Литсеть ЛитСеть
• Поэзия • Проза • Критика • Конкурсы • Игры • Общение
Главное меню
Поиск
Случайные данные
Вход
Рубрики
Поэзия [45242]
Проза [9240]
У автора произведений: 139
Показано произведений: 1-50
Страницы: 1 2 3 »

Я пишу тебе, Мэриэнн, с нашего острова, столь покатого,
что он мог бы служить шаблоном для карт Мерка́тора;
я сижу на вечных камнях Эллады, солнцем нагретых, острых,
и смотрю на отрезок тропы. По тропе ковыляет ослик,
и, пока я пытаюсь искать слова, перекладывать их в уме,
ослик уносит лето в большой перемётной своей суме.
Мы всегда удивлялись, Мэриэнн, острову как явлению,
и тому, что вода окружает его по определению,
белым домикам, парусным лодкам,
зависшим над улочкой мандаринам
и вину, что бог Диони́с дарил нам,
и закатам, пылавшим жреческим греческим огнём.
Впрочем, прошлое прошлому, Мэриэнн, что о нём...
Иногда мне кажется, будто мы тоже участки суши,
время нас выжигает, делает всё неживей и суше,
но однажды весной прорастает сквозь наши тела трава...
Люди, Мэриэнн, те же самые острова —
пара домиков, тропка, ослик, деревья,
столбы какие-то, провода, и вокруг вода, Мэриэнн.
Вода.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 393 | Автор: Мамай | Дата: 30/05/21 12:42 | Комментариев: 6

Если мы все-таки жнем, что сеем,
я однажды вернусь к тебе Одиссеем,
оборванцем, бродягой в наряде жалком,
Сен-Жерменом, вечным жидом, фаталистом-Жаком;
не посмотришь даже, пройдешь, не видя,
из кафе на свет предзакатный выйдя,
улыбнешься, что-то сказав подружке,
и небесный зодчий из снежной стружки,
света в окнах, туч и подмерзшей влаги
будет строить заново зиму в Праге,
где фонарные тени длинны и шатки,
надевать на крыши смешные шапки,
подметать поземкой площади деловито...
Я дойду за тобой до святого Вита,
но зеленый намеренно прозеваю,
и останусь глядеть вслед твоему трамваю.
Двадцать лет - это двадцать зим, бесконечных, долгих...
Даже если анамнез -
недели винных паров и предутренних жарких догги -
это нам не дает ничего в итоге,
даже будь не в рванине я, в девственно белой тоге...
Ты наутро вспомнишь, как накануне сильно мело по
замерзшим Градчанам, где нам не увидеться, Пенелопа....
Поэзия без рубрики | Просмотров: 465 | Автор: Мамай | Дата: 12/09/20 10:55 | Комментариев: 4

Город большая сцена, в городе тридцать один в тени,
кто бы ты ни был, механик светила, действуй, закатывай, не тяни,
бог ты, творец, судия ты, неважно, да хоть и чёрт,
только крути лебёдку, иначе город расплавится и стечёт
в море, дымящийся, будто в плоской посудине огненная руда.
Морю давно не впервой проглатывать города,
море не мы, оно не мечтает на несколько лет вперёд.
Море однажды навечно все города отберёт,
но в этот вечер оно котёнком - трогателен, но резв -
ластится к берегу, тихо мурлычет, трётся о волнорез,
неторопливый бриз треплет радужный флаг над кафе "Ханой",
солнце меняет угол атаки, красит фасады хной,
время бежит быстрее, как ни гонись за ним,
время съедает не только нас, но, видимо, и деним,
ибо шорты на девушках, загорелых и всесезонных,
с каждым летом короче, и скоро ходить без оных
будут, или от шорт останется только пояс...
Девушки, впрочем, ходят, не беспокоясь,
так, как они, улыбается только счастливая голь и юнь...
Город большая сцена. На сцене идёт июнь.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 267 | Автор: Мамай | Дата: 09/09/20 12:23 | Комментариев: 3

Он был странным, нездешним, с бесшумной походкою зверолова,
иногда нелюдимым, но светлым, из тех, кто не бросит плохого слова,
нехорошего жеста, да что там — и взгляда злого,
он курил Lucky Strike, любому кофе предпочитал мате,
и только по выправке, лёгкой, почти исчезающей хромоте,
способности пить, не пьянея, когда все вокруг — до положенья риз...
Не скрывал, на прямой вопрос отвечал с улыбкой: «Oh, yes. Marines».
Он менял подруг. Так нередко бывает у отставных военных.
Обычный мужик, не донжуан, не монах, не евнух,
но привычка морпеха к режиму сведёт с ума самых ох@#&нных,
самых терпеливых заставит биться в истерике и слезах...
Он же не умел, не приучен был спускать такое на тормозах,
надевал бейсболку, быстро, уверенно собирал рюкзак,
исчезая из чьей-то жизни мгновенно, немедленно, на глазах,
и, ещё катя на разбитой «Хонде» на запад по Иерусалиму,
брал билет онлайн, овернайт через Мадрид на Лиму...
Почему-то его всегда тянуло туда непреодолимо,
к этим каменным стенам, террасам, теням, тропинкам,
буколическим шапкам, ламам, индейцам, инкам...
Так иногда ощущаешь себя своим на чужом пиру.
Как-то, впрочем, он что-то сказал про деда по матери из Перу...
От Лимы он сутки трясся в автобусе миль восемьсот до Куско —
дорога всё время вверх, серпантины, ни воздуха нет, ни спуска —
пытался уснуть, но рюкзак был тощим в итоге недолгих сборов,
на месте бродил по улочкам или сидел на площади у соборов,
ездил в горы на синем поезде, лез на самый верх храмов и пирамид,
и в груди у него растворялся какой-то спрятанный динамит...
Он возвращался, дарил дурацкие шапки и находил подругу,
курил Lucky Strike, пил мате, но снова всё шло по кругу,
и Хосе Гутьеррес, известный как Инка в своём миру,
собирал рюкзак и опять улетал в Перу,
слонялся по рынкам, ел какие-то кесадильи,
слал открытки и прилетал обратно раньше, чем они доходили,
никогда не собирался остаться там,
но однажды не сел в Лиме на рейс LATAM...
Говорили, инфаркт, Lucky Strike, Хосе исчерпал лимит,
высокогорье, вот и взорвался грёбаный динамит...
Я, конечно, и сам понимаю, что это ересь.
Просто где-то на перуанском облаке нынче сидит Гутьеррес,
курит, смотрит вокруг, удивляется — эй, ребята, куда все делись,
ладно, мол, справимся, semper же как-никак fidelis,
чуть поодаль по струнке, как под линейку заправленная кровать...
И по почте долго идёт открытка с подписью:
«Парни, вы здесь обязаны побывать».

_______________________________________
*Semper fidelis — «всегда верен» (лат.), девиз Marines — Корпуса морской пехоты США
Поэзия без рубрики | Просмотров: 344 | Автор: Мамай | Дата: 04/09/20 15:36 | Комментариев: 5

В тёмном кафе, где ты когда-то виделся с Амели,
время замерло чайным клипером на мели,
ветер чуть треплет маркизу, как бесполезный обвисший стаксель,
дама под дверью что-то бормочет почтенной таксе,
и перспектива бульвара сливается с сумерками вдали.
Всё здесь как прежде, и только южный гортанный говор
кажется порождением века и дня другого,
новой, большой, безнадёжно чужой Земли,
вовсе не той, на которой ты виделся с Амели;
прежняя, та, укрыта никем здесь не виданными снегами...
Где-то в рыбацкой деревне, в чёртовом Сенегале
Амели обучает детей простому - чтение, пропись, счёт,
и её совершенно не тянет домой, вот именно не влечёт,
единственную на десятки миль обладательницу веснушек...
И к полуночи, под покровом туземных богов, плеснувших
тьмы повсюду вокруг, на воды, на лес, на лица,
Амели включает планшет, читает, хмурится, даже злится,
после пишет, стуча глухо и коротко по стеклу,
то, что ты утром прочтёшь у себя в Сен-Клу: ⠀
"Не пиши. Не приеду. Не жду. Не скучаю и не люблю.
Жамэ плю".
Поэзия без рубрики | Просмотров: 271 | Автор: Мамай | Дата: 30/08/20 11:32 | Комментариев: 7

Какие краски, боже мой, какие кисти!
Как галеон, что чудом выжил при конкисте,
гружёный золотом, под мерное стаккато
прибойных волн плывёт на заднике заката
большое облако, темнеет, иссякая,
пространство с севера на юг пересекая,
плывёт бесснежною, безветренной зимою,
плывёт по греческому Средиземноморью.
Какое время, боже мой, какие нравы!
Кинжалы боле не в ходу, плащи, отравы,
иное в моде амплуа, другая роль... Да,
прошли те дни, где воин был важней герольда,
где лучник был стократ ценней жреца-проныры,
не те красавицы пошли, не те турниры,
и что осталось в этой эре безлошадной,
как не бездумно созерцать, скажи, глашатай...
Какие ритмы, боже мой, какие ноты!
Язык становится сухим, ушли длинноты,
никто не нижет больше бусы да мониста,
зануда-писарь напрочь выжил романиста,
удел стареющих шутов теперь не в схиме,
их выбирают королями шутовскими,
но что над этим горевать, судьбу итожа...
Остались те же облака, и море то же,
солёный воздух, рваных мыслей ахинея,
и солнце снова тонет где-то в Пиренеях,
и что ему до наших войн, до кривды-правды...
Невольно в голову взбредёт, что Шпенглер прав был,
что все пути предрешены, ходы и тропы,
и это всё-таки закат... Закат Европы.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 393 | Автор: Мамай | Дата: 29/08/20 10:40 | Комментариев: 6

...Среди благословенных зеленых холмов Нижней Галилеи,
где месяц, бледный, узкий и кривой, как зелотский нож,
появляется в небе задолго до заката,
где гладь озера столь недвижна и безмятежна,
что на ней при желании можно разглядеть
следы чьих-то босых мозолистых ступней,
где Кана или Капернаум - не призрачные селения
из седых еврейских легенд, но вполне осязаемые
топонимы, возникающие среди солнечных бликов
на зеленых указателях вдоль шоссе...
О, где же, как не здесь, человеку могла прийти мысль
про то, что жизнь хороша, и неплохо бы
продлить ее за видимый нам горизонт, словно дорогу,
которая вьется среди пышных садов и темных пашен,
и пропадает из виду где-то южнее, ближе
к древним стенам Иерусалима...
Если, раскрывая книгу,
ты видишь не мертвые арамейские письмена,
но ватагу мальчишек, несущихся к берегу,
чтобы встретить лодку,
слышишь гортанную перекличку рыбаков,
чувствуешь движение ветра, теплое, как прикосновение
влажных полураскрытых губ Магдалины,
жизнь кажется тебе вечной,
будто зеленые холмы Нижней Галилеи,
где все дороги не имеют конца.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 506 | Автор: Мамай | Дата: 02/06/18 10:47 | Комментариев: 1

..Кесари, Брутус, затем вольны нас окунать в мутный чан войны,
чтобы задать неуемным готам, чтобы триумфом пройти когортам,
шлемы начистив, глаза набычив, мимо толпы пронести добычи
злато, и камни, и серебро, чтобы, соседа пихнув в ребро,
каждый восторженный зритель мог, жертвенных чуя костров дымок,
Римом себя ощутить великим, грозным, суровым, тысячеликим...
"Аве!' Бушует многоголосье... Лучше, чем сеять и ждать колосья,
проще, чем волны рыбацким судном резать - быть воином неподсудным,
реже дожить до седых висков, чаще сложить средь чужих песков
голову... Сколько там жизни той, но ежемесячный золотой
в сумку походную положив, можно не думать, покуда жив,
где бы разжиться под небом сирым чашей вина и лепешкой с сыром....
Кесари, Брутус, на то хотят нас, как безмозглых топить котят
в этой... Да что там крови - кровище - кесарь посмертного храма ищет.
Чтобы у входа табличка - дивный был, мол, правитель, непобедимый,
денег и хлеба давал вдвойне против отца, да и на войне
не отставал... Пусть прочтет потомок. Лед на кровище бывает тонок,
люд зачастую не любит - дразнит, gloria mundi, увы, sic transit,
и на табличке нахал-юнец надпись сотрет, осквернит венец,
и нанесет мадригал недлинный - мы тут с кузиною Каталиной
очаровались удобным местом, я над кузиной свершил incestum,
словно правитель страны иной, грубо владея чужой страной...
Серость развалин плющом увита, кесаря, Брутус, хоронит свита,
свита напишет о нем скрижаль... Мертвого пса никому не жаль.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 507 | Автор: Мамай | Дата: 07/04/18 22:48 | Комментариев: 5

У царя шесть десятков жен и восемьдесят наложниц,
хохотушек, затейниц, певиц, танцовщиц, безбожниц,
у царя и дворец, и войско, и деньги, и тонкий льняной хитон.
На рассвете, когда тоска режет сердце острее ножниц,
закипает смола в преисподней и явственно тянет серным,
он идет к своим длинноногим сернам
и пасет это стадо. Усердно пасет притом.
У царя есть власть. И она не кажется лишней цацкой.
Вот на днях принимал послов от царицы Савской,
козлоногой, по слухам, но умной и жаждущей ласки царской...
Что ни день, у царя дела.
И ночами он тоже не спит, радея
о народе, о благе для Иудеи,
но не о любви, даже если бы и была.
Где-то рядом с дворцом, в садах, свежа, весела, умыта
предрассветной росою, смеется юная Суламита.
Ей тринадцать. И мир ее светел. Вчера, к тому же,
мать сказала, что надо бы думать уже о муже.
Суламита смешно и задумчиво морщит нос,
глядя на облака. И откуда их ветер нес,
из моавской земли или из Эдома?
Ах, сидела бы ты, Суламита, дома,
не глядела на облака. Не в них
прочитается твой жених,
не вольется и в плеск ручья...
Суламита, еще ничья,
слушай Бога ли, мудреца ль,
только не ходи рядом с той дорогой, по которой поедет царь....
Поэзия без рубрики | Просмотров: 821 | Автор: Мамай | Дата: 09/03/18 16:41 | Комментариев: 8

...Может, в марте придет Артемида с луком,
и положит конец городам, разлукам,
самолетам, желтым такси, "Сапсанам",
поцелуям, проселкам дачным, дорогам санным,
теплым кухням в хрущевках съемных, вину и чаю,
сообщениям в тысячу слов скучаю,
лотерее отельных матрасов и киловаттам
городских фонарей, незаметно бросаемым вороватым
взглядам на медленно цокающие часы...
Этот город чужой, но ты здесь рыжей лисы,
и дорога домой, и всхлипы под утро, и воронье
за окном на снегу, и вранье, о господи, и вранье...
Нет на все это силы, власти и окорота.
Разве что Артемида придет и убьет Эрота,
потому что иначе пропали и ты, и он,
вся надежда на вечный греческий пантеон,
Артемида поможет, она не прикованный Прометей...
И февраль на дворе, и метель. Метель.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 522 | Автор: Мамай | Дата: 12/02/18 08:25 | Комментариев: 2

...Игнорируя синагогу, Саймон молится у стены.
Саймон больше не верит Богу со времен мировой войны.
Он для Саймона кровью пьян. От чекистских расстрельных ям
до Берлина с вождём, который сделал идолом крематорий,
как же часто и как же много крови льют во владеньях Бога...
...Саймон молится у стены. Все родные унесены
той войной. Не протянешь рук им. Равнодушный кирпичный Бруклин,
слёз следы на пигментных пятнах, слов обрывочных и невнятных
шорох тонет в машинном гаме, листья носятся под ногами,
залит светом внутри драгстор, осень, Саймону скоро сто,
сын двадцатого века Саймон, двадцать первый оформлен займом,
сколько лет - и все войны, войны, человека не победишь...
...Как бы мама была довольна тем, что Сёмка прочёл кадиш*.

*Кадиш (арам.) - еврейская молитва, в одной из форм поминальная.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 557 | Автор: Мамай | Дата: 10/02/18 19:04 | Комментариев: 3

...Рождество во Флоренции. Елки промокли насквозь.
Африканский торговец, надеясь на свой басурманский авось,
под стеной отсекает от стайки седого туриста,
разговорчив и мокр от макушки до пят,
и его земляки на скамейке приземистой спят,
сидя в ряд, словно буквы в неровной строке беллетриста.
Так, должно быть, сидели строители в тысяча триста...
Незапамятной, как бы там ни было, давней зимой,
и собор возвышался над ними, белесый, немой,
и дождя пелена,
и дорога от дома длинна...
Но младенец рождается снова в далекой пустыне,
кардиналы идут к алтарю, и читают на мертвой латыни,
и нельзя разорвать эту связь, расплести эту нить...
Если колокол есть, значит, колокол должен звонить,
как во все времена по приходу младенца звонили...
Кампанила молчит. То есть, вырван язык кампаниле.
Кардиналы читают пилястрам и каменным львам,
И сияет звезда шестерым африканским волхвам.

Кампанила (ит). - колокольня, здесь кампанила Джотто
Поэзия без рубрики | Просмотров: 501 | Автор: Мамай | Дата: 24/12/17 10:57 | Комментариев: 3

«Если бы Вы знали, с какою радостью я бросил Швейцарию
и полетел в мою душеньку, в мою красавицу Италию».

Н.В.Гоголь

Небо бездонно, счастье бездомно… Ах, Николай Васильич,
душенька ваша, красавица-донна, bella Italia сиречь,
в славе и в сраме, в борделе и храме тучна и плодовита,
вместе со всеми своими дарами снова у ног пиита.
Виа Систина, церковь, вестимо, лестница вниз, на площадь,
полдень блаженнее Августина, ветер листву полощет.
Столик, чернила, судьба очинила перья, влекла по миру…
Это ль несчастье - не возвращаться в Северную Пальмиру?
«Мертвыя души». Давят и душат нравы Петрова града.
Жить под жандармом… В Риме задаром можно дышать. И правда,.
те же здесь сини, в отчизне Россини, звезды видать в криницах…
Кто виноват, что о жизни России пишется в заграницах?
Суетность века, кофе у «Греко», вязкое, непростое
бытописание имярека не подорвет устоев,
косность, и жадность, и беспардонность сгинут не в одночасье…
Неба бездонность. Даже бездомность… Здесь и бездомность – счастье.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 850 | Автор: Мамай | Дата: 21/09/17 09:32 | Комментариев: 5

Если в чем-то этот кудрявый и был мастак,
то в искусстве увековечить себя. В мостах,
храмах, портиках; бани и мавзолея
не стыдясь, не чураясь и не жалея…
Ни слова, ни деяния Клио столь бережно не хранит,
как отесанный мрамор, порфир, травертин, гранит.
Как же надо с тщеславием породниться!
Мост во имя его к его же ведет гробнице,
и без счета статуй в любом конце известного Риму мира,
от низовий Нила до Нима или Измира.
Славословия сгинут со временем, хоть миллионоусты,
но не тронут века пентелийского камня бюсты…
Лето в городе. Тело моста достигает температуры плоти
у живых, цвет воды в реке скорее подходит воде в болоте,
вековые пинии ветви к немым небесам воздели,
оттеняя массивность и пасмурность цитадели,
солнце грузно зависло над башнею, над стеной…
Император, солнце... Не так ли звал его Антиной,
отсылая вождей из покоев, писцов, ученых...
Ах, смазлив, как же был он смазлив, гречонок!
И делить с ним ложе – совсем не признак дурного тона,
все равно как чертить купола, увлеченно читать Платона,
ведь Гераклу, и Зевсу, и Аполлону века простили
прегрешения и причуды похуже педерастии…
Лето в городе. Выси чисты, кристальны
над деревьями, крышами, над крестами.
Здесь всегда так было, от Тинторетто до Тинто Брасса –
безразличны страсти и возраст, и пол, и раса,
страсть сметает все на своем пути,
ни обломков, ни памяти не найти,
если кто-то о ней не заботился так же рьяно,
в духе Публия Элия Адриана.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 556 | Автор: Мамай | Дата: 22/08/17 23:52 | Комментариев: 5

...Говори им что-то, Септимий, иди на форум, влезай на ростры,
убеждай их, что я спас город от мора, язвы или коросты,
говори, что рука моя тверже камня, а мысль верна,
что на самом краю известного мира лежит страна,
у которой полчища воинов, тьма коней, и не счесть боевых слонов,
и властитель страны точит зубы на Рим... Пусть рассказ не нов,
но, когда в легионах ропот, в провинциях голодуха -
ничего нет лучше, чем сказка для укрепленья духа.
Говори, что взбредет. Мол, сын я Юпитеру, внук Изиде...
Только не стой столбом. Отправляйся. Иди. Изыди.
Торопись. Уж на что был умен и хитер плешивый
старый Гальба, а все-таки порешили,
и громадный германец, волком недобро щерясь,
нес по форуму голову Гальбы, держа за челюсть...
Обещай им золото, игры, пиры и войны
за Египет и Фракию, лишь бы были довольны,
не будили бы призраков, тени коих
не дают без того мне покоя в моих покоях...
Помни, я скормлю тебя первого этим псам,
прежде чем выйду сам...
Поэзия без рубрики | Просмотров: 484 | Автор: Мамай | Дата: 20/07/17 23:15 | Комментариев: 0

Тоска, Сезария. Тоска. Как говорят на Кабо-Верде,
содад. Июль. В небесной тверди
еще одна взошла заря. И облака плывут, как вата,
над раскаленностью Леванта,
где век за веком, день за днем
все туже узел, и на нем
следы от плясок сильных мира,
Дамаск, Кейсария, Пальмира...
Невесть что тянет здешних, пришлых -
во славу Будды, к чести Кришны
лишь их поклонников орда
не посылала войск сюда.

Содад, Сезария, содад. Бежит асфальтовая лента,
летит очередное лето,
светилом варварски палимы,
приходят в иерусалимы
паломники... Неумолим
и грозен Иерусалим,
до склок, до бойни, до резни
он свой у каждого из них.
Но день сегодня вышел тихий -
нигде ни бомбы, ни шутихи,
и в полной выкладке солдат
скучает у стены... Содад.

Она, Сезария. Тоска. В гармониях твоих креольских
неявно проступает Ойстрах,
но - что в Киото, что в Версале -
мотив тоски универсален
по всяким поводам любым...
Под общим небом голубым
уже никак не схорониться,
и там проведена граница,
эфир нарезан и озон
кусками бесполетных зон...
Мир накануне марш-броска.
Тоска, Сезария. Тоска.


*Содад – термин, встречающийся в креольском (sodade), португальском (saudade) и испанском (saudade) языках, и не имеющий аналогов во французском, английском и русском языках. Содад - смесь ностальгии, меланхолии и нежности, где ностальгия (nostalgie – в значении термина - боль, утрата, «тоска по прошлому»), здесь - своего рода чувство утраты настоящего.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 1051 | Автор: Мамай | Дата: 15/07/17 15:28 | Комментариев: 16

...И привкус силлабических стихов испанской школы, рыцарских романов,
что вскоре вдохновят и Сааведру на главный в этой череде сюжет,
и строгость воспитания в марранской среде, в которой быть святее папы
не то чтобы совсем фигура речи, скорее способ избежать изгнанья,
а в худшем варианте даже казни, проклятия на земли и на род,
и вечная история о том, как матримониальные интриги
родителей, желающих поправить свои дела, а паче выйти в люди,
веселую красавицу в итоге приводят в гулкий склеп монастыря,
к свече и книге, к одинокой келье, к завистливому шепоту товарок,
к единственной любви, в которой нет катарсиса иного, кроме смерти...
Все это можно ощутить, Тереза, в сияньи лунном камня из Каррары,
в поэме для руки, резца и духа, которого не сломит даже плоть.
Ваяние из камня облаков не просто уходящая натура,
но волшебство, лишающее мрамор его привычных неподъемных свойств,
и то, что это происходит в церкви святой Марии, в бывшем папском граде,
в который раз доказывает тезис о вечной благосклонности Творца
небесного к его земным собратьям по цеху мастеров и чудотворцев,
способных поражать своим уменьем рождать миры в не лучшем из миров...
А я опять смотрю на херувима с его лукавой гаерской улыбкой,
и жду без всяких, впрочем, оснований, что он тебе, Тереза, подмигнет.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 549 | Автор: Мамай | Дата: 01/07/17 14:19 | Комментариев: 4

Часы и дни иначе здесь бегут,
текстурой вечности придержаны понеже.
О, время в Риме добрый Робин Гуд...
Рассвет прозрачен и неспешно-нежен,
неровен абрис далей заоконных,
и фестиваль герани на балконах
скорей украсит, чем испортит вид.
И Рим сегодня снова удивит,
куда бы ни направил ты стопы -
в водовороте ль уличной толпы,
бродя ли анфиладами музея -
ты дышишь этим городом, глазея,
читая, споря, искренне дивясь,
ища и обнаруживая связь
эпох, времен, ремесел и наречий,
ты просто пьян от каждой новой встречи,
теряешь дар и речи, и письма,
и без того посредственных весьма...
Ты сам себе и парус, и кормило,
твое окно на Фурио Камилло
глядит на сердце города, где дуче
в припадках исторической падучей,
не стоя даже должности легата,
пытался, стоя на плечах гигантов,
повелевать и строить, рушить, крыть...
Судьба пигмеям сообщает прыть
играть богов, взбираться на котурны,
пусть жалки роли их, карикатурны,
под непосильной тяжестью венца
пигмей играет бога до конца.
Через десятки или сотни лет
пески забвенья не заносят след,
подвержены неписаным законам...
...Кресты и крыши, парков островки,
герань веселой бурей по балконам,
и город, не забывший ни строки.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 468 | Автор: Мамай | Дата: 30/06/17 19:11 | Комментариев: 0

..и Аньезе избавится даже от пеплума от простого,
и пойдет по Марсову полю кричать, что она Христова,
добредет до самого Тибра почти нагая,
говоря прохожим, мол, не пойду за Гая,
сестрам хочется замуж, но я другая,
мне не нужен никто из плоти, души и крови,
и фарнезский бык не всякой сойдет корове...
Так она говорит, а ее несет в лупанарий стражник,
и она там одна, только в плошке масло, на стенке бражник,
а она ему о близком своем, искомом,
если горлом слова - говорить можно и с насекомым...
Впрочем, вскоре ее казнят. И в холодном немом железе
обретет и покой, и счастье свое Аньезе.
Так бывает. В любой аскезе, в служеньи всяком
наступает момент, катарсис, финал, ver sacrum,
неспособность к сопротивлению, и уже ты
не отводишь глаз от себя в ореоле жертвы...
... Только вечности нет ни на небе, ни на земле в помине.
Далеко не для всякой Аньезе находится Борромини.

Ver sacrum (лат.) - священная весна
Поэзия без рубрики | Просмотров: 589 | Автор: Мамай | Дата: 26/04/17 22:32 | Комментариев: 0

...Просто сердце конечно, рыжий, и сколь ни будь оно велико,
с бесконечностью мира спорить ему и бессмысленно, и нелегко,
но глушить его героином, бренди, да хоть и "Вдовой Клико"...
После всякой попойки неотвратимо приходит утро.
Ты лежишь в белой пене смятых гостиничных простыней,
тишина такая, что можно ее сверлить, или просто орехи колоть на ней...
Только сердце стучит, и ему не прикажешь сдержать коней...
За окном река... Сена, Волга, Дунай или Брахмапутра.
Сколько было попоек, отелей, залов, постелей, рек...
Твой зеленый Белфаст, уже далекий, как первородный грех,
перестал и сниться... Как в цирке мотоциклист на трек,
каждый вечер выходишь на сцену, и пальцы в софитах белее гипса.
Как-то с детства в мозг въелся тот самый мотоциклист...
Надо выбросить из головы. У тебя новый город, концерт, сет-лист,
а потом - отдыхать... Эстепона, Ривьера, Мадейра или Белиз,
обнимать полячку, но не любимый постылый Gibson.
У полячки... Что говорить, это просто элементарно, Ватсон,
тонкий стан да глаза-озера, тугая плоть, целоваться, и по утрам Lavazza,
в баре вечером тянешь один стакан до полуночи, главное не сорваться,
и прогулки берегом, волны, чайки, яхты, водоросли и йод...
И однажды утро не настает.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 541 | Автор: Мамай | Дата: 11/04/17 15:40 | Комментариев: 1

"...Жаль, нет под рукою Агриппы... Заслать бы на Лесбос.
Комедия жизни кончается. Сцена уходит за сценой..."
Божественный Август меняет былую облезлость
кирпичных фасадов на греческий мрамор бесценный.
Светильник мерцает в клетушке, где в приступе позднем
заходится смехом властитель, скрипучим, зловещим,
не зная про женский талант к династическим козням,
болезненность юных наследников, прочие странные вещи...
Империя. Пик. Нет ни страха, ни дна, ни предела
от знойной пустыни Египта до мерзлых степей Митридата.
Но поросль волос желтоватых под грузом венца поредела,
как круг полководцев, готовых подставить плечо и одернуть когда-то.
Черствеют забытой лепешкой в пиру августейшие взгляды,
и проще казнить заговорщиков мнимых, чем взять и поверить,
что Ливия, кроткая Ливия пробует новые яды
на пленных германцах, венец ожидая примерить
на собственных отпрысков... Солнце застигнутым вором
застыло на грани заката, и воды подернулись серым,
и где-то в садах так невовремя, слишком некстати раскаркался ворон,
как будто воскрес Цицерон, и из гроба промолвил: "Vixerunt".*

*vixerunt (лат.) - они свое отжили
Поэзия без рубрики | Просмотров: 512 | Автор: Мамай | Дата: 14/03/17 08:49 | Комментариев: 0

Февраль на Идре. Из висящих туч
все время льет и льет, как будто мало
воды на мили долгие вокруг.
Туристов нет. В таверне рыбаки
измаялись от узо и безделья.
Хозяин в сотый раз уже протер
нетронутые с осени бокалы.
На фото за спиной смешной канадец
в нелепых шортах. На другой стене
канадец тот же через сорок лет,
седой и в темной шляпе. Этот взгляд...
Конечно, время старит и глаза,
но взглядом цвета выцветших небес,
глубоким, мудрым, несколько порочным,
с налетом грусти, с искоркой на дне
он смотрит на столы, на рыбаков,
на небо, яхты, скалы и лагуну,
и убеждает лучше всех икон,
что смерти нет ни в феврале на Идре,
ни в ноябре промозглом монреальском,
что, всякий раз рождаясь ниоткуда,
мы все же не уходим в никуда.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 644 | Автор: Мамай | Дата: 28/02/17 22:10 | Комментариев: 6

Отчего-то ты все-таки жив, Робле,
хоть изрядно изодран, как стаксель на корабле,
чудом вставшем на якорь в виду Кале
после шторма в проливе... Ты выбрался из Казале,
на закате кровавого дня, где пушки свое сказали,
и Господь в заоблачном тронном зале
принимал последний парад полков.
Больше ты не позорный дозорный, сторожевой,
не мушкетный, не сабельно-ножевой,
но свободный, а паче всего живой,
и от этого буйная радость плоти
распирает жилы, тебя колотит...
Все, кто был вчера у костра, нынче призраки на болоте,
а ты жив, безумен, и черт его знает еще каков.
Почему ты такой счастливчик, ответь, Робле?
Столько крови на иерархах, на Боге и короле,
но ты все еще ковыляешь, ты на земле,
ухмыляешься страшно, хмельно и драно,
помирать тебе в этот раз оказалось рано...
Все вокруг колышется как-то неясно, странно,
незнакомо - взгляда не оторвать.
Да кабы парадиз всем героям служил финалом,
каждый строй в бою возглавлялся бы кардиналом,
но они же не рвутся в драку... За лесом алым
адским светом огрызок светила горит в дымах,
ты бредешь в никуда, вслепую, уже впотьмах,
временами смеясь, как оси скрипят
у обозных ободранных колымаг,
от одной лишь мысли, что снова захочется воевать...
Поэзия без рубрики | Просмотров: 635 | Автор: Мамай | Дата: 01/02/17 23:06 | Комментариев: 1

Это будут простые рифмы,
крошка, простые тропы.
Ничего в этой жизни не повторив, мы
ощутим, как невидимый кто-то обрежет стропы,
и вокруг будет только воздух,
и мы в нем камнем
пронесемся на фоне скоплений звездных,
и в бездну канем.
Это будет триллер,
детка, кратчайший триллер,
короткометражнее не бывает...
Вот минуту назад сидели, пили и говорили,
а изображение застывает,
пахнет жженым пластиком, желтым кленом
где-то в стылом воздухе воспаленном,
чем-то однозначным, определенным,
как закат, рассвет или рай влюбленным...
Это будут простые строки,
бэби, куда уж проще.
Так листва шелестит о пришедшем сроке
в священной роще,
так играют блики от вод канала
на стенах замка,
так смеется не знавшая Ювенала
& Co пейзанка...
Так грядут, молчаливее камня,
нахальных ворон крикливей
дни осеннего сбора нежности
в чашечках наших лилий....
Поэзия без рубрики | Просмотров: 968 | Автор: Мамай | Дата: 12/12/16 10:11 | Комментариев: 9

В городе пасмурно. Купол собора над частоколом башен,
над горизонтом, ковром из пастбищ, озер и пашен,
тихой рекой с мостом, в нее отраженьем павшим,
столь невесомый купол, сколь и тяжеловесный,
между брусчаткой и облачной серой бездной,
между земной безнадежностью и небесной,
выше крестов, что, как птицы, на крыши сели...
Несть им числа, певцам Гесиодовой карусели,
здесь побывавшим от Медичи и доселе,
но ни один не сумел отыскать порока
в камне суровом, стоявшем насмерть перед чумой барокко.
Правильно сложенный камень не знает срока.
Башни гудят на ветру, точно струны виолончели,
новая Симонетта выходит от нового Боттичелли,
черт побери, певцы, а ведь это не карусель - качели...
Полы ее плаща легко колышутся на лету... Да,
и привилегия гения - верная амплитуда.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 663 | Автор: Мамай | Дата: 28/11/16 10:55 | Комментариев: 2

.....Когда умирает такой человек, трудно сказать что-то осмысленное
в первые часы. Осознание глубины потери приходит потом, спустя
дни, недели, иногда годы. Он наверняка что-то знал еще до выхода
последнего, прощального по настроению альбома, но отшучивался,
обещая прожить до ста двадцати, и выпустить еще пару альбомов. Как
жаль, что мы больше не сможем пожелать ему "До ста двадцати!"
Rest in peace, Lenny. יהי זכרו ברוך

https://www.youtube.com/watch?v=pVYb6pseNIA

Tower Of Song

Моих друзей больше нет. Голова седа,
Но я рвусь в те места, где играл тогда.
И я жажду любви, всем годам назло.
Каждый день я несу свою дань башне песен и слов.

Я спросил Хэнка Уильямса: "Ты одинок? "
Хэнк Уильямс пока не ответил мне, но
Я слышу, как кашляет он тяжело
Где-то в ста этажах надо мной в башне песен и слов.

Я не мог выбирать. Я родился такой.
Мне был дан, словно дар, голос мой золотой.
Двадцать семь светлых ангелов, светлых голов
Привязали меня у стола в башне песен и слов.

Крошка, тыкай иголки в куклу вуду полдня,
Только кукла на вид далека от меня.
Я стою у окна. Здесь просторно, светло.
Ты не сможешь убить меня в башне из песен и слов.

Я язвителен, крошка. Но вовеки веков
У богатых есть связи в домах бедняков.
В этом есть высший смысл. Я поклясться готов,
Что ты слышишь сейчас голоса в башне песен и слов.

Я знаю, ты стоишь на том берегу.
Как река разлилась? Я понять не могу.
Я знаю, что любил тебя когда-то давно,
Но сколько же с тех пор мостов сожжено.
Мы что-то потеряли. И найдем ли теперь?
Но, если повезет, пора закрыть счет потерь.

Что же, время прощаться. Вернусь ли я? Нет.
Нас давно уже ждет башня на другой стороне.
Но меня будет слышно, чтобы там не несло
Из других окон башни, башни песен и слов.

Моих друзей больше нет. Голова седа,
Но я рвусь в те места, где играл тогда.
И я жажду любви, всем годам назло.
Каждый день я несу свою дань башне песен и слов.

TOWER OF SONG

Leonard Cohen

My friends are gone and my hair is grey.
I ache in the places where I used to play.
And I'm crazy for love but I'm not coming on.
I'm just paying my rent every day in the tower of song.

I said to Hank Williams: “How lonely does it get?”
Hank Williams hasn't answered yet,
but I hear him coughing all night long,
a hundred floors above me in the tower of song.

I was born like this, I had no choice.
I was born with the gift of a golden voice,
and twenty-seven angels from the great beyond,
they tied me to this table right here in the tower of song.

So you can stick your little pins in that voodoo doll
- I'm very sorry, baby, doesn't look like me at all.
I'm standing by the window where the light is strong.
They don't let a woman kill you not in the tower of song.

Now you can say that I've grown bitter but of this you may be sure:
The rich have got their channels in the bedrooms of the poor,
and there's a mighty judgement coming, but I may be wrong.
You see, you hear these funny voices in the tower of song.

I see you standing on the other side.
I don't know how the river got so wide.
I loved you, I loved you way back when -
And all the bridges are burning that we might have crossed,
but I feel so close to everything that we lost-
We'll never, we’ll never have to lose it again.

So I bid you farewell, I don't know when I'll be back.
They’re moving us tomorrow to that tower down the track.
But you'll be hearing from me, baby, long after I'm gone.
I'll be speaking to you sweetly from my window in the tower of song.

My friends are gone and my hair is grey.
I ache in the places where I used to play.
And I'm crazy for love but I'm not coming on.
I'm just paying my rent every day in the tower of song.
Поэтические переводы | Просмотров: 889 | Автор: Мамай | Дата: 11/11/16 16:33 | Комментариев: 11

Город столь же прекрасен, сколь и заносчив. Но здесь так принято.
Кромка неба плавится розовым золотом над Санта-Тринита,
и, поскольку вам повезло не родиться в Риме, то
этот город навеки ваш. И другого на свете нет.
В подступающих сумерках, в шаге от улочки Ада Дантова,
под колонной со стертыми надписями и датами,
в загрубевших руках балканца, к закату слегка поддатого,
неожиданно нежно и безнадежно звучит кларнет.
Пусть монеты летят и в футляр, и мимо. Он позаботится
о монетах, и о семье в Нови-Саде, Риеке или Суботице,
где осталось одно старичье, безнадега да безработица,
и никак не прожить, хоть на каждых похоронах лабай.
То и дело касаясь очков, съезжающих с переносицы,
он не хочет в чужом краю опростоволоситься,
и над древней площадью тихая грусть разносится,
и девчушка-туристка одними губами поет Time to say goodbye...

Time to say goodbye (внгл. Тайм ту сэй гудбай, "Время прощаться")
- популярная песня в исполнении Андреа Бочелли и Сары Брайтман
Поэзия без рубрики | Просмотров: 744 | Автор: Мамай | Дата: 26/10/16 22:12 | Комментариев: 3

…Знаешь, Джо, все же время – плохой попутчик.
С ним и в ногу непросто, и не отстать, да и не обогнать никак.
В темных шеффилдских улочках, в поднятых воротниках
и в прокуренных барах останется твой скрипучий
голос теплым глотком фэн-буаского коньяка….

Ради Бога, Джо, вот не надо, что время лечит…
Стерлись крылья. И к лучшему. Больше не нужно ничем махать.
Это слишком ответственно. Правда, без них полегче.
Все уходят без крыльев. И нет иных, а другим далече
До тебя. До небес. До Unchain my heart.

Все по-честному, Джо. Так записано в книге судеб.
Закрывается дверь, громыхает в затылок тяжелый стальной засов.
Пусть тебе там крылатое войско нектару нальет из своих посудин.
Тот, кто в жизни взлетал до звезд, никому неподвластен и неподсуден,
самый рыжий, бродячий и пьяный из прочих рычащих английских псов.

Так и кончилось, Джо. Небо посеребрило Млечный
путь. Не желаю покоя. Дерись, вырывайся, мечись, не покойся, вой
на каком-то из этажей пресловутой ночлежки вечной…
…Знаешь, время плохой попутчик. Сходя на своей конечной,
ты не вспомнишь о том, что время
давно пересело
на кольцевой...

Unchain my heart (англ. анчейн май харт) - раскуй мое сердце,
Поэзия без рубрики | Просмотров: 645 | Автор: Мамай | Дата: 18/10/16 19:17 | Комментариев: 2

Он старался не целовать Че Гевару на правом ее плече.
Тот смотрел на него с презрением - слишком робок.
Аргентинец Эрнесто, разбойник, министр, и просто Че
Был всего лишь одной из пяти ее любимых татуировок.
В изумрудной зелени глаз метался живой огонь,
желтоватый и беспокойный, как тигр в клетке.
Он любил ее двадцатитрехлетней, шальной, нагой,
с безупречно упругим телом недавней легкоатлетки.
И под утро, когда уставала натужно скрипеть кровать,
и гаванское радио что-то чеканило про надои,
он баюкал ее, инстинктивно пробуя прикрывать
самозванца совсем уж не пролетарской своей ладонью.
У нее было сердце. Как это водится у сердец,
там хватало места другим.
Очень многому свойственно умещаться
В этом славном возрасте, в этом втором из детств,
кроме страха, трезвости и мещанства...
...В исступлении ревности, в коме, в бессильном параличе
он всегда был уверен, что эти, другие, целуют Че.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 919 | Автор: Мамай | Дата: 12/09/16 07:58 | Комментариев: 4

...Подземный паркинг. Пять часов утра.
Чудовища асфальтны и бетонны.
Минуты вялы, злы и монотонны,
и ночь сползает в пантеон утрат,
где не слышны моления и стоны...
Как утро? Неужели утро, брат?
...У рамок очередь. Расстрелянный Брюссель
не верит больше ни слезам, ни визам.
Бессмысленно торчащий тепловизор
на винтаре, и мутный, как кисель,
квадрат окна броневика времен лендлиза...
В деревню, в глушь, подалее отсель!
Туда, где Шельда повстречала Лис,
где лижет камни вековая тина,
где серые громады Гравенстина
с таким же мрачным небом обнялись,
и в этом небе прорвана плотина,
и капли разбиваются картинно
о мостовую Гента. Помолись,
о, путник, помолись своим богам,
философам, пенатам или ларам
за эту страсть к далеким берегам.
Такие встречи не проходят даром.
На этих ли, на прочих площадях
лишь камень чары времени щадят,
обтесанный умелыми руками,
и в камне - память.
То есть, память - камень.
...В полях за Ипром, от земных оков
свободна, спит английская пехота,
и не судьба дождаться Дон Кихота
шеренгам равнодушных ветряков...
Поэзия без рубрики | Просмотров: 668 | Автор: Мамай | Дата: 21/06/16 22:08 | Комментариев: 1

Настоящая радость, Райли, может быть только в Дельте.
Помнишь? Пусть гитара проста и штаны холщовы,
догорает закат за оградой твоей трущобы,
ты играешь "Блюз Миссисипи", аншлаг, еще бы,
на лужайке все белозубы, все веселы, как дети,
золотистая туча в лучах тяжела, космата,
воскресенье кончается, в поле идти с рассветом,
ничего еще не получится этим летом,
ни Чикаго, ни Мемфиса, но разве дело в этом?
Нет, у дома тебя давно поджидает Марта,
ночь короткая вспыхнет яростней фейерверка,
поцелуем останется на неподъемных веках,
ты не знаешь, что быть тебе саундтреком века,
весь твой мир - гитара, Марта, гремящий трактор,
ни пластинки не снятся, ни радио, ни контракты,
ни одышки нет, ни диабета, ни катаракты...
Блюз взлетает над полем, берите, мол, все, владейте!
Настоящая радость, Райли, останется только в Дельте.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 655 | Автор: Мамай | Дата: 18/03/16 22:40 | Комментариев: 0

Что-то мне тесно, Аврелий... Город
залит весельем, скачками и вином.
Ни император, ни свита не думают об ином.
Мой горизонт за Тибром закатом вспорот,
алым, как кровь в театре. И Авином,
раб мой ученый, гадатель, книжник
снова бормочет пару ночей подряд.
Только Юпитер знает, что говорят
эти злодеи в темных каморках нижних,
и для чего плошки с маслом у них горят,
чем они делятся с этим своим распятым...
Будто им кто-то прошлое воротит.
Сколько календ миновало с тех пор, как Тит
с лучшим из всех легионов Рима, с Пятым,
храм их сравнял с иудейской землей... Летит
время быстрее, чем отчих гаданий птицы,
как ни живи, а жизнь миновала зря.
Алым закатом Рима окрасится их заря,
и ничего не забудется, не простится
ни полководцам, ни консулам, ни царям.
Высохнут воды, Аврелий, камень
станет песком. И времени высший суд
будет не властен над тем,
что они напишут и разнесут...
Мы эту жизнь создаем руками,
но Авином считает, что их спасут
и после смерти, слабых скорей, чем сильных...
Быстро темнеет, от цирка несется крик,
что-то бормочет все горячей старик,
город сошел с ума от победы синих,
городу важно, кто первый среди квадриг.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 805 | Автор: Мамай | Дата: 08/03/16 00:07 | Комментариев: 2

Ротонда жарким летом горяча,
и, как ни будь величественно-гулким
творение патрона Антиноя,
по улочке Роландова меча,
что трудно величать и переулком,
бежишь от впечатлений и от зноя,
довольно вяло ноги волоча.

О тень! Благословенна будь в веках,
прославлена во землях и языцех...
Но даже тень тут факелом познанья
горит в умелых, знающих руках.
Ведь прямо здесь и предпочел вонзиться
Роландов меч, честь галльская и знамя,
дабы врагов оставить в дураках,

в скалу, чей мрамор или травертин
похож собой на скальную породу,
как сонм эзотерических легенд
похож на правду... Мы же освятим
любую щель, всему напишем оду,
поскольку всякий ушлый инсургент
герой, и вклад его необратим

в иную историческую даль...
Но в Риме долго не стоишь на месте,
пусть даже очень интересен вид.
Тем более, что больше Дюрандаль
не значится нигде. Ни славной мести,
ни эпоса побед. И удивит -
да, нам позубоскалить только дай -
что меч назвали именем девицы,
хотя в наш век сему нельзя дивиться,

и, сколь словесных молний ни мечи,
но... Притупились галльские мечи.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 738 | Автор: Мамай | Дата: 15/02/16 10:00 | Комментариев: 3

Собирайся, брат. Это ветер с других, нехоженых берегов.
Это новая кожа. Это не похоже
на привычный мир декораций, друзей, врагов.
Это просто. Стартуй с Бродвея, с Крещатика, с Дизенгоф.
Это космодром, который не виден глазом.
Помаши всем этим хилтонам, ритцам, плазам,
и избавься от старого мира разом,
стань иному миру литой основой,
напиши себе новый.
Это чистый лист, брат, поиграй же немного в бога,
удиви их всех - от Каира до самого Гетеборга.
Пусть вокруг давно не "Тихие дни в Клиши"...
Напиши.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 687 | Автор: Мамай | Дата: 27/01/16 00:15 | Комментариев: 3

Если любить... Разве только воскресное утро в Риме.
Официанты неторопливы, поскольку лето,
нерасторопность сравнима со скоростью интернета
в их заведениях, но золотой cornetto
все искупает, красуясь подобно приме
в подобострастно-почтительном рое кордебалета.
Что может быть восхитительней, чем городской пленэр? Вы
движетесь вместе с толпой проходимцев и ротозеев
мимо хвоста змеи, чья голова скрывается в Колизее,
окаменевшее время в ошметках форума Нервы
невиновато, неуловимо, непокаянно,
неотличимо от времени форумов Августа и Траяна...
Вы всякий раз удивляетесь здесь себе же.
Кто мог поверить в такое проворство глаза?
Вечный пейзаж спокоен и серо-бежев,
и с неожиданной цепкостью скалолаза
взгляд переходит с купола Пантеона
на невесомый портик и буквы на архитраве,
и не так уж и важно, кто здесь во время оно
пал, принесенный в жертву кинжалу, пѐтле или отраве,
ибо мысль о бессмертии следует неотступно,
тенью по виа дель Корсо, как по стремнине
бурной реки из смертных, впадая в ступор
вместе с толпой у каждого следующего Бернини...
Проза без рубрики | Просмотров: 911 | Автор: Мамай | Дата: 13/12/15 09:28 | Комментариев: 2

...И опять в устье улицы прочной опорой для низких туч
возникает собор, и крестильня, и колокольня Джотто.
Золотая дверь баптистерия тускло-желто
смотрится в миллионы глаз, объективов или очков.
Весь этот мир, доселе кое-как слепленный из клочков,
обретает и смысл, и стройность, и перспективу.
Мраморный Брунеллески (мрамор лучше, чем ничего)
смотрит из ниши на купол, созданный им для детища ничьего,
только не может пожаловаться неподалеку стоящему Донателло
на голубей, зевак, погоду или артрит....
Осень в Тоскане не всякую кровь бодрит,
не говоря уж о тех, чье из камня тело.
Опускаются сумерки, распускаются розами фонари,
под ноябрьский дождь исчезают туристы, а с ними и сизари.
Во Флоренции вечер, и вечен набор преференций.
Полыхают свечи на стойке, и хочется съесть по стейку
с красным монтепульчано, а после залечь в постельку,
чтобы, проснувшись утром, снова увидеть в углу
площади три амбуланса с надписью Misericordia di Firenze*,
рядом с мокрым каменным зодчим, которому не утереться...

*Misericordia di Firenze (lat., it.) - "Милосердие Флоренции",
надпись на автомобилях "скорой" и зданиях лечебных
учреждений Флоренции, благотворительное
общество, основанное в 1244.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 818 | Автор: Мамай | Дата: 21/11/15 11:14 | Комментариев: 2

Это время так хрупко, что не терять секунд -
непростое, но лучшее из решений.
Больше нет никаких дуэлей, ножей, цикут,
пишут все, даже те, что ни дьявола не секут -
ни одна голова не катится с тонкой шеи.
Если жизнь когда-то текла рекой,
величаво, медленно и лениво,
если где-то, пусть иллюзорный, но был покой,
нынче утро наотмашь лупит снимком или строкой,
зарастают травою сорной поля и нивы,
а в усталой вечор обывательской голове
для последних известий уже не хватает полок,
и приходится класть на одну по две
ежедневных байки... Подобно немой плотве,
раскрываешь рот, мол, надо бы бить на сполох,
но никто не услышит... Да, все это есть в анналах,
и всему в истории есть аналог,
но до книжек ли тем, кто потерял края?...
Сладострастно сопят, во сне этот мир кроя,
Македонские родом из коммуналок.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 1050 | Автор: Мамай | Дата: 19/11/15 00:01 | Комментариев: 8

По утрам на холмах Тосканы мантией облака,
да оттенки зеленого, истинно несть числа им...
У Фабрицио ферма, ее охраняет с лаем
совершенно нестрашная Тельма. И оба ее щенка
неуклюжи, пушисты, смешны, бокасты.
Одного кличут Поллукс, другого, конечно, Кастор.
Горизонт немного колюч, будто плохо выбритая щека.
Поднимаясь в гору, в незыблемый центр местечка -
церковь, несколько лавок, траттория, рынок, речка -
ощущаешь явственно, что века
здесь бессильны. И правнук того тосканца,
что пронесся на "Веспе" мимо смешливых граций,
проживет свою жизнь среди этих же декораций,
и потомки его точно так же будут таскаться
со щенками, пить то же вино, венчаться в старинном храме,
и уметь довольствоваться дарами
этих вечнозеленых холмов, где мантией облака...
Тех холмов, у подножия коих и ты пока
все играешь роль чужестранца в тосканской драме.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 821 | Автор: Мамай | Дата: 08/11/15 23:12 | Комментариев: 4

Два часа этой осени можно было бы уложить
в телевизионную драму,
в сатирическую программу,
даже в дорогу к храму...
Можно было пропеть, прожить,
прокричать, прокурить в заплеванном тамбуре электрички,
нервно жестикулируя или ломая спички...
Только спички лет двадцать уже за бортом,
в электричках ты ездил в почти забытом уже
промозглом и бешеном девяносто четвертом,
говорить, и кричать, и петь больше не о чем -
смыслы
остались
там.
Мегаполис и утро, и новая ода семи потам,
и на старом железе твоей башки обновленный батрачит софт...
Да и осени было не более двух часов.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 791 | Автор: Мамай | Дата: 05/11/15 11:30 | Комментариев: 1

По мотивам Windmills of your mind супругов Бергман

Как кольцо внутри спирали,
бесконечно колесит,
не в конце и не в начале
на вертящейся оси...
Как с высоких гор лавина
или карнавальный шар,
каруселью, что ловила
лунный отсвет не спеша...
Будто циферблат, чьи руки
бег минут поймают в сеть...
Как Земле с тобой в разлуке
вечно в космосе висеть...
Все по кругу жизнь вершит
В ветряках твоей души.

Как туннель внутри туннеля,
где закончить - там начать.
В вышине, на глубине ли,
не познавшей и луча.
Над вращающейся дверью
полустершейся мечты
он опять в круги поверит
от камней, что бросишь ты.
Будто циферблат, чьи руки
бег минут поймают в сеть...
Как Земле с тобой в разлуке
вечно в космосе висеть...
Все по кругу жизнь вершит
В ветряках твоей души.

Как ключи звенят в кармане,
в голове снуют слова.
Словно лето, что поманит,
но останется едва...
Как вдоль линии прибоя
след влюбленных на песке...
То ли барабанным боем,
то ли пальцем по доске.
Как картины в галерее,
как фрагменты песен, дни...
Помнишь лица, помнишь время,
но не помнишь, чьи они.

Все проходит, время гасит
то, что так и не сбылось...
Только осень листья красит,
красит в цвет ее волос.

Все уходит, словно в полночь
дальний гул былых побед...
Ты не вспомнишь, нет, не вспомнишь
глаз его осенних цвет.

Как кольцо внутри спирали,
бесконечно колесит,
не в конце и не в начале
на вертящейся оси...

Время образов лишит...
Все по кругу жизнь вершит
В ветряках твоей души.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 1095 | Автор: Мамай | Дата: 21/10/15 22:10 | Комментариев: 5

...Вы вжимались тогда, словно в белое тело листа,
в простыню неровной литерой "ж"...
Ты поныне не знаешь, кто сидел за рядами гигантских клавиш
пишмашинки судеб... И ясно же -
все прошло. Не восполнишь, и не восславишь.
Все сменилось. Страны, века, города, места,
пленки встреч, расставаний, ночей, постелей...
Ты иной настолько, что эпителий
не проводит сигналов таких уже.
И громадное красное солнце зависло на вираже,
на закатном пейзаже Яффо... Какого черта...
От конвульсий памяти глухо трещит аорта,
и мальчишки, лениво плюхаясь в воду порта
загорелой ласточкой с пирса, с борта,
отражают бегущее время не хуже хронометров Фаберже...
Поэзия без рубрики | Просмотров: 800 | Автор: Мамай | Дата: 29/08/15 11:24 | Комментариев: 4

И вечерние тени в углах не легли пока
в доме, где ни прислуги, ни няньки, ни плоского потолка,
только ангельский сонм, часовые особенного полка
при отделе искусств небесной канчеляри́и ...
А ему тридцать семь, и он уже полубог,
по сравнению с ним природа - мазня, лубок.
Только вот Маргерита... Он видит ее лобок,
и его начинает трясти, как в приступе малярии...
При дворе тихо шепчутся... Выжил-де из ума,
он таскает ее за собою во все дома,
а она ничто из себя сама,
да тайком греховодит с учениками.
Он приводит ее даже в ризницу или в неф,
и священники смотрят, от злости окаменев,
только папа вечно сменяет на милость гнев,
потому что сердце даже в парче не камень.
Но в июльские ночи, когда затихает Рим,
только ангел все видит, безмолвен, да и незрим,
он давно насмотрелся на ветреных форнарин*,
но не может вмешаться, будучи подневолен.
Если блуд создает божественные холсты,
если мир, изумленно глядя на них, застыл,
провидению грешник любой постыл,
посему дом и гулок, и пуст, а маэстро болен...
На рассвете она вернется, как было уже не раз,
от расспросов уйдет, бросив пару ничтожных фраз...
И писать бы с нее мадонн, как он был горазд,
но в груди разгорается ревность... Одним движеньем
он пытается сдернуть с нее покров,
только поздно, он слишком уж нездоров...
И бесстрастный ангел вмиг оставляет кров,
возвращаясь к центральному персонажу "Преображенья"...

*La fornarina (ит.) булочница
Поэзия без рубрики | Просмотров: 902 | Автор: Мамай | Дата: 10/07/15 08:54 | Комментариев: 3

Бретт много лет не пьет, потому что возраст, сердце и диабет.
За девяносто уже. Слава Богу, что при ходьбе выручает палка
справа, а слева рука сиделки, добрейшего парня Пако...
Так вот они каждый день ковыляют к Дэвиду на обед.
После полудня у Дейва толпа, кавардак, запарка,
но в возрасте Бретта только привычки и составляют смысл
существования... Выйти, увидеть небо, деревья, солнце,
в тысячный раз говорить о том, как высаживались на мыс,
на Иводзиме, под артиллерийским огнем японцев...
Пако потягивает милкшейк и заглядывается на мисс,
по мексиканским меркам субтильных весьма пропорций,
мисс на прощанье качает бедром, исчезая в очереди у касс.
Мало что понимая в сбивчивой речи Бретта,
Пако вполуха выслушивает рассказ,
зная, что будет дальше... Про Джека и огнемет,
как разорвало осколком живот лейтенанту Райли,
горы убитых, дым, гарь и вонь... Что война не мед,
что самых лучших она забирает, вот только в рай ли...
"И ни черта ты не понимаешь, Пако..."
Но кто поймет?
Поэзия без рубрики | Просмотров: 948 | Автор: Мамай | Дата: 02/05/15 08:11 | Комментариев: 9

В пятницу Белль приходит на Хендерсон-Авеню,
открывает двери своим ключом,
прижимает к уху айфон плечом,
и едва не роняет пакеты и свертки, где все меню
из любимого ресторана Рика,
предвкушая его удивленное: "Ты смотри-ка...
Я к апрелю себя на тебе женю".
Белль, едва сбросив плащ, ищет в доме невидимую пыль,
начинает метаться по кухне и накрывать на стол,
проходя мимо зеркала, тычет в себя перстом,
мол, давай, не стесняйся, девочка, оттопырь,
что ли, зря с диетами исстрадалась?
В новостях говорят про рейс Цинциннати-Даллас.
Но она же не видит ни паники, ни толпы,
потому, что сегодня пятница, и прилетает Рик,
и она так соскучилась, и впереди два дня...
"Цинциннати-Даллас: смертельная западня.
"Прерываем трансляцию парусного спорта.
"Рейс 138 разбился среди холмов у аэропорта.
"Прямое включение с места крушения... Грейс..."
И еще прежде, чем Белль поймет, что это за рейс,
глубоко под грудью гранатой взорвется крик,
обжигая связки, вырвется, вознесется, запутается в антеннах,
вырвется и оттуда, до крови содрав края...
В доме напротив старушка ладони прижмет к вискам,
на две секунды Альцгеймер прикажет разжаться своим тискам,
чтобы она прошептала: "Вот так же кричала я
над телеграммой про то, что Билли погиб в Арденнах..."
Поэзия без рубрики | Просмотров: 1242 | Автор: Мамай | Дата: 22/04/15 17:26 | Комментариев: 9

Мы с тобой, дорогой field commander Cohen,
брали не города, но кварталы, провинциальные монпарнасы.
И какие-то птицы срывались с обшарпанных колоколен.
Мир был мал, но прекрасен, а иногда приколен.
В горизонт стрелой уходила насыпь,
по которой завтра был должен вернуться поезд.
У моста позапрошлого века плескались дети.
Цитадель длинноногой веснушчатой мисс Добродетель
постепенно сдавалась. Конечно, сперва по пояс,
а затем уж, как водится... О вендетте
городскому грезили все дембеля района.
Теми летними, жаркими, сказочными ночами
целый мир завертелся юлой на темном мужском начале,
будто бы на оси, воспетой во время оно
комсомолкой, спортсменкой, картинно не ведающей печали.
И сияли звезды сквозь дыры в крыше на сеновале,
как нигде, никогда, ни на чьих погонах.
Дорогой field commander, мы знали толк в самогонах,
а кукушки таинственно, вкрадчиво куковали
не бояться тарзанки и мотоциклетных гонок...
Вот теперь, через годы, когда день окатывает из ушата
не студеной колодезной... Кончилось, мол, отблисталось,
что ни делай, а верх постепенно берет усталость...
Остро хочется верить, мол, если была душа-то,
то она где-то в тех временах осталась.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 822 | Автор: Мамай | Дата: 19/04/15 23:11 | Комментариев: 2

Здесь не бывает ни дня, ни ночи. Зал ожидания.
Два белозубых пилота "Royal Jordanian"
флиртуют с кассиршей в сияющем мареве duty
free. Высокий блондин мыслями дома, в Юте,
расположился в углу, на полу, как адмирал в каюте.
Хасиды в шляпах. Эти, похоже, всегда в пути.
Время здесь исчисляется только минутами до посадки, и
бытия основы, без того шаткие,
растворяются, как в момент ослепления Цадкии...
Стройная девочка допивает у стойки латте.
Бармен не прочь бы принять поцелуй к оплате,
явно жалеет, что девочке точно пора идти...
Ритуал не был бы таковым, не повторись он снова.
Горбоносый профиль семьсот сорок седьмого.
В иллюминаторе уплывают, качнувшись, здания.
Вечный страх высоты. Что может быть первозданнее?
Сотни заложников человеческого создания
и неведомо как работающих систем
начинают полет, где другая реальность,
почти нематериальность,
экстерриториальность
на небесной меже этого света с тем.
Поэзия без рубрики | Просмотров: 902 | Автор: Мамай | Дата: 27/03/15 09:55 | Комментариев: 10
1-50 51-100 101-139