Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45164]
Проза [8997]
У автора произведений: 53
Показано произведений: 1-50
Страницы: 1 2 »

Здесь будут только цитаты. Материал предлагается исключительно для прочтения и ни в коем случае не для дальнейших прений. Вечной жизни этой подборке тоже не желаю. Недельку повисит, и можно убирать.

Публикация "Избитая тема" планировалась как разговор о роли и желательности-нежелательности метафоры в поэтическом тексте. Согласно своему для себя плану, я начал с демонстрации двух образчиков: пример передоза метафор и пример "прямого текста", рассчитывая вести разговор на сопоставлении этих двух подходов.

Привожу первый пример (передоз). И сразу получаю:

Оп (оппонент):Это не на Литсети написано. А мало ли ахинеи пишут в сети...

Я: вы считаете, что разговор о поэзии должен ограничиваться примерами из Литсети? А не разрешите ли вы мне поговорить о поэзии, избегая отрицательных примеров отсюда?

Оп: О, нашла!
Эльвира ТишинА, http://www.obshelit.ru/works/140425/
(Обратите внимание - она сама себя так старательно выписывает.)
Мадам ТишинА переехала на Общелит?
Мы ржали над ней на стихире - это же бред из серии душеписов и котов меме.)))
Ну зачем сразу низводить предполагаемую дискуссию до обсуждения совершенно идиотских сочиненьиц?
А то ещё есть... дамы, напомните, как-то мы восхищались ей... Даже в Со-творении есть цепочка, когда мы резвились на счёт её нескладушек.
Нет уж, baken, давайте уважать собеседников и говорить о стихах, а не об этом бреде душеписном.

Я: Murrgarita, я затеял этот разговор в чисто теоретическом плане. Избегая обижать возможных собеседников.
Вы же не хотите, к примеру, видеть свои строки в качестве отрицательных образцов?

Оп: В чисто теоретическом плане имеет смысл говорить о том, что все "присутствующие" считают стихами.
Вы же не будете утверждать, что в творчестве мадам ТишинЫ есть хоть одно стихотворение? Этот бред как-то иначе называется, не стихами.
В сколь угодно теоретическом плане, Вы приглашаете поговорить о метафорах в поэзии, а не в графоманском бреде, так ведь?

Я: Ну, метафоры здесь налицо. А тут уже успели сказать, что без метафор нет стихов.
Как же так? С метафорами - бред, а без них - не поэзия.

Оп: И чтобы закрыть тему моих стихов: на каждое стихотворение есть авторское право, закреплённое на стихире. Пользуясь им я запрещаю Вам трогать мои стихи в каких бы то ни было обсуждениях.
Мои стихи, моё право. Не хочу.
Так и в младенческом лепете мы легко найдём метафоры, и в прозаических произведениях их полно.
Зачем Вы подменяете понятия? Стихи - это не только метафоры, есть и другие требования к текстам, чтобы они могли называться стихами.

Я: Murrgarita, вот видите, я упредил ваше пожелание и привёл пример со стороны.
Никто понятия не подменяет.
Да, стихи - это не только метафоры. И есть другие требования к тексту. Значит ли это, что я не могу поговорить о метафорах и пригласить вас к разговору?

Оппонент не отвечает, но развивает тему и с другим собеседником:

Оп: Это Вы, Маруся, не читали творений г-жи ТишинЫ.
И далее.
Маруся, ну что же, я в дальнейшем буду спрашивать у Вас разрешения на каждый пост. Похоже, Вы претендуете на роль и право мастера цензуры у нас на сайте - не буду спорить))))
И - да, именно ржали, настолько та авторка была графоманкой, причём - графоманкой с претензиями. Так же как и Э. ТишинА.

Оп:
Да, хоть запоздало, но считаю необходимым подчеркнуть.
Вы опять искажаете суть проблемы.
Я ни слова не сказала об авторе, кроме того, что она перебралась на Общелит. А вот о её, с позволения сказать, творчестве - да, сказала в точности то, что думаю.
Для желающих приобщиться:
(даны две ссылки)

Я: Murrgarita, а вы не могли бы перенести рекламу посторонних авторов на свою страницу? Заранее благодарен.

Оп: Это не реклама, baken, это довод. Он должен оставаться там, где находится повод для этого довода...

Что-то мне расхотелось цитировать ещё двоих участниц разговора.
Там тот же уровень понимания темы, поверьте на слово. Просто остаюсь с удивлением, насколько люди понятия не имеют о грамотном обсуждении заявленных проблем. Прямо ненависть какая-то к разговору по существу.
Что ж, мне урок.
Публикацию "Избитая тема" прошу убрать с сайта прямо сейчас. А эту - через недельку.
Пьесы | Просмотров: 2126 | Автор: baken | Дата: 08/05/21 14:04 | Комментариев: 0

Метафору не люблю, и не уговаривайте.
Диспуты и опросы | Просмотров: 631 | Автор: baken | Дата: 06/05/21 11:30 | Комментариев: 63

Дело в том, что практическое существование материи во Вселенной не может осуществляться просто так. Нужна оценочная реакция. Восходу или водопаду нужен восторг. Звёздам - наблюдатель. Сиянию льда - тёмные очки...
Вот и появился человек разумный.
Миниатюры | Просмотров: 177 | Автор: baken | Дата: 21/10/20 20:59 | Комментариев: 3

Лена, жена моя, два дня была у родителей. Я встретил её у электрички, и мы часок покатались по Москве.
Потом сели вдвоём спокойно поужинать. Но всё хорошее кончается быстро, и осталась только одна бутылка шампанского.
- Лена, а давай выпьем шампанского, - предложил я.
- Да ты на себя посмотри, куда тебе ещё шампанского? - обидно возразила Лена.
Мы немножко поспорили на эту тему. Короче, я завёлся. Открыл бутылку, рывком распахнул окно и сел на подоконник, свесив ноги на улицу Новаторов. Только собрался выпить из горла, как Лена железной рукой втащила меня в комнату, ушибив головой об стул и коленом о батарею.
- Где тапки? - спросила она с большой силой в голосе.
- Упали, - говорю. И пошёл спать. Слышал, как Лена закрывала окно, а потом вдруг хлопнула входная дверь. "Ушла" - подумал я, встал и попил шампанского. Минут через десять жена вернулась, но я уже засыпал.
Утром Лена долго и выразительно молчала, но всё-таки не выдержала и стала мне выговаривать за вчерашнее. Особенно упирая на потерянные тапочки.
- Как потерянные, почему? - удивился я.
- А ты что не помнишь, как вчера за окно их скинул? Я ходила искала - не нашла нигде.
- А где ты искала?
- Так на улице и искала, где ж ещё? Всё перед домом обсмотрела - нету!
Я слегка охренел, слегка вообще ничего не понял.
- Лен, - говорю, - а ты на балконе посмотри, небось там и лежат.
Жена секунд на десять окаменела. Потом вышла на балкон, принесла тапки и швырнула мне их.
- Дурак! - сказала.
Миниатюры | Просмотров: 301 | Автор: baken | Дата: 25/05/20 20:08 | Комментариев: 14

Я послевоенный мальчик. Играл, конечно, и памятными оловянными отливками, и самодельным оружием. Взрослые, почти все фронтовики, говорили мне: "В человека целиться нельзя."
***
Рассматриваем с Маруськой (внучкой) книжку:
- Это арабский скакун. Это ослик. Это лошадь Пржевальского. Это зебра...
- А зебра чья?
***
Читаю внучке:
Утюги за сапогами,
Сапоги за пирогами,
Пироги за утюгами -
С матюгами, с матюгами...
***
Странное дело. Купил сливочное масло, намазал на хлеб, уронил. Бутерброд упал правильно - стало быть, масло натуральное. А попробовал на вкус - дрянь какая-то.
***
Вот на минутку представить: ну, разбомбили мы всю Америку и даже без единого ответа. А дальше-то что?
***
Ехал на тренировку примерно в такую погоду, как сейчас: снег с дождём при небольшом плюсе. Как обычно, читал какую-то книжку. Напротив сидела девочка с папой и рисовала на запотевшем стекле принцессу.
Потом, переворачивая страницу, увидел перед собой женщину с двумя авоськами на коленях. Она просто смотрела перед собой. На конце главы там сидела бабушка и что-то считала в уме.
Потом сидение опустело, и принцесса на окне совсем оплыла. На следующей остановке мне надо было сходить.
***
Подходит малина.
Ну, вы уже знаете, что сейчас постоянно торчу в деревне по строительным делам. Но на малину тоже поглядываю. Так вот, на втором кусте от дорожки взошла прямо царь-ягода: размером чуть не со сливу, чистая и краснее всех. Я за ней следил и не спешил насладиться.
На выходные приехала жена. Сразу переоделась в рабочее, взяла в руки секатор (какой флорист без секатора?) и пошла в огород. Первое, что она сделала - съела эту самую малинку. И ещё несколько штук похуже.
А ведь мы с ней тридцать лет вместе. Не ожидал...
***
В нашем пионерском лагере было много девочек из хореографического училища. Почти поголовно красавицы. Но на танцах чаще всех приглашали Таню Р. Таня была крепка собой и на спартакиадах выигрывала всё. Могла и в морду дать. На ней отроки, робеющие танцевать с красивыми, оттачивали мастерство подхода и приглашения. Помню, занимал очередь на Таню.
В конце августа будет пятьдесят три года, как я её не видел.
***
Давно не пил чай с конфетами. Всё с вареньем да с вареньем...
***
Взял к подходящему случаю брауншвейгскую колбасу (Останкино).
Порезали, попробовали. Варёная колбаса, вымоченная в "жидком дыме". Стыдно было ужасно. Будь я Брауншвейгом, подал бы в суд.
***
Хотел бы я очутиться в будущем лет через четыреста? Боже упаси!
Ни одного знакомого лица. Спрашиваю имена - никто не знает.
Спрашиваю, какие проблемы, говорят, что цвет листвы не всем нравится. Нет, не хочу.
Я сейчас люблю почему-то.
***
Мне кажется большой потерей уход из нашей жизни лошадей.
Сначала из городов (а я помню их 1:1 с авто), потом из деревни.
И мы стали другими.
***
Что со мной говорить, меня "Мой Лизочек так уж мал" насквозь пронизывает...
***
Интересно, если бы расползание террора исходило от высадившихся марсиан, мы (страны) так же разбирались бы и капризничали по составу коалиции?
***
Рвать ли мне с другом моего детства? Не буду.
Другого друга детства у меня нет.
Извините, принципиальные дальнейшие мои товарищи.
***
1-го мая 1952-го года дядя Дона пронёс меня на плече по Красной площади. Я видел Сталина. По возвращении в Пермь, в детском саду был небольшой специальный вечер. Не помню, что я говорил. Предположительно, куда он поворачивал голову и какую руку поднимал. Мне аплодировали.
***
Сегодня показалось, что лета не было совсем, и сейчас ещё та зима длится.
***
Люблю смотреть, как женщины что-нибудь мне рассказывают.
***
Вчера выходил в магазин минут на двадцать. Попросил тестя присмотреть за внучкой, а внучку - за тестем.
Вернулся - оба сидят за столом и смотрят друг на друга.
***
После обеда Марусе надо было позаниматься музыкой. В музыке я профан абсолютный. Зову, ставлю ноты, подкладываю подушечку. Чтобы просто так не надзирать, говорю слова: "Ручку красиво", "Теперь вторую октаву", "Вот, хорошо", "А в бемоле", "Замечательно, спинку прямо", "Ещё раз"... Кое-чему научил.
***
Когда я менял носки, Лена сказала: "У тебя когти, как у орла."
Приятно.
***
Купили электронное пианино. Лена, вспоминая, наиграла "Цыганочку" и "Мурку".
Не удержался. Сплясал.
***
Поставил варить холодец. Сейчас надо разделать форель и засолить. Баранью ногу запеку завтра.
Каждый год одно и то же...
***
Сегодня ночью, во сне, я проехал на красный свет, и меня тут же остановил и оштрафовал гаишник. Протокол писал.
Вот нахрена мне такие сны?
***
Просто сидели, разговаривали. Лена рассказывает: "Метель была ужасная. Хорошо, нам лошадь дали..."
А! Так что там про Меркель с Кемероном?...
***
Маруся построила дом: на два стула набросила скатерть, оставив вход. Внутрь затащила все Ленкины кремы и капли в нос. Пришла Лена.
- Маруся, зачем же ты всё это собрала?
- Чтоб можно было жить.
***
Вот когда чистишь лук, верхние сухие слои отделяются легко.
И меня заинтересовало: это божий промысел или причина где-то в космологии, в теории струн?
***
После ужина ели пломбир "48 копеек". Брикет ушёл быстро. Лена послала ещё за одним.
Сбегал. На всякий случай, взял два.
***
Ехал в метро. Рядом сели две молоденькие девушки. Одна из них пересказывала другой телефонный разговор Вадика с Лерой. Я почти сразу понял, что Вадику с Лерой говорить было не о чем. Тем не менее, пятнадцать минут слушал: "А она, такая, ему говорит...", "А он, такой, ей говорит..."
Покажите мне предел идиотизма. Я его не вижу.
***
Я не очень люблю футбол, смотрю только звёздные матчи.
Но мне не хватает криков со двора: корнер! чира! прижатая! пО голу! несчитово!..
***
Честно говоря, мыться не хотелось. Но заставил себя влезть в душ и мылся, как лев.
***
Вчера съездили в магазин. Из помидор самыми дешёвыми были "Помидоры круглые". Название необычное, взяли попробовать. Действительно, круглые.
***
Сегодня тестю (ему 89) дали инвалидность! Инициатором получения был он сам, поскольку прослышал, что это прибавляет к пенсии 1,5-2 тысячи. Уж мы его возили-возили, показывали-показывали, и вот, наконец, дали эту инвалидность.
Дед счастлив. Мы, конечно, взяли бутылку, отметили и поздравили его.
***
Лена где-то вычитала, что чёрная бузина относится к семейству жимолости. Офигеть! Никогда бы не подумал.
***
Сколько? лет десять-пятнадцать назад ездили с Алёшей Фадеевым проведать наш пионерлагерь в Поленове.
Знаете, ничего! Молодой лес. Ни фундаментов, ни линейки, ни футбольного поля. Еле нашли раздвоенную лирой сосну, от неё и прикидывали остальное. Удивлялись тогда: нам сто лет, что ли? Сейчас и Алёши нету. Вот ведь как.
***
Крепя бак над баней, я прихлопнул комара.
Сейчас думаю, как вся жизнь мгновенно пронеслась у него перед глазами.
***
Сегодня приехал к тестю в больницу. Ему неделю как отняли ногу, случился микроинсульт, ему вообще 89,5...
Минут двадцать с санитаркой туда-сюда: приподнять, повернуть, вытащить, подложить, протереть, помассировать... Всё, чистый! Спрашивает неразборчиво: "Дима, ты что ли?" - "Я. А ты кто?" - "Вася."
Вот люблю я своего тестя!
***
Вдруг пришло в голову посмотреть на свои ноги.
Оказались некрасивыми.
***
Вечером откупорили бутылочку чилийского. Всю, конечно, пить не стали. По бокалу оставили на завтрак.
***
Тётя Шура делала бутерброды с чёрной икрой размером в доминошную кость - от "пусто-пусто" до шестёрошного дупля.
***
В субботу гуляли с Леной вокруг Бушарино. Поразила Венера удивительной своей яркостью. Взгляд пошёл вширь, но там уже бледность вплоть до исчезновения. Самые популярные созвездия приходилось домысливать. И вдруг захотелось неба, плотно забитого звёздами и чтоб Млечный путь прямо как малярной кистью. Подсветка, мать её...
Живя в Москве, мы не видим звёзд годами. Есть в этом что-то сущностно неправильное. Подумалось: витамин звёздного неба.
***
Вот чем хорош любой новый год, так это первым своим завтраком.
***
Лена сказала померять давление.
Я удивился, но возражать не стал. Спустился, померял все колёса, вернулся, говорю: "Нормально".
Лена спрашивает: "А пульс?"
***
В машине слушали Жарра. Я спросил Лену: "А вот Моцарт, Бах приняли бы эту музыку?"
Лена сказала, что нет, не приняли бы и не поняли. И сложными музыкальными терминами объяснила, почему. Мне возразить было нечем, но всё-таки я с ней не согласился.
Хотя осталось приятное чувство: вот Бах с Моцартом не поняли бы, а я понимаю!
***
Мне вдруг приснилось, что я космонавт и уже пятнадцать лет лечу к планете Розетта Трипл. Прилетел. Снизился. Посадку провожу успешно. Волнуясь, открываю люк и как-то сразу вступаю в говно, в которое ещё не ступала нога человека.
***
Помню, учил Лену водить машину. Огромное, метров 300 на 600, ровное поле. Но на краю его вокруг колышка паслась коза...
***
Вот выпускают же крУжки, подписанные именами. Правда, себе ("Дмитрий Исаакович") я так и не нашёл, но всё-таки!
Почему бы не помечать именами носки? Или хотя бы "М" и "Ж", на крайний случай? А то это какой-то ужас...
***
Сегодня за завтраком хотел тряхнуть стариной и съесть бутерброд со шпротами.
Шпротина упала на рокфор, а масло затекло в рукав.
Нет, Прибалтика всё-таки отрезанный ломоть...
***
Господи, какое огромное детство было у нас! И насколько лишены его наши вну(ч)ки: только что родились, и уже в шестом классе учатся...
Миниатюры | Просмотров: 317 | Автор: baken | Дата: 06/05/20 21:44 | Комментариев: 25

Не заладилось с самого начала: пролетел на красный свет. Естественно, свисток, полосатая палочка, обочина.
Лейтенант укорял, смотрел документы, писал протокол со штрафом и говорил больше так не делать.
Вот на хрена мне такие сны?!
Миниатюры | Просмотров: 223 | Автор: baken | Дата: 29/04/20 21:25 | Комментариев: 1

Даже не знаю, как это объяснить...
Услышал, как в двери повернулся ключ и сразу сообразил, что это мама. Действительно, она. Под вешалкой в глубине нашла свои тапки на каблуке и переобулась. Поцеловались. Проходи. Кофе? Да. Я смолол и заварил в турке. Слил маме в её чашку. У окна сидел брат. Сейчас не вспомню, он пришёл вместе с мамой или ещё до неё сидел. Он пил пиво и был уже розоватый. Мама сказала о погоде и что машина обрызгала её у перехода. Брат рассказал, что на их метро установили турникеты. Я курил и безотрывно смотрел на них. Они тоже посматривали на меня, но как-то странно. Вдруг мама спросила:
- Димура, что с тобой?
- Мне семьдесят восемь, мама, - ответил я.
И проснулся.
Миниатюры | Просмотров: 234 | Автор: baken | Дата: 29/04/20 11:12 | Комментариев: 10

Вчера во сне стал выяснять, почему мне ничего не снится. Они понесли какой-то бред: работают, мол, до пяти, подпись неразборчива, где бахилы, нужна заверенная копия, просрочена страховка, укажите номер ИНН, забит мусоропровод, анализ крови на ВИЧ, перекрыто движение, не заказан пропуск и сильный юго-западный ветер...
Плюнул и доспал так.
Миниатюры | Просмотров: 247 | Автор: baken | Дата: 20/04/20 22:54 | Комментариев: 7

Вдруг попросили сделать перевод детского стишка:

"Summer days are fun.
They make me want to run,
under the hot boiling sun!
The days are long and light,
I get to stay up late at night!
It’s quite a starry sight!
Screaming, yelling, chanting!
Running, jogging, panting!”

Попробовал:

Летом на дворе тепло.
Я пошёл, и солнце шло.
На дорожке под кустами
То тенёк, а то ожгло.
День не кончится никак.
А потом стемнел - и мрак.
Мне под звёздами охота
Петь, скакать, пугать кого-то...
Поэтические переводы | Просмотров: 288 | Автор: baken | Дата: 04/02/20 11:52 | Комментариев: 7

Начнём с того, что язык (любой) появился как устный феномен и долгое время развивался именно в этой своей ипостаси. Письменная речь появилась именно как способ консервации и передачи устной на расстояние и в будущее. И тут, наконец-то, здравствуйте, ограничения и правила. Но пока не будем о плохом.
Появились люди, штурмующие возможности языка и возводящие его в пространство специфического искусства. Оглушительный их успех до сих пор прокатывается по истории. И пока таких людей было два-три (сохранившихся) на небольшой отрезок истории, всё было хорошо. Но свобода использования языка предопределила рост использования его в целях искусства. К сожалению, уже в условиях окрепших государств. Поскольку, естественно, появилась критика.
Увы, самая умная и глубокая критика всегда чуть глупее современного ей творчества. Потому что творчество отчаяннее, оно заведомо впереди.
Но конечно же, критика всегда будет подсчитывать количество стоп в поэтической строке и подсказывать поэту рифму. Быть “чуть глупее” её не устраивает. Ей хочется абсолютно владеть процессом.
Миниатюры | Просмотров: 339 | Автор: baken | Дата: 11/03/19 12:56 | Комментариев: 1

Часть песен, записанных на этом диске, представляют нам начальный период творчества Владимира Высоцкого. Песни эти - называют их кто как: блатные, дворовые, жанровые - составляют весьма своеобразный цикл, интересный со многих точек зрения. Однако серьезная критика ими пока серьезно не занималась. А как раз и хотелось бы поговорить о них - «неровных и неравных», по словам той же критики. Поговорить о цикле в целом, не привязываясь к песням только этого альбома, надеясь, что ваша память, если не дальнейшие желательные публикации, найдет место нижеследующим цитатам и ссылкам.
Свои ранние песни Высоцкий в концерты почти не включал. Писал и пел их для себя, для ближних товарищей. А они возьми да и разлетись по всей стране, да еще стали поизвестней многих позднейших шедевров. Интересная задача для социолога! Но мы будем разбираться в другом. Известно, что сам автор от них никогда не отрекался. Да и на сторонний взгляд краснеть там не за что. Потому что ранние-то они ранние, но они же и начало высокого взлета, а значит, в них и предвестия позднейших художественных открытий поэта. Так учит правильное литературоведение.
Двенадцатилетнего Пушкина отдали в открываемый в Царском Селе лицей. Аллеи, гроты, антики над прудами и в зарослях, на занятиях греко-римская словесность по преимуществу... Ну и нимфы, конечно ж. Вот что окружало, вот что впечатляло, и вот с чего начался Пушкин.
Тринадцатилетний Маяковский был привезен в Москву. Серая брусчатка, роение у ресторанных ламп, цинизм и пакости огромного города. Маяковский смотрел, ненавидел, а потом начался - именно с увиденного и со своего неприятия увиденного.
Твардовский начинал со смоленской деревни. Шолохов - с Дона...
Марьина Роща для Высоцкого - это «сады лицея» для Пушкина и «кольцо бесконечных Садовых» для Маяковского. С той же неукоснительностью, с какой первым человеческим словом становится «мама», художник начинается с опоэтизации ближайшего конкретного окружения. Можно пенять на невысокий культурный уровень и криминальные наклонности ребят из окраинных московских дворов, но винить поэта, из такого двора вышедшего, за то, что НАЧАЛ он с портретов своих хорошо знакомых сверстников, - можно ли? грамотно ли?
Ведь за что только ни ругали ранние песни Высоцкого... А вот за что не ругали: за низкий художественный уровень. Строго говоря, у Высоцкого нет ученических песен. В том смысле, что даже в самых первых мы не видим неумелости, подражательности, пробности. В них - в соотнесении с авторской задачей - нечего усовершенствовать. Это необычно. Но вспомним, что и начал-то он поздно - в 24 года. «Инкубационный период» затянулся, зато и «болезнь» вспыхнула сразу вся. Хотя, конечно, ученичество было - в плане содержания.
Прежде всего как-то сразу и очень точно выявился жанр. Прямо с «Татуировки». Определим этот жанр как «портрет в ситуации», выполненный в манере автопортрета. По-разному можно относиться к лицам и физиономиям этой галереи - негодовать даже можно, но нельзя оспаривать достоверности, узнаваемости их. А в чем же тогда талант, как не в умении создать живую картинку или живое лицо?
Не поняв задачи, поставленной перед собой автором, мы рискуем не понять и песни. Заглубляясь в идеологические и мировоззренческие споры по поводу ранних песен Высоцкого, мы как-то уже готовы вцепиться в любую из них и доказывать, что она сама ущербность или, наоборот, перл поэзии. А гаммы, эскизы, наброски - всю эту пробу сил для нарабатывания мастерства, ее-то почему мы не разрешаем поэту? Просто созорничать словом - нельзя? К примеру, начало «Формулировки» можно расценивать как злостную порчу русского языка, но не правильнее ли принять как блестяще сделанную тираду в духе «местного колорита»?

Или вот:

На суде судья сказал:
«Двадцать пять. До встречи!»
Раньше б горло я порвал
за такие речи.
А теперь терплю обиду,
не показываю виду.
Если встречу я Сашка,
ох, как изувечу!

Замечательно ведь сказано! Здесь и характер, и состояние, и слова все живые, и судья игривый такой... В СВОЕМ РОДЕ - блестяще. Так давайте же оценивать ранние песни Высоцкого с точным пониманием, что жанр, что стилизация, что портрет, что озорство... А что и Начало.
Эти песни представляют нам либо уголовников, либо ребят «на грани». А все-таки многие из них вызывают симпатию. Чем? Вот Алёха, убитый в поножовщине со «сволотой», - какой уродился, естественный, весь в окружающую его жизнь погруженный, но не сносимый ею ВНИЗ. Вот матерый «пахан», проигравший в карты две жизни, но не желающий отдавать ТАКОЙ долг и карающий удачливого шулера смертью же. Вот парень, обманутый стукачом, но принимающий на себя вину полностью и готовый отвечать за нее по самой высокой мере. Вот человек, вернувшийся из заключения и не признающий людей в носителях равнодушных, слепых, НИКАКИХ лиц...
Конечно, ни этих, ни многих других персонажей положительными не назовешь. Налицо «только» положительные поступки, движение к положительности. Таким образом заявляется некая промежуточная категория: положительный герой отрицательного мира. Высоцкий не связывает положительность героя с безупречной биографией - только с поступком. Тем самым утверждается человек ПРОЯВЛЯЮЩИЙСЯ, ДЕЙСТВУЮЩИЙ. Положительность, по Высоцкому, хотя и требовательна, зато доступна каждому. Она ДЕМОКРАТИЧНА. Здесь интересен сам способ, каким представляет Высоцкий своих щерблёных героев. Нуль-отметка моральной шкалы устанавливается на средний уровень окружения, среды, с которой герой связан всей предшествующей жизнью. Тем самым героям дается возможность подняться выше, и они поднимаются! Высоцкий поет ПОДНИМАЮЩЕГОСЯ человека.
В дальнейшем эта линия от поступка-всплеска протянется к тем, «кто взлетел навсегда», от «решил я: что ж,/меня так просто не возьмешь!» к «и мне вышел «мессер» навстречу./ Прощай! Я приму его в лоб». Тут, кстати, и ответ на обвинения поэту в идеализации преступного мира. Ясно, что, работая в манере автопортрета, автор не может, не греша против художественности, выносить прямые осуждения. И нужно просто понимать эстетику Высоцкого - эстетику движения, поступка. Если персонаж в сюжете не двинулся, не развился, не приподнял себя хоть немного вверх, - суди сам, слушатель, хорошо это или плохо.
Итак, что же мы видим «на выходе» из раннего периода творчества? А вот что: найдена своя поэтическая форма - сюжетная песня от первого лица; достигнута достоверность и живость в обрисовке самых различных характеров; проложены пути, выводящие из частностей к проблемам «большой» жизни; стих обрел свободу и выявился чертами совершенно собственными - стих пелся, слово наполнилось звуковой и смысловой силой... Короче, к 1965 году Высоцкий уже очень своеобразный МАСТЕР. И прекрасная нормальность есть в том, что свои подлинные вершины поэт покорил во зрелости, а не до нее.

Статья эта уже публиковалась: http://russianshanson.info/?id=77&album_id=5140
Статьи | Просмотров: 512 | Автор: baken | Дата: 06/03/19 11:02 | Комментариев: 6

Как бежево, как сине, ало,
Как пешего на небеси сдувало,
Как целовал сухие ладушки у бабушки,
Как ухожу под землю прятушки...

Как ножкой кривенькой упорно дрыгали,
Как три подушки были три горы,
Как тритатушки вытекали сопелькой,
А первый зубик был особенный...

За школой - разумелось - ух, как мы!..
Но рядом девочки взрослели грудками,
И школа почему-то вся пустая -
Вчера шумели-бегали, а днесь растаяли,
Как убыванью класса начинали счёт:
Как вдруг Володька, Мишка, а потом ещё...

Как после всё стандартно проживалось:
Сначала пьянки в праздник, после - в жалость,
Как замаячили болезни -
И в бездну ты очередной наездник.

Неспешно отмечая день (среда),
Я ухожу туда.
Медитативная поэзия | Просмотров: 711 | Автор: baken | Дата: 26/10/17 22:43 | Комментариев: 8

- Дед, а ты был октябрёнком?
- Нет, тогда таких ещё не было.
- Ну, а пионером был?
- Был.
- А комсомольцем был?
- Был.
- Тогда я всё про тебя знаю. Ты ходил строем и пел пионерские и комсомольские песни.
- Да, пионерские пел. Но комсомольцем пел уже другие. И не в строю, а у костра.
- Дед, а ты в очередях стоял? Ну, за чем-нибудь?
- Стоял, конечно. Как же без очереди лезть?
- И вот теперь скажи, почему все говорят, что раньше было лучше?
- Понимаешь... Как сказать... Тогда все были живы.
Миниатюры | Просмотров: 627 | Автор: baken | Дата: 04/07/17 18:29 | Комментариев: 13

На тротуаре через лужу лежала доска.
Лежала и лежала. Кто шёл по ней, кто обходил.
- Доска, - подумал плотник.
- Доска, - подумал эквилибрист.
- Доска, - подумал учитель.
- Доска, - подумал сноубордист.
- Доска, - подумал иконописец.
- Доска, - подумал повар.
- Доска, - подумал истопник.
- Доска, - подумал гробовщик.
- Доска, - подумал ловелас.
- Тоска, - подумал поэт.
Миниатюры | Просмотров: 564 | Автор: baken | Дата: 03/07/17 16:13 | Комментариев: 8

Планета была пуста и безвидна. Бог печально парил, взирая и не находя. Удушливые бурые облака, и бесконечная водная гладь под ними. "Вода, вода, кругом вода," - подумалось Богу.
Однако перспективы были возможны. Сюда явно стоило вернуться. Бог прикинул, что если уйти на Большой Круг, то за этот срок эволюция всё подготовит, и здесь будет чем заняться. К тому же, по Эйнштейну, полёт займёт не более трёх часов. И Бог улетел на Большой Круг.
Лететь было удобно, и Он со вкусом планировал, как Он раскинет сады, возведёт Храм и даст жизнь народам (так и решил: а дам!). В этих мыслях время пролетело незаметно, и пора было собираться приступать к сотворению. Бог надел спецовку, подвязал волосы, засучил рукава и бросил взгляд на поприще. А там...
Под голубым небом тянулись сады с побелёнными стволами, на видных местах стояли храмы и где барабанами, где колоколами сзывали людей на службу.
Колокола Богу понравились, а барабаны нет.
Миниатюры | Просмотров: 562 | Автор: baken | Дата: 02/07/17 19:43 | Комментариев: 9

Пара удачных фраз.
Свет починил один раз.
Съездили вместе в Крым.
Кажется, был раним.
В чём-то когда-то был третьим...
Что ещё вспомнят дети?
Поэзия без рубрики | Просмотров: 674 | Автор: baken | Дата: 22/03/16 11:46 | Комментариев: 5

На мониторе замирают электроны,
И буковки составились в слова:
Какая-то откуда-то "Петровна"
Мне пишет, что она жива.

Что в детстве она прыгала в сугробы
С покатой крыши торфяного склада,
Потом любила мальчиков на пробу,
Потом решила жить как надо.

Спокойный некурящий муж,
Две дочки - Катенька и Настя.
На платья добавляла кружев.
У Насти папиллома на запястье.

Сейчас своими семьями живут.
Катюша - рядом, в трёх кварталах.
А младшая уехала в Усть-Кут,
Вот за неё сильней переживала...

Читаю я стихи неведомой Петровны,
И сам пишу о том же ровно.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 530 | Автор: baken | Дата: 21/03/16 10:43 | Комментариев: 1

Давным-давно всё было настоящим.
О природе и не говорю. Была настоящая охота, и был настоящий голод. Люди по-настоящему радовались и пугались от настоящих причин.
Однажды, когда настоящей охоты долго не было, Трепло стал рассказывать про удачную охоту. Рассказ всем понравился, но встал Охотник и сказал: "Кабан был чёрным". Трепло стал объяснять, что назвал кабана рыжим, потому что он был хитрым, как лиса. "Причём здесь лиса, - возразил Охотник, - А хвост?"
Слушатели разошлись во мнениях. Одним показалось, что рыжий кабан - это неплохо. Другие подумали, что хвост действительно другой.
Так появились Литература, Читатели и Критика.
Миниатюры | Просмотров: 766 | Автор: baken | Дата: 20/03/16 09:56 | Комментариев: 11

Уходим под воду
в нейтральной воде.

Владимир Высоцкий

АТАКА

Мой залп ушёл, и я подвсплыл.
Старпом добрал балласта. Мы зависли.
На траектории смертельные послы
Уже цепляли цели линзой,
Минута - и мостов оплавятся мослы,
Сметутся небоскрёбов призмы...
Как говорится, «иже» вам и «присно».

...План был обширный и простой.
Генштаб назначил флотские ученья,
Где каждый показал, что стоил:
Стрелял, бомбил, гонялся за треской...
Акустика визжала нам в обеспеченье.

А в это время наши два макета
Стояли мирно у причала.
И всё, что надо, было в них нагрето,
И всё, что надо, штатно излучало.
Их спутники фиксировали это.

А мы, как водится, под самый под сочельник
Бесшумно, медленно, почти что бездыханно
Ушли под слой холодного теченья
И растворились в водах океана.

Задание — других не лучше и не хуже:
Пройти полшарика, себя не обнаружив,
До точки, где никто из нас не лазал.
Оттуда доложить и ждать приказа.

Мы пробирались к Антарктиде
По линии раздела дат.
Ни белый свет меня, ни я его не видел.
И океан, наш древний прародитель,
Хранил в скорлупку запечатанных ребят.

Лишь бледная морская тварь
Смотрела неподвижным круглым глазом,
Как нечто чёрное длины несообразной
Противно всем законам естества
Явилось, длилось и исчезло разом.

В холодных водах взяли курс на запад.
Я знал: мы нападём внезапно.
Они закрыли полюс перехватом -
Мы будем бить по ним через экватор.
Мы — методично и нахрапом,
И тихой сапой или на арапа,
И с сатанинской хитростью от Янгеля* до вуду...
Я выполню задачу. Гадом буду.

В Атлантику мы вышли с юга
И взяли курс на север вдоль хребта.
За вахтой вахта следовала кругом.
Мы все почти возненавидели друг друга
На тренировках течей и атак.

Короче, на намеченную точку
Я встал по местному в час ночи.
Забросил буй и, подрабатывая малым,
Учитывая снос и направленье ветра,
Завис над пропастью разлома Боде Верде.
Координаты занесли в журналы.

Всё то же над разломом Вознесенья
Должна была проделать лодка Алексея.

И тут меня какой-то морок обволок:
Как будто расступился потолок,
Мне голову наполнил воздух,
И я движеньем танцевальным, грациозным
Оставил пост, покинул корпус
И бельевой, волнистой пластью ската
Всплыл и поплыл вдоль звёзд и вдоль пассата.
Дыша и наслаждаясь оттого,
Что не несу ответ ни за кого.

Но этот скоротечный парадиз
Прервал звонок. Звонил радист.
И ощущенье дежавю: я знал,
Что скажет он: «Зевс» прекратил сигнал».**

А дальше — цепь технологических шагов.
За две минуты слили семь потов.
С отсеков и постов:
«Проверил — подтвердил — готов!..
Проверил — подтвердил — готов!..»
Расписана была, как партитура,
Бикфордовая эта процедура...

Я, Александр Зимин,
командир советского подводного
стратегического ракетного крейсера «Ростов»,
жизнью и честью отвечающий за страну,
сказал команду «Товсь!»,
сказал команду «Пуск!».

* Янгель М.К. - Генеральный конструктор баллистических ракет.
Разработчик тяжёлой ракеты Р-36("Сатана").
** "Зевс" - система сверхдлинноволновой глобальной подводной связи.
Для передачи информации не пригодна. Важен сам факт приёма сигнала.
Прекращение сигнала обязывает командиров АПЛ вскрыть "красный пакет" с указанием дальнейших действий.

ПЕПЕЛ

Стратег волну утюжил и бодал.
Вода не спорила и уважала силу.
Она, разжатая передней полусферой,
Из синей становилась серой,
Окатывала чёрные борта
И пеною белёсой уносилась.
Поверхностью лукавилась вода.
Поверхность, впрочем, - вовсе не она:
Темнеющим пузырчатым массивом
Отвесно простиралась глубина.

Припомнилось само собой,
Как врач знакомый, китобой,
Рассказывал, что при перитоните
Он полость промывал забортною водой.
Такая уж подробность. Извините.

И я представил острова без птиц,
Гольфстрим, насыщенный осадками частиц,
Где рыба рыбой обжиралась втрое
И тут же разлагалась рыбьим белокровьем,
Озёра в отвратительных разводах
И хаотичные развалины заводов,
И нашу базу, школу, двор,
И белый чистый снеговой простор...
И снова пустоглазые дома без кровель.

...Уход с атаки — та ещё задача,
Инструкции на восемь серий.
Всё выполнил.
Акустик слушал север.
Сидит без майки, раскорячась,
Потеет широченная спина.
Уже плевать, кто первый начал.
«Ну что там, старшина?» -
«Там, командир, ВОЙНА».

Война. Вой-на. Вой-на. Вой...
Вон там в наушниках, за той спиной
Глубины вспенились шумами.
К едрене фене и к едрене маме!
Остервенело и фронтально
Державы резались флотами.

Пошёл к ребятам по отсекам
Сказать, что все они герои.
Но внутренне был как-то не настроен
И чувствовал себя себе соседом.
И что-то в воздухе повисло -
По древу растекались мысли...
Кто смотрит в пол, кто чуть левее.
Мне показалось, или впрямь меня жалеют?
Хотелось всем раздать шампунь для тела -
Намыль, помой, опять намыль -
На лицах и в глазах осела
Тончайшего помола серенькая пыль.

Я говорил, что дома ждёт работа,
Что спишемся на берег — не до флота,
Что мы теперь — пожизненные братья...
А что ещё им мог сказать я?
И верили: раз сотворил «о боже мой»,
То лодку должен привести домой...

ВРАГ

Спиной к войне направился на юг.
Всё как на практике: ходи да изучай приборы.
Матросам ананасы выдают.
Кок что-то спрашивал про творог.
Старпому 35 - откупорили брют.

Под килем банки, котловины, желоба.
Всплывал под перископ, сверяли звёзды, шли.
Забудем атом: трёхмачтовый барк
Бушпритом тычет в краешек Земли...

В глубинах тишина, лишь иногда
щеглами щёлкали китовые стада.
Вдруг: «Есть контакт! Гражданские винты.
В насадках. Два винта,» - «Под перископ!»
Ого! То ни гроша, то вдруг алтын:

Спасатель океанский жёлто-синий -
Глазам не верю - тянет на тросу "лося".*
(714, "Норфолк", Саражжен командиром)
Весь силуэт, обтянутый резиной,
Разложен в окуляре по осям.
Скажите «чиииз». «Второй торпедный! Товсь!"
Однако этот тир противен.

Враг жалок. Дифферент на нос,
На треть сухие лопасти винта.
На палубе в жилетах два матроса
И три спасательных плота.
Вот так и мне однажды довелось...

«Отставить «Товсь»! Всплываем!
Поднять флаг государственный и Флота!
Оповестить: «Торпедная стрельба!»
Буксиру: «Хода не менять. В эфир не выходить».
Лосю: «Пусть примут капитана Зимина».

Зараза-шлюпка завелась не сразу.
Со мною штурман, особист и четверо спецназа,
Поправив китель и наган,
Рванули в логово врага.

У них на огражденье выполз флаг,
Плеснул и сразу же ослаб.
Шарнирно развернулся трап.
Спецназ взбегает по рифлёным плоскостям.
Честь флагу — честь «гостям».

Без паузы: «Пройдёмте вниз» и лезу в люк.
Гебешника и штурмана — на связь и коды.
В отсеках слышно, как откачивают воду.
Спиною взгляды на себе ловлю
Далёкие от «Ай лав ю».

Каюта капитана. Сели с глазу на глаз.
«Сигару?» - «Нет» (я несколько снижаю наглость,
Но не раскашляться же мне теперь).
Я закрываю дверь.

* «Лось» - (жарг.) американская ударная АПЛ класса «Лос-Анжелес».

РАЗГОВОР

Он должен был топить меня и Алексея
В проходах у хребта Уэст-Скоша
Южнее Огненной Земли.
Об этом и подумать тошно.
Мы там не шли, однако же могли.

А он словил всплывающую мину -
Скорей всего, от Аргентины -
Привет недавнего Фолклендского конфликта.
Мог стать героем, да вот фиг-то.
Чудовищный нефарт.

Сейчас идут на Байя-Бланка.
Я обнадёжил: мол, дойдёте.
Ответно расспросил об их Четвёртом флоте.*
Большая польза от подранка!

А далее
Мы полтора часа сопоставляли данные.
В итоге эта распечатка (на английском):

« Кочемасов топил Барбея. Клери топил Глотова. Лазарев топил Эберле.
Фицтеллер топил Белогрива. Поваляев топил Конноли. Эйнсворт топил Шепеля.
Казымов топил Смоута и Дюбо. Стрингхем топил Казымова. Баребин топил Фицтеллера.
Чич топил Лазарева и Мартемьянова. Чернов топил Клери. Винслоу топил Кочемасова»

Для вдов — с примерным указанием квадратов.

Честь флагу. Шлюпке честь.

*На настоящий момент и в дальнейшем, огибая Южную Америку вплоть до экватора,
АПЛ будет проходить зону ответственности Четвёртого флота США.

ДОМОЙ

На юг! На юг! Вдоль побережья Аргентины.
Первоисточник танго. Триста миль.
Пампасы, мериносы, куртки из ратина...
«Радист, ты музыкальным фоном истомил.
Пошарь-ка музыку в эфире.»

Но всюду скрипки, хор и слёзы «Лакримозы».
На длинных, на коротких — Моцарт, Моцарт.
Не ожидал! Вот так, по всем волнам...
Но — по кому? По ним? По нам?

Мысль странная пришла, сдвигая времена:
А может, это я, мальчишка-лейтенант
В своей морской парадной форме
И был тот самый «чёрный человек»?
И мне уже который век?

Но замполиту: «Оцените, как
Сменились музыкальные пристрастья Аргентины.
И осветите экипажу этот факт
С позиций правильных, партийных.»

В проливе Дрейка шторм — не приведи господь!
А мы на глубине крутили фильмы,
Где д'Артаньян пел про свою Гасконь
И Глеб Жеглов был обаятельным и сильным.

У них прошло пять залпов. Наших — два.
Про шахтных мы с Саражженом не знали...

А чуть погода — мы всплывали
Проветриться и ощутить великий Океан.

Нас уводила в золотое никуда
Необозримо плоская вода.
Ночами звёздам вторили поля планктона,
А днём мерещились киношные атоллы,
Где зыркают коричневые очи,
И девки все роскошны и охочи.

Хватало и без девок тем:
По курсу пара кашалотов предавалась браку,
Друг друга восхищая чёрным лаком
Своих божественно сложённых тел.
На них смотрел матрос и млел.

Мы шли тылами без малейших признаков войны,
И океан нам не доказывал вины.
Он жил своей просторной рыбной жизнью.
И я бы согласился, окажись в ней,
Простым марлином выходить из глубины...

Пройдя экватор, я ушёл на полтораста метров.
Храня опасливость и осторожность смертных,
В любой момент готовый к схватке,
Пошёл к Камчатке.

Осталось десять дней.

Четыре.

Завтра.

АЛЕКСЕЙ

Об Алексее - ничего.
Ни по приборам, ни по слухам, ни по связи.
Ни от врага, ни персонально от него.
Но без него рассказ мой недосказан.

Отсутствие следов и всяческих известий
Указывает только на одно: удар возмездия.
Недель на пять он затаился в глубине
В расщелине, во тьме кромешной.
И будет залп его вполне
Успеееш-ш-шны-ы-ы-ый.
Поэмы | Просмотров: 1953 | Автор: baken | Дата: 19/03/16 08:52 | Комментариев: 39

Башка полна нетрезвыми парами.
А на экране
Сидел в правах урезанный парламент,
Висел орёл с протезными крылами,
Оркестр валторнами за Родину и Веру дул...
Я выключаю эту ерунду.
Смотрю в окно.
Но город, в узеньких полосках жалюзи,
Меня же мне и отразил.
Закрыл глаза — и всё закрасил чёрным.
"Как жизнь живёшь?" — "О, господи, о чём мы?.."
И я смотрю, не открывая глаз,
В который раз...

Как зелень луга зелена,
Как синь морская — синяя до дна,
Как кровь красна, плеснувши изо рта -
Так абсолютна эта чернота.
Контрастно — группами и розно -
Звёзды.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 488 | Автор: baken | Дата: 18/03/16 11:41 | Комментариев: 1

Ты помнишь? Да конечно, помнишь,
Когда ты маленький, и скоро полночь,
А ты глаза таращишь не заснуть,
Чтоб их ущучить, чтобы как-нибудь
Дождать момент, когда кладут подарки,
И ночью же бумажки развернуть.

Я вспоминаю эту детскую тщету,
Когда под утро папиросы на счету.

Или когда нагнусь над ними:
Мои цветы повяли и погнили
И бурыми головками висят...
А мама с папой спят и спят.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 505 | Автор: baken | Дата: 16/03/16 11:41 | Комментариев: 3

Матушка моя ещё та змея была. Однажды заползла она в чьё-то гнездо, а там Птеродактиль спит. "Спиш-ш-шь!" говорит она ему. Так тот так испугался, что сразу меня и зачал. Папой моим оказался. Ну, маме он понравился, хоть и намучилась она с ним: папа был такой весь угловатый, костистый, попробуй, заглоти такого! Ну, нам вдвоём в маме стало тесно, я и родился. С тех пор люблю правильное питание.
Однако вот ведь незадача: скольких принцесс зачинал и съел, а так никто и не родился. Прямо чудеса какие-то... Ну, что уши развесил? Кушать пора.

***

Лечу как-то над горами. Ущелье, замок - всё как положено. Залетаю, значит. А там царица Тамара жила. Ага, себе думаю, будет ночь, будет пища. А она, видать, баба опытная, и давай меня щекотать везде. А я щекотки боюсь ведь! Ну и выбросился из окна прямо в пропасть. Еле ногу успел оттяпать. Лечу по ущелью, ногу эту жую. Немножко волосатая, а так ничего, вкусно. Нежная такая нога у неё была...

***

А! Вот ещё. Не хочется, но расскажу. Летел я с Карпат, кажется. Вижу, три мужика стоят, здоровенные такие кабаны. Один у другого, слышу, спрашивает: "А чё это за хрен с горы летит?" - "Горыныч," - тот отвечает. А этот, первый, постоял-постоял, да как заржёт!
"Ой, - кричит, - не могу!.. Ну, Лёха, отмочил!.. Горыныч!.. Это ж надо!.. Ой, держите меня семеро!.. Ну, шутник!.. Скажет ведь такое!.. Ой, уморил совсем!.." Я уже пять кругов над ними сделал, а эта дубина всё хохочет, аж заходится. Не стал я их есть. Весь аппетит отбили. В клоунах я ещё ни у кого не ходил.

***

Ланцелота вот уважаю. Ведь другие как: всегда кучей, засады там, сети какие-то... а потом на лошадях улепётывают. А этот выйдет в поле, выхватит меч и давай меня на бой вызывать. Ну, я, конечно, выхожу. Само собой, навешаю ему, отметелю... Так он месячишко отлежится и опять меня ищет. Сколько... раз тридцать мы уже с ним встречались. Настоящий мужик. Герой!

***

Ну и что, что я замыкаю пищевую цепочку? Ведь что получается... Вот я летаю везде и даже там, куда Мак-Кар телят не гонял. И всюду вы, люди. Группы, вереницы, скопления, каре... Жёлтые, белые, чёрные. Ну, и евреи, конечно... Да... О чём бишь я? А! Так вот: мне же столько не съесть! Только малую толику. А остальные? Остальные совсем без будущего! Вот и подумаешь: кто виноват, что делать и в чём смысл жизни?

***

Принцессы... Да что вы всё про принцесс! Хотя, вот была одна. Можно сказать, изменила всю мою жизнь. Прихватил я её в аллее. Ну, как обычно. А она: нет и всё! Я и так, и этак. Упёрлась. "Хоть ешь меня, - говорит, - всё равно не дам." Пришлось съесть так. И вы знаете, никакой разницы! Вот я и подумал: что же я столько времени тратил на всякую ерунду...

***

Самолёт? А что самолёт? Летал тут один. Ну, меня поначалу разобрало, вроде как посоревноваться захотелось. Ну-ка на скорость? Не отстаёт, шельмец. Я в пике - и он в пике. Я на спинке - и он на спинке. Я петлю Нестерова - и он то ж. Ловкий такой попался. Ну, думаю, погоди. И придумал такую штуку: подлетел к утёсу, левой лапой зацепился и повис вниз головой. Крылья на животе сложил, один глаз сощурил и вишу, жду что он-то сделает. А он хоть бы хрен - летит себе и летит. Так и улетел восвояси. А вы всё: техника! авиация!..

***

Ага. Слышал-слышал: тупая скотина, одна извилина и та в кишечнике. А вы знаете, что именно я собрал лучшие умы человечества и поставил им задачу. Справились блестяще. Выведен человек-бройлер. Полтора года - и готовый продукт. Со вкусом сёмги, кинзы, баранины... Ребята, сказал я, просите, что угодно. Жить, попросили учёные. Да пожалуйста! - говорю. Вы это заслужили.
Байки | Просмотров: 750 | Автор: baken | Дата: 15/03/16 19:28 | Комментариев: 2

Я карточку гляжу.
Шагает на меня со снимка
мой старший, мой родной,
мой мёртвый брат Максимка.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 475 | Автор: baken | Дата: 15/03/16 09:14 | Комментариев: 0

Меня душило одеяло,
И по плечам чесалась сыпь.
А ты мне на ухо шептала:
"Пройдёт, родименький, не ссы."
Любовная поэзия | Просмотров: 510 | Автор: baken | Дата: 14/03/16 12:18 | Комментариев: 3

Огонь, земля или водица
Поглотят всё, чем человек не смог распорядиться.
На пепле вырастет трава.
В подвалы заплывёт плотва.
На уцелевшем птица угнездится...

На это смотрит небо.
Небо сохранится.
Философская поэзия | Просмотров: 530 | Автор: baken | Дата: 13/03/16 10:02 | Комментариев: 2

Режиссерский сценарий – вещь расчетливая. Переполненная смыслом и нюансами сцена расписана вся: и кто что через какую паузу говорит, и что висит на стене, и откуда светит фонарь, и сколько на это отведено метров, то есть секунд. Разочаровывает.

Но если отвлечься от виденного фильма и увести технологические подробности в зону бокового зрения, то получится нормальная литература. Потом в фильме даже и потери считаешь против написанного.

Режиссерский сценарий «Бегство мистера Мак-Кинли» написан Михаилом Абрамовичем Швейцером мастерски. Идея «опереть фильм на баллады, как мост на опоры» (по выражению С. А. Милькиной)[1] была не просто предложена некоему возможному поэту, – но и сами баллады были прописаны каждая в отдельности. Причем так, что сначала даже обидно за музу Высоцкого: песни сделаны по практически готовым текстам. Получается даже какая-то мистика: Швейцер уже слышал баллады, еще не написанные Высоцким.

Сходство текстов настолько велико, что сначала возникла мысль о рифмовании подстрочников то есть о Высоцком-переводчике, хотя и на язык оригинала. В принципе, такой подход возможен, но, кажется, взаимоотношения текстов лежат в другой плоскости.

Швейцер уже в работе над сценарием добивается гармонической сведенности всех составляющих будущего фильма. А раз уж балладам назначено стать «опорами» картины, то и выписываются они самым определенным способом – режиссерским показом.

Есть легенда, будто Мейерхольд, не бравший в руки кия, показывая актерам сцену в бильярдной, с треском вогнал в лузу четыре сложнейших шара. Примерно так же сработал и Швейцер: в его текстах-показах заданы ритм, лексика, интонации – короче, и форма, и содержание. Отсюда у читателя создавалось полное впечатление, что баллады уже – вот они. Позже Швейцер говорил и, наверняка, показывал Бонионису, Бабочкину, Демидовой, что он от них ждет, а они выходили на площадку и играли свои блистательные роли. Нормальная закадровая работа...

Попутно хотелось бы обратить внимание вот на что. В своем рассказе о создании фильма С. А. Милькина говорит, что «поскольку фильм задумывался на американском материале, то и виделся он нам сделанным в американской манере. А американское кино очень широко использует прием сквозных баллад, и там есть блестящие их сочинители и исполнители»[2]. И там же: «<...> идея <...> авторскую мысль, авторский текст сделать в виде такой песенной прослойки, по-брехтовски, чтобы эта мысль-песня шла как бы снизу, из самой гущи жизни»[3]. Мне трудно согласиться или не согласиться с указанием на американские корни «приема сквозных баллад». Примеров не знаю, не видел. В мюзиклах, которые удалось посмотреть, песни сплошь «персонажные», замедляющие действие – типичные «вставные номера». Общее впечатление (повторяю, сугубо личное), что уровень американского кино после Чаплина не достаточно таков, чтобы Швейцер там мог что-нибудь перенять.

Мне кажется, что Швейцер и Высоцкий опознались именно в Брехте. Другое дело, что Брехт – художник безусловно западный, и введение в сюжет «очужденных» баллад – даже просто как прием – выглядело иноземной фигурой.

В этой работе автор предлагает сравнение заданий (показов) Швейцера с исполнением их Высоцким. Есть ли изменения, в каком направлении и почему они сделаны; если изменений нет – тоже почему. Ну и пора, наконец, ввести тексты Швейцера в научный оборот.
Баллада о маленьком человеке

Из режиссерского сценария М. Швейцера[4]:

Вперемежку с движущимися толпами, людскими лицами Нью-Йорка, Парижа, Гамбурга и заглавными титрами фильма начинается «Баллада о маленьком человеке». Вот что примерно поется в «Балладе».

– Сейчас вам будет показана забавная история некоего симпатичного мистера Мак-Кинли, из которой всякий сделает выводы по своему разумению. Он не бог, не герой, не звезда. Он такой же, как я и ты, – «маленький человек».

Людские потоки. Утренний «час пик» Бостона, Сиднея, Мадрида, Алжира, Рима...

Вот он – в толпе, «маленький человек», вот он, мистер, герр... месье... сеньор...

Ему всегда некогда. Он спешит на работу. День начался.

(Сейчас авторы дают изложение словесного материала «Баллад» и ее зрительного, изобразительного материала в почти неразделенном виде, и читающему сценарий предоставляется возможность пока самому, на свое усмотрение мысленно выбирать, что – слово, а что – изображение.)

Добрый день!.. Бонжур... Буэнос диас... Гут морген...

Боне джорно... Хау ду ю ду! Он оборачивается, улыбается, но ему некогда.

Тебе всегда некогда. Ты спешишь... Ты идешь, ты толчешься в автомобильных заторах...

в подземных переходах и наземных, в гремящем метро, в сабвее...

Ты трясешься в автобусе.

Простите, как вас зовут? Да-да – вас. Ты отвечаешь без улыбки.

А, здравствуйте, мистер Мак-Кинли! Хау ду ю ду! Сколько вам...

Тебе некогда? Ты сходишь?

Тебе всегда некогда.

Ты гонишь на мотоцикле... жмешь педали велосипеда...

Ты работаешь. О, боже! Ты делаешь все и работаешь везде, где положено работать человеку...

На заводе, ферме, в парикмахерской, у бензоколонки...

в конторе, в лаборатории, в школьном классе...

В обеденный перерыв ты закусываешь

в кафе,

В баре-забегаловке в стоячку,

в траттории...

Разворачиваешь свой бутерброд в стальных конструкциях небоскреба... Пьешь пиво,

кофе,

молоко...

Ты читаешь газеты,

листаешь журналы –

Какая яркая обложка!

(И непонятно откуда возникает глухой, утробный и зловеще нарастающий подземный гул. Этот гул накрывает и голых девочек на пляже, и глянцевито-голубой «кадиллак», и сборище хиппи, и эти уютные газоны перед новенькими домиками, и парня, улыбающегося новым подтяжкам...)

На цветном развороте журнала – это грандиозно красиво – взрывается водородная бомба...

Ты растерянно улыбаешься – это, говорят, очень далеко.

Ты улыбаешься – это очень красиво.

Ты испуганно закрываешь журнал.

Здравствуйте, мистер Мак-Кинли!

Ты листаешь газеты. Листаешь журналы. Ты не веришь ни хорошему, ни плохому, что в них печатают. Хорошее? Где оно? Что-то его не заметно рядом. А в плохое поверь – жить не захочешь. А тебе надо жить.

Ты едва сводишь концы с концами...

На рынке. В продовольственном магазине.

В универмаге ты и твоя жена серьезны, как на кладбище.

Цены! Ты боязливо переглядываешься с продавцом.

Как торжественно покупаешь ты своим ребятам на улице мороженое!

Тебе всегда не хватает денег до получки, еще одной комнаты, телевизора, нового платья жене к рождеству, нового костюма, еще одной коровы, воскресного торта, автомобиля, верблюда...

Зато у тебя всегда один лишний ребенок. Вы любите своих детей, простите?

Вы оборачиваетесь, вы улыбаетесь.

Очень приятно!

А вы? Вы смеетесь. Шестеро? Двое? Тоже хорошо.

Здравствуйте, мистер Мак-Кинли. Хау ду ю ду! Извините, сколько вам лет? Через год полсотни? Держитесь, мистер Мак-Кинли!

Ты любишь спорт, и ты сам в душе – спортсмен. Ты болеешь на стадионах.

На футболе,

на корриде,

на скачках,

на автогонках.

Ты любишь глазеть на аттракционы, происшествия.

Ты всем нужен, «маленький человек», все от тебя чего-то хотят. Все.

Одни – продать тебе подороже...

Другие – купить у тебя подешевле.

Тебе всучивают залежалые товары и идеи.

Ты всем нужен, «маленький человек».

Не для того, чтобы любить тебя, но чтобы использовать тебя в своей игре.

Ты должен работать, покупать, молиться господу богу, платить налоги, воевать, бастовать, справлять праздники, выбирать президентов...

Тебя запугивают, тебя лобзают, перед тобой заискивают, когда ты нужен.

А больше всего тебя хотят насмерть запугать.

Японский,

испанский,

эфиопский,

французский,

итальянский,

арабский,

немецкий,

англо-саксонский мистер Мак-Кинли!

Хау ду ю ду! Мистер Мак-Кинли!

Указывать на совпадения текстов нет смысла: они очевидны. Авторская «очужденная» позиция – ракурс сверху – воспроизведена буквально. Все реалии сюжета, снизанные Швейцером, пунктуально перечислены Высоцким – правда, Высоцкий перечислительные ряды сокращает: у Швейцера бутерброды, пиво, кофе, молоко, у Высоцкого – бутерброды без напитков. И т. п. Отношение к «маленькому человеку» не изменено: он основа всех ценностей. Ирония та же – дружелюбная. Лексика, в общем и целом, где не повторена, там перекликается. Политический вектор не отклонился ни на градус, разве что у Высоцкого он чуть острее... Задание выполнено.

Но выполнял-то его художник! Просто зарифмовать текст могут и Резник, и Газманов. Значит, ищем различия. Это самое интересное.

Швейцер говорит о «маленьком человеке» вообще, герой его текста – любой из миллионов. Отсюда – «ты делаешь все и работаешь везде», «ты закусываешь в кафе, баре, траттории», «ты болеешь <...> на футболе, на корриде, на скачках, на автогонках»... Отсюда сквозное по всей балладе обращение ты. Герой Высоцкого все-таки в большей степени именно Мак-Кинли, хотя пока и суммарный, неконкретный, «типичный». Обращение Певца к своему герою чуть более адресно. Соответственно ты становится локальнее путем введения расширительного вы. Детальней и последовательней прописан «распорядок дня». С другой стороны, какие-то детали отпали: чтение газет и журналов, покупка мороженого; что-то съежилось до одного определения и ушло в обобщающую часть: «ты болеешь на стадионах» – «толпы стадионные».

И конечно, у Высоцкого резче, выраженней политическая окраска. Там, где Швейцер наводит на мысль чередой констатаций, Высоцкий формулирует прямо, желчно, лозунгово. Еще бы! Ведь это его сквозная на всю жизнь тема: быть человеку «маленьким» или расти вверх. Из тридцати строф семь явно политически заостренных, и как раз они дальше других уходят от текста Швейцера.

Наконец, у Швейцера постоянно ощутимы связь и взаимное комментирование текста баллады и монтажа зрительного ряда. Высоцкий же выстраивает сюжет более самостоятельный, способный существовать отдельно.
Баллада о манекенах

Он у витрины.

За стеклом – домашний очаг, чисто, светло... Манекены играют в семейное счастье.

(Как и «Баллада № 1 О маленьком человеке», и эта поется за кадром на английском, а может быть, на каком-то выдуманном составленном из разноязычных слов диалекте с синхронным переводом /субтитры/. Словесный материал «Баллады» будет в какой-то степени диктоваться снятым и подобранным в зарубежных фильмотеках материалом. «Баллада о манекенах» строится на монтаже снятых и подобранных в соответствии с «сюжетами» и «ситуациями» «Баллады» планов самых разных манекенов.)

Вот изобразительная и сюжетная тематика «Баллады о манекенах»:

Хорошо им, манекенам: неплохая, чистая работа. Спят, обедают, носят модную элегантную одежду, смотрят лучшие телевизоры, играют в гольф...

Я, признаюсь, часто завидую манекенам. Еще бы! Если бы моя девочка каждое утро так ловко смахивала с меня пыль, драила и пылесосила, я был бы счастлив, я стал бы джентльменом. Знаете, почему манекены всегда улыбаются? Они хорошо воспитанные люди. Они улыбаются всем одинаково: и Рокфеллеру, и безработному бродяге.

Вот это правильно!

Я им всегда завидую: они курят лучшие сигареты, они вовремя питаются, они читают книжки в красивых обложках, они никогда не жалуются на здоровье; они всегда спокойны. Они не хозяева. Пусть у хозяев болит голова. А им все равно – купят, не купят товар.

Вот почему они всегда улыбаются.

Они оптимисты. Вот они кто! Им не страшно. Только они во всем этом городе или во всем этом мире не испытывают страха и тревоги за завтрашний день. Вот почему я завидую манекенам!..

Правда, последнее время и их стали беспокоить, им стало доставаться. Помните налет на магазин спорттоваров? Ох, сколько там перестреляли невинных манекенов! Мамочка моя! Они там лежали в обнимку с убитыми полицейскими. Ну и дела!

И все-таки я часто, ох, как часто я завидую манекенам!..

Различия разительны.

У Швейцера – «маленький человек», он же Мак-Кинли, остановился перед витриной. Певец легко читает его незатейливые мысли и честно, безоценочно транслирует их слушателю. Это легкий теоретический блуд, игра фантазии, полушутливый умственный эксперимент. Да, замешанный на усталости от жизни и выживания, да, спровоцированный неуверенностью и страхом. Но все равно: взрослый человек сыграл в куколки в уме и пошел дальше. Герой просто остановил взгляд на чистой витринной жизни манекенов. Слегка позавидовал. Лишь единожды предположил себя там, за стеклом, ненавязчивым «если бы...». Правда, вот и их валят пули...

То есть, задана мягкая, с оттенком самоиронии песенка. Персонажная. Мелодия Кальварского, прозвучавшая в фильме, пожалуй, очень близка к заданию Швейцера.

У Высоцкого все не так.

Он не выполняет задания (!), но, как говорят в спорте, работает вторым темпом. Поймав героя на шаловливой мыслишке (как бы уже после швейцеровской баллады), Певец вцепляется в него, как бульдог. Мыслишка гиперболизируется до фиксированной идеи, до философии, до идеологии. Песня уходит на совершенно другой уровень обобщения. Манекен возводится в символ, но не тихого благополучия, а жизни без сердца и души. У Швейцера манекен падает под пулями – у Высоцкого он несокрушим. У Швейцера манекену завидуют – Высоцкий манекеном грозит и пророчит... Элегической интонации образца нет и в помине. Есть ерничанье, сарказм, вызов. Разумеется, изменяется и Певец. Это уже не добродушный, чуть ироничный рупор мечты «маленького человека». Это аналитик, шут, судия!

Значит ли это, что Высоцкий не понял или не принял показ Швейцера? Думаю, это значит, что Высоцкий понял и принял фильм Швейцера. А именно в «Балладе о манекенах», как и в финальной «Балладе об уходе в рай», мысль автора фильма заявляется голосом Высоцкого с наибольшей прямотой и рельефностью.

Музыка же Кальварского Высоцкому понравилась...
Баллада о Кокильоне

В сценарии дается описание – «фильм в фильме» – документальной ленты об истории жизни и открытия Кокильона. Хронику комментирует вдова Кокильона:

«...в семье аптекаря, родился Жак Кокильон. Кто бы подумал тогда, что этот скромный домик в Канаде станет местом паломничества мировой науки!.. Скромный школьный учитель Жак Поль Кокильон был, как вам известно, в то же время пытливым и страстным химиком-любителем. В этой крохотной любительской лаборатории...

...первого октября 1953 года путем смешения веществ домашнего обихода он совершенно неожиданно получил прозрачное, студенистого строения, воздухообразное вещество...

...противоречившее всем общепринятым представлениям о газе и впоследствии вошедшее в мировую науку под именем коллоидального газа. Впоследствии!

Но тогда!.. Он был уволен из школы!! О! Местная газета вдоволь поглумилась над ним! Он так и остался бы средь сонма безвестных героев и мучеников науки, если бы не случилось... Однажды! Четыре года назад, господа, в непогодный осенний вечер, продрогнув на охотничьей прогулке, мой муж зашел погреться в соседний бар. С равной страстью предавался этот человек науке, музыке и... охоте. Лишь среди ночи попал он домой и был как-то особенно тих и задумчив... Любовь к науке, поиску, к эксперименту буквально сжигала мосье Кокильона даже по ночам...

Можно лишь догадываться, сколь страстно ему хотелось в ту ночь проверить промежуточное состояние вновь открытого им тела: что же это, наконец, коллоид, газ или жидкость?.. Предварительные опыты отвергали эти предположения... Вот почему оказался он среди ночи здесь, в экспериментальном помещении, где, видимо, по рассеянности открыл спусковой газовый кран, что и привело... к величайшему – после Эйнштейна и Вора – открытию века. Четырехлетние попытки пробудить мосье Кокильона не привели ни к чему. Вместе с тем Национальный медицинский совет, во избежание летального исхода, запретил извлекать мосье Кокильона из газовой среды... Спасибо...

Здесь нечего сравнивать. Баллада написана Высоцким «просто так», от избытка сил, на всякий случай. Мягкое предложение режиссеру. Песенный комментарий, по идее, должен был заменить рассказ экскурсовода к фильму в фильме. Интересная деталь: Высоцкий до секунды уложился в отведенный метраж. Впрочем, такая поразительная точность скорее всего говорит о случайности попадания. И хотя баллада была сделана лихо, Швейцер идею не принял. Предположим, с таким мотивом: в фильме это будет просто изящная завитушка, абсолютно нейтральная в содержательном плане, и выпускать Певца по столь малому поводу – из пушки по воробьям.
Мистерия хиппи

(Смысл, поэтический и политический облик песен этого эпизода лишь намечен и будет уточняться.)

О! Мессия! О! Учитель!

Он явился!

О, наконец! Новый Назарей!

Мы ждали!

Он – оттуда! Вас знают все!..

Стойте! Что Вы?! С Земли свалились?!

Там, откуда он к нам явился, – никаких девочек, никакого секса, – о, нет!

Билл Сиггер поет свою песенку о том, как Мак-Кинли решил удрать с этой грешной Земли, как потерпел неудачу потому, что бесплатно ничего не бывает, даже одной остановки в метро зайцем не проедешь. И вот – он с нами, опять на Земле. И не унывает!..

На то он и суперзвезда, Мак-Кинли. О! Он знает много способов, как спастись от этой нашей жизни, от ее страхов, ее проблем. Просто и дешево: самоубийство! Есть много прекрасных способов самоубийств. Есть наркотики. О! Это так хорошо, когда грезишь! Но потом так плохо, что лучше не жить И есть мы – хиппи, мы – беглецы!

...Мы – беглецы из отчих домов! Мы блудные сыновья нашего государства!

Мы уходим...

Ах! Мы тоже были чудными малютками, прелестными бутузами, диснеевскими мульти-пульти у наших мамуль и папуль.

Но мы ушли.

Мы никогда не вернемся на отчий порог под заботливый кров нашего государства. Это – без нас.

Пусть папули и мамули сами по себе делают свой бизнес, жмут деньгу из ближнего, молятся деньге, лицемерят, лгут на службе и дома, убивают, молятся,

но не говорят, что это для нас для их крошек, для бутузов-карапузов. Нам ничего не надо от них.

Мы не наследники!

Лучше откинуть копыта на большой дороге, под открытым небом, работать поденщиком до седьмого пота за кусок хлеба и штаны, чем жить, как живут папули и мамули, деды и бабы...

Общество потребления кончится на нас.

Долой! Мы не верим!

Мы точно знаем, чего мы не хотим: их образа жизни – до крика...

Долой! Мы не верим!

Их религии – до зубной боли.

Долой! Мы не верим!

Их морали – до тошноты!

Долой! Мы не верим!

Их государства – до желания кусаться!

Долой! Мы не верим!

А во что мы верим, чего хотим – знают точно наши дети!

Мы одиноки, как пришельцы из других миров, как марсиане среди людей, как вы, мистер Мак-Кинли!..

Идите к нам – вас станет больше!

Нет?! Тогда мы идем к вам, и тогда станет больше нас.

Мистерия двусоставна: песня Билла Сиггера и собственно мистерия.

Песня Билла Сиггера в сценарии не развернута, а скорее – названа. Беглый абрис содержания и несколько реплик вокруг почти не ограничивают исполнителя. Ясно, что это должен быть небольшой «прикол» и не более. Высоцкий собрал все эти крохи и сделал один из своих поэтических шедевров. Для меня эта песня – тайна, в которую не лезь. Не рискуя входить в текст, могу только предположить, что Высоцкий сел писать этот «прикол», имея какие-то слова, какие-то задачи, какие-то цели... Потом окатило – слава богу, успел записать и поставить точку. Все задачи решены. Все цели настигнуты. Мне кажется, что Высоцкий сам немножко робел перед этой своей песней: шутовски, как задано, не пел ее никогда.

А вот «Мистерия хиппи» показана Швейцером вполне: с ключевыми словами, с рефреном, с указанием, где хор, где солист... И, пожалуй, именно в этой песне вариант Высоцкого наиболее плотно совпадает с предложением Швейцера. Разночтений практически нет. Интонация, накал – те же. Кажется, пора уже удивляться такому сходству. А удивляться-то нечему. Сама по себе идея голого, тотального, отбойного отрицания – идея бедная. Она не знает оттенков и нюансов. Она зажигательна уже своей простотой. Ее можно только повторять; на любом уровне красноречия или косноязычия она не обогащается и не беднеет. Но ей можно придать индивидуальное, характеризующее выражение. Режиссер это сделал, а Высоцкий повторил.
Баллада об оружии

(Музыка органа уступает место четкому и яростному музыкальному вступлению в «Балладу об оружии». Певец начинает петь в сопровождении гитары или поп-ансамбля «Балладу об оружии», которая пойдет далее на всем бессловесном эпизоде, связанном с покупкой оружия и его испытанием. Здесь дается примерное пока изложение «Баллады об оружии».)

Итак, итак, итак... – начинает певец, – маленький человек бывает хороший, а бывает плохой. Плохому маленькому человеку обязательно требуется огнестрельное оружие. Без оружия плохой маленький человек – вообще не человек

Нам, маленьким людям, не нужны ракеты, не нужны подлодки, ядерное оружие. Пусть у генералов и министров насчет этого болит голова. Нам это не подходит... Это нам не по карману. Мы – скромные люди. Уже чего-чего, а скромности у нас хватает... Вот чем мы гордимся – своей скромностью!..

(Этот примерный текст «Баллады» ложится на всю сцену, сопутствует и акцентируется точными совпадениями с ситуациями сцены, с типажом и соответствующей игрой персонажей сцены.)

Зачем нам «Фантомы» и «Б-52»? Пусть о них хлопочут государственные шишки, они жмут налогоплательщиков, – пусть у них болит голова. А мы – скромные – мы никого не жмем... Иногда, если повезет, симпатичную девочку в кино, а на худой конец – свою старуху...

Но что нам положено по закону – отдай! Давай пистолет, винтовку, автомат, сгодится нож и ручной пулемет. Без этого не прожить! Хочешь урвать свой кусок пирога – припаси оружие.

И жди, не спеши, работай над собой. Научись стрелять, тогда попытай счастья. Выходи на охоту. Не брезгуй ничем.

На слонов пусть охотятся мистеры в Африке.

А ты здесь у себя помаленьку: на лис, на зайчиков.

Главное – смелей! Убить человека – не страшно. Я тебе точно говорю. Кто на войне был, тот знает, а кто не был, тоже знает: у нас и без войны – война.

Я тебе точно говорю, ты слушай: жизнь человеческая стала дешевле коробки спичек! Ты не верь никому, кто болтает, что убить человека – страшный грех. Плюнь в глаза. Вот мы с приятелем столько уложили всякого сброда за две войны, даже детей – случалось, под руку попадались, – а вот – в полном порядке! Нет, с оружием ты везде человек! Только с оружием! Благодарение господу, мы живем в свободной стране и можем покупать и носить оружие. Попробуйте запретить! Не выйдет! Государственные заправилы, если пошевелят мозгами как следует (на то у них и голова большая), поймут, как трудно и неудобно станет им расправляться со своими политическими противниками, со всякой красной, черной сволочью, с устаревшими президентами, если они запретят продажу оружия. Ого!

А пока оно свободно продается – и мы спокойны, и вы будьте спокойны!..

В сценарии балладу предваряет «четкое и яростное музыкальное вступление»[5]. В этом же ритме вступает Певец: «Итак, итак, итак!..». Далее следуют четыре четкие и последовательные словесные формулы. А вот еще далее Певец возвращается к своему «источнику информации». Собственно, он поет ответ плохого «маленького человека» на вопрос: «Что ты думаешь об оружии?». Почти сливаясь со своим героем, Певец разглагольствует его голосом о полезности оружия, о своей скромной потребности только в стрелковом, о дешевизне жизни, которую отнимаешь, о свободе вооружаться... Идея своей норы, и чтобы было чем оскалиться. Песня человека-крысы. Попросту говоря, мистеру Мак-Кинли показывают, кем он становится. Интонация монолога почти бытовая, почти доверительная.

На первый взгляд, в задании сшибка. Но нет: просто заданы камертон и характер. Нужно соединить. Что Высоцкий и делает.

Ясно, что плохой «маленький человек» на заданной камертоном ноте петь не может – получится обыкновенная истерика. И Высоцкий дает Певцу петь с открытым забралом, от себя. Да, он может быть «даже дружен» с паршивцем и где-то с ним «пройтись», но поет он от себя. Но, с другой стороны, и Певцу особо горячиться по поводу крысиной психологии «ханыги» как-то не с руки – мелковато. И баллада меняет предмет, становится балладой об оружии и насилии в фатальном, всеохватном масштабе, балладой о самой идее оружия и насилья (кстати, у Швейцера слова насилье вообще нет).

(Маленькая деталь: в названии баллады об меняется на про. При всей синонимичности этих предлогов, предлог про несколько субъективирует предмет, придает ему оттенок самостоятельности и, отчасти, протяженности во времени.)

Итак, планка поднята предельно: человечество, а не только какое-то отребье, живет с идеей оружия тысячелетия и почти столько же с этой идеей борется. Проблема для одной баллады явно велика. И Высоцкий делает блестящий, чисто художественный ход – он пишет балладу как импровизацию. Сюжета нет, есть тема. И эта тема, как смерч, наматывает на себя, втягивает в себя виток за витком и поглощает все, становится каким-то мировым ужасом... Меня же в этой балладе поражает то, что при всей своей мощи и значительности она не создает в фильме никаких смысловых перекосов, остается одной из опор картины.
Марш футбольной команды «Медведи»

Ситуация, для которой заказана песня, такова.

Предстоит голосование по финансово чувствительной проблеме. Исход гадателен. В зал входит группа молодых людей и рассредотачивается по рядам кресел... После объединяющего пения голосование проходит почти единогласно. Молодые люди уходят. Нечто похожее позднее снял Боб Фосс в «Кабаре»...

Вот как написано у Швейцера:

«Первыми подымаются в рядах тридцать интеллигентно-очкастых, спортивного типа молодых людей. По залу проходит волна встающих, подымающихся голов. Хлопают откидывающиеся сиденья.

Первым запевает один особенно интеллигентно-очкастый.

За ним – другие спортивно-очкастые молодые люди.

Это нечто среднее между маршем знаменитой бейсбольной команды “Медведи” и песней “Когда зацветут подснежники”...

Весь зал подхватывает хорошо знакомый несложный мотив и слова.

Мощным хором звучит песенка под сводами круглого зала...»[6].

Коротко, но густо. Никакого показа. Просто предложение сделать этюд на ситуацию. Я спрашивал у Михаила Абрамовича: «“Когда зацветут подснежники” – это что за песня?». – «Не знаю». – «Но ведь название...». – «Знаете, боюсь, что я его сам придумал». Интересно, что Высоцкий так и написал: первые полстрофы – марш «Медведей», вторые – «Когда зацветут подснежники». Вышла нормальная персонажная песня. Ребята представили себя – мы представили их. Здоровенные парни, что-то помнящие от воскресной школы. Жеребцы с вплетенными ленточками. Сила есть. Образ создан. В фильм не вписалось.

Вообще, об этой песне (единственной из цикла) как-то никто не переживал и не вспоминал впоследствии. Почему? Мне кажется, что ошибку допустил Швейцер. По смыслу и ситуации сцены, в зал вошла дисциплинированная сила. Иезуитски тихая сила удава. Хор у них запоет, но сами они петь не любят. Думаю, Высоцкий написал бы и таким ребятам их песню, но заданы были «Медведи»... Впрочем, и в таком, исключительно «не нашем», варианте сцена не прошла литовку.
Прерванный полет

Говорить об этой песне в рамках темы – нечего. Она не заказывалась и даже не упоминалась в сценарии. Сравнивать не с чем. Но сказать понуждает одна устоявшаяся несуразность – на мой взгляд. Эту песню напрямую связывают со смертью самого Высоцкого – мол, рано умер, не допел, не до... Да не так же! Песня написана на заурядную смерть одного из миллионов, из нас. Здесь горе ежедневного ухода тысяч и тысяч проживших жизнь и не заметивших, как прожили. Не выполнивших и доли предначертанного, не узнавших, что они могут. Божественный дар жизни поглощается землей – и следа нету! По чьей вине? Да причем здесь Андропов с Сусловым? Идиотизм природы! Ответа нет и не ищи. Но хоть проживи ты эту свою единственную – сполна...

Кстати, сцена, для которой написана эта песня, такая: Мак-Кинли случайно видит похороны случайной жертвы позавчерашней перестрелки.
Баллада об уходе в рай

– Гуд бай, маленький человек! – подхватывает грубый и хриплый голос Певца. – Прощай!

(Четкий ритм иронической «Баллады об уходе в рай» сопутствует четкому неуклонному ритму сменяющих друг друга стоп-кадров, отмечающих все последовательные этапы неуклонного движения м-ра Мак-Кинли к вечному блаженству.)

Теперь уж ты уходишь в рай на законных основаниях: по билету второго класса, как и положено порядочному человеку. Сбывается мечта!

Одному из всех нас – тебе дано узреть царствие божие.

Ты увидишь все небо в алмазах...

Твои документы в порядке. Отпечатки пальцев сняты...

А вдруг ты увидишь самого господа бога?! Тогда привет ему от всех нас. Контрабанды нет... Фотография любимой – разве это порнография? Хотя там, через триста лет... Кто знает, какие там будут чистюли. Может, у них...

Да, друг, пройдут года, и все мы, твои современники, сослуживцы, соседи, состаримся здесь, умрем. Наши дети и внуки и внуки внуков наших состарятся и уйдут...

И прольются дожди и пронесутся ураганы над их могилами. Господи, только бы не было страшной войны... Пересохнут ручьи, упадут леса и вновь поднимутся в птичьем гомоне. И внуки наших правнуков будут болеть, любить, мучиться, сеять хлеб, воевать и бороться с войной, – делать все, что положено делать «маленькому человеку» на земле.

И растить детей. И станут они лучше нас, и пройдут века... О, господи, только бы не было страшной войны!..

А тебе все это будет «до лампы», избранник судьбы! Тебе хоть бы хны. Ты будешь лежать себе, пока не раздастся команда «Выходи!». И ты выйдешь и увидишь, что мир хорош! Такой новенький, чистенький, умытый. Без толкотни. Живи – не хочу! На всем готовом! Ну и счастливчик! Я завидую тебе!

Но слышишь? Звенит последний звонок! Прощай, мистер Мак-Кинли! Гуд бай! Господу богу привет! Слышишь?.. Не забудешь?..

Анализ текстов Швейцера и Высоцкого можно и не начинать. Достаточно положить рядом оба текста: они идентичны. Но, кажется, уже по другой причине, чем подобное же сходство «мистерий хиппи». Фильм близится к концу, и это последняя возможность для режиссера сказать от себя напрямую, дать оценку, подвести черту, поставить точку. Впервые Швейцер дал возможность Певцу снять грим и говорить с героем лицом к лицу, и Певец говорил высоко и прекрасно. Ирония не отменила его слов, но дала им искру. Мечта мистера Мак-Кинли развенчивается мягко и дотла. Мне кажется, Высоцкий не отказался бы спеть и швейцеровский текст. Что он, по сути, и сделал.

М. А. Швейцер своим сценарием сделал – применительно к балладам – главное: влюбил Высоцкого в фильм и дал свободу.

А потом уже другие, специально обученные, люди сделали со сценарием и затем – фильмом – то же, что акулы сделали с меч-рыбой Старика.

Но это был великий фильм, верьте слову.

[1] См.: Милькина С. А. История «Мистера Мак-Кинли» // Менестрель. 1981. № 1. С. 8.

[2] Милькина С. А. История «Мистера Мак-Кинли» // Указ. изд.

[3] Там же.

[4] Вступительные тексты к главам здесь и далее приводятся по авторскому экземпляру режиссерского сценария (архив М. А. Швейцера). В скобках даны примечания режиссера на полях.

[5] Из сценария Швейцера.

[6] Там же.
Статьи | Просмотров: 737 | Автор: baken | Дата: 12/03/16 12:20 | Комментариев: 4

Валерию Лисицыну

День первый

А хорошо по каменной Негев
Пройти бросковым силовым маршрутом!
И если варианты наравне,
Брать выше, потому что круто.

Вот три часа размеренной ходьбы.
Грудь дышит. По бедру онемевают ноги.
Повсюду камень будет, есть и был,
Он не печатает следы,
Он говорит: подбей итоги.
На полчаса один глоток воды.

Вот стенка. Поиграемся в пристенок.
По осыпи сползаю вкось.
Ну, ободрался. Заодно прижглось.
Ни одного целебного растенья,
Ни хоть бы выжженная ость.
Горячая Негев.
Вниз камень полетел, два раза щёлкнул.
И солнце по ободранной ноге
Дерёт одёжной щёткой.

Пока баланс.
Она - хоть страшная - лежит,
А я - хоть хилый - продвигаюсь.
Парнас - такой же мёртвый пласт?
На камень сплюнул и услышал пшик.
Скала - как пень. Скала - как парус.

В периметре все прелести пейзажа:
Склон розовый, а тени фиолетовы.
Но есть Негев. Но нет травы.
День сам себя сжигает заживо,
Тень выросла и стала саженью
От лёгкой мглы до пятен цветовых.

На горизонте солнцу твёрдо,
Не усидело, провалилось враз.
И синее сияющее вёдро
Явилось безразмерной чёрной мордой,
Уставившейся искрами из глаз.
Смотреть вот так же, не мигая, не могу
И выпиваю коньяку.

День второй

А хорошо под вечер, если выпадет пасьянс,
Надёжно дошагать к друзьям.
Сказать, как водится: "Я сделал это!
И напишу про это два сонета!
Всё было классно!
Да!"
И достаётся из багажника вода
И пиво, и мозольный пластырь...

Проснулся с ощущеньем недобра.
И точно: над Негев "шараф".
Так говорят, когда с утра
Приходит из Аравии жара,
На небо наволакивает плесень,
И даль мутна из-за песчаной взвеси.

На камне кружка закипает от луча.
Сижу, пью чай.

Играю камешком, похожим на слюду,
И понимаю: не дойду.

Бросаю всё, что есть, в мешок.
Встал и пошёл.

Считайте, что уже сказал,
Как "пот мне заливал глаза",
Как "не хватало воздуха дышать",
"С трудом давался каждый шаг",
Как "сердце вырывалось из ребра"...
Et cetera, et cetera.

На запад тянется гряда.
Вот эти камни положили ещё боги,
С тех пор они лежат всегда.
На камень излучается звезда.
Вселенная как есть - до биологии.

Глаз некуда девать.
Смотреть под ноги как-то глупо,
А всё вокруг - под цвет горохового супа,
И нечем в этот суп плевать.
Я делаюсь всё ниже, ниже
И занижаюсь в каменную жижу.

Хотел потрогать глаз - в глазнице пустота.
И субъективно наступает темнота.
Так что дальнейшее я вижу сверху,
Как из кулис глядят в прореху
За сценою висящего холста.

Негев с небес - бугристый пляж.
На плоскости ползёт мураш -
Неведомо куда, невидимо откуда,
Теряя направленье и рассудок.
Я понимаю, что влачусь-то - я.
Есть интерес, но нет сочувствия.

Наутро начал уточнять,
Как полз вдоль мёртвого ручья,
И снизился к сухому руслу.
Тишь смертная. Я оглянулся.
На жёлтых обжигающих камнях
Нет ни следа, ни тени от меня.
Философская поэзия | Просмотров: 712 | Автор: baken | Дата: 11/03/16 11:29 | Комментариев: 8

Жизнь принимает затяжной характер,
Как действие в четвёртом акте.
Партнёров больше половины нет,
Сменились зрители в антракте.
И я забыл, но измышляю текст,
И реплики ко мне исходят не от тех.
Я кто по пьесе? Кажется, корнет...
Но осветитель всё не гасит свет.
Лирика | Просмотров: 538 | Автор: baken | Дата: 10/03/16 11:24 | Комментариев: 2

По весне, прилетев с югов на родное болото, Журавль рассказывал местной живности разную фигню. Например, что там зимой тепло.
Лисе Журавль показался на вид вкусным. Журавль подумал, что Лисой хорошо выстлать гнездо.
- Где Кинерет, и где Нил, - встряла начитанная Лиса.
- А на Нил я в позапрошлом году летал. Путаюсь маленько.
- Журавль, а фамилия ваша какая будет?
- Стерх.
- Понятно. А мы Патрикеевна будем. Местные мы.
Журавль улыбнулся Лисе одним клювом. Лиса состроила ему зубки.
Но Медведь распорядился всем дружить и обращаться на вы. Пришлось Лисе пригласить Журавля в гости.
Подала она залётному манной каши на блюде.
- Щи да каша - пища наша, - сказала.
Журавль подолбил-подолбил блюдо, ничего не уел, сказал пару вежливых слов и ушёл на длинных своих ногах. Позже пригласил на ответный визит записочкой.
Пришла Лиса, а Журавль выставил ей кувшин с узким горлышком. И вообще в кувшин ничего не положил. Лиса на кувшин посматривает, носом поводит.
- А что там, Журавль?
- Маца.
- А вроде не пахнет ничем.
- Рецепт такой. Зато на зубах хрустит хорошо.
Ушла Лиса.
После они в лицах рассказывали всем, как прикалывали один другого.
Но паскудный осадок остался.
Потом уже как-то Журавль вообще не прилетел, а у Лисы стал облазить хвост.
Сказки | Просмотров: 1038 | Автор: baken | Дата: 09/03/16 10:45 | Комментариев: 12

Огромный белый свет.
Внизу зелёный луг постелен.
А в вышине, а в синеве
Порхает и щебечет Эля.

***

Картина эта мне мила и весела:
На веточке сирень душистая висела.
И на цветки с жужжаньем, из села
По делу пролетая, села Элла.

***

Медлительно, вальяжно, тяжело
Из скрученных колец вытягивая тело,
Вползла, как в душу, в круглое дупло
Такая гладкая, с узором, Элла.

***

Какой счастливый благостный покой.
Ещё светло. От леса тянет прелым...
И вдруг над прудом с замершей водой
Вспрыгнула и сверкнула Элла.

***

В пушистых лапках и с горящим глазом,
С когтём, скребущим, как наждак,
С торчащими усами, словно стрелы,
Ты спину выгнула и хвост свой разогнула,
И - разом
Сиганула
На чердак.
Ну что тут скажешь? Ай да Элла!
Альбомная поэзия | Просмотров: 975 | Автор: baken | Дата: 08/03/16 09:07 | Комментариев: 0

........­..................а­ помнишь, в школе конопатый мальчик
.......­...................д­арил­ открыточку и сразу убегал...

На стуле, на столе и между
Валялись наши скромные одежды.
У нас ни мужа, ни жены,
И оба мы прекрасно сложены.

Какое увлекательное счастье -
Обнять вот этот плотный ластик.
Нигде ни пота ни росинки
И ни следа тесёмки и резинки.

Ты лбом нажала на плечо.
Я дунул - волосы плеснули.
Наполненные солнечным лучом
На окнах шевелились тюли.
Тепло. Прохладно. Горячо.
И тишина от вдоха и до вдоха.

- А что это у вас, прекрасная Солоха?
И в целом вы глядитесь хорошо.
Особенно когда без шорт.
Отозвалась: смешок.

Те двое в зеркале смотрели всё наглей.
Она была немножечко смуглей,
Немножко из другого теста.
Вдруг прошептала мне на ухо:
- Послушай, это ж групповуха!
- А не смотри.
- А интересно!

И тут же голосом динамика на транспорте
Мне за спину сказала "Здравствуйте!"
Аж передёрнуло! И не добравшись до кровати,
Мы сели на пол хохотати...

Потом мы вышли на балкон попить вино.
Я на Венеру наводил бинокль.
А месяц, серебрёный гад,
Мне сверху показал рога.
Не обратил внимания тогда.

Проснувшись утром ранним-ранним,
Я слушал ровное дыханье.
Тихонько встал и начал убирать тарелки со стола.
Она спала...

С годами делаюсь старей и гаже.
Она пусть остаётся та же.
Любовная поэзия | Просмотров: 710 | Автор: baken | Дата: 07/03/16 17:45 | Комментариев: 12

(просто на мелодию, не перевод, не переделка)

Тихий, пронизанный солнышком вечер.
Рядом с дорогой бежит ручеёк.
С сумкой заплечной шагом беспечным
Торной тропою шёл паренёк.

Девушка шла из оливковой рощи,
В тёплой пыли оставляя следы.
Ветер полощет кругло и площе
Лёгкое платье цвета слюды.

На перекрёстке они повстречались,
Взглядом друг друга коснувшись слегка.
Смутились очами и промолчали,
И разошлись, от заката - в закат.

Снов не видали они этой ночью.
Каждый смотрел в чёрный свой потолок.
Так беспорочно, нежно и прочно -
Только однажды и только врасплох.
Переделки песен | Просмотров: 993 | Автор: baken | Дата: 07/03/16 10:01 | Комментариев: 0

Мы с одноклассником Серёжей не виделись 40 лет.
Четыре года назад списались по "мылу" и он пригласил к себе в Израиль.
Я подивился такой простоте и честно предупредил:

Я буду хвастаться чудовищным развратом
И походя ругаться матом.

Всегда небрит, нечёсан, в поте, в пене,
Всегда ответствую то "клёво", то "ништяк".
А в книжках буду ставить "нотабене"
Чернилами, без смысла, просто так.

На мониторе, том, что подороже,
Я стеклорезом нарисую рожу.

А вечером, во время речи Нетаньяху,
Я буду ёрничать, при внуках рвать рубаху.

А в день религиозный самый
Я буду, издеваясь, кушать сало.

А в день субботы, чтобы уж до кучи,
Я пол покрашу краскою вонючей.

Когда меня особо осенит,
Соседям расскажу, что ты - антисемит.

Из рюмок из чужих я буду пить нахально.
И в коридоре завалюсь диагонально.

Со мной ты прослывёшь до самых до окраин.
Едрёна вошь, посовещайся с Раей.
Юмористические стихи | Просмотров: 643 | Автор: baken | Дата: 06/03/16 09:41 | Комментариев: 7

Алексею Кияйкину

Не знаю, то ли на рентген их на просветку,
А то решить подброшенной монеткой?
Но сколько мерять? Нужно отрезать
И только одному в глаза сказать,
Что мы идём в глубокую разведку.

...К обоим я нутром присох,
Я их дрессировал, как псов,
Они руками мне кололи камень,
Я их утюжил на татами,
Подкалывал: мол, много каши ел,
И смаргивать учил, чтоб взгляд не стеклянел.
И много прочих разных дел
Я им на ухо назудел...

За этот срок я сделал их ферзями.
Но... Встали и ушли.
Меня с собой не взяли.

Считаю важным привести отзыв Алексея:

Давать - легко
Забыть - легко
Но нахер надо поддаваться
Желанию послать и перестать
Давать?
Психологическая поэзия | Просмотров: 608 | Автор: baken | Дата: 05/03/16 12:56 | Комментариев: 5

Опять мы проводили старый год.
Опять я проскочил и месяц, и число,
В которое возникнет слово "итого",
А после двоеточия - моё добро и зло.

Но всё-таки машинка выдаст по-немецки: "гут",
Потом появится какой-нибудь предтеча.
Мне эту дату назовут.
Я наконец её отмечу.

***

Лет через шесть, а то через полчаса,
А может быть, прямо теперь
Упаду. Полежу. Испорчусь.
На запах взломают дверь.
Лирика | Просмотров: 474 | Автор: baken | Дата: 04/03/16 12:42 | Комментариев: 0

Ну, в Греции зима - что наше лето.
Атланту наплели про вахтовый, мол, метод,
И он приехал совершенно неодетый,
За исключеньем своего фигового листа,
Нам небо подержать от сентября до августа.

Вот листья облетели в темпе вальса.
Декабрь выдался и больше не вдавался.
Атлант примёрз, привык, да и остался.
Фиговый лист давно дождями смыт.
Атлант уже не ждёт весны.
Иронические стихи | Просмотров: 552 | Автор: baken | Дата: 03/03/16 11:08 | Комментариев: 0

Сквозь пропасть из двухсот тысячелетий,
В одно прекрасное, как говорится, утро
Я увидал бескрайнее пространство перламутра
(а может, пластика) в белёсом мягком свете.

Поверхность без задоринки гладка,
Играет неслепящим бликом.
Стерильностью больничного платка
Проверена беспыльность и безликость.

Прохлада. Чистота. Безветрие.

Вот и увидел будущее. Светлое.
Иронические стихи | Просмотров: 547 | Автор: baken | Дата: 02/03/16 11:26 | Комментариев: 0

Высокая девушка с очами лемура
весь день перед кассой сидит.
Ей грустно. Но это работа.

***
Высокая девушка смотрит журнал
и ложкою водит в тарелке.
Журнал желтоват,
и суп недостаточно вкусен.

***
Высокая девушка изредка курит.
Это не вредно,
а смотрится очень красиво.

***
Высокая девушка
кому-то вчера улыбнулась.
Как в профиль улыбка её хороша!

***
Высокая девушка тёмным тонам
отдаёт предпочтенье.
Ей очень идёт.
С этим надо смириться.

***
Высокая девушка
о чём-то спросила меня.
Я замер. Сейчас я отвечу.

***
Высокая девушка встала
чуть пяточки врозь.
А сверху лицо. И глаза.
И волос чёрно-пенная масса.

***
Три дня высокой девушки не будет.
Я полчаса из них уже прожил.

***
Я за рулём, я начеку.
Она сидит откинувшись. Устала.
Я вижу горло, бледную щеку,
большущий глаз
и локон - как из сериала.

***
При сотворенье этого лица
Бог допустил ошибки.
Я их вижу.
Но я клянусь:
все лучшие любовницы Творца
грубее. Проще. Ниже.

***
Я взглядом взгляд ловлю.
Мы оба не внакладе:
я вижу то, что я боготворю,
она - простенок,
что левее и чуть сзади.

***
Стал говорить настырней и глупей.
Остановись, не умничай, не подбирай ключи.
Ты можешь говорить единственно о ней -
так говори о ней. Или молчи.

***
Мне надо бы получше отвернуться,
зажмуриться и отойти
куда глаза глядят.

***
Она то дремлет, то мерцает глазом.
Я, как всегда, рулю.
Задняя дверь дребезжит, зараза...
Люблю?

***
На этом коридоре изведёшься весь.
Пока идёшь вдоль кухни, мойки, мимо туалета...
Её сегодня смена? Она здесь?
Сейчас за поворотом...
Нету.

***
"За" - никаких. Все "против" - очевидны.
Иллюзии равняются нулю.
И самое при этом что обидно,
что вот сижу и как дурак люблю.

***
Забудусь минуты на три, на четыре
и снова часами... И снова, и снова...
Сидит человек в отдельной квартире,
и ему совершенно хреново.

***
Мне бог послал простое уравненье.
На этой простоте я голову сверну.
Да, я люблю тебя. Да, я люблю жену.
Да, в уравненье этом нет решенья.

***
Открыл глаза - вдруг ты стоишь
и "Дима, - говоришь, - ты спишь?"
Ты улыбалась не особенно - обычно.
"Вот, за зарплатой... Там какой-то вычет..."
(Или начёт?..
Не помню, волновался.)
Какой-то "тортик"... Он-то здесь причём?
Когда не на работе, как пригожа!
Я ей сказал примерно столько же того же,
всё не о том, и не о том, и не о том...
Спокойное "Пока!". И я ответил в тон.
Ушла.
Нет, надо что-то...
Что?

***
Когда ты уходишь, там жизнь твоя -
от А до Я.
Но когда я хоть мельком вижу тебя -
моя. Вся.

Если я ухожу домой,
я другой, посторонний, чужой.
Но когда ты хоть мельком видишь меня -
весь твой.

***
РОДОВСПОМОЖЕНИЕ
Тебе не кажется беспрекословным Пушкин.
И Чехов не указ, как жить.
Но скажут тужиться - тужься,
а скажут дышать - дыши.

***
НАИВ
Ты посмотри - вот он я весь:
разный, куда ни плюнь.
Но ты ведь тоже не Бога Весть.
А я же тебя люблю.

***
Мне хочется, чтоб на столе твоём стоял цветок.
Мне хочется отжать тебе морковный сок.
На улице мне хочется зажечь тебе зелёный свет.
И на балет достать тебе билет.
Короче,
мне хочется того, за что не бьют по роже.
А впрочем,
остального тоже.

***
Начиная с мая,
как с гадом:
ни шага, ни слова навстречу.
Понимаю.
Так надо.
Лечишь.

***
Ты задержись на мне.
Нет, не люби, а - мимолётно.
Будто у костра, в гостях, на даче
вдруг померещится в огне,
что жизнь идёт нормально,
но иначе.

***
P. S.
В моих стихах не много толку,
зато объём предельно сжат.
Положь на полку.
Пусть лежат.
Любовная поэзия | Просмотров: 778 | Автор: baken | Дата: 01/03/16 11:06 | Комментариев: 16

Пройдись чарльстоном по карнизу.
Зазорно отзовись на Мону Лизу.
Порежь ладонь и посмотри в порез.
Из плит сложи пятиугольный крест.

И по стене размажь "зелёного берета",
Но выходив его, позволь ему сквитаться.
Свихни мозги, и несмотря на это,
Не сбейся с направленья "на 12".

Назначь на небе вектор Богу.
Шекспиру крикни: "Эй, Шекспир!.."
И выпей для таланту спирт.
И смочь смоги там, где не могут.

И всё забудь, вплоть до звучанья слов.

Ты для поэзии готов.
Декламации | Просмотров: 632 | Автор: baken | Дата: 29/02/16 11:06 | Комментариев: 0

Дед съел яйцо всмятку, выпил чашечку кофе и встал из-за стола. Пора было тянуть репку.
На крыльце дед закурил и пошёл в сторону огорода. Остановившись у забора, пошатал штакетник. Штакетник пошатался. "Эх,"- подумал дед, докуривая. И пошёл звать бабку.
Бабка обсуждала с Людой по телефону, за сколько Наташка купила точно такое же пальто в позапрошлом году. "Это надолго,"- подумал дед. И пошёл звать внучку.
Внучка вырезала из цветной бумаги букву "А". Но получалась то "Д", то "Л". "Дедушка, а где у нас клей?"- спросила внучка. "Посмотри у бабки в комоде,"- ответил дед, закуривая. Внучка посмотрела на комод, но искать не пошла.
На крыльце дед решил позвать Жучку. Жучка прибежала сразу и положила к ногам палочку. "Пойдём репку тянуть!" Жучка резво кинулась к сараю и принесла ещё одну палочку. "От скотина безрогая!"- ругнулся дед.
Кошка спала. Надкушенная мышка лежала рядом и работать не могла.
Дед курил на крыльце и вспоминал молодость: как хорошо он бегал барьеры и сколько мог выпить.
- Хозяин, может, помочь чем?
У калитки с лопатой на плече стоял Равшан и улыбался.
Сказки | Просмотров: 725 | Автор: baken | Дата: 28/02/16 10:50 | Комментариев: 8

Дело прошлое и дело случая. Впервые я услышал «Охоту с вертолётов» в МГУ-шном исполнении. Там, как известно, первые два стиха второй строфы звучат так:
Мы легли на живот и убрали клыки.
Даже я, даже тот, кто нырял под флажки,..
Несколько лет эта плёнка у меня крутилась, не вызывая никаких особенных вопросов, по крайней мере, относительно главного героя. «Даже тот» естественно воспринималось как пояснение к «я», а значит, и герой был тем же самым, из первой «Охоты». Остальной текст этому ничуть не противоречил, а только подтверждал. Но вот появились печатные тексты. Первое, что бросилось в глаза в указанных стихах, это «Вы» вместо «Мы» и «тот» вместо «я». Это сразу же удивило. Оказалось, что слова эти в какой-то мере ключевые. Дело в том, что дальнейший текст хотя и соответствовал заявленному единому герою, но сам по себе (без этих ключевых, повторяю, слов) на него определённо не указывал. То есть, первое лицо песни могло оказаться и другим волком и даже, при определённом взгляде, вовсе не волком. Я, естественно, пошёл жаловаться авторитету. Но авторитет1 коротко сказал, что по всей текстологии выходит так, как напечатано, и помочь мне он ничем не может. Тогда я затаил обиду на текст. Прежняя уверенность в едином герое двух «Охот» поколеблена не была, но какая-то чесотка в этом месте завелась. Потом эта тема возникала ещё несколько раз в разных кулуарах. И вот, как говорится, клиент созрел.
Запускаю глаз в текст с почти уверенностью, что «мой» матёрый там обязательно наследил, и я в дальнейшем буду просто показывать на эти следы пальцем. Читаю строфу за строфой и вообще ничего не понимаю.
Строфа 1 Всё строго наоборот: взвелись курки, потом появились стрелки, а после уже и взлетели геликоптеры. Это как? И эти стрелки – они где, в вертолётах или краем леса на лыжах? Стало быть, вертолёты огневой поддержки? И что это значит – «в две руки»? А река-то почему «протухшая»? Такой сильный и пахучий эпитет, а впустую.
Строфа 2 Да, всё на месте – и «вы» и «даже тот, даже тот». Но кто же это говорит? Чей голос? Явно свидетеля или участника первой флажковой охоты. Стрелка – как участника «диалога» (вы)? Волка-вожака, как салага не залёгшего под обстрелом? Стороннего наблюдателя? Тогда почему не «они»? Как хорошо, как беспроблемно было здесь «мы» – доминанта дальнейшего текста.
Строфа 3 «Красивый широкий оскал» смерти – это коченеющий оскал трупа или «наш ответ» неулыбчивой жизни? У них – винтовки, у нас – оскал. Мы равно смертельны? Это угроза?
Строфа 4 «Улыбнёмся же…» – это призыв к бою (см. выше)? Псы? Откуда здесь псы?
Строфа 5 «Мы ползли» и «били нас в рост». Рост – это длина? «Возмездье» – за что?
Строфа 6 «Улетающим – влёт». Это по вертолётам? По уткам, помнится, осенью?
Строфа 7 Опять псы. Псовая охота с вертолётов? Не слыхал.
Строфа 8 «Чтобы в корне пресечь кривотолки» – никогда не нравилось.
Строфы 9-10 Им – «к лесу», а они – «затаились на том берегу». Хоть здесь-то сразу всё ясно: это, конечно же, отказ от лесоповала в пользу эмиграции. Догадку дарю любому, ссылка не обязательна.
Что называется, ничего себе – за хлебушком сходил! Пальцем показывать не на что, а вопросы напоявлялись один другого безответней. Стараюсь себя утешить: может, это вопросы у меня дурацкие? Может быть! Может! Тем более, что натыкался на них не вкус, не ум, не сердце, – натыкался глаз.
Высоцкий как-то приучил нас к своей точности изображения. Мне, было дело1, доводилось уже указывать на прозаическую черту его поэзии – расчётливость. В том смысле, что у него если сказано вначале, что солнце справа, то упоминаемая позже тень обязательно ляжет налево. Хотя конечно же, неправильно считать критерием художественности только плотную состыкованность событий. Блестяще сделанная строфа, или даже строка, перевешивает мелкие несуразицы сюжета. Поэзия вообще сумасбродная дама. Но вот Высоцкий как раз предпочитает сюжет. И сюжеты свои прописывает аккуратно. Так что настроенный на Высоцкого глаз поневоле фиксирует даже незначительные сбои. А дальше уже ум пытается уяснить, случайно это или опять-таки с умыслом.
Кстати, я, кажется, сообразил, почему река «протухшая», а не «ближайшая», «подснежная» или, скажем, «парящая». Начальное пятистишие получилось слишком хорошим: какая-то бодрая военная чёткость, энергия, быстрота. Удачно сошлись звуки. Звонкую удачу надо было как-то снизить, приглушить – ввиду всего дальнейшего. Река пострадала здесь как самая непричёмная.
А дальше выручил А. Крылов, предложивший текстологический паспорт. Ксерокопии черновиков, набросков, правленого беловика, тексты исполнений… Волнительно.
Привыкнув к почерку, сразу ищу реку. Вот она – где-то в середине предполагаемых сюжетов; дважды – «застывшая», по разу «замёрзшая» и «ничейная». На первую же строфу лишь очень далёкие пробы… Угадал!

А что же с коренным вопросом насчёт волка? Смотрю:

Я тот самый, который из волчьих облав
Уцелел, уходил невредимым

Я был первый, который ушёл за флажки

Я знаком им не только по вою,
Я тот самый, который ушёл за флажки
(Да, я тот, что когда-то ушёл за флажки)

Я был первым, который ушёл за флажки
Час назад я впервые, впервые, впервые
Нырнул под флажки

То есть, вторая часть дилогии явно замыслилась и создавалась на едином герое. Ни одной пробы как-нибудь ещё. Более того, повышение в ранге «нашего» волка специально оговаривается:

Я званье вожак в драке у серого брата отнял

Или вот ещё:

Я волк одинокий, по лесу плутая,
Я вою, собратьев своих созываю.
Разбросана и уничтожена стая

Как видим, Высоцкий крепко вяжет вторую часть к первой. Так, чтобы и сомнений не оставалось, единый ли в них герой.
А потом в беловике пишет «даже тот, даже тот», а в проскочившем «Мы легли на живот…» «Мы» исправляет на «Вы». И даже запускает «Вы» в пятую и шестую строфы: «Вы ползли…» и «Кровью вымокли вы…» – но это уже никак не удержалось. Это примерно то же самое, как если бы в «Доме» появилось «Он коней заморил,..»
И вот мы (вы?) упёрлись в два факта:
1.Высоцкий задумывает и пишет вторую часть «Охоты» как органичное продолжение первой части. В результате получается окончательный текст, сохраняющий все эти текстовые и надтекстовые связи.
2.Было сознательное волевое решение эти связи если не оборвать (текст-то уже готов), то существенно ослабить.
Вот в чём вопрос!
…А тем временем очень интересно было проследить, как ищется фабула.
Какие мотивы могли прозвучать. И как почти все они остались в тексте хотя бы одним не сразу понятным словом.

Живые (Двуногие) в ночь запалили костёр
Я – волк , я опасный матёр и хитёр
И я подлежу истребленью

Я рыщущий ищущий пищу вожак
Для всей этой бешеной стаи

И псы – отдалённая наша родня
Собачьим приёмам учили меня
И я непокорную стаю гоняю

Это пока ещё ничто. Поэт только примеривается к маске. Пробует походку. Входит в повадку. Поводит желтеющим глазом. Впрочем, комментировать черновики и наброски бессмысленно. Просто перепишу некоторые заходы. Интересно ведь.

Новое дело, нас убивают
Шкурой не ценны и для арены волк не пригоден

Почему такая слава волку?
Мы же даже шкурой не ценны
Не годны для цирковой арены
Нас не браконьеры втихомолку

Кто у людей научился собачьей улыбке
Кто у собак научился хвостами вилять

На другом листе:

Собаки – родня научили меня
Бульдожьим приёмам

Я рос со щенков я был тих и угрюм
Покладист умён, безобиден

И должен питаться добычей живой
Поэтому я истребляем

Слабый кабан он уже не жилец
<. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .> с рожденья

Мотив «добычи живой» развивается как некая вина:

Волки гнали добычу до самой реки
И кабан четверых напоследок порвал
А потом на помине легки появились стрелки
И убили двоих наповал

И не стали делить кабана мы
Сами стали добычей сейчас…

Возможно, в продолжение мотива вины на другом листе идёт текст:

Быть может возмездие кто-то принёс
Рассвет по глазам полоснул словно залп
Смерть пала на нас из железных стрекоз
Всевышний за дерзость волков наказал

Смерть пришла из-за белых густых облаков…

В черновиках это единственный отрывок, где появились вертолёты – как развитие, вариант мотива возмездия. Далее они взлетели лишь в окончательном тексте. Поэтому кажется сомнительной информация, что, мол, увидел кинохронику – и написал «Охоту с вертолётов». А кинохронику эту я помню. Она прошла сюжетом в «Новостях дня» в самом начале 60-х годов. Сюжет показывал новую продуктивную технологию уничтожения серого хищника. Вертолёты были МИ-2.
Но есть вероятность, что мотив возмездия сверху появился в другой, не моральной связи, а как самое прямое возмездие. Вот вариант, предполагавший, что волки будут стрелков рвать:

Двуногие в ночь запалили костры
И в огненный круг залегли до утра
Собаки – участники глупой игры
Хитро и старо, но и волки хитры
Не детская будет игра

Да попомнят стрелки наши волчьи клыки
И собаки заплатят с лихвою

Будут завтра потери у них велики
И вожак я не с волчьей судьбою…

И на другом листе:

Двуногие в ночь запалили костры
Себя окружили горящим кольцом
Ах, люди, как люди премудры, хитры
Ногами к огню и к оружью лицом

Только всё это зря, чудаки-егеря и костры догорят не пугая
Будут слизывать псы снег заместо росы поутру на басы завывая

А вот – к неулыбчивой жизни и смертельному оскалу:
Здоровые
И белые зубы у смерти
У жизни так желты и гнилые

Чтоб жизнь улыбалась волкам – не слыхал
Знать зубы у жизни гнилого гнилей
У смерти же – белый красивый оскал
И крепкие крупные зубы у ней

Всё-таки текст – хорошо, а с черновиком – лучше. В этом тексте лучше. Мелкие задоринки осмыслились, глаз на них уже не спотыкается, а как бы даже с особым пониманием задерживается. Но ведь весь сыр-бор не из-за них.
По черновикам и наброскам, сюжет ищется на базе первой «Охоты». То как очень близкое продолжение (помните: «Час назад…»), то как не связанное по времени, но в целом то же самое действо:

На помине легки появились стрелки
И потешились бойней с лихвою

Добавляются и отпадают «волчьи ямы», в которых «захватят живьём», «кабаны», «железные стрекозы», строфы риторики… Но в целом, повторю, всё то же. И снег, и край леса, и свора псов, и стрелки – те же. И волки. А волки – те же? И волки те же:

Я был первым, который ушёл за флажки
И всю стаю увёл за собою

– в двух набросках.

Мы не те, мы успели уйти за флажки
И залпы частили и пули летели
В ничто, вхолостую
И челюсти смерти сомкнулись за нами
Впустую

Собственно, зачем было огород городить и искать доказательства, если в циклах Высоцкого единый герой и сквозные персонажи подразумеваются просто по умолчанию. Это замену героя надо специально оговаривать. Да и то у меня есть сильное подозрение, что известные конькобежец, марафонец и прыгун в длину – одно и то же лицо. Но это так, к слову.
А тем временем был счастливо найден конфликтообостряющий вертолёт и создан основной текст. Да, в нём видны фактические и психологические связи с первой частью. Но они ничуть не снижают (обогащают!) самоценности второй «Охоты». У Высоцкого в «Охоте с вертолётов» не было художественных причин менять или прятать главного героя и тех, кого он за собой вытянул. Так зачем же?
Смотрим ещё раз. Волк – тот же. Стрелки и псы – те же. Побеждённый вожак где-то там в стае – тот же. И вся стая – та же! Так что же, товарищи, у них там, в первой «Охоте», произошло?!
А ведь «Охота на волков» за десять лет своего одиночества устоялась уже как вещь абсолютно законченная и просто классическая. И что-то в ней тронуть – не дай бог! А уж превращать в фарс… Ведь что останется от этой «Охоты», если выяснится, что за флажки ушла вся стая? «Кровь на снегу» тут же окажется клюквенным соком, «всосанные традиции» превратятся в невыученную таблицу умножения, а уникальная непокорность главного героя растворится в едином порыве вольнолюбивых масс!
Вторая «Охота» – такая, какой она сложилась, со всеми своими «я» и «мы» – разрушала первую напрочь. Побочный эффект вышел. Никакой автор такого не допустит. Но что делать? А то и делать, что было сделано: минимальными средствами отвести глаза от первой «Охоты». То есть, заменой местоимений создать своеобразный клапан, пропускающий влияние (контекстуальное, стадийное) первой “Охоты” на вторую, но перекрывающий ненужные вопросы в обратном направлении. И ведь сработало!
Удивительный пример того, насколько внимательным читателем своих произведений и насколько заботливым отцом их был Высоцкий.
Такая вот история.
P. S. А что до обратного порядка в первой строфе, то всё там нормально. Щёлкнули затворы, волк поднял голову, увидел стрелков. Ещё звук – волк повёл башкой. С реки, завихряя выхлопы, поднимались вертолёты.
P. P. S.
Вывод вышеприведённого опыта может показаться несерьёзным, на грани шутки. Не возражаю. Честно говоря, мне и сама замена местоимений не кажется значимым и продуманным решением: ну, «покрасил синим – шутка гения»…
В целом же связь этих двух песен мне видится такой: волк тот же, и участвует он в схожей, но существенно модернизированной ситуации. Известный нам герой вынужден уже не только спасаться, но и спасать, а «плоская» смерть, от которой можно было как-то через сверхусилие отдалиться, взмыла вверх, стала «объёмом», тотальной, заведомой. Романтический герой первой песни вырастает в героя, раздавленного трагическими обстоятельствами. Мцыри опять не убежал…
Мне кажется, что версия единого героя гораздо естественней, мотивированней, богаче, глубже и горше.

В заключение предлагаю несколько вопросов и соображений сторонникам «другого» волка.
Если бы Высоцкий во всех исполнениях оставил «мы» и «я» (см. начало статьи), то никто не сомневался бы, что волк тот же?
А если бы он употреблял «мы» и «вы», «я» и «тот» вперемежку, то мнения разделились бы пополам?
Иными словами, так ли эфемерен и бесплотен художественный образ, что его можно отменить и заменить парой местоимений? То есть, переменив несколько слов в тексте, можно ли сделать Василия Тёркина капитаном морской пехоты или вообще таджиком?
А кстати, кто он – этот другой волк? Откуда он знает о нырявшем под флажки уникальном сородиче? Он сам был участником первой охоты, но спасся каким-то иным способом (прикинулся мёртвым, зарылся в снег, был в плену и бежал)? Он наблюдал ту охоту из кустов? Узнал по просочившимся сведениям? Из семейной легенды про дедушку?.. Это же всё разные волки – так которого же из них накрыли вертолёты? Мне это было бы важно знать наперёд - для понимания чем оправдана эта интонация превосходства («Вы легли на живот и убрали клыки. Даже тот…») в начале стихотворения.
Последний вопрос хотелось бы нанести по пункту полного согласия в том, что перед нами дилогия: Вот если в двух произведениях разные персонажи действуют в разных ситуациях – это дилогия? Мы не путаемся в терминах? Может быть, тут связь свободнее - например, по принципу «А вот ещё был случай…». По такому принципу сложен, к примеру, «Декамерон» - безусловно цикл. Но надо согласиться, что двучленность – слишком малое пространство для реализации столь крепкой связи (дилогия) при столь отдалённом созвучии (про охоту).
Не скрою, у меня есть ответы на эти вопросы, и вы их знаете.
Так что не стоит ломать копья о твердыни очевидности. Не лучше ли поломать голову над действительно интересными вопросами в поэзии Высоцкого. Например, почему поэт попытался выдать одного волка за другого?
Статьи | Просмотров: 1011 | Автор: baken | Дата: 28/02/16 10:41 | Комментариев: 10

Заострённые созвездья
В пустоте парят...
То крупнее виноградин,
То мельчатся в пыль...
На божественном параде
Я ищу, кто был.

Я ищу тех, кто был
Дальней звездой и близко,
Кто дышал и светил,
Угощал ириской: "На!"

Грех на небе неуместен -
Чистая судьба.
Свет погас, след простыл -
Скошено всё созвездье.
Кто ушёл, не простил -
В этом месте чернота.

Погасла жизнь.
Глаза закрыл.
Погасла жизнь.
Ушёл. Забыл.

Нигде их нет.
Ищу и жду.
Не виден свет.
Не слышен звук.

В этом месте вечерами
Мы светились в ряд,
Прикоснувшись головами:
Фотография.
Рукавом я вытру слёзы.
Всё равно найду.

Вот сейчас в эту ночь
Вижу и различаю:
Это сын. Это дочь.
Это женщина моя.

Я смотрю на эти звёзды -
Встал бы и достал.
Дым поплыл, свился в жгут.
Скатертью мне дорога.
По земле мой маршрут -
Очертания креста.

В ночи окно.
За ним семья.
Одно окно.
Пришёл. Обнял.

Зажглась звезда.
Ещё одна.
Всё как тогда.
Левей - луна.
Медитативная поэзия | Просмотров: 692 | Автор: baken | Дата: 27/02/16 11:01 | Комментариев: 12

Вам кажется, на Гончих Псах бардак:
Псы носятся и скачут, пасть раззявив?
А вот не так.
Вот шиш!
Там псы лежат. Там тишь.
Там ждут и ждут, и ждут хозяев.

И в скорбной дали холмиков собачьих,
Чуть-чуть отдельно (он не мог иначе),
Так удлинённо, плоско так лежит
Мой Джип.

- Джипка!

Он вскинулся и встал на лапы.
И подошёл, и морду опустил.
Потом уткнулся мне в колени.
Я наклонился по глаза - он плакал.
Вот это - выше сил.
Две тени.

Я потрепал его нетёплую нешерсть
И сделал вид, что дал поесть.
А он хвостом по пустоте постукал
И поднял на меня глаза.
Потом бесплотным языком лизал
Воображаемую руку.

...Он впереди, я позади.
Бежим, вокруг себя глядим.
И что-то недоступное для глаза и для слуха
Джип на бегу прилежно нюхал,
Но, кажется, не сознавал,
На что он лапу поднимал.

И в нашем беге бесконечном,
Что будет продолжаться вечно,
Нам открывались те миры,
Которых вам не видеть до поры.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 483 | Автор: baken | Дата: 26/02/16 12:49 | Комментариев: 4

Что проще может быть на жизненном пути,
Чем к другу взять да и домой прийти.

Он скажет: «Что за рожа!»
Он скажет, что носки мои протухли,
Но кинет тапки и предложит
На табурете посидеть на кухне.

И положив в тарелки пожевать,
Мы примемся воспоминать.
А меж тарелок (отодвинь-ка на фиг)
Разложим несколько тогдашних фотографий.

На этих фотках серый свет ложится
На наши небольшие ровненькие лица.
А у меня чего-то там под носом.
На нас штаны и курточки с начёсом.
Тогда ходили в разных сочетаньях
Ко мне, к Горшкову, к тёте Тане.

Мы вспомним Юрку – он умерший
Лет двадцать уж, не меньше…

А после тренировок, если сыро или жарко,
Мы шлялись в гости этаким подарком.
То чай у телевизора нагреет нам
Святая София Сергеевна,
А то газетой стол накроет
Начитанный Окроев.

А что, мы неплохими были парнями,
Когда в свой срок нас призывали в армию.
За наших девок мы, конечно, волновались,
Но призывались…

Вдруг пауза в словах.
Мы что-то, боже мой, забыли.
Мы смотримся почти как голубые.
Включаю свет, чтоб не сидеть впотьмах.

А помнишь, вынесли в пелёнках белых, типа шейха -
Мордёнка с яблочко, и никаких особенных примет.
Но эта слабая наморщенная шейка…
Но эта пяточка в квадратный сантиметр…

…У ней тогда был сильный ларингит…
Теперь придёт и сразу обхамит.
Зато посуду всю домоет…
Нет, я детьми доволен.

А помнишь, черноплодку собирали мы на даче…
Вдруг он увидит: Дима спит.
Мой друг меня уложит. Посидит.
И, я так думаю, заплачет.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 523 | Автор: baken | Дата: 25/02/16 12:04 | Комментариев: 2

На себя

Необразованность - мой главный атрибут.
Безграмотность написана на роже.
На что другие хер "кладут",
Я - "ложу".

На NN

Он истину постиг,
И он владеет тайной.
Но нет, не через стих -
Ректально.
Эпиграммы | Просмотров: 874 | Автор: baken | Дата: 24/02/16 18:05 | Комментариев: 5

Цветущий возраст был и убыл.
С ним вместе убыли и зубы.
Чтоб кушать, улыбаться, речь блюсти,
Я приобрёл вставные челюсти.

Вот как-то, отходя ко сну,
Я зубы вынул, сполоснул
И рядом с мойкой положил на стол.
На кухню Джип зашёл, вертя хвостом.

Рост позволял увидеть зубы хорошо.
Джип выпадает в шок.
Любого потрясёт такая вот фигня,
Что зубы скалятся отдельно от меня.

Я понял это состоянье "жести":
В его глазах я надругался над крестом!
Я попросту лишился чести!
Я партбилет цинично выложил на стол!

Всю ночь перед собачьими глазами
Маячил страшный приговор:
Отныне все хозяина кусают,
А он не может никого.

Наутро, измочаленный отчаяньем,
Не шёл гулять и всё смотрел мне в рот.
Ощерился я всеми челюстями -
Джип завилял хвостом и побежал вперёд.
Иронические стихи | Просмотров: 732 | Автор: baken | Дата: 24/02/16 10:46 | Комментариев: 7

Игорю Николаеву, русскому десантнику, который живёт сейчас в 15-й квартире и зашёл ко мне с двумя бутылками повспоминать.

- ...Мне здорово хотелось пить,
Когда Толян сказал после обеда,
Что надо на Пандшер сходить,
Кого-то пошерстить,
Чего-то поразведать.
Что в полчетвёртого у командирской "дачи"
Керимов разъяснит задачу.

Тут Пашка подошёл. За шахматы уселись с ним...
А в полчетвёртого Керимов разъяснил.
Мы помолчали. Почесали репу.
Но в целом повели себя корректно.
Лишь кто-то бросил фразу:
"Спасибо, что не сразу..."

(Налили, выпили)

Ну, прочая муде на бороде...
Короче, начал собирать эРДе.*
Сначала россыпью, не думая о массе,
Потом набил и цинку, и рожки.
Патронов набирали - жуть.
А набивали: каждый третий - трассер,
А между ними - не скажу.
Ну, в общем, человека - на клочки.

(Налили, выпили)

Алёха был, "Ала-амбал",
Он сколько жил, ножи метал.
Мы в карты, он, засранец, упражняется.
Он метров с двадцати свободно попадал
Хошь в горло, хошь по яйцам.

А Валька - просто ультра-си.
На кулаке татуировочка "ОтВали".
Не целясь, в челюсть так вносил,
Что бошки просто отлетали.

Валерка, погремуха "Сокол", -
С учебки с ним, кровать в кровать -
Он если оставался прикрывать,
Ни одного раненья сзади или сбоку.

(Налили, выпили)

Нет, ты пойми критерий!
Ребята эти... Где они? Потери...

(Дыханье пресеклось.
Глазами поморгал.
Сдержался)

Теперь не то чтобы привык...
Но ты подумай сам-то:
Мы ж - гордость,
Мы ж - краса...
Мы - самый клык
Советского десанта.

(Налили, выпили стоя.
Он замолчал, как бы упёршись в твердь.
Он задышал, как бы ныряя в омут)

Запомни на сейчас и впредь:
Вот я перед тобой. Я - смерть.
Тебе. Себе. Ему. Любому.

* РД - ранец десантника
Гражданская поэзия | Просмотров: 668 | Автор: baken | Дата: 23/02/16 11:02 | Комментариев: 5

Положила старуха Колобка на окно остужаться да и забыла о нём за делами.
Колобок остыл и попробовал покачаться - круглый же! Вот и выкатился за окно. А жили они на восьмом этаже.
А внизу на скамеечке сидел Ньютон и чего-то ждал. Ньютон был весь чистеньким, ногти пострижены, ботиночки от пыли протёрты, брючки отглажены, воротничок расправлен, в кармашке платочек тоже чистенький.
Упал Колобок Ньютону на голову и отскочил далеко. Оглянулся - Ньютон голову чешет да вверх посматривает. Покатился Колобок дальше.
Долго ли, коротко ли катился, видит - Галилей с телескопом по аллее гуляет. Галилей был весь чистеньким, ногти пострижены, ботиночки от пыли протёрты, брючки отглажены, воротничок расправлен, в кармашке платочек тоже чистенький.
Остановился Колобок перед Галилеем, на месте вертится. Галилей его чуть ногой прижал - остановился Колобок. Отпустил ногу - опять вертится. Задумался Галилей. Потом говорит Колобку: "Хочешь, в телескоп дам посмотреть?" - "Хочу!".
Посмотрел Колобок в окулярчик, а там одни колобки! Загрустил Колобок, что нет в нём уникальности, что он как все. И покатился дальше.
Долго ли, коротко ли катился, видит - Пикассо сидит. Пикассо был весь чистеньким, ногти пострижены, ботиночки от пыли протёрты, брючки отглажены, воротничок расправлен, в кармашке платочек тоже чистенький.
Посмотрел Пикассо на Колобка и ничего не подумал. Ведь шар он уже рисовал, а хотелось новенького. И говорит Колобку: "Хочешь быть не как все?" - "Хочу!" Достал Пикассо перочинный ножик и ловко так отрезал от Колобка шесть горбушек.
И стал Колобок Кубиком. Хотел он дальше покатиться, а не может уже.
Так и лежал, пока его Рубик не заметил. Рубик был весь чистеньким, ногти пострижены, ботиночки от пыли протёрты, брючки отглажены, воротничок расправлен, в кармашке платочек тоже чистенький...
Сказки | Просмотров: 836 | Автор: baken | Дата: 22/02/16 11:00 | Комментариев: 5

Вот это маленькое тельце - Машка.
А мама её - моя Верка.
Мне с Машкой немножко страшно:
Она смотрит мимо, поверху.

У Машки появится Катька.
У Катьки, быть может, Джейн...
А дальше уже не видать мне,
Я далеко уже.
Лирика | Просмотров: 728 | Автор: baken | Дата: 21/02/16 12:11 | Комментариев: 15

Счастливый 21-й абордаж!
Как черти мы рвались вперёд.
Я бросил тело на фальшборт.
Был обречён нагруженный "торгаш" -
С его охраной выстоять слабо.

Сын губернатора хотел меня пугнуть:
Шпажонку выставил, но не решался ткнуть.
На пальце я увидел бриллиант.
Оставь надежду, недозрелый дуэлянт!
Я левою отвёл ненужную вещицу,
И топором перерубил ключицу,
И сразу горло полоснул ножом.
Не прыгай, мальчик, на рожон.
А он, пока я палец отрезал,
Никак не закрывал глаза...

...На баке пили ром.
Он захотел представить Вельзевула.
Свалился за борт. Кто-то бросил шкот.
(Был штиль, и было небо позолочено)
Метнулась снизу светлая акула
И выжрала живот
До позвоночника.
Философская поэзия | Просмотров: 591 | Автор: baken | Дата: 20/02/16 22:37 | Комментариев: 3
1-50 51-53