Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45413]
Проза [9327]
У автора произведений: 98
Показано произведений: 51-98
Страницы: « 1 2

Когда я слышу духовой оркестр с бархатным, волнующим звучанием его баритонов, с летящим, чистым голосом трубы, с глубоким, вибрирующим подтекстом басов, то перед моим мысленным взором предстаёт парк. Городской парк предвоенного времени. Времени молодости моих родителей.

Я вижу полукруг пафосной ротонды с её матово белеющими колоннами, кусты сирени вдоль лабиринта парковых дорожек и танцплощадку за решетчатым зелёным забором, сквозь правильные ромбики которого подглядывает вездесущая малышня.

Молодежь просачивается друг за другом в узкие воротца танцплощадки. Строгая билетёрша отрывает от синих двадцатикопеечных билетов корешки и ни под каким видом не пропускает малолеток в такую манящую взрослую жизнь.
А на площадке уже кучкуются девчонки, облачившие свои тоненькие фигурки в яркий ситец и забелившие зубным порошком потёртости дешевых туфелек.

Парни в беспредельно широких клешах с деланным равнодушием поглядывают по сторонам и несут потери, попадая под обстрел сияющих девичьих глаз.
Над танцплощадкой качаются лампочки, покрашенные обычной масляной краской. И в этой разноцветной полутени, наэлектризованной ожиданием обязательного чуда, наплывает танго:
«Утомлённое солнце нежно с морем прощалось…»

Барабан аккуратно поддерживает ритм, но его низкое басовитое уханье слышно далеко-далеко, за речкой, где над тихой водой захлёбываются в любовном трансе соловьи и оседают сумерки, покрывая алмазной сетью нескошенную пойменную траву.

Июнь сорок первого года. В оркестре играет мой отец.
Завтра на танцплощадку выйдут люди в форме и объявят запись в добровольцы.
Миниатюры | Просмотров: 354 | Автор: Пелагея | Дата: 07/05/19 21:14 | Комментариев: 0



(на конкурс «Антиподы» по словам: сапоги, бронза, кошелёк)

Снег запутался в бороде,
Жмётся кошечка к сапогам,
Просыпается новый день,
Открывают глаза дома,
Выдыхают туман в мороз,
Отпуская людей за порог,
И сдаёт ежедневный кросс
Полусонный ещё народ.
На Поморской, где ветер стих,
Остановка на краткий миг -
Неизменно встречает их
Молчаливый смешной старик.
Руку тянет не к кошельку –
Поприветствовать рад земляков.
Руку жмут и жмут старику,
И пульсирует в бронзе кровь.
Городская поэзия | Просмотров: 396 | Автор: Пелагея | Дата: 02/04/19 21:30 | Комментариев: 2

На конкурс буриме ( полу-золу, разбирала-бросала, листы-высоты, глядела-тело, тут-минут, пережитой-убитой, стороне-мне, колени-тени. )


Рокот гитар с первых минут
Выпрямил гибкое тело.
Кто-то шепнул: «Изменщик тут!»
Вздрогнула. Но глядела
Страстно, сжигая сердце в золу.
Не он, а она бросала!
Дробью по письмам его на полу
Летела. Не разбирала.
В клочья рвались и любовь, и листы,
Юбка хлестала колени,
Руки взлетали и с высоты
Вниз опадали. Их тени
Крыльями птицы привиделись мне,
На взлёте жестоко убитой.
И боль незнакомки в чужой стороне
Казалась мне мной пережитой.
Городская поэзия | Просмотров: 398 | Автор: Пелагея | Дата: 19/11/18 21:55 | Комментариев: 4

А вы знаете – люди умеют летать.
Они просто об этом забыли.
И летят только в снах, возвращаясь опять
К небесам ослепительно синим.

Как легко и привычно парить над землёй,
Наслаждаясь послушностью сильного тела!
Не от этих ли снов, мы теряем покой,
И хотим вместо рук птичьи крылья приделать?

И летит с колокольни упрямый монах,
И тяжёлым железом заполнено небо.
А всего-то и надо – забыть вечный страх,
Сновиденья вернув из позиции «небыль».

Кто поставил запрет? Кто нас так наказал,
Опоив человека таинственным зельем?
Но мы вспомним! Должны! И взлетит к небесам
Стая новых упрямцев - земных Ариэлей.
Философская поэзия | Просмотров: 399 | Автор: Пелагея | Дата: 10/11/18 11:29 | Комментариев: 0

На конкурс "Антиподы" Слова - индеец, балалайка, облако.

Июльский зной палил немилосердно,
Пыль вдоль дороги облаком повисла,
С гнезда слетела шалая наседка,
Встревоженная топотом и свистом.
Мальчишки – загорелая ватага -
В куриных перьях, как заправские индейцы,
Неслись вперед с отчаянной отвагой,
Все в предвкушении решающего действа.
Пел барабан из старой балалайки,
В бою не устоял чертополох коварный,
А на костре девчонки в месте тайном,
Как скво, готовили целебные отвары.

Зной присмиреет, насладившись властью.
Осядет пыль, отретушировав ромашки.
С железной верой в бесконечность счастья
Уснут индейцы, не успев умыть мордашки.
Городская поэзия | Просмотров: 390 | Автор: Пелагея | Дата: 31/10/18 20:27 | Комментариев: 0

Воздух в горах как-то по-особенному пьянит... Или, быть может, это сладкое домашнее вино, что было выпито за ужином, стало хозяйничать в моей голове?
Я лежу на душистой соломе, копной набросанной на чердаке, смотрю на летнее звёздное небо сквозь дыры в крыше, и пытаюсь разглядеть, где же Большая Медведица... Или это Скорпион? Звёзды становятся не резкими, затуманенными - глаза слипаются... слипаются...

И снится мне...


что сижу я у компьютера и проверяю лотерейный билетик, точнее, жду привычных извинений в связи с отсутствием выигрыша. Однако… На экране появляется поздравление и совершенно немыслимая композиция с множеством нулей. От неожиданности и волнения я не могу сообразить, какое число скрывается за этими цифрами. И к тому же – этого не может быть! Какая-то ошибка, сбой. Но старший брат- интернет моментально реагирует на ситуацию, и на меня обрушивается лавина рекламных предложений всего того, о чем я могла только мечтать.

Боже мой! Я всё смогу! Купить шикарную квартиру, переехать в любой город мира. Или путешествовать. Долго и безмятежно. Не задумываясь об экономии. И наряды. Какие захочу. В самом крутом бутике.
А ещё я смогу делать родным дорогостоящие подарки.
Я думаю, они будут очень рады! И оттого буду радоваться сама. Вот только надо сделать всё ровненько, чтобы никого не обидеть. А то ведь появится зависть. Да не дай бог кого-нибудь забыть. Н-да. Пожалуй, это будет очень сложно.
А если не говорить никому о выигрыше? Но как объяснить тогда взлёт моего благосостояния?

Ладно. Об этом я подумаю потом, как говорила небезызвестная Скарлетт О Хара. А пока решу, куда я уеду. Или не уезжать? Здесь у меня друзья, а там, в замечательном зарубежье, нет никого. Заводить новых друзей в моём возрасте не очень хорошая идея.
Нет. Я лучше буду просто путешествовать. Хотя… Я ведь не люблю гостиницы, переезды. И летать ужасно боюсь.
Что же остаётся? Бутики? Представляю, как я каждый раз в шикарных нарядах буду появляться перед своими скромными подругами. Как-то не очень комфортно будет мне, и наверное, им тоже.

Но невозможно не воспользоваться такой удачей!
Хорошо. Буду брать денег столько, сколько мне необходимо, без шика и ненужных излишеств.
А остальное? Куда деть остальное?! В банке деньги будет съедать инфляция, в бизнесе я ничего не понимаю – прогорю, доверить чужим людям – обманут.
Э-эх! Эйфория незаметно улетучивается, и на мои плечи тяжким бременем ложится забота о свалившемся на мою голову счастье.

Утреннее солнце, бесцеремонно прогнавшее ночь, прерывает мои терзания. Я открываю глаза и улыбаюсь, вспоминая свой удивительный сон.
Поистине, богатые тоже плачут.
Рассказы | Просмотров: 477 | Автор: Пелагея | Дата: 23/09/18 14:29 | Комментариев: 4

Пурга примчалась утром. Постучалась,
Бесцеремонно подняла с постели,
Окно завесила, оставив малость,
Чтобы её проказы разглядели.
А за окном гигантский снежный кокон,
И корабли, когда-то бывшие домами,
Плывут. Сигналят тусклым светом окон,
Остерегаясь встретиться боками.
Деревья мечутся, бросают ветки,
Как дань осатаневшему ненастью,
Сутулится во мгле прохожий редкий,
В дороге оказавшийся к несчастью.
Сейчас бы рыбкой вновь под одеяло!
И переждать, пока зверюга сдохнет.
Пурга в ответ сильней загрохотала,
Но показалось мне, что это хохот.
Городская поэзия | Просмотров: 658 | Автор: Пелагея | Дата: 14/02/18 21:04 | Комментариев: 6

Синевой окно залито.
Около шести.
Я одна. Со мною книга,
Семечки в горсти.

Ноги с краешку духовки,
Кот в тепле притих,
Книжный рыцарь скачет ловко,
В мыслях- мой жених.

Тикает будильник громко,
Будто метроном,
Хрустнет жалобно и ломко
Одряхлевший дом.

Мне двенадцать. Память нежно
Спрячет в сладких снах
Этот вечер безмятежный
В голубых тонах.
Городская поэзия | Просмотров: 635 | Автор: Пелагея | Дата: 14/02/18 20:59 | Комментариев: 6

Беатрис сидела на пустынном берегу, смотрела, как яркие птицы проносятся над водой, и поглаживала смешного пучеглазого лемура, свернувшегося у неё на коленях.
Здесь, на этой планете никогда не бывает слишком жарко или чересчур холодно, не бывает ни тёмных ночей, ни яркого света в полдень. Здесь всегда закат. Он бывает бордовым, как глаза унгула, бывает нежно-розовым, как перья фламинго, а иногда, когда свет как-то по-особенному преломляется, отражаясь от соседних планет, всё небо становится ванильно-янтарного цвета, словно чай, который Беатрис пила между ленчем и обедом.
И все семнадцать лун причудливыми узорами выстраиваются над горизонтом, всякий раз рисуя новые картины.

Однажды луны сложились в улыбающийся смайлик и Беатрис поняла, что время пришло. Девушка нащупала на личном пульте ту самую кнопочку и сняла блокировку.
На другой день, или правильнее сказать, на другой закат, земляне были уже здесь. Телепортация сильно сокращает расстояния. Три представителя земной цивилизации претендовали на руку и сердце Беатрис.

Дивная планета Эола и старушка Земля не смогли бы выжить без обмена генофондом. Любовь в очередной раз должна была спасти мир, и межпланетная служба знакомств взяла на себя заботы по спасению обеих цивилизаций от вымирания.

Предварительные голографические контакты Беатрис с женихами хотя и были весьма реалистичны, всё же не могли заменить личного общения. И вот теперь всё трое уже лично должны были выдержать экзамен на звание жениха.

Рыжий жизнерадостный гигант Кевин веселил Беатрис простодушными, немного прямолинейными шутками и завидев ирригационный канал на пути, тут же подхватывал девушку на руки и бережно переносил на другой бережок. Беатрис отбивалась, просила этого не делать, но удары её маленьких кулачков, кажется, даже не ощущались мощным торсом богатыря.

Элегантно- утонченный Жюль умел делать такие необычные и вместе с тем приятные комплименты, что Беатрис, несмотря на природный скептицизм, поверила в их искренность.

В противоположность двум предыдущим кандидатам в женихи, третий, Джордж, как будто и не пытался понравиться Беатрис. Он поддразнивал её, спорил и даже умудрился поссориться , назвав дилетантом в вопросах адаптации унгулов к земным условиям. И это в то время, когда на ту же самую тему была написана последняя статья Беатрис!
Зазнайка!, - мысленно вынесла ему вердикт юная эоланка. Но…вместе с тем. Что за женщины! Будь это даже инопланетянки!
«Чем меньше женщину ….» Ну, вы знаете сами, как высказался про слабый пол один великий землянин.

Прощальный закат по-прежнему был невозмутимо красив. Луны рисовали замысловатые фигуры. Беатрис опять сидела на пустынном берегу и с грустью всматривалась в голубую, стремительно удаляющуюся звёздочку. Она уносила и Кевина, и Жюля, и Джорджа.
Беатрис наклонилась к лемуру:
- Лем, а ты не ошибся?
Верный друг обиженно пискнул.
- Конечно, нет!- мог бы сказать он. - Ты же видишь, моя окраска не поменялась, а это значит..
- Знаю, мой дорогой, знаю. Это значит, что ни с кем из них не зажегся огонь, который называется любовью. А без этого, как выяснилось, гены становятся неполноценными.
Фантастика | Просмотров: 567 | Автор: Пелагея | Дата: 19/01/18 20:43 | Комментариев: 2

Честно сказать, я не смогу определить точно, когда я приняла это решение. Может быть, тогда, когда я потеряла своего первого неродившегося ребенка, а может быть, тогда, когда оплакивала двух моих сыночков, погибших на восьмом месяце беременности. А мы ведь с тобой уже придумали им имена. Ты был со мной в эти тяжелые минуты. Находил какие-то слова и говорил, говорил, будто пеленал меня, оберегая от боли и горя. Я не понимала смысла твоих слов, я только чувствовала твою защиту и постепенно сумела вернуться в жизнь.

Я больше не пыталась делать ЭКО, мой организм не умел вынашивать деток, но мой разум не хотел мириться с несовершенством моего тела. И я решила, что всё равно мы с тобой станем мамой и папой.
В детском доме нам не пришлось выбирать ребенка, он выбрал нас сам - просто подошел, взглянул на нас, протянул маленькую теплую ладошку и спросил: «Вы за мной?»
Я не смогла ничего ответить ему, потому что горло сдавило такой нежностью, такой любовью, что слова остались где-то там, внутри меня . А ты присел перед ним на корточки и сказал: «Ну, конечно, сын!»
А потом была куча бюрократических заморочек – справок, обследований, бесед с психологами и мучительно- радостных встреч с нашим сыночком.

Ему уже четырнадцать. Он знает, что мы не его родная кровь, мы никогда этого не скрывали. Мы прошли с ним и через болезни, и через тревоги, и через проблемы со школой – через всё то, через что проходят все родители.

А недавно у него появилась сестренка – смуглая и кругленькая, как черешенка, девчушка. Мы взяли её в том же детском доме. Она полная противоположность нашему рассудительному взрослому сыну. Ей всего пять, и она отчаянная хулиганка. Единственное, что её как-то удерживает от озорства, так это моё обещание вечером покрасить ей ногти моим новым модным лаком. Если она, конечно, весь день будет вести себя прилично.
В чем я лично сильно сомневаюсь.
Рассказы | Просмотров: 798 | Автор: Пелагея | Дата: 25/12/17 21:27 | Комментариев: 8

Местом педагогической практики для Танечки был выбран поселок «Сосновоборский», в просторечии Грязнуха. В том, что народ точнее в названиях, чем официальные органы, практикантка убедилась уже по дороге к месту назначения. Огромный колесный трактор «Кировец» то вставал на дыбы, пробираясь через грязевые болота, то нырял в глубокие, похожие на озера, лужи. Танечка охала и вцеплялась побелевшими, тоненькими, как у куренка, лапками, в тюк с подушкой и одеялом – результат маминого беспокойства.
- Кто знает, дочка, где жить придется!

А жить пришлось в обычном деревенском доме, с кроватью, одеялом и даже периной.Хозяйка, несмотря на робкие Танечкины протесты, усадила её за стол вечерять – поставила перед ней тарелку с пирожками и налила стакан настоящего деревенского молока. Сама села напротив и, не заморачиваясь на присущие городским людям, условности, выспросила у постоялицы всю её недолгую биографию. Однако ж, не столько слова, сколько неподдельная искренность Танечки, убедили бабу Клаву, что квартирантка у неё вполне подходящая.

Кирпичное белое здание бывшей церкви на самом высоком месте села показалось Танечке парусом выплывающего из –за горизонта диковинного корабля. К нему ручейками стекались ребячьи стайки, и высокие резные двери не успевали закрываться, принимая шумную детвору.
В учительскую Танечку проводил завуч.
-Знакомьтесь. Татьяна Борисовна, студентка четвертого курса и наш новый учитель математики.
- Здравствуйте, - застенчиво прошептала Танечка, но увидев улыбки обернувшихся к ней учителей, поняла, что принята в местный педагогический коллектив. Пока как младший товарищ, почти как общий ребенок, за которого все они, взрослые, несут ответственность.

С учениками же дела пошли не совсем гладко. Надо признать, что Танечка и объяснять умела доступно, и материалом владела, и дети её полюбили, вот только обратной стороной этой приятной медали оказалась дисциплина, вернее, почти полное её отсутствие. Дети быстренько взобрались Танечке на шею и свесили ножки.
Завуч деликатно посоветовал молодой учительнице побывать на уроках опытных учителей и присмотреться, как они добиваются тишины и внимания на занятиях. Танечка, следуя совету, отправилась на урок биологии, к Ольге Евгеньевне.

Еще при первом знакомстве Танечка, с некоторой жалостью, отметила про себя непривлекательность молодой женщины. Её полноватая фигура не имела даже намека на талию, светло-рыжие, слегка вьющиеся волосы, были собраны в немодный пучок, а широкое белое лицо украшали крупные веснушки.
Сидя на задней парте, как и положено наблюдателю, Танечка с любопытством поглядывала на учеников, которым и она преподавала математику. К её удивлению, шумные ссоры, клоунские кривлянья и смех стихли сразу же, как только в класс вошла Ольга Евгеньевна.
.
Как обычно, урок начался с опроса. Но ученики пересказывали не страницы учебника, они рассказывали о том, что видели сами. И это было интересно! Интересно всем. Речь шла о птицах. Каждый рассказывал о той птице, за которой наблюдал по заданию учителя. Лес рядом, поле через дорогу. Скучный учебник заменялся жизнью. Дети тянули руки, но никто не кричал с места, как это бывало у Танечки. Достаточно было учительнице укоризненно взглянуть на нарушителя, как тот осекался. Невидимая стена уважения к педагогу не позволяла детям переступать грань дозволенного. Ни разу учительница не повысила голос. Она, как дирижер, поднимала одного ученика за другим, задавала вопросы, заставляла думать.

Но самые большие метаморфозы происходили с самой Ольгой Евгеньевной. Танечка вдруг заметила, какая у неё гордая осанка, какая ровная спокойная речь.
Улыбка в ответ на удачный рассказ, обнаружила нежные ямочки на порозовевших щеках. А глаза… Как можно было не увидеть этот чистейший изумруд в обрамлении темно-бронзовых ресниц?
Дурнушка превратилась в настоящую красавицу!

Прошло много лет, но Танечка, Татьяна Борисовна, навсегда запомнила урок настоящего педагогического мастерства и заодно усвоила некоторые законы женской привлекательности.
Рассказы | Просмотров: 623 | Автор: Пелагея | Дата: 12/11/17 19:07 | Комментариев: 5

дождь пелагея

Когда Перун откроет створ
И дождь прольёт с небесных хлябей,
Я прекращу с тобою спор
И замолчу, в окошко глядя.
Всё чаще крупных капель степ.
Уже постанывает крыша.
Вдруг солнца луч! И дождь ослеп,
Но ритм поддерживал и слышал,
Как пульс вбивает ритмы в кровь
Под наркотическим озоном.
И я влюблён. Моя любовь –
Весь мир в пространстве заоконном.
Мне, как лекарство, этот дождь,
Как откровенье – луч багряный.
И не горчит былая ложь,
И не саднят былые раны.
Пейзажная поэзия | Просмотров: 478 | Автор: Пелагея | Дата: 13/09/17 21:26 | Комментариев: 5

Пародия на стихотворение Иры Сон "Рыболов"

https://www.stihi.ru/2013/08/20/6430

Губы немеют. Снова накрыла паника.
Каяться в этом страшно даже себе.
Ты рассказал о гордом своем призвании -
Рыбу ловить, но не жарить её на обед.
Я же, представь только этот кошмар и ужас! -
Рыбу в закуске люблю, и натощак,
Нравится мне и в обед, и даже на ужин
С рыбой пельмени и заливной судак.
Мы не похожи, но то, что ещё ужасней,
(Всё же признаюсь в тайне дерзкой своей)
Я, в довершение многих моих несчастий,
Вовсе не ем
этих жирных,
противных червей!
Пародии | Просмотров: 590 | Автор: Пелагея | Дата: 03/05/17 20:50 | Комментариев: 0

Пародия на стихотворение Иры Сон "Твоя женщина"
http://litset.ru/publ/16-1-0-5019

Она помнит то время сквозь долгий быт.
А ты всё забыл, мой милый!
Она не прощает таких обид,
Мужчинам, которых любила.
Давай, вспоминай - про стихи и про дождь.
Ну, припомни хотя бы имя!
Не припомнишь? За жизнь твою медный грош,
Ей богу, не дам я отныне.
А шкаф? Ты помнишь тот неуклюжий шкаф,
Что монстром стоял в её спальне?
Он полон скелетов. Боюсь, что ты прав -
Тебе уголок там оставлен.
Однажды сквозь легкий предутренний сон
Войдет забытая женщина.
Беретта при ней, курок взведен.
И поздно просить о прощеньи.
Пародии | Просмотров: 466 | Автор: Пелагея | Дата: 02/05/17 20:21 | Комментариев: 0

Любите ли вы застолье, как любил его дед Боря? С его сердечным вниманием к сотрапезникам, с заранее подготовленными тостами, шумными разговорами, песнями на два голоса и несколькими дирижерами сразу. Нет! Вы не можете любить его так. Хотя бы потому, что у вас нет такой многочисленной родни, которая была у деда Бори.

Он появился на свет одиннадцатым ребенком из двенадцати, подаренных судьбой его родителям. Поэтому на шестом десятке у деда образовался целый сонм родственников, имеющих обыкновение вместе отмечать светские и семейные праздники. И каждый раз дед Боря наслаждался всеми вышеперечисленными прелестями застолья.

Но в тот достопамятный год случилось непредвиденное. Беда пришла, откуда не ждали. Сначала ничто не предвещало катастрофы. Как обычно, в зале составили три стола, заполнили их тарелками с холодцом, оливье, нарезками, соленьями и тому подобными обязательными закусками, натащили стульев, табуреток, естественно, из сеней принесли холодную водку, разлили и уже собрались выпить за встречу Нового года в городе Владивостоке, как по телевизору начался новый фильм «Ирония судьбы, или С лёгким паром!».

Выпить-то выпили, но беседа как-то быстро увяла, а женщины, будто загипнотизированные, уставились в голубой экран. Дед Боря пару раз пытался воззвать к родне с призывом не предавать семейные традиции, но его призыв не был услышан. На экране происходила встреча Мягкова с заграничной красавицей Брыльской. Жена шикнула на него и попросила не мешать.

Кое-какие плюсы дед всё-таки поимел в этой ситуации, потому что никто не хватал его за руки при очередном наполнении рюмки, а супруга не напоминала, что до Москвы ещё далеко, и за все города, расположенные восточнее столицы, пить не обязательно.

Но было скучно! Свою лепту в дедов протест внес внук Илюшка, ползавший под столом и выныривающий оттуда исключительно за очередной порцией вкусняшек. Илюшку, как и деда, не интересовала мелодрама, и он, притомившись, устроил небольшой скандал с ревом и капризами.

Дед Боря приободрился и басом завел песню про ямщика, надеясь перевести компанию на привычные рельсы. Однако трюк не удался: Илюшку быстренько уложили спать, а деда попросили умерить пыл.

На экране поедался салат, отвергалась заливная рыба, а на реальных столах остывали пельмени и грелась водка.
Между двумя сериями кое-как поддержали Урал и опять притихли, сопереживая обиженному Яковлеву. Ширвиндт, Бурков и Белявский шутили так, что деду не удавалось вставить ни одной достойной реплики, обе экранные мамы были мудры и вызывали всеобщую симпатию зрителей, любовная интрига становилась всё напряженнее.
Короче, дед Боря проигрывал фильму по всем фронтам, и окончательно приуныл.

Но всё когда-то заканчивается. Закончилось и кино. К тому времени Новый год ещё не успел достичь врат столицы, и компания успела выполнить обычную застольную программу: дед Боря всё-таки исполнил «Ямщика», ему вторили голосистые племянники и старательно поддерживал женский хор, состоялся выход «Цыганочки», племянницы лихо отбили чечетку под баян двоюродного брата, а дед Боря с большим успехом рассказал бородатые анекдоты.

Любите ли вы фильм «Ирония судьбы, или С легким паром»?
Любите ли вы его так, как люблю его я? Со всеми сопутствующими ему воспоминаниями и ассоциациями.
Рассказы | Просмотров: 654 | Автор: Пелагея | Дата: 17/12/16 10:14 | Комментариев: 4

Автоматические двери универсама, не успевая смыкаться, пропускали все новые и новые порции радостного возбуждения, терпкого морозного воздуха и неповторимо бестолковой атмосферы предпраздничной суеты.
Как ни печально, Галина Петровна ощущала себя чужой на этом празднике жизни.
Новый год! Когда-то и она вот так же лихорадочно докупала недостающие продукты и спешила домой, где её уже ждали дети и муж. Девчонки, перебивая друг друга, рвались помочь ей на кухне, муж раздвигал стол и стелил парадную скатерть, закуски торжественно водружались на искрящееся белизной крахмальное полотно. В то дефицитное время у домашних слюнки текли при виде оранжевых горошинок красной икры, тоненьких ломтиков копченой колбасы и непременных золотистых шпротин. Разумеется, не обходилось без оливье и других замысловатых салатов, почерпнутых из «Работницы» или записанных в блокнотик под диктовку многоопытной подруги. Шампанское шипело, пробка рикошетила от нового серванта, девчонки визжали, и всё это вместе, оказывается, и было счастье.
- Женщина, Вы будете расплачиваться? – прервала воспоминания кассирша.
- Да, да, - смущенно заторопилась Галина Петровна, выкладывая из корзины нехитрый набор продуктов, рассчитанный на одного человека. Гостей она не ждала.
- По скайпу пообщаемся – объясняла она коллегам, улыбаясь и как бы подшучивая над собой. Так она пыталась демонстрировать, что именно этот способ общения как раз её и устраивает.
По скайпу… К двенадцати часам связь будет отвратительная. Дай бог, к часу прорвутся. Будут поздравлять, пытаясь перекричать музыку и гвалт подвыпивших гостей.
Они обязательные, её девочки. Обе не забудут поздравить маму. А она будет чувствовать, что мешает им, отвлекает от праздника, поэтому поспешит побыстрее закруглить разговор. И будет улыбаться. Чтобы не расплакаться.
Вот если бы был жив Серёжа, всё было бы по-другому! Но Серёжа ушёл и оставил её одну. Никто теперь не подарит ей
на Новый год веточку сирени.
Вот где он умудрялся прятать эту веточку, пока она набирала цвет? Целый месяц, наверное, надо было ухаживать за срезанным среди зимы побегом, чтобы именно 31 декабря преподнести ей пахнущее весной сиреневое облачко.
Галина Петровна и не заметила, как оказалась у своей двери. Привычный щелчок выключателя. Что-то не то. Запах какой-то знакомый. Как будто и, правда, сиренью.
- Надо же до такой степени навспоминаться! – усмехнулась Галина Петровна и распахнула двери в комнату.
Сирень! Огромный букет! И девочки. Её дорогие дочки.
- С Новым годом, мамочка!
Рассказы | Просмотров: 518 | Автор: Пелагея | Дата: 17/12/16 10:12 | Комментариев: 0



(по мультфильму "Вовка в тридевятом царстве")

Это чо? Прямо трон такой, што ли?
И корона пришлась в самый раз.
Кабы мне поцарствовать вволю,
Я б сумел сочинить приказ.
Загибайте пальцы. Во-первых -
Чтобы кильке несчастной назло,
Я б на рыбьих сыграл её нервах.
Пусть бы мне вдруг во всём повезло!
Появилась бы рядом печка,
(Я же весь голодный давно!),
Лимонаду чтоб целая речка,
И конфет, и пирожных полно!
Во-вторых - чтоб ларец с молодцами
На замок да в дремучий лес,
А то есть повадились сами
То, что мне положено съесть!
В-третьих – пусть уж и слёт Василисок
Во дворце моём царском пройдёт.
Пусть от зависти аж прокиснут,
В изумленье откроют весь рот!
Эх! И я тогда зажил бы классно,
Мне бы только бы это успеть!
Ну, а царь настоящий из сказки
Будет красить заборы да петь.
Кто-нибудь! Эй! Исправьте-ка сказку!
Измените хотя бы главу.
Чо молчите-то? Што ль Вам неясно?
Вы не слышите што ли? Ау!
Юмористические стихи | Просмотров: 664 | Автор: Пелагея | Дата: 20/10/16 22:30 | Комментариев: 6

Было лето. Июнь.
Оркестр духовой
Модным танго девчонок манил к танцплощадке.
В белых туфельках ножки,
Да ситец цветной –
Кто же думал тогда,что их счастье так кратко?
Вдруг - военный к оркестру.
Толпа раздалась,
И на этом закончились мирные будни.
Все притихли.
Сказал он: «Война началась,
Добровольцев записывать будем».
Встала очередь враз.
Парни рвуться вперед –
Поскорей бы на фронт!
Мы покажем фашистам!
Враг по нашей земле далеко не пройдет,
До морозов родную Россию очистим!
Лишь молчал однорукий солдат в стороне,
Ничего от себя не добавил.
Он на финской уже побывал,
На войне.
Там и правую руку оставил.
И тоска его сердце сжимала в тисках,
Он-то знал,
Что на фронте ребят ожидает,
Знал про боль и жестокость,
Про горе и страх,
И про лучших друзей,
Что в боях потеряют.

И опять был июнь.
Май победы прошел.
Было танго,
И парк был зеленый,
Но из тех добровольцев
Никто не пришел,
Похоронки взамен принесли почтальоны.
Танцплощадка опять собирала девчат,
Их сердца,как и прежде, упрямо влюблялись,
Лишь стоял в стороне однорукий солдат,
И безмолвные слезы в щетине терялись…
Гражданская поэзия | Просмотров: 528 | Автор: Пелагея | Дата: 08/05/16 16:16 | Комментариев: 0

Осенне-шоколадное
Иронические стихи

Автор: Леди_Дождик
Выпьем рому и кофе с мадерою,
А потом в этом райском краю
Обниму шоколадное дерево
И про нашу берёзку спою,
Возле мутной реки с крокодилами
Обезьянам отдам ананас
И скажу тебе: «К чёрту Бразилию!
Дома осень давно заждалась…»


В городке моём, богом оставленном,
Безобразий не перечесть.
Но ведь есть города идеальные,
Где у мэров есть совесть и честь!
Увези меня, милый, в Швейцарию,
Совершим романтичный круиз.
Коммунизма там видится зарево,
Хоть и строился капитализм.
Там законам послушны и правилам,
Будь ты фермер иль сам президент,
Я б одёжку там модную справила,
И в горах провела уикенд,
Колбасы накупила бы правильной,
И наелась нормальных кофет.
Что ж так тянет к родимой завалинке
Мой неправильный менталитет?
Пародии | Просмотров: 609 | Автор: Пелагея | Дата: 06/04/16 20:13 | Комментариев: 2

Шарф
Любовная поэзия

Автор: Леди_Дождик

Вяжу тебе пушистый шарф, считаю петли,
В корзине прыгает клубок лиловой пряжи.
Я напеваю те слова, что бабки пели:
«Пусть к дому ровным полотном дорога ляжет…»


Наивен тот чудак, кто верит в провиденье,
Зависит от удач и случая слепого.
А у меня совсем иная точка зренья -
Сама в своей судьбе за рулевого!

Из васильков живых плела веночки раньше,
Но ни один из них не выплыл, как ни странно.
Ах, так! Сплету из поролоновых ромашек.
Плыви, плыви! Вперёд! За женихом желанным!

Я на крещенье обувь за порог бросаю -
Ботинки, валенки, и даже лабутены.
Откуда явится дружок, с какого края,
Покажут туфли, развернувшись, как антенны.

В прыжках я ставлю всевозможные рекорды,
Как кенгуру, скачу на свадьбах по паркету.
Зато теперь могу друзьям признаться гордо,
Что я поймала абсолютно все букеты.

Я не сдаюсь, хоть и напрасны были жертвы.
Приметы бабские в сердцах отправлю в баню.
Свяжу лиловый шарф. Длиною в десять метров.
И по-ковбойски жениха им заарканю!
Пародии | Просмотров: 598 | Автор: Пелагея | Дата: 05/04/16 21:44 | Комментариев: 0

За брусникой (автор Леди Дождик)

Осень в рыжей тунике
Ходит важной особой.
Время спелой брусники
В щётках жёлтой осоки.

Вдоль дорог и оврагов
Увядающий донник.
Горсть темнеющих ягод
Протяну на ладони.

Сок холодный с горчинкой
Красит руки и губы.
Обсуждают осинки:
«Любит или не любит?»

Брошен короб с брусникой,
Взгляд сильнее магнита.
Руки дерзко проникнут
Под ветровку и свитер.

Мхом устелено ложе
В тёплых солнечных бликах.
Ты представить не можешь,
Как люблю я… бруснику…



Лето в дерзком бикини
Выдало на продажу
Море в небесно-синем,
Небо в морских барашках.
Чудны пляжи Хавеи,
Манит музей Пикассо,
Кто-то под солнцем млеет,
Кто-то грезит прекрасным.
Я, безусловно, топлес.
Стан распрямила гордо -
Пусть не Дженнифер Лопес,
Но и не Вупи Голдберг.
Из-за колонн античных
Пялятся ротозеи.
Просто до неприличья
Я влюблена в ....музеи.
Пародии | Просмотров: 720 | Автор: Пелагея | Дата: 04/04/16 21:49 | Комментариев: 5

У всех девочек в жизни наступает пора, когда они, уснув однажды невзрачными гусеничками, поутру просыпаются прелестными бабочками. Так случилось со всеми моими подружками и одноклассницами, а я почему-то осталась гусеничкой. Нет, внешне всё было в порядке. Я не проснулась внутренне. Девочки-бабочки кокетничали, принаряжались, рисовали стрелки в уголках глаз. А я продолжала играть с малышнёй во дворе, не находила удовольствия в подростковых вечеринках с зажиманием по углам и выпивкой из горла дешевого вина. Но самый главный мой изъян заключался в том, что я не умела врать и подстраиваться под общепринятое. Как это плохо, я очень быстро испытала на собственной шкуре. Подруг у меня практически не осталось. А те немногие, кто мог безболезненно переносить мою непохожесть, по странному стечению обстоятельств, переезжали в другие города или уходили в другие школы. Меня клевали все, кому не лень. Кажется, даже соревновались, у кого это получится позаковыристей.
А я – вот он, ещё один мой недостаток, – не умела отбрить так, чтобы неповадно было. Потом, конечно, я изобретала множество остроумных и достойных ответов. По дороге домой я шёпотом яростно озвучивала все свои великолепные придумки. Но это было потом. А в тот самый момент, когда они были бы к месту, я просто стояла и молчала. Как немая! Как дура! Как идиотка!
Я никому не жаловалась, а учителя или не замечали, или привыкли к подростковой жестокости. И только одна - учительница биологии – как-то на уроке молча положила передо мной лист с напечатанным на нём стихотворением Риммы Казаковой и, как маленькую, погладила по голове.
«Мне хорошо, что совсем одна.
И обдана тем, что одна,
Как душем.
А мы в себе так часто это душим.
Я у своей души – как у окна
Предчувствую полёт
И жизнь свою в высотах…
Не веря чудесам,
Но веря в веру, в чудо…»

От этих слов мне стало немного теплее и легче существовать.
Школу я закончила с медалью. В немалой степени благодаря тому, что хотела доказать бабочкам, что всё-таки не дура.
Институтская среда отличалась от школьной, как отличается светлый, просторный зал от затхлой, тесной комнатёнки. Я вздохнула и начала подумывать о метаморфозе. Именно так называется процесс превращения в бабочку. Но долгое школьное мучение не прошло бесследно для меня. Осталась зажатость, куча комплексов и неумение кокетничать от слова «совсем». А с таким приданым, вполне понятно, я никому из противоположного пола не приглянулась.
В этом позорном статусе никому не нужной я и перешагнула из высшей школы на производство.
Там, кстати, приём оказался неожиданно радушным. Работа прямо по мне. Сиди себе у компа, тихо-мирно выполняй свою порцию заданий, никому не мешай, и к тебе никто не пристанет. Впрочем, «не пристанет» не совсем хорошо. Хотелось , чтобы кто-то пристал. И тут – о чудо! – приметил меня коллега-программист. Ничего так мужчина, постарше меня, интеллигентный, и даже приятный внешне. Стали мы встречаться, и вроде, всё так гладко катилось к свадебке, но чем ближе подкатывалось, тем больше я сомневалась в необходимости сказочного завершения наших отношений. Дело в том, что не было того трепета, волшебства, радости, о которых я мечтала. И уже тогда явственно прозвучали предостерегающие звоночки – первое впечатление о моём женихе, как о внимательном, тактичном интеллигенте улетучивалось с каждым днём, и всё больше странностей обнаруживалось . Из большого списка сюрпризов озвучу хотя бы его нелюбовь к поцелуям. Их не было вообще. При этом всё сильнее проявлялось желание переделать меня, в результате чего стало понятно, что выбрал он меня не как меня, а меня как подходящий материал для ваяния своей собственной Галатеи. Причём позже я узнала, что Галатея существовала и в реальности. Но она в своё время откровенно ему заявила, что ищет себе пару в более состоятельных слоях населения, и как оказалось впоследствии, нашла. Отбила богатенького дяденьку у постаревшей жены, родила ему сына и стала наслаждаться жизнью, которую мой жених не смог бы ей обеспечить. Но образ её, сильной, целеустремлённой девушки с внешностью путаны, остался эталоном для её незадачливого воздыхателя, то бишь моего будущего супруга.
Не знаю, чего я больше боялась тогда – того, что он не сделает мне предложение или наоборот, того, что сделает.
Он сделал. И свадьба всё-таки состоялась. Почему я сунула голову в эту петлю, хотя отчетливо видела, что она будет затягиваться всё сильнее? Да потому, что по-прежнему не верила, что у меня будет другая возможность выйти замуж, и при этом существовала в моей голове совершенно фантастическая мысль о том, что вдруг всё будет хорошо, вдруг стерпится-слюбится, вдруг…
Разумеется, ничего такого не случилось. Он по-прежнему лепил из меня свой идеал, причём порой методы и требования ко мне были столь странными, что навевали мысли о некоторых психических отклонениях.
Я терпела, старалась соответствовать, успокаивала себя тем, что «не курит, не пьёт и не бьёт». И всё-таки этих «не» оказалось слишком мало даже для меня. Через пять лет, после очередного выноса мозга, я заявила, что не буду больше исполнять его причуды. Это стало большой неожиданностью для моего мужа.
«Тогда развод!»- применил он своё страшное оружие, которое безотказно действовало раньше. Но в этот раз я ответила: «Развод так развод».
Он сначала удивился, потом попытался примириться. Но теперь упёрлась уже я. Больше того, я вдруг почувствовала невероятное облегчение, будто стряхнула с себя тяжкий груз, который безропотно тащила все эти годы.
Процедура развода-раздела прошла под прикрытием фенибута – успокаивающего препарата, который я немерено употребляла наряду с валерьянкой и пустырником. Рассказ об этом процессе занял бы слишком много места, отмечу только то, что я соглашалась на все его, порой бредовые, условия, лишь бы ускорить дело. Через полгода согласований и оформлений я оказалась на свободе. Вздохнула и продолжила своё одинокое существование.
Разумеется, я всё так же не верила в возможность каких-то новых отношений. Но, тем не менее, они случились. Однажды, во время обеденного перерыва, который я провожу в нашей офисной столовой, ко мне подсел наш новый сотрудник – молодой, спортивный парень. Тут надо сказать, что есть у меня дурная привычка – читать во время еды. И вот, читаю я очередную умную книжку, а молодой человек мешает мне, задавая один вопрос за другим. Я вежливо отвечаю, а про себя думаю: « И что ты пристал? Не с кем поговорить? Вон полно девчат за соседним столом. Глазками стреляют». А он и на другой день принялся за то же самое. Причём я начинаю понимать, что он в курсе книжных событий - подготовился, поспешил прочитать раньше меня. Книжку пришлось отложить и весь обед развлекать беседой любопытного сотрапезника.
Искушённая в вопросах флирта девушка на моём месте давно бы уже поняла, что к ней проявляется вполне понятный мужской интерес. Но мне это и в голову не приходило, потому что клеймо «я никому не нужна» крепко было вбито в моё сознание.
Однако, молодой человек, которого, как оказалось, звали Игорь, не оставил попыток растормошить меня и, зафрендив в соцсети, продолжил свою атаку уже в интернет-пространстве.
Но там-то я как раз была в своей тарелке! Мне гораздо проще общаться с людьми, оставаясь невидимкой. Тогда я и остроумна, и находчива, и смела.
С недельку мы прообщались в таком формате – днём на работе, вечером в интернете. Я уже и книжки перестала брать на обед, и уже ждала этих встреч, и как-то даже стала сомневаться в своей тотальной непривлекательности. Кстати, со мной начали происходить и внешние метаморфозы. Помните, откуда это слово?
«Что случилось, Наденька? – спросили меня сразу несколько любопытных коллег, - Ты прямо вся светишься!»
«Ничего!» - отвечала я и смеялась. Я теперь часто смеялась. Как будто была до краёв наполнена радостью, и она, не умещаясь во мне, выплёскивалась наружу . Всё-всё вокруг поразительно переменилось. Дождь идёт - чудесно! Ноги промочила – весело! Солнце выглянуло – праздник!
Игорь приглашал меня в кино, мы сидели в кафешках, гуляли по набережной. Он ничего от меня не требовал, ничему не учил, он тоже много смеялся и смотрел на меня так, как будто праздник это я.
Боже! Какое это счастье ощущать на себе ласку его взглядов, видеть радость от наших встреч, его нежелание расставаться.
В один из вечеров у меня были занятия в спортзале, и я сказала, что встретиться нам не удастся. Но он всё-таки пришёл. Я увидела его ещё с лестницы. Он стоял внизу, в вестибюле, и держал в руках красные розы.
«Пойдём ко мне, - предложил он,- на улице сегодня так холодно!»
«Пойдём» - сразу согласилась я.
Конечно, я догадывалась, чего он ждёт от этого свидания наедине. Но и я этого ждала. И хотела. Моя интимная жизнь с мужем была настолько скудна и направлена исключительно на удовлетворение его потребностей, что я частенько думала: «Да лучше бы её и вовсе не было!»
Как хорошо, что Игорь оказался совсем не таким. Он был нежен и силён, смел и вместе с тем деликатен. Он прислушивался к моему телу и понимал его. В ту ночь я впервые испытала настоящее любовное наслаждение.
Дома я поставила розы в давно пустовавшую вазу и села рядом. Я смотрела на самые прекрасные в мире цветы и мне было невероятно хорошо.
В эту ночь завершился мой метаморфоз – я стала бабочкой. Лёгкой, безмятежной и, наконец-то, счастливой.
Два дня мы не встречались по вечерам, а на третий он позвонил и пригласил меня прогуляться по набережной. Я спешно высушила волосы, которые, как назло, были только что вымыты, и помчалась на свидание. Он уже ждал меня. На этот раз Игорь приехал на велосипеде с привязанной к рулю огромной надувной рыбой. Мы шли рядом, а между нами плыла бесстрастная, похожая на дирижабль, акула . В этот вечер мы говорили не очень много, больше молчали. Но теперь, после той ночи, мы были уже близкими людьми, и молчать нам было совсем не в тягость.
Он проводил меня до дома и уже там, у самого подъезда, сказал, что рад появлению у него такого замечательного друга, как я.
Признаюсь, я тогда не поняла истинный смысл его слов и не придала им того значения, которое, видимо, придавал он.
Начала прозревать я только на следующий день, когда увидела моего Игоря, оживлённо беседующим с недавно появившейся у нас практиканткой. Теперь он оккупировал уже её стол и , заглядывая ей в глаза, что-то увлечённо рассказывал и смеялся, а она с видимым удовольствием купалась в его обволакивающих интонациях.
Проклятое дежавю. Я опять стояла, как немая. Как дура. Как идиотка. Только было в тысячу раз больнее.
Внутри меня мучительно умирала бабочка.
Она оказалась однодневкой.
Рассказы | Просмотров: 770 | Автор: Пелагея | Дата: 19/12/15 12:30 | Комментариев: 6

Кто такие КВЖДинцы, сегодня знают, наверное, немногие. А я знаю. Потому что мама моя была КВЖДинкой. Она родилась и до двенадцати лет жила в Маньчжурии, где в начале двадцатого века россиянами была построена железная дорога.

КВЖД – это Китайская Восточная Железная Дорога. Обслуживали ее тоже русские, приехавшие из разных уголков России на поселение и работу. Среди них была и моя бабушка со всеми своими многочисленными родственниками.

Поселились они в Харбине. Целые улицы русских. Потом не просто русских подданных, а уже советских. Мама родилась в 1923 году, и железная дорога к тому времени принадлежала Советской России. Все были искренне преданы Родине, верили в лакированные заметки советских газет и гордились успехами молодого советского государства.

Поэтому на 1Мая и 7 ноября русские улицы железнодорожников расцветали роскошными шелковыми знаменами. По улице проходил меланхоличный полицейский, срывал флаги и бросал их на землю. Но стоило ему уйти, как водружались новые флаги!

Мама даже помнит, как таинственно шептались за занавеской ее дядя - паровозный машинист и брат о провозе каких-то листовок и газет. Видимо, велась настоящая подпольная работа по коммунистической пропаганде в капиталистическом государстве.

Бабушка работала уборщицей в русской школе, у нее был сын- студент и две дочки погодки, старшая Рая и младшая( моя мама) Зина. А мужа не было, замерз где-то по пьянке. Бабушка , будучи характера жесткого, не любила вспоминать пьяницу- мужа, сама поднимала троих детей.
Но мой непутевый дед был вторым мужем бабушки. А первое ее замужество – это весьма необычная история.

Родилась она в крестьянской семье . Это было донское село, в котором почему-то закрепилось не христианство, а ответвление от него под названием «хлысты».
Правда, именно бабушкино семейство не придерживалось этого верования, как, впрочем, не верили они и в Христа. В общем, были атеистами. Замужество моей бабушки тесно связано с этими обстоятельствами, поэтому я и рассказываю о них.

В селе был священник, или вернее глава хлыстовской секты, в дочь которого влюбился молодой инженер из богатой семьи. Он пытался свататься, но отец девушки по канонам своей веры, не дал благословения на этот брак. Тогда несостоявшийся жених заявил, что женится на бедной крестьянке из их села. И выполнил свое обещание. Посватался к моей бабушке, восемнадцатилетней, черноволосой, статной красавице. Разумеется, никто не посмел отказать богатому жениху из Ростова. И бабушка переехала жить в богатый дом со многими комнатами и прислугой.

Она часто рассказывала нам, своим внукам, о том доме и своем житье-бытье там. Но мы, по малолетству и по глупости невнимательно слушали ее. Мало того, еще и посмеивались, не веря в существование зеленого ликера Бенедиктин, который доводилось пить нашей бабушке. Осталось только в памяти то, что бабушку не обижали, относились уважительно, несмотря на ее безграмотность и низкое происхождение. Но жилось ей там скучно. О чем могла она поговорить с новыми родственниками, какие общие интересы у них были? Муж к ней был внимателен и ласков, однако дома появлялся редко. Он участвовал в строительстве моста через Дон. И жил по большей части где-то рядом со строительством.
Немного легче ей стало, когда родилась дочь. Но когда дочке не было еще и года, случилось несчастье – простудился, провалившись в ледяную воду, муж. И вскоре умер от воспаления легких.

Молодая жена осталась совсем одинокой в чуждой ей среде. И она решила вернуться назад, в родное село. Свекровь не удерживала ее , как впрочем, и не гнала. А вот дочку они не отдали . И все же бабушка ушла. Какое-то время она поддерживала связь с ними, писала письма. Писать она умела . Правда, все слова писала слитно, пока рука не устанет. И ответы получала. Но была революция. И они потерялись. До глубокой старости бабушка вспоминала свою старшую дочку, представляя, что могло стать с ней в разные годы и в разном возрасте.

Однако, вернемся в Маньчжурию, в Харбин.
Мама хорошо помнит визиты к ним ее собственной бабушки, моей прабабушки Татьяны. Прабабушка представляла собой весьма колоритную фигуру – крупная, высокая, в длинной черной юбке и просторной блузе.

В прошлом она работала молотобойцем у своего мужа- кузнеца. Вот какой необыкновенной силы была эта женщина! Но в памяти мамы она уже ходила с бадиком, которым указывала внучкам на потерянную кем-то пуговицу, дабы сложить и ее в большой мешок с разнокалиберными ее собратьями.

Бабушка приезжала и уезжала на извозчике. Причем извозчик, узнав, что пассажирка – бабушка Панова, требовал двойную плату. А когда прабабушка садилась в коляску, Зинка с Райкой повисали с противоположного края , чтобы коляска не перевернулась.
Появляясь на пороге у дочери, прабабушка распоряжалась :
- Четверть на стол!
Бабушка ворчала, но ослушаться не смела, четверть ставила. Тут же появлялся зять другой дочери Сани, жившей по соседству. И они вдвоем легко уговаривали самогонку.
Много лет спустя мы узнали, что прабабушка дожила до 105 лет. А в сто лет у нее стали расти новые зубы.

Харбин не один раз переходил из рук в руки. То его занимали японцы, то китайцы, то русские. Не очень понимая, что происходит, мама помнит, как панически бежали из города китайцы, не дожидаясь, когда туда войдут русские. Фабрички, магазины – все оставлялось брошенным. Ушлые люди пользовались этим. Бабушка боялась возвращения хозяев и ответственности. А дочки тайком тоже отправились на промысел. Одной было лет семь, другая - на два года старше.

Навстречу им попадались подводы с каракулевого завода.
Они же забрели в лавочку, где раньше покупали леденцы. Двери настежь. В углу под ворохом пустых джутовых мешков целая корзина этих самых конфет. Они яркие, разноцветные и настолько твердые, что рассасывать их можно было полдня. Вот эту замечательную корзину сестры и поволокли домой. Именно поволокли, потому что она оказалась слишком тяжелой для них. Через некоторое время они остановились и отсыпали немного леденцов прямо на дорогу. Потом еще, и еще. До дома они донесли едва ли треть того, что было.

Не больше обогатился и их сосед Петька. Он был постарше и смог притащить почти чемодан шоколадных плиток. А еще несколько кусков мыла. Мыло он сложил в тот же чемодан и закопал во дворе.

Как потом оказалось, прежние хозяева не вернулись, никто ничего не искал, девчонки вконец иссосали себе языки, а Петькин шоколад так пропах мылом, что его невозможно было есть.

В 1935 году советским подданным было предложено вернуться в Россию. Ходили смутные слухи об арестах, о бедности , но бабушка свято верила русским газетам и гневно отвергала клевету.
Кто-то из родственников все-таки остался в Маньчжурии, а бабушка с дочерьми вернулась.
Сразу по приезде начались аресты.
Пропал без вести мамин брат.
На воле осталась одна бабушка с младшими дочками. И она, не выдержав тяжкого ожидания, сама пошла в органы с прямым вопросом :
-«Когда придут за мной?»
Ее вежливо расспросили о том, кем она работала, какое у нее образование и отпустили с миром, пообещав, что к ней не придут. Злые языки говорили потом. что нечего было конфисковать у бедной уборщицы, потому и не пришли.

Потом была война. Сестры выросли, вышли замуж, у них родились свои дети.
Мама и тетя Рая вспоминали свое КВЖДинское детство, и однажды, будучи в Москве, мама в обычном справочном бюро получила адрес троюродного брата, отца которого тоже арестовали в тридцать пятом.

Они узнали друг друга сразу. Несмотря на тридцатилетнюю разлуку. Были воспоминания и печаль по погибшим . Брат рассказал, что расстреляли всех арестованных. Потом ,правда, реабилитировали. Посмертно. А мамин родной брат так и числится в пропавших без вести. Но бывшие КВЖДинцы-дети выстояли, выучились.
Жизнь продолжается.
Проза без рубрики | Просмотров: 975 | Автор: Пелагея | Дата: 13/08/15 14:14 | Комментариев: 0

Меня зовут Василий. Я – молодой, здоровый и жизнерадостный. Меня все любят. Потому что я белый и пушистый. И я - кот.
Помимо всех перечисленных замечательностей, я ещё и крайне чистоплотен. Нет, я не вылизываюсь, как все мои собратья. Я люблю купаться. Когда моё чуткое ухо улавливает звук льющейся воды, я со всех четырёх лап мчусь в ванную комнату и запрыгиваю в прозрачное, тёплое блаженство. Может быть тот, кто готовил его для себя, и расстраивается, но видя моё счастье, смягчается и кричит домочадцам: «Опять Васька меня опередил!». Не поймёшь этих людей - сначала силком запихивают в воду, а когда привыкнешь и даже полюбишь это мокрое дело, видите ли, недовольны!
Но однажды любовь к водным процедурам послужила причиной необычного приключения.
Пришла как-то к моей хозяйке соседка со слёзной просьбой. Мол, замучили её мыши - и в подполе шуршат, и припасы погребные подъедают. Прямо спасу нет! И хочет та соседка, чтобы я немного поохотился на этих наглых тварей.
Хозяйка погладила мою белую шубку, вздохнула - жалко ей, видно, было такую красоту отдавать - но решилась -таки. И отправился я на охоту в соседний дом.
Вечер прошёл недурно – я обошёл и обнюхал новую территорию и должен был признать, что мышами пахло везде. У меня даже шерсть вздыбилась от охватившего меня азарта. Но самих мышей я не обнаружил и, дабы успокоить нервы, улёгся спать в хозяйское кресло.
Пробуждение было уже не таким приятным - меня небрежно спихнули с мягкого удобного ложа. Моё возмущенное вяканье не произвело никакого впечатления на здоровенного мужика, который и прервал мой сон.
Как я понял, этим мужиком был хозяин дома, кресло которого я занял. Надо сказать, я давно заметил, что человеческие самцы не так нежно относятся к кошачьему племени, как человеческие самочки. Самочки нас гладят, целуют в носик и ласково мурлычат. А от самцов и тапком запросто можно получить. Поэтому я посчитал разумным поискать хозяйку, которая, как я и рассчитывал, сумела сгладить неприятные впечатления куском колбасы.
Но тут опять появился хозяин и заявил, что пора меня использовать по прямому назначению, то есть запихать в подвал. Не успел я опомниться, как оказался в тёмном пыльном подполье. Мышей там было видимо-невидимо. Наверное. Потому что запах стоял просто невероятный. Я попытался вспомнить, как собственно ловить мышей, но поскольку в нашем доме мышей не было, я ничего не вспомнил и положился на инстинкт. Это жестокое чувство заставило меня двигаться по следу и привело в самый тёмный и грязный угол подвала. Мыши, вероятно, тоже положились на инстинкт и разбежались ещё до того, как я проник в их логово. Инстинкт стал затихать, а взамен ему проснулось моё гипертрофированное пристрастие к чистоте. Мне не оставалось ничего другого, как заявить хозяевам о моём желании выбраться из заточения. Не думаю, что они уже уснули, но подвал не открывался возмутительно долго. Я чуть не охрип, оглашая дом самыми душераздирающими воплями, на которые только был способен.
Наконец дверца отворилась, и я вылетел из подвала, отряхиваясь и продолжая по инерции орать. Наверное, мне следовало бы обратить внимание на то, что подвал открыл хозяин, а не хозяйка. Но эта светлая мысль посетила меня с опозданием, так что я успел-таки получить от человеческого самца хороший пендель и, мявкнув напоследок, спрятался под кресло.
Тишина, воцарившаяся в доме, сподвигла меня на размышления о несправедливости мира, межвидовом неравенстве и о других не менее глобальных проблемах.
От раздумий меня отвлекли приятноузнаваемые звуки – где-то рядом плескалась вода! Именно плескалась, а не лилась. То есть кто-то уже принимал ванну. Кто-то, а не я! Хотя именно мне она требовалась больше, чем кому бы то ни было.
Я выбрался из-под кресла и двинулся на поиски желанной ёмкости. Слух у нас, у кошек, не хуже нюха, и ёмкость я обнаружил довольно быстро. Но, что странно, обнаружил я её на столе. А поскольку и прыгучесть у нас неслабая, то через мгновение я уже обследовал маленькое стеклянное подобие ванны.
Если продолжить перечисление наших, кошачьих, талантов, то стоит вспомнить ещё и о нашей способности видеть в темноте. О! Какое это было завораживающее зрелище! Там, в стеклянной ванне плавали рыбки. Большие и маленькие, неповоротливые и юркие, серенькие и золотистые. Стоит ли упоминать ещё и о том, как мы, кошки, любим рыбок? Охотничий инстинкт не заставил себя долго ждать, и я прыгнул в воду.
Утро было солнечным и прекрасным, а я был чист, сыт и возлежал в нирване, рядом с опустевшим стеклянным кубом. Тем не менее, от первого, летящего в меня тапка, я успел увернуться. А вот второй достал меня и под креслом . Боюсь, что последующая экзекуция могла бы стать центральной сценой зловещего ужастика, но меня спасла вовремя подоспевшая хозяйка. Она, смеясь и одновременно плача, вцепилась в мужа, чем предотвратила акт неоправданного насилия над бедным животным.
Мы, кошки, несмотря на массу замечательных особенностей, слов не понимаем. Но! Мы чувствуем. И это лучше всякого переводчика. Не знаю, что больше подействовало на хозяина, смех или слёзы, но я почувствовал, что опасность миновала. И не ошибся. Вернули меня относительно невредимым.
Я не понял, о чём был разговор во время процедуры передачи меня с рук на руки, но почувствовал, что в аренду меня больше не возьмут.
Рассказы | Просмотров: 646 | Автор: Пелагея | Дата: 03/07/15 21:38 | Комментариев: 0

Мама плачет, что бывает с ней очень редко. Она не любит демонстрировать свои чувства. Я даже думала, что она и не умеет этого делать, настолько сдержанной она всегда была. Но сегодня мы похоронили бабушку. Слёзы тихо скатываются с застывшего маминого лица и капают на белую парадную скатерть. Мама машинально вытирает рукой расплывающиеся круги на жёсткой накрахмаленной ткани, забывая при этом вытереть слёзы с лица. А они всё текут и текут. Влажные пятна сливаются в одно большое пятно, а мамина рука всё так же безуспешно пытается стряхнуть его на пол.
В сенях слышатся голоса соседок, пришедших помянуть бабушку, и мама, очнувшись, спешит выставить приготовленные поминальные закуски. Соседи чинно рассаживаются вокруг стола и, перекрестившись, приступают к трапезе. Сначала каждый зачерпывает ложку белой, в изюмную крапинку, кутьи, а затем уже придвигают к себе тарелку наваристого бордового борща. Под тихие разговоры тарелки пустеют, и я мечусь из кухни в комнату, поднося рассыпчатую гречневую кашу . Мама сидит рядом с пустой тарелкой, перед которой стоит портрет бабушки в траурной рамке. Я замечаю, что у неё опять застывшее отрешенное лицо.
«Сейчас опять будет плакать», –думаю я и ловлю себя на мысли, что меня удивляет то , как горько моя мама оплакивает смерть бабушки Тони. Для посторонних людей мамины слёзы на поминках - дело обычное и даже обязательное, но я-то знаю , как мама относилась к бабуле при жизни!
Взять хотя бы само появление бабушки Тони в нашей семье. К тому времени мы с мамой остались вдвоём. Папа умер, Вовка – мой старший брат – уехал на учёбу в Воронеж, а мы с мамой остались на хозяйстве. Сажали огород, возили на базар ранние колючие огурчики, особо крупную «долгоиграющую» клубнику, чтобы подкопить денежку на зиму, да что-нибудь послать студенту Вовке. Другой родни у нас нет, и помочь ему, кроме нас, некому.
Нет, я конечно, знала, что где-то живёт моя бабушка. Но никогда она не приезжала к нам, и никогда мы не навещали её. Я и не задумывалась, почему так сложилось. Сложилось и сложилось. У кого-то бабушки рядом живут, а у нас - далеко.
Но однажды бабушка приехала.
Сначала было письмо. Я видела, как мама читала его. Совсем не так, как читала она Вовкины письма. Вовкин конверт вскрывался ещё у почтового ящика. Да что там «вскрывался»! Мама торопливо отрывала край конверта, прихватывая иногда ещё и краешек письма. Она так спешила, как будто там содержались срочные важные новости. Однако, обычно это была короткая, на пол-листа, Вовкина писулька - «Жив, здоров. Деньги получил. Спасибо. У меня всё хорошо». Можно было бы и не торопиться - все Вовкины письма особым разнообразием не отличались.
А то, бабушкино, письмо мама принесла домой, положила на комод и села рядом, как бы раздумывая, читать его или нет, потом взяла ножницы, отрезала ровную полоску от конверта и достала оттуда целых два листа, исписанных мелкими корявыми буковками.
Она читала его, и лицо её становилось чужим, незнакомым и каким-то недобрым. Как потом оказалось, в письме бабушка просила маму забрать её к себе, писала о болезни и немощи.
Помню, я даже обиделась на маму - как можно так бездушно относиться к собственной матери! Тем более, что у нас-то с мамулей были очень близкие отношения. А тут такая явная неприязнь.
Собственно такая же холодность со стороны мамы сохранилась и после приезда бабушки. Мне казалось, что поначалу бабушка даже заискивала перед мамой, пыталась ей угодить. Но мама, впрямую не обижая её, будто не замечала бабулиных попыток сблизиться. Бабушка прекратила свои попытки и затихла в маленькой комнатке, выделенной ей мамой.
Я же наоборот привязалась к бабе Тоне. Мне хотелось своим вниманием сгладить мамину суровость. Поэтому почти каждый день я прибегала к ней после уроков и рассказывала о наших школьных проказах. Так, может быть неуклюже, я пыталась хоть немного развеселить её. Она прижимала меня к себе, гладила сухой старческой рукой по волосам, и я ощущала запах земляничного мыла, который вместе с бабушкой прочно поселился в её комнате.
Умерла она так же тихо и незаметно, как и жила. И только когда бабушка, убранная в давно приготовленное «смертное», лежала в переднем углу, мама заплакала.
После поминок, проводов соседей и уборки мама устало присела за столом на кухне. Я тоже устроилась рядом, притулившись к её плечу.
«Вот мы и снова одни, ушла моя мама,- сказала она, обнимая меня- «и опять слёзы навернулись на её глаза, - «какая бы она ни была, а всё равно это - моя мама».
«А какая она была «не такая»? Что вас поссорило? Я же понимаю, что была какая-то причина разлада между вами?» - задала я давно мучавший меня вопрос.
«Не знаю, стоит ли говорить тебе…» - мама помолчала, а потом всё-таки продолжила: «Мне тогда было лет шесть, глупая ещё совсем. Мы жили в большой коммунальной квартире. И хорошо, по-моему, жили. Во всяком случае, я не помню никаких особых ссор между мамой и папой. Но однажды мама сказала, что я должна помочь ей, что это очень важно. Я должна была рассказывать чужой тёте, как папа играл со мной. Но не так, как было на самом деле, а так, как скажет мама. Это были очень странные игры. Ты, дочка, уже достаточно взрослая и понимаешь, что означает, когда мужчина под видом игры развращает ребёнка. Вот именно об этом я и должна была рассказывать . Как будто всё так и было.
И я рассказывала. Я была послушной девочкой, любила маму и хотела помочь ей.
Был суд. На суде папа сказал….Я очень хорошо помню его слова о том, что он прощает меня и понимает, что моей вины нет. И он улыбался мне! Понимаешь, дочка? Улыбался. Он думал обо мне. Он не хотел, чтобы потом, став старше, я страдала из-за своего предательства.
Но я не могу простить себя! Не могу! И бабушку не смогла простить. Всю жизнь я ношу этот камень в своей душе…
Такие-то дела, дочка.
Пусть земля будет ей пухом.
И пусть Господь простит её.»
Рассказы | Просмотров: 701 | Автор: Пелагея | Дата: 03/07/15 21:36 | Комментариев: 2



Обида с яростью гремучей смесью
Пробили временнУю брешь.
Я здесь! Ты не ошибся. Здесь я!
А где она ?
Твоя очередная вещь?
Мы для тебя – не люди, мы - объекты,
Тщеславия пикаперского цель.
Куда ж ты спрятался, герой мой?
Где ты?
В какую ты забился щель?
Боишься, что осколки женской мести
Изранят твой великолепный торс?
Смазливое лицо испортят, если
Из-под кровати высунется нос?
Не бойся ран телесных, мой хороший,
А бойся дня, когда амуры затрубят,
И лучшая из лучших, свет в окошке,
Небрежно ноги вытрет о тебя.
Городская поэзия | Просмотров: 861 | Автор: Пелагея | Дата: 15/06/15 18:52 | Комментариев: 4



Когда мне было восемнадцать, я не понимала, почему все считают именно этот возраст самым беззаботным и счастливым.Разве можно считать счастьем две сессии и, по меньшей мере, двенадцать зачетов в году?

История, о которой я хочу рассказать, случилась как раз в преддверии очередной сессии. В тот вечер отправились мы с Алькой в общежитие для восполнения лекционных пробелов, возникших из-за неумеренной любви к кинопремьерам.

Получив заветные тетрадки, мы были приглашены ещё и на чай.
За испеченным хозяйками пирогом болтали о своем , о девичьем, и каким-то образом набрели на тему о гадании.
Оказалось, что наши отличницы, кроме умения отлично управляться с теоремами, да пирогами, еще и гадать умеют!

Как?! Это же так интересно!.

Мы уселись на пол вокруг чертёжной доски с прикнопленным к ней листом ватмана, и осторожно прикоснулись пальцами к блюдечку.
В наступившей напряженной тишине Оля задала свой первый вопрос. Блюдечко не пошевелилось.
Тогда Оля стала уговаривать его, как будто оно было не обычным блюдечком, а неким таинственным живым существом.
И вдруг оно послушалось, дернулось и медленно, рывками, пошло по кругу, на секунду задерживаясь у некоторых букв, указывая на них стрелочкой.

Но ответы были… как бы это помягче сказать, несколько неадекватными. То есть, они были в тему, но носили хулиганский, а иногда и ругательный характер.

Все это нас ужасно веселило. Мы хохотали. И чем больше мы веселились, тем больше хулиганило и наше блюдечко.

Жаль, не помню всего, что оно нам наговорило, но вот, например, на вопрос Альки, кем будет ее будущий муж, оно, не задумываясь, ляпнуло:
- Извозчиком!
Забегая вперед, замечу, что мужем ее стал летчик транспортной авиации.
А местом жительства блюдечко для нас определило мусорную кучу, лестничную площадку и что-то еще не менее оригинальное.
Теперь думаю - может быть, где-то по большому счету, оно и угадало?

Тогда же каждый ответ вызывал новый взрыв хохота.
Блюдечко, нам под стать, совсем разошлось, металось по доске так, что едва не слетало с неё. Ответы сыпались один за другим и, как вы понимаете, тот вечер тоже оказался потерян для учебы.

Второй раз мы затеяли гадание уже после сессии.
На этот раз мы собрались у Альки. Родителей не было дома, ребят мы отправили за мороженым, а девичьим составом расположились вокруг блюдечка.

В самый разгар гадания вернулась домой Алькина мама. Она немного понаблюдала за нашим занятием, а потом решила разоблачить нас, поскольку была уверена, что блюдечко двигаем мы сами.

Разоблачить нас должен был вопрос о том, как зовут ее начальницу.

Мы немедленно переадресовали вопрос блюдечку, и оно, нимало сумняшеся, выдало короткое слово , которым некультурные люди называют женщин легкого поведения.

Надо было видеть нашу оторопь! Мы, приличные девочки, никогда не употреблявшие таких слов, продемонстрировали его маме!

А мама... Если бы вы знали, как же она смеялась!
До слез, до изнеможения!
Видно, блюдечко попало в самую точку.
Рассказы | Просмотров: 908 | Автор: Пелагея | Дата: 14/11/14 22:39 | Комментариев: 13



Кто же не знает, что сто друзей гораздо лучше, чем сто рублей? А у Нади было и то, и другое! И вовсе не сто рублей лежало у неё в кошельке, а значительно больше. Муж, сообразно немалому чину, денег для любимой жены не жалел, друзей же она и не считала.

Много было друзей. Они всегда необычайно радовались встрече с Надей, даже если виделись совсем недавно. А подарки к дням рождения подбирали именно такие, о каких и мечтала именинница. Откуда только узнавали?!
Надо сказать, что и Надя не оставалась в долгу. Однако горадо большие возможности отплатить друзьям за добро были у Надиного мужа. Понятно же, что человеку с положением проще посодействовать в сложной ситуации. Вот он и содействовал.

Очень повезло Наде с друзьями! Но не во всём ей так везло. Тяжело говорить об этом, да из песни слов не выкинешь. Дело в том, что единственный её сынок родился больным. Церебральный паралич в тяжёлой форме. Врачи что-то врали про резус-фактор, но точной причины так никто и не назвал.

Шли годы, Надя понемногу смирилась со своим горем, любила сына таким, каким он был. Может быть, даже больше, чем любила бы здорового ребёнка. Игорьку покупались красивые вещи, его возили на море. Там он загорал и улыбался всем милой детской улыбкой. И в пять лет улыбался. И в десять. И в двадцать.
Если бы не Надина мама, сложно было бы ей оторваться от домашних хлопот. Но любящая мудрая мама дочку отправила на работу, на люди, а сама оставалась с Игорьком. Дело было не в деньгах. Денег в доме хватало. Мама хотела, чтобы Надя не замыкалась в себе, в своём горе.

Так вот и дожила Надя до пенсии. Мама, как будто ждала этого момента, ушла из жизни. Игорьку к тому времени перевалило уже за тридцать. Стал и он прихварывать. Вдруг застонет так жалобно, а сказать-то ничего не может. Не научился.

Но беда подкралась с другой стороны. Внезапно умер муж Нади. Не выдержало сердце у спокойного на вид, крепкого мужика. . Тяжёл оказался для Нади удар, растерялась она, руки опустились, хотелось спрятаться ото всех и выплакать всю свою печаль. Да только не могла она себе этого позволить - Игорёк по-прежнему требовал ухода и внимания.

И самая большая проблема была в том, что нужно было, хоть иногда, купать его. Поднять , да поворочать одной женщине больного взрослого сына– непосильная задача!
Позвонила Надя одним друзьям – заняты, другие – трубку не берут, третьи сухо поговорили, посочувствовали, но «сами не здоровы». И тут припомнила Надя, что после смерти мужа как-то быстро иссякли дружеские звонки и посиделки.

Горькие мысли крутились в Надиной голове тем вечером. Ни от кого она уже и не ждала помощи. И тут - звонок в дверь!
Надя обрадовалась – всё-таки есть настоящие друзья, всё-таки пришли! Но это оказалась соседка. За солью. Они раньше и не общались почти, «здравствуй», да «до свиданья» - вот и всё общение. Надя даже удивилась неожиданной гостье. А та возьми и сама предложи свою помощь, без всяких просьб с Надиной стороны.
«Я, - говорит, - понимаю, что не справиться Вам одной, а я тут рядом, зовите, когда надо. Приду».

Может надо переделать пословицу?
Не имей сто рублей, а имей хоть одного настоящего друга.
Рассказы | Просмотров: 862 | Автор: Пелагея | Дата: 14/11/14 20:09 | Комментариев: 4

А я молоденьких люблю!
Супруг мой, старый леший,
Совсем приблизился к нулю
В делах сердечных, грешных.
Все дрыхнет, старый, на печи,
Храпит, как дизель МАЗа,
Не дозовешься – хоть кричи!
Или хитрит, зараза?
Ах, так! Я в ступу сразу – скок,
И к дурачку Ванюше,
Да под горяченький бочок –
Погрей, Иван, старушку!
А он, смеется: «Шутишь ты?
Вон гладкая какая!»
Наивный! Женской красоты
Он хитростей не знает.
Везде, где надо, силикон,
Подтянуты морщины,
Слетаешь пару раз в салон,
И – бомба для мужчины!
А там – где лесть, где колдовство,
Чуть-чуть хмельного зелья,
Растает сердце у него,
И – теплого – в постелю!

Я лешего люблю опять,
Немного совесть гложет.
Но завтра надо бы слетать
К Поповичу Алеше.

Юмористические стихи | Просмотров: 931 | Автор: Пелагея | Дата: 13/02/14 22:28 | Комментариев: 9

Отчего ты такой грустный, маленький добрый гном? Я же вижу – у тебя очень грустные глаза. И ромашкам тоже грустно. Они повернули к тебе свои белые головки и шепчут что-то утешительное.

Не пытайся улыбаться, у тебя это плохо получается. Я тоже пытаюсь улыбаться, когда слёзы наполняют мои глаза. Я тогда смотрю вверх, и слёзы затекают назад. Потому что я не хочу, чтобы кто-то видел мою слабость. Я не умею принимать сочувствие. Я – закрытый человек, интроверт – по-научному. То есть всё в себя и всё в себе. А это, говорят, плохо. Надо уметь выпускать своего джинна на волю, пусть он там кричит, плачет, рыдает и плюёт на всех окружающих.

Я так не могу. Это буду уже не я. Я сам не умею плевать на других и не разрешаю это делать моему джинну. Поэтому он кричит и плачет внутри меня. А это, говорят, вредно для здоровья.
Твой джинн тоже сейчас горюет, и ты тоже не выпускаешь его на волю. Ладно, не надо. Если ты тоже – интроверт.

Но, может быть, ты расскажешь мне, кто обидел тебя?
Нет, я не верю, что ты сам мог кого-то обидеть! Нет, нет, даже и слушать не буду! Все знают, что ты – добрый гном. Добрый и честный. Ты никого не обижаешь и никогда не обманываешь!
И это замечательно! Ты знаешь, как мало людей, которые никого не обижают и не обманывают?!
Пожалуй, их и вообще нет… Да. И я тоже кого-то обманывал, и иногда обижал. Но я делал это по необходимости! И старался не обманывать в главном и не обижать слишком.

Ладно. Я согласен. Я просто трусил, когда надо было говорить правду в глаза. И обижал тоже, не подумав.

Но потом меня мучила совесть. Честно!
И извинялся я редко. Пытался оправдать себя.
А вот рядом с тобой не могу. Это всё твои честные грустные глаза. Они мешают мне врать.

Давай лучше о тебе. Тебе не в чем каяться и нечего стыдиться. За свои триста лет ты только и делал, что творил добро.
Ты и сегодня хотел сделать доброе дело?

Ну, конечно, я знаю того медвежонка, который любил покушать в гостях! Да, он не слишком церемонен. Это верно.
И ты сказал ему правду. Ты хотел, как лучше. Я понимаю. Да, конечно, ты сказал ему сначала, что он очень мил и непосредственен, что он хорошо поёт свои песенки.
А потом ты деликатно намекнул, что Кролик не рассчитывал на его отличный аппетит, и потому сам, возможно, остался без обеда.
А медвежонок обиделся. Он пропустил мимо ушей все твои деликатные прелюдии, и всё-таки обиделся.
Ну, конечно! Никто не хочет слушать о себе правду! Медвежонок тоже.

И Мальвина?!
А что ты сказал Мальвине?
Нет, я не сомневаюсь, что это была правда. И всё же!
Понятно. Ты тоже сначала похвалил её сказочно-голубые волосы, её пятёрки по чистописанию. А потом?
М-да… Наверное. Всем женщинам не нравится, когда им намекают, что они слишком долго торчат у зеркала. А ты ещё сказал, что не надо было бы это делать при Золушке, когда у неё ещё не было платья, подаренного доброй феей?
Да, дорогой… Теперь она долго будет дуться на тебя.

Что делать? Что делать… Ты за триста лет не придумал. А мне и подавно нечего тебе сказать.
Можно я сяду рядом и мы подумаем вместе? Может быть, вместе мы что-нибудь придумаем?
Сказки | Просмотров: 922 | Автор: Пелагея | Дата: 15/01/14 18:12 | Комментариев: 2

Месяц, серьгой драгоценной висящий в пространстве,
Слышишь, монеты звенят под рукой торопливой?
Верю-не верю, а вдруг как шальное богатство
Свалится с неба, и я улечу на Мальдивы!
Там я ослепну от ярости синей палитры,
Всем всё прощу и года соразмерю с часами,
Рокот прибоя мне станет вечерней молитвой,
Ветер из пальмовых листьев свернёт оригами.
Южная ночь, замирая в предутреннем трансе,
В окнах отеля развесит созвездия-грозди.

Месяц, серьгой драгоценной висящий в пространстве,
Я так стараюсь. Услышь мою тихую просьбу.

Лирика | Просмотров: 730 | Автор: Пелагея | Дата: 06/01/14 19:43 | Комментариев: 11

- Здорово, друг! Вот это встреча!
Как ты? Женился, наконец?
- Представь, женат. И даже венчан.
- Давно пора бы! Молодец!
И кто она? Поди, красива
Твоя законная жена?
- Ты про другое распросил бы,
Мне, знаешь, внешность не важна.
Мы с ней, как это ни банально,
Две половинки одного:
Коэльо вместе с ней читали,
Нас восхищало волшебство
Картин Пикассо и Матисса.
Да не расскажешь всё за раз!
Вот и моя супруга. Лиза.
Позвольте познакомить вас.

Я онемел. Шахерезада!
Мне б устоять хватило сил.
Один лишь взгляд – уже награда.
«Не правда ли – мой друг спросил
У обитательницы рая,
По совместительству жены, -
Не правда ли, моя родная,
Что мы с тобой убеждены
В созвучии эмоций, мыслей,
Что нам духовность дорога?»
Прелестный ротик приоткрылся,
И губки молвили: «Ага».
Юмористические стихи | Просмотров: 897 | Автор: Пелагея | Дата: 19/12/13 18:23 | Комментариев: 11

От зависти, казалось, вспыхнут занавески.
Опять они рука в руке идут!
И ладно, были бы жених с невестой,
А тут - супруги на семнадцатом году.

Не замечая занавесочного танца,
Под пересудов нескончаемый разлив,
Они в гнезде переплетённых пальцев
Любовь свою, как дар богов, несли.

Но у судьбы - безжалостной индейки -
Свои резоны, свой неведомый мотив.
Чужая жизнь не стоит и копейки.
Она ушла. Остался он один.

За занавесками уже не зависть, состраданье -
Не совершил бы чего страшного с собой.
Не совершил. И как-то утром ранним
Из дома вышел за руку с другой.

Избыв сорокадневные печали,
Гнездо другое безмятежно вил.

За занавесками повисшими справляли
Поминки по божественной любви.
Любовная поэзия | Просмотров: 705 | Автор: Пелагея | Дата: 27/11/13 20:49 | Комментариев: 9

Боюсь и всё же погружаюсь вновь
В знакомо-незнакомую картину.
И это поле, и букет цветов,
И запах ветра с горечью полынной.

Ещё чуть-чуть, и я сойду с ума,
Мой взгляд кого-то ищет. Бьётся сердце.
Неясный силуэт сквозь утренний туман…
Но слёзы мне мешают приглядеться.

До самой маленькой подробности сюжет
Известен в этой пьесе нереальной.
Судьбой моей давно уж дан ответ
На первый акт её и на финальный.

И вот опять. Возврат в былой театр,
Опять иду не пройденной дорогой,
Быть может дежавю, как лучший психиатр,
Реальности излечит эпилогом.
Психологическая поэзия | Просмотров: 747 | Автор: Пелагея | Дата: 10/11/13 18:31 | Комментариев: 2

Межсезонье. Стрелок перевод.
С летом договор давно исчерпан.
Кто-то поспешил порвать его
И снежинками просыпать сверху.

Около шести уже темно.
Вьёт фонарь гнездо из тонких веток,
Съёмки черно-белого кино
Объявил ноябрь-любитель ретро.

Серый день перетекает в мрак,
Ворон на взлохмаченном газоне,
Клювом поправляя мокрый фрак,
Хрипло проклинает межсезонье.
Пейзажная поэзия | Просмотров: 1011 | Автор: Пелагея | Дата: 09/11/13 20:03 | Комментариев: 32

А море не застыло в январе
И бесприютно мается в ночи.
Береговой унылый трафарет
В обледенелом панцире молчит.

Не слышно криков чаек по утрам,
Зима им не раскрыла свой секрет,
Их поманили южные ветра,
А море не застыло в январе.

В обледенелом панцире молчит
Причал, где раздавался птичий гам,
Не греют солнца низкого лучи,
Не слышно криков чаек по утрам.
Пейзажная поэзия | Просмотров: 1043 | Автор: Пелагея | Дата: 03/08/13 22:03 | Комментариев: 6

Пародия на телепередачу «Едим дома» НТВ


Перед началом передачи на экране появляется лужица, которую вытирает клочок бумажного полотенца, как это бывает в мультзаставке передачи, далее камера показывает бумажное полотенце «Сева», потом камера отъезжает, и уже видно, как уборщик отрывает клочки от бумажного полотенца и вытирает стол.

Голос за кадром: Уборщик Сева! Чистая кухня! Дешево и сердито!

Кухня Юлии Высоцкой.

Ю.В. (говорит кому-то за кадром): Ну, ты посмотри! Ни облачка! Дождь кончился. Воскресенье. А это значит, что заявится целая орава голодных гостей! Ты ведь понимаешь? Кризис. Все норовят на дармовщинку. Ты хочешь спросить, что я буду готовить? Законный вопрос. Гости съедят все, что будет, а вот мужа надо спросить.

Кабинет Кончаловского. В дверь заглядывает Ю.В. . Кончаловский сидит за письменным столом , откинувшись на спинку кресла. В руках у него книжка, но он не читает, а задумчиво смотрит поверх книги.

Ю.В. : Милый! Что приготовить на завтрак?

Кончаловский: (смотрит мутным, невидящим взглядом на Ю.В.)
Все-таки Феллини был не прав, используя малые формы в больших форматах, но он, со своей стороны абсолютно не поддержал решение моих натурных сцен в натуральную величину…

Ю.В. осторожно прикрывает дверь.

Опять интерьер кухни.

Ю.В.: Он хочет жульен из рыбы и грибов.

Ю.В. (быстро и небрежно режет грибы на доске, остатки сметает на стол):

Ты знаешь, можно было бы взять банальные трюфели, привезенные вчера из Парижа, но мы возьмем шампиньоны, выращенные в тайных подвалах китайской триады. (Нюхает) О, боже, какой тревожный запах опасности! Прелесть!

(Камера показывает стол или полки с огромным количеством баночек, бутылочек, но показ идет скользяще, и прочитать этикетки невозможно. На экране появляется транспарант «Наши спонсоры», затем камера показывает гораздо большее количество пустых полок. Транспарант «Позвоните вашим радетелям! Наш телефон 0033456»)

А теперь берем лук. Кстати! У меня есть великолепная лукорезка. Мне подарил ее наш замечательный друг.

(Достает огромный агрегат, с трудом взгромождает его на стол. Камера показывает табличку с гравировкой «Юленьке от Зураба». Ю. В. Нажимает на кнопку. Агрегат жутко ревет )

Ю.В. (перекрикивая рев): Я бросаю туда лук.
(Бросает луковицу в жерло агрегата и… пытается из нижнего отверстия что-то выковырять, но достает только немного шелухи, разглядывает ее.)
Н-да, не все подарки одинаково хороши. Ну и ладно! Муж не очень любит лук. Так что берём рыбу.
(Достает из холодильника рыбу)

Посмотри, какую замечательную рыбку мне привезли друзья! Еще вчера она плавала в прудах английской королевы. Но, ты знаешь, не все любят такую рыбку. Я видела в Саратове люди покупали ржавую!!! Представляешь? Селедку. Существуют, знаешь ли, такие гурманы, любители чего-то такого пикантного, искусственно состаренного, ну вот (оглядывается по сторонам) как моя кухня. Ну, ты понимаешь. Но я просто! Без изысков! Беру эту обычную рыбку
(Берет и откладывает в сторону.)

Ю.В.: но сначала добавим в кастрюлю масло «Борька» ( достает бутылку) Ты скажешь, что его нет в рецепте. И будешь права. Но! Оно вносит(нюхает с наслаждением) такую дивную, такую весомую добавку к спонсорским суммам, что рука сама тянется к нему, и результат всегда просто отличный. Посмотри, какие великолепные у меня сережки! (ласково поглаживает бутылку).

Теперь немного вина, (доверительно) потихоньку взяла у мужа, но думаю, он не обидится (на бутылке надпись - 1812 год); масло, - поддержим отечественного производителя (завернуто в бумагу, где корявым почерком написано «от бабы Дуси, село Кузякино»); желтки яиц (упаковка с малюсенькими яичками, этикетка «яйца колибри 100 штук»)

Ю.В. (все в быстром темпе забрасывает в кастрюлю): А теперь зелень! Ты знаешь, зелень обязательно надо рвать руками. (Достает из кармана пачку долларов и с наслаждением рвет их, доставая из пачки по одной купюре, обрывки разлетаются по полу)

Женский голос за кадром (с ужасом): Что ты делаешь?

Ю.В.: Я так расслабляюсь. Работать в кадре - такой стресс! У меня всегда в кармане на этот случай две-три пачки свежей зелени.

Ю.В.: Ну , вот все готово! Ты пробуй первая. А то заявится вся эта голодная орава … (протягивает за кадр ложку с варевом) Ну, как?

Женский голос за кадром (неуверенно): Вкусно… а где рыба… и грибы?

Камера показывает рыбу и грибы, забытые на столе.

Ю.В.: Ой! Забыла! Но ничего страшного! Главное, когда готовишь сама, не зацикливайся на рецепте. Фантазируй! И все получится! (Звонит по мобильнику) Ресторан? Доставьте, пожалуйста,( в окно видна толпа приближающихся гостей. Ю.В. считает их, загибая пальцы )…12 порций жюльена.
Подражания и экспромты | Просмотров: 722 | Автор: Пелагея | Дата: 02/08/13 13:55 | Комментариев: 0

Я иду по парку. Иду не по дорожке, а рядом. Там, где осень накидала желто-красные вороха листьев. Я зарываюсь ногами в эти вороха. Листья легкие, шуршащие, как пергамент. Они послушно рассыпаются под моими ногами и совсем не мешают думать. А мне как раз сегодня надо хорошо подумать.

Сегодня придет мой муж. Он придет вечером. Оля бросится к нему, повиснет у него на шее и закричит:
- Ты ничего не знаешь! А я получила целых три пятерки! А еще я помирилась с Машкой.
И потом она вывалит на него все-все новости, накопившиеся у нее за то время, пока папы не было. А он будет улыбаться и гладить ее по темным, совсем как у него, волосам.

Мишенька насупится и будет ревниво наблюдать за Олиной атакой. Папа для него не совсем свой, потому что Игорь ушел от нас, когда Миша был совсем маленький. Но ему, как и всякому мальчишке, хочется внимания мужчины, папы. Хотя на самом деле, он и не знает, что такое настоящий папа в настоящей семье. Но тянется к Игорю, ждет его, бережет игрушки, которые папа иногда ему приносит. Они лежат у него в отдельной коробке. И когда он их достает, то что-то там шепчет себе под нос. Наверное, разговаривает и с ними, и с папой.

Игорь никогда не обижал детей. А Мишеньку буквально заставил родить. Очень хотел мальчика. А когда Мишеньке было девять месяцев, Игорь ушел. Потому что там тоже родился мальчик. Его родила новая любовь Игоря – Олеся.
Я понимаю Игоря. Олеся – не чета мне. Цыганисто-яркая, смелая, всегда красиво одетая. Не то, что я – моль бледная, всегда в детях, в заботах, и в старых джинсах.

Когда-то и я была не молью, а бабочкой. Порхала, смеялась, подводила глазки и кокетливо встряхивала белокурыми кудряшками. Такой, наверное, я и понравилась ему. А он… Он тогда мог выбирать среди целого роя бабочек.
Как я была счастлива, когда он выбрал меня! Мы оба были счастливы. Мы жили у его бабушки, в маленьком частном доме на окраине Воронежа. В душной от жарко натопленной печки комнатушке, где помещались только наша кровать и детская кроватка, нам было уютно и совсем не тесно.

Денег не было. Говорят, бывает, когда денег нет, а бывает, когда денег нет совсем. Вот у нас был второй вариант. Наши инженерные дипломы никому не понадобились, заводы простаивали. Народ ринулся в торговлю. Игорь тоже.
Он взял деньги в долг и открыл палатку, как тогда называли многочисленные киоски, нестройными рядами заполнившие улицы наших городов. Торговали там жвачками, газированной водой, шоколадками и всякой дешевой мелочью.

Мы постепенно выползли из второго варианта, потом - из первого. Даже кое-что прикупили из одежды, глубоко вздохнули и расслабились. Правда, ненадолго.
Игорь влюбился в Олесю.
Если бы я была мужчиной, я бы тоже влюбилась в нее. Кроме того, что она была красавицей, она еще оказалась и далеко не глупа. Потому что она раньше многих сообразила заняться торговлей, и у нее уже был небольшой магазин.

Она тоже полюбила Игоря. И это неудивительно при его внешности и обаянии. В общем, пара получилась – хоть куда!
Они объединили свой бизнес и стали строить большой красивый дом.
А мы с Олей и Мишенькой остались у бабушки Игоря. Бабушка - спасибо ей - не
выгнала нас. Так и сказала Игорю:
- Куда ж им идти-то? Пусть поживут, пока Галя не устроит свою судьбу.

Так я опять вернулась ко второму варианту существования. Потому что при разводе оказалось, что весь бизнес переписан на Олесю, а Игорь у нее – наемный работник с маленькой зарплатой. Следовательно, и алименты тоже маленькие.
Пришлось самой как-то выкручиваться. Оставила детей на бабушку и пошла работать продавцом. Хозяин сахаром торговал. А чтобы торговля шла лучше, хозяин мешки сгружал прямо на улице. Привозили стол, весы, и я весь день взвешивала, взвешивала, взвешивала.

Летом-то еще ничего. А вот зимой тяжко приходилось. Не выручали ни бабушкины толсто подшитые валенки, ни три слоя одежды. Простужалась часто. А болеть было нельзя - хозяин не любил этого, да и денег не заработаешь. Их и так-то было мало. Мешки приходили с недовесом, а выручку надо было сдать как за кондиционные.
Если бы не Вовка, мой младший братишка, то и совсем бы ничего я не получала.

Вовка, Вовка … Что бы мы без тебя делали!
А тогда ты взял у меня гирьку, да и высверлил в ней дырку. Потом чем-то заплавил эту дырку. Гирька стала легче, а у меня прекратились недостачи.
Было ли мне стыдно? Если и было, то я заталкивала этот стыд в самый дальний уголок своей совести. Мне нужно было кормить детей, и это все перевешивало. Грустный каламбур получился.
Простите меня, люди! Эти несколько граммов, которые я воровала у вас, помогли нам выжить.

Да и не так много удалось мне наворовать. От постоянных простуд развился у меня хронический бронхит. После очередного приступа врач предупредил , что если я не уйду с улицы, то дело кончится плохо.
И опять Вовка подставил свое щуплое, но такое надежное плечо.
Нас вообще-то у мамы трое. Я – старшая, двумя годами младше меня сестра Лена, а еще двумя годами младше – Вовка.
Мы жили в поселке, где папа работал начальником колонии. В колонии содержали преступников. Самых настоящих. Но мы их не боялись. Привыкли, наверное. Да к тому же, некоторые из них, выходя на вольное поселение, женились на местных и оставались жить в поселке.
Папу заключенные уважали. Он был строгим, но справедливым. И очень честным. Поэтому после его смерти в семье не осталось ни накоплений, ни каких-либо ценных вещей. Разве только – деревянные шахматы, выточенные заключенными и подаренные ему на день рождения.

Папа умер рано. Я тогда училась на первом курсе института, а Вовка и Лена были еще школьниками. Время было переломное, трудное. Поэтому Вовка сразу после армии остался на сверхсрочную службу – все-таки сразу и жилье, и одежда.
Однажды он с другом приехал к маме в поселок. Дом без мужской руки явно требовал ремонта, забор покосился, а местами и совсем упал. Вовкин друг, глядя на все это, укоризненно сказал Вовке:
- Не по уставу это, Вова! Как-то надо поправлять.
В тот приезд они, действительно, кое-что поправили, а на следующий год Вовка приехал уже целенаправленно – сделать нормальный ремонт. Глубоко, видно, задело его замечание друга.

Может быть, именно это и стало для него переломным моментом в жизни. Он почувствовал себя мужчиной. А это, как оказалось, значило для него – быть ответственным за нас, двух старших сестер и маму.
Вовка уволился из армии и отправился в вольное плаванье по волнам бизнеса. А поскольку спонсоров у него не было, то начал он с того, что покупал, например, в центре мороженое по рублю, а в парке продавал его по рублю двадцать копеек. Экономил страшно, почти голодал, но накопил на партию видеокассет, раскинул раскладушку на улице и стал торговать.

Вся прибыль опять шла на расширение дела. Вовка по-прежнему экономил на всем. Помнится, первая «крупная» вещь, которую он себе позволил – это диван. Обычный диван – раскладушка. По этому случаю мы с сестрой нагрянули к нему в гости. Посмотреть обновку, да и просто повидаться. Ну, и в виде испытания, с размаху брякнулись на новенькую чистенькую вещь, а Ленка еще и ноги закинула на спинку.

Вовка наш нахмурился:
- А ну-ка, ноги убрали! И нечего так прыгать, дылды здоровые!
Хохотали мы тогда над своим суровым Вовкой! Уж больно смешно было слышать от младшего такие приказы. Но послушались. Зауважали.
А Вовку и впрямь было за что уважать. Маленьким упорным танком пробивал он себе дорогу в бизнесе. Со временем у него было уже несколько отделов в разных местах города. Он уже не торговал сам, а нанимал девочек-продавщиц, причем терпеть не мог, если заставал девочку скучающей у прилавка. Все! Считай – девочка уволена.
Нужно было говорить с покупателями, предлагать товар, улыбаться. В общем, Вовка требовал усвоенный на собственной шкуре, опыт маркетинга. Тогда и слов-то таких не знали!
Однако, хороших продавцов Вовка ценил: премии, подарки, а особо ценным – и путевку на море.

Сколько ж силы в тебе оказалось! Какой стержень сидел в тебе, худенький белобрысый наш Вовка – морковка!
Однажды оштрафовали его аж на 40 тысяч. Огромные по тем временам деньги! А Вовка стиснул зубы, ужался до минимума, и снова вскарабкался на прежний уровень.
Так вот, когда мне врач ультиматум поставил, Вовка был в самом начале пути. Однако ж взял меня в помощники. Ну, там по складам побегать, застолбить модные диски-кассеты, да по разным его поручениям, типа курьера.
Теперь-то я занимаю более серьезную должность у Вовки. Он уже крепко стоит на ногах.
Купил квартиру мне, сестре тоже помог с жильем, маму забрал к себе, сам женился. В жены взял девочку из лучших своих продавщиц. Умницу-красавицу, и, как разведка донесла, девственницу! Это в двадцать-то шесть лет! А я и говорю , что умница. Не по моде жила, а по уму.

А вот у Игоря, мужа моего бывшего, не все так хорошо сложилось. Дом они с Олесей построили, и бизнес тоже расширился. Сынок подрастает. Только вот Олеся взяла, да и снова влюбилась. И снова объединила свой бизнес с бизнесом нового избранника.
И, оказалось, что Игорю ничего не положено, поскольку числился он простым работником у Олеси.
Несладко ему пришлось. Предпринимательские ряды сплотились и почти не оставили места для новых конкурентов. Да и капитала нет. С работой без опыта тоже плохо.
Несколько раз давал ему Вовка подработать – в качестве грузчика. И тому Игорь был рад.
Теперь он всячески старается завоевать мое доверие. Говорит, что любит меня и всегда любил. Хочет вернуться ко мне и детям. Я не знаю, что ответить ему. Дети будут рады. А я? Во мне уже все перегорело. Или вымерзло на той сахарной каторге. Но дети…

А Вовка сказал:
- Тебе решать! Живи с ним, если хочешь. Но знай – предатель, он и есть предатель.

Сегодня Игорь придет опять.
Что мне ответить ему?…
Рассказы | Просмотров: 902 | Автор: Пелагея | Дата: 02/08/13 13:33 | Комментариев: 6

Зеркалица - душа зеркала, его обитательница и властительница.

Иди сюда. За край перешагни.
Я помогу – возьми меня за руку.
Я так ждала. Зачёркивала дни
В календаре, где поселилась скука
Из серых будней, мёртвых без тебя.
Фантом лепила из украденных видений.
Он – твой портрет от головы до пят,
Но лишь портрет. Твоё изображенье.
А я хочу тепла. Хочу несвязных слов,
Быть может, глупых, но таких желанных.
Я их подслушала в один из вечеров
Из зазеркалья соглядатаем незваным.
Я превзойду избранницу твою,
Из сотен образов ты выберешь любую,
Но только об одном тебя молю –
Не выбирай Её,
Стать Ею не смогу я.

(На конкурс Седьмая пятница "Зеркалица")
Лирика | Просмотров: 721 | Автор: Пелагея | Дата: 02/06/13 18:03 | Комментариев: 0

В ней центнер, никак не меньше. Она до сих пор кокетка,
Она из породы женщин с особым, внутренним светом.
И стопочку выпить может, и песню сыграть задорно,
Не числит себя в святошах - всегда была непокорной.
Накинув платок на плечи, она вспоминает холод,
Бомбёжки и бесконечный изматывающий голод.
Она говорит: «Казалось, что если бы съесть однажды
Хлеб и шматочек сала, и умереть не страшно».
А после, когда по дорогам, разбитым недавней бомбёжкой,
Пленных вели убогих, она им несла картошку,
Ругалась на них, проклятых, сквозь злые ненужные слёзы,
Но папы погибшего ватник им отдала в морозы.
В ней центнер. Какое ей дело до модных осиных талий?
Шутит: «Что не доела, я до сих пор доедаю».
Гражданская поэзия | Просмотров: 1253 | Автор: Пелагея | Дата: 09/05/13 20:19 | Комментариев: 28

Если есть у Вас подруга
Детства или по работе –
Это, в общем-то неважно,
Важно, что подруга есть, -
Берегите эту дружбу,
И союз Ваш укрепляйте
Доверительной беседой
Обо всех своих делах:
О здоровье расскажите,
Об успехах и заботах,
О детишках и о муже.
О собачке папильон.
А когда в ответ подруга
Длинно, нудно и подробно
Станет Вам трындеть о личном,
Вы зевните пару раз.
Станет ей намёк понятен.
Что о ней забота Ваша –
Завтра рано на работу.
Вдруг не выспится она?
И когда на день рожденья
Шубу Вам супруг подарит
И кольцо на средний пальчик
С бриллиантом тыщ на дцать.
Сразу же своей подруге
Расскажите о подарке,
Заодно посокрушайтесь,
Как ей в жизни не везёт –
Нет ни шубы, ни колечка.
Ни супруга-бизнесмена,
Хорошо, хоть есть подруга –
И поддержит, и поймёт!
Юмористические стихи | Просмотров: 897 | Автор: Пелагея | Дата: 22/04/13 20:01 | Комментариев: 2

Если вдруг на ровном месте
Вас недуг врасплох застанет,
Ртуть в термометре захочет
Все рекорды превзойти,
О врачах не вспоминайте.
Им бы лишь травить больного!
Понавыпишут таблеток,
А таблетки – это яд.
Лучше почитать газету,
Где народные рецепты.
Что ни средство - панацея,
Что ни автор – чудодей!
На себе поставьте опыт,
(Незачем животных мучить),
Пейте снадобье с извёсткой
И с помётом голубей.
Если же помёт с извёсткой
Почему-то не помогут,
То прислушайтесь к рекламе
И купите аппарат,
Что от всех болезней сразу
От бронхита до инфаркта
Неизвестным излученьем
Непременно исцелит.
Аппарат не открывайте!
Там всего два проводочка,
Выключатель и подсветка.
Вдруг порвёте проводок!
А когда и этот метод
Не расправится с недугом,
И ещё достанет силы
Телефон в руках держать,
То тогда, (куда ж деваться!),
Помощь скорую зовите.
И тогда, вполне возможно,
Вас излечит психиатр.
Юмористические стихи | Просмотров: 886 | Автор: Пелагея | Дата: 22/04/13 19:59 | Комментариев: 0

Если в поисках работы
Вы случайно преуспели:
И хорошая зарплата,
И не слишком пыльный труд -
Постарайтесь закрепиться.
Есть для этого приёмы.
Я, конечно, не психолог,
Но что знаю, расскажу.
Перво-наперво, не врите!
Говорите откровенно,
Кто, по-вашему, неловок,
Кто, к несчастью, неумён,
Кто безграмотен, кто робок,
Кто спешит, когда не надо,
Кто, напротив, полный тормоз,
Кто неряха, кто педант.
И к начальнику зайдите,
Чтобы пару дать советов.
Только свежим взглядом можно
Разобраться, что к чему.
И тогда, ценя заботу
И правдивость Вашу видя,
Непременно Ваш начальник
Вскоре выпустит приказ.
Я не знаю, что там будет,
Но что станет он сюрпризом
И за искренность наградой,
Нет сомнений у меня!
Юмористические стихи | Просмотров: 1606 | Автор: Пелагея | Дата: 22/04/13 19:58 | Комментариев: 2

Ольга Петровна – сорока лет от роду, образование среднее, не замужем, айкью менее шестидесяти, имела неизвестный современной науке высочайший коэффициент приспособляемости и унаследованное от прабабки чутьё на материальные блага в любом их воплощении. Поэтому, когда смутные времена выбили её из седла, она положилась на вышеназванное чутьё, которое и привело её в мир, где сильно пахло лёгкой добычей и слышался заманчивый звон монет.

Вскоре местная газета «Крикунок» украсилась объявлениями о потомственной колдунье, по совместительству - экстрасенcе и предсказательнице. Томный взгляд из-под наклеенных, круто загнутых ресниц обещал быстрое избавление от энергетических хвостов, уничтожение родового проклятия и снятие венца безбрачия.

Именно такой венец сильно тяготил и колол шипами одиночества читательницу «Крикунка» Илону Недоцелованную. Илона уже давно вышла из первой молодости и по пути ко второй успела побывать в многочисленных отношениях, которые заканчивались до неприличия быстро. Теперь же стала очевидна причина любовных катастроф и, более того, появилась кудесница, способная избавить её от ненавистного головного убора.

На другой же день Илона оказалась у входа в потусторонний мир, который одновременно служил входом в подъезд типовой пятиэтажки. Железная дверь с неисправным кодовым замком не смогла уберечь лестницу от аммиачный луж, верного признака близлежащего пивного ларька, а подрастающая подъездная поросль покрыла наскальной живописью ядовито-зелёные стены подъезда.

Ловко лавируя между лужами, Илона добралась до нужной квартиры и оробев, остановилась у двери в колдовской портал. Мощная броня на фоне всеобщего неблагополучия свидетельствовала о немалом количестве хвостатых горожан, не жалеющих денег на отсекание оных.

В ответ на осторожное нажатие звонок исполнил то ли фрагмент из церковных песнопений, то ли арию из оперы «Иисус Христос - Суперзвезда». Портал открылся.
В узкой прихожей места хватало только на вешалку и старинную деревянную скамью на кованых гнутых ножках.
Старушка – привратница, впустившая Илону, исчезла за тяжёлыми шторами, закрывающими доступ к святилищу. Золотые драконы на чёрном сукне зашевелились. Запахло свечами, лекарством и пылью. Мистерия, как и положено, начиналась с вешалки.

- Войдите! – тягучий магический голос, вибрируя на самых низких регистрах, заставил трепетать жаждущее любви сердце Илоны. Нервно сглотнув слюну, она шагнула в логово парапсихологии.
Ольга Петровна пребывала в образе. Из-под вороха глянцево-чёрных париковых кудрей Илону сканировал пронзительный взгляд потомственной колдуньи. Пальцы, унизанные крупноглазыми перстнями, поглаживали испускающий молнии хрустальный шар, на запястьях перезванивались затейливые браслеты, балахон неизвестной национальности атласно переливался в свете оплывающих воском свечей. Золотые драконы на тяжёлых оконных драпировках охраняли хозяйку от дневного света.

Дикая смесь востока, цыганщины и чёрной магии оказалась именно тем коктейлем, который не оставил никаких сомнений в наивной душе Илоны.
- Венец безбрачия? – то ли спросила, то ли констатировала Ольга Петровна, уже обработавшая результаты сканирования в процессоре женской интуиции.
- Да! – подтвердила ошарашенная её прозорливостью Илона.
- Сглаз на тебе, дорогая, и порча, - поставила привычный диагноз потомственная ворожея, - завистливые подружки уводят женихов.
- Да! – восхищённо согласилась Илона, перебирая в уме всех подозреваемых.
- Будем убирать! – тяжело вздохнула Ольга Петровна,- если бы ты знала, дорогая, как я болею после! Всё беру в себя, всю черноту собираю.
Илона благодарно притихла, наблюдая как ловкие руки колдуньи снимают с неё что-то невидимое, но несомненно, злокозненное, и брезгливо отбрасывают в сторону, как потом всё теми же руками, но уже нежными и ласковыми, она окружает её тело защитным коконом чакр, аур и чего-то ещё, чего не запомнила Илона из быстрой скороговорки Ольги Петровны.
- Венец безбрачия сняли? – всё-таки решилась уточнить озабоченная клиентка.
- Конечно! – несколько оскорбилась Ольга Петровна, смахивая в ящик стола материальный эквивалент непомерного труда.

Крылья надежды вынесли лишённую оков Илону на улицу. Тело рвалось к небу, душа к счастью, но земное притяжение и кирпич, оставленный кем-то посреди дороги, вернули её на бренную землю. Илона рухнула на пыльный тротуар прямо под ноги лысоватому угрюмому гражданину.

Гражданину было не до Илоны. Голодный, одинокий и усталый брёл он в свою холостяцкую квартиру к пустому холодильнику и единственному собеседнику - телевизору. Неуклюжая дама, нарушившая монотонность бытия, вовсе не входила в его планы. Но рука всё же была подана, и дама, смущённо отряхиваясь, поднялась на ноги.

Её глаза, всё ещё горящие от возбуждения, прожгли броню в очерствевшем сердце старого холостяка, румянец вернул краски серому ненастному дню, а улыбка вызвала ответную, и казалось, уже забытую, реакцию.

Потомственная колдунья Ольга Петровна даже не догадывалась, что сегодня она невольно оказалась причастной к самому настоящему волшебству.
Юмористическая проза | Просмотров: 1045 | Автор: Пелагея | Дата: 05/04/13 17:47 | Комментариев: 14

Здравствуйте дорогие мои сынок Петя, сноха Оля и сватья Александра Васильевна!

Привет Вам из Николаевки с пожеланиями здоровья и благополучия. Письмо от Вас получила и перевод тоже. Спасибо, что не забываете. Денег мне хватает, а вот со здоровьем совсем плохо стало. Ноги у меня болят, давление высокое. Трудно стало печку топить, а за водой на колонку и вовсе надо на другую улицу идти.

Хорошо, дед Иван помогает. Да и он тоже старый, говорит - к зиме в город переберётся, к дочке. Тогда уж и не знаю, как я с хозяйством управлюсь. Засыплет избу снегом и не выберешься.
Потому надумала я, сынок, послушаться тебя и тоже переехать к вам. В Москву.

Очень тяжело мне оставлять наш дом и деревню. Как только подумаю об этом, так слезы сами и катятся, да деваться некуда, не переживу я зиму одна.Уговариваю себя, что привыкну как-нибудь и к городу. Будем вместе с Александрой Васильевной Оле по дому помогать. Глядишь, и у внучки дети народятся, тоже помощь потребуется.
На том заканчиваю письмо. Кланяется вам дед Иван и соседи наши.
До свидания.

Мама и свекровь Евдокия Алексеевна Сакулина.
12 мая 1985 г.

* * *

Какой он смешной, когда спит! Беззащитный… Мой генерал. На службе говорят, строгий. Полковники в струнку перед ним. А со мной мягкий, покладистый. Дома я – генерал. И правильно. Быт – мой плацдарм. Здесь я командую! А он и не возражает, да и некогда ему. Придет домой – а здесь уют, чистота. Зачем ему вникать, как я это устраиваю? Главное, что всё ему нравится.

Правду сказать, не капризен мой Пётр Игнатьевич ни в еде, ни в одежде. Так бы и ходил всегда в форме, если бы я не вытаскивала его время от времени в магазины за штатской одеждой. И еду он любит самую простую – щи с хорошим куском мяса, пельмешки домашние, блины. Должно быть, детство его деревенское, да раннее сиротство сказываются. Но не только в этом дело. Бывает, иной из грязи да в князи, а гнёт из себя барина, отыгрывается за нищету в прошлом. Петя не такой.

Вот ездили, помнится, к родне моей в гости. Городок маленький, а тем не менее, положено было машину с шофером предоставить для генерала. Так Петя отказался:
- У них, - говорит,- в военкомате, наверное, всего одна машина и есть. Обойдусь я.

Деликатный. На меня только раз накричал. Это когда я в письме к подруге заграничный курорт расхваливала и попутно упомянула, что у нас, в Союзе, такого и не снилось. Не учла, глупая, что почту у нас цензура просматривает. Короче, Петю вызвали и намекнули, что не следует о прелестях заграничных в письмах писать. Вот тогда он в первый и последний раз дурой меня назвал. Да и было за что.
А больше и вспомнить нечего. Всё прощает мне Петя. Любит, наверное.

* * *

Пахнет пирожками. Теща напекла. Когда успела? И Ольга уже на кухне. Шушукаются мама с дочкой. Сейчас моя благоверная будить меня заявится. Мой командир! А я и не против. Пусть командует. Как увидел её тридцать лет назад, так и сдался в плен. Хороша была! Не красавица, а всё же было в ней что-то такое, что зацепило. Заводная, весёлая, жизнь в ней ключом била.

Как она тогда на банкете самого командующего пригласила! А он плечи расправил, петухом пошёл за ней. Народ расступился, и такую они барыню отхватили. Куда там молоденьким жеманницам до её темперамента!
Жаль, дочка не в неё пошла, больше на меня похожа. Не такая бойкая, но всё равно хорошая девочка. Не заметил, как выросла и замуж улетела.
Бежит времечко, того гляди, дедом стану.

* * *

Вроде удались пирожки. Хорошо, что поднялась с рассветом, всё равно бы не уснула. А тут и тесто быстро подошло. Как раз к завтраку Пете пирожки готовы. Он обязательно скажет:
- Эх, тёща у меня! Не тёща – клад.
Вот мне и награда. Хотя, правду сказать, много я им помогала. Когда они в Германии жили, Сашенька со мной была, я её в первый класс провожала. И потом, уже в Москве, не сидела я, сложа ручки – на рынок каждое воскресенье ездила, всё свеженькое к столу – мясо только парное, овощи, фрукты выбирала отборные.

Оля у меня не лентяйка, но генеральская жена обязана за собой следить. А чтобы себя в порядке содержать, немало времени надо. С Сашей опять же на танцы, на рисование . А как же? Зато девочка выросла развитая и замуж удачно вышла.
Иногда скажу дочке с зятем: «Может, я мешаю вам, может, одним-то лучше было бы?» Так они в один голос: «Что ты, мама! Мы без тебя, как без рук».А я уж, откровенно говоря, и не представляю, как бы я одна существовала. Вся моя жизнь в них.

Так ладно всё у нас устроилось. Всем хорошо. Да вот письмо пришло от сватьи – собирается она к нам насовсем переехать из своей Николаевки. Женщина она хорошая, но совсем простая, с деревенскими привычками. Пишет, ноги больные. Значит лежать будет. А где? Не в спальню же к Пете с Олей её определять! Ко мне тоже никак. Старые обе - то захрапишь невзначай, то бессонница. Получается, в гостиную. Какой уж тогда уют с вечно неубранным диваном! А к Пете люди солидные приходят. И где их принимать?
Скромный Петя, совестливый. Не сумел себе квартирку побольше выбить. Другие и чином пониже, а в хоромах живут. Вот теперь и думай, как быть.

Оля говорит, что письмо ещё Пете не показывала. Со мной пришла посоветоваться. Тоже голова у неё кругом.
А может, и не показывать его вовсе, письмо-то? Может, зря паникует Евдокия? У кого ноги не болят? А полежит, капустных листьев привяжет, и опять на ногах. И соседи у неё неплохие, присмотрят, если что. А если сказать Пете, так завтра же и помчится. Нет, промолчим пока. За почтой только придётся следить, чтоб другого письма не перехватил. А там видно будет.

* * *


Телеграмма

от 25 января 1986 года
Петру Игнатьевичу Сакулину.

С прискорбием сообщаем вам о смерти мамы вашей Евдокии Алексеевны Сакулиной.

с. Николаевка
Рассказы | Просмотров: 1308 | Автор: Пелагея | Дата: 05/04/13 17:41 | Комментариев: 9

Я – фотограф. Сейчас меня уже можно назвать профессионалом. Хотя до сорока лет я был просто любителем. Но в девяностых мою родную оборонку разогнали, а меня, инженера секретного предприятия, сократили за ненадобностью.
Вот тут-то мне и пригодилось мое давнее увлечение фотографией. Еще пацаном я подружился с простенькой , но надежной «Сменой», а наш семейный альбом обогатился бледными портретами родственников и нечеткими видами родного города. Однако постепенно мои бледные и нечеткие снимки становились все четче и контрастнее. Дело дошло даже до того, что я стал участвовать в конкурсах, а кое-где и занимать призовые места.
И вот теперь, в сорок лет, вынужденный искать средства к существованию, я переквалифицировался в профессионального фотографа.
Поэтому каждую пятницу я спешу в местный ЗАГС, чтобы увековечить торжественные акты бракосочетания своих сограждан. У меня уже есть и крутая аппаратура, и опыт. Я поднаторел в умении управлять суматошным и не всегда трезвым коллективом родственников и друзей брачующихся.
- Мадам! Будьте любезны переместиться чуть левее! В этом ракурсе вы будете еще очаровательнее.
- Молодой человек! Посмотрите, пожалуйста на фотографа, иначе молодые будут всю жизнь любоваться не вашим лицом, а вашим затылком .
Вид сбоку, сверху, снизу, щелчок без предупреждения, дабы поймать непосредственную живость ситуации. Фотоаппарат без устали набирает материал, из которого я потом выделю лучшее. А фотошоп сделает это лучшее вообще безупречным: чуть-чуть укоротит длинный носик невесты, слегка уменьшит полноватую талию и уберет досадные прыщики с лица жениха.
И вот однажды работая на компьютере, я заметил необъяснимую странность.
Есть у нынешних будущих супругов любимая фишка – встать перед зеркалом и сфотографироваться так, чтобы их изображения множились в образующейся анфиладе отражений.
Надо сказать, что зеркало у нас не совсем обычное . Это старинное трюмо, подаренное ЗАГСу одной пожилой дамой. Никто не интересовался , кто она. Но дар приняли, так как зеркало ничуть не попортилось от времени, и к тому же несомненно было изготовлено большим мастером своего дела.
Может быть, именно его красота и изящество отделки и привлекала молодоженов.

Так вот, обрабатывая кадр с зеркалом, я обратил внимание на то, что лица молодых неуловимо меняются при переходе от одного отражения к другому. Чтобы разглядеть получше, что же происходит , я увеличил последний фрагмент и … чуть не свалился со стула!
Красивая, яркая, как звезда, невеста выглядела злой пародией на оригинал. Губы сомкнулись в неприятной, жесткой усмешке, глаза, обращенные к жениху, выражали откровенную неприязнь и даже брезгливость, а рука, с кроваво-красным маникюром, цепко держащая руку жениха, очень напоминала когти коршуна, впивающегося в свою добычу.
Как такое могло случиться?
Я стал лихорадочно перебирать свой фотоархив , увеличивая «зеркальные» кадры.
И почти с каждым увеличенным снимком происходила подобная метаморфоза. Передо мной проходили не фотографии лиц, а отображения душ, настоящей сущности людей, их тайных мыслей и намерений.
Кого я там только не увидел! Непритязательных простушек и холодных деловых феминисток, неудержимых, страстных распутниц и добропорядочных матрон. Мужчины тоже явили целую галерею типажей - от легкомысленных ловеласов до жестоких деспотов и беспробудных пьяниц. Иногда пара представляла собой союз деловых людей, иногда - снисхождение и жалость одного к чувствам другого, иногда покорность обстоятельствам.
До чего разными оказались люди, пришедшие в ЗАГС казалось бы с одной и той же целью!
Я тогда ужасно расстроился. И не тем, что было растоптано мое прфессиональное умение «сделать красиво», а открывшейся мне изнанкой этих свадебных торжеств.

Я ни за что не стал бы рассказывать вам эту историю, если бы не сегодняшняя пара.
Они пришли. Робкие, юные и немного заторможенные. Маленькая, не очень красивая невеста, не сразу понимала вопросы, обращенные к ней, путалась, краснела и умудрилась уронить ручку, ставя свою подпись с новой фамилией. Жених тоже был не очень ловок и излишне строг со своей избранницей.
Я тщетно пытался растормошить их, но уже заранее знал, что у меня будет очень мало удачных кадров. С большой неохотой садился я за компьютер, предвидя длительную работу с фотошопом.
В общем-то, так оно и было. Пока дело не дошло до зеркала.
Я уже привычно увеличил последний фрагмент, и экран мягко засветился льющимся от молодоженов сиянием.
До чего мила и чиста оказалась бледная ( нет – не бледная, белолицая!) невеста. Каким лучистым был ее взгляд! Ее ажурная нежная фата, дважды отразившись в зеркале, будто превратилась в ангельские крылья.
Как счастливо и влюбленно смотрел на нее будущий муж. Какая готовность защитить ее, какая решимость и воля раскрывалась в этом юноше!
Любовь. Настоящую любовь. Вот что увидел я на этой фотографии.

Я обязательно сделаю большой большой снимок с этого кадра. Подарю его молодоженам.
И точно такой же повешу в ЗАГСе. Ведь там так мало оказалось любви.
Фантастика | Просмотров: 1015 | Автор: Пелагея | Дата: 05/04/13 17:36 | Комментариев: 17

Оказалось, что так бывает не только в анекдотах. В двери заворочался ключ, и стало понятно, что это Мишка. И что он вернулся раньше времени. Соскучился по Нине и вернулся. Он не любил курорты c их бестолковой суетой, утомительными экскурсиями и обильными застольями. Мишка предпочитал им банальную рыбалку на местной мелководной речушке.

Но Нина уговорила. И не сказать, чтобы она уговаривала неискренне. Она любила своего Мишку - мужиковатого, крутолобого, как бычок, и простого, как валенок. При этом Нина считала мужа красивым и с удовольствием демонстрировала его фото подругам:
- Правда, милый? А родинка? Точно между бровей. Как у индианки! Ммма! – чмокала она родинку на фото.
Нина беспокоилась о Мишкином здоровье и была не только горда, но и рада, что ему выделили путёвку.
- Тебе обязательно нужно съездить, - убеждала она сопротивлявшегося мужа, - шутка ли, целый год без продыху на своём птичнике!

Мишка работал технологом на птицефабрике. Дневал и ночевал там, переживая за немалое хозяйство, как за своё. Такой уж беспокойный характер был у Мишки. Мало того, он завёл ещё и собственный инкубатор. Нина помогала ему – моталась по деревням, мерзла, продавая с открытой машины нежный живой товар. А после базарной колготы, уставшая и голодная, она прежде всего варила кашку для непроданных цыплят, кормила их, поила, согревала, в общем – ревностно выполняла роль несуществующей наседки.

Хорошая была пара. Ребятишек вот только у них не было. Они хотели. Но почему-то завязавшийся плод не удерживался в Нинином чреве. Нину чистили. Мишка молча жалел ее. Но никогда не упрекал, что не может она родить ему малыша.

И вот еще одно – не умела Нина отказывать. То есть, если кто-то хотел ее молодого тела, то она и уступала. Сама не напрашивалась, кокеткой не была. Однако угадывали в ней мужики такую слабость по каким-то известным только им признакам.
Разумеется, Мишка не знал о пикантных особенностях Нининого характера, хотя и с ним она переспала чуть ли не сразу. Но ведь он не думал, что вот так же легко она отдавалась не только ему.

Что было раньше, - полагал он, - по молодости, по глупости. А после – зачем? Ведь они так хорошо подходили друг другу во всех смыслах, в том числе и в сексуальном.
Нина же и не испытывала сексуального голода. Просто ей нравилось, когда нравилась она. Ее завораживали стандартные мужские комплименты. Купаясь в столь приятной ей атмосфере внимания и ощущения собственной неотразимости, она шла до естественного завершения флирта.

В тот злополучный вечер все так и было. Один из почитателей Нининой женственности оказался у нее дома, а точнее, в ее постели, в самый неподходящий момент. Как раз тогда, когда Мишка, утомленный сочинской жарой и несовращенный южными красотками, плюнул на неиспользованные четыре дня и помчался к родной законной супруге.
Он предвкушал, как обрадуется Нина, как порозовеет от смущения и радости по-девичьи нежная кожа ее лица, и как потом он будет ласкать ее, всю такую теплую после сна, податливую и желанную.

Ключ, привычно крякнув, открыл дверь, и Мишка вошел в прихожую.
В комнате горел свет.
- Значит, не спит, - подумал он, уже улыбаясь и предвкушая радостное удивление супруги.
Но Нина все не появлялась. Хлопнула дверь балкона.
- Белье, что ли, вешала? Припозднилась что-то со стиркой. Может, воды днем не было, – все еще стоя у порога, размышлял Мишка. Опять хлопнула балконная дверь. - Сейчас появится.

И точно – Нина появилась. И действительно, была румяной и смущенной. Но как-то неправильно румяной, и чересчур смущенной. Что-то во всем ее поведении было непривычно суетливым.
Мишка в замешательстве снял ботинки и ставя их на место, увидел незнакомые мужские кроссовки .
- Нин, к нам кто-то приехал? – спросил он, сразу объяснив себе этим непривычное поведение жены.
- Нет, - ответила Нина.
- А кроссовки чьи? – тупо продолжал допытываться Мишка?
Нина молчала. Мишка прошел в зал. На столе – остатки ужина, с вином и недоеденными закусками.
- Кто-то приходил? – Мишка ухватил кусок колбасы с тарелки и сунул в рот.
- Ты что молчишь?
Нина оставалась в прихожей.

Совершенно очевидные выводы никак не появлялись в голове простодушного Мишки. И только когда в спальне он обнаружил разобранную постель и валяющиеся рядом с кроватью джинсы, все сложилось в понятную, но абсолютно неожиданную для Мишки картину.
Нина не отпиралась.

Что было дальше? Дальше был развод.
Причем Мишка был готов простить жене минутную слабость. Но когда он спросил у друга, замечалось ли такое за Ниной раньше, и тот ответил: «Ни на руках, ни на ногах пальцев не хватит», - даже Мишка не смог простить такого размаха Нининой доброты.

А Нина и не просила его о прощении, понимала по опустевшим глазам, по морщинке над любимой родинкой, по ссутулившейся спине, что ничего уже вернуть нельзя.
Они подали заявление. К ЗАГСу он отвез ее на грузовичке, том самом, с которого они торговали цыплятами. Учреждение оказалось закрытым на обед. Они сидели в кабине, и Нина читала ему стихи из своей записной книжки. Она любила стихи. Не очень отличала хорошие от плохих. Но ей нравились красивые слова о красивых чувствах.

Боюсь поверить в искренность твою,
Улиткой в раковину прячусь,
Но как легко тебе разрушить мой приют…
Зачем я силы безнадежно трачу?!

Гипнозом ласковых и нежных слов
Лишишь меня и разума, и воли.
Безумная, покину верный кров,
Шагну навстречу неизвестной доле.

Покорная душа спросить забудет,
На радость ты позвал иль на закланье?
Какая разница, что после будет? –
Мелькнет на краешке сознанья…

Мишка слушал и сочувствовал своей Нине. Ее доброй заблудшей душе.
Но назад уже не мог вернуться. Он не мог забыть, что «ни на руках, ни на ногах…» И ему самому казалось, что с его души содрали кожу.
Чтобы как-то заглушить боль, он согласился на знакомство с женщиной. Женщину нашел все тот же друг. Ничего примечательного в ней не было. А Мишка и не ждал ничего особенного. Она была просто таблеткой. Обезболивающей.

Нина, естественно, узнала об этом. Ей показали новую подругу Мишки, охарактеризовав при этом – «в подметки тебе не годится». Нина согласилась с оценкой и привычно пожалела мужа.

Добрые люди предложили и Нине познакомиться с бывшим мужем новой Мишкиной подруги. Нина из любопытства согласилась. Внешне он оказался куда симпатичней бывшей жены. Они поужинали. Он ухаживал за Ниной, окружал ее заманчивым мужским вниманием. Нина потупливала глазки и опять…не смогла отказать.

Она знала, что он любит выпить, что из-за этого его бросила жена, и не хотела продолжения отношений. Но он пришел еще раз. И еще. И Нина как-то привыкла к нему. Тем более, что в отличии от молчаливого Мишки, он легко и искренне говорил комплименты, называя ее своей Нинулей.

При разводе квартира досталась Нине, а машина и небольшой бизнес – Мишке. Напоследок он купил бывшей жене шубу.
-Твой алкоголик не купит тебе, - объяснил он свой странный для обывателей поступок.
А Нина не удивилась и подарок приняла.

Она уехала в областной центр, где и обосновалась, узаконив отношения со своим вторым мужем. В письмах к подругам она не жаловалась на него и, вроде бы, всем была довольна.

А Мишку я увидела спустя несколько лет. На плечах у него сидел маленький крутолобый крепыш.
Рассказы | Просмотров: 925 | Автор: Пелагея | Дата: 05/04/13 17:33 | Комментариев: 5

В нашем доме она появилась совсем крошкой. Я думаю, ей не было и месяца. Тогда «она» была ещё не «она», а «он».
- Определённо кот! – поставил диагноз муж, разглядывая дрожащую от страха малявку, - голова большая и взгляд мужественный.
- Ты думаешь? – засомневалась я, пытаясь разглядеть хоть каплю мужественности в серых младенческих глазах котенка.
- Мама! Мальчишки из него ниндзю делали,- жалобно захныкала дочка.
Отдать животинку на растерзание дворовым мучителям я оказалась не способна, и существо неопределённого пола осталось жить у нас.

После водных процедур оно оказалось трёхцветным, отчего и получило имя Светик, а точнее Светик-Семицветик. Теперь я думаю, что давая ей такое хитрое имя, Настя тоже предполагала ошибочность папиного вердикта.
Кошачье дитя поселилось в моей старой пуховой шапке рядом с тёплой батареей.

Росло оно удивительно быстро, причем быстрее всего у него росли уши и ноги. Через две недели вместо пушистого колобка по дому носился голенастый, похожий на зайца, подросток. Но и его не миновали метаморфозы. Постепенно, к нашему удивлению, из неуклюжей пацанской оболочки вылупилась изящная красавица-аристократка.

Гордый профиль кошачьей принцессы ни в коем случае не реагировал на беспредметный оклик. И только ухо, (причём одно ухо!) чуть поворачивалось в сторону человека, давая понять, что его услышали, но тем не менее, не удостоили вниманием.
Каким-то, только ей ведомым чутьём, она определяла, когда её зовут к трапезе, а когда по другой, менее важной, причине.

Возможно, безмятежной фарфоровой статуэткой она так бы и красовалась на нашем подоконнике, если бы не беспощадный зов природы. Да! Наша принцесса заневестилась. Впору было рассылать гонцов по соседним королевствам и принимать заморских принцев, но претендент на руку и сердце явился сам, без всякого приглашения. Им оказался житель соседней квартиры – кот Васька. Правда, на принца он был похож так же мало, как мало походила на плебейку её светлость - простите за тавтологию - Светлана.

Васька по-хозяйски вошёл в дом, два раза, для приличия, лизнул свалявшуюся колтунами шерсть и, посчитав, что он и без того чертовски привлекателен, развалился на паласе в центре комнаты.
Кто бы мог подумать, что разорванное в отчаянной схватке Васькино ухо и наглый взгляд способны покорить нашу привереду! И всё же это случилось.

Первый помёт Светки состоял из очень шустрых особей, которые вполне оправдывали свою общую кличку «банда четырёх». С гулким топотом они носились по квартире, вызывая у соседей мысли о том, что у нас поселился маленький табун лошадей. Обеспокоенный слухами о неподобающем поведении детей, в один прекрасный день их навестил и родной папочка.

О-о-о! Это был незабываемый визит. Как водится, Васька сначала завернул на кухню и подобрал еду не только из взрослой миски, но ещё и дочиста вылизал посуду собственных детей.
Потом он обнаружил детский лоток, к которому мы усиленно приучали молодёжь, обнюхал его и на глазах изумлённой публики дал показательный урок правильного использования оного. Посчитав, что на этом его отцовская миссия исчерпана, папаша степенно удалился, оставив зрителей в состоянии, которое театралы называют «немая сцена».

За первой четвёркой малышей в том же году последовала вторая, а за ней и третья. Наша Светланка оказалась удивительно плодовитой! Поэтому, когда все наши знакомые обзавелись потомством красавицы и чудовища, мы поняли, что на нас надвигается демографическая катастрофа, и нужно срочно что-то предпринимать.

Гениальная идея озарила моего мужа:
- А давай найдём для нашей принцессы породистого жениха, - сказал он, в очередной раз обнаружив, что его тапки заняты разноцветным клубком спящих младенцев, а их мамаша уже призывно выгибает спинку и поглядывает на дверь в ожидании блудного мужа.
Жених нашелся у нашего коллеги . Холеный молодой кот благородного сиамского рода тоже нуждался во встрече с прекрасной незнакомкой.

На другой же день Васькин соперник, соответственно сану, прибыл в комфортабельной переносной сумке, которая на кошачьем языке, вероятно, называется каретой. Мы запустили сиамца в комнату, где маялась невеста, и оставили молодых наедине, деликатно прикрыв за собой дверь.

В наивной надежде, что остальное за нас решат инстинкты, мы отправились на кухню, чтобы за рюмочкой чая обсудить, как будем делить облагороженное потомство. Правда, дойти до стола мы не успели – вой, совсем не похожий на звуки страсти, заставил нас, забыв приличия, развернуться и распахнуть дверь в комнату.

Наша аристократка яростно мутузила бедного, забившегося в угол, жениха. Вид её был страшен – от вздыбившейся шерсти она увеличилась в размере раза в два, из-под когтистых лап летели клочья серого пуха, и при всём этом она ещё и выла, как будто это её так нещадно лупцевали.

Мы ринулись на помощь несчастному животному. Если вы думаете, что это было легко сделать, то глубоко заблуждаетесь.
Откуда только взялась сила у нашей тщедушной кошечки! Она вырывалась с таким неистовством, что мой муж едва удерживал её.
В исступлении она искусала и исцарапала ему руки до локтей. К счастью, хозяин кота сумел быстро запихнуть жертву неразделённой любви в сумку и выскочить из негостеприимной квартиры.

Позже он сообщил нам, что обнаружил сломанный коготь в носу своего питомца, и совершенно серьёзно посоветовал нам проверить кошку на предмет заболевания бешенством.
Нам было ужасно стыдно. Разумеется, мы униженно извинялись и уверяли, что до их визита Светланка являла собой образец невозмутимости.
Будто в подтверждение этих слов присмиревшая виновница скандала по-прежнему нежным мурлыканьем встречала возлюбленного Васю, не оставляя нам надежд на благородное потомство.

А вы говорите - инстинкты…
Любовь! Вот что это такое.
Юмористическая проза | Просмотров: 963 | Автор: Пелагея | Дата: 05/04/13 17:19 | Комментариев: 8
1-50 51-98