о пенсии мечтаем. Пол жизни на днях прошло.
— Это что? Вам тридцать?
- Почему тридцать?
- Да мужики больше шестидесяти почти не тянут.
— Это слабаки не тянут. Мне уже полтинник, а я ещё о-го-го.
- Ну-у! Опять загнули! Под сорок, не больше.
- Я же не дама. Мне скрывать нечего.
- Так и я не скрываю. Вот завтра почти, два раза по шестнадцать.
- Как это «завтра почти»?
- Ну как найду с кем отмечать, так и наступит день рождения.
— Это Вы намекаете, чтобы завтра к Вам и с подарками?
- И что? Даже догадливый?
- Ну не на столько чтобы угадать что подарить.
- О! С этим не надо мудрить. Шампанское, коньячок и коробку конфет.
- Так Вы мне и адресок подскажите?
— Вот. Возьмите. И не опаздывайте. Завтра суббота.
Женщина протянула визитку развернувшись, собралась уходить.
- А ручку?
Я наклонился и поднял предмет, ставший причиной нашего знакомства. Мельком кинув взгляд на её прекрасный стан.
— Это не моя. Я уже рассмотрела.
Улыбнулась, увидев мой взгляд снизу и пошла.
- А время? Время, когда приходить?
- Да хоть как Винни Пух.
— Это что, с утра что ли?
- Кто ходит в гости по утрам тот поступает мудро….
Пропела она уходя.
- А познакомится?..
Поздно спохватился я.
«Людмила Пересудько» - Психолог личностных отношений.
Прочитал в визитке. И в самом низу адрес и номер телефона.
Вот это неожиданность!
А что я Валентине скажу? Хотя нет. Говорить ничего не буду. Тут, как мне кажется, есть небольшая не стыковочка.
Размышляя, двинулся вдоль дороги.
Не зря меня друзья называют ОперДима. Это к тому, что быстро нахожу утерянные вещи, а не то, что вы подумали.
Итак. Эта Людмила возникла ниоткуда. То есть появилась в нужный ей момент.
Бардового цвета платье, телесные колготы и тёмные туфли. Тут, вроде всё нормально.
Ага. Ромашка. Я даже сначала подумал, что настоящая, но нет. Всё же искусственная. Да и в волосах. Как-то не очень.
Возникает вопрос:
- А не прислала ли мне Валюха свою подругу, так сказать, для проверки?
Хотя нет. До такой глупости женщины не опускаются.
Подослать к своему жениху, холостую подругу.
Может ведь и увести, если понравится. Значит это отпадает.
Может Людмила как психолог, на мне эксперименты свои ставит?
А чем это пугает? Может она как человек сама по себе хорошая. А работа такая.
Решено – Иду!
Решил и как-то успокоился. Тем более что уже дошёл до работы и думать эту мысль дольше, не было ни времени, ни возможности.
Вечером, после работы, зашёл в магазин. Купил заранее обговоренный подарок, так как с утра ещё не продают. И из дома уже, кое-что обмозговав, позвонил знакомому парикмахеру.
В восемь утра я уже на стриже. За одно и побрился.
Итак! Пол десятого утра!
Я при параде!
В одной руке красивый ашановский пакет с подарками (шампанское, Коктебель и ассорти в коробке).
В другой руке букет ромашек. Успел вчера ещё на дачу слетать.
«Ушедшая» жена любила цветы и везде рассаживала. А я честно за ними ухаживал. За прошедшие два года ни один куст на даче не пропал.
Достал визитку. Сверил данные с вывеской на дому. Совпадают. Теперь, наверное, третий подъезд. Опять точно. Значит четвёртый этаж. Пошли.
Вот и нужная квартира.
Дверь, кажется, не закрыта.
Даже точнее при открыта.
- Меня здесь ждут.
Но всё же решил позвонить.
Рукой с букетом нажал кнопку звонка и так и замер.
На пороге появился верзила. В белой футболке и в цветастых трусах, или шортах. А руках разводной и трубный ключи.
- О! Неизвестный женишок нарисовался!
Усиленно заикаясь, сказал:
- Я.Я. Я, наверное, ошибся дверью?
- Да ты не только дверь, ты даже подъездом и домом ошибся. А вот балкон, так это именно тот, что ты искал. Так что выходи!
- Я. Э! Может в следующий раз?
Сказал я, неуверенно делая шаг назад.
И тут.
- Сашка, олух! А ну отойди! Иди уже отсюда! А вы мужчина, заходите. Мы ведь вчера с вами и не познакомились толком.
Обходя верзилу, я просочился в дверь.
Краем глаза заметил, что парень пошёл вниз по ступеням.
Отлегло. Я ведь вроде тоже не маленький, но смагаться с двадцатилетним качком, как-то не комильфо.
- Ну я сама начну. Здравствуйте Дмитрий.
А сама меня тянет за руку в комнату.
Я насторожился. В прихожей, на полу, несколько пар разной женской обуви. Ну в смысле, всё туфли, но размеры немного разные. Да так немного что на глаз отличимы.
Я ж оперДима – соображаю вмиг.
Оп па! Она меня знает. Ну типа как меня зовут. Откуда?
Не хорошее предчувствие пробежало чуть ниже живота.
Но…
Остановились возле двери, за которой слышались голоса.
- Ну…
Начала Людмила, а потом махнула рукой.
- А! Будь что будет. Дима! Всё будет хорошо. Я вам обещаю. Просто заходите, общаетесь и отдыхаете. Сама виновата.
И с этими словами открыла дверь в комнату.
Просторный зал. Стенка. Посредине накрытый стол.
Блюд немного, но оформлены красиво, по ресторанному.
С той, дальней стороны стола, сидят три женщины.
Незнакомы.
- Фух. Отлегло немного.
Как только мы вошла, они на секунду смолкли, а потом поднялись и в голос закричали:
- О-о-о-о-о! Наш пресловутый Дима пришёл!
Не понял к чему это. Пока.
Людмила нас перезнакомила. Но это немного не отвечает теме моего повествования и пропущу этот момент.
- Девочки! В честь такого великого знакомства, с прекрасными феями, я предлагаю съесть по конфете вот из этой коробки и запить сладкое из одной из этих бутылок.
Произнёс я, выкладывая содержимое принесённого мною пакета на стол.
Взялся с ходу за бутылку шампанского, намереваясь его открыть, но к моему удивлению все присутствующие положили глаз на меньшую бутылку, но с более крепким содержимым.
Итак. Коньяк распили первым.
Это сразу снизило и так не высокую напряжённость.
И дальше продолжили праздник с шампанским.
Языки были развязаны. Болтали обо всём и сразу.
Но вы же помните, что я оперДима.
Я всё помню. Я всё знаю, а что не знаю то узнаю.
Во закрутил.
И вот такая картина нарисовалась в процессе нашего совместного отдыха.
Людмила прекрасный психолог. Её советы всегда точны и полезны.
Но, как, для всех окружающих её подруг, она может оставаться холостой – большой секрет!
И вот как-то раз, Людмиле поставили ультиматум.
Если не будет у неё жениха, или хотя бы просто мужика, то все подруги и клиентки – покинут её.
В ответ, Людмила рассказала про своего жениха, Любимого Диму.
Который чуть старше, таинственный и очень старомодный.
Очень долго ухаживает и от всех прячется.
Долго Люда тянула со знакомством, но вот настало время меня показать.
И как же они все счастливы, что Людочка их не обманула и я всё же существую на самом деле, а не только в её воображении.
Корче. Девочки ушли, как только начало темнеть.
Всем непременно требовалось меня поцеловать.
Всё! Разошлись.
- Ну вот!..
Начала разговор Людмила.
- Что тут говорить? Вы и сами теперь всё знаете. Вы уж меня извините. Так получилось.
- А всё даже очень хорошо получилось. Так прекрасно прошёл день. Так бы сидел возле телевизора или прошёлся по парку немного. Спасибо вам и вашим подругам.
- Да. Девочки от вас, просто без ума. Вы значит не обиделись?
- Что вы! Всё же хорошо! Только как вы теперь, ну оправдаетесь перед ними – потом.
- Не знаю. Посмотрим.
- Можно задать вам всего один вопрос. Как вы узнали моё имя и вообще откуда меня знаете?
Люда улыбнулась.
— Это совсем другая история. Случайность. Ну если коротко. Когда-то сказала девочкам про Диму. Первое имя что пришло в голову. А девчонки стали наседать, познакомь да приведи. Ультиматум выставили. Так ведь могла остаться без клиентов и без работы. Стала думать, как выкрутится. И тут по телевизору прошла реклама вашей фирмы. Там были Вы. И на бейджике ваше имя. Вот так я и вышла на вас. Зашла пару раз в ваш офис. По расспрашивала девчонок. Они мне выложили всю информацию про вас. Я ведь психолог. Всё выведала. А потом простая шариковая ручка нас свела вместе.
- Спасибо что объяснили. Привык, знаете ли докапываться до истины. Ну вам ещё раз огромное спасибо за проведённый мной прекрасный выходной. До свидания.
- Бывайте и ещё раз простите что использовала вас в своих личных целях.
Людмила подала руку. Я взял её в свои и слегка сжал.
- До свидания.
Сказал и развернувшись стал спускаться медленно по ступеням.
Хороший день. Хорошая компания. Весёлые девчонки. Легко и весело. Хотя нет. Уже немного грустно.
Людмила оказалась хорошей хозяйкой. Мне бы такую, на остаток жизни.
- Эх возраст. Был бы я помоложе…
Спускаюсь… задумался…
И тут из-за угла…
- Люда?!?! Как вы здесь?
- Лифт. Та да. Люда. Вы ушли, а я подумала. Девчонки так хвалили… Да я сама всё время… Ну…
- Так возраст…
- Так одиночество…
- Вы так молоды и прекрасны…
- И всегда одна…
- И мы можем…
- Может попробуем…
- Любовь с первого…
- И до последнего.
- Спасибо! Я счастлив...
- Спасибо. Я тоже.
- Мы вместе!
- Всегда!
И годы идут, дни летят как часы
Нам вместе прекрасно в покое души
Люблю её нежно и счастье дарю
Взамен получаю любовь и уют.
Вот так вот маленькая шариковая ручка стала причиной нашего знакомства.
Любви и процветания всем добрым людям.
Рассказы | Просмотров: 152 | Автор: xax33 | Дата: 28/10/20 08:39 | Комментариев: 1

(Как сказка)
Было то, а ли не было, до подлинно мне не ведомо. Только люди бают – сказывают, что произошло это о том годе тяжёлом, при лете засушливом, когда звери и человек с родника вместе пили и не боялись друг друга. Но скажу сей сказ да по порядку. Иначе не узнать вам про кота Шипуна и про кошку Мурёну, да и всех остальных, добрых и разных жителях Крымских.
Живёт высоко в горах братия святая, при монастыре горном, в кельях пещерных. Где рукой рубленных, а кои и природой обустроенных.
Живут дружно. Работают и молятся. Ушли от мирского бытия вот редко в мирскую жизнь и окунаются.
Есть для дел мирских у братии послушник – Алексием кличут. И шёл на тот год ему – осьнадцатый годок. Плохо жилось Лексею в миру. Детвора с малолетства смеялись над ним, Издевались. Кличку обидную ему в спину выкрикивали:
- Лёха дурачок – голова с кулачок.
Оно и правда слишком заметно было что плечи у паренька широкие, а голова на них – смотрится как игрушечная.
Зато Алексий был доброты невиданной. Всех прощал и всем улыбался.
При виде человека, пусть даже не знакомого, шапку долой и поклон отвешивает. А сам улыбается.
Иной чужак удивится и даже выругается. А Лёша ничего, шапку оденет и дальше идёт.
Отчего чужак удивляется?
И вы бы удивились! Наклонит Лёшка свою маленькую голову в поклоне, а там другая торчит. Только не радостная, а кошачья.
Подобрал как-то Лексей в горах доходягу. Кошечку мелкую, неведомо как туда, в горы забравшуюся. Была она больная и блохастая. Грязная и лишайная. Отмыл инок кошечку, отчистил. Травами излечил.
Кошки как люди, только не чай пьют, а так, в сухую, травку едят.
И всё бы ничего, оклемалась Мурёнка. Только одна беда осталась - не видит ничего. Болеют глазки у котейки. Гниют и слезятся. Врача бы надо, да где его в горах взять-то.
И вот, чтоб не заблудиться в горах по-новому, поселилась Мурёнка в капюшоне Алексея.
В монастыре и пришили к мешку, в котором ходил Лексей, такой мешочек небольшой, позади. Там и живёт кошечка.
Вот так и получалось, что склонит Лёша голову, а там Голова Мурёны на посту – чудно!!!
Детвора в селе над Лексеем потешается и за то, что он всем улыбается.
Чужак Лексея чурается, от того, что второй головы пугается.
А зверьё в лесу к нему ластится.
Где бы Лёшка не присел, тут уже и лисица у его ног вьётся. Или заяц на соседнем пне, лапками дробь выбивает, Лёшке петь песни помогает.
Так и живут все в мире и радости.
Где Лёшка остановится, руку в карман запустит, а там для любого гостинец найдётся.
Угостит Лёшка зверя лесного, тут Мурёна ему за это на ушко песню заводит. Долго мурчит и ласково.
И вот случилось такое однажды.
Вернулся Лексей в монастырь, весь ободранный да израненный. Один вернулся. Сидит на скале, слезами умывается. Потерял Мурёну свою, сопутницу.
Всё обегал, везде искал, со скалы даже раз сорвался. Нет ни где.
Сидит Лексей, убивается. Вся братия сошлась, успокаивают. Только плачет Лексей и всё тут.
Подошёл к нему старец, батюшка, сказал слово и успокоил:
- Не реви Лексей, то весна пришла. Вот увидишь дружок возвернётся Мурёна да с подарками.
Удивился послушник, но успокоился. Не бывало чтоб старец обманывал, да и братия в голос поддерживают.
Долго нет, но ходит Лексей и мучается: как дорогу найдёт кошка слепая?
Только вот раз по утру монастырь всполошился!
На виду, перед всеми, кот Шипун появился. Многие его слышали, но видели его только единицы.
Хитрый! Умело тягает живность с птичьего двора.
Закудахтала курица! Кот зашипел! И всё! Тишина!
Птичий двор уменьшился на одного поселенца.
Злая была братия на кота Шипуна, да только что тут поделаешь? Раз он такой вёрткий и хитрый что его никто не видит, а не то что поймать не может.
А тут сам стоит. На пригорке. И смело так, почти нагло, всех своим прищуренным глазом обводит.
Не случилось бы чего, всполошилась братия. Кто за лопату схватился, кто за корягу. Только Лёшка кричит:
- Не бейте его! Раз пришёл, то потреба у него в нас.!
Замерли все в ожидании. Один Леха подходит по немного приговаривая:
- Ты скажи котофей, кот Шипучий, что за кручина, нужда привела тебя?
Но тут отпрянул Лексей и громко выдохнула братия.
На пригорок взошла Мурёна! Да не одна взошла, а с котёночком. Да глазастым таким и с усищами!
И в миг Шипун растворился в лесу. Больше мы его и не видели.
А Мурёна к ногам Лёшки жмётся. Прощения значит просит, что ушла в леса не спросилася.
Засмеялась братва новой новости. За одной головой Алексея – две вырастут!
Подсадил малыша на плечо. Мурка вмиг сама запрыгнула, и пошли они в мир за продуктами.
Теперь Лёшке с двух сторон поют. То хором ведут то по-разному.
В соседнем, женском монастыре, что за двадцать вёрст, матушка да на радостях, полную корзину снеди на братву снарядила. Да и люди в селе, видя радостную весть и парнишку о трёх головах, хорошо подавали.
Турист. Проезжающий в горы чудак, оказался собачьим доктором.
Выписал он записку в аптеку и капли дал для Мурёнки. Обещал, что та выдужает.
Ослушался тут впервые Лексей своей братии. Купил без спросу на деньги собранные всё что выписали.
Но не стала ругать его братия. Все хотели, чтоб кошка вылечилась.
А вот тут-то по крохе мы и пришли к тому лету, о котором вначале сказывал. И случилось с Лексеем невиданное.
Год удался очень жарким. Засушливым.
И потянулись к монастырю животные.
Дело в том, что из расщелины, что в скале рядом, бьёт родник ключевой водой. Чистой и прохладной. Даже когда к концу лета многие реки мелеют и родники высыхают, здесь всегда остаётся ручеёк спасительной влаги, которой на всех жаждущих хватает.
Всё как в сказках старинных, волк и заяц идут, воду пьют и расходятся мирно в разные стороны.
Диво дивное наблюдает братия.
Люди подходят, воду в блюдца набирают и дают напиться птицам на ветках. Это чтоб большие не наступили на меньших. Мир и согласие.
Полная бы идиллия была, да только нет воды, нет и пищи. Сохнет трава и листва. Ни желудей, ни орехов. Ни ягод, ни грибов. Голодно в лесу.
А тут ещё вепрь выскочил на поляну. Всех перепугал.
Сам под два метра будет. Клыки сантиметров по десять. Землю клыками роет.
Набежит вдруг вперёд и отступит. Распугал всё зверьё у водопоя, да и Лексея перепугал да до полу смерти.
Опять набежал кабан, копытом топнул, клыком куст травы в верх подкинул. Отскочил в сторону.
Стоит Алексей – дрожит весь.
Только слышит, а в ухо ему песенка нежная:
- Мур - мур - мур!
Успокаивает. Не бойся мол, не обидеть пришёл, знать за помощью.
И кабан отступил, как послушался.
Хоть и страшно аж жуть, да сделал малец, неуверенные шаги к кабану.
Тот, увидев шаги отбежал по дальше.
Так и пошли. Один шаг другой вперёд. Другой прыжками назад. Да похрюкивает. Подгоняет значит…
Пришли к чёртову колодцу.
Это место такое красивое. Всё в зарослях можжевельника. А в лапах раскидистых и таится угроза страшная.
Яма глубокая да тёмная. Непроглядная. Упадёшь туда не выберешься. Помощи ждать то тут не от куда.
А кабан вокруг зарослей мечется. Слышен плач детский издали.
Лёг Лексей на землю, да пополз к расщелине.
Лапы можжевеловы раздвинул, а там, в метре всего, в кореньях деревьев, порося малое попискивает. Как дитё малое плачет.
Вот и близок он, а достать нет возможности.
Добр, но глуп Алексей, на себя понадеялся. Старше был бы не ринулся.
Опять ослушался братии, взвалив на себя не посильное.
Обвязал себя да за дерево, обхватил он большою лианою и полез в ту пропасть окаянную.
Удачно спустился. Подхватил уже готового упасть поросёночка и завис над пропастью.
Всё хорошо. И спас быстро и вылезти не сложно, не высоко, только руки то заняты.
И так и эдак повернётся, да напрасно всё.
Поднял глаза к небу, а там кабан стоит. Наблюдает.
На плечах завозилась Мурёна. Облизала несколько раз своего сыночка.
(А дальше слова инока)
Сильно так замурлыкала. Беспокойно, да с подвыванием.
Аж мурашки по коже рассыпались.
Тут кабан припал у пропасти на колени, да морду вниз опустил, в саму яму.
Мурёна дёрнулась да вцепилась когтями в ту морду то страшную.
Мотанул кабан мордой, так что в высь в небеса взлетела Мурёна. Упав затем где-то в дали в кустарнике.
Лексей опять опечалился. Пропадёт ведь слепая кошечка.
А ведь лечение уже помогать пошло. Перестали слезиться глаза у кошечки.
Я непрестанно молился и обдумывал своё положение, но выхода так и не видел. Сильно ругал себя, что не сказал ни слова братии. Не оставили бы меня на погибель тут. Ведь сам погибаю и поросёночка спасти не могу.
Очень испугался, когда лиана на которой я висел, сильно дёрнулась и стали мы опускаться ниже.
Кабан пропал вслед за Мурёной. Только хрюкнуть успел и затихло всё.
Правда радостно то, что не падаем мы. Так висим мы себе и качаемся.
(Со слов братии)
Перед кельями вдруг возникла кошечка.
Мы даже не сразу узнали Мурёну.
Она металась от одного к другому и жалобно мяукала.
Сразу стало понятно, что что-то случилось. Побежали за кошкой. Она то и привела к упирающемуся копытами в землю кабану.
Мы остановились. Кабан сильно упирался и явно тянул лиану, опускающуюся в чёрную пропасть. Хоть и страшно было подходить к таком зверью, но он явно нуждался в помощи.
И собрав все свои силы мы помогли кабану вытянуть ту лиану.
А вместе с ней и Лёшку с кабанчиком, да и котёночка в капюшоне.
Дикие звери быстро ретировались, а мы обнялись со слезами.
Слёзы выступили у всех на глазах. У всех кроме Мурёны.
Она вылечилась!!!
А виновница такой радости запрыгнула на плечи парнишки, и принялась усиленно вылизывать котёночка.
Вроде он испачкался в той пропасти.
Алексей получил от всей братии, наставления и напутствия.
Чтобы думал прежде, чем делал.
И продолжилась жизнь монастырская.
Долгая, добрая и размеренная.
Всем добра да любви неохватной.
Мира счастья здоровья немерено.
Рассказы | Просмотров: 125 | Автор: xax33 | Дата: 20/10/20 05:51 | Комментариев: 1

Предчувствие
Сегодня. Это случится именно сегодня. Ожидание этого необычного, не подлежащего описанию, должно, нет, просто обязано сегодня произойти.
Поджилки трясутся ещё со вчерашнего дня. Именно с того момента, когда Кате сказали, что мы увидим это завтра.
Или почувствуем.
Но точно поймём, что это.
Где и когда? Не важно! Всё потом!
Это само приведёт нас на место, в ту точку откуда будет видно всё и понятно. Действие произойдёт!
Ночью почти не спал. В те промежутки что удавалось плотно закрыть глаза и выключится, видел шестой этаж!
Да нет! Там не было ни где написано. Просто вижу столбы. Столбы и столбы. Стен нет. Всё. Это шестой этаж. Недострой. И голубое небо над головой.
Сам не понял почему голубое и среди ночи. Хотя это сон я видел среди ночи, а вот столбы и небо вроде как днём.
Отключился опять. Темнеет. Вон и первая звезда. Вторая. Ещё и ещё. И вот уже тёмное небо сверкает как ёлка и…. Давит.
Давит на меня как будто упало на грудь и давит…
Проснулся.
Глаза…
Как два огромных фонаря.
Серые, светящиеся глаза в ночи и ничего…
Больше ничего…
Эти глаза просто сверлят меня на сквозь.
Моргнули.
И тихо так… Задумчиво и таинственно:
- Мур-р-р-р-р-р!
- Кот!!!
Тьфу ты. Тудыш твою на лево. Напугал…
Есть у меня дома, такое чудо как чёрный кот. Ясно же что в ночи кроме глаз ничего не увидишь. Попустило. И…
Свет. Дилинь…
Схватил со стула, рядом стоящего, свой мобильник:
- На шестом этаже…
И всё?
Откуда она знает?
К чему это она?
А я откуда знаю?
О боже! Она была в моём сне!
Или я в её?
Но то, что мы видели один и тот же сон, уже о многом говорит.
Когда это до меня дошло – я вздрогнул.
Даже согнав с себя кота, заснуть долго не мог.
Всё лежал и смотрел в начинающий светлеть потолок.
Снова поднял мобильник и написал СМС:
- На Гурзуфской.
Отправил и опять вздрогнул.
А что на Гурзуфской? С чего это я? К чему и о чём? Белиберда или ребус?
- Шестой этаж на Гурзуфской.
Произнёс вслух и вновь вздрогнул, уже от звука собственного голоса.
А может это не я сказал?
По стене напротив, пополз солнечный зайчик.
Выше и выше. Ещё!
- Недострой.
Опять сказал кто-то.
Стоп!
Так можно довести себя до сумасшествия.
Хотя. Какой солнечный зайчик, да ещё ползущий от пола к потолку?
Я сел в кровати. Значит не сплю.
- Ха-ха-ха!
Зазвенел колокольчиком детский смех и ребёнок босыми ножками прошлёпал в ванную комнату.
Тишина.
Чего я жду? Что за ребёнок? Что за зайчик?
Надо встать и во всём разобраться.
Может это моё воображение? Не доспал?
Странно во сне и о сне думать.
Тишина.
В голове проносятся обрывки мыслей и воспоминаний.
А вот и свет в конце тоннеля. Ха! Хотя нет.
Это всего лишь воспоминание
Живя летом у бабушки в деревне, поспорил с местными что залезу в старый, заброшенный, «заколдованный» колодец с привидениями и не испугаюсь.
Размотал до конца ржавую цепь, (Ведра уже давно нет, как и защёлки для него), и спустился на самое дно.
Воды почти нет. Меньше, чем до колена. Зато полным-полно лягушек и пиявок, которые яростно впились мне в ноги.
Правда пацаны не подвели. Не бросили меня там.
Крикнули
- Держись.
И стали выбирать цепь.
Может быть я бы и поднялся на верх, но намокшие руки скользили по цепи, и я каждый раз срывался вниз.
Вот тут-то я и увидел.
В голубом небе мерцают звёзды. А после того, как я успешно в очередной раз сорвался вниз, квадратный сруб колодца вдруг превратился в круглый выход из не откуда.
На верху всё затихло. Пацаны убежали.
Я, сначала, подумал, что не плохо бы высушить руки и попытаться вылезти из этой ямы, но лягушки, постоянно прыгающие по мне, и особенно по лицу и голове, никак не давали рукам сохнуть.
Ну не люблю я лягушек на лице. Вот и скидывал их с себя. А они мокрые и тоже, наверно мечтающие выбраться на свет Божий, прыгали на голову снова и снова.
Тут ещё и пиявки. Больно впивающиеся в ноги. Жуть.
Вылезти не удавалось. А круглый выход из колодца становился всё уже и уже. Холодный пот струился по всему телу. И тут яркий свет ударил мне в лицо.
Я проснулся.
Нет. Конечно, не в том дело что я проснулся. Всё дело в этом ожидании. В неизвестности. Тут ночь, но светло. Там день, но в темноте. Тут и там ожидание. Нет ничего хуже, чем ожидать, и ещё, наверное, разочаровываться.
Нет. Успокойтесь. Даже по тому, что я с вами сейчас, понятно, что я выжил в колодце. Дети позвали взрослых и меня вытащили.
Яркий свет что я увидел, всего лишь мощный фонарь чтоб меня осветить.
Но всё это было ужасно и именно после этого у меня начались видения.
Тихие голоса. Громче и громче. И вот…
В конце длинного и тёмного коридора появляются тёмные точки. Они постепенно становятся больше. И голоса. Тихие, шершавые и неизвестные. Я вновь упал в грязь с лягушками и открыл глаза лишь на солнце, лёжа на лугу и нежась от того, что меня растирают, снимают лягушек и отрывают пиявок.
К чему всё это? Наверно просто воспоминание.
Наверное, это было начало. Прошло девять лет.
Я лежу в кровати и нежусь в лучах утреннего солнца.
Яркие лучи которого сменили волны голубого и холодного света луны.
Я радуюсь прикосновениям шерсти моего кота, медленно идущего от ног к голове, и понимаю, что он сейчас уткнётся своим мокрым и холодным носом мне в щёку. Пора кормить.
Вздрогнул.
Сейчас.
Дилинь.
Схватил мобильный.
Всего одно слово! Но сколько вложено в него!!!
- Пора!
Вскочил, на ходу хватая одежду.
Ванна. Туалет. Кухня. Кот.
На выход…
Уже спускаясь со своего чердака, меня охватило чувство апатии.
Перегорел?
Что дальше?
Натянул на глаза капюшон и побрёл вдоль нашего длинного дома.
Старушек, сидящих на лавочках возле подъездов и откровенно считающих меня наркоманом, ещё не было. Их заменил патруль.
Только свернул за угол и тут нарисовались двое.
Голоса.
То тихие, то громкие.
Задрали рукава, осмотрели руки и карманы. Отпустили.
Побрёл дальше.
Не смотря на многообещающее смс:
- Пора.
На самом то деле ещё рано
Рано не в понятии утро или там весны.
Сейчас уже ближе к девяти и осень. Просто чувствую, что ещё рано.
Медленно кружит клиновый лист и падает к ногам.
Поднял его. Повертел перед собой.
Умер…
Да. Он умер. Оторвался от сообщества собратьев себе подобных и умер. Вот так. На дороге. В грязи. Под ногами.
Нет. Я так не хочу.
ЖИТЬ. Как угодно. В любом обличье и любой ипостаси, но жить. Увидеть завтра и будущее.
Снова патруль.
Но я их не слышу.
- Что поднял? Покажи карманы и руки.
Всё вывернули. Вздёрнули и осмотрели. Удивились что везде пусто.
Я вновь поднял жёлтый лист и показав им отпустил его. И лист вновь безжизненно упал под ноги.
Они повертели пальцем у виска и пошли своей дорогой, а я своей.
Понимаете? Своей!
Ещё что-то непонятное, но зародилось в душе и хотелось донести это до Катьки.
Куда иду? Зачем?
Все проблемы от безделья и не занятости. Это родители вечно заняты. Чем меня накормить во что одеть и обуть! А чем я живу? Им не до этого…
Вот когда у меня была мечта…
В сердце. Внутри меня вспыхнул огонёк.
Вспыхнул и сразу погас. Потерялся я весь. Иду в никуда и не о чём!
Надпись на стрелке, висящей на столбе, гласила:
- Улица Гурзуфская.
Свернул.
Какие изменения. Я даже оглянулся, но поздно.
Холодный ветер и мелкие капли в лицо.
Пришлось натянуть ниже капюшон.
Нет. Всё. Пути возврата нет. Оглянулся, а там так же темно и сыро. Всё в душе прогнило и сдыхает. Кому я нужен!
Двинулся вперёд. На встречу неизвестности.
Вот и недострой. Приходивший ко мне во сне. А вот и она! Катька! Так же в пайте и капюшоне, натянутом на глаза.
И только тонкие ноги, торчащие из-под ярко красной юбки в белый горох, отличали её от меня, в серых, тренировочных штанах.
- Ты это зачем?
- Было тепло!
- А теперь как?
- Переживу. Не долго осталось.
- Ну пойдём.
– На шестой?
- А как догадалась?
- Само пришло.
Мимо нас прошли строители в ярких одеждах.
Дождь помешал им заниматься любимым делом. Работой.
Даже природа за нас. Никого!
Мы скользнули в подъезд и медленно, держась за руки стали подниматься на шестой этаж.
Мысли уходили вглубь. Далеко. В те далёкие и светлые дни, когда мы познакомились с Катюшей. Нам было легко и привольно. Мы много гуляли. Играли. Закончили успешно, на крыльях дружбы, учебный год и снова гуляли.
А потом раз. И темнота. У неё вдруг никого нет. И я стал одинок. День, час, минута, или даже секунда, отделили нас от прошлого.
И вот мы на шестом этаже. Сидим на мешках с цементом. Дрожим и смотрим в пустоту.
Всё прошло и всё ушло. Кругом пустота. И даже неба не видно. Мы опоздали. Уже построен седьмой этаж.
Холодный ветер свистит и завывает между бетонными столбами.
Бросает нам в лицо мелкие брызги дождя.
Отрезвляет.
Катька смотрит на меня. Чувствую. И тоже поднял глаза.
Встала. Поправила на моей голове капюшон и одёрнула ниже рукава.
- Холодно.
То ли спросила, то ли просто сказала.
Села.
Я натянул край её пайты на её голые колени, а подол платья подоткнул сбоку.
- Так теплее?
Её глаза!
В них столько тепла и благодарности!!!
Как же так получилось, что мы потеряли себя? Где? Когда? Что дальше?
Взявшись за руки, мы медленно поднялись и подошли к краю балкона.
Из-за моросящего дождя, почти не видно земли.
Но ветер стихает. Вот она и наступает. Эта минута.
Минута тишины перед…
Отпустив руку Кати, вернулся к мешкам.
Поднял один и поднеся к краю балкона, сбросил вниз.
Раздался громкий звук от удара и поднялось облако пыли. Правда из-за дождя быстро осевшее.
И тишина.
- Ты хочешь?
- А ты?
— Вот так, не познав слова «Мама», ты хочешь? Ведь в слове «Мама» и секс, и любовь, и дети, и жизнь, я и ты! Ты хочешь?
- А ты? Ведь в этом слове «Мама», и слёзы, и страдания, и горе, и ожидания, беды и боль. Ты хочешь?
Дождь перестал идти так же неожиданно, как и начался. Вдруг выглянуло солнце.
Внизу закопошились люди в ярких одеждах.
А на земле, прямо под нами лежал разорванный в клочья мешок из-под цемента.
Мне кажется, он нас спас. Звук его падения отрезвил, а вид – именно спас.
И вот уже внизу, этажом ниже, да и выше тоже, всё стучит и гремит.
Строители делают свою необходимую работу.
На солнце стало радостно и привольно. А мы лежали на балконе шестого этажа, недостроенного дома, на собственных, мокрых пайтах и мечтали.
Мечтали о жизни, сколько у нас будет детей и как мы их назовём. Мечтали, что купим квартиру. Пусть не в этом доме, но таком же. И как мы пройдём по жизни рука об руку.
И взявшись за руки мы весело прыгали по ступенькам и нам улыбались строители. А в самом низу, дядька начальник, улыбаясь грозил нам пальцем.
А мы смеялись и знали.
- Всё у нас будет!!! Всё как у всех людей!!!
Это ведь как в кино – «Если плохо, то это ещё не конец»!
Это начало всего хорошего.
Веры! Надежды! Любви!
Рассказы | Просмотров: 132 | Автор: xax33 | Дата: 12/10/20 07:25 | Комментариев: 1

Вот так, ни с чего и вдруг возник вопрос жизни и смерти.
Хотя мужикам то проще!
Что делать если в коллективе появился ковидоносец?
Закидать его камнями?
Да вроде как не культурно. И не гигиенично. Не поймёшь, что хуже – грязные камни или чистые руки переболевшего. Ну и где в офисе взять столько камней?
О!!! А если, не дай Бог, конечно, не ковидоносец, а ковидоноска, или ковидонесучка, ковидонесушка??? Или нет. Как-то грубо – ковидоноска, ковидница, ковидоносица?
Да тьфу на неё! Три раза!!!
Вот так плюнуть на неё и отвернувшись не общаться?
Но ведь вирус и со спины атакует!
Короче. Мужикам проще.
Они за руку не поздоровались и всё – уже здоровы.
Женщинам хуже – тут всё на эмоциях, на чувствах.
И, после того как было произнесено:
- Здравствуйте! Выздоровели? С выходом! Заждались мы вас! Целых ведь две недели!
Толпа жаждущих очищения, ринулась к туалету.
Тут опять. Мужикам проще. Они по пятеро руки под кран суют. Намочили – значит чистые. Всё! Здоров!
Женщины же каждая с мылом, с салфетками.
В очереди даже успели поругаться и обсудить вирусоносов.
Ну вот! Мир восстановлен. Руки помыты.
И вдруг:
- А ведь она тоже в туалет ходила, а ручки никто не протёр!
И вот уже снова очередь к умывальнику. И даже кран открываем через салфеточку.
Доброжелательность к вернувшимся улетучилась как мыльный пузырь на ветру.
То тут, то там слышалось:
- На три метра разносится.
- Да какой на три? Весь кабинет заражён.
Договорились до того, что в туалет вызвали директора и вынесли ему ультиматум.
- Из-за Этих, мы теперь две недели не будем выходить из кабинетов. Забаррикадируемся и будем сидеть. А вы будете нас кормить. Не хотим, чтобы дети дома от нас заразились.
Мужикам опять проще. Молча игнорируют изверга. И всё.
А тут эмоции! Предчувствия!
- Убивать, конечно, её никто не будет, но зачем к нам их запустили?
- Вы хотите нас всех заменить или выборочно? Сначала всех на больничный, а потом неугодных на увольнение?
- Не выйдет! Мы профсоюз поднимем!
- Давай забастовку. Сидячую! По кабинетам. Сидим и не работаем!
- Тише! Тише девочки! Ну не обижайте вы так. Они же ваши сослуживцы! С каждым может случиться! Раз врачи больничный закрыли – значит они не опасны!
- Да в Интернете почитайте. Никто никакой гарантии не даёт.
И тут такой гвалт начался, ни слова сказать, ни сливного бачка не услышать.
И долго бы это всё продолжалось, если б одна из митингующих не вскрикнула, а вторая, цепляясь руками за колготы первой, не опустилась на колени, а потом и вообще не легла на кафельный пол.
Все отвернулись от директора…
Лежачая, хватая побелевшими губами воздух – кашлянула!
- Ковид уже действует!!!
Раздался, в создавшейся, оглушающей тишине, шепоток.
- Да ну на… Не может этого быть…
И не понятно кто это сказал, во вмиг опустевшем туалете. Только дверь перед носом директора захлопнулась.
Он то и вызвал скорую помощь.
Мы, конечно, огорчились, что женщина умерла. Но все несказанно обрадовались, что это был всего лишь инфаркт.
Мужикам заразам проще. Хоть инфаркт, хоть кавид. Для профилактики выпили три бутылки коньяка, а потом оставшимися каплями протёрли руки и всё! Здоровы!
Приехали милиция и служба эвакуации умерших. И пока там занимались пострадавшей, врач скорой помощи, в актовом зале, провела беседу о безопасности общения с переболевшими вирусом, но всё же посоветовала им реже снимать маску и мыть чаще руки. Как и всем остальным.
Ковидопереносцев отпустили до завтра домой.
Мужикам проще. Они, вместе с директором, после выпитого, само изолировались с работы. Или самоликвидировались?
Женщины же доработали как положено, кто сколько смог, и разошлись по домам.
Я маску даже по дороге не снимала. Да и дома тоже. Для профилактики.
Вот и прошли две недели! Мы здоровы!!!
И тут из отпуска в Италии вернулась Главбух….
Опять всё сначала.
Мужикам, мля, проще.…
Удачи вам и здоровья.
Рассказы | Просмотров: 163 | Автор: xax33 | Дата: 03/10/20 06:47 | Комментариев: 2

Свадьба! Как много смысла в этом слове.
Тут радость и счастье общности сердец.
Тут радостно семью рождают,
И в скором деток ожидают,
Да дом уютный прославляют,
Что молодые в скором создадут.
Всё здорово и красиво. Веселье для многих, но как говорится: - «В семье не без урода» или «Что за свадьба без драки».
На кого могли подумать, после моих слов?
Сама такая! Подумала бы на молодёжь. Ну, не поверите. Два мужика, коим за тридцать. Семейные. Не пьяные. Так, по рюмашке, по две пропустили и в пляс.
Короче, и чтоб понятнее. Мой муженёк, Бахрам, выпил рюмочку, взял деньги и вышел в круг, лепить. Ну, поздравлять молодых, типа в танце. И всё ничего. Хорошее дело. Но тут, виданное ли дело, отталкивая его, на центр пошёл Захид. Наш сосед, да и родственник он наш дальний. И вот, вместо поздравлений, толкотня и ругань. Из-за стола выбежала Дания, жена Захида, и давай толкать моего мужа. Я так и не поняла, как это получилось, в чём там дело. Тоже хотела в бой, но меня опередили родители невесты, Злобиде и Габид. Стали оттаскивать Данию. Тут я ненадолго отвлеклась, пытаясь вылезти из-за стола, а когда уже глянула в центр, то Злобиде лежала на полу и в круг спешили родители жениха. Что тут началось! Со всех сторон неслись упрёки и оскорбления. Правдивые и ложные обвинения, да и просто упрёки за коноплю и многое другое, что по мнению некоторых делило жителей села на богатых и честных.
И главное. Главное, что вся молодёжь сидит за столами и хлопая в ладоши подбадривали кучу малу из старшего поколения. Некоторые даже снимали на телефоны.
Я уже вылезла и улучшив момент, просто выдернула из этого месива людей, своего Бахрама. Тут ещё подбежал наш старший сын и помог отвести мужа в сторону.
Короче, суматоха вскоре закончилась и все продолжили веселиться. Маленькая разрядка.
Хотя той доброжелательности и безмятежности уже не осталось.
И всё бы ничего, но общим мнением обвинили всё-таки Захида. Он начал заваруху. И чувствуя видимо свою вину, он со всей семьёй встали и демонстративно ушли.
Село у нас не большое. Нам не пришлось ехать на машине. Пешком оно спокойнее.
Идём, темно и тепло. Тихо разговариваем. А замечаю, что Гуля стала немного отставать.
- Ты что, дочка? Устала?
- Та нет мама. Пусть идут. Я в кустики на минутку.
- А! Так я тоже с тобой. Я сама литра три сока выдула, теперь вот наружу просится.
Муж с сыновьями прошли чуть вперёд, а мы к забору… И только присели….
Как завизжим чуть не хором. Да как выпрыгнем на дорогу. Стоим. Смотрим друг на друга.
- Мам! Вы чего?
- А ты чего?
Сама давай скорее вещи натягивать. Благо темно.
Тут мужчины подбежали.
- Вы чего орёте?
- Да я в туалет захотела по малому, только присела, а мне лягушка на зад как прыгнет. Холодная и противная. Я ещё с испугу её рукой пришлёпнула, а сама чуть не сдохла с испугу. А ты чего Гуля кричала? За компанию что ли?
- Да там крапива по колено, вот я на неё и села.
— Вот вы две… Насмешили.
- Нечего с нас смеяться. Идите вперёд. Дайте нам свои дела сделать.
Мужчины опять пошли вперёд.
- Гуля, садись прямо здесь.
- А мне уже и не надо. Я прям так, стоя. Со страху и боли.
- Ну тогда снимай и так неси, иначе натрёшься.
- Пошли уже догонять, а то они далеко отошли.
И мы, шлёпая по влажной дороге, видимо прошёл небольшой дождь или такая роса обильная, резво пошли за нашими мужчинами.
И тут, вспомнив ситуацию, я рассмеялась.
- Вы чего, мама?
- Да вспомнила. Как только присела, а жаба на меня, а я-то не поняла сразу что это, да ещё и прихлопнула её к себе рукой. Фу! Сразу не только чуть не пописала, но и большего захотела.
И мы заржали во всё горло. Но не на долго.
Из темноты выросли фигуры.
- Ой!
- Вы чего тут?
- Да ну тебя Бахрам! Напугал.
- Ага! Вас напугаешь. То орёте, а то ржёте.
- Да уж, мы такие.
Кв-чвяк.
Раздалось под ногой.
- Фу! Опять жаба!
Мы схватились за руки и побежали втроём, за ушедшими вперёд сыновьями.
Утро.
Свадьба. Выходные. Отдохнули от души.
Хорошо веселиться, но следом идёт понедельник. Надо и на работу собираться.
Проснулась как обычно в пол пятого. Надо ведь приготовить всё и всем.
Достала вещи и разложила по стульям. Вчера то некогда было. Теперь завтрак приготовить и можно будет будить всех по очереди.
И тут стук в дверь. Странно! Кто это может быть, в такую рань? Ещё ведь и шести нет.
Стук повторился и более настойчиво.
Подойдя к двери, спросила:
- Кто там?
- Откройте, полиция!
- Какая полиция? Что за шутки?
Бурчала я открывая дверь.
Замок открыт.
Я на полу!
Лежу ничего не понимая.
Через меня переступая прошли человек шесть.
Один остановился в ногах у меня и встал у стены.
Все в военной форме и вязанных шапках на всю голову. Только глаза видны.
И эти глаза смотрят…
Тут до меня начало доходить куда они смотрят и я дёрнулась.
Со мной дёрнулся и солдат, стоящий у стены, у меня в ногах и направил на меня автомат.
Но я-то понимаю от чего я дёрнулась, а вот чего дёрнулся он?
А я? Да до меня только сейчас дошло что я в одной сорочке. Не успела ещё приодеться и теперь вот лежу на полу и со всех сил пытаюсь натянуть сорочку себе на попу.
Стыдоба!!! Аж пятки покраснели. Я чувствую, что вся горю со стыда.
А тут ещё новая беда. Со страху, правда что-то поздно испугалась, захотела резко в туалет. Сил нет терпеть. Прошу военного:
- Разрешите в туалет сходить.
- Не положено.
- Ну очень хочется. Терпеть сил нет.
И чувствую, что сейчас совсем опозорюсь.
Тут в двери заходят соседи. Бабушка Эльмира с дочкой. Их пригласили как понятых на обыск.
- У! Бесстыжая! Ты чего здесь голая разлеглась, перед вот этим? Перед мужиком чужим?
- Не причём я бабушка. Не успела одеться. Так на пол и бросили.
- А глаза чего на мокром месте?
- Так писать хочу, а меня не пускают. Опозорюсь сейчас.
- Чего? А ну вставай!
- Не положено.
Окликнул военный.
- Я тебе дам не положено. Это тебе голу девку рассматривать не положено. Ото я твоему начальству скажу, охальник. Быстро тебя отрезвят. Иди Аджире, приводи себя в порядок.
И подтолкнула к ванной комнате.
Прошёл у нас обыск. Хоть ничего у нас не нашли, мужа и старшего сына забрали с собой. Что искали не сказали.
Весь день как на иголках и только к вечеру пришло СМС:
- Готовь на стол.
Фух! Отлегло от сердца. Я и так не верила в плохое. Весь день на столе простояли тарелки, а в холодильнике готовые холодные закуски. Поставила разогревать ризотто и тут на пороге появились мои родные.
Счастливые! Дома! Я аж прослезилась.
Позже муж рассказал, что у нас искали оружие и запрещённую литературу. Якобы у них там на нас донос был (какая милая подлость), что мы террористы и собираемся что-то взорвать. Очень он переживал за сына. Вдруг там бить или пытать начнут, но допросы проходили корректно и быстро всё выяснилось. Ну что это всё поклёп. Долго просто оформляли и подписывали документы. А с них даже подписки не брали и вообще извинились перед ними когда отпускали.
День такой был тревожный и суматошный, что заснули все и сразу.
А утром…
А утром, в пол седьмого стук в дверь!!!
Я даже вроде, как и не удивилась, когда, спросив:
- Кто там?
Получила ответ:
- Откройте полиция!
Как чувствовала. Я уже была одета и мужа успела поднять и накормить.
Открыла дверь И правда полицейский, в форме. Не солдат.
- Простите. Нам нужны двое понятых. У ваших соседей проходит обыск.
- Теперь у них? Я думала снова к нам.
- Я не знаю за вас, но прошу пройти со мной и по присутствовать.
В общем пришлось идти к Захиду с Данией.
Правда там культурнее чем было у нас.
Настоящие полицейские, не военные, писали протокол и проводили спокойный осмотр комнат, подвала, подсобны помещений, а потом теплицы.
Была найдена сухая «травка» и в теплицах, за высаженной кукурузой, много кустов конопли.
Мы с мужем просто стояли и смотрели.
К нам присоединились Злобиде и Джаваир. Их вроде и не звали, но они пришли. Мы в селе здесь все родня, хоть и дальняя.
К нам подошла Дания.
- Ну что Аджире, отыгралась? Отомстила за вчерашнее?
- Ты о чём?
— Это же ты на нас полицию вызвала!
- Я? Да что ты такте говоришь?
- Да ты! Больше не кому. Узнали или в полиции вам сказали, что мы звонили и сообщили что вы террористы.
- Дания! Я не была в полиции! И к нам приходили военные, а не эти. Ты чего?
- Тогда от кого они узнали про теплицу и коноплю?
- Да ты же сама у нас на свадьбе кричала.
Вступила в разговор Злобиде.
- Вы с мужем головой не думали когда решили опозорить свадьбу наших детей? Устроили побоище. На всё село ославили. Пьяная драка и ругань. Вот тогда ты сама всё и выложила. Кричала что мы все тебе завидуем, что ты из-за конопли, лучше всех нас живёшь. Вот и получи ответ (милую подлость). А Бахрама с Аджире не трогай. Они вам ни грамма плохого не сделали. Это вы от своего богатства и злости на них власти вызвали и нам (милые) подлости устроили. Получите всё что заслужили.
И обе женщины ушли. Нас, после подписания протоколов, тоже отпустили.
Захид, после суда, где ему дали большой, но условный срок, стал спокойнее. Теперь они с Данией уже не задирают нос и живут со всеми в ладу.
Жизнь как бумеранг. Всегда возвращается теми же подлостями что ты совершил (если не большими).
Вот так милые, взаимные подлости ставят людей на место.
Рассказы | Просмотров: 162 | Автор: xax33 | Дата: 04/08/20 10:31 | Комментариев: 2

Довелось мне на какое-то время переехать пожить в одно не большое южное село. Ну как сказать точнее? По меркам города, не большое, а так, вполне даже приличное. И вот там мы налаживали работу новой агрофирмы. Но это к делу не относится.
Работа есть работа и её надо работать. То, о чём я хочу рассказать, к работе отношения не имеет. Хотя люди, со мной работающие, оценили мои знания и мою человечность в отношениях.
Да ну что тут объяснять? Человечность – это то, что в себя включает честность и отзывчивость, дружелюбие ну и всё такое.
Вот не хотел хвастаться, но я такой.
Это село, в своё время, воевало. Точнее было в самой горячей точке и поэтому остались ещё следы той, не простой войны. Много обсуждаемой, но явно и сильно ругаемой как со стороны сторонников, так со стороны противников. Как бы это дико не звучало.
И вот. Обычный день. У дома что мы снимали, хозяин решил увеличить свой огород. Земли хватает. Хоть всю округу засевай. Лишь бы сил хватило. А так как теперь работников и едоков прибавилось, вот хозяин и решил высадить побольше овощей.
Сказано, надо делать. Вышли мы с утреца, да по раньше. Пока солнце не печёт.
Вот она, ширь. Землица не паханная. Красота.
И всё бы ничего – бери да копай. Только камни мешают. Такое чувство, что на это маленькое, приусадебное царство, высыпали пару грузовиков, среднего размера камней. Рассыпали и ровно, тракторами разравняли. Вот и предстояло нам собрать этот камень и вывезти в овраг, что за селом.
Собираем в большую тачку, с ещё большими колёсами – арбу. Втроём толкаем в гору, а на краю враз переворачиваем и идём назад.
- Мамут, дорогой, Скажи. Отчего здесь, на твоём огороде, полно камней, а там, куда мы их возим, не было почти не одного.
- Вай, Миша! Что тут не понятного? Я ведь себе этот огород, чуть не сотый раз готовлю. Соберу, вывезу камни, а приходит весна. Снега и ливни, дожди пройдут, с горы новых приносит. Да порой ещё больше. В этот год вот так засыпало. Низина. А в овраге, куда ты возишь, всё смывает в нижние селения. Понял?
- Ещё бы не понять. Так мы сейчас всё вывезем, а по весне снова засыпит, тогда зачем всё это?
- Вай! Как зачем? За лето посажу, всё что надо, вырастет. Хороший урожай вырастет. Хороший урожай будет. Здесь низина. Хорошая земля.
- Всё ясно. Нечего болтать. Работаем.
— Вот ты Миша молодец. Всё понимаешь. И сыновья у тебя прекрасные. Послушные и работящие.
К обеду, жена Мамута принесла нам на поле казан плова.
Вай! Никогда так вкусно не ели. А в благодарность за такой обед, в два раза быстрее работать стали.
Суббота пролетела, не заметили. А когда воскресным утром вышли на поле, сами удивились. Большая часть уже была убрана.
Но сегодня вышли почти все. На хозяйстве остались только моя жена и старшая дочка Мамута.
Мы стали собирать и вывозить как и прежде, а супруга и три дочки хозяина уже занялись посадкой и созданием грядок. Чудно!
Дело шло к обеду. Очередную тачку, или арбу, кому как нравится, мы вывезли на край оврага и высыпали.
Стоим и смотрим на красоты округи. Вдыхаем ароматы трав и деревьев. Прелесть. Горы, леса, долины! Всё есть в округе.
Слышу, кто-то кричит. Оглянулся. Мамут спешит от огорода к нам и машет рукой. Пытается что-то кричать. Но пока до нас дошёл смысл и суть, было, так сказать, уже поздно.
Перед нами возник подросток. На вид, лет пятнадцать. Он дико смотрел на нас одним глазом. Второго глаза явно не было, хоть он и прикрывал чёлкой, пустую глазницу. В руках у парня был автомат.
В груди ёкнуло! Но нет, не за себя. Рядом стояли мои сыновья.
- Умри русский. Все беды от вас. Горе и печаль приносите вы с собой. Куда бы вы не пришли. Умри и не оскверняй нашу землю.
- Доброе утро. Можно спросить? Как вас зовут?
- Тебе это не поможет.
- Я тоже в это верю, но всё же хочется знать имя воина, победившего неверного. Я ведь смогу донести до Аллаха, имя твоё.
- Идрис!
— Вот и хорошо. Меня Михаил зовут. Идрис. А можешь ты мне рассказать причины, побудившие тебя к таким действиям. Ты сам пойми. Вот сейчас, ты отправишь меня к праотцам и там меня спросят: - Тебя убил Идрис, великий воин. Как он объяснил тебе, за что ты был отправлен сюда. И что я скажу?
- Ха! Русский, ты пытаешься оттянуть время в надежде что я тебя не убью? Не надейся. Я истинный воин ислама и тебе никто и ни что не поможет. Стой Мамут. Ты тоже продался неверным. Ты тоже можешь умереть.
Выкрикнул парнишка, подбежавшему соседу.
Я в предостережении поднял руку. Мамут остановился.
- Идрис. Одумайся. Михаил наш друг. Он же всей семьёй приехал, чтобы помочь нашему селу.
Попытался вступиться наш хозяин.
- Подожди Мамут. Идрис ведь не просто так вышел с оружием в руках. Ему есть что сказать. Пусть скажет. Ты ведь тоже не знаешь, что побудило его. Скажи Идрис. Скажи. Оружие у тебя в руках. Никто тебе не перечит, так скажи всё в лицо. Всю правду.
- А что мне говорить? Ты русский, ты враг, но ты хочешь услышать обо мне правду? Хорошо. Расскажи ему, Мамут, кто я. Расскажи, кто я и моя семья. Расскажи. Я подожду. Мне спешить не куда.
- Расскажи Мамут. Я должен знать.
- Да что Миша тут говорить. Всё война проклятая. Столько бед натворила. Всегда раньше вместе жили. Все народы, как одна семья. Я помню это великое время. Все братья. Кто нас разделил? Зачем? Не знаю. На этой войне и погибли родители Идриса. Да он и сам пострадал.
- Стой Мамут. Я принял другое решение. Пусть дети русского идут домой, а ты с ним, идите передо мной к моему деду. Пусть он увидит смерть неверного, перед своей кончиной.
- Дети, берите арбу и идите работать на огород. Мы сходим к Идрису домой. Идите.
Сделал твёрдый нажим на последнем слове. Дети не посмели ослушаться и покатили телегу вниз. Мы же под прицелом пошли к крайнему дому на верхней улице.
- Продолжай Мамут.
- А что продолжать? Родители погибли. Остались Идрис и Немизе, во главе со стариком. Пока силы были, дед кое как сводил концы с концами. Теперь же силы оставили его, и он слёг. Все заботы легли на плечи детей.
Мы подошли. Несколько детей, увидев на улице человека с оружием, с криками разбежались по домам.
- Заходите во двор.
Отворив калитку, вошли.
Девушка возле бочки с водой, мыла казан. Увидев нас, всё бросила и убежала в дом.
Перед верандой, на тахте, лежал измождённый, полностью седой старик.
Когда до него дошла суть происходящего, он широко раскрыл глаза. Пытался что-то сказать и даже приподнял руку, но сил не хватило ни на слова, ни на действие.
Рука упала на тахту.
Единственное что осталось в старике, так это его живые и почти молодые глаза, под белыми бровями и ресницами.
— Вот смотри. Я привёл русского. Я убью его на твоих глазах, как они убили моих родителей на наших глазах.
Вдруг из-за забора раздался голос:
- Немизе, пусти меня. Я принёс тебе лепёшку.
- Пошёл вон, от сюда. Иначе я пристрелю тебя вместе с русским.
Заорал Идрис.
- Тише. Тише брат. Я всего лишь пришёл к твоей сестре. Чего ты? Не хочешь, сейчас уйду.
И парень пошёл оглядываясь, по улице к центру.
Мамут спросил:
- А что происходит? Чего это он?
- Да ты вроде не знаешь? Моя сестра проститутка. Она тут всем, за еду даёт. И я сам уже назначил день, когда мы забьём её камнями. Она это знает и готова, но пока что спит со всеми подряд.
Тут к плетёному забору стали подходить люди. В основном старики и дети. Молодёжь. Женщины стояли поодаль.
- Ха! Вы тоже пришли посмотреть, как умрёт этот русский?
Заговорил один из старейших.
- Идрис, опомнись. Война закончилась. Нет уже тех, кто убивал твоих родителей. А этот русский не враг. Он покинул свой дом и всей семьёй приехал к нам в село помочь. Восстановить утраченное. Ты ещё должен помнить. Твоя мать работала на ферме. До войны. И вот теперь мы снова хотим, чтобы в селе была работа. Прибыль и свои продукты. Убив его, ты лишаешь всё село будущего и на долго. Когда ещё найдётся такой же, кто приедет к нам помогать.
- Я и того убью. Не будет в нашем селе места для русских.
- Идрис. Можно мне сказать несколько слов. Ведь всё равно моя участь предрешена и ничего нельзя изменить. Разреши мне сказать.
- Говори русский, но не долго.
- А ведь мне, кажется, что я понял. Родители погибли. Не знаю, как и кто виноват, но дальше дед тянулся и растил своих внуков. Пока не слёг. А что же дальше??? Мрак. Тьма, тишина и пропасть. Идрис не вылазит с огорода. Помогает за копейки соседям, а чаще так и вообще за еду. От куда у сельчан деньги? Голодно. Кроме себя надо кормить сестру и лежащего деда. Молодец. Герой. Не бросил и не оставил. Тут новая проблема. Подросла сестра.
- Да она у него проститутка. И это в тринадцать лет.
Раздался голос из толпы стоящих за забором. Но я определил кто это крикнул. Тот, что приходил до этого.
- Эх ты, герой с малой буквы. Пришёл к девушке и принёс лепёшку. Но не просто дал, а захотел получить с неё. А потом обозвал. А ты смог бы так? В свои тринадцать лет. Мыть и кормить деда. Содержать дом и огород. Вести всё хозяйство, а к обеду и к ужину подать хоть что-то к столу. Ведь лежащий дед, и работающий Идрис, они мужчины и их надо кормить. И вот эта девочка нашла выход. Не нам судить, хороший или плохой. Для неё это почти сто процентная смерть. Её забьют камнями, как того велит ваш закон. Но даже если вдруг она выживет, кто захочет взять её замуж? Никто! Детей, после таких унижений, что сейчас выносит, она никогда не сможет иметь. Она обрекла себя на одиночество, а вы пользуетесь ей как вещью. А вы, старейшины! Как же вы оставили одного из вас на погибель? Никто в селе не пришёл и не поинтересовался, как им живётся? На что они живут? А ведь они тоже ваша община! Что из них вырастет? Не плачь Идрис. Мужчины не плачут. Они огорчаются. И мне горько, вместе с тобой, что так получилось. Я не спорю. Война виновата, а ещё больше виновато равнодушие. Современное равнодушие. А тебя я прошу лишь об одном. Давай отложим акт возмездия, на какой-то срок. Пока мы восстановим ферму, а потом делай что хочешь. Пусть у твоего села будет будущее. Я понял тебя. Тебе не убийство надо. Тебе хочется, чтобы тебя услышали твои же односельчане. И я так думаю, они тебя услышали.
– Да, дядька. Я уже не плачу. И убивать тебя у меня нет никакого желания. Ты прав. Ты во всём прав. Но как жить? Что дальше?
- Что дальше? Это селу решать и тебе, как главе твоего рода. И вот в благодарность за жизнь, прошу, отдай нам в семью, свою сестру. Она здесь не выживет, а самому тебе будет проще. А у неё в городе, появится шанс…

На свадьбу Немизе, к нам в Ростов, приехало много сельчан, во главе с родным братом. Девочка счастлива. Она окончила университет и мне кажется, что в их родившейся семье, намечается пополнение.
Сам Идрис ещё не женат, но имеет все возможности. После того как он похоронил деда, смог приехать в город, поступить, отучится, и закончив вернутся в своё село и работать в родном, восстановленном нами агрокомплексе.
Эту историю я посчитал оконченной и поэтому смог предать её огласке.
Хорошо, когда всё хорошо. Того и вам желаем.
Рассказы | Просмотров: 178 | Автор: xax33 | Дата: 03/07/20 18:44 | Комментариев: 1

- Мамочка! А ты сегодня дома или на дежурстве?
- Работаю я сегодня, родная. Работаю. Ты с папой остаёшься.
- У-у! Не хочу!
- Ты что это? Папу не любишь?
- Люблю! Он мой любимый папуля! Я с ним везде и всегда. Но вот в школу он совсем играть не умеет. Он и рассказывает не так и примеры про запчасти какие-то. Это мы с тобой про цветы и яблочки, а он такое не любит. Говорит, что детские забавы.
- Ну хорошо! Я с ним поговорю. Он тоже будет примеры красивые задавать. Пусть не про цветы, но хоть про картошку или морковь.
- А когда нас в школу отпустят?
- Не знаю. Ещё, наверное, не скоро.
- Я уже так соскучилась. По Леночке Понкиной, и по Вике Котёнкиной, и пор мальчикам нашим.
- По всем?
- Конечно по всем. Интересно как там Игорь Котельников?
— Это что, твой мальчик?
- Нет, не мой. Но очень хороший. Он многим девочкам у нас в классе нравится.
- Так давай в вайбере с ним пообщаемся.
-Ой! Нет! Что ты. Ещё подумает чего. Я не такая как все. Пусть он сам догадается что мне нравится.
- Долго же ты будешь ждать этого. Подружки сами уведут.
- Ну и пусть. Значит он плохой.
- Почему он плохой? Может это подруги слишком шустрые, а ты много думаешь.
- А что мам, так можно? На, увести мальчика у подруги?
- Нельзя, конечно, но случается. Особенно если ты не расторопная.
- Я торопная, но стесняюсь. Вдруг…
- Всё милая. Я на работу. Ты с папой. И уроки все сделать. Серёжа! Я ухожу.
- Бегу родная. Давай поцелую. Ты до утра?
- Как всегда.
- Ну ничего. Зато потом выходные. На балконе пикник устроим. Мы с Леськой, кое-что придумали.
- Пап, я честно ничего не рассказала.
— Вот и умничка. Теперь наша мама знает, что её ждёт сюрприз.
- Ох и хитрюги! А я вижу, что они перешёптываются.
- Ага! Заинтриговали? Давай щёчку, родная.
- И я! И я в щёчку!
- Ну всё, бегу. Уже с нетерпением жду сюрприза! Пока!
Мамуля убежала и день пошёл своим чередом.
Сначала папа пришёл с телефоном и посмотрев задания по русскому, долго объяснял, как и что писать.
Я старалась, выводила буковки. Легко. С этой легкотнёй любая справится.
В перерыв, папа позвонил маме.
- Привет! Как дела? А мы русский сделали. Теперь вот отдыхаем, а потом читать.
- А у нас завал полнейший! Больных вывозят. Все операции отменяют. Не делают. Даже плановые. Больницу под обсерватор отдали. Нам давно сказали, не хотела вас огорчать. Теперь вот всё чистим, моем, драим, убираем. Кошмар.
- Викуся! Это же страшно! Вы там как?
- Да пока не страшно. Обещают всем обеспечить. И моющими и антисептиками, и спецодеждой.
- Дождались блин. Этого нам ещё не хватало.
- За то доплатить обещали. Будет на что жить и отдохнуть. Ты то не работаешь, пока карантин. Да вот и Леське обновки нужны, выросла уже со всего. Может ещё и в лагерь путёвку дадут. С чем ей ехать и в чём? А там и школа опять. Второй класс.
- Доплатят не доплатят, ты себя береги. Делай всё как положено. О нас думай.
- Так! Серёжа! Без паники! Это не чума и не холера. Всего лишь вирус.
- Да я и не паникую, но всё же. Сама говорила, что не изучен.
- У нас кстати поговаривают что вирус рукотворный.
- Руко чего?
- Ну людьми выращенный. Не природный. Где-то в лабораториях вывели и упустили, а он быстро распространился.
- Да тут в телевизоре тоже уже на Америку валят и на Китай. Друг на друга головами кивают, указывают.
- Где там Леся?
- Я тут мамуля. Папа громкую связь включил.
- Люблю тебя родная. Учись хорошенько. Да, Серёжа.
– Что?
- Ты там задачки для Леси не давай про запчасти. Лучше куклы или фрукты овощи. Ладно?
- Хорошо.
- Всё! Отключаюсь. Работа.
Теперь мы с папой читали сказку про Чиполино. Это такой мальчик – луковка. Весёлый и умный. А ещё у него друзья были и подружка. Интересно.
После этого папа подогрел обед, и мы кушали.
- Руки мыть!
- Ну папа, я ведь никуда не ходила.
- Ничего не знаю. Мыть! Мама что говорила! Кто помыл руки - убил вирус. Вот если все будут мыть руки, тогда вирус умрёт и карантин закончится.
- У-у!
Борщ был очень вкусный.
- Всё-таки мама лучше готовит чем бабушка. Вкуснее в сто разов.
После обеда – математика.
Ох и не легко считать эти морковки. Потом капусты и болты. А потом папа ещё рассказывал, как сделать так, чтоб половинка болта легко закручивалась. Что там надо обточить и провернуть гайку. Гадость.
Зато потом мы готовили маме сюрприз.
Папа приготовил на работе три трубы. Две короткие и длинную. Все их скрутил болтами и натянул между ними сетку.
Получился гамак. Это чтобы мама, придя с работы, могла отдохнуть на природе. А пока мамы нет, в гамаке качалась я. И рисовала картинку в альбоме. Это задание такое, школьное. А потом быстро стемнело, и мы пошли спать.
Утро
Солнышко, светящее в окно, коснулось лучиком щеки Алеси.
Девочка улыбнулась и радостно подумала:
- Скоро мама придёт.
В отдалении, на кухне, послышались шаги и не громкие постукивания. Папа готовил завтрак.
Тихо крадучись, девочка прошмыгнула за дверь кухни и выглянула. Отец склонился над кастрюлькой и что0то помешивал.
- А вот и я!
Выпрыгнула малышка из-за двери.
- Ой напугала. Как хорошо, что ты уже проснулась. Давай умываться чистить зубки и переодеваться. Скоро мама придёт. Будем завтракать.
Когда Алеся уже заправляла кровать, раздался телефонный звонок.
Девочка побежала к отцу, который сидел уже за столом и говорил по телефону:
- Как же так? Что я Леське скажу? Вот включаю громкую связь, сама объясняй.
- Девочка моя, раскрасавица. Мама сегодня домой не придёт.
- А когда, мамулечка? Завтра?
- Нет родная, и завтра не смогу. У нас тут привезли первых больных. Им очень плохо и надо с ними посидеть, помочь. Облегчить боль и вылечить.
- А когда ты придёшь?
- Через двадцать дней. Это необходимость. Чтобы вас не заразить. Вирус очень коварный. Он как бандит, бьёт из-за угла и сразу сильно. Его не видно и не слышно, пока не ударит первым. А если носить маску и мыть руки, то он испугается и сбежит. Ты уж прости миленькая, но мне надо бежать. Я вам перезвоню.
И мама отключилась.
Утро такое весёлое и радостное, не успев толком начаться, сразу превратилось в скучный и длинный день. Ни уроки, ни перемены с перекусом и даже гамак, не могли улучшить этот день.
- Папа! Папочка, а мы даже мамуле не сказали за сюрприз.
- Ей сейчас не до нас. Много работы.
Чтобы день быстрее закончился, пришлось раньше лечь спать. Даже не досмотрев вечерних мультиков.
Вот и новое, грустное утро. Завтрак вдвоём и такой долгожданный звонок маме:
- Ой! Привет мои дорогие! Уже утро? Так забегалась что и не заметила. Почти не спала. Больных везут и везут. Уже в коридорах кладём. Это ужас какой-то. Душно и жарко неимоверно.
- Милая. А мы тебе сюрприз приготовили. Когда придёшь, то будешь на балконе, в гамаке отдыхать.
- Мои вы хорошие. Это просто прекрасно. Хоть немного остыну на балконе. Ужарилась вся. Как вы?
- Всё хорошо. Я учусь, а папа помогает и кушать готовит.
- Умнички! Смотрите мне! Никугда не выходите. Руки мойте даже после балкона, и маски не забывайте.
- Ой! Вот только ребёнка не пугай. Замучили с этим вирусом. Он везде. На радио и в телевизоре, на рекламе по всем улицам.
- Не говори ерунды. Раз пишут, значит знают от чего предупреждают. У тебя жена медик и то ты такую ерунду несёшь, что же требовать от других. Кошмар.
- Ну ладно, медик! Когда дома планируешь появиться?
Две недели, не меньше. Это карантин, чтоб вас не заразить, а дальше видно будет, что да как.
- А где деньги брать? Продукты?
- Одень маску и перчатки. Сходи в соседний дом. Там и банкомат и магазин. Только заходя домой и перчатки, и маску выброси. Не заноси домой. Понял.
- Да понял. Понял. Что так всё серьёзно?
- И вот ещё что. Работы очень много. Не названивай. Я сама перезвоню, когда смогу. Береги Алесю. Воспитывай её. Пока. Целую обоих.
И отключилась на долгих двадцать дней.
Только изредка СМС:
- Всё хорошо! Люблю вас!
Эти долгие дни ожиданий. Готовка, учёба, длинные вечера. Всё по кругу. Жизнь остановилась.
Вот прошли четырнадцать дней, что она нам давала на длительность карантина.
Тишина.
Ещё пять дней…
Двадцатый день. Звонок…
Сердце ёкнуло и упало вниз. Предчувствие….
Номер не известен:
- Вы Сергей Николаевич?
Ни здрасте тебе, ни хрена.
- Ваша супруга, Виктория Сергеевна, сегодня утром умерла.
Говорили ещё много чего. Где-то издалека, чужим, не понятным голосом.
- Не понял. Повторите.
- Виктория Сергеевна умерла. Похороны завтра. Во сколько вы сможете подъехать?
- А когда надо?
- В любое, удобное для вас время. Дочь с собой не берите.
Дикая картина. Скорая помощь и в ней гроб. И он! Мужчина средних лет.
Всё видится как со стороны.
Кладбище. Страшные похороны.
Двое мужчин опустили гроб в могилу и закопали.
Что-то сунули в руку, потом спросили, но не получив ответа, сели в машину и уехали.
Один! Один на один с могилой.
Проститься с женой не разрешили, поэтому, наверное, и не вериться, что она там. Внизу.
Да, там в морге он кричал и ругался. Да для него открыли гроб. Но всё равно рассмотреть родное лицо в защитном, пластиковом комбинезоне практически невозможно.
Не верится.
На кладбище тоже никого не пускают. Чуть поодаль тоже одинокая фигура у свежей могилы.
Один на один с судьбой.
Что дальше? Как жить? Как быть?
И только два лучика надежды зовут и манят обратно.
Глаза Алеськи – копия Викули. Они-то и светят в этой непроглядной тьме.
Как такое возможно, что самое дорогое в жизни забрало то, во что не верил и думал, что это всё махинации.
Вынул из кармана смятую бумажку:
Дорогой! У меня уже 16 дней болезни, 120 дней с температурой под 40, четыре дня на аппарате дополнительной подачи кислорода в легкие, двухстороння пневмония второй степени, Я болею ковидом с двухсторонней пневмонией второй степени.
Вернее, сначала меня госпитализировали с пневмонией первой степени и уже потом динамика ухудшилась, и пневмония перешла во вторую степень.
Было и задыхание, и кашель с кровью и сбой в работе сердца, как небольшое осложнение от ковида, вернее от долгой большой температуры от ковида.
Тогда сбежалось много врачей и подруг медсестёр, сделали мне сразу кардиограмму и решали, что и как поступить.
Поставили капельницу на шесть часов, но справились.
Не дали сердцу пойти в разнос.
А ковид протекает у меня достаточно тяжело, хоть меня пока и не подключали к аппарату ИВЛ (искусственная вентиляция легких) и не уложили в реанимацию. Но была близка к этому. Скажу одно за время пребывания в больнице, я похудела на 10 кг.
И это при том, что кормят сытно, вкусно и на убой-пять раз в день.
Похудела из-за высокой температуры!
Люди не верят в болезнь и эпидемию, а дело в том, что от пневмонии умирали и раньше, и тоже быстро. Дело в том, что много противоречивой информации и люди перестали верить.
Береги Алесю. Я постараюсь выкарабкаться. Люблю. Жду и надеюсь. Твоя Виктория. Мы вместе!

Как жить? Сколько их, этих медиков, оставшихся на всегда, на своём боевом посту? У койки больного. А сколько ещё останутся?
Ведь ни какими деньгами и доплатами не вернёшь ребёнку его мать, мужу - жену. И ни кем её не заменить.
Что же ты делаешь на земле, проклятый вирус?
Кто тебя вырастил и выпустил.

Когда папа вернулся домой, я попросила сделать его всего одну только вещь:
- Папуля, выкинь гамак на улицу.

Выздоровления всем заболевшим. Здоровья остальным.
Не оставайтесь равнодушными.
Рассказы | Просмотров: 190 | Автор: xax33 | Дата: 14/06/20 13:52 | Комментариев: 1

Вот и отгремела свадьба.
Многие сказки заканчиваются пиром. Где мёд я ел и пиво пил. По усам текло да в рот не попало. А что же дальше?
А вот дальше то сказка и кончается.
Люди. Деньги. Гости. Подарки. Столы, заваленные снедью и хвалебные речи, тосты!
По началу весело, а затем уже нудно и раздражительно. Да так, что захотелось нарезаться в хлам. Анжелика не дала:
- Вова! Не пей!
- И чего? Тебе это быдло всё нравится?
- Конечно же нет. Голодранцы сбежались на халявную жрачку.
- Точно. Ещё надо посмотреть, кто что подарит.
— Вот я тебе и говорю, не пей. Как потом, пьяным, будешь пересчитывать? А?
- Да понял я! Понял. Хотя такое состояние уйти в туман.
- Такс! А чего это нам мало чего пожрать несут? Нельзя пить, так хоть поесть до отвала.
А сам себе думаю: - под пару бутеров с икрой, и стопочка заметна не будет.
Задумано, сделано. Анжелика и не заметила. А может сделала вид. Но за то мне теперь веселее стало.
- Всё же зря ты говоришь, что скучно. Прикольно наблюдать, за всеми, этими.
Похоже она тоже вмазала, раз ей это нравится.
А меня уговаривать не надо. Анжелке больше шампанского, а себе водочки. Подал бокал и виноградину.
- Ну что сказать! Ты прекрасная жена! Поняла и поддержала с первого раза. За нас с тобой и за хрен с ними!
- Какой ты романтичный.
Выпили. Пока я ломал руками жаренного цыплёнка, увидел уже налитые бокал и рюмку.
- Ха! Детка! А кто просил не напиваться?
- За то теперь и тебе и мне весело. По одной и потанцуем.
И закрутилось! Понеслось!
Ради нашего счастья, пришлось снять квартиру. Правда из мебели минимум, но и ладно.
Есть кровать, ещё успел привезти тумбу с телевизором и кухонный стол. Плита газовая и так была. Для начала, я думаю, нам хватит, а там разберёмся.
А вот и наше первое, женато-замужнее совместное утро.
Семья. Прикольно. Мне то родаки по боку, а вот Анжелка вырвалась из материнских лап, так это уж точно.
Думал, что сам напьюсь, а нарезалась она. И чем? Компотом с газами. Шампусиком. Ха!
О! Кажется, это «Ха» я в слух сказал. Зашевелилась.
- Не спишь?
- Да уже давно. Голова трещит от шампанского.
— Вот! А я как настоящий муж, побеспокоился о своей жёнушке. У меня бутылочка припасена.
- Не! Я не пью. Мне мама говорила, что похмеляться это последнее дело.
- Права твоя маман. Но это после водочки, а компот и запивают компотом.
Хлоп!!!
- Во! Видишь как пробка из бутылки, так и боль из головы. Сходи за стаканами.
- Ой нет, киса! Сам сходи, я хоть оденусь.
- И чего тут одеваться? Вдвоём на хате. Сбегай так.
- Ну я тебе прислуга что -ли?
- И я тебе не бармен, а пузырь уже откупорил.
Ага! Пошла всё же. Губы свои развесила, но попёрла. Голова не опа, лечить надо
- Зая, а тут только кружки. Может кофейку?
Донеслось из кухни.
- Кисонька. Давай сначала полечимся, а уж потом перекусим. Иди скорее сюда.
Пару раз, да по глотку шампанского, вот и вся бутылка.
— Это хорошо, что родители подумали о нас и дали с собой еды.
- Э нет, дорогая. Это моя мамуля знает, что я голодный сильно злой. Вот жаренная курочка и прилетела к нам в кулёчек. Вместе с шампанским, оливьешечкой и ещё разными вкусностями. Сейчас поедим и поедем в «Рыбацкую деревню», продолжать гульбище.
- И что? Опять как вчера? Скукотища.
— Это тебе то скукотища? А не ты ли вчера, раз пятьдесят на бис проорала что «На теплоходе музыка играет».
- Вчера был мой день! Что хочу, то и делаю.
- Так давай сегодня продолжим. Убирай, то что мы не доели, одевайся и айда.
— Вот я айда, а ты убери всё.
- Ты что, курица? Оборзела, что ли? Собрала всё в мусор и уё!
- Ты что, тупой? Мне ещё красится два часа. Сам уберёшь.
- И не подумаю. Я тебе кто? Служба «сантехники города»?
- А к чему здесь сантехники?
- Они тоже в го вне возятся.
- Так это же не оно. Это мы только что ели.
— Вот что не съели – то и оно.
- Ну ты как хочешь, я в душ и красится. Мне всё равно.
- Найдёшь меня возле машины, во дворе.
- Зая. Ну ты ведь всё равно во двор идёшь. Давай я соберу, а ты выкинешь. Завоняется ведь.
— Вот так мужики под каблук и попадают. Мой папик постоянно мусор выносит.
- Ну вот видишь! Мужик! Так все поступают.
- Греби давай уже. Чего тараторить.
- У нас ведь второй день свадьбы, и…
— Вот ты и быстрее, не копайся как курица.
Пришлось вынести мусор и ещё полтора часа тереть машину, пока эта мадам наштукатурилась и выползла из хаты.
Вечер пролетел на ура. Да и ночь тоже.
Проснулись уже далеко после обеда.
- Привет Маруся, как спалося?
- Сам ты Маруся.
- Не трынди. Это я к тому, что друзья нам пророчили что мы всю первую ночь будем деньги считать, а вторую, подарки рассматривать.
- Так ты же уснул. Тебе не то, что подарки, даже я не была нужна.
- Фу ты ну ты губы гнуты. Она мне не нужна, а я-то тебе нужен? Неси давай конверты, сейчас посмотрим, что нам твоя родня надарила.
- А твои что? Вообще ничего не дали?
- Мои то дали, а твои все жмоты.
- Не хотела вставать, идти за подарками, но что бы доказать тебе, что твои лохи – схожу!
- Иди, иди. Ещё посчитаем чьи и кто лохи.
Анжелика принесла сундучок, с подаренными конвертами и коробочками.
- Давай, не перемешивая, выворачивай на кровать. Вот и смотрим. Самый верхний конверт, это мои родаки дарили. Открываем. Ха! Десять штук зелени.
- Крохоборы! Мои «Лексус» тебе отдали, да и я на машине. Могли бы ещё что подкинуть.
А дальше…. А дальше вообще пошли конвертики по штуке, по две деревянных.
Я уже орал как мог.
Не буду передавать всю гамму чувств. Но…
- Принеси воды. В горле пересохло.
- Тебе надо, иди и пей.
- Что? Иди жрать готовь.
- А не хрен было вчера всю курицу жрать, и остатки выкидывать. Я тебе не нанималась. Встань, вон форточку прикрой, дует.
- Она не нанималась, а я значит, встань.
- Тебе что в лом? Для любимой то жены?
- Ага! Она тебе ни воды, ни пожрать, а ты форточку прикрой. Да ты сначала свою прикрой.
- Закрой поддувало, а то…
Но тут моей любимой прилетело в глаз…
- Ой!
Ну ни за чтоб не подумал, что когтями по морде – так больно.
- Придурок.
А вот и второй глаз сияет…
И такая дребедень, длиться целый час.
И нам не лень.
Бить друг друга, унижать
Оскорблять и…

Это, быть может и было бы весело, если б не случилось на самом деле.
Хорошая с виду пара. Красивые и влюблённые. Но на третий день после свадьбы, семья разбилась о житейские будни и камни.
Развод…….
Рассказы | Просмотров: 191 | Автор: xax33 | Дата: 31/05/20 09:15 | Комментариев: 1

Народ! У кого есть воображение?
Да! И ещё соображение? По поводу…
В общем нужно нам представить, как меня смогли подставить.
Купил себе машинку. Большую и хорошую. Хоть и бэ-у, но всё при ней.
И музыка играет, и колёса широкие.
Короче мечта – сбылась. Даже кондёр, заправлен и дует.
И день катаюсь, и другой.
И месяц радуюсь обновке.
Но слух прошёл что по дворам,
Ханыги ходят с монтировкой.
Воруют всё. У всех. Всегда.
Бензин сливают по немного.
И без покрышек иногда
«Коня» увидишь дорогого.
Разувают бедные машинки, и стоят она на кирпичах.
Вот от сюда я вам и поподробнее.
Выхожу на прогулку со своей Мусей. Такса любимая. Вечереет.
Пока приехал с работы. Переоделся. Накормил. Напоил, Мусю и вот мы вышли на моцион.
Во дворе, за каждой машинкой, своё место. Так договорились с соседями. Всё чинно и законно. Через выбранных представителей от каждого дома. Так что порой не знаешь в лицо хозяина, стоящей рядом с твоей машины.
А вот я своего соседа хорошо знаю. Довелось узнать. Итак.
Идём по дорожке. И тут замечаю в районе моей машины некую суматоху. Даже остановился, чтобы разглядеть.
Присел за кусты и наблюдаю.
Два парня орудуют у дальней от меня стороны машины.
Хватаю Мусю на руки. В одном прыжке преодолеваю препятствие в виде кустов и ограждения. Бегу и кричу.
- Стойте бандюги. Поймаю, убью!!!
Меня заметили! Хватают колесо и бегут в сторону от меня.
- Бросайте колесо!
Вам не уйти!
И что тут думать? Поняли! Бросили колесо и разбежались в разные стороны.
Один направо, второй налево.
Мне повезло! Отвоевал.
Сзади ещё кто-то кричал:
- Сто-ой!
Мусю на плечо. Колесо в руки и победным шагом иду к машине.
Счастья полные штаны. Улыбаюсь.
Тут ещё замечаю, что мужик снимает меня на телефон. Вообще загордился.
Подошёл к машине. Поставил колесо между ног, чтобы не упало. Мусю поставил на землю и поправил поводок.
Поднимаю голову, а передо мной полицейский.
- Здравствуйте!
- Добрый вечер!
Улыбаюсь в ответ на приветствие.
- Ну и как так получилось?
- Да вот! Отвоевал у шалопаев своё колесо. Повезло. Успел, пока не утащили.
- Вы о каких шалопаях?
- Так я их не знаю.
— Вот это ваша машина?
Спрашивает меня сержант.
- Нет! Что вы. Это совсем новая. Моя по старше и по дешевле. Вот эта. Рядом.
- Тогда объясните, с чего вы решили, что это колесо ваше? Зачем вы его сняли?
— Это моё колесо, и два каких-то парня сняли его с моей машины и попытались убежать. Я догнал…
Но моя уверенность в голосе, мне же и изменила.
Стою! Сморю на свою машину, потом на соседнюю. Опять на свою.
На моей все колёса, а на соседней ни одного.
Только кирпичи снизу.
Тут подходит мужчина, который снимал на телефон, моё триумфальное шествие с колесом.
- Здравствуйте. Это моя машина и этот мужчина украл мои колёса.
- Как украл? Кто? Я? Да я гнался за бандюгами и отвоевал у них одно колесо. Вот, даже спросите у Муси! Как мы бежали!
- Товарищ сержант, посмотрите. Я начал снимать ещё из своей квартиры. Когда выглянул в окно и почувствовал не ладное. А потом обулся и быстро вышел на улицу, снимать продолжение.
- Подозреваемый! Давайте смотреть вместе, что и как произошло.
И кино я вам скажу, получилось знатное.
Вот я с Мусей крадусь и сижу за кустами, наблюдаю.
Вот прыгаю через кусты и бегу.
А вот уже стою с колесом, поворачиваюсь и иду, несу его обратно. Вроде как виновато улыбаясь. Качаю головой и ставлю колесо между ног.
- Хороший фильм получился. Не отвертится.
Сказал мужик, а сержант подтвердил:
- А вы что скажите в своё оправдание.
- Так я это. Я думал они моё колесо умыкнули. Вот за ними я и бежал. Это же я за теми парнями бежал, что ваше колесо свинтили и пытались утащить.
- Какими парнями? На видео, кроме вас с собакой и колесом, никого нет.
- Ну так я же не вру. Вот и Муся свидетель.
- Давайте без шуточек. Да и собака не свидетель, а соучастница.
- Вы вместе убегали, а когда я вас окликнул, то остановились и пошли обратно с украденным. Кстати, а где остальные колёса?
Вставил пятак мужик.
- Нет у меня никаких колёс. Я и за этим бы не гнался, если б знал, что не моё. А вам надо было снимать правильно. Всё, а не только меня. Где видео что я снимал и с ним убегал? А?
- А зачем вы в кустах прятались?
В общем, разбирались чуть не до темна.
- Так! Уже темнеет. Давайте проедем в отделение. Заведём уголовное дело. Напишите объяснение…
- Постойте, сержант, - вступился мужик, хозяин ограбленной машины, - Вам то хорошо. Вот вор, вот задержание. Мне то, что делать…
- Не понял? Чего вы хотите?
- Пусть он компенсирует мне ущерб и разойдёмся. Чего я-то должен страдать?
- Ну и …
- Да по десятке за колесо и десятку моральный ущерб, и будет с него. Короче пусть полтинник отстегнёт и идёт себе с миром…
Вот тут-то бы мне и усмотреть подвох. Почему хозяин машины просит денег, а не свои колёса? Но так это я потом умным стал. В тот же момент было не до этого.
И Муся замёрзла, вся трусится. Да и у меня колен не стоят на месте.
Короче мысля, уже полетела:
- Где и как найти, занять или перехватить денег?
Но сержант вывел меня из состояния дум.
- Вы согласны, или лучше в отделение?
- Ну конечно согласен. Вот стою думаю, где взять денег. Кто же захочет ночевать в вашем обезьяннике с бомжами.
- Есть у вас какой-либо документ с собой?
— Это зачем?
- Ну не думаете же вы, что я вас вот так просто отпущу? Ищи тогда ветра в поле.
- А давайте, пока вы составите протокол, я подержу на поводке его собаку. Мы же соседи. Ни куда он не денется от своей Муси. Вернётся.
Влез мужик.
То, что он назвался соседом, да ещё и знает кличку моей собаки, как-то меня расслабило. Успокоило что ли!
А сержант сказал:
- Ну вы же пострадавшая сторона. Если вы не против, то тогда берите собаку и ждите. Я в машину. Составлять протокол.
И обращаясь ко мне:
- Чего ждём? Полуночи? Дед мороз не придёт, денег вам не принесёт.
- Я уже бегу, не пишите пока ничего.
Отдал соседу колесо, поводок от собаки и кинулся домой, искать, собирать деньги.
Только краем глаза я заметил, что колесо покатил полицейский. А когда открывал дверь подъезда, оглянулся на свою Мусю. Стоящую у ног соседа, и увидел, что сержант загружает колесо в салон простых, серых жигулей.
Бегом, без лифта, заскочил к себе на седьмой этаж.
Перерыл всё дома, обзвонил соседей, но всё же собрал нужную сумму. Выбежал на улицу.
Возле столба, с очень ярким освещением (ого, уже свет включили, что-то рано) стоят два человека. Рядом собака.
Завидев меня, Муся стала прыгать и рваться. Подбежал и подхватил её на руки. Замёрзла бедная.
- Ну что? Принесли?
- Да! Да, я всё собрал!
Полез в карман и достал собранную сумму. Протянул полицейскому.
И тут…
О ужас…
Свет! Яркий свет со всех сторон. И люди! Десятки чужих, совсем не знакомых людей.
Подбегают. Вылазят из соседних машин. С фонарями и камерами. Смеются. Улыбаются… Машина соседа уже с колёсами.
Одна женщина подошла, и протянула ручку и исписанный лист бумаги.
- Подпишите! Здесь, вот, и здесь. Ставим сегодняшнюю дату и полностью пишем фамилию, имя и отчество. Всё, спасибо…
И протягивает мне две пяти тысячные купюры.
- Что это? Я не понял. Что вы мне даёте.
Стал спрашивать я, всё ещё держа в одной руке собранные мной деньги и Мусю в придачу, а второй, машинально ставя подписи и выполняя всё что говорила женщина.
Потом она забрала из рук ручку, сунула деньги и крикнула в сторону:
- Владимир Петрович, подойдите пожалуйста. Объясните вот, э-э, Игорю Сергеевичу, за что он получил деньги и успокойте. Человек не в себе.
Ко мне подошёл высокий мужчина, с небольшой бородкой.
- Добрый вечер, Игорь Сергеевич. Успокойтесь. Всё же хорошо! Всё просто прекрасно получилось. Ещё неделю назад мы развесили в вашем доме, на всех подъездах, объявление, о том, что здесь будет сниматься рекламный ролик и предложили поучаствовать всех жильцов. Мы многих пробовали и просмотрели, но выбор пал на вас. Во-первых, вы одиноки, и, во-вторых, не очень внимательны. Даже не заметили, что наши специалисты прикормили Вашу Мусю, и она спокойно осталась с ними, пока вы бегали и искали деньги. Мы конечно же приносим вам свои извинения, за то, что так, без вашего согласия использовали вас в съёмках, но получилось так реалистично, что ни один актёр так бы не с играл. А это ваш гонорар и компенсация за причинённые неудобства. Для вас, так сказать, не предвиденная халтура.
За халтурил. Блин!
Свет вокруг, стал затухать. Люди расходятся. Машины разъезжаются. А мы с Мусей, медленно идём домой.
Почти всю ночь не спал. Перебирал в памяти все моменты произошедшего.
А примерно через месяц, по экранам телевизоров прошёл ролик:
«Раскрыта новая схема мошенничества!»
Со мной и Мусей в главной роли.
Я теперь дворовая знаменитость. И уже почти женат.
Женщина из соседнего подъезда не даёт мне проходу.
То угощает пирожками, а то прогуливается с Мусей, пока я читаю.
Вот такая вот халтура. Удачи и вам.
Рассказы | Просмотров: 176 | Автор: xax33 | Дата: 28/05/20 15:05 | Комментариев: 0

Как тот классик говорил, а мы переврём:
- О нравы, о… возможности.
У многих сейчас не хватает, вот и я решил подзаработать. Не, ну ясно же что о деньгах речь идёт.
«Чтобы усердно трудиться и много получать, лучше ничего не делать вообще» - девиз муд,.. ой, мужика.
Дал я в интернет газете объявление: «Жена на час», а снизу приписка, «Без интима». И стал ждать предложений.
Пока тишина. И час не звонят, и два молчок.
Я, конечно, слышал про клиринговые компании. Там гувернантки, уборщицы и прочие. Всё прекрасно, но дорого! Я звонил. Справлялся.
Э-эх! Не дождался! Вся суббота насмарку. Никто не позвонил, а в понедельник то моей на работу. Не может же она на два фронта трудиться. Я-то думал, что на выходных слегка подхалтурит. Жаль. Ну, вечерком посидели с соседом, я и забыл о той затее.
А утром! Ни свет ни заря! Звонок!
- Алло! Это жена на час?
- А? Что? Ну да!
- Что-то голос на женский не очень похож. Я, наверное, ошибся.
- Стойте. Если вам надо, то я её разбужу. Что вы хотели?
- Ну ладно. Мы вчера тут с кумом посидели, а жена в понедельник возвращается с курорта. Можно у меня тут порядок организовать?
— Это без проблем. У вас двушка или трёшка?
- А? Э! Двушка.
- Ну тогда две трубы готовьте.
- Какие ещё трубы? Мне не ремонт, а уборка нужна.
- Да, нет. Труба – это тысяча рублей, только коротко. «Т» и «Руб». Раз у вас двушка то две тысячи.
- Так бы и говорили.
- Так так и говорим.
- Ну ладно. Когда вы сможете подъехать?
- Надо подумать. Значит сейчас разбужу, объясню в чём у вас дело, меня покормит, выйдет, а где вы живёте?
- В центре, на Пушкина.
- Ага. Дорога. Пробки, будет у вас к одиннадцати.
- Прекрасно. Я ещё успею поправить здоровье.
- Вы там по аккуратнее. Завтра к вам жена возвращается. Бесконтрольно не пейте.
- В смысле? Это как – «бесконтрольно»?
- Ну хорошо. Значит так. Жена не будет меня сейчас кормить. Ещё на час сокращаем доставку. До десяти продержитесь?
- До чего десяти? Ничего не понял.
- Нормально вы вчера с кумом посидели, Кукушка совсем не варит! До десяти утра не пить! Ясно?
- А что в десять будет?
- Контроль к вам прибудет и тогда сможете поправить своё здоровье.
- Хорошо. Я дверь открою. Две трубы вот на стол кладу, а сам вздремну немного. Кабина что-то совсем не варит. Не думает.
- Заказ принят! Выезжаем…
Кладу трубку и бегом в спальню.
- Галя! Галя проснись! Уже восемь часов.
- А! Что? Ты что? Сегодня ж воскресенье. Выходной. Дай поспать.
- Какой выходной? Это вчера было. Нам деньги нужны? Нужны! Вот я и договорился. У меня мужик знакомый, вчера бухал.
- Ой, ну я-то причём. Дай поспать.
- Не. Ты слушай. Вот он вчера бухал. Ну и сама понимаешь, что там в хате творится. А завтра у него жена возвращается из командировки.
- Да я-то здесь при чём?
- У тебя же опыт есть, после меня убирать. Навыки! Давай ему поможем, и он нам тысячу даст.
- Твой друг, вот ты и помогай.
- Не, ну я-то поеду. Надо ж его проконтролировать, иначе он опять нажрётся, если бесконтрольно. А кто будет контролировать меня? Вот! Я тебе об этом уже пол часа толкую. Ты же сама понимаешь. А он ещё нас завтраком и обедом накормит.
- Наверно тем, что ему его жена перед командировкой приготовила?
- А может ты приготовишь? Да и при чём здесь его жена? Ты обо мне подумай. Напьюсь ведь.
- Так свинья везде грязь найдёт.
- Ну вот видишь? Я так под твоим присмотром буду. Да ещё и полторушку с него собью.
- Сволочь же ты Витя. Ладно, поедем, поставь чайник, я хоть кофе выпью.
- Какой кофе. Человек умирает, а она пить. Там и завтрак, и кофе и даже зефир. Он обещал. Одевайся.
И вот мы уже на маршрутке едем на заработки.
— Вот этот дом. А вон и квартира. Точно. Открыто. Я впереди, ты за мной.
- Стоять! Вместе пойдём. А где сам хозяин?
Из спальни раздался, то ли стон, то ли храп. Ринулся на кухню, но моя меня опередила.
- О! Вот и деньги! Две тысячи. Вот почему, ты не знаешь? Почему я так и подумала что хочешь надурить. Гад.
- Галюся! Я же чтоб на бутылочку. Ты ведь сама-то не дашь, а человеку здоровье поправить.
— Это деньги за уборку, понял? Теперь по кухне. Хочешь завтракать? Мой посуду. Тут ни одной тарелки, ни одной кружки чистой. Быстро начал и что? Правильно! Стал и моешь!
Да! Тут я немного промахнулся. Нельзя будить женщину в выходной. Можно нарваться. Запомните мужики. Я нарвался. Мою посуду.
Пока мыл, Галюся приготовила завтрак, расставила кастрюли, помыла плиту, убрала на столе, собрала мусор в кульки и эти кульки поставила перед дверью.
Фух. Посуда перемыта. Начнём пачкать.
- Э-эй! Мужик. Ты где?
- Ты же говорил, что это твой знакомый.
- Ну не всё тебе равно? Деньги то у тебя.
— Вот ты гад. Иди буди…
Да уж. Теперь, после того как я зашёл в спальню, я не совсем уверен, что он бухал с кумом. У меня в спальне такого никогда не бывает, если я с соседом бухаю. Правда если мужик не из этих…
- Доброе утро. Присаживайтесь. Завтракать будете?
- Нет! Нет. У меня так голова. Во рту… Да и состояние…
- Тогда крепкий кофе и сыр вам в помощь.
- Может не надо.
- Пейте не быстро. Сначала кофе. Вот. Кусочек сыра. Ну что? По себе понимаю. Ему полегчало. Это рецепт моей жены. Пока все там рассол или горячий холодец, а она мне горячий кофе. Обман организма – вроде как горячая водка. И обман этот проходит. Помогает.
- Ну что? Поправляетесь? Схожу пока в спальню.
И уже оттуда сказала:
- Ого! Ну и ну! Не я ваша жена.
- Вы не подумайте. Я сам удивлён. Просто в пятницу у меня был день рождения, и ко мне приходили сослуживцы. А проснулся я только сегодня утром, в ванной. Сразу набрал в телефоне:
- Уборка квартиры – жена на час.
Мы допивали свой кофе, ещё минут пятнадцать. Галюся вышла из спальни.
- Ну что ж любимый. Надо выручать твоего неизвестного друга. Если уборку сделаю я, то любая женщина догадается что здесь прошлась с уборкой женщина, а нам, я так поняла, этого допустить невозможно. Так вот. Слушай мою команду:
- Вы, берёте мусорные кульки и выносите. После этого заходите в ближайший магазин и покупаете продукты на ваше усмотрение. А тебе любимый, тряпку в руки и мыть полы. И так, чисто по-мужски. С островками мусора и пыли. Я же буду контролировать процесс со стороны, уберу спальню и приготовлю для всех, плотный перекус. И всё это так, чтобы следов и духу нашего пребывания здесь не осталось.
Мужик потащил кульки с мусором и потом в магазин. Я всё на скорую руку. Тряпкой вправо, тряпкой влево, помыл полы. Вылил воду в унитаз. Тряпку кинул за унитаз и пошёл мыть руки.
Что я вам скажу:
- Напахался вдоволь. Спина не разгибается, руки трясутся.
Тот лёгкий бардачёк, что создан после уборки квартиры, соответствовал пребыванию мужика в квартире, в полном одиночестве.
Слышу на кухне, на плите, что-то зашкворчало и по комнатам разнёсся аромат жаренной курочки. Вот это кайф. Такие ароматы, что слюну не успеваю сглатывать. Иду на кухню и слышу: Клац. Клац. Замок щёлкнул. Подумал, что хозяин вернулся. Повернулся к двери, а там…там нарисовалась незнакомка с чемоданом.
Ну, наверное, жена этого.
- Ой! Вы кто? Вор! Так у нас и брать нечего.
- Ничего. Воры найдут что вынести. И телевизор у вас хороший, и шифонеры не пустые.
- Я закричу!
- Только не это!
- Витя, кто там? - Раздалось с кухни, - Продукты принёс?
- Так вы не один?
Чемодан выпал у женщины из рук. Сильно стукнув меня по пальцам ноги.
- У-У!
Нежно взвыл я, прыгая на одной ноге.
- Ой! Извините! Хотя, если вы вор, конечно, надо было бы дать по голове.
- Вера! Ты как здесь?
На пороге появился хозяин.
- Витя! Что случилось?
Из кухни выглянула моя жена.
- Саша. Кто эти люди?
Спросила приезжая.
В прихожей воцарилась гнетущая тишина.
- Верочка! Как хорошо, что вы приехали. Тут Саша переживал о вас. Позвонил моему, а они друзья, и попросил чтобы я приготовила что-то поесть да и к вашему приезду тоже.
Первой выступила Галочка.
- Саша! От куда ты знал что я приеду?
Саша упорно молчал. Пришлось мне впрягаться.
- Да чуйка у него. Просто ему ночью сон приснился, вот и позвонил он мне:
- Так мол и так Витёк, приснилось мне что жену целую, значит сегодня приедет, а дома шаром покати. Не могла бы твоя Галя, что-то приготовить. И вот мы здесь. Всё уже готово, родная тогда мы уходим.
- Ещё пять минут и всё. Вы пока раздевайтесь, на стол накроем и всё.
- Так ты меня ждал, Сашенька? Я конечно же помню за твой день рождения, но работа. Не смогла раньше вырваться. А вы уж простите, Галина, но я вас никуда не отпущу. Поможете мне устроить для мужа настоящий день рождения. Будете гостями. Я и подарок Сашеньке купила, да и вкусностей привезла.
Вечер прошёл на славу. Поели. Попили. Попели.
А в итоге ещё заработали.
Когда собрались уходить, Вера отозвала Галочку в сторону и приплатила за организацию и проведение праздника.
Когда Александр вышел вышел на лестничную клетку нас проводить, То тоже Галине сунул в руку денег. За выручку в той ситуации, ну и за молчание.
Так что я вам скажу, что «Жена на час», очень прибыльное занятие. За один день работы – моя недельная зарплата. Плюс закусон с выпивкой.
Только надо чтоб и жена работала, а не только я. Что-то у меня с утра и спина и руки, как тряпочные.
Удачи и прибыли на поприще обогащения.
17,05,2020
Рассказы | Просмотров: 202 | Автор: xax33 | Дата: 25/05/20 12:10 | Комментариев: 2

- Всё собрали? Шевелитесь.
- Не кричи. Криком ничего не добьёшься. И я и дети, уже все углы облазили. Может ты сам, в своём гараже, пороешься?
- Таня! Не нервируй меня. Я всё что можно, давно уже сдал. Ты со мной или дома?
- Я с детьми останусь.
- А если заглохну? Бензина там чуток осталось.
- И что? Ты мне предлагаешь толкать машину?
- Не обижайся. Я уже не могу. Ты же видишь, что творится. Все скандалы из-за этих денег. Нет работы, нет денег, нет жизни. Долбаный курвантин.
- Не ругайся. Езжай. Маску только не забудь, а то оштрафуют.
- Не каркай.
- Я не каркаю, а предостерегаю.
Машина завелась сходу. Понимает родная что нет возможности долго стартером маслать.
Теперь главное доехать. Дома собрали весь металлолом.
Вчера всем семейством сдавали макулатуру. Всю нашу не хитрую библиотеку. То, что скопили за десять лет жизни. Это в основном детские книги, да альбомы по рисованию. Хотели перебрать и оставить на память, детские, самые интересные рисунки, но теперь всё в дело.
Жить не за что. Сидим дома, на самоизоляции и без работы. Кто же будет платить за спасибо. Тут и работая еле выбиваешь свои копейки. Теперь же…
Ещё немного и поворот, а там и приёмка металла.
Оп па! Стоп!
- Добрый день! Инспектор Гусев! Ваши документы! Куда путь держим?
- Ой! Только не закудыкивайте мне дорогу. Мечтаю разбогатеть, а вы, не зная, уже завидуете!
- Не понял.
- Да вот еду металл сдать. Дома кушать нечего.
- А справочка у вас есть? С печатью?
- Ну командир! Какая справочка? Тут сто метров. Ну не потащу же я всё железо на горбу.
- Так. В связи с постановлением о самоизоляции вы будете подвергнуты штрафу и взысканию с вас четырёх тысяч рублей, как за первый раз. Повторное нарушение уже обойдётся вам в пять тысяч.
– Командир! Таких денег у меня нет. Пиши что хочешь, платить всё одно – нечем.
- Ну это ваше дело. Можете опротестовать в суде мои действия.
- Подожди. В суде это тоже деньги. Давай по-хорошему, по-простому. По-человечески, что ли. Отпусти ты меня на хрен, да и всё. Ну серьёзно тебе говорю, что нет денег. Загляни в багажник, там половина наших кастрюль, вилок и ложек с мисками. Старые и новые запчасти для машины. На рынке продал бы дороже, да где тот рынок? Далеко, да и людей там наверняка нет. Все по домам сидят. Отпусти брат. А?
- Кастрюли говоришь? А ну покажи.
Я вышел из машины. Надо бы на досмотр двух свидетелей пригласить, да хочется как-то по-людски. Открыл багажник.
- Ты смотри! И правда посуда. Надеюсь, ты не выставил чужую квартиру? Шучу. Ого! Чайник! Со свистком. Как у моей тёщи был. Спалила старая. Ну что ж, ладно мужик. Вижу, и правда припекло тебе. Езжай.
— Вот спасибо, брат. Я ведь здесь, рядом. На приёмку. За угол заеду и всё. Сдал и домой. Ни где лазить не буду.
Летёха вернул документы и пошёл к своей машине.
Я вытащил из багажника чайник со свистком и поставил на дорогу, у бордюра. Сел в машину
Родная не подвела. Завелась, и уверенно заехав за угол, заглохла.
Ну и что? Всё самое плохое, что ожидалось, произошло. Бензин закончился. Теперь только толкать. Хотя нет! Есть ещё способ. Достал трос. Подцепил и…
- Но! Поехали-и!
Первый шаг. Второй. Во! Уже хорошо пошла. Немного осталось. Прорвёмся.
Фух! Устал. Нет сил. Тормози.
Хотя машина и так уже стоит.
Бросил трос и плюхнулся на заднее сиденье.
- Би-Бип! Раздалось рядом.
Я выглянул.
Пятьдесят первый газон, пыхтя, подъезжал ко мне сзади. Не спеша, объехал и остановился. Из кабины выпрыгнул парнишка.
- Чего скучаем? Дорогу благородным людям загораживаем?
- Та вот. Ну это.
- Да не тушуйтесь. Вижу, что заглох. Поломка или топливо?
- Бензин, будь он не ладен.
-Вам далеко? Могу до заправки подкинуть, или дотащу.
- Спасибо, конечно, но тут понимаешь, такое дело. Денег то тоже тю тю. Я вот до угла. Металлолом сдам и домой.
- У-у! Батя. Тяжёлый у тебя путь на сегодня. Нет! Ждать тебя не могу, некогда. Пока сдашь, пока туда, сюда.
И парнишка пошёл в свою машину, а я в свою. Передохну ещё чуток и дальше двинусь.
- Эй! Дядя! Возьми! При случае за Витька стопочку опрокинешь.
Мотор взревел и старенький газон тронулся в свой путь. На дороге осталась стоять двух литровая бутылка.
Подбежал. Открыл. Нюхнул.
Бензин!
- Спасибо!!!
Заорал я как придурочный, хотя парень вряд ли уже услышал.
Бегом с бутылкой к машине.
О ля ля! Летёха вновь нарисовался.
- Чего кричишь? Ты же говорил домой поедешь, а сам по дорогам рысачишь.
- Да вот видишь, топливо кончилось, да добрый паренёк помог. Оставил мне бутылочку. Сейчас залью и доеду.
- Так ты ещё не сдал, что ли?
- Да нет, как видишь. Заглох. А бурлак из меня никакой. Дыхалка ни к чёрту. Пока тянул, чуть лёгкие не выплюнул.
Пока говорили, влил содержимое бутылки в бак.
- Ну что, я поехал?
- Не спеши. Тут не много осталось. До толкаем вдвоём, вдруг тебе этого до дома не хватит?
- Да я…
- Молчи. Тяни давай.
Я взялся за гуж и потянул. Летёха сзади.
Ха! Вдвоём то конечно быстрее. Три минуты, и мы у цели.
- Ну всё! Приехали. Да! Спасибо тебе за чайник, хотя я и не просил.
- Какой чайник? Не знаю я ничего. Это вам спасибо. Помогли до толкать.
- Стучи, откроют. Я присмотрю за машиной, пока таскать будешь.
Я дошёл до ворот приёмки, стукнул и открыл калитку.
Быстро всё перенёс на весы и закрыл машину.
Лейтенант пошёл в сторону своего поста, а я к приёмщику.
- Здравствуйте. Я вот тут привёз кое-что.
- Да вижу. А не жалко? Хорошие ведь вещи.
- Ну жалко, конечно, а что делать? Пальцем _опу не закроешь, чтобы кушать не хотелось. Всех кормить надо, а пока этот курвантин продолжается, это хоть какой, но выход из создавшегося положения.
- Да я понимаю. Вы за сегодня уже третий. Да ещё и вчера были. Всё это конечно приму, и деньги дам, но сделайте милость, сложите всё что считаете для вас ценным в ящик и поставьте сюда. Да! И бумажку с фамилией. Вдруг всё наладится, приедете, выкупите. А я уверен, что всё наладится. Будет и на нашей улице играть оркестр.
О Боже! Музыка! Оркестр!
Мы выбежали с приёмщиком на улицу.
Возле соседней девятиэтажки стоял и играл настоящий, военный оркестр, а двадцать молодых парней в форме шли парадным строем вдоль длинного здания. Из окон выглядывали удивлённые люди, а рядом с подъездом, на стульчике сидел дедуля. Ветеран. При форме и с медалями.
Вы знаете! Даже слёзы на глазах!
«Прощание славянки»
«На сопках Манчжурии»
«Десятый батальон»
И конечно же…
«День Победы»
Вот это день! Вот это Праздник! И хоть сегодня только седьмое мая, это ничего не значит!
Праздник именно на Нашей улице!
Виват! Ура ветеранам! Воинам освободителям.
Мини концерт окончился. Дедулю проводили в дом. Все разъехались.
Со мной рассчитался приёмщик металла.
Ящик с кастрюлями подписал и поставил в угол, где уже стояли, такие же пять.
- Спасибо вам. Я приеду. Честно. Порадую жену. Она тяжело расставалась.
- Я понимаю и сохраню. Приедете, когда сможете.
Калитка захлопнулась за мной.
Домой.
На этот раз машинка завелась не сразу, но всё же.
Летёха на посту. Проезжая мимо, посигналил и махнул рукой.
По тротуару шли молодые люди парами. Все в масках.
А мне подумалось:
- Вирус то вирус, но не всё у нас так плохо, как кажется. Главное ведь оставаться человеком. Всегда. И относиться по-человечески ко всем, кто тебя окружает. Делать то, что нужно на данный момент и может снова, на нашей улице заиграет оркестр. А мы снова сможем ездить на шашлыки и просто гулять по улицам. Только всё Это мы будем ценить на много больше.
Мир. Свободу. Правду и здоровье.
Всем добра.
Рассказы | Просмотров: 225 | Автор: xax33 | Дата: 12/05/20 09:45 | Комментариев: 4

И вот взяла весна права
В округе всё украсила
Черешня первой зацвела
И абрикос добавила
Там первоцвет, адонис, мак
Краса на поле просится
Но только яблоневый цвет
Ко мне в окно наклонится
Детишки радостно, гурьбой
В песочницах играются
А ветер с тучами, вверху
Любовью занимается
Природу, брат, не обмануть
Она всегда красавица
Любой наряд идёт к лицу,
Цветами всё украсится.
Такой вот Мир, красу и жизнь
Нам подарили воины
Спасибо им за Май, за Мир
А за Победу - почести
Лирика | Просмотров: 158 | Автор: xax33 | Дата: 09/05/20 16:24 | Комментариев: 2

Абсурдность этой истории основывалась на возрасте участников данной драмы, произошедшей в городе «N».
По огромной просьбе главного фигуранта, здесь не названы ни города ни имена и тем более фамилии участников, так как остались ныне живущие, не в чём не повинные люди. Сама же участница уже покоится с миром. На момент преступления этой женщине шёл 91 год.
«Ого! Не может быть, потому что быть этого не может! – воскликнете вы, и были бы правы, если бы этого не случилось.
Я вам больше скажу. Я даже не поверил первому протоколу допроса, пока не встретился с подозреваемой.
С виду нормальная, подтянутая, суховатая женщина. Только морщины выдают преклонный возраст, да и то, не скажешь о таком. Суждения ясные и чёткие. Рациональные и точные высказывания.
Она убийца!
Точнее это была попытка убийства. Подвёл яд, который женщина использовала. (Правда женщина об этом ещё не знает). И всё равно закрадывается сомнение в её адекватности.
Используя некоторые связи и знакомства, получил разрешение на свидание, а сама женщина дала согласие на интервью.
Знакомство
- Здравствуйте.
- И вам лучшего дня. А вы знаете, что здороваться можно только с родными и близкими? Остальных нужно приветствовать.
— Это как?
- Да так. Говоря: «Здравствуйте», вы желаете человеку здоровья, а значит отдаёте частичку себя и своего здоровья. Это можно делать только с родными и близкими. Вы им дарите, они вам, и все остаются при своём. Делясь же с чужим человеком, вы не знаете его мыслей. А если они чёрствые и жестокие, вы получите в замен здравствование? Вряд ли. Только темноту, болезни, слабость или безденежье.
- Ух ты! Интересное у Вас мнение. Запишу для себя и других.
- Учитесь пока я ещё жива, а мне не долго осталось.
- Ну что Вы? Ещё поживёте.
- Да за приговор я не думаю. Не расстреляют. Я за свой возраст переживаю. Девятый десяток минул. Старею.
- Вы меня так огорошили, что я даже не успел с Вами познакомиться.
- Анна! Просто Анна. А вы Владимир, владеющий миром. Мне адвокат сказала, когда спрашивала про интервью.
- Совершенно, верно. Я вот только хотел спросить, ничего что мужчина вас будет интервьюировать? Может надо было прислать к вам женщину, как вы адвокатшу себе выбрали.
- А мы что, будем обсуждать мои месячные? Так их у меня давно уже нет. Какую одежду примерить к расстрелу? Так мне всё равно. И, к Вашему полу у меня претензий нет. Расспрашивайте, хотя я догадываюсь о теме нашего разговора. И что бы не было никаких задних мыслей, прямо скажу: - «Я не сожалею о произошедшем и если бы пришлось, то поступила бы точно так же. Убила, не задумываясь».
- Судя по поступку и Вашей решительности, все сомнения отпадают, но мне бы хотелось знать подноготную. С чего всё началось? Всю предысторию, так сказать. Вот тут без Вашего рассказа никто не поможет.
- А нам дадут пообщаться? Ведь это история жизни, а не двух минут Ада, пока ты решаешь сыпать яд или нет. Ведь не думаете же Вы что отравить своего внука, для меня праздник?
- Да! Нам разрешили несколько свиданий по пол часа. Если Вы не против, конечно.
- А Вам вопрос можно?
– Безоговорочно. Всё на что смогу, отвечу.
- Если Вы расскажите о этой, первой встрече, будет ли интерес к последующим? Тут ведь уже всё решено и ясно. Я убийца и я в тюрьме.
- Ну как Вам сказать? Не отвечу за каждого, но уверен, интерес остаётся всегда. За что и почему?
- Тогда до завтра. Я должна подумать.
Женщина поднялась и пошла к охраннику, который сразу открыл перед ней дверь.
Деревня
Если Вы знакомились с делом, то знаете, что родилась я в 29 году. В небольшом селе, возле самой границы. Правда там произошли некоторые изменения, но нас это почти не коснулось. Как жили так и жили. Потом война! Долгая и страшная.
Не далеко от нашего села, создали концлагерь. Мы бегали туда, посмотреть на пленных. Иногда, когда у нас было что, мы кидали съестное этим голым и голодным людям. Полицаи нас отгоняли, а немцев там и не было. Мамо часто ругала меня за такие прогулки.
- Не ровён час, накличешь беду.
И беда не заставила себя долго ждать.
Приехали немецкие солдаты. На вид не страшные. Осмотрелись. Осмотрели все углы. Собрали яйца. Перебили много кур и увели с собой две наши общие, на всё село, коровы.
Женщины рыдали. Старики молча смотрели вслед, а мы, детвора, шли по обочине дороги вслед за жалобно мычащими коровами и ещё не понимали всей сути происходящего. А когда немецкий солдат дал нам эрзац шоколадку, то мы вмиг все убежали на поле, к стогу сена, где и разделили сладость.
Понятие потери наступило только на утро, когда вместо молока и яичницы, пришлось есть пустую пшеничную полбу.
Но вот немцев отогнали. И всё бы ничего, но начались местные войны. Лично мне, всё было без разницы. Ну не понимала я ничего в политике.
Война и война. А у нас даже лагерь остался на том же месте. Только раньше там наши сидели. Голодные и ободранные, а теперь немцы. Их кормили и гоняли на работы в райцентр, на восстановление железной дороги. В лагере вместо простых навесов, построили бараки. Сами немцы и строили. Даже санитарный и моечный блоки устроили.
Мы так же ходили посмотреть на них. Странно было смотреть, как из важных, как гуси выхаживающих по улицам вояк, эти люди превратились в простых рабочих.
Замученных работой и занятых вечным для них вопросом: - «Когда же их отпустят домой. К жёнам, детям и родителям».
Вот так же один раз, я возвращалась от лагеря домой. По заду раздался шорох и мне по голове что-то вдарило. Я помню, что падала, а потом уже свет от огня на снарядной гильзе. Делали такие во время войны. Наливали масла, вставляли фитиль. Такая лампа больше коптила, чем давала света, но все же была лучше, чем лучина, которую нужно было часто менять, да и заранее много готовить.
Незнакомцы
Это был подвал. Явно. Стены оббиты сосновым тёсом, но песок всё равно осыпается. Просто земли у нас песчаные. Как бы вы не укрепляли стены, они осыпаются. Сверху же песочек не сыпется, значит там хата или сарай.
Когда перестала кружиться голова и глаза привыкли к полумраку – осмотрелась. Двух и трёх ярусные скамейки вдоль стен. Стол и табуреты рядом.
Почему скамьи, а не ары или лежаки? Да потому что узкие. Места мало. Если лежишь на спине, руки уже не помещаются. Так что лежать и спать можно только на боку.
Столб посреди жилья. Видимо, как подпорка. А на сучьях этого столба, висят автоматы. Немецкие.
Вообще нас там было пятеро.
Михась – мужик лет за сорок. С бородой и очень страшный.
Микола – этот по младше и по складнее. С усами и чубом.
Карась – этот вообще юнец моих годов.
И Адамыч – самый злой и главный.
Они вообще не скрывались и не прятались от меня. Говорили про свои зверства в сёлах и взрывы на дорогах.
Как я поняла позже, меня они не боялись, так как не собирались оставлять живой. Просто пристрелили бы где-то в лесу и всё. Кто меня искать будет? Тем более что пропала не вчера.
Всё начиналось совсем-таки не плохо.
Когда я пришла в себя, то Михась усадил меня за стол и предложил поесть и запить родниковой водой.
Есть совсем не хотелось, но напилась я вдоволь.
Когда поставила крынку на стол, почувствовала дыхание сзади и тут же руки у себя на груди.
Попыталась вырваться и закричать, но руки скользнули к горлу и я захрипела.
Вы уж простите. Столько лет прошло, а всё ведь в душе. Можно перед смертью я выговорюсь?
Услышала треск и увидела разорванное платье у своих ног.
Руки связали в двух местах. Кисти за столбом, а локти перед. Даже дёрнуться у меня не получалось.
И тут Адамыч подарил МЕНЯ Карасю.
Так и сказал: «За заслуги перед Ненькою, тебе твой первый раз. Есть шанс и здесь отличиться».
И указал на меня.
Я мычу. Во рту какая-то вонючая тряпка. Я вся просто сгораю от стыда.
Пусть бы меня унизил любой из этих мужиков. Но этот Карась. Этот мой ровесник. Тьфу.
Эти слюни на губах. Сальная ухмылка и пошлые огни в глазах. А руки! Руки, которым он не мог дать спокою. Они шарили по мне как блохи.
Стыд. Ужас и отвращение. Это ни понять, ни передать невозможно.
Потом меня часто и долго насиловали. Били и снова насиловали.
Вымещали на мне злость, из-за своих неудач, и снова насиловали.
Отношение было хуже, чем к дворовой скотине.
Раз в день вытаскивали вверх, по лестнице.
Кстати, это оказалась не хата и не сарай, а просто схрон, или краивка. Среди леса вырытая яма с укреплёнными стенами и с крышей из накатанных брёвен. А сверху трава и шишки. Ни за что не догадаетесь что здесь что-то есть кроме леса.
Так вот меня как тёлку, на поводке, за шею, вытаскивали наружу. Вели в кусты, а потом к речке, где толкали в воду.
Таковы были мой туалет и гигиена.
Грязную тряпку доставали изо рта, только когда кормили.
Я не могу сказать которое время я там провела.
Долго. Очень долго.
В конце концов мне стало жалко даже не себя и свою загубленную жизнь, а их. Этих бандитов и уродов. На что они себя обрекли? За что продали свои души.
Я ведь слышала, что они вытворяли в сёлах. Как издевались над местным населением. Скольких убили и изувечили. Скольких там же насиловали.
Какая психика могла это вынести. Мне стало жалко их и я терпела. Молчала и терпела. Уже и не пыталась сбежать. И этот полоумный Карась уже не был таким противным и отвратительным.
Одним днём! Вход в краивку открылся. Адамыч просто спрыгнул вниз. Или упал. А следом что-то упало и раздался взрыв!!!
Так уж получилось, что все осколки достались этому подлецу.
Меня только оглушило.
Дальше госпиталь. Расспросы. И дорога домой.
Мирные люди
Дома меня и не ждали. Мама просто онемела, когда увидела меня на пороге.
В госпитале меня отмыли. Одели и обули.
Синяки и ссадины почти зажили. И в таком, почти обновлённом виде, я предстала перед родными. И только мама плакала:
- А мы тебя уже похоронили!
Остальные только переглядывались. Кто осуждающе, кто сочувствующе, а кто и с презрением.
Слух, что меня нашли в бандитской краивке, уже разнёсся по селу.
Как я уже говорила раньше, мне, последнее время, стало очень жалко этих людей. Особенно карася. Он хоть и зверствовал, и бил, но относился ко мне, всё же лучше других. Так мне казалось.
Мог дважды вывести в туалет, когда никого не было, и помогал обмыться в речке. Как-то по-своему, по-звериному, ухаживал за мной.
Я не скажу, что я его полюбила. Нет, нет и нет! Но… Жалко, что он погиб.
Так я и грустила по нём, первое время дома.
И всё бы ничего. Село стало забывать обо мне, но тут до меня самой дошло, а сразу же и до всей округи. Я беременна.
Эта новость обрушилась на меня как ель в берлогу.
Массивно, оглушающе и навсегда.
И только мамо горько плакала, помогая собрать кой какие вещи.
Вся родня от меня отвернулась, а жители окрестностей кидали в меня камнями, даже завидя издали.
Мне пришлось уйти…
Вы себе не представляете. Сороковые годы. Разруха после войны. И я! Без документов. Лесами и полями. Со своим пузом. Как0то ночуя на очередном вокзале, увидела, как раскладывают яд для крыс и мышей по углам. Умудрилась в тихую от всех, собрать отраву в платочек и спрятала на дне своего узелка с вещами. Решила так:
- Рожу. Отравлю его и себя. Этим отомщу Карасю и себе всё облегчу».
Люди у нас добрые. Кто подкармливал, а кто и вещами помогал. Даже на ребёнка собрала небольшое приданое из тканей на пелёнки.
Однажды ночью с вокзала, меня и забрали. Роды прошли нормально. Сказался многокилометровый поход по стране.
Я ведь шла, не зная куда. От станции к станции. Где вдоль дорог, где вдоль рельсов. Лесами и полями. Вот так и оказалась здесь. В этом городе, где и прожила всю свою жизнь.
А в роддоме сказала, что документы пропали на вокзале, когда начались схватки.
Решение
Когда родила, мысли о яде и отравлении даже не приходили.
Это же я и моя кровиночка. Сыночек, выношенный и выстраданный. Да и похож он был на меня и на моего покойного отца, которого я очень любила. Как может рука подняться на такого кроху.
Когда вышла с роддома, нашла на окраине разбитую хату. Много таких ещё было по стране. Я только искала без соседей. Нашла. И когда восстановила якобы украденные документы, сразу оформила и прописку.
Крыша есть, нашла и работу. Работала. Тянулась. Дала сыну образование и женила его. Вся жизнь в трудах. Прожила жизнь не хуже и не лучше других. И думала что так и умру, спокойно дожив свой век. Уже увидела внука и правнука. И всё бы ничего, да вот не так далеко от нас, началась война.
Что же вы люди сделали??? Не ужели не научила вас жизнь и прошлые могилы по всей стране. Можно же обо всём договорится, а не стрелять. Как так получилось, не понимаю, да и не хочу понимать.
Нет работы. Нет денег. Нет возможности жить. И мои мужики ушли на эту проклятую войну. В мою войну были немцы, а сейчас сами с собой. Не понимаю.
Год прошёл. И другой отвоевались. Вернулись. У бабки слёзы на глазах. Хотя глаза слезятся уже постоянно. То ли от жалости, то ли по здоровью.
Приготовили большой ужин с невестками. И вот сидят мои мужики в летней кухне и обсуждают кто какую кралю, где и когда поддел.
Хвастаются друг по перед другом, кто скольких поимел. Как избивали и измывались над пленными.
А я стою на пороге, слушаю.
А перед глазами мой Карась сидит и рассказывает, как он меня бил и пытал. Как унижал и издевался. И всколыхнулась вся жизнь во мне. Чёрной волной нахлынула, да так с головой накрыла что не вынырнуть. И стала я задыхаться. Вроде как все синяки и ссадины вновь на мне появились и враз заболели. И стало мне так больно и обидно, что пошла я в дом. Открыла крышку сундука и с самого низа достала платочек с тем содержимым, что подняла когда-то в углу, на вокзале. И всыпала им всё это в их треклятый бутыль самогону, да на стол поставила. А сама в милицию пошла, или как там сейчас у вас, пришла и всё рассказала. Теперь вот сижу и жду расстрела.
А тебе милок спасибо. Пришёл. Облегчил мою душу. Тебе исповедалась. Теперь бы ещё священника ко мне пустили и умирать не страшно. Бог простит. Избавила я мир от тех, грязных генов, что сама же выносила и вынянчила.
- Уважаемая Анна! Вы уж простите меня, но я даже не знаю как Вам это сказать. Обрадуетесь Вы или огорчитесь, но тот яд, что Вы использовали уже выдохся. Пропал. Вы никого не убили. Все выжили. Только отравились, но им сделали промывание и отпустили домой. И вас скоро отпустят. Разберутся и отпустят.
Эпилог
Я встретил бабушку Аню возле выхода.
- Давайте я вас провожу. Или лучше довезу до дома. Вы ведь далеко живёте.
- Здравствуй милок. Спасибо что не забыл бабушку. Спасибо. Ты уж прости старую, но мне не домой, мне в церковь к священнику надо. Тебе-то я всё рассказала, а покаяться это надо ещё успеть. Иди. Иди дорогой. Не переживай за меня.
Пришлось остановиться и смотреть вслед уходящей женщине, согнутой от дум и мыслей, донимавших её всё последнее время.
А как она выглядела ещё позавчера.
Развернулся и пошёл в другую сторону.
Что же она будет делать? Как жить? Куда пойдёт? Неужели к Тем?
Не выдержал. Надо что-то предпринять. Помочь. Поддержать.
Побежал. Вот и церковь. Завернул в ворота, споткнулся и упал.
Оглянулся.
Бабушка Аня. Нет. Анна Георгиевна лежала при входе в церковь.
Голова её была разбита. Мертва.
Следствие по делу продолжается и по ныне.
Рассказы | Просмотров: 180 | Автор: xax33 | Дата: 30/04/20 08:38 | Комментариев: 2

Меня позвали.
Я резко обернулся, но не увидел никого, кто смотрел бы на меня или просто повернулся в мою сторону. Все шли по своим делам, не уменьшая и не увеличивая шаг. Странно!
Ещё более странно, что я в этом районе впервые и знать меня здесь никто не может. Да и зовут меня все просто – Серёга!
- Сергей Витальевич, здравствуйте. Вы меня не узнаёте?
Раздалось у самого левого уха.
- А мы ведь с Вами встречались.
Выдохнул оппонент в ухо своим горячим дыханием.
Ё-моё! Что это может быть?
Стою на месте. Кручу головой во все стороны. Люди снуют туда и сюда, а мне в ухо кто-то дышит, да ещё и говорит со мной.
- Ну, ну, не пугайтесь. Это не так страшно, как Вам кажется. Я всего лишь осознание. Вам несказанно повезло. Вы на какое-то время можете осознать своё сознание. Почти каламбур, но приятный. Э-эх! Что бы Вам такое напомнить, чего, кроме вас, никто знать не может.
- Постойте! А как мне с Вами общаться, если я Вас не вижу?
Проходящая мимо женщина оглянулась, а потом быстро-быстро ушла.
- А Вы думайте! Думайте. Не обязательно шевелить губами, когда думаешь.
- А как же тогда Вы мне в ухо дышите?
- Я? Я не дышу! Я думаю о Вас. А ухо всегда горит, когда человека обсуждают. Факт!
- Странно! Это когда кто-то обсуждает, а не моё личное сознание.
- Стоп! Я не сознание. Ваше сознание при Вас. Я ваше осознание. Суждение о поступках и действиях.
- А оно мне надо?
- Ну, всегда интересно, что подумают люди о твоих действиях.
- Так то люди.
- А Вы себя к ним не относите?
- Отношу. Но… Ладно. Убедите меня только мне известным фактом.
- И-и. Что же Вам припомнить? Ага. Большая куча песка. Вам и вашей подружке пять лет. Вы долго играете, строя замки из песка и тут девочка встаёт и говорит, что идёт домой, так как хочет писять. Вы, недолго думая, стягиваете с неё колготы и трусики, говорите: «Ссы здесь, а то загонят». После свершённого акта, помогаете натянуть вещи обратно и продолжаете играть, строя из мокрого песка пирамиду.
- Ха! А ведь точно. Было. Я даже глаза её помню. Сначала испугалась, а потом ничего. Но это не подходит. Вдруг это она Вам рассказала.
- Вы думаете? Ну ладно. Вот. Этого, кроме вас, никто знать не может. Деревня. Старый ветхий дом. Вас отправили на всё лето к прародителям. Ночь. Так хочется в туалет, а вставать нет никакого желания. Холодный пол. Идти надо в сени, почти что на улицу. Повернувшись к стене, Вы делаете своё дело. Получилось. Постель сухая, вставать не надо, можно дальше спать.
- Что-то все ваши примеры на одну тему.
- Ну какие есть. Это я из тех, что безобидные.
- Это как?
- Ну вот, не в обиду Вам будет сказано, что не слишком то хотелось Вам идти в армию. И тут слушок прошёл, что если съесть кусок старого, жёлтого сала и не заедать, не запивать, то можно заболеть желтухой. Так сколько Вы сала съели?
- Вот только не надо. Это же детский лепет.
- А я и прошу не обижаться.
- Так. Дай подумать. Сознание осознания, или осознание сознания! Так. Ладно. Верно. Ну а для чего мне всё это?
- А я не знаю. Вам должно быть известно.
- Почему мне?
- Ну так Ваше же осознание Вашего сознания. Подумайте. Может, что совершили не хорошее или задумали что не обычное.
- Да что я могу задумать? Денег нет, одна работа.
- Могу жёстче сказать. Может, заболели? Кризис. Проблемы. Ищите выход. Через себя, через своё сознание.
- Проблем хватает. Основное - это, конечно, деньги. Где взять и на что потратить.
- Зачем брать, если тратить?
- Вот ты глупое осознание. Деньги для того и деньги, чтобы заработав потратить.
- Это выше моего понимания. В нашем с Вами осознании деньги нужны на питание и выживание, а не на тратенье.
- Э! Да ты социалистическое осознание, или ещё, не дай Бог, коммунистическое. Тьфу, тьфу. Чтоб не заразиться.
- Я не заразное и Аполитичное.
- Так моё сознание тебя наслушается и перестанет думать, где взять денег.
- А зачем?
- Опять двадцать пять! Добыть денег, чтобы потратить. Машина, квартира, девки, на крайний случай.
- О! Как у Вас всё запущено. Жена дома, детки плачут, какие девки?
- Да это я так, к слову. Деньги, бабы, солнце, пляж.
- Вот пляж, это я понимаю, здоровье. Чистый воздух и плаванье. Спорт и отдых.
- Для этого тоже нужны деньги.
- Не отрицаю.
- Ну наконец-то. Доказал.
- Но это ничего не значит. Работая можно откладывать на отпуск и спокойно съездить к морю.
- На чём? Надо же машину. Жене платья, купальник. Детям игрушки. Бензин на дорогу.
- Хм! Вроде бы логично, но как-то широко. А если на поезде? Или с кем-то, кто едет, скинуться. И дешевле и веселей.
- Так! Опять жлобство. Не хочу и не буду экономить. Лучше кредит и ехай на хто его знает куда.
- Что-то мы не о том говорим. Твоё сознание меня останавливает и просит сменить тему. Значит, это не есть причина осознания.
- И что это значит?
- Просто не о том говорим. Думайте о другом. Может, кроме траты денег, другие проблемы есть?
- Другие? Не знаю. Что может быть важнее денег? Заработал. Достал, потратил. Дочке замуж – так вроде рановато. Да и тоже всё вернётся к деньгам. Где их взять, чтобы справить приличную свадьбу.
- Нет! И сразу нет!
- Сын? Так он вообще малыш. Ему если денег, то только в школу. А так…
- И это не та тема. Ищите. Что-то Вы должны помимо денег. Оставьте этот "мусор" на потом.
- Ха! Хорош мусор. Это тебе там хорошо. Сидишь там, в моей голове, и выдумываешь не пойми что. Деньги — это жизнь. Это средство для жизни. Средство для достижения всего, что захочешь.
- Не-а! Не то! Обратитесь к своему сознанию. Что-то Вы обещали и не делаете. Вы должны. А может, даже обязаны.
- Я! Никому и ничем я не обязан. Я всю жизнь сам. Всё сам. Мы с женой создали нашу семью. Построили дом и всё что в нём, это тоже мы сами. Работали! Вот они - деньги! Вот для чего они и что они нам сделали. Всё, не буду тебя слушать.
- А может, ещё немного подумаете? Мне показалось, что что-то где-то потеплело. Вы почти коснулись нужной темы.
- Нужной? Дом. Семья.
- Вот, вот. Ещё!
- Что ещё? Жена, дети?
- Не то.
- Сестра, брат, мать?..
- А?
- Стой, не мешай. Чего там вчера мама звонила? Или позавчера? Не помню. Эй! Осознание! Напомни!
Тишина.
- Сестра звонила. Что-то ещё. Лекарство. Достал и отправил курьером, для мамы. Что? Ну? А? Ну да! Просила заехать. Да когда мне? Некогда. А может? Сказала же, что ей плохо. Работа, работа, работа… Да провались эта работа. И это ещё. Осознание долбаное молчит. Ну к чему это всё? К чему? Ладно. Вечерком к матери заеду. Нет. Вечером в театр. Завтра. Опять мимо. В очередной рейс. Сколько там времени? Ладно. Ещё успею на пять минут заскочить.
Еду…
- Ну, где ты пропал? Брат звонит, я звоню, ты всё "недоступен". Мама при смерти!
Упал на колени у кровати….
- Мама! Мамочка! Прости! Но я успел! Это моё осознание сознания! Я успел. Спасибо, Господи! Родная! Прости!!!
- Всё, родной, она тебя уже не слышит. Но ты успел проститься. Успел! Хотя мог и пораньше всё осознать. Приехать. Поговорить.
Это ведь мама!
Рассказы | Просмотров: 192 | Автор: xax33 | Дата: 19/04/20 07:12 | Комментариев: 3

(Серия – Мой бессмертный полк)
Бабушкины сказки
Как я любил слушать, долгими зимними вечерами, бабушкины дивные рассказы. Когда родители отправляли меня на каникулы в край лесов. Ровный, размеренный её голос льётся как песня, русская, тихая, протяжная.
Рядом с нашими хоромами стоят ещё два домишки и тишина. Тихий шёпот сосновых веток, перезвон воды на речных перекатах и крики птиц в перелеске. Вот и всё что здесь нарушает полную немоту. Две горы вдалеке, от которых начинается наше Золотце, образуют состояние вечности и непоколебимости.
Летом сюда приезжает отец с друзьями. Они рыбачат, охотятся и заготавливают для бабули дрова. Зима долгая и дров складывают несколько поленниц. Что ставят под домом, а что и возле бани, над речкой. Когда снега по крышу, не слишком то побегаешь по двору, в поисках поленьев. Всё должно быть рядом, под рукой. Так вдоль забора и стоят, амбар, сарай и баня, а меж ними поленницы.
Сарай приспособлен под мастерскую и склад. На стенах весят рыболовные снасти. Удочки, бредни и закидушки. В двух углах стоит рабочий инструмент. В одном пилы и топоры, в другом – лопаты, цапки, вёдра. В третьем углу приспособлена небольшая печурка, для приготовления пищи в летний период, когда не разжигается Русская печка в дому. А вот в четвёртом, на мой детский взгляд, было самое интересное.
Стояли две лавки и пустой стол.
Ха! Что же тут интересного? Спросите вы? А то, что стол этот волшебный. Сидя за ним, бабуля делала прекрасные, красивые и удобные ложки, а также, что для меня было очень необходимо, лучшие и самые громкие свистульки. Никто в Ширинке, такие не делал. Местные мальчишки мне завидовали. Но бабуля не давала повода нам ссориться, и когда мы начинали свои детские соревнования по свисту, все получали по свистульке.
Одно условие наших соревнований – уход на Золотце. И там, сидя на камне, у воды, мы выводили прекрасные трели. Долгие и певучие.
Вдоволь насвистевшись и наслушавшись трелей, ныряли с этого же камня и купались до посинения.
Проголодавшись, никто домой не собирался. Могут загнать и предложить по работать. Поэтому, мы бежали в лес, по грибы по ягоды. Ягоды ели, а грибы собирали и носили домой. Всё подчинено проблеме выживания зимой. Даже играя, думали, что есть в зимнее время, когда всё завалено снегом.
Вот и сбор грибов не был нудным и тяжёлым трудом. Всё происходило весело и в соревновательной форме. Кто найдёт самую длинную и тонкую ветку, чтобы потом, на неё нанизать поболее грибов. Идя уже к дому, рассказывали, кто и где нашёл тот или иной грибок. Они ведь отличались не только по размеру, но и по красоте.
Так проходило время в летнее время. А вот зимой! Зимой выручала бабуля – рассказывая свои прекрасные истории и обучая различному мастерству: бить баклуши, резать ложки, плести бредни и мастерить разные нужные по хозяйству вещицы.
Вот несколько историй я и хочу вам предложить. Начну правда издалека, чтобы можно было иметь представление о тех, далёких от цивилизации и мировой культуры местах.
И ещё, сразу оговорюсь. Может не всё помню, или не совсем точно передаю, но суть не в мелочах, а в самой истории.

Бабуля
- Да о чём же тебе рассказывать, родимый? Родилась и выросла, вот и всё.
— Вот за это и расскажи, интересно же.
- Хорошо, укладывайся, сегодня метель, гулять не ходил, так не заснёшь. Поговорю за жизнь с тобою. Авось поймёшь, хоть и мал ещё, что жизнь не игрушка. Многое надо знать и уметь, чтобы просто выжить.
Я родилась в посёлке Марь, среди лугов и лесов, рядом с небольшой речушкой под хитрым названием – Золотце. А с километр ниже по речке стоит село Ширинка. Это из-за того, что там наше Золотце расширяется в настоящее озеро.
Люди сказывали что здесь, ещё при царе горохе, были золотые копи.
Сначала на берег ручья просто вымывало золотые песчинки и камешки. Люди заметили, образовали прииск и посёлок. Но то, что сам давал ручей, оказалось мало и стали люди копать. Вправо и влево от ручья.
Много не находили. Бедное было место. Да, к тому же, речка по весне сильно разливалась, заливая выкопанные ямы. Приходилось долго ждать, когда вода спадёт и начинать всё сначала. Землю с ям выгребали и таскали на огороды. Удобряли. Вот так одной весной и случилось.
Да то и сталось, что нашли в одной из осушённых ям, несколько золотых камней с кулак мужика, размером.
С тех пор речку стали звать – Золотце, и народ к нам ринулся толпами. По вырубали лесу в округе немерено. Избы поставили. Вырыли огромные ямы, да так больше ничего не нашли.
Правда прошёл слух, что выше по течению реки видели золото, да мало кто откликнулся на эту новость.
Мой пра пра прадед, да ещё двое старателей, ушли выше. Построились. Обосновались. Так наш посёлок и стали называть – Марь. Мираж, то есть. Идя по реке, он показывается из тумана как вроде спускается с неба. Вроде и нет его – мариться люду.
По началу праотец наш ставил домик в низине, у реки. Где золото мыть было сподручнее. Но в один год что-то случилось с Золотцем. Из ручья, она превратилась в полноценную реку. Все три дома нашего поселения смыло. Вот тогда и перебрались они на пригорок. Сделали себе поле и огороды, вырубив лес на строительство. Выкорчевав пни на отопление. И стали жить по-особому. По отдельному. Вести хозяйство артельно.
Село Ширинка не пострадало. Только все ямы, да овражки залила вода и получилось озеро.
На берегу, с одной стороны возвышается скала. Или не скала. Камень огромный. Мы в детстве часто ныряли с него, да дно исследовали. Здесь ведь особо рыли. С усердием. Под скалой просто золотинки чаще находили. Вот и думали, что в самом камне сокровища не сметные.
Да только потоп и помешал скалу изничтожить. Залило всё с трёх сторон, да и ушло золотишко от сюда на всегда.
Нету здесь ничего. Пусто. Только часть оседлых и остались, а остальные далее подались, счастье удачу искать.
А наши остались. Да и куда идти?
Бабуля на последних днях ходила, когда артель уезжала.
Остались они, да и не жалеют.
Детей пятнадцать душ было. Хорошо жили. Дружно. Девчонки в лесу грибы ягоды собирали. Орехи.
Мальчишки у Ширинки, рыбу ловили. Вялили.
Взрослые мужики охотой промышляли.
Женщины по хозяйству, да в огороде хороводили.
Хором сеют, хором пашут, хором песни зимой поют да носки вяжут.
Марь даже, порой, богаче Ширинки была. По окраине прадед пасеку соорудил. Пчёлы сами селились и мёдом делились. Хорош наш медок. Лучше любой горечи горло дерёт. От многих хворей помогает.
Раз только медведь наведался, пасеку разорять. Да собрались мужики с рогатинами. Теперь мишка пол избы согревает. Большой был. Всей артелью ели его.
А в Ширинке коров, волки часто проведывали. Большой урон наносили. Поэтому село часто бедствовало. За счёт охоты только и выживали. Сначала пытались частоколом защититься, да потом передумали. Накладно. Если новые люди приходят или млад женится, надо дом строить, а забор переносить. Так нашли выход в другом. Вокруг Ширинки поля обустроили. Поболе версты будет. И строится есть где, и сеять, и пахать.
Новый дом строят, лес рубят, поле расширяют. А зимой волков издалеча видно. Да по центру полей чучело пугало соорудили. Тряпками на ветру, как руками машут. Не то что зверьё, чужих людей пугают. Хотя редки они у нас. Уж очень далеко мы забрались.
Однажды люди заходили, что царя убили сказывали. Мы новость узнали, когда в Ширинку на рынок ходили. Собираемся мы с утреца. Берём товар да ружья. Товар на обмен, а ружья не от лихих людей, для охоты. Просто по лесу идти, вдруг белка или косой проскочат. Что ж его упускать, время-то. Лето короткое. Заготавливать на зиму всё заранее приходиться.
Ведь если снег раньше навалит, а он у нас выше крыш лежит, сам знаешь, на охоту рыбалку не выберешься. Так спасайся.
Хотя кто весну-лето не ленился – добро живёт. Богато.
Мясо и рыбу вялили да в бочках солили.
Кстати, за солью особо ходили.
- Да ты спишь, мой касатик. Спи родимый. За соль я тебе опосля расскажу.

Соль
- Бабуля, расскажи мне про соль.
- Соль? А что соль? Соль как соль, солёная.
- Ну не шути, ты же обещала.
- А ты мне завтра поможешь баклуши бить?
— Это заготовки для ложек, что ли? Так я уже с десяток тебе приготовил.
- Ты скоро уедешь, чем я заниматься буду? А так ложек нарежу, разукрашу и вам пришлю, на подарки друзьям вашим.
- Ну рассказывай уже. Конечно, помогу.
- Хорошо. Садись на диване, укрывайся и слушай. Молодец!
Есть место в верстах пятидесяти, или даже чуть по более, где в горе вырыты норы. Так вот норы эти, люди сами вырыли, добывая соль. Я ещё в детстве, там однажды была. Батюшка взял меня с собой. Потом туда часто ходила, то. Но вот первый раз, запомнился. Ох и намаялась же я тогда. Хотя отец меня заранее предупреждал. Но ради красоты увиденной и результата, стоило ноги бить. А вот как шли? Как нашли? Не знала не ведала тогда. Везде лес да дебри непролазные. Это потом уже выучила тропинку по корням да деревьям, по местности, тогда же только удивление.
По началу дерево видела, то за которое туча зацепилась и на долго зависла. На него глядя, батюшка и вёл по началу. Потом сопку видела, лысую. Без единой травиночки. Одни камни да мшаник серый. Вот вдоль неё денёк. Дальше ручей, да топь вонючая, с травою красной. Ядовитой. Ручей, сказывают и зимой течёт, не замерзает. Да и течёт ручей от горы самой.
Вот в четыре дня и дошли.
Норы прям в горе, а стены сверкают, глазу больно.
Камушки под ногами. Возьмёшь один, а он на солнце так и играет, так и играет, переливается. Кристалл.
А оказалось, то сама соль. И везде она. На стенах. С потолка свисает. Под ногами хрустит. Но внутри серая и неприглядная, холодная.
Набили мы соли камнями со стен. Засыпали туеса заплечные. Да в корзину, заместо еды съеденной. Отец стережит:
- Не сыпь много. Не донесёшь.
А как не сыпь? Все знают какая на вкус соль противная. А еда без соли ещё противней. Без соли ешь только если выживать осталось, и у соседей занять нечего. Без соли вообще жизни нет.
Предупреждал отец. Да я не слушалась. Знала уже, цену этой соли. Везде набрала. И в туесок засыпала, и в корзину с карманами добавила. Еле с колен поднялась. Глянула на отца, а он молчит и улыбается. Ничего не говорит.
Вышли по утру. За час по топям так взопрела, что хошь всю одёжку сымай.
Сначала немного отстала, чтоб за отцом идти, а потом давай из карманов соль выкидывать.
Пока топи прошли, я уже пол корзинки ослобонила.
А у отца, вроде глаза на затылке. Он и говорит:
- Ты бы доню, хоть не всё выкидывала. До дому оставь. Не ровён час до весны не хватит.
- Да я батюшка только карманы ослобонила. Печёт больно, соль эта треклятая.
- Не ругай хороший товар. Мы ведь мою соль себе на год оставим. Я норму знаю. А за то, что ты несёшь, в Ширинке на вещи тебе сменяем. Вон как вымахала. Пора обновами обрастать. А мы так с матерью решили – что заробишь, на то и купишь.
Как услыхала то за обновы! У-у! Губы в кровь кусаю, но тащу! Себя дурой обзываю, за то, что лишок скинула. Да и батюшке в мыслях достаётся, зря раньше не сказал. Вообще бы и камушка не обронила.
А тятька говорит, вроде мои мысли читает:
- Не ругайся Нюшенька. Донесла бы и те крохи что скинула, да дён семь бы мы шли. А время терять нельзя. Видишь деревья мокнут, по колен выше? Зима будет ранняя. Спешить надо. Одной солью сыт не будешь. Как придём, соль оставим и на охоту. Я тут тропы новые приметил. Силки поставим. Ничё родная, заживём! Хлеб уродил. Зверья много. Всё будет хорошо.
Дошли. Донесли. Оставили да чаю с мёдом попили. Запас с собой взяли и на охоту ушли.
Я с семи вёсен с ружьём. Отец приучил. Спасибо ему. Благодаря его учёбе и выжили в лихую годину.
Вообще многому учил. Как след распознать, да в каку сторону зверь ушёл. Научил кого сторониться надо, а за кем и побегать. Учил бредни плести и правильно ставить, а по утру собирать, чтоб рыба не ушла.
Очень я благодарна отцу, прадеду твоему.
Хоть порой так трудно и нудно было сидеть, ждать пока зверь появится.
Или как рысь перехитрить. Ох хитра и бесстрашна дикая кошка. Не чета домашней мурёне.
- Баба! Баба! А меня ты научишь стрелять?
- Какая я тебе баба? Бабки это у вас там, в городе, на базаре торгуют, а я для тебя бабуля.
- Ну бабуля, а меня ты всему научишь?
- Да научила бы, так ты ж непоседа. Что ни утро, то с мальчишками на Золотце прохлаждаешься. А учёба дело долгое, хлопотное.
- Ты меня только научи. Я всё делать и слушать буду, как скажешь.
- Та научу, научу. Не кричи только.
А сама отвернулась и в пол голоса:
- Да что толку учить то. Вон сына выучила и что толку? Охоту и рыбалку в отдых да игру превратили. Такое нужное и ответственное дело. Работу – в игру! Э-эх! По привыкали в своих городах, всё да на блюдечке. Пришёл – купил. Нет мужиков настоящих.
Повернулась снова ко мне и продолжила.
Ну так вот. По осени мы соль мною принесённую, выменяли на обновы, мне и матери. Пороху набрали. Патронов. Ружьё меньшому брату. Вообще хорошо за соль дали. Оказалось, мы удачно по весне сходили. А те, кто позже пошёл, в топях увяз. Сильно разлилась там речушка местная. Не дойти стало. Вот мы удальцы молодцы.
Всё. Спи давай. Уже за полночь. Скоро петухам петь, а ты ещё не улёгся.
Заболталась я с тобой. Пойду опару поставлю. С утра блинками с мёдом побалую. Спи!

Дом пятистенок
Дом этот, пятистенок, ещё твой пра, пра, и ещё пять раз прадед ставил. Необычный дом. «Звёздный» - как его сам дед называл. Так что он, видишь, у нас о пяти углах.
Это сейчас простенки сделаны, комнаты. Всё отдельно. А раньше всё одним было, только сени отдельно. Там живность и скот зимовали.
В сени как заходишь, так вправо и загон для животных был. Слева же, дед ульи выставлял один на один. Узкий проход для люда оставался. Бывало, идёт матушка с дровами, заденет бревном улей, а оттуда:
- У-у-у-у!!!
А дед в ответ:
- О-о-о!
Наш то мёд, дороже золота!
Само-то золото в Золотце перевелось, а мёд завсегда пчёлы носят. А мёд — это здоровье, вкусно и лекарство. Скольких людей твой прадед с того света вернул. Сколько детишек недоношенок выходил, одному Богу известно. Вот, бывало, че, молодуха, в поле на покосе. Не время ещё родить то. А повернулась не так, али уселась на сыру землю, тут раз, и разродилась не по времени. Детёныш малюсенький, слабенький. Вот-вот гляди, Богу душу подарит не крещёную. А тут прадед твой идёт, с ложкой. Да в ложке той смесь волшебная. Перга с пыльцою, да пчелиное маточкино молочко, мёдом приправленное. Ни в одной аптеке у вас в городе, такого не купишь.
Нажуёт молодуха хлебца в тряпицу, каплю другую смеси добавит. Смокчет и оживает малец-то. А как всю ложку ему скормят по капле, так уж дитё и на ножки встает. Ложку ту, дедову, всю жизнь как оберег хранят. Приболеет человек, той ложкой чай мешают, и такой чай без варенья и сахару сладкий, пить невозможно. Такая сила на годы от смеси остаётся. А уж к старости человека и ложка спревает. А умирает человек и ложку не ищите, нету её. За ним сама ушла, говорят.
Ну так я про избу то говорю тебе. Это сейчас комнаты, после войны разделили, а по началу все вместе жили.
Старики на печи кости грели. Туда и мальцов со снегу, погреться загоняли, да приболевшего на ночь укладывали. К утру люба простуда выжаривалась. А раньше там ещё и медвежья шкура лежала, так она звериной силы прибавляла. Вот старики и жили долго.
Слева от печи лавки начинались. Первые две, самые широкие – то отца с матерью. Рядом стол стоял. По одаль, малый ткацкий станок.
Родители рано вставали. Отец за столом ложки резал, снасти проверял, ну и другую работу по хозяйству делал. Мать бралась за стряпню с другого краю стола. Когда семеро по лавкам сидят, да во все глаза глядят, попробуй опоздать с завтраком, обедом. Такой рёв и гам начнётся, хоть с дому беги. Но у нас такого, слава Богу, отродясь не было. Хотя люди поговаривали, что были и такие семьи в Ширинке.
Дальше по лавкам, но поуже, и сами дети. Голова к голове, ноги к ногам. И никому не тесно. Лавки вкруг, по всей избе. На последней лавке, самой узкой и низкой укладывали незваных гостей или чужинцев. За ними в ночи старики приглядывали, да и обсохнуть им близость печи позволяла. Свои чуни да лапти у печи выставляли.
— Вот вроде и всё за дом. Спи давай. Поздно уже. Завтра ещё что скажу.
А я уже и так засыпаю. Глаза слипаются.

Дедушка
- Бабушка. Ну бабуля. Расскажи мне про дедушку.
- Да что ж тебе рассказать, касатик? Был у тебя дедушка. Герой войны. Лётчик. Лейтенант. Из большого города. Был, да и сгинул в этой страшной войне. Много людей тогда сгинуло. Многие не вернулись в свои города и сёла.
- Ну нет, бабуля. Ты с самого начала расскажи.
- Сначала? Ох и не лёгкую ты мне задаёшь задачку. Очень нелёгкую. Я ведь и сейчас душой чувствую, что он живой. По прошествии стольких лет, а всё перед глазами стоит. Вот так в форме с перевязанной головой и подтянутой к груди рукой.
- Ну бабуля! Ну пожалуйста!
Ох! Случилось это уже больше года как шла война. Хотя мы и узнали о ней не сразу. Хеолохи какие-то по Золотцу, вниз по течению шли. Нас то прошли, а в Ширинке заночевали. У них рация была и им там как-то сказали. Мы, никто не поверили. Только через неделю к нам машина пришла. Ну ты знаешь, такая телега без лошади. А для местного люда, диковина была необычайная. Нет. Слыхать то мы слыхали о таком чуде, а вот видеть не доводилось. Те, кто из посёлка выезжал и возвращался с покупками, двигались только на телегах или санях, они видели. А у нас то и дорог не было. Только просека.
Всех мужиков от мала до велика по вывезли. Точнее люди сами шли. Даже бабы подписывались, но их не брали. Только троих девчонок призвали в сёстры. Медиками.
Мой отец и братья тоже ушли. Остались только старики, девки, бабы и два мальца, вроде нашего Мишки.
Вот тут и пригодилась отцова учёба. Я стала в семье за место мужика. Охота и рыбалка на мне, брат помогает и учится. Сестра матушке помощница.
Зиму пережили. Оттаяли. Работали не покладая рук. Даже за солью вдвоём с братом сбегать успели. Хоть и меньше взяли, чем обычно, но всё лучше, чем ничего. Зима подкралась лютая. С метелью и сугробами. Замело по крыши. Завьюжило. На охоту не выйдешь. Свету белого не видно. А тут ещё однажды ночью, рёв дикий, зверей не виданных разнёсся над лесом, а потом грохот ужасающий и…. И тишина.
Даже метель вроде как утихла.
Ну, думаю, хоть на зайца, но с утра, да сбегаю. Приготовила ружья. Уложила по раньше братца, и сама улеглась. Это чтоб спозаранку выйти. До сельских охотников поспеть. Деды ведь они какие? Спать не спят, а спозаранку уже силки обходят.
Поднялись мы с братцем по раньше. За темно. Собрались, не зажигая лучину и вышли.
Ты знаешь. У охотников глаз намётан. Все изменения видишь сходу.
Вот и тут. Смотрю. Сразу за банькой, на Золотце, сугроб огромный. Мы туда.
Не понять ничего. Темно ведь. Да и это! Оно тёмное из снега выглядывало.
А пурга-то хоть и притихла, но позёмка несётся все ямки и следы заметая.
Подошли мы с малым до Этого!
Прикладом ткнула. Твёрдое и не живое. Осмотрели. Звезда сбоку. Но всё одно не понять, что это.
Тут звуки какие-то. Тихие.
Брат ко мне прижался. Ружьё выставил.
Ну чтоб короче. В снегу нашли парня. Не сразу, конечно. И его ведь замело. Хорошо стонал изредка. Так и вырыли из-под снега. Младший помогать стал и потащили страдальца до дому.
Всё одно охоты не будет. Позёмка все следы скрыла.
Дома уложили парня на лавку, при входе, а сами раздеваться стали. Ружья повесили, лучину зажгли, тулупы по скидали, а тут и матушка проснулась.
Охи да ахи. Парня от крови обмыли. Разбитую голову тряпицей обвязали. Да! Ещё у него рука болталась как на верёвке, так матушка под его сильные стоны, всё же притянула её к животу и прижала ремнями.
Ко всему что у него болело, на лице очень много царапин что кровоточили, а некоторые места были обморожены.
Звуки-то мы с вечера слышали, а нашли его по утру.
- Нюшенька. Разбуди деда на завалинке. Пусть чуть сдвинется.
- Да не сплю, я Марья. Тащите его сюда.
- Пусть он с вами полежит. Отогреется. Да и меньшой туда же просится.
- Да лезьте уже все.
- Все не все, а втроём поместитесь. Нюшенька, сходи в Ширинку, до Пелагеи Ильиничны. Расскажи, что нашли незнакомца увечного. Пусть даст травок, да спроси, чем ещё ему помочь, да про руку кажи. Ей же соли отнеси, вот мешочек.
- Марья. Ты чего это солью раскидываешься? Ишь ушлая какая. Да растереть его первое дело, и внутрь залить. Это для мужика первейшее дело. А если первака нальёшь, он кого хошь на ноги подымет. Потом медового снадобья добавим. Встанет!
- Вам бы всё выпить. А вдруг у него чего внутри оборвалось. Вишь побит весь. Кто его знает?
- Давай я посмолить слезу, а вы, бабы его тут на печи разденьте и разотрите хорошенько. Да не давите. Неровён час и правда сломано что. Может от зверя хоронился на дереве, да замёрз и упал. Рука-то точно, вижу, поломана, а лицо так об ветки подряпал, это ясно.
- Ну какое вам там дерево? На Золотце его дети нашли. На реке.
Дед, кряхтя, слез с палатей.
- Тебе бы только умничать. Дополз он до реки. Дополз.
Дед вышел в сени. К своим ульям. Сел на лавку, закрутил козью ножку и задымил.
По хате пополз едкий табачный аромат. Раненый закашлялся.
Вдвоём с матерью затащили страдальца на печь и стали раздевать.
- Ой какой же он юный. Совсем малец. Младше нашего Сёмки, наверное. Кто же таких берёт на войну?
- С чего вы мама взяли что он военный?
- Так форма на нём. Вон, звёзды везде. Служивый. Ты давай не смотри. Растирай быстрее. Видишь местами совсем онемел.
Мы стали усиленно растирать всё тело, но лицо, ноги и руки усиленно.
Матушка принесла дедово волшебное средство на палочке и разлепив парню губы, усиленно втёрла в дёсна.
- Нюшенька. Ты ложись с одного боку. Держи его руки в своих, а сама дыши ему в лицо. Ты же, оголец, ложись с другого боку. Так в старину всех замёрзших отогревали. А дед пока на отцовой лавке поспит. Перетерпит.
Только на третий день улеглась пурга. Стало тихо и покойно. За одно полегчало нашему спасённому. Дыхание стало ровным, без хрипов. Только иногда он сильно стонал, но в сознание не приходил.
Измучался и наш дед. Пришлось парня снять с палатей и уложить на первую детскую лавку, сразу за матушкиной.
Я не отходила от него ни на шаг. Смазывала раны на лице и руках тонким слоем мёда. Поправляла сползающую руку и поила отваром луговых трав, собранных нашей бабулей при жизни.
Саму бабушку мы схоронили осенью, так что дед остался в одиночестве. Счастье его что Мишка, любил деда и не давал долго скучать в одиночестве. В любую свободную минуту прыгал к деду на палати и просил рассказать, как убили медведя, на шкуре которого они лежали. Да и вообще про охоту и рыбалку.
А дед уж старался. Бывало, че как начнёт сказывать про щуку, длинною с сосну до неба. Что в Золотце водится, возле Ширинки. Та щука как хозяин озера, на вроде домового в избе. Многие сказывали что видели ту щуку издали, хотя бабы бают что-то простое бревно плывёт.
- Ох! Спи родимый. Поздно уже. Завтра продолжу.

Любимки
На задворках третьего дня мы сымали страдальца с палатей и уложили на лавке.
Вот тут-то, днём, я и рассмотрела раненого.
У меня и так, после того как мы с Мишкой, отогревали замёрзшего на лежанке, в самой груди, под сердцем, забилась маленькая жилка. А теперича он мне и вовсе приглянулся. Теперь я на охоту не ходила, а бегала. Вдела лыжи и вперёд. Мишке же оставила проверку и установку силков.
Удача была на моей стороне. Не проходило и часа, а я уже возвращалась с беляком или парой белок.
Мишук тоже не плошал. Всегда бывал с добычей.
Прибежав же до дома, оставляла все хлопоты о добыче на сестру и брата, а сама садилась на лавку, возле военного, брала его здоровую, но слегка обмороженную руку, растирала и смазывала мёдом и тихо рассказывала свои истории.
- Ну прям как тебе, касатик.
- А он слушал?
- Ну, наверное. Он же в беспамятстве лежал. Уж сколько дён прошло, ему бы и поесть надо, а мы ему всё отвары трав давали.
Теперь, после первой удачной охоты, матушка наварила вкусный, ароматный бульон и я малой ложечкой пробовала поить его. По первах то не очень получалось. Больше разливала, но ничего, и в рот перепадало. Дальше всё лучше получалось.
— Вот так, часами я сидела рядом с твоим дедом и рассказывала сказки как малому дитяти. И никто, и ни что не могло оторвать меня от этого занятия. Правду сказать никто и не пытался. Или может я не замечала?
Однажды только. Услышала, как дед бурчит на своей печи, я не поняла о чём он, но матушка тут же подошла к завалинке и как шикнет на деда, что тот на долго умолк. Скрутил козью ножку и задымил. Потом откашлялся и вроде как сам для себя сказал:
- А может ты и права, Марья. Пусть будет как будет.
Но меня это не коснулось. Я ничего тогда не поняла, да и не обратила внимания.
Веки слегка дрогнули. Задрожали….
И я увидела эти нежно василькового цвета глаза.
- Живой! Мама, он живой!!!
Как заору я.
- О Господи! Ты чего кричишь-то, дочка? И его перепугаешь и нас всех. Чего всполошилась? Всё хорошо, смотрит, так спроси его кто он?
- Я боюсь матушка.
- Чего ты? Ну!
И я спросила:
- Вы живой?
Уголки губ его чуть дёрнулись, но ничего не сказал.
Я поднесла к его губам ложку с отваром, дала глотнуть.
Теперь улыбка у него получилась.
- Вроде живой. А где я?
- В лесу. В посёлке Марь.
- А где это?
- В лесу.
Он опять улыбнулся, но тут же на лице появилась гримаса боли. Он попытался подняться, но поломанная рука дёрнулась, и голова упала на лавку.
Застонал.
Я подхватила и придержала руку.
- У вас рука поломана. Вы осторожнее.
- Я уже понял.
Говорил он медленно, явно превозмогая боль:
- У вас здесь нет врача?
- Нет. Только в Ширинке Пелагея травами лечит.
- А как тебя зовут?
- Нюшенька. Ой. Аня!
- Пусть будет Нюшенька. Ты не смогла бы найти ровную ветку. Если мы к ней привяжем мою руку, то она не будет так болеть и быстрее заживёт.
Пока он говорил, я уже стояла в тулупе. И на ходу крикнув:
- Я сейчас.
Схватила лыжи и выскочила из избы.
Пока бежала по пролеску, подумала, что прямую ветку искать не надо. Лучше ведь найти с таким углом сучка, что бы было удобно и локтю.
И вот. Прямо на бегу, уклоняясь от торчащей ветки, пригнулась и…
О! Она!
Но я ведь на лыжах и проскочила мимо. Остановилась. Вернулась. И вот я уже мчусь назад.
Когда вернулась, ничего не изменилось.
Матушка с Дарёнкой возились возле печки, а Мишук, как обычно, сидел у деда на печке.
На стук закрываемой двери, парень открыл глаза, а при виде ветки с сучком, глаза расширились, но через миг он улыбнулся:
- Молодец! Хорошо придумала.
Дальше он подсказывал как, а мы с матушкой, в нескольких местах привязали руку к принесённой ветке.
Получилось и правда удобно. А после этого раненный попросил усадить его на лавке.
С одной рукой и обессилев, сам он не смог.
- Нюшенька, сходи за снегом. Самовар растопим и все чайку попьём.
- Так вот ведь полна кадушка, маменька. Мишук с Даринкой с утра снега натопили.
- Ты сходи, свежего принеси. Чего гостя старой водой поить.

Не в правилах детей, перечить родителям и я, взяв вёдра и тулуп, вышла в сени. Но через не притворенную дверь услышала:
- Давайте я вам помогу штаны одеть. Не гоже вам в таком виде. Молодая она у нас ещё.
Щёки у меня вспыхнули только при одной мысли…
Я выскочила с вёдрами во двор, и отойдя за баньку набрала чистого снега.
Когда я заглянула в избу, немного приоткрыв дверь, он сидел. Матушка застёгивала на нём дедову рубаху, по верх раненной руки. Ещё немного подождав, вошла и внесла вёдра.
- Познакомься Нюра со своим спасённым. Зовут его Тихон. Он лётчик. Давай сюда вёдра.
Даринка растопит самовар, а ты накрывай на стол. Покормишь его сама, силёнок у него пока маловато. Деду же на печь подай. Не чо туды сюды скакать. А потом и мы поедим.
Сегодня кормление проходило на много проще.
Тихон охотно открывал рот, жевал кусочки мяса, что было сварено в бульоне, и даже пытался подносить здоровой рукой ломоть хлеба ко рту. Но потом совсем устал. Хлеб я покрошила в суп и так скормила без остатка.
Когда доел, облокотился на стену, позади себя и закрыл глаза. Устал.
Это было видно и понятно. Но зато, начиная именно с этого дня началось выздоровление раненого.
Шло время. И если первые дни, когда Тиша был в без сознательном состоянии, я рассказывала ему свои истории, то теперь он стал рассказывать про те места где он рос и жил, учился и воевал.
Про машины и трамваи, про автобусы и большие, каменные дома огромной высоты. Про электричество и самолёты.
Оказалось, что дед отчасти был прав. Тихон упал с высоты, но не с дерева, а с самого неба. Он лётчик и летел на самолёте. Только самолёт обмёрз и упал.
Я слушала затаив дыхание. Лишний раз даже боялась переспросить о тех вещах, которые в то время были нам не понятны. Но Тихон увидел моё удивление и расспросив о нашем посёлке, стал рассказывать более подробно и обстоятельно.
Много чего я тогда узнала. Нашими тихими и тёмными вечерами. Бывалоче вся семья сидели на лавках около стола и даже дед свешивает ноги с печи и наклонившись вперёд, прислушивается.
Время идёт Весна на подходе. Тихон выздоравливает, и хоть рука его ещё мало подвижна, мы стали выходить во двор.
Увидев свою машину, точнее свой самолёт, Тихон сильно обрадовался, а когда, мы по его просьбе, втроём откопали самолёт из снега, он почти за плясал от радости.
Поломок было мало и его самолёт можно было отремонтировать.
Однажды, сидя возле баньки, и щурясь от яркого солнца, Тихон что-то увидел в небе. Он вскочил и побежал к самолёту. Влез в кабину ( тогда он уже мне рассказал что такое самолёт и как он устроен, из чего состоит), И высунувшись наружу поднял руку вверх. И только тут до меня дошло. Посторонний, нарастающий гул. Шум. Тихий и далёкий, но постоянно усиливающийся.
Тихон с трудом перезарядил пистолет и снова выстрелил. Вверх взлетела яркая точка и вспыхнула яркой красной звездой.
От ровного строя отделилась одна машина, и сделав над нами круг, вновь взмыла ввысь и исчезла за деревьями.
Такого грохота и шума мы ещё никогда не слыхивали.
Мишутка и Даринка спрятались в баньке и только я стояла и смотрела. Мне казалось, что в этот миг что-то свершиться и небо упадёт на землю.
Всё кругом затихло.
Тихон лихо вылез из самолёта. Спрыгнул на землю и поморщился от боли. Перелом в руке ещё давал о себе знать. Улыбнувшись он сказал:
- Они меня увидели.
Я ничего не сказала, но в сердце поселилась тревога. Но мы жили и или дальше как обычно.
Только дён через десять, когда и снега то почти не осталось, а на Золотце стали появляться первые полыньи в Ширинку, а потом и к нам, приехали две большие машины. В них было шестеро мужиков. Они поставили большую палатку возле самолёта и занялись ремонтом.
Целыми днями Тихон пропадал возле них. Я тоже не отходила от твоего деда. Готовила в палатке, на небольшой печке еду и кормила всех сразу. Правда они не охотились, а ели суп из консервов. Ну тогда так тушёнку называли.
С одним из этих мужиков, Тихон был более дружен. А когда самолёт поставили в нормальное положение и завели, то твой дедушка, Тихон, и этот приехавший парень, улетели на самолёте.
- Ты пойми меня Нюра. Моя милая, добрая и любимая. Сейчас война и я не могу вот так просто, оставаться с тобой здесь. Но я твёрдо тебе обещаю, буду жив, я тебя найду и вернусь к тебе на всегда. На всю жизнь. И мы пойдём по жизни превозмогая все горести и невзгоды, все радости и печали. Мы с тобой. Вместе. Тихон и Анна. Любимая!!!
Через день после отлёта, собрались и уехали остававшиеся мужики.
И тишина. И всё встало в своё русло. И вроде как не было никого и ни чего.
Только….
Я упала на колени, обхватила ноги матушки и зарыдала:
- Матушка. Матушка! Что же я наделала? Что теперь будет? Что люди скажут? Как же мне теперь быть7 Я не смогла. Я не удержалась. Но ведь я его любила и люблю. Я буду любить его всю свою жизнь.
- Что ты доченька? Что ты! Это же счастье! Чего ты испугалась? Я всё видела и всё знаю! Может тебе несказанно повезло. Ты ведь узнала, что такое любить, быть любимой и стать женщиной. Теперь ты поймёшь как это быть матерью. Не все бабы смогут похвастаться таким, после этой страшной войны. Не многие мужики вернуться и в наши края. А ты его жди! Расти вашего ребёнка и жди! Жив будет приедет. Или даже прилетит на своём самолёте. Теперь ты знаешь родная, что такое счастье. Ты его видела и даже держала в руках.
Дед на печи тихо кашлянул:
- Кхех!
Даринка и Мишутка кинулись меня обнимать.
Теперь в нашей семье за мужика стал Михаил и как мог, в силу своего возраста, помогал мне или даже заменял.
А через время родился твой отец – Николай Тихонович.
Вот такие сказки мой милый.

Лётчик
Сказки то сказки, но они отложились в моей голове на долго. И когда вырос, то и нашёл полную информацию, что за самолёт это был и откуда он свалился на головы жителей посёлка Марь.
«Для перегонки самолётов из Фэрбанкса на Аляске до Красноярска в СССР была сформирована 1-я перегоночная авиадивизия ГВФ, в которую вошли пять полков. Всем лётчикам пришлось переучиваться на пилотирование американских самолётов. Схема перегона на первый взгляд была довольно проста. На базе Лэддфилд самолёты принимали наши лётчики и перегоняли их на аэродром Уэлькаль на Чукотке. Потом пилотов на транспортном самолёте возвращали на Аляску. Эстафету принимали лётчики другого этапа, а потом следующего – и так до Якутска и Красноярска. Всего было девять таких этапов. Из Красноярска часть самолётов отправлялась по железной дороге, а часть – продолжала двигаться своим ходом. Бомбардировщик «Митчелл», за которым клином идут «Аэрокобры». Именно так истребители перегоняли с Аляски в Красноярск Первые самолёты были готовы начать свой трудный путь уже 30 сентября 1942 года. Но только 7 октября они стартовали с Аляски. Сказывалось отсутствие опыта и слаженности лётчиков и наземного персонала. И летные происшествия начались практически сразу же: были потеряны самолёты и погибли первые лётчики…»
Описывать почему падали, разбивались и не долетали – не буду. У каждого самолёта своя история. Я искал конкретно своего деда. И единственное что я о нём знал, это было имя - Тихон!
Тот, кто движется, всегда приходит к результату. Может не всегда тому, что ожидал, но результат будет.
Дед, Свиридов Тихон Никифорович, 1917 года рождения. Был лётчиком, и прошёл всю войну. Несколько раз был ранен. Дважды сбит. Второй раз 5 мая 1945 года. Сильно обгорел и долго лечился. После госпиталя женился на медсестре, выходившей и вернувшей его почти с того света. У них есть дочь, с которой мне и удалось связаться.
- Да. Папа говорил, что где-то в лесу, живёт женщина, которая первая спасла ему жизнь. И всю свою жизнь он порывался съездить к ней, но так и не выбрался. Правда он не знал, что у него есть сын. Умер папа в возрасте 83 лет, в 2000 году. Да. Я нашла его старую фотографию и отправила вам по указанному адресу. Не теряйтесь теперь, мы ведь родственники.
- С огромным удовольствием продолжим общение с вами. Большое вам спасибо за то, что откликнулись и за фотографию. Отвезу её моей бабушке.

Через некоторое время я отвёз бабуле фотографию её жениха. В форме лётчика. Фото, сделанное перед самой войной.
Мы с отцом нарубили дров и сложили большие поленницы. Приготовили баньку и знатно попарились. На следующий день мы вышли на охоту, а вернулись только через три дня. Охота удалась. Бабуле будет с чего сделать запасы на зиму.
Мы зашли в дом. Такого не могло быть никогда. Печь не топлена. Может бабуля ушла в Ширинку?
Но нашли мы родную душу в её комнате. Она лежала в своей кровати. Красиво одетая и с фотографией деда в руках.
Вот так.
Вся жизнь – ожидание!
Любите и будьте любимы!
Рассказы | Просмотров: 208 | Автор: xax33 | Дата: 20/03/20 19:22 | Комментариев: 0

В прощёное воскресенье
Мы просим прощенье
За наши деянья
И так, про запас.
Обидеть не чаем
Но всё понимаем
Что всяко бывает
В жизни у нас.
Простите подруги
Друзья и родные.
И я вас прощаю.
В обеденный час
За кружкою чая
Я всех вспоминаю
И Бога прошу я
здоровья для нас.
Лирика | Просмотров: 184 | Автор: xax33 | Дата: 29/02/20 20:18 | Комментариев: 2

Крым. Крым! Крым!!!
Везде и всюду, только и слышишь про Крым! Политика – Крым. Санкции – Крым! Отдых – Крым! Я чо, лох чоли? Я тоже в Крым хочу! И чо?
А ни чо! Цены глянул и усё. Наотдыхался! Нет уж. Поеду на Клязьму.
И песочек по лучше, да и рыбка водится. Посижу с удочкой.
Костерок. Уха. Лес. А воздух какой! Просто прелесть! Лучше только в Крыму.
Тфу ты! Опять Крым. Но Лёха ведь так хвалил.
Мля! Ну как же хочется. Надо что-то придумать.
Вот же ж вырвался из-под опеки родителей. Уехал учиться.
Первый курс – прекрасно!
Даже отец поверил в меня, когда я ему отчитался за отметки. Хвалил. Деньжат подкинул.
А я не лох. Припрятал их. Не потратил.
Вот второй курс на исходе.
Учёба учёбой, а мысли о Крыме не покидают буйную головушку.
И тут. Идея…
- А не приболеть ли мне на недельку в мае???
И кинулся по сайтам смотреть майские цены.
Ну и что я вам скажу?
- Приемлемо. Да, да! И даже очень приемлемо.
С Лёхой завёл разговор из далека. Расспросил, что да как, что почему.
Выходит, если я еду, меня ожидает одна лишь проблема. Вода в море в эту пору +17- +18градусов.
Ха! И это по вашему мнению, холодная? Да я в Клязьме и при +10 как рыба плескаюсь, а тут семнадцать.
Решено. Прямо и бесповоротно.
Через знакомого купил больничный на четыре дня и вот, у меня десять дней свободы.
Через бла-бла-кар нашёл попутку на 30 апреля (ничего что день прогуляю).
Это оказался дальнобойщик – дядя Витя. Ему просто скучно одному ехать, вот и дал объявление.
И вот. В восемь утра началось моё путешествие.
Дядя Витя сам оказался разговорчивым, и мы размеренно, не спеша, разговаривая о том и о сём, ранним утром приехали в Крым!
Вот и Симферополь. Двигаясь по объездной дороге, доехали до поворота на Николаевку. Мы обменялись номерами телефонов, и он отправился дальше. А вдруг он обратно будет ехать в нужное мне время! Созвонимся.
На дороге ждал не долго. Первый же автобус подхватил меня и доставил к пункту назначения.
Дальше шёл по рассказу Лёхи.
Прошёл на право, затем на лево, немного вперёд. А вот и набережная. Пансионаты.
Вроде бы и первое мая, праздник, а народу аж никого.
Достал телефон. Глянул:
- Вот чудак. Пол восьмого. Спят ещё все.
И что делать в такую рань?
Правильно!
Пошёл на пляж.
Так вот оно, какое, ты! МОРЕ!!!
Невообразимая голубая даль.
Небо, сливаясь морем на горизонте и возвращается морем над головой.
И тишина!!!
А вот и нет!
Ш-ш-ш!
И опять.
Ш-ш-ш!
Морская волна подкрадывается к моим кроссовкам и лижет краешек носка.
Вроде как пробует.
Свой? Чужой?
Свой!!! И радостно уже очередной волной окатывает кроссовки со всех сторон.
Отбежал. Фух! Хорошо, что не промок.
Ну всё! Первое знакомство совершилось. Да! Море вам не Клязьма.
Я счастлив что не разочаровался!
Первое впечатление самое лучшее. Теперь надо найти ночёвку и где перекусить. Мои бутерброды подошли к концу.
Молодой. Прожорливый. Меня ещё дядя Витя, в столовке, на трассе подкармливал. Так бы вообще не хватило.
Вернулся на набережную.
- Ну что? На право или на лево?
Закрыл глаза и крутанулся на одной ноге, вокруг своей оси. На удачу. Открыл глаза и пошёл.
Ну, наверное не правильно выбрал направление.
Прошёл аж до поворота и всё закрыто. Пару раз даже дёргал разные двери.
Ни-ко-го!
Облом. Пойду в другую сторону. На крайняк есть ещё частный сектор. Но там точно дороже. Меня Лёха предупреждал.
И тут! О Боже! Ну как я не заметил? Открытая настеж дверь. Поднял голову:
«Пансионат «Янтарный»»
Где фанфары? Где красная дорожка?
Я прибыл! Меня здесь ждут!
Зашёл.
Слева: «столовая» и второе здание «администрация». То, что надо.
Справа: «туалет» и рядом «душ». Нужные заведения.
А между ними, прямо по центру! Огромная клумба!!!
Тюльпаны, нарциссы, маргаритки и примулы. И много ещё каких-то разных и мелких цветочков. Мне то на эти цветы чихать, но чёрт возьми – Приятно!
Вроде как меня именно встречают.
Оглядываясь на клумбу, прошёл к домику администрации. Открыл дверь и зашёл.
За столом сидит тётка с большой, тёмной шевелюрой и что-то пишет.
- Здравствуйте.
- Добрый день.
А сама даже головы не подняла.
- Я бы хотел остановиться у вас в пансионате.
- Давайте паспорт.
- Но я не знаю цену, вдруг дорого.
- Давайте паспорт. Договоримся.
Я достал из кармана паспорт, а сам думаю:
- Как же можно договориться, если уже всё оформили?
Но тётка прочитала мои мысли.
- Пятьсот рублей ночь, на сколько оформлять?
- А день сколько?
- Вы что, и днём в домике сидеть будете? Хотя для вас, день бесплатно.
У меня аж за трусилось всё внутри от радости, но всё же рискнул поторговаться (Лёха советовал).
- Ну если пятьсот, то шесть дней. Хотя хотел на девять.
- Давайте три тысячи, я вас на восемь оформлю.
Меня аж чуть кондрашка не хватила, так внутри всё тряслось и ликовало. Я ведь на тысячу-ночь, рассчитывал, а тут, за сущие копейки. Ещё и гульнуть смогу. Хотя стоп!
Может развод? Но деньги уже отдаю.
- А вы точно администратор?
- Вас что-то не устраивает? Вот кассовый ордер. Подпишите. Вот ключ, ваш домик номер пять. Завтраки у нас оплачиваются отдельно. Обед через дорогу, в кафе, или двести метров вправо – столовая.
- А ужин?
- Какой ужин? Ах ужин! Да где хотите. Обычно отдыхающие по барам и ресторанам ужинают. Хотя вот и кафе рядом, не хуже. На ваш выбор и деньги.
И весь этот разговор она ведёт, не поднимая головы.
— Вот, возьмите паспорт.
- А почему у вас нельзя обедать?
- Сейчас не сезон и держать поваров ради двух-трёх отдыхающих по выходным, это расточительство. Приезжайте летом – всё будет. Даже ужин, по желанию. Для вас.
- Спасибо. Можно идти? А как там постельное?
- Всё будет.
Я вышел и прошёл к клумбе, где видел на стенде нарисованный план пансионата. Нужно было найти домик номер пять.
Это строение оказалось ближайшим к террасе и к морю.
Комнатки в домике рассчитаны на двоих, но застелена только одна кровать. Зато на второй лежат сложенными аж три одеяла. Может ночами здесь хоодно? Посмотрим.
Бросил сумку под кровать и ушёл в кафе.
Сидя за столом и жуя жаренную «по-домашнему» картошечку, ломал себе голову. Что делать?
Хочется скорее искупаться, но ведь сегодня праздник. Надо бы сходить в центр. Посмотреть парад, праздничное убранство, людей. Море ведь оно никуда не денется.
Пошёл на море. Разок искупнусь и на парад.
Разделся. Вещи скинул на пластиковый лежак и нырнул с разбегу в воду.
- Э-э-эх! Бодрит!
Но водичка хороша. Градусов 18. И солёная!
Да уж. Это точно не Клязьма.
Зато плывётся легко. Вода просто держит.
Доплыл до буйка, а тут девица болтается.
Ну, то есть, висит на буйке, отдыхает.
Поплыл я обратно. А она следом.
Молодец. Быстро плавает. Чуть не обгоняет. Поднажал и доплыл первым. А она как начнёт брызгаться. Я на неё. Она туда. А я это… Она… А я…
Ну в общем, когда замёрз, тогда и вылез. А девчонка сразу убежала, по ступенькам, на верх. Она, оказывается тоже в нашем пансионате живёт.
Ой! Что же я сижу? Там же праздник!
Схватил вещи и на верх.
Вот после речки такого нет. Здесь вода солёная, кожу тянет, когда подсыхает. Точно! В душ. Там, при входе видел.
Зашёл. Вещи бросил на лавку и под бочку с краном.
Б-р-р-р! Холодная.
Здесь вода холоднее чем в море.
О! За стенкой тоже кто-то моется. Вода журчит и плещется. Глянул на стенку, а там, в доске, на месте сучка, дырочка. И в ней что-то мельтешит.
- Глянуть, что ли? Кто там такой смелый, холодной воды не боится?
Там за стенкой вода перестала плескаться.
Тихо подошёл. Нагнулся. Глянул.
На меня в упор смотрел голубой глаз.
— Вот нахал.
Раздалось из-за стенки и в дырочке появилась белая ткань.
Схватил её и дёрнул на себя.
Вода за стенкой перестала журчать. Дверь скрипнула и захлопнулась. А я остался стоять, держа, первый раз в жизни, в руках, такую интимную вещь как трусики. Три ниточки с треугольничком.
- Не. Ну мне такие не надо.
Глянул в дырочку и заткнул её тем же предметом. Закрыл воду.
- Тю ты. На парад я теперь точно не успею.
Пошёл просто гулять. И так хорошо провёл время, что возвращался уже ближе к полночи.

Впереди, не спеша, шла девушка. Ну, судя по фигуре.
Крикнул:
- А можно вас проводить?
- Догоняйте.
Донеслось в ответ.
Ускорил шаг и дошёл до ожидающей девушки.
Пошли рядом. Разговорились.
И так заболтались, что прошли аж до ушла.
- Ой! Мы прошли.
- А ты опаздываешь?
- Нет. Я три дня свободен.
- А чего только три? Ты же на неделю приехал.
- А ты от куда знаешь?
- Ну а как же? Неделя выходных у всех. Майские праздники ведь.
- А? Ну да! Точно.
Мы ещё прошлась. До закрытой уже дискотеки. Развернулись и пошли обратно.
Ночь. Тюльпаны. Тишина.
В мире есть лишь ты одна.
И не зачем меня спрашивать о чём мы говорили.
Точнее я говорил, говорил, говорил.
А Она! Она слушала.
Шла рядом. Держалась двумя руками за мою руку и слушала.
В редких, освещённых фонарями местах, я видел прекрасные черты её лица. И вновь темнота.
Мы ходили и ходили.
И вдруг! Раз!
Она растворилась в темноте.
И стоит этот баран, то есть я, ваш покорный слуга. Стоит один. На дороге. Ночью.
Хотя нет. Вон уже небо розовеет. И птицы начинают щебетать. Ещё немного и всё проснётся.
А мне пора идти поспать.
Идти то идти, но где я?
Осмотрелся. О! «Янтарный» рядом.
Зашёл в калитку и прошёл в свой домик.
Лёг на кровать, но сон не шёл. Всё мысли, мысли.
Кто она? Откуда? Почему такая прекрасная. А я? Вот дурень-то. Болтал без умолку, а даже не спросил, как девушку зовут.
Ну вот как я её теперь увижу, и главное где?
Нет. Надо вставать и идти. Идти и искать.
Открыл глаза от того что в глаз попал луч солнца и в тот же миг зазвонил телефон.
- Алло. Мама. У меня всё хорошо. Ой прости. Вчера, с друзьями на парад, потом в кафешке посидели. Нет, трезво. С праздником тебя, мамуля. И папу там поздравь от меня. Спасибо.
Где же её искать? Куда идти? Куда бежать? Глянул на телефон – ого. Час дня. Поря бы позавтракать.
Через дорогу пообедал и поплёлся на пляж.
Редкие люди сидят, кто на лежаках, кто прямо на песке. Жарко. Искупнуться что ли.
Прошёл к воде. Намочил ноги. Прохладная. Или может я перегрелся. Стою привыкаю.
Рядом прошла девушка. Зашла по пояс и остановилась.
- ХМ. Воду греет. Обрызгать?
Прошёл до неё.
И тут ка гром среди ясного неба. Слова:
- Узнал? А я думала, что после ночи с девушкой, зазнаешься. Говорить не захочешь. Ой!
От этих слов, я аж споткнулся и упал в воду.
Б-р-р-рр!
Вынырнул и…
В солнечных лучах, в ореоле светящихся русых волос….
Это лицо! Эти глаза! Этот голос!
Не вставая с колен, спросил:
- Как вас зовут, красавица?
- Ну наконец-то. Всю ночь провожал, а имени так и не узнал. Валя меня зовут. Ну что, до буйка, на перегонки?
И не ожидая ответа, нырнула и поплыла.
Я сначала замешкался.
Валя. Валечка. Валюшка. Валентина.
Кинулся догонять. Но она прекрасно плавает и была первой.
Она прекрасна! Она такая! Такая! Ну…
Мы повисли на буйке. Отдохнули и поплыли обратно. Медленно, не спеша. Разговаривая. И опять она меня слушала.
Мы вышли из воды, оделись и пошли по дороге к столовке.
- Стой!
Меня осенило.
- Дай номер телефона. Не хочу я опять, в этом мире тебя потерять. Утром проснувшись снова искать.
На ходу достал телефон. А Валя всё ближе и ближе ко мне. Идём по дороге как по краю обрыва. И я всё ближе к краю дороги.
Валюша назвала первые цифры номера и тут БА-бах!.
Искры из глаз. Темно как ночью. Только звон и её заливистый смех.
— Вот это женишок. У меня номер телефона спрашивает, а сам с другими обнимается. Со столбом.
Ух ты! И правда столб. И как я его не заметил.
Искры закончились. В глазах посветлело. Я обошёл столб, оглянулся, а она убежала.
Хотел бежать следом, но в голове как-то неприятно гудело. Или это столб гудит?
Дошёл до столовой.
- Эй, женишок. Я здесь, в углу. Я тебе всё взяла. Иди расплатись.
Дошёл до кассы, а потом к столу.
— Вот это у тебя шишак вырос. Давай я его сметаной намажу. И не перечь. Она холодная. Поешь, потом сотрёшь. Вот так, кушай.
Она намазала мне лоб сметаной. Хорошо мало людей, а так бы посмеялись на до мной как над клоуном.
Когда поели, Валюша аккуратно вытерла салфеткой сметану и повела меня умыться.
Глянул в зеркало, что над краном.
- Ого!
- Что ого? О-го-го! Но это уже сошла, не много. Пошли к морю. Нырнёшь пару раз. Отойдёт.
С пол часа мы плескались, а потом она опять убежала:
- Гуляй, мне надо поработать. Вечером на пляже. Жду.
Но самому гулять как-то не весело, и я пошёл в свой домик и лёг спать.
Проснулся только когда солнце на половину нырнуло в море. Сходил в кафешку и сразу на пляж. Сел на шезлонг и стал рассматривать гуляющих по пляжу.
- Эй! Женишок. Как там буйна головушка?
Я потрогал лоб рукой.
- Да ничего, вроде прошла. Я и забыл уже. А можно Валюша тебя попросить? Ну как-то на пляже не очень звучит твоё «женишок».
- Ой! А что так?
- Ну не знаю.
— Вот женишок молодец. На второй только день только спросил её имя. На третий день, с горем пополам, записал номер телефона. А вот представится так и не решился. Как же мне тебя называть?
— Вот я олух царя небесного.
Я демонстративно плюхнулся перед ней на колени.
- Ой! Больно!
Камушек попался на песке, и именно под коленку.
Она заливисто рассмеялась.
- Простите великодушно меня, морская красавица. Имя моё Андрей.
Смех её затих, и спокойно, почти шёпотом:
- Андрей, Андрюшечка, Андрейка!
Она сказала в сторону моря.
Я встал с колен и взял её за плечи. Валя вздрогнула.
- Ну что? Нравится тебе лунная дорожка?
Как-то быстро стемнело. Даже не заметил. Мы вышли на берег.
Время бежит, когда с этой девчонкой
Я рядом хожу и сижу просто так.
Как поезд курьерский мелькает на солнце.
Чрез окна вагонов в вечерних лучах.
Лунная дорожка и людей уж никого
Лишь шелест волны и цветы для неё.
- Красиво.
- А ты хоть раз купался в ней? Когда ныряешь и вынырнув сред светящихся волн, плескаешься в самой луне.
- Да где же? Я и море то увидел здесь в первый раз. До этого только на картинках.
- Так ты и голышом никогда не купался? А ну! Давай, кто быстрее разденется и нырнёт. И-и. Раз, два, три!
Я вскочил. Бегом скинул с себя плавки и быстро, с разбегу нырнул в море.
Благодать. Вечером вода теплее.
Вынырнул. Огляделся, ища Валю в волнах, а она сидела на песке и смотрела на меня.
- Ты чего? Сама сказала плывём, а сама сидишь.
Молчит.
Прикрылся руками и вышел из воды.
- Ага! Я буду раздеваться, а ты будешь подсматривать.
- Так ты же сама предложила. Я и не думал смотреть, сходу нырнул.
- Я и в душе тебе говорила, за мною подглядывать?
- Так это была ты? Да ты же сама подсматривала.
- Ага. Ещё скажи, что я тебе свои трусики подарила.
- Да они…, да я…
- Ну всё. Отвернись. И не подглядывай.
Я отвернулся к пансионату и посмотрел в её сторону только когда услышал плеск воды.
Валя уже зашла по колени. Руками прикрывая грудь, но в лунных отблесках волосы создавали ореол снизошедшего божества. Взгляд скользил вниз по телу.
Плечи. Спина. Белая попа и… И тут она нырнула. Яркие брызги в лунных лучах. Разорванная на миг лунная дорожка, вновь сомкнувшаяся над ней!
Завораживающее зрелище!!!
- Ну что сидим? Опять на обнажённую девушку засмотрелся. А обещал не подсматривать.
- Да я. А ты…
- Ныряй охальник.
Я побежал к воде и нырнул.
Мы долго бултыхались в воде, ныряли и брызгались. Вскользь касались телами и крепко обнимались. И здесь. Прямо в воде. Когда наши головы плыли по лунной, ярко светящейся дорожке, я поцеловал её.
Привлёк к себе её тело и ещё целовал.
Губки, щёчки, глазки и волосы. Она иногда успевала мне отвечать.
А потом оттолкнула.
- Не надо Андрюшка. Потом не сейчас. Давай выйдем на берег.
Мы пошли к берегу. Она остановилась. И стоя по пояс в воде, прикрывая грудь рукой спросила:
- А как?
И посмотрела на меня.
- Сейчас. Постой.
Я кинулся к нашим вещам. А полотенца то у нас и нет. Схватил свою рубашку и побежал обратно. Накинул Валюше на плечи и зайдя сзади помог продеть руки в рукава. Подхватил под локоток и помог выйти из воды.
- Прикройся. А то ещё проткнёшь свою Валюшу.
Сказала она и засмеялась.
- Ой Ё!
Кинулся искать свои трусы. Оделся. Оглянулся, а Вали то и нет. Вещи есть, а её нет.
Осмотрелся. огляделся. Убежала.
Собрал все вещи и поплёлся в комнату.
Долго лежал и смотрел на луну. Безучастно смотрящую в окно.
Сколько же и чего разного происходило под этой луной. Спросить бы:
- От чего она убежала?
Меня разбудил тихий стук.
- Да!
- Доброе утро! Как ночка прошла. Я вот тебе рубашку принесла.
Я хотел встать, но Валя села на край кровати.
- Ты прости меня Андрюшка, но ты уедешь после завтра, а я останусь здесь одна. Не хочу привязываться на долго. Побаловались и всё.
- А если не побаловались? Если я жить без тебя не смогу?
Она улыбнулась.
- Пошли завтракать. Я отнесу свои вещи. Спасибо что повесил сушиться. Одевайся и догоняй.
Валя поснимала свои вещи со стула и спинки кровати. Те что я забрал ночью с пляжа. Ушла.
Я вскочил. Быстро оделся и выскочи посмотреть, куда она пошла? Где живёт? Но нашёл Валю только на улице. Уже без вещей.
Мы сходили позавтракать. Погуляли. Пообедали. Походили. Искупались и пошли в «Энергетик» на танцы. Это такой пансионат большой.
Танцевали до самого закрытия. А потом до самого утра гуляли по улицам.
Болтали и целовались. Я был счастлив. Я ликовал. Какая девушка. Какое счастье. Какая удача мне улыбнулась, повернувшись ко мне голубыми глазами.
А на утро меня разбудил телефонный звонок:
- Алло. Андрюха? Это дядя Витя! Я завтра выезжаю.
- Как завтра? А какое число?
- Ты что там, ещё не проснулся? Завтра уже восьмое. Девятого, к параду будем дома.
- Ой! Дядя Витя! Не бросайте меня! А то денег совсем не осталось.
- Не брошу. До трассы то доберёшься?
- Ой! Дядя Витя, а может поедем девятого?
- Да можно, конечно, но дороги будут забиты военной техникой, после парадов. Плохо будет ехать.
- А давайте вечером выйдем. Никто нам мешать не будет.
- От ты хитрец. Влюбился что ли? Но всё. Девятого в семь часов вечера я уеду с того самого места, где тебя высадил. Не успеешь – твои проблемы. Пока.
И отключил телефон.
Что делать? Куда бежать? Где искать Валюшу7 Оделся. Выскочил на улицу. Тишина. Опять почти нет людей. Ага! Администратор. Она должна знать.
Добежал. Сходу распахнул дверь.
ЭТИ ГЛАЗА.
- Валюша!!!
И тут же уселся на пол
- Что случилось? Ты чего?
Она выскочила из-за стола и подбежала ко мне. Помогла подняться и усадила на стул.
- Ты чего испугался. Да – это я. Я тут работаю. Точнее мама работает, а я её подменяю. Она дома кушать готовит, за младшими смотрит. Ты чего такой-то?
- Валя. Валечка. Мне сейчас позвонили. Мне оказывается ехать надо.
- А я тебе говорила. А ты меня не слушал. Ты меня к себе привязал.
В её глазах появились слёзы.
— Это ведь я тебя оформляла. Я знала, что ты только до восьмого мая. А я здесь останусь.
Слезинки покатились по её щеке.
Я встал. Подошёл и поцеловал эти слезинки. Щёчки. Обнял.
Она всхлипнула.
Да у меня у самого чуть не текли слёзы.
- Ну ну. Детки! Что это вы оба? Не плачьте. У вас вся жизнь ещё впереди.
- Мама! А он уезжает. Уже завтра. Что делать?
Валя уткнулась в плечо женщине, которая зашла в комнату и подойдя, обняла нас обоих
- Детки мои! Это же прекрасно. Первая любовь – она самая чистая.
- Но он уезжает! Мама!
- И хорошо! Точнее плохо! Но вы проверите свои чувства. А зимой поедешь по путёвке в Москву. Увидитесь. Может ещё Андрей к нам заедет. Вот и проверит свои чувства. Ты же учишься, Андрюша? Вот закончишь учёбу – приедешь. Распишитесь и будете жить у нас. А пока идите. Гуляйте. Я сама здесь побуду. У вас ещё уйма времени.
Всё оставшееся время мы не расставались почти ни на минуту.
Уже в день отъезда я забежал в душ. Обмыться. Ну не ехать же мне солёным.
Белый треугольничек свисал от дырочки на стенке. Я схватил его и спрятал в нагрудный карман.
Первые воспоминания хлынули как вода из душа. Я улыбнулся.
— Это на память.
Но когда я вышел из душевой, натолкнулся на ожидающую Валю.
- Давай я тебе свою фотографию подарю. С автографом. А ты мне вернёшь моё.
И такая хвать верёвочку, торчащую из кармана. Вытащила и спрятала в карман к себе.
- На. Просто неудобно если у тебя кто найдёт это.
И протягивает мне конвертик.
- Не открывай. Потом, без меня прочтёшь.
Вечером Валюша поехала со мной.
Дядя Витя стоял на обочине.
Мы поздоровались, и я хотел уже сесть в машину.
- Ты чё, малец? Посади девочку на автобус. Я подожду.
- Спасибо.
Тяжело. Очень тяжело. Дождались автобуса. Пока целовались, он уехал. Дождались другого.
Короче на третьем она всё же уехала. Плача и махая мне из окна.
Но я… да я… Но мы… Короче…
Я всё рассказал родителям, и попал в Николаевку летом, ещё на неделю. Валюша приезжала в Москву по путёвке. К нам. Только она гуляла со мной, а не со своей группой.
Вот вроде бы и всё. Ах. Да.
Возвращаясь с дядей Витей, я открыл конвертик.
Там была её фотография, которую я поставил перед собой, и смотрел на неё всю дорогу.
На тыльной стороне, красивым почерком, Валюшка написала:
«Ты прости меня любимый
Мне всего шестнадцать лет.
У нас не было постели,
Но люблю тебя на век.»
- Ты чего же нашёл себе такую маленькую? Надо было искать по старше. Э-эх! Салага!
- Зато я нашёл себе на всю жизнь, дядя Витя!
- Любовь? Это понятно! Дай вам Бог!
И да! Я уже три года как Крымчанин. И мы рядом. И на всегда.
По достижении Валюшей восемнадцати лет, мы расписались. Но живём то мы вместе уже давно. Сразу после учёбы я к ней приехал.
А теперь нас будет трое и эту историю я записал, чтобы наши дети узнали эту удивительную историю и могли рассказать нашим внукам.
Рассказы | Просмотров: 245 | Автор: xax33 | Дата: 17/02/20 15:49 | Комментариев: 1

Крым. Крым! Крым!!!
Везде и всюду, только и слышишь про Крым! Политика – Крым. Санкции – Крым! Отдых – Крым! Я чо, лох чоли? Я тоже в Крым хочу! И чо?
А ни чо! Цены глянул и усё. Наотдыхался! Нет уж. Поеду на Клязьму.
И песочек по лучше, да и рыбка водится. Посижу с удочкой.
Костерок. Уха. Лес. А воздух какой! Просто прелесть! Лучше только в Крыму.
Тфу ты! Опять Крым. Но Лёха ведь так хвалил.
Мля! Ну как же хочется. Надо что-то придумать.
Вот же ж вырвался из-под опеки родителей. Уехал учиться.
Первый курс – прекрасно!
Даже отец поверил в меня, когда я ему отчитался за отметки. Хвалил. Деньжат подкинул.
А я не лох. Припрятал их. Не потратил.
Вот второй курс на исходе.
Учёба учёбой, а мысли о Крыме не покидают буйную головушку.
И тут. Идея…
- А не приболеть ли мне на недельку в мае???
И кинулся по сайтам смотреть майские цены.
Ну и что я вам скажу?
- Приемлемо. Да, да! И даже очень приемлемо.
С Лёхой завёл разговор из далека. Расспросил, что да как, что почему.
Выходит, если я еду, меня ожидает одна лишь проблема. Вода в море в эту пору +17- +18градусов.
Ха! И это по вашему мнению, холодная? Да я в Клязьме и при +10 как рыба плескаюсь, а тут семнадцать.
Решено. Прямо и бесповоротно.
Через знакомого купил больничный на четыре дня и вот, у меня десять дней свободы.
Через бла-бла-кар нашёл попутку на 30 апреля (ничего что день прогуляю).
Это оказался дальнобойщик – дядя Витя. Ему просто скучно одному ехать, вот и дал объявление.
И вот. В восемь утра началось моё путешествие.
Дядя Витя сам оказался разговорчивым, и мы размеренно, не спеша, разговаривая о том и о сём, ранним утром приехали в Крым!
Вот и Симферополь. Двигаясь по объездной дороге, доехали до поворота на Николаевку. Мы обменялись номерами телефонов, и он отправился дальше. А вдруг он обратно будет ехать в нужное мне время! Созвонимся.
На дороге ждал не долго. Первый же автобус подхватил меня и доставил к пункту назначения.
Дальше шёл по рассказу Лёхи.
Прошёл на право, затем на лево, немного вперёд. А вот и набережная. Пансионаты.
Вроде бы и первое мая, праздник, а народу аж никого.
Достал телефон. Глянул:
- Вот чудак. Пол восьмого. Спят ещё все.
И что делать в такую рань?
Правильно!
Пошёл на пляж.
Так вот оно, какое, ты! МОРЕ!!!
Невообразимая голубая даль.
Небо, сливаясь морем на горизонте и возвращается морем над головой.
И тишина!!!
А вот и нет!
Ш-ш-ш!
И опять.
Ш-ш-ш!
Морская волна подкрадывается к моим кроссовкам и лижет краешек носка.
Вроде как пробует.
Свой? Чужой?
Свой!!! И радостно уже очередной волной окатывает кроссовки со всех сторон.
Отбежал. Фух! Хорошо, что не промок.
Ну всё! Первое знакомство совершилось. Да! Море вам не Клязьма.
Я счастлив что не разочаровался!
Первое впечатление самое лучшее. Теперь надо найти ночёвку и где перекусить. Мои бутерброды подошли к концу.
Молодой. Прожорливый. Меня ещё дядя Витя, в столовке, на трассе подкармливал. Так бы вообще не хватило.
Вернулся на набережную.
- Ну что? На право или на лево?
Закрыл глаза и крутанулся на одной ноге, вокруг своей оси. На удачу. Открыл глаза и пошёл.
Ну, наверное не правильно выбрал направление.
Прошёл аж до поворота и всё закрыто. Пару раз даже дёргал разные двери.
Ни-ко-го!
Облом. Пойду в другую сторону. На крайняк есть ещё частный сектор. Но там точно дороже. Меня Лёха предупреждал.
И тут! О Боже! Ну как я не заметил? Открытая настеж дверь. Поднял голову:
«Пансионат «Янтарный»»
Где фанфары? Где красная дорожка?
Я прибыл! Меня здесь ждут!
Зашёл.
Слева: «столовая» и второе здание «администрация». То, что надо.
Справа: «туалет» и рядом «душ». Нужные заведения.
А между ними, прямо по центру! Огромная клумба!!!
Тюльпаны, нарциссы, маргаритки и примулы. И много ещё каких-то разных и мелких цветочков. Мне то на эти цветы чихать, но чёрт возьми – Приятно!
Вроде как меня именно встречают.
Оглядываясь на клумбу, прошёл к домику администрации. Открыл дверь и зашёл.
За столом сидит тётка с большой, тёмной шевелюрой и что-то пишет.
- Здравствуйте.
- Добрый день.
А сама даже головы не подняла.
- Я бы хотел остановиться у вас в пансионате.
- Давайте паспорт.
- Но я не знаю цену, вдруг дорого.
- Давайте паспорт. Договоримся.
Я достал из кармана паспорт, а сам думаю:
- Как же можно договориться, если уже всё оформили?
Но тётка прочитала мои мысли.
- Пятьсот рублей ночь, на сколько оформлять?
- А день сколько?
- Вы что, и днём в домике сидеть будете? Хотя для вас, день бесплатно.
У меня аж за трусилось всё внутри от радости, но всё же рискнул поторговаться (Лёха советовал).
- Ну если пятьсот, то шесть дней. Хотя хотел на девять.
- Давайте три тысячи, я вас на восемь оформлю.
Меня аж чуть кондрашка не хватила, так внутри всё тряслось и ликовало. Я ведь на тысячу-ночь, рассчитывал, а тут, за сущие копейки. Ещё и гульнуть смогу. Хотя стоп!
Может развод? Но деньги уже отдаю.
- А вы точно администратор?
- Вас что-то не устраивает? Вот кассовый ордер. Подпишите. Вот ключ, ваш домик номер пять. Завтраки у нас оплачиваются отдельно. Обед через дорогу, в кафе, или двести метров вправо – столовая.
- А ужин?
- Какой ужин? Ах ужин! Да где хотите. Обычно отдыхающие по барам и ресторанам ужинают. Хотя вот и кафе рядом, не хуже. На ваш выбор и деньги.
И весь этот разговор она ведёт, не поднимая головы.
— Вот, возьмите паспорт.
- А почему у вас нельзя обедать?
- Сейчас не сезон и держать поваров ради двух-трёх отдыхающих по выходным, это расточительство. Приезжайте летом – всё будет. Даже ужин, по желанию. Для вас.
- Спасибо. Можно идти? А как там постельное?
- Всё будет.
Я вышел и прошёл к клумбе, где видел на стенде нарисованный план пансионата. Нужно было найти домик номер пять.
Это строение оказалось ближайшим к террасе и к морю.
Комнатки в домике рассчитаны на двоих, но застелена только одна кровать. Зато на второй лежат сложенными аж три одеяла. Может ночами здесь хоодно? Посмотрим.
Бросил сумку под кровать и ушёл в кафе.
Сидя за столом и жуя жаренную «по-домашнему» картошечку, ломал себе голову. Что делать?
Хочется скорее искупаться, но ведь сегодня праздник. Надо бы сходить в центр. Посмотреть парад, праздничное убранство, людей. Море ведь оно никуда не денется.
Пошёл на море. Разок искупнусь и на парад.
Разделся. Вещи скинул на пластиковый лежак и нырнул с разбегу в воду.
- Э-э-эх! Бодрит!
Но водичка хороша. Градусов 18. И солёная!
Да уж. Это точно не Клязьма.
Зато плывётся легко. Вода просто держит.
Доплыл до буйка, а тут девица болтается.
Ну, то есть, висит на буйке, отдыхает.
Поплыл я обратно. А она следом.
Молодец. Быстро плавает. Чуть не обгоняет. Поднажал и доплыл первым. А она как начнёт брызгаться. Я на неё. Она туда. А я это… Она… А я…
Ну в общем, когда замёрз, тогда и вылез. А девчонка сразу убежала, по ступенькам, на верх. Она, оказывается тоже в нашем пансионате живёт.
Ой! Что же я сижу? Тм же праздник!
Схватил вещи и на верх.
Вот после речки такого нет. Здесь вода солёная, кожу тянет, когда подсыхает. Точно! В душ. Там, при входе видел.
Зашёл. Вещи бросил на лавку и под бочку с краном.
Б-р-р-р! Холодная.
Здесь вода холоднее чем в море.
О! За стенкой тоже кто-то моется. Вода журчит и плещется. Глянул на стенку, а там, в доске, на месте сучка, дырочка. И в ней что-то мельтешит.
- Глянуть, что ли? Кто там такой смелый, холодной воды не боится?
Там за стенкой вода перестала плескаться.
Тихо подошёл. Нагнулся. Глянул.
На меня в упор смотрел голубой глаз.
— Вот нахал.
Раздалось из-за стенки и в дырочке появилась белая ткань.
Схватил её и дёрнул на себя.
Вода за стенкой перестала журчать. Дверь скрипнула и захлопнулась. А я остался стоять, держа, первый раз в жизни, в руках, такую интимную вещь как трусики. Три ниточки с треугольничком.
- Не. Ну мне такие не надо.
Глянул в дырочку и заткнул её тем же предметом. Закрыл воду.
- Тю ты. На парад я теперь точно не успею.
Пошёл просто гулять. И так хорошо провёл время, что возвращался уже ближе к полночи.

Впереди, не спеша, шла девушка. Ну, судя по фигуре.
Крикнул:
- А можно вас проводить?
- Догоняйте.
Донеслось в ответ.
Ускорил шаг и дошёл до ожидающей девушки.
Пошли рядом. Разговорились.
И так заболтались, что прошли аж до ушла.
- Ой! Мы прошли.
- А ты опаздываешь?
- Нет. Я три дня свободен.
- А чего только три? Ты же на неделю приехал.
- А ты от куда знаешь?
- Ну а как же? Неделя выходных у всех. Майские праздники ведь.
- А? Ну да! Точно.
Мы ещё прошлась. До закрытой уже дискотеки. Развернулись и пошли обратно.
Ночь. Тюльпаны. Тишина.
В мире есть лишь ты одна.
И не зачем меня спрашивать о чём мы говорили.
Точнее я говорил, говорил, говорил.
А Она! Она слушала.
Шла рядом. Держалась двумя руками за мою руку и слушала.
В редких, освещённых фонарями местах, я видел прекрасные черты её лица. И вновь темнота.
Мы ходили и ходили.
И вдруг! Раз!
Она растворилась в темноте.
И стоит этот баран, то есть я, ваш покорный слуга. Стоит один. На дороге. Ночью.
Хотя нет. Вон уже небо розовеет. И птицы начинают щебетать. Ещё немного и всё проснётся.
А мне пора идти поспать.
Идти то идти, но где я?
Осмотрелся. О! «Янтарный» рядом.
Зашёл в калитку и прошёл в свой домик.
Лёг на кровать, но сон не шёл. Всё мысли, мысли.
Кто она? Откуда? Почему такая прекрасная. А я? Вот дурень-то. Болтал без умолку, а даже не спросил, как девушку зовут.
Ну вот как я её теперь увижу, и главное где?
Нет. Надо вставать и идти. Идти и искать.
Открыл глаза от того что в глаз попал луч солнца и в тот же миг зазвонил телефон.
- Алло. Мама. У меня всё хорошо. Ой прости. Вчера, с друзьями на парад, потом в кафешке посидели. Нет, трезво. С праздником тебя, мамуля. И папу там поздравь от меня. Спасибо.
Где же её искать? Куда идти? Куда бежать? Глянул на телефон – ого. Час дня. Поря бы позавтракать.
Через дорогу пообедал и поплёлся на пляж.
Редкие люди сидят, кто на лежаках, кто прямо на песке. Жарко. Искупнуться что ли.
Прошёл к воде. Намочил ноги. Прохладная. Или может я перегрелся. Стою привыкаю.
Рядом прошла девушка. Зашла по пояс и остановилась.
- ХМ. Воду греет. Обрызгать?
Прошёл до неё.
И тут ка гром среди ясного неба. Слова:
- Узнал? А я думала, что после ночи с девушкой, зазнаешься. Говорить не захочешь. Ой!
От этих слов, я аж споткнулся и упал в воду.
Б-р-р-рр!
Вынырнул и…
В солнечных лучах, в ореоле светящихся русых волос….
Это лицо! Эти глаза! Этот голос!
Не вставая с колен, спросил:
- Как вас зовут, красавица?
- Ну наконец-то. Всю ночь провожал, а имени так и не узнал. Валя меня зовут. Ну что, до буйка, на перегонки?
И не ожидая ответа, нырнула и поплыла.
Я сначала замешкался.
Валя. Валечка. Валюшка. Валентина.
Кинулся догонять. Но она прекрасно плавает и была первой.
Она прекрасна! Она такая! Такая! Ну…
Мы повисли на буйке. Отдохнули и поплыли обратно. Медленно, не спеша. Разговаривая. И опять она меня слушала.
Мы вышли из воды, оделись и пошли по дороге к столовке.
- Стой!
Меня осенило.
- Дай номер телефона. Не хочу я опять, в этом мире тебя потерять. Утром проснувшись снова искать.
На ходу достал телефон. А Валя всё ближе и ближе ко мне. Идём по дороге как по краю обрыва. И я всё ближе к краю дороги.
Валюша назвала первые цифры номера и тут БА-бах!.
Искры из глаз. Темно как ночью. Только звон и её заливистый смех.
— Вот это женишок. У меня номер телефона спрашивает, а сам с другими обнимается. Со столбом.
Ух ты! И правда столб. И как я его не заметил.
Искры закончились. В глазах посветлело. Я обошёл столб, оглянулся, а она убежала.
Хотел бежать следом, но в голове как-то неприятно гудело. Или это столб гудит?
Дошёл до столовой.
- Эй, женишок. Я здесь, в углу. Я тебе всё взяла. Иди расплатись.
Дошёл до кассы, а потом к столу.
— Вот это у тебя шишак вырос. Давай я его сметаной намажу. И не перечь. Она холодная. Поешь, потом сотрёшь. Вот так, кушай.
Она намазала мне лоб сметаной. Хорошо мало людей, а так бы посмеялись на до мной как над клоуном.
Когда поели, Валюша аккуратно вытерла салфеткой сметану и повела меня умыться.
Глянул в зеркало, что над краном.
- Ого!
- Что ого? О-го-го! Но это уже сошла, не много. Пошли к морю. Нырнёшь пару раз. Отойдёт.
С пол часа мы плескались, а потом она опять убежала:
- Гуляй, мне надо поработать. Вечером на пляже. Жду.
Но самому гулять как-то не весело, и я пошёл в свой домик и лёг спать.
Проснулся только когда солнце на половину нырнуло в море. Сходил в кафешку и сразу на пляж. Сел на шезлонг и стал рассматривать гуляющих по пляжу.
- Эй! Женишок. Как там буйна головушка?
Я потрогал лоб рукой.
- Да ничего, вроде прошла. Я и забыл уже. А можно Валюша тебя попросить? Ну как-то на пляже не очень звучит твоё «женишок».
- Ой! А что так?
- Ну не знаю.
— Вот женишок молодец. На второй только день только спросил её имя. На третий день, с горем пополам, записал номер телефона. А вот представится так и не решился. Как же мне тебя называть?
— Вот я олух царя небесного.
Я демонстративно плюхнулся перед ней на колени.
- Ой! Больно!
Камушек попался на песке, и именно под коленку.
Она заливисто рассмеялась.
- Простите великодушно меня, морская красавица. Имя моё Андрей.
Смех её затих, и спокойно, почти шёпотом:
- Андрей, Андрюшечка, Андрейка!
Она сказала в сторону моря.
Я встал с колен и взял её за плечи. Валя вздрогнула.
- Ну что? Нравится тебе лунная дорожка?
Как-то быстро стемнело. Даже не заметил. Мы вышли на берег.
Время бежит, когда с этой девчонкой
Я рядом хожу и сижу просто так.
Как поезд курьерский мелькает на солнце.
Чрез окна вагонов в вечерних лучах.
Лунная дорожка и людей уж никого
Лишь шелест волны и цветы для неё.
- Красиво.
- А ты хоть раз купался в ней? Когда ныряешь и вынырнув сред светящихся волн, плескаешься в самой луне.
- Да где же? Я и море то увидел здесь в первый раз. До этого только на картинках.
- Так ты и голышом никогда не купался? А ну! Давай, кто быстрее разденется и нырнёт. И-и. Раз, два, три!
Я вскочил. Бегом скинул с себя плавки и быстро, с разбегу нырнул в море.
Благодать. Вечером вода теплее.
Вынырнул. Огляделся, ища Валю в волнах, а она сидела на песке и смотрела на меня.
- Ты чего? Сама сказала плывём, а сама сидишь.
Молчит.
Прикрылся руками и вышел из воды.
- Ага! Я буду раздеваться, а ты будешь подсматривать.
- Так ты же сама предложила. Я и не думал смотреть, сходу нырнул.
- Я и в душе тебе говорила, за мною подглядывать?
- Так это была ты? Да ты же сама подсматривала.
- Ага. Ещё скажи, что я тебе свои трусики подарила.
- Да они…, да я…
- Ну всё. Отвернись. И не подглядывай.
Я отвернулся к пансионату и посмотрел в её сторону только когда услышал плеск воды.
Валя уже зашла по колени. Руками прикрывая грудь, но в лунных отблесках волосы создавали ореол снизошедшего божества. Взгляд скользил вниз по телу.
Плечи. Спина. Белая попа и… И тут она нырнула. Яркие брызги в лунных лучах. Разорванная на миг лунная дорожка, вновь сомкнувшаяся над ней!
Завораживающее зрелище!!!
- Ну что сидим? Опять на обнажённую девушку засмотрелся. А обещал не подсматривать.
- Да я. А ты…
- Ныряй охальник.
Я побежал к воде и нырнул.
Мы долго бултыхались в воде, ныряли и брызгались. Вскользь касались телами и крепко обнимались. И здесь. Прямо в воде. Когда наши головы плыли по лунной, ярко светящейся дорожке, я поцеловал её.
Привлёк к себе её тело и ещё целовал.
Губки, щёчки, глазки и волосы. Она иногда успевала мне отвечать.
А потом оттолкнула.
- Не надо Андрюшка. Потом не сейчас. Давай выйдем на берег.
Мы пошли к берегу. Она остановилась. И стоя по пояс в воде, пркрывая грудь рукой спросила:
- А как?
И посмотрела на меня.
- Сейчас. Постой.
Я кинулся к нашим вещам. А полотенца то у нас и нет. Схватил свою рубашку и побежал обратно. Накинул Валюше на плечи и зайдя сзади помог продеть руки в рукава. Подхватил под локоток и помог выйти из воды.
- Прикройся. А то ещё проткнёшь свою Валюшу.
Сказала она и засмеялась.
- Ой Ё!
Кинулся искать свои трусы. Оделся. Оглянулся, а Вали то и нет. Вещи есть, а её нет.
Осмотрелся. огляделся. Убежала.
Собрал все вещи и поплёлся в комнату.
Долго лежал и смотрел на луну. Безучастно смотрящую в окно.
Сколько же и чего разного происходило под этой луной. Спросить бы:
- От чего она убежала?
Меня разбудил тихий стук.
- Да!
- Доброе утро! Как ночка прошла. Я вот тебе рубашку принесла.
Я хотел встать, но Валя села на край кровати.
- Ты прости меня Андрюшка, но ты уедешь после завтра, а я останусь здесь одна. Не хочу привязываться на долго. Побаловались и всё.
- А если не побаловались? Если я жить без тебя не смогу?
Она улыбнулась.
- Пошли завтракать. Я отнесу свои вещи. Спасибо что повесил сушиться. Одевайся и догоняй.
Валя поснимала свои вещи со стула и спинки кровати. Те что я забрал ночью с пляжа. Ушла.
Я вскочил. Быстро оделся и выскочи посмотреть, куда она пошла? Где живёт? Но нашёл Валю только на улице. Уже без вещей.
Мы сходили позавтракать. Погуляли. Пообедали. Походили. Искупались и пошли в «Энергетик» на танцы. Это такой пансионат большой.
Танцевали до самого закрытия. А потом до самого утра гуляли по улицам.
Болтали и целовались. Я был счастлив. Я ликовал. Какая девушка. Какое счастье. Какая удача мне улыбнулась, повернувшись ко мне голубыми глазами.
А на утро меня разбудил телефонный звонок:
- Алло. Андрюха? Это дядя Витя! Я завтра выезжаю.
- Как завтра? А какое число?
- Ты что там, ещё не проснулся? Завтра уже восьмое. Девятого, к параду будем дома.
- Ой! Дядя Витя! Не бросайте меня! А то денег совсем не осталось.
- Не брошу. До трассы то доберёшься?
- Ой! Дядя Витя, а может поедем девятого?
- Да можно, конечно, но дороги будут забиты военной техникой, после парадов. Плохо будет ехать.
- А давайте вечером выйдем. Никто нам мешать не будет.
- От ты хитрец. Влюбился что ли? Но всё. Девятого в семь часов вечера я уеду с того самого места, где тебя высадил. Не успеешь – твои проблемы. Пока.
И отключил телефон.
Что делать? Куда бежать? Где искать Валюшу7 Оделся. Выскочил на улицу. Тишина. Опять почти нет людей. Ага! Администратор. Она должна знать.
Добежал. Сходу распахнул дверь.
ЭТИ ГЛАЗА.
- Валюша!!!
И тут же уселся на пол
- Что случилось? Ты чего?
Она выскочила из-за стола и подбежала ко мне. Помогла подняться и усадила на стул.
- Ты чего испугался. Да – это я. Я тут работаю. Точнее мама работает, а я её подменяю. Она дома кушать готовит, за младшими смотрит. Ты чего такой-то?
- Валя. Валечка. Мне сейчас позвонили. Мне оказывается ехать надо.
- А я тебе говорила. А ты меня не слушал. Ты меня к себе привязал.
В её глазах появились слёзы.
— Это ведь я тебя оформляла. Я знала, что ты только до восьмого мая. А я здесь останусь.
Слезинки покатились по её щеке.
Я встал. Подошёл и поцеловал эти слезинки. Щёчки. Обнял.
Она всхлипнула.
Да у меня у самого чуть не текли слёзы.
- Ну ну. Детки! Что это вы оба? Не плачьте. У вас вся жизнь ещё впереди.
- Мама! А он уезжает. Уже завтра. Что делать?
Валя уткнулась в плечо женщине, которая зашла в комнату и подойдя, обняла нас обоих
- Детки мои! Это же прекрасно. Первая любовь – она самая чистая.
- Но он уезжает! Мама!
- И хорошо! Точнее плохо! Но вы проверите свои чувства. А зимой поедешь по путёвке в Москву. Увидитесь. Может ещё Андрей к нам заедет. Вот и проверит свои чувства. Ты же учишься, Андрюша? Вот закончишь учёбц – приедешь. Распишитесь и будете жить у нас. А пока идите. Гуляйте. Я сама здесь побуду. У вас ещё уйма времени.
Всё оставшееся время мы не расставались почти ни на минуту.
Уже в день отъезда я забежал в душ. Обмыться. Ну не ехать же мне солёным.
Белый треугольничек свисал от дырочки на стенке. Я схватил его и спрятал в нагрудный карман.
Первые воспоминания хлынули как вода из душа. Я улыбнулся.
— Это на память.
Но когда я вышел из душевой, натолкнулся на ожидающую Валю.
- Давай я тебе свою фотографию подарю. С автографом. А ты мне вернёшь моё.
И такая хвать верёвочку, торчащую из кармана. Вытащила и спрятала в карман к себе.
- На. Просто неудобно если у тебя кто найдёт это.
И протягивает мне конвертик.
- Не открывай. Потом, без меня прочтёшь.
Вечером Валюша поехала со мной.
Дядя Витя стоял на обочине.
Мы поздоровались, и я хотел уже сесть в машину.
- ты чё, малец? Посади девочку на автобус. Я подожду.
- Спасибо.
Тяжело. Очень тяжело. Дождались автобуса. Пока целовались, он уехал. Дождались другого.
Короче на третьем она всё же уехала. Плача и махая мне из окна.
Но я… да я… Но мы… Короче…
Я всё рассказал родителям, и попал в Николаевку летом, ещё на неделю. Валюша приезжала в Москву по путёвке. К нам. Только она гуляла со мной, а не со своей группой.
Вот вроде бы и всё. Ах. Да.
Возвращаясь с дядей Витей, я открыл конвертик.
Там была её фотография, которую я поставил перед собой, и смотрел на неё всю дорогу.
На тыльной стороне, красивым почерком, Валюшка написала:
«Ты прости меня любимый
Мне всего шестнадцать лет.
У нас не было постели,
Но люблю тебя на век.»
- Ты чего же нашёл себе такую маленькую? Надо было искать по старше. Э-эх! Салага!
- Зато я нашёл себе на всю жизнь, дядя Витя!
- Любовь? Это понятно! Дай вам Бог!
И да! Я уже три года как Крымчанин. И мы рядом. И на всегда.
По достижении Валюшей восемнадцати лет, мы расписались. Но живём то мы вместе уже давно. Сразу после учёбы я к ней приехал.
А теперь нас будет трое и эту историю я записал, чтобы наши дети узнали эту удивительную историю и могли рассказать нашим внукам.
Рассказы | Просмотров: 273 | Автор: xax33 | Дата: 17/02/20 11:26 | Комментариев: 2

Люди! До чего же земли славянские богаты, бедны и велики.
Богаты людьми и поступками хорошими. Бедны материальными благами. И велики делами людскими.
Русь – Велико Душная.
Все мы славяне честного роду племени. В делах добрых праведны.
В правду добры и отзывчивы. Дорогие мои люди и соплеменники! Как же я вас всех люблю. Какие вы все хорошие и добрые. Жалко только, что вы иногда одеваете Не улыбающуюся маску.
Праздники приближаются. И вот два пенсионера отправляются на рынок. На «Привоз». На наш, Симферопольский «Привоз». Это вам не Одесса. Тут и вещи не продаются, да и масштабы поскромнее. На много. Но вот на счёт бойкости торговли – наши не уступают. Особенно перед праздниками.
И вот. Пришли это мы с супругой в прекрасный ненастный день.
Ходим. Прицениваемся. В общем всё, как всегда.
Закупить продукты – это тоже своего рода искусство. Сначала необходимо всё обойти. Поспрошать цены. Попробовать на вкус, а уж потом идти и брать то, что приглянулось и подходит по вкусо-финансовым показателям.
И так себе мне это нравится, ну как девушке в бутике с одёжками.
Иду. Смотрю и тут. Оппа… Репа!
Сразу вспомнилось детство. Это я приехал как-то, будучи годков шести с бабулей к тётушке в гости. И вот там увидел впервые жёлтую луну на земле.
С хвостиком.
Она вот так просто, лежит на земле.
Я присел и потрогал пальчиком.
Холодная.
- Ты что, малец? Никогда репку не видел?
- Не-ет.
- А хоть сказку про репку слышал?
- Слышал. Но там была большая. Её и дед с бабкой, внучкой да жучкой и ещё котиком и мышкой тянули. А тут!
Я был разочарован до глубины души. Врут всё в сказке.
- Репки бывают разные. И большие, и маленькие. Возьми, попробуй.
- Что, вот так просто?
- Нет, конечно. Сначала помой, откуси хвостик и жуй. А потом тётя тебя угостит запечённым лакомством.
Помыв, возле колодца, из ведра репку, я вонзил в неё свои зубы.
Ну что? В те времена не слишком то нас баловали конфетами, но всё же вкус был необычен.
Сладко-терпко-горькая.
Но горечи совсем не много. Это из-за того что она совсем маленькая была. Как мне позже объяснили.
Ничего. Съел. Даже ещё хотел, но тётушка вынесла блюдце с кусочками пареной репы.
М-м-м! Вот это лакомство. Ни какие конфеты не сравняться. Прелесть.
Когда подрос, я выспросил и записал рецепт этого яства. Но! Что я вам хочу сказать. Или репка не та, или я перерос. Только того самого первого, неповторимого вкуса, не получается. Хотя изменения в рецепте и в лучшую сторону, но всё одно не то. Нет главного – русской печки. В недрах которой и томилась репа. А без этого чуда русского производства – повторит вкус не получается.
А? Ну да. Купил себе кило репы. Напеку для внуков. Они хоть и имеют конфеты вдоволь, такого точно никогда не ели.
Идём дальше.
Очередь. Люди стоят. И это в будний то день. Когда большинство на работе. Подошёл. Ещё большее лакомство. Мандаринки!!!
Сразу новый год вспоминается.
Мы всегда на ёлку вешаем много мандаринок. Ешь – не хочу.
И каждый вечер восполняем потери ёлки.
Красота.
На ёлке – вместо иголки
Маленькое Солнце
Со вкусом января.
Кто-то скажет пережиток. Пускай. А нам то нравится. Настроение поднимает.
Стоят человек десять и цена приемлемая. Полтинник за кило. Встал в очередь.
Отпускают быстро, но очередь не уменьшается. Почти ажиотаж.
Пока супруга смотрела и пробовала, я уже третий.
Тут замечаю, что к прилавку быстрым шагом подходит девушка. Отламывает от предложенной мандаринки две дольки и кладёт их в рот. Прикрывает глаза и замирает.
Наверное, токсикоз. Состояние заметно по животику, явно выступающему из-под не застёгнутой курточки. Да и улыбка появилась, после съеденной мандаринки.
Девушка достала кошелёк из сумочки и сделала шаг к очереди, но увидев десяток человек, остановилась в нерешительности.
Я подхватил девушку под локоток и поставил её в очередь прямо перед собой.
Будущая мамочка оглянулась, посмотрела на меня с благодарностью и сказала:
- Спасибо.
Я улыбнулся в ответ. Сделал шаг в сторону и обойдя очередь, пристроился в конце.
Подошла супруга. Взяла меня за руку и прижалась к моему плечу.
- Молодец.
Но тот парень, что стоял в очереди за мной, и остался стоять за девушкой, тоже сделал шаг в сторону и обойдя очередь, встал за мной.
Так же поступила и следующая девушка, а следом и все остальные из очереди перешли назад.
Так получилось, что я опять стоял за беременной девчушкой.
Я повернулся к ним:
- Друзья, я не спешу. Мы можем и подождать.
- Мужчина. Мы все оценили ваш поступок. Но не думаете же вы что мы хуже? Покупайте мандарины. Уже ваша очередь. Не задерживайте народ.
Сказала девушка, стоящая сзади.
И правда. Пока мы ходили туда-сюда, беременная купила мандарины и ушла.
Пока жена покупала мандарины, я повернулся опять к нашей очереди:
- Спасибо всем нам. Я вижу, что здесь стоят люди не равнодушные. Первую мандаринку я съем за ваше здоровье. Ещё раз спасибо и всем удачного дня.
Рассказы | Просмотров: 221 | Автор: xax33 | Дата: 13/02/20 08:30 | Комментариев: 1
1-50 51-100 101-150 151-200 201-217